0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Я разделю твою боль » Отрывок из книги «Я разделю твою боль»

Отрывок из книги «Я разделю твою боль»

Автор: Железнова Алла

Исключительными правами на произведение «Я разделю твою боль» обладает автор — Железнова Алла . Copyright © Железнова Алла

Введение

Рикардо

- Вот дьявол! - ругнулся граф, спотыкаясь, наверное, уже в сотый раз.

Перед глазами окружающий пейзаж ещё час назад пустился в пляс, земля так и норовит уйти из-под ног, а окружающие запахи стали неразличимы. На душе пьяного дворянина было гадко, в груди будто застрял ком. Голова раскалывалась, не только от безостановочного потребления крепких напитков, но и от воспоминаний, терзавших её хозяина.

- «Рик, братишка, приди в себя! - голос младшей сестренки звучал, словно в тумане. - Ты пугаешь нас! Мама больше не в состоянии выносить все это! Вернись к жизни. Будь тем, каким мы тебя помним пять лет назад!

- Сара, оставь меня, - обронил я с трудом.

- Рикардо!

- Я сказал, вон! - рявкнул я, что было сил».

Только после того, как она со слезами скрылась за дверью, я понял, кем стал. Мне надо уехать, забиться в щель, где больше не смогу никому причинить вред. Ни слугам, ни крестьянам, ни матери с четырнадцатилетней сестренкой.

Что послужило причиной моей свирепости, нелюдимости и запоев? Наивная доверчивость. А ведь Сара говорила мне... Ей тогда было десять. Я не слушал.

Король сосватал мне свою племянницу, красавицу Лиону. Многим мужчинам она безумно нравилась, и мне в том числе. Её голос, словно трель диковинной птицы, очаровывал и затягивал в свой омут, она была добра и милосердна... Так мне казалось до того дня, как она предала мои чувства, те, что она распаляла во мне своей лживой заботой и вниманием. Все эти свидания, тайные поцелуи, открытые ухаживания... все было впустую. Ещё перед свадьбой Сара стала свидетелем её тайных отношений с графом Лоруа. В тот день она обещала отравить меня после свадьбы, чтобы урвать больший кусок наследства, оставив мою мать и сестренку ни с чем.

Я не поверил словам сестренки. Какой я был дурак, а она оказалась настоящей умницей. Обратилась к городскому целителю заранее и попросила противоядие. Местный лекарь не знал, какое именно ей пригодится, но, выслушав сбивчивую историю своей маленькой госпожи, дал пару наиболее вероятных.

Но они оба прогадали. Сара добавила в графин два зелья, которые вместе помогли не уйти мне за грань сразу. Все тот же целитель, медленно, неделю за неделей возвращал меня к жизни и поддержал Сару, когда явился король.

Перед глазами часто всплывает тот фужер, что протянула мне моя новообретенная супруга. Как он падает из моих рук, а я начинаю биться в болезненной судороге. Как деревенело все моё тело от невозможности двинуться с места.

Лиону казнили. Об этом мне поведал сам монарх, в то время как я лежал и не мог произнести ни слова.

«Прости меня, друг. Я так тебя подставил. Если б я знал... - вздохнул мой король и боевой товарищ. - Лиона осмелилась претендовать на статус моей фаворитки. Я был против. Я люблю Соэль, и она единственная моя Королева. Рядом с собой я не вижу никого больше, тем более родственницу. Я думал, Лиона остепенится, ведь она так хороша собой, и все в ней души не чают. Лучшей для нее парой, как мне казалось, был ты. Как же я ошибся. Прости, друг. Если сможешь».

Я простил, ведь это был и мой выбор. Выбор, приковавший меня к постели на год.

За свои тридцать два года я успел отслужить, поучаствовать в военной кампании, поддержать развитие отцовских владений, доставшихся мне в наследство, жениться, овдоветь, пробыть инвалидом и стать моральным уродом.

Отныне бутылка – моя единственная спутница жизни. Все заботы легли на мою мать, графиню Эвелину Стронгхарт.

И теперь, после очередной прогулки в кабак, я иду пешком, куда глаза глядят, послав кучера и лакея к черту. На улицах сыро, под сапогами хлюпают лужи, сентябрьский ветер пронизывал мой камзол, который с недавних пор висит на мне, как на вешалке. Я исхудал, аппетит посещает меня редко. Желание трезво мыслить тоже.

- Путник, - проскрежетал старческий голос совсем близко. - Подай, Бога ради, милостыню. Совсем оголодала. Осень настала, работы стало мало...

Я, не оборачиваясь на бабку, подбросил серебрушку в её сторону. Дряхлая рука ловко её перехватила, словно и не стара ее владелица вовсе, и скрылась в недрах пуховых платков.

- Господин жильё ищет? - спросила слишком бодро старушка, заставив меня в очередной раз споткнуться, на этот раз от удивления.

- Откуда знаешь? - спросил я её с подозрением, все так же смотря на танцующий пейзаж.

- Ведьма я, - честно созналась проходимка.

- Зачем мне решила открыться? - наконец я обернулся.

Среди поношенного тряпья и накинутого капюшона разглядеть собеседницу не представлялось возможным.

- Ты посмотри на себя, граф. В таком состоянии ты угрозы для меня не представляешь, - усмехнулась она. - Ну, так что на счёт жилья? Дорогу указать?

- Ведьмы добро даром не делают.

- Так я ж не даром. Милостыню получила и направление на старое поместье укажу. Вдова одна дешево за него берет. Пойдешь? - уточнила она с вызовом в голосе.

Я взвесил все "за" и решился пойти. Ведьма вроде как облегчённо вздохнула. Может, показалось? Видения часто посещают меня. Допился.

Тем поместьем оказался большой мрачный особняк на окраине моих владений, двухэтажный, довольно крепкий на вид и вполне пригодный для жилья. Много слухов о нем ходит, будто не одна семья в нем ужиться не может, так он и кочует из рук в руки.

- Будь как дома, - произнесла ведьма, что весь путь шла позади меня. - Плату с тебя хозяйка возьмёт, как срок придёт. Выздоравливай, граф. Ты нужен своей семье.

Я обернулся, чтобы уточнить пару вопросов, но старухи и след простыл.

- Чтоб тебя... - ругнулся я ей вслед, отворяя скрипучую калитку.

Нэйли

На мои глаза навернулись призрачные слёзы.

"У поместья будет новый хозяин! Неужели я снова смогу пообщаться с человеком, хоть один раз?! Одну ночь, прежде чем он бежит отсюда в страхе, как и все остальные... Вернее, только половину ночи".

Я смотрела на мрачного мужчину, вступившего во двор. Тёмные волосы слиплись и обвисли, фигура имела высокий рост и худое телосложение, костюм смотрелся великоватым и погоде не соответствовал.

"Ему что, нездоровится?" - следя за его неуверенной походкой, спросила я саму себя.

А больше и некого. Я Нэйли, единственный призрак этого поместья, что несколько столетий пленен здесь. Уже не простой, а сильный. В нашем мире чем старше призрак, тем больше ему подвластна магия, пронизывающая все пространство вокруг.

Мужчина вошёл через парадную дверь в гостиную и огляделся. Я продолжала изучать его, перемещаясь сквозь стены.

- Мрачно, пыльно, но существовать тут вполне можно, - вздохнул он устало.

Больше ни слова не говоря, он поднялся по широкой лестнице на второй этаж и стал дергать за ручки двери ближайших комнат.

"Он пьян, ему нужно выспаться", - осенила меня догадка.

Впереди со звонкими скрипом открылась дверь, привлекая внимание нового хозяина. Мужчина прошёл вперёд и недоуменно посмотрел на неё, после чего заглянул внутрь.

Эта спальня - место моей гибели. Вскоре хозяин узнает, что таит в себе дом. Осталось три дня. Как бы мне не хотелось пугать нового жильца, но это неизбежно.

Брюнет рухнул на незастеленную кровать в чем был и мгновенно уснул.

- Чудной какой-то, - приговорила я вслух, зависая с ним рядом, будто присела на край кровати.

Осмотрев мужчину, расположившегося в позе звезды на твёрдой перине, покачала головой.

- Нет, и этот не поможет мне. Пьёт давно, вряд ли снова станет нормальным человеком.

Своей способностью я подняла его осторожно в воздух. В один миг кровать застелила чистая простынь, из шкафа вылетела подушка и заняла место у изголовья, камзол, словно живой, переместился с хозяина на спинку стула у зеркального столика, ботинки заняли место на полу.

Как ещё задобрить хозяина перед тем, что его ждёт? Заботой, которой я в силах его обеспечить.

Часть 1

За ночь дом обрёл жилой вид: паутина и толстый слой пыли исчезли, витражи и люстры засияли чистотой, ковры стали чище и ярче, из кухни по всем комнатам разнеслись аппетитные запахи.

Мужчина пришёл в себя только к полудню, и день его начался со стонов от головной боли. Как только он открыл веки, стал осматриваться по сторонам в поисках "волшебного эликсира", который, весьма кстати, стоял на тумбе в графине, а рядом сиял начищенный хрустальный фужер.

Я думала, что хозяин, как и многие другие до этого, сразу приложится к бесценной красной жидкости, но он среагировал по-своему, очень меня удивив. Брюнет подскочил нервно на месте, лишь только заметил сосуд подле себя, и мощным махом снес его на пол.

- Что за черт! - воскликнул он, вскакивая с места. - Кто здесь?!

Мужчина забыл про похмелье и стал носиться по дому, поражаясь воцарившемуся порядку.

- Я знаю, что ты здесь! Выходи!

Я была ошеломлена и следовала за ним. Бедненький, это похоже на горячку. Хотя я бы тоже была поражена изменениями. Но чтобы настолько? Метания нового хозяина закончились в столовой, где его ждал горячий обед. Брови его взметнулись вверх от неожиданности, и он просто сел на крепкий стул во главе стола. Похоже, своей неуместной заботой я сделала только хуже.

Хозяин посидел ещё немного и протянул руку к горячему мясу. Я успокоилась и, если бы было возможным, вздохнула от облегчения. Мои магические способности в области кулинарии были оценены по достоинству. По-моему, я приготовила слишком мало, потому что брюнет вышел из-за стола и направился на кухню.

- Вы здесь? - спросил он уже более спокойно, но никого, само собой, не обнаружил.

Он наклонился к мини-бару, и меня посетила очередная догадка. Он ищет крепкий напиток. Пока хозяин не добрался до верхних шкафов, я начаровала в баре бутылку хорошего коньяка, который в своё время пил мой жених.

Каково же было удивление хозяина, когда он наткнулся на коньяк.

- Не может быть! Это розыгрыш! - воскликнул он, вчитываясь в этикетку. - Его не делают уже двести лет!

Упс! Ну, уже поздно что-либо менять. Брюнет подхватил стоящую там же рюмку и вернулся в столовую. Он дал коньяку подышать, прежде чем пригубил его со вкусом.

Я продолжала наблюдать за этим процессом с интересом. А что ещё делать трехсотлетнему приведению? За эти годы я повидала в своём доме всякое, но так мало, что хочется волком выть от тоски. А тут зрелый мужчина с недельной щетиной и "помятым" видом: под глазами круги, лицо отечно, в этом, полагаю, алкоголь виноват, тело худощавое, взгляд серо-голубых глаз пустой и отстраненный.

"Правильно он тогда сказал. Не живёт, а существует. Интересно, почему?" - дивилась я, расположившись лежа на столе напротив. Была бы я видима для его глаз, он бы сейчас лицезрел перед собой красавицу в полупрозрачном белом пеньюаре и длинной невесомой фате. Округлая грудь откровенно просматривается в нескромном вырезе, а её розовые вершинки чётко видны под невесомой тканью.

Во всем этом я встретила свою смерть, прямо в разгаре первой брачной ночи.

- Ведьма, твоих рук дело? - внезапно снова спросил брюнет, заставив меня удивиться.

Так вот в чем дело. Не сам он мой дом нашёл.

Мужчина поднялся и направился в свою комнату, видимо, в надежде снова забыться. Лишь только он вошёл в неё, в смежной стене сама отворилась другая дверь. Помедлив немного, хозяин заглянул и за неё, попав в ванную, с уже заполненной горячей водой ванной.

- Немыслимо, - произнёс он, поставив коньяк у входа и разоблачаясь.

Да, я немного подсматривала, любопытство - единственное моё развлечение. Я наблюдала, как мужчина смывал с себя душистую пену, напрягал упругие мускулы, чётко просматривающиеся под смуглой кожей. Самым интересным оказалось его лицо. После того, как щетина была безжалостно сбрита, оно стало более привлекательным и будто помолодело.

- Что же заставило столь симпатичного мужчину в дорогих одеждах так заливаться алкоголем? - задала я вопрос сама себе.

Скорей бы уже девятнадцатое число, и в то же время лучше бы оно никогда не наступало.

- Три дня... - проронила я с горечью вслух.

Мужчина покинул ванную и вернулся в комнату, где уже не было следов разбитого графина.

- Либо я свихнулся, - принялся рассуждать он вслух, - либо дом обитаем. Вот только ведьма говорила что-то про хозяйку. Вряд ли она сама тут управляется. Может, призрак? Я прав? - спросил он пространство перед собой.

Моя аура пошла рябью от надежды, что, может, я смогу наладить с ним контакт чуть раньше? Но не испугается ли он? Была не была! Рискну.

Балдахин кровати взметнулся в сторону перед брюнетом в приглашающем жесте.

- Вот дьявол! Я точно с ума сошёл! - шарахнулся было в сторону брюнет.

Я отпустила ткань, возвращая её на место. Это была плохая идея. Теперь мне придётся ждать нового хозяина. Я печально переместилась к окну.

- Ну, раз у меня появился молчаливый собеседник, это даже к лучшему, - я недоуменно обернулась. - Здесь я смогу высказываться, ругаться, срывать зло, не причинив тебе вреда, - это он мне сейчас сказал? - Да, и ты мне вряд ли перечить будешь. Даже если ты плод моего воображения.

Чтобы развеять его сомнения, я вновь приглашающе раздвинула полы балдахина. Мужчина подхватил бутылку и разместился по центру кровати.

- И как мы будем общаться? - спросил он, отпивая из горла.

Я магией отвинтила от шкафа округлую ручку и стукнула ею сначала по тумбе один раз, затем два.

- А это мысль. Один раз - да, два - нет. Так? - воодушевился он.

Я улыбнулась, обрадованная новой забавой и стукнула один раз.

- Познакомимся? Я граф Рикардо Стронгхарт.

Вот тут я утеряла контроль над своей магией и деревянная ручка с грохотом приземлилась на пол. Граф? Стронгхарт? Этот род ещё владеет этими землями?

- Как я понял, я тебя поразил. Что, не ожидала увидеть графа в таком состоянии?

Я снова подняла ручку и тихо стукнула один раз.

- Ты, кстати, и есть хозяйка, о которой говорила ведьма?

Стук повторился.

- Очень интересно, - произнёс Рикардо задумчиво. - Неужели никто из предыдущих жильцов не приводил в твой дом представителей церкви?

Я снова стукнула один раз.

- И, как я вижу, безуспешно.

Я отвечать не стала. Горечь вновь посетила меня, и, видимо, граф это понял.

- Не ставь никогда графин с фужером на тумбу, хорошо? - попросил он меня. - С этим у меня связаны не лучшие воспоминания.

Я стукнула снова.

- Я точно болен! Говорю один, в пустом доме...

Я поспешно стукнула два раза.

"Только не вздумай снова молчать! Я уже обрадовалась!" - возмутилась я мысленно.

- Как мне звать тебя? Не призраком же? И хозяйкой тоже, теперь я тут хозяин, - заявил он твёрдо, чем меня лично только позабавил.

Я выбила ручкой целую трель по тумбе, которую безошибочно можно было расценить, как мой смех.

- Что веселишься? Я на полном серьезе об этом заявляю, - сделал он очередной глоток из горлышка бутылки.

- Эх, посмотрю я на тебя через три дня. Пятками засверкаешь только так, и поминай, как звали, - проговорила я вслух, зная, что он меня не услышит.

- Давай определимся с твоим возрастом. Хочу чётко представлять, с кем разделяю своё сумасшествие. Ты пожилая женщина? Ведьма упомянула, что хозяйка вдова.

Ответом ему было два коротких стука. Меня начала забавлять эта игра в угадайку.

- Девушка?

"Стук!"

Граф снова отпил. Это не очень хорошо! Так он допьется, уснет, а завтра и не вспомнит о нашем маленьком развлечении.

- Теперь я смело могу выбрать тебе имя, - его глаза хитро прищурились, смотря на стену перед собой.

- Ну-ну, давай! Спорю, что моё уникальное имя уже нигде не встречается, - хмыкнула я.

- Детка! - выдал он твёрдо.

Мои брови взметнулись вверх в изумлении, смущении и возмущении. Деревянное средство связи полетело ему прямо в лоб, оставив внушительную ссадину. Граф зашипел, схватившись за полученное увечье.

- Вот чёрт! - воскликнул он от неожиданности. - А ты с характером. Ещё одна калечит. Что же вы, женщины, за исчадия? - последнее он произнёс как-то слишком уж серьёзно.

Я заволновалась и поднесла ему платок из комода, который он принял без страха.

- Ладно, ты прощена, - капнул он немного спиртного на платок и приложил к царапине. - Но от нового имени тебе не отвертеться.

Я лишь головой покачала, чего он, само собой, не увидел. Теперь-то он точно не забудет наше знакомство.

Рикардо снова потянулся к бутылке, но я её перехватила магией, создавая ему препятствие. Граф мой порыв помощи не оценил.

- Детка, если мы собираемся подружиться, то нам надо рассмотреть некоторые нюансы. Хозяин теперь тут я, и не смей указывать мне или мешать делать то, что считаю необходимым! - его голос стал жёстким и не подразумевал и намека на возникшую было веселость. - Я сюда не от счастливой жизни переехал, а от постоянного контроля и нытья над ухом.

Хотела я ему сказать, что графу себя так вести не пристало, но, увы, не могу. Ничего. Через три дня я смогу сказать ему многое, прежде чем... Он в ужасе покинет мой дом.

Я поднялась, переложила силой ручку от шкафа на тумбу и направилась к выходу, не желая больше раздражать хозяина.

- Детка, погоди, - окликнул он меня, обернувшись в сторону двери, хотя я намеревалась пройти сквозь стену. - Не уходи.

Я зависла на месте, ожидая его следующей реплики.

- Побудь со мной ещё немного.

Его рука развязала узел на чистой рубашке, открывая грудь, покрытую волнистыми волосками, и принялась растирать её, будто прогоняя холод, засевший внутри. Была бы я из плоти и крови, на меня бы это произвело большее впечатление. И все же я повелась. Я стукнула один раз, соглашаясь с его просьбой.

- Расскажи, как ты выглядишь? - приложился он к опустевшей на две третьи бутылке.

Честно говоря, вопрос меня привёл в замешательство. Разве ему это так важно?

- Давай поиграем. Я называю часть твоего тела, а ты на окружающих предметах изобрази хоть что-то, что могло бы дать мне подсказку. Как ты это будешь делать, думай сама.

Я посмеялась, но стукнула, согласившись на это.

- Итак, волосы, - удобно подтянулся он к спинке кровати, чтобы захватить в поле зрения всю комнату.

Я постучала по темно-коричневому шкафу.

- Каштановые?

"Стук".

- А длина? – похоже, игра захватила его, в глазах блеснул озорной огонек.

Я поднесла деревяшку к его руке и провела от кисти до середины плеча.

- Волнистые? - уточнил он, не сводя взгляда с моего указателя.

Я стукнула один раз о спинку кровати.

- И глаза карие?

Я подтвердила его догадку, улыбаясь. В то же время я пристроилась рядом, зависнув над простыней в позе лотоса.

- Попробуй показать свою талию и рост, - попросил брюнет после маленького глотка.

- Какие, однако, мы храбрые, когда пьяны и не видим собеседницу, - произнесла я с усмешкой.

Полог кровати собрался в гармошку, той шириной, которая соответствовала моей талии, а деревянный указатель переместился на столбик и завис примерно в ста семидесяти сантиметрах от пола.

Рикардо оценил мои ответы, закусив нижнюю губу, и чуть погодя ответил:

- Вот бы увидеть тебя, - он машинально поправил штаны за ремень, невольно притягивая мой взгляд.

То, что я увидела, очень меня поразило. Похоже, кто-то давно не утопал в женских объятиях. Дверная ручка упала на кровать, снова упущенная мной. Граф опять приложился к бутылке, на этот раз допивая все и разбивая ее о стену напротив. Он вскочил с постели и стал метаться из стороны в сторону. Я так и сидела с открытым ртом, следя за его пылающими эмоциями, сменяющими одна другую. Точно, белая горячка.

На меня накатила тоска и сочувствие. Поднявшаяся было надежда быстро угасла. Теперь она так и будет то вспыхивать, то затухать, как и его одержимость.

Помня предыдущее его недовольство, я просто сидела молча, не выказывая признаков своего присутствия. Рикардо остановился, взъерошил длинные волосы и сел на кровать, оперевшись локтями на бедра и обхватив руками лицо.

Я подобралась ближе. Как мне хотелось коснуться плеча хозяина в успокаивающем и родном жесте. Но этому мужчине не требовалось сочувствие.

- Почти пять лет назад я стал инвалидом, - внезапно заговорил он.

Я переместила деревянную рукоятку на тумбу перед ним, показывая, что рядом и слушаю его.

- Я женился на возлюбленной, которая протянула мне фужер с редким ядом. Если бы не моя младшая сестра, я бы тоже был неприкаянным привидением, - в его голосе слышалось все больше боли. - Меня парализовало. Я лежал и молчал целый год, испытывая дикую боль. Постепенно ко мне вернулась способность говорить, благодаря рукам целителя. Но... когда я нуждался в помощи, я молчал. Терпел и никого не звал. Я был так зол на весь мир, и гордость не позволяла мне позвать сестру или слугу на помощь, когда испытывал нужду, или немело тело. Меньше всего я хотел выглядеть жалким, каким меня видели все домочадцы. Как только я смог двигаться, я сорвался. Не знаю, почему я стал настолько жесток, поднимал руку на слуг, кричал на сестру. Но, думаю, так я пытался самоутвердиться. И вчера я понял, что должен покинуть дом и не заставлять страдать окружающих, мать и сестренку. Особенно сестренку, что спасла мне жизнь.

Я заметила, как он вздохнул с облегчением, словно скинул тяжелый груз. Приняв решение, я двинулась с места.

Я постучала несколько раз по тумбе, привлекая его внимание, и стала указывать направление, выводя хозяина из комнаты.

- Куда мы идем? - спросил он, поднимаясь.

Я бы ответила, если бы могла. За окном начало смеркаться, но в коридорах еще было светло. Рикардо неуверенной походкой следовал за моими сигналами и деревянной ручкой шкафа. Мы зашли в одну из комнат на первом этаже. Это оказался покрытый пылью кабинет, в котором на стене висел портрет молодого, безумно привлекательного мужчины. Даже красивее, чем сам граф. Его широкие плечи занимали всю ширину холста, выражение лица отражало довольство жизнью.

- Кто это? Твой супруг? - присмотрелся к нему Рикардо.

Я тихо стукнула один раз, подтверждая его догадку.

- Что с ним стало?

Сначала было бы правильнее спросить, что со мной стало, но на этот вопрос я отвечу позже. Ящик письменного стола отворился, и из его недр были извлечены обрывки плакатов и свидетельства о смерти. На обрывках граф вычитал, что смерть барона наступила вскоре после гибели молодой супруги. Сгубило его беспробудное пьянство. А вот о причинах смерти молодой баронессы не было ни слова. Зато глаза Рикардо округлились при виде дат наших с супругом смертей.

- Триста пятьдесят лет! - воскликнул он вслух. - Весьма большой срок. Неужели ты как и не нашла выхода?

- Найти-то нашла, да только вот сказать об этом не имею права, - произнесла я вслух, оставив графа без ответа.

Брюнет положил бумаги на место, осмотрел кабинет и пошел на выход, держась за стенку. Коньяк затопил его разум, тело стало неуправляемым. Потому он справил нужду и вернулся в комнату.

Уже развалившись на кровати лицом вниз, он вдруг обратился:

- Детка? Ты еще здесь?

"Стук".

- Ты ведь не исчезнешь? - его вопрос меня порадовал и в то же время немного удивил. - Только сейчас я понял, что не хочу оставаться один. И никогда не хотел. Но так было необходимо.

Я еще раз стукнула, вызвав его улыбку перед тем, как он провалился в объятия глубокого сна. Сама я тоже лучилась счастьем, и каким бы сумасшедшим он ни был, теперь он мой единственный друг... По крайней мере, пока.

Часть 2

В доме снова царил порядок. Кухня заполнила его свежими ароматными запахами.

"Графу пора бы проснуться", - подумала я, устало вздохнув.

Да, я устала. Готовить оладьи было действительно сложно для меня. Я могла бы их начаровать, но вкус был бы уже не тот. Не такой естественный. А потому я просто наколдовала ингредиенты и испекла их сама, истощив приличный магический резерв. Ничего, уже совсем скоро я смогу выспаться и набраться новых сил.

Снимая со сковороды последние оладушки, я услышала поспешные и довольно бодрые шаги хозяина. Их скорость заставила меня замереть в ожидании.

"Он через ступеньки перескакивает что ли? Случилось что?"

В проеме возник взволнованный граф, лохматый, заспанный, но в то же время глаза его были широко распахнуты, грудь ходила ходуном, в руках он сжимал вчерашнюю деревянную ручку от шкафа, которую я оставила на тумбе. Похоже, он сильно обеспокоен чем-то.

- Детка, - позвал он тихо и обреченно. - Ты здесь?

Я забрала у него деревянное средство связи и стукнула по столу. Рикардо мощно выдохнул, потер лицо руками и приземлился на ближайший стул.

- Черт, я думал, что снова сойду с ума. Что вчера мне все привиделось, и ты оказалась сном.

Я самодовольно улыбнулась и подняла тарелки в воздух, направляя их в столовую.

- Что ты приготовила? - оживился он, пройдя следом.

Я его остановила, захлопнув перед ним дверь.

- Не понял, - обернулся он.

В мойке заплескалась вода, призывая мужчину умыться.

- Я, по-моему, уже говорил, что не потерплю указаний и нравоучений! - рыкнул он сурово.

Но дверь я не отворила, настаивая на своем.

- Упрямая? - спросил граф, натягивая зловещую ухмылку. - Что ж, тем интереснее.

Он подошел к мойке, набрал воды в чашку, привел себя в порядок и... Вылил воду на пол!!!

- Кооозел! - растянула я раздраженно, после того как первый шок прошел.

Этот нахал еще и скрестил руки на груди, по-хамски ухмыляясь.

- Я! Тут! Хозяин! - четко выговорил он каждое слово.

Внезапно вся вода, вплоть до последней капли, резко поднялась в воздух и обрушилась на брюнета, вымачивая его насквозь.

- Мокрый хозяин! - фыркнула я.

- Мать твою! - ругнулся он, совсем не по-джентельменски, вызвав мое хихиканье, что я ему и показала, выбив целую трель деревяшкой. - Вот так я и буду завтракать.

Граф прошел сквозь меня, вздрогнув на мгновение, и замер, так и не дойдя до двери.

- Это то, что я думаю? Я прошел сквозь тебя? - обернулся мокрый брюнет, ища меня глазами.

"Стук".

Его рука вытянулась вперед, пройдя сквозь мою грудь. Судя по мурашкам на коже, он что-то почувствовал.

- Покалывает, не сильно, но ощутимо. Словно снял пуховую мантию.

Граф опустил руку, тряхнул головой, разбрызгивая прохладные капли, и вышел в столовую. Он сел прямо на мягкую обивку стула, которая тут же напиталась водой. Я лишь нервно накрутила на палец свой локон, но не среагировала. Он только этого и ждет. Хотя...

Перед хозяином появилась чашка, которую я стала наполнять горячей водой из чайника. Одно неловкое движение, и жидкость из носика плюхнула аккурат меж ног вовремя отскочившего вместе со стулом графа. Вот досада. Ай-яй-яй!

- Я знал! - заявил он победным тоном. - Мы есть сегодня будем?

Добавив заварку и пододвинув тарелку, я снова разместилась напротив, только на стуле и чуть в стороне. Рикардо уплетал завтрак со зверским аппетитом. Оно и понятно. Ведь ел он вчера один раз. И почему мне так нравится за ним в это время наблюдать?

- Вкусно! Думаю, твой супруг был очень доволен твоими кулинарными навыками.

Опять он о прошлом. Оно ему надо? Что ж, ответим положительно. Граф немного нахмурился, чем разжег мое любопытство.

- Стройна, воспитана, с характером, чувством юмора, с потрясающими успехами в готовке. Кажется, я завидую, - буркнул хозяин.

- Завидовать-то нечему, не успела я пожить в браке, - произнесла я с горечью вслух.

- Видимо, одному мне так не повезло.

- Хватит уже жалеть себя! - вспылила я, стукнув деревяшкой ему по вчерашней ссадине. - Мне тоже было нелегко, и ты скоро можешь оценить, насколько!

Жаль, что он меня не услышал, но, кажется, многое понял, особенно после того, как я отбросила округлую ручку куда-то в сторону.

- Детка, постой! Вернись!

- Нет уж. Ты верно заметил! Я с характером.

Пока граф сходил с ума в очередной раз в столовой, я поднялась в комнату и приготовила ему сухие вещи. Перестелила постель, убирая пропитанный запахом спиртного комплект, заменив его на новый, и удобно расположилась на краю кровати.

- Нэйли, я обидел тебя? - зашел Рикардо в комнату, оценив наведенный порядок.

Звучание моего имени из его уст заставило меня вздрогнуть. Откуда... Ах, да! Свидетельство о смерти. Надо же, не стерлись еще чернила. Граф положил деревянную ручку на тумбу и принялся вытираться приготовленным полотенцем.

Вот же... Надо ее заменить на что-либо подходящее и прикрутить на место. Само собой, то, что он ее притащил с собой, не могло меня не обрадовать. Он хотел со мной общаться, и ради такого случая дуться я долго не буду.

Что он делает? Это издевательство! Если он думает, что у призраков совсем нет чувств, то он ошибается! Хотя, смотря на то, как он эротично снимает с себя вещь за вещью, растирая кожу полотенцем, повернувшись лицом к кровати, он так не думает. Он знает! Ведь за это утро я уже выказала столько эмоций!

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям