0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 2. 400 страниц моих надежд (эл. книга) » Отрывок из книги «400 страниц моих надежд (# 2)»

Отрывок из книги «400 страниц моих надежд (# 2)»

Автор: Андреева Марина

Исключительными правами на произведение «400 страниц моих надежд (# 2)» обладает автор — Андреева Марина . Copyright © Андреева Марина

Глава 2

 ДОЛГОЖДАННОЕ ЯВЛЕНИЕ

 

Уже минуло полтора месяца с той поры, как я вернулась в свой родной мир — на Землю, где все мои похождения чудесным образом оказались кропотливо запротоколированы в вордовский файл, который вместе с невесть откуда взявшимся синопсисом и аннотацией уже были отправлены в издательство. Все это добро оказалось уже рассмотрено и утверждено, а меня ждали для подписания договора.

За то время, что я здесь, на Земле, роман был издан, тираж в рекордные сроки распродан, и готовилось к выходу второе издание. Читатели и издательство требовали продолжения, а я… Я, замусолив едва ли не до дыр первую книгу, никак не могла выжать из себя ни строчки для второй. Неписец напал просто зверский. Что бы я ни пыталась придумать, все было не то и не так. Слишком родными стали для меня герои, рука не поднималась ввести против них какую-нибудь пакость в сюжетной линии, а настрочить сладкую патоку любовных восторгов вопреки обыкновению удавалось с легкостью. Вот только после первой же попытки перечитать эти розовые сопли я, с трудом сдерживая рвотный позыв, удалила всю эту чушь вместе с файлом.

И лишь изредка мне снились те самые сны о моем романе. Но теперь я была не главной героиней, а зрительницей. И до чего же больно было видеть, как не заметивший моего исчезновения Поль буквально боготворит ее, как обнимает, целует… Она ведь не я. Да, тело то же, но… Поль должен был почувствовать — что-то не так! Я здесь, а он там, и она рядом с ним. Это сводит с ума, но мне не остается ничего иного, кроме как записывать те редкие ночные видения, свидетельницей которых становилась. Так, сквозь муки ревности, и рождались новые главы. Медленно и мучительно. Шесть недель на Земле. Шесть глав в новой книге. И самое обидное, ничего существенного там не произошло. Встретились, помиловались, в магии вместе потренировались, а после ужина отправились в академию с помощью свитка группового переноса в пространстве. Там для видимости поцапались на виду у всех, чтобы позднее, когда героиня подаст заявление на отчисление, сомнений не возникло в том, что же именно послужило причиной такого поступка, ведь цена его — лишение магии.

Видимо Муз после случившегося отвернулся от меня. Хотя почему — видимо? Так он и поступил. Ведь сколько я не звала его, ответом мне неизменно служила тишина.

В общем, печаль сплошная. Еще и мама нет-нет да заговаривает о том, что реальная жизнь протекает мимо, что пора бы уже если и не семьей, то хотя бы ребенком обзавестись. Приемным. Потому как своих иметь я не могу.

А может, всему виной то, что теперь я не нахожу себе места в этом некогда таком родном мире, куда так стремилась вернуться? Пускай мне все чаще казалось, что все мои воспоминания не более чем фантазии, но сердце же разрывается! И причина моих терзаний банальна — любовь, будь она неладна! Да, я должна была создать соответствующие условия для героини. Но очутившись в ее теле, слишком вжилась в образ. И это было бы полбеды, но недавно, меня смутил тот факт, что не приходят женские дни. Нет, я и мысли не допускала о беременности, думала это нервное, гормональный сбой. Пошла сегодня утром к врачу, и… попала в кабинет УЗИ.

Возвращалась в кабинет участкового гинеколога с глупой улыбкой на лице, а тот, просматривая мою карточку, как-то так безразлично, даже не глядя в мою сторону, спросил:

— ЭКО делали?

— Нет, — отвечаю.

— Оставлять будете?

Как я врача не придушила после этих слов, не знаю.

Да, это шок, конечно, но я не могла и мысли допустить об аборте. Во-первых, моя личная жизнь до этого потому и не складывалась, что из-за полной непроходимости маточных труб не могла забеременеть, и вот свершилось чудо, а этот гад говорит такое! Как язык-то поворачивается? Врач же, должен понимать, что для женщин материнство — это святое. Ну, может не для всех. Некоторые, как и я когда-то, до поры до времени к этому просто-напросто еще не готовы, вот только потом зачастую оказывается уже поздно. Да и как можно убить то, что ты заведомо любишь, ведь это доказательство реальности происшедшего с тобой, частичка любимого человека.

Выходила из женской консультации, словно пыльным мешком из-за угла пришибленная. Домой пришла, плюхнулась на кровать, и лежу, улыбаясь от уха до уха, как полоумная. Тошик прибежал, давай ко мне ластиться, мурлыкать, он всегда ощущал мое настроение, как и оставшийся там, на Рестанге, леросс по имени Ворон, иногда принимавший облик моего земного котофея. Вскоре из магазина вернулась мама, и застав эту идиллическую картину, едва сумки не выронила, почуяв неладное.

— Я что-то пропустила? — спросила она.

А мне все никак улыбку с лица не стереть. Так и выдала правду-матку:

— Ты станешь бабушкой!

Вот за что особенно люблю свою мамку, так это за тактичность. Никаких тебе вопросов «а кто отец? Когда успела?». Она просто опустила сумки на кресло возле двери, подошла ко мне, осторожно, будто боясь потревожить, села на край дивана. Взяла мою ладонь в руку, и слегка пожав, произнесла:

— Вырастим. Ты, главное, ни о чем не волнуйся.

А я и не волновалась. Я была безмерно счастлива. Хотя… что уж юлить? Да, сейчас сильнее, чем когда-либо, хотелось вернуться назад, к Полю. Взглянуть в его глаза. Убедиться, что все еще любит. Меня! Не ее! Ощутить его ласковые прикосновения к своему телу.

Вздохнула.

Мама с тревогой взглянула на меня, и лишь головой покачала, так ничего и не сказав. Люблю ее. Вот она, моя главная дилемма: если Муз отзовется и согласится вернуть меня на Рестанг, как я там буду жить без нее? И тут мне плохо без мужа. Хоть разорвись. Не зря говорят, что в каждой бочке меда есть ложка дегтя.

Несколько дней я витала в облаках. И меня совершенно не нервировали послания в соцсетях и письма от жаждущих продолжения читателей. Даже звонок из издательства с требованием в определенные сроки написать второй том цикла тоже не смог испортить мне настроения. А потом… Я решила, что у меня галлюцинация, когда в голове раздался столь долгожданный голос Муза:

«А знаешь, было забавно наблюдать за твоими трепыханиями!»

Гад он все-таки, но я даже мысль об этом отогнала, а то не дай бог услышит, обидится. Я молчала. Ждала, что он еще скажет.

«Подумал я тут и решил дать тебе второй шанс. Сюжет не завершился, драконы ущемлены, героиня, в страхе перед разоблачением, как неприкаянная болтается по академии. С тобой веселее было. Так что возвращайся».

У меня аж сердце удар пропустило от этих слов. И тут же болезненно сжалось.

«А как же мама?»

«Я тебя туда с концами и не отправляю. Хватит, и так уже драконы с магическими способностями теперь на Земле появятся. Мне, между прочим, за это влетело по самое не балуйся. Опять же, убили бы тебя там, и что мне потом делать? Не-е-ет, тело твое будет оставаться тут, а сознание — переноситься туда. Но только во время сна! Удачи!»

Как я не заверещала от радости на всю квартиру? Не знаю. Плюхнулась тут же на кровать, зажмурилась, желая поскорее заснуть. Да где там! Мозг  взбудоражен, дыхание от волнения сбивается. Разве можно в таком состоянии уснуть? И ведь ночь на дворе, а сна, как назло, ни в одном глазу.

Так и провертелась почти до утра, и наконец-то провалилась в мир столь долгожданных грез…

 

 

Глава 3 

ВОЗВРАЩЕНИЕ

 

Первым слуха коснулся голос магистра Дарлетты дел Навитор, что-то увлеченно вещающей студентам. Затем в сознание ворвались и прочие звуки: весенняя капель за окном, скрип перьев, шуршание бумаг, чьи-то перешептывания. Следом проявились картинки и запахи…

Передо мной раскрытая тетрадь, исписанная мелким аккуратным почерком, ручка в пальцах… И тут же я едва не физически ощутила присутствие Поля. Так захотелось броситься к нему на грудь, или хотя бы прижаться к плечу! Едва сдержалась. Всем своим существом при этом желая его коснуться. Убедиться, что все это правда, и он тут, рядом. Осторожно, стараясь не привлекать излишнего внимания окружающих, потянулась к его руке. Муж, ощутив прикосновение, на мгновение взял мою ладонь в свою и тихонечко сжал, но тут же, словно обжегшись, отдернул руку.

Это невинное действие заставило мое сердце на миг замереть, а потом застучать с удвоенной силой. Бог мой, как же я ждала этого мгновения! Но что с ним? Почему такая странная реакция?

Остаток занятия прошел будто в бреду. Мои глаза так и тянулись к Полю, но надо было создавать видимость, что я слушаю педагога. Мелодия звонка пролилась сладчайшим бальзамом на мою измученную душу. Все тут же засобирались, и Поль исключением не был. Как я поняла из обрывков разговоров, подошло время обеда. Вот только мне было не до еды. Тело рвалось к любимому, но тот будто и не замечал ничего, и от этого становилось обидно. Да, понимаю, это я по нему скучала долгих полтора месяца, а рядом с ним была моя героиня, но… Почему он не чувствует разницы? Ведь это же я!

Тем временем муж, не оглядываясь, направился к выходу из аудитории. За ним поспешила Сеймона, тянущая за собой какую-то поникшую Кайру.

— Не расстраивайся, все наладится, — произнес рядом Леон, и я с благодарностью взглянула на друга. — Не стоит принимать поспешных решений, у нас еще больше четырех лет. Что-нибудь придумаем.

Конечно же, он понятия не имел, что у нас даже месяца лишнего нет, потому и не понимал, с чего это мы столь агрессивно грыземся с Полем из-за предстоящей необходимости родить кому-то первенца. Зато я теперь осознала, что означала реакция мужа. Да, это я соскучилась и хотела побыть рядом, а он придерживался заданной линии поведения, в соответствии с которой я рано или поздно должна была явиться к ректору и попросить отчислить меня из академии. Но как же трудно мне было подыгрывать! Да и мысль о том, что впереди опять разлука, тоже душу не грела.

На улице было довольно тепло и безветренно, с крыш капало, на газонах подтаивал снег, образуя искрящиеся в солнечных лучах лужицы. Вот только на душе было отнюдь не солнечно. Надо же такому случиться, так рвалась сюда, так жаждала встречи…

Леон распахнул передо мною дверь в столовую. Очутившись в жарком помещении, пропитанном запахами кухни, ощутила уже почти позабытую тошноту, и шарахнулось было к выходу, поскорее на свежий воздух, но… Замерла словно вкопанная. И тут же заметивший, что происходит, Леон ухватил меня за локоток, поворачивая к двери, и буквально выволок на улицу.

— Что это было? — воззрилась я на друга, понимая, что он очевидно уже не в первый раз стал свидетелем подобной сцены, но тот лишь глаза в сторону отвел.

Вот ко многому я была готова, но не к такому! Не было этого в моих снах. Неужели Муз щадил меня? Что же делать? Как вообще жить дальше? Сердце обливалось кровью, хотелось бежать прочь, и в тоже время ворваться внутрь столовой и устроить скандал. Потому что там, в очереди, возле линии раздачи стоял Поль… И все бы ничего, если бы он не обнимал за талию какую-то девицу со старшего курса.

— Может, ну его, этот обед? — наигранно бодро произнес Леон. — Пройдемся, прогуляемся…

— Нет, ты мне объясни, что вот это! — Я указала рукой на двери столовой. — Что это было?

— Не знаю, — вновь отводя взгляд, вздохнул товарищ. — Сам удивляюсь.

Меня буквально разрывало изнутри. Какой же слепой дурой я была! Рвалась, ночей не спала, перечитывая историю моего прошлого пребывания тут. Представляла, как когда-нибудь увижусь с Полем, как сама сообщу о беременности. Ведь этот момент я пропустила, а так хотелось увидеть его реакцию. Да, это уже не новость, но все равно… А теперь все мое существо заполнила корежащая тело боль и горечь. Хотелось исчезнуть раз и навсегда. Забыть про Рестанг, про неверного мужа. И тут мелькнул слабый огонек надежды. Может, мне все это привиделось? Обернулась, бросая взгляд в окно, и ощутила, как на глаза наворачиваются слезы. Как раз в этот миг Поль подошел к одному из столиков, поставил… Нет, не свой, а их поднос, и помог этой блондинке усесться. Все мои надежды разлетелись, как карточный домик под порывом ветра, и я побежала…

Куда? Зачем? Не знаю. Голова кружилась. Все расплывалось перед глазами. А в груди полыхал огонь ненависти. За все. За поруганные надежды, чувства, мечты… Кажется, мне вслед что-то кричал Леон.

Как очутилась в кабинете ректора, тоже не помню. Ноги сами привели меня сюда.

Миор Рантеон дел Шантуа восседал за столом и, приподняв седые кустистые брови, молча взирал на меня.

— Дел Ларго? — только и произнес он, а я не сдержалась и разрыдалась в голос.

Сквозь всхлипы едва расслышала, как скрипнуло, отодвигаясь со своего места, кресло. Потом чьи-то на удивление ласковые руки погладили меня по плечам, слегка приобняли... Но как же больно на душе! Мерзко. Противно. Там будто скопище жаб собралось, а вокруг них, словно змея, обвилась холодными кольцами неизведанная доныне лютая ненависть.

Ректор что-то говорил, кажется, пытался успокоить. Я слышала голос, различала слова, но их смысл от меня ускользал.

— Отчислите меня, — с трудом проговорила я.

Ректор что-то говорил, в голосе звучали тревожные нотки. Потом он, кажется, пытался меня вразумить, судя по интонациям. Но я так и оставалась глуха к доводам рассудка. Да и какая разница, что он мне скажет? Все уже решено. Меньше всего я хотела оставаться тут и смотреть, как Поль увивается за этой блондинистой шваброй. Уеду… Куда? Да хоть бы и в драконье. Поль все равно останется здесь, буду надеяться, что у него не хватит ума притащить туда эту блонди на летние каникулы.

И тут я заметила, что в кабинете царит тишина. Ректор, что, ушел? Прислушалась. Нет же, слышно его дыхание. Он тут, и довольно близко.

— Камилла, вы уверены, что не пожалеете о своем решении? — произнес дел Шантуа, и на этот раз я вполне отчетливо разобрала слова. — У вас заберут магию, и обратного пути уже не будет. Ваш муж… Мужчины… Им не свойственна верность. Стоит ли из-за этого ломать свою жизнь? Ведь будучи магом, вы можете расторгнуть брак, что для обычной женщины недоступно. Подумайте.

На миг я даже задумалась над его словами. Возможность развода поразила и окрылила, но тут же вспомнилось, что в академии постоянно придется видеться с бывшим мужем, и к тому же я ношу под сердцем ребенка. Малыш-то не виновен в том, что у него такой отец. А останься я магом, рано или поздно станет известно о беременности. Что тогда будет? Ответ однозначен: ее прервут. Хочу ли я этого? Однозначно нет.

— Отчислите меня, — каким-то чужим, хриплым голосом снова попросила я. — Лишите магии, и я уеду.

— Вы навечно останетесь рядом с ним. Уверены, что вам именно это нужно?

— Главное, что сейчас я не буду его видеть.

— Ну как знаете. — Ректор тяжело вздохнул. — Видит бог, я старался докричаться до вашего разума. Вот, подписывайте.

Я протерла воспалившиеся от слез глаза, и встав с диванчика, неверной походкой направилась к ректорскому столу, где лежала вожделенная бумажка, открывающая мне путь на волю. Пусть временную, но это все же лучше, чем быть тут…

— Посидите пока, — кивнул, указывая на кресло, ректор.

Посидеть? Посижу. Мне не трудно.

Спустя каких-то десять минут после подписания заявления двери кабинета резко распахнулись, и на пороге, сверкая гневно очами, появился Вартиен дел Корен собственной персоной.

— Это правда? — переводя взгляд с ректора на меня и обратно, вопросил он.

— Да, — пожал плечами ректор. — Забирайте!

При виде главы эрензийского Совета магов мое сердце пропустило удар, и я, сделав несколько шагов назад, жалобно проблеяла:

— Куда? Зачем?

— Не куда, а что! — припечатал главмаг, который в этот момент явно был в ярости.

А в следующий миг мне стало холодно. Настолько, что кожу начало жечь, зубы застучали и кости заныли. Ощущение было такое, будто я раздетая стою на пронизывающем ледяном ветру не один час. Кажется, прошла уже вечность. Умереть бы и не мучиться. И вдруг… Все прекратилось. Холод отступил, и я ощутила тепло ректорского кабинета. Сам дел Шантуа восседал на своем месте и с какой-то затаенной тоской взирал на меня. Главмаг же, не говоря ни слова, развернулся и покинул помещение.

— А я возлагал на вас такие надежды, — едва слышно произнес хозяин кабинета. — Собирайтесь. Думаю, средств рода дел Ларго хватит на то, чтобы оплатить мгновенную телепортацию до ущелья. Отрывать от лекций педагогов для внеплановой зачистки долины я права не имею.

— Спасибо вам, — прохрипела я и, слегка покачиваясь, поплелась к выходу.

— Ты… Ты сделала это? — стоило выйти в коридор, тут же кинулись ко мне Леон и — надо же! — Кайра.

Вот только мне сейчас было все равно, кто тут. Пусть бы и Поль пришел. Плевать. Холод словно заморозил мою боль, остудив полыхающий в груди огонь ненависти. Осталось лишь безразличие и пустота.

— Да, — ответила я.

Кайра ссутулилась и, не говоря ни слова, поплелась прочь. Леон, вздохнув, подхватил меня под руку.

— Когда уезжаешь?

— Как только вещи соберу.

— Зря ты так, — вздохнул товарищ.

— Это моя жизнь, — огрызнулась я. — И мне решать, что стоит делать, что — нет, а у тебя вообще лекции в самом разгаре.

Парень от моих слов даже споткнулся. Отпустил руку, да так и остался стоять где-то там, в коридоре, а я пошла дальше. Где-то в глубине сознания кольнуло: не права я. Он ко мне со всей душой, а я…

Когда вернулась в общежитие, соседку не застала. Что было к лучшему, не надо лишний раз выслушивать нотации о своей глупости. Не спеша собрала вещи, привела в порядок свою часть комнаты, приготовила стопку книг, раздумывая — отнести в библиотеку или оставить тут? Вспомнила, что лишние хождения по территории академии чреваты встречей с Полем… и, прихватив сумки, направилась к воротам.

Немного волновалась, как добраться до ущелья. Да, ректор подал неплохую на первый взгляд идею, вот только идти на поклон к Полю за деньгами я не собиралась, а своих в таком количестве не было.

Я шла по дорожке, а внутри будто что-то оттаивало. Пришла с запозданием грусть. И так хочется остановиться, но я шла и шла, лишь окидывала на прощанье взглядом ставшую за последние полгода родной территорию. На выходе меня поджидал посыльный от ректора, вручивший вексель, информирующий об отчислении и лишении магии. И к нему прилагалось верительное письмо для телепортеров.

— Спасибо вам, миор Рантеон дел Шантуа, — прошептала я, хоть и понимала, что ректор не услышит. — Вы единственный известный мне виртонг, достойный уважения.

В ответ мне почудился какой-то грустный вздох. Я даже оглянулась по сторонам. Безлюдно. Что и не мудрено, ведь и студенты, и педагоги в этот час были на занятиях. Значит, показалось.

«Ворон!» — мысленно позвала я, искренне надеясь, что тот меня услышит.

«Вернулась, потеря! — отозвался он, и в голосе леросса явственно была слышна радость. — Я далеко от академии, но скоро вернусь…»

«Я отчислилась. Возвращаюсь в «Драконье Гнездо».

«Хм… Доберешься сама?»

«Да, переносом».

«Хорошо. Увидимся в ущелье, оно рядом…»

 

 

Глава 4 

НА ПУТИ К НОВОЙ ЖИЗНИ

 

Выйдя за пределы территории академии, я непроизвольно поежилась. Тут точно так же, как и за воротами, светило по-весеннему пригревающее солнце, но в то же время нет-нет да пробирали до костей порывы сырого пронизывающего  ветра.

Возле ворот стояло одно-единственное небольшое одноэтажное здание, этакая местная служба внешней связи. Здесь можно было узнать, нет ли новостей от родных, за определенную плату отправить магического вестника с каким-нибудь сообщением, или перенестись туда, куда требуется. Как только дежурящие тут маги не боялись тварей, населяющих окружающие территории? То ли они так сильны в магии, то ли безрассудны и алчны (ведь их услуги были, мягко говоря, недешевы), то ли здесь стоит некая суперзащита, как и на академии?

Бросила прощальный взгляд на некогда ставшее родным учебное заведение. Вряд ли представится возможность еще раз тут побывать. Хотя… Может, это и к лучшему? Ведь в итоге у меня остались не самые приятные воспоминания об этом месте. Хорошие, конечно же, тоже были, и немало, но плохие всегда помнятся дольше.

Поднялась на невысокое крылечко, постучалась в дверь. Она тут же, будто меня ждали, скрипнула отворяясь, и из-за нее выглянул худосочный лысоватый мужчина лет пятидесяти. Он окинул меня придирчивым взглядом и, ни слова не сказав, кивнул, чтобы входила. М-да уж, странный тип… Но делать нечего, вошла.

Миновав крохотную прихожую, куда выходили еще три двери, мы очутились в комнатушке размером в пять квадратных метров, не больше. Даже вспомнилась кухня в маминой квартире на Земле, точно такая же, вдвоем не разойтись. Из обстановки возле окна узкий стол с множеством выдвижных ящичков да пара стульев. Вроде пусто, но все равно кажется тесно. Еще и жарко, хотя ничего напоминающего камин не видно. Пришлось распахнуть пальто, чтобы не взмокнуть.

— Чего хотите? — усевшись на стул и жестом предлагая мне занять второй, поинтересовался мужчина, явно приготовившийся к долгим переговорам.

Поставила мешки со своими вещами на пол, присела.

— Перемещение в самую ближнюю к Лермонту точку, — сказала я, протягивая верительное письмо от ректора.

Мужчина удивленно приподнял густую бровь, принял из моих рук конверт, вскрыл, быстро пробежал глазами текст, и тут же поднялся со словами:

— Ну что же, пойдемте! Допоздна лучше не затягивать, с наступлением темноты всякие твари вылезут, для них границы долины Мертвых не являются непреодолимым препятствием.

Для переноса пришлось выйти на улицу. После царившей внутри жары встретивший нас порыв влажного ветра показался даже приятным. Отошли мы недалеко, буквально на пару метров от крыльца. Остановились. Мужчина, тихо что-то нашептывая, сделал пару движений руками, и вот я уже стою у подножия гор, возле входа в ущелье. Все-таки чудесный способ перемещения, хлоп! — и ты на месте. Интересно, а драконья магия дает такие возможности? Надо будет основательно проштудировать библиотеку в замке, благо теперь нет необходимости все искать вручную. После прохождения практики в королевской библиотеке, у меня в арсенале появилась отработанная схема поиска книг с помощью древней магии. Надеюсь, изучение новых возможностей поможет мне немного отвлечься от грустных мыслей.

В следующий миг, напрочь позабыв о сохранившейся во мне драконьей магии, я впала в ступор, решив, что стала жертвой упомянутых магом тварей. Мелькнувшая в пространстве тень метнулась ко мне и ощутимо ударила в грудь, а в голове раздался радостный вопль:

«Малы-ы-ышка!»

«Ворон! Мой ты хороший! Ты меня напугал», — говорила укоризненно, но у самой рот до ушей, а руки уже вовсю тискали принявшего обличье кота демона.

И вот же чудо — опять мне тепло, хорошо, и даже завывающий в ущелье ветер совсем не ощущается.

«Прости, не мог сдержаться! Я безумно рад, что ты вернулась».

«Как ты понял, что я — это не она?» — спросила, с тоской вспоминая Поля.

«Мы с тобой связаны, — ответил леросс, а у меня мелькнула горькая мысль о том, что мы с Полем тоже якобы связаны. — Я не хотел, чтобы ты уходила. Но оставшись тут, страдала бы. Я верил, что найдешь путь назад. А она… Она слишком прямодушная и наивная. В общем, скучная. Даже чувства юмора нет».

«Хм, может, поэтому Поль и потерял ко мне интерес?» — ни к кому конкретно не обращаясь, подумала я.

«Не говори глупостей, малышка. — Леросс лизнул меня в щеку и добавил: — Этот крылатый настолько ослеп от любви, что в этой слабой тени тебя и то души не чаял, а уж теперь…»

Горько вздохнула в ответ, но промолчала. Сейчас, когда рядом находилось дорогое сердцу существо, которое, в отличие от кое-кого, меня не предало, даже думать о плохом не хотелось.

«Я тебя тоже люблю! — на этот раз лизнув меня в нос, молвил Ворон и, соскользнув с рук, обернулся конем. — Прости, упряжи нет», — усмехнулся, опускаясь на передние ноги, чтобы я могла взобраться к нему на спину вместе со своими баулами.

Ехали молча. Леросс не спешил, понимая, что мне не очень-то удобно, да и сумки так и норовили сползти и уволочь меня за собой. Говорить не хотелось. Не потому, что нечего было сказать, а потому что новости, какие могла поведать, приятными назвать было сложно. Я просто-напросто была счастлива ощущать близость Ворона, исходящую от него радость, нежность, тепло. Хоть кто-то встретил меня именно так, как того хотелось, не сдерживая чувств и не скупясь на их выражение.

В начинающих сгущаться сумерках миновали ворота Лермонта. Стражники так же, как и раньше, безразлично взирали на окружающий мир, даже не удостоив нас взгляда. И вот мы уже неспешно едем по тихим, занесенным снегом улочкам. Видимо из-за окружающих долину гор климат здесь был холоднее, и весна сюда еще не добралась. Тишина и покой полузаброшенного городка как нельзя лучше гармонировали с моим внутренним состоянием, и вдруг…

Кто-то выскочил из подворотни и бросился прямо под ноги Ворону. Леросс заржал от возмущения, едва не встав на дыбы, но сдержался. Однако неожиданная резкая остановка и мое не особо-то устойчивое положение все равно сделали свое дело, и я сверзилась на дорогу.

— Осторожнее нельзя? — буркнула я, обращаясь к облаченной в какие-то обноски женщине.

Та ощерилась в редкозубой улыбке, подскочила ко мне и, схватив за руку, сверкнула из-под спадающих на лицо спутанных прядей белесыми бельмами глаз, заголосив на всю округу:

— Твой враг — дурак! Потому что ест гулак! Догадайся, кто же он, если это не дракон! Ха-ха-аха-а-а… — Отпустив мою руку, она разразилась хохотом и унеслась куда-то прочь.

Что это вообще было?

«Не принимай все близко к сердцу», — раздался в моей голове голос Ворона. Он снова опустился на передние ноги, чтобы я могла забраться на него.

— Угу, — буркнула я и взобралась на спину леросса.

Теперь я крепче вцепилась в его гриву, словно это могло уберечь меня от падения в следующий раз. Но больше ничего не случилось. Поднимались к «Драконьему Гнезду» уже в темноте. Чего уж тут скрывать, было страшновато, но леросс уверенно топал вверх, видимо его зрение отличалось от нашего,  человеческого. У ворот в замок меня встретила тишина. Я-то привыкла, что гостей всегда примечали еще на подходе, и стоило приблизиться, либо открывали ворота, либо спрашивали, кто там. А тут словно вымерли все.

— Есть кто-нибудь? — что есть силы крикнула я, но ответом была тишина.

Странно. Даже если бы Винс с Сейлой куда-то отправились, слуги-то все равно должны были остаться, так где же все? Слезла с Ворона, бросила свои торбы на землю. Покричала еще. Даже в ворота попыталась постучать, да что толку-то при их толщине! Минут пятнадцать ничего не происходило, а потом некто, не задавая вопросов, слегка приоткрыл одну створку ворот. Только-только моему лероссу просочиться. Подхватила свои баулы. Вошли, озираясь по сторонам. Мрачно. Ни единого пляриса нигде не светится. Причем это распространяется не только на двор, но и на окна замка. А время-то не настолько уж и позднее.

— Литэ! — раздался откуда-то со стороны превратной башни тихий мужской голос.

Я обернулась, не без труда в свете Деи и Легоса узнав Якова, здешнего конюха.

— Что тут произошло, Яков? — непроизвольно тоже шепотом спросила я.

— Беда, литэ, — боязливо озираясь по сторонам, выбрался из башни на улицу мужчина. — Уезжали бы вы отсюда подобру-поздорову, от греха подальше.

Что за бред? Да и куда мне уезжать? В опустевший город? Так у меня денег даже на оплату постоялого двора нет. А за пределы ущелья не выбраться еще в течение четырех месяцев. Свитков переноса в пространстве, чтобы добраться, например, до столицы, тоже нет.

— Да ты толком-то объясни, что происходит? — спросила я его.

— Тс-с-с… — опасливо косясь по сторонам, прошипел мужик и, ухватив меня за руку, затащил в превратную башню, немедленно заперев дверь на засов.

Раздраженно стряхнула его руку. Вот что тут у народа за привычка хватать меня за рукава? Так и пальто порвать недолго.

— Яков, будь добр, объясни, что тут происходит? Чего ты так боишься?

— Литэ! — как-то очень уж жалобно воскликнул он и начал свой сбивчивый рассказ.

Как выяснилось, со дня нашего отъезда в академию в замке начали происходить страшные вещи. Винс слег с неизвестной болезнью, и замковый лекарь только и может, что бессильно разводить руками — парень медленно, но верно угасает. В тоже время стали бесследно исчезать люди. Искали словно сквозь землю провалившихся слуг, и находили истерзанные, будто после пыток, бездыханные тела. Усилили охрану замка, строго-настрого запретили его обитателям покидать свои комнаты с наступлением темноты. Казалось бы, муха не пролетит, а все равно, то одного, то другого не досчитывались. И происходило все это исключительно в ночное время. К этому моменту штат прислуги сократился едва ли не вдвое.

— Кто-то говорит, это демоны из долины Мертвых на нас за что-то прогневились, кто-то — что драконы вернулись. Вы бы пересидели тут, а с рассветом уезжали, литэ.

Я лишь вздохнула. Да, тут что-то неладное творится, вот только уезжать мне все равно некуда. Но и на улицу после всех этих кошмаров высовываться страшно вроде как…

«Я с тобой», — раздался в голове голос леросса.

— Все будет хорошо, — сказала я и, отстранив Якова от двери, отперла замок. — Кто бы за этим не стоял, мы его отыщем.

Мужичок смотрел на меня с каким-то благоговейным трепетом и кивал как болванчик, что-то тихо лепеча себе под нос. Кажется, молился. А я… Я, сжав кулаки для смелости, шагнула во тьму замкового двора, где теперь каждый шорох казался враждебным. Что уж говорить о том, когда леросс ткнулся носом в мое плечо. Как не завизжала, понятия не имею!

Входные двери в замок оказались, в соответствии с местными постановлениями, заперты. Пришлось стучаться. Я переминалась с ноги на ногу, и все время казалось, что кто-то уже дышит в спину. Успокаивало лишь присутствие Ворона. Лероссы все-таки очень сильные демоны. Минут десять никто не открывал, и за это время я успела основательно струхнуть.

— Кто там? — наконец раздался из-за двери робкий и до боли знакомый голос.

— Арлетта, это я, Камилла! Открывай!

— Литэ? — воскликнула с той стороны женщина. — У меня нет ключа… Я мигом!

Мигом, — это она опрометчиво сказала. Или мне показалось, будто время тянется мучительно долго? Прижалась спиной к двери, с опаской прислушиваясь к каждому шороху и вглядываясь в неверные тени, отбрасываемые в свете лун постройками и немногочисленными деревцами. Наконец за моей спиной послышались приглушенные голоса и звук отпираемого замка.

— Литэ! — выскочил мне навстречу дворецкий и, прихватив торбы, втащил внутрь здания. Леросс, обернувшись котом, прошмыгнул следом за нами.

— Литэ! — вторила дворецкому Арлетта, и я очутилась в объятиях неимоверно обрадованной моим появлением женщины.

«Ну вот, видишь, не один я рад тебя видеть», — усмехнулся Ворон.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям