0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 2. Факультет неприятностей. Избранница дракона (эл.книга) » Отрывок из книги «Факультет неприятностей. Избранница дракона»

Отрывок из книги «Факультет неприятностей. Избранница дракона»

Автор: Шерстобитова Ольга

Исключительными правами на произведение «Факультет неприятностей. Избранница дракона» обладает автор — Шерстобитова Ольга Copyright © Шерстобитова Ольга

Глава первая

 

Надо отдать должное выдержке ректора Хартара. Когда мы с Даром грязные, в порванной одежде прилетели на башню телепортаций, где он появился мгновенно, дракон почти не удивился. Дар успел спуститься с Рады и теперь помогал мне. Моя ветреница, довольная приключением, тихонько заржала, подставляя морду под ласку. Я погладила ее по гриве и шепнула на ушко теплые слова.

— Живы! — воскликнул Хартар, а потом неожиданно быстро оказался рядом, сграбастал и Дара, и меня в объятья и только тогда с облегчением выдохнул.

Признаться, выглядел дракон не очень. Под пронзительно синими глазами залегли круги, остро обозначились скулы, даже коса, обычно заплетенная сложным способом, была самой простой, перевязанной черной лентой.

— Задушишь! — фыркнул Дар, а я смущенно краснея, выпуталась вслед за драконом из объятий ректора.

— Что произошло? Где вы были? Куда… бездна драконов, исчезли? — выпалил Хартар, разом теряя свою невозмутимость.

Дар покосился на притихших бурундуков, сидевших на Раде, заметил, как я поежилась от холодного ветра.

— Дар, почему на тебе одежда Эль?

— Так мы духов запугивали, — ответил Дар и лучезарно улыбнулся.

— Каких духов? — вытаращился Хартар.

— Тех, что обитают в лабиринте Арилун, дядя. Поганое, я скажу тебе, местечко. Даже демону и гидрам не по нраву пришлось. Хорошо, что их Эль отпустила.

Тут, надо признаться, я снова оценила выдержку Хартара, который окинул и меня, и Дара пронзительным взглядом и спокойно так заметил:

— Надо полагать, без подготовки вас не просто так понесло в чертоги Арилун, верно?

Дар кивнул, притиснул меня к себе крепче, пытаясь согреть. Любопытные ветра кружили вокруг нас, даже не думая исчезать, собирали очередные сплетни.

— Целители нужны?

— Мазь от царапин и синяков, — ответил за нас Дар. — А так… умыться, переодеться, поесть… С последнего даже, наверное, стоит начать. Ощущение, будто вечность не ел!

— Больше суток, — напомнила я.

— Каких суток? Вас две недели не было, завтра начинается второй семестр! — не выдержал Хартар. — Темная бездна! Приводите себя в порядок, я пока отправлю весточку твоим родителям, Дар.

Дракон посмотрел на нас, а потом покачал головой.

— Нет, надо же пройти лабиринт Арилун и вернуться живыми и невредимыми! Мазь от синяков им только нужна! Так, буду у вас через четверть часа, — заявил Хартар и исчез в телепортационной вспышке.

— Надеюсь, еду он захватит, — заметил Дар, помогая забраться на Раду и запрыгивая следом.

— Если что орехами поделимся, — заявил Билли.

Бурундуки нырнули за пазуху Дару и затихли.

Через несколько минут мы спрыгнули на свою башню. Дар помог расчесать гриву ветренице, а затем подхватил меня на руки и понес внутрь. На сопротивление не имелось никаких сил. Даже когда этот потерявший всякие приличия дракон притащил меня в ванную комнату, а потом, подумав, закрыл дверь и принялся раздевать. На мой вопрос, что он собирается делать и не обнаглел ли, Дар уверенно заявил, что уже видел меня без одежды, поэтому стесняться его не стоит, а вот вымыться он помочь сможет. По-моему кто-то пользовался тем, что я с трудом стою, и то при условии, что опираюсь на Дара.

Вскоре поняла, что идея принять душ вместе была весьма хороша. Без Дара я бы точно не справилась с волосами, которые сбились в колтуны. Мой напарник столкнулся с такой же проблемой. Пришлось помогать распутывать, промывать и расчесывать. Вода вернула Дару часть сил, у него даже начали сверкать бирюзой глаза, и он, рассуждая обо всякой ерунде, незаметно вымыл и себя, и меня. Я же лишь цеплялась то за его сильные плечи, то за стены, зачарованная до одури счастливым драконом. Редкое зрелище…

Очнулась, когда Дар меня вытер и закутал в полотенце. Посадил на пуфик, выскользнул за дверь и вернулся уже с чистой одеждой. Слабость к этому моменту накатила такая, что с трудом могла двигать пальцами.

— Дядя, ты восстанавливающий эликсир захватил? — крикнул Дар.

Я едва заметно вздрогнула, покосилась в сторону двери, которая распахнулась. На пороге показался Хартар с бокалом, исходящим паром. Дар забрал напиток, прислонил к моим губам. Сделала глоток, поморщилась, но отказываться от целебного зелья не стала. Вскоре почувствовала себя бодрее, смогла подняться.

— Еда внизу, если Билли и Лили вам что-то оставили, — ехидно заметил Хартар.

Дар хмыкнул, не слушая возражений, подхватил меня на руки и направился в гостиную. Усадил на диван, протянул тарелку с тушеным мясом… И для всего на свете мы выпали из реальности как минимум на четверть часа. Хартар за это время успел добыть мазь от синяков и царапин, принести для нас из библиотеки учебники на второй семестр и взять у коменданта новые комплекты формы. Билли и Лили покосились на все это богатство и принялись разносить по местам.

— Когда вы пропали, как ты понимаешь, родителям я не сказал ничего про сделку с богами, — заметил Хартар. — Они думают, вас с Эль похитили заговорщики. Чариран рвался переместиться в Академию, но я запретил. Не хватало еще и им рисковать.

— Спасибо, — искренне ответил Дар, ставя на низенький столик пустую кружку.

— Что случилось? Рассказывайте!

— Я думал, ты спросишь, добыли ли мы звездный металл?

— А вы добыли? — не утерпел Хартар.

Дар улыбнулся так, что я чуть не поперхнулась, и мгновенно подскочил, принес шкатулку, где хранился лепесток звездного цветка. И когда успел переложить? Наверняка Билли с Лили постарались, пока мы приводили себя в порядок.

— Слов нет, да? — уточнил Дар.

— Есть. Но не хочу, чтобы их слышала Эль. Приличной леди их и знать-то не полагается.

Мы с Даром переглянулись, наверняка одновременно вспомнив, как познакомились с демоном, и расхохотались. Забирать звездный металл на хранение ректор Хартар не стал, заметив, что Билли и Лили справятся с этим делом лучше. Польщенные бурундуки отправились прятать сокровище, обсуждая ловушки и заклинания. Хартар и Дар потом, конечно, проверят, добавят своих. И только после этого Дар принялся за рассказ.

Историю, почему он покинул бальный зал в разгар праздника, чего никак не должен был делать, и я частично слышала впервые. Дракону тогда передали записку от родителей, где говорились, что они ждут его в одной из аудиторий для разговора. Подчерк отца Дар знал хорошо, сомнений не возникло, поэтому отправился навстречу и… попал в ловушку. Пентаграмма мгновенно перенесла его к Танару.

— Интересно, как Танар выжил? — задумчиво протянул Хартар

— Я знаю. Лиара, его избранница перетянула на себя смерть возлюбленного.

Дар подскочил, невидящим взглядом уставился вдаль.

— Это подруга его матери, да? — вспомнила я, что рассказывал Дар.

— Да, Эль. У моего племянника не всегда хорошо складывались отношения с родителями. Там много непонимания, а  Лиара всегда была тем, кто могла примерить их всех. Очень сильным мудрым драконом. Жаль, любила Танара так сильно, что пошла на сделку с богами и ушла вместо него за грань.

— Почему никто не сказал, что она умерла? Почему я узнаю об этом случайно? Да и как она могла уйти за грань, если в момент нападения на родителей, ее не было рядом! — в голосе Дара скользила сильная боль, я поднялась и крепко его обняла.

Прижался ко мне в ответ, выдохнул в волосы, затих. В моем драконе живет безумно много нежности. И пусть всем она не достанется, но кто-то один точно огребет по-полной. Судя по всему, это буду я.

Отпустил, усадил, протянул кружку со сбитнем.

— Приближение смерти избранника дракон всегда чувствует на расстоянии. Вспомни, как твоя мать, Дар, в тот день сорвалась и бросилась спасать отца. Кто знает, чем бы иначе все обернулось…

— Дядя!

— Что дядя? Расстояние не помеха для тех, кто истинно любит. Это ты не веришь в подобную связь с той, что помогли выбрать боги.

— Дядя! Ты опять?

Я поежилась, чувствуя себя неловко.

— Да принял я твое решение, племянник, принял. И поверь, искренне желаю вам с Эль счастья. Разгрести бы еще все, что происходит, да…

— Выжить? — тихо спросила я.

Хартар кивнул.

— Так как к тебе попала Эль? Нашла же…

Я рассказала о пентаграмме, сражении с Танаром, который выпустил тьму, перемещении во владения Арилун. Дальше инициативу перехватил Дар. О наших приключениях и встреченных опасностях поведал в подробностях, отвечал на вопросы дяди. А я… сидела и думала, как за четыре месяца перевернулась моя жизнь.

Ведь не так давно у меня были родители, которые за считанные дни сгорели в лихорадке. Письмо деду, моему единственному родственнику, приезд Ладары, нападение темных магов-отступников на мою деревню, где никто не выжил. Впрочем, как выяснилось, уничтожили родные мне места драконы. И к одному из них, спасаясь от магии смерти, я перенеслась, прыгнув в реку, и случайно спасла жизнь.

Покосилась на Дара, который даже не подозревал о моих мыслях. Именно благодаря ему я узнала, кем являюсь. Тоже драконом. Блокирующие дар чары, наложенные родителями, исчезли после их смерти и проявили себя пусть и не сразу, но весьма удачно и вовремя.

И если раньше у меня не было выбора, оставалось лишь выйти замуж за одного из кандидатов, что предлагал дед, мой единственный родственник и опекун, то встреча с Даром многое изменила. Дала даже больше — надежду получить свободу и независимость, строить свою жизнь, как мне хочется. Так я и отправилась с Даром в Академию драконов, по пути разрушив коварные планы наемников и заговорщиков, что гнались за драконом.

Вроде бы жить да радоваться, но враги Дара никуда не исчезли, плетут свои интриги, нападают и наносят удары, охотясь и за ним, единственным наследником трона драконьего королевства, и за двумя артефактами власти, один из которых под названием «сияние сердца» помогает находить правящей семье истинную пару. И все бы ничего, да только первый артефакт разбился во время боя, пусть способность Дара и помогла сохранить силу, данную богами, спрятать и запереть в его теле, а второй исчез.

Мне хотелось бы верить, что незнакомая девушка сейчас не в опасности, что не смогут ее найти враги Дара… Свой выбор мой дракон уже сделал, пойдя наперекор воле родителей и родных. Да что уж там говорить! Он даже с богами поспорил, решив идти своим путем. Я же, искренне переживая, попросила их простить непокорность наследного принца драконьего престола, и боги сделали для меня такой приветственный подарок, вызывав этим поступком у всех недоумение. Все же просто так никто смертным помогать не станет. Уж чем привлекла внимание… Хотелось бы верить, что лишь одной искренностью. Да и к тому же я оказалась той, чей дар может защитить Иридара, пока в нем живет сила артефакта. А вскоре еще и выяснилось, что для нее нужно создавать новую драгоценность. И добыть необходимые ингредиенты ох как непросто!

Одна башня Арилун, богини воздуха, со спрятанными в ней ловушками и чудовищным лабиринтом чего стоила. А вскоре отправимся и на морское дно в гости к одной из сестер Ришлун, а потом и к огненной Шанлун. Все-таки добыть Слезу богини морей и пламя великого дракона только у них и реально.

Посмотрела на Билли и Лили, забравшихся к Дару на колени, скрыла улыбку. В качестве платы за помощь и содействие богиня весны Ирилун, моя покровительница, попросила приглядеть за бурундуками и перевоспитать по мере сил и возможностей. А они такие… с ними не соскучишься!

Я вынырнула из своих мыслей как раз в тот момент, когда Дар закончил рассказывать Хартару о наших приключениях.

— Что обо всем этом думаешь, дядя?

— Думаю, хорошо, что боги могут появляться лишь в храмах, иначе бы стерли Академию драконов с лица земли. Арилун способная…

— Простите, я случайно, — выпалила, опуская глаза.

— Ага, случайно освободила всех зверушек воздушной богини, — хохотнул Хартар. — Я бы на твоем месте ей на глаза некоторое время не показывался.

— Ох! А я хотела сходить и принести дары Ирилун, — всполошилась я. — Да и другим богиням тоже…

— Смелая, смотрю. Впрочем, твоя покровительница тебя в обиду не даст. Сходи. Дары какие будут?

— Не знаю, — растерялась я.

— Дядя, есть идеи? Я бы тоже отблагодарил Великую Ирилун за помощь.

— Ваша доля из случайно, — выделил интонацией последнее слово Хартар, — найденного клада древних драконов, стоит у меня в сокровищнице. Там два сундука с драгоценностями.

Дар присвистнул, озадаченно почесал макушку.

— Видел в них брошь в виде изысканного цветка из лунных аниритов. Думаю, Ирилун оценит.

Я понятия не имела, как выглядят лунные анириты, но кивнула. Хартар тут же перенес сундуки, открыл и отыскал требуемое.

Билли и Лили таращились на драгоценности, предвкушали очередное развлечение. К слову сказать, украшений там было немного, а вот камней…

— Смотри-ка, у твоей Эль глаза загорелись. Видимо, дар становится сильнее, скоро ее начнет тянуть ко всему драгоценному, — хмыкнул Хартар.

— Если этим драгоценным окажусь я…

— Дар! — возмутилась я, нащупала диванную подушку и от души ее опустила на голову дракона.

— Я и так побитый! — возмутился он. — Хотя знаешь, бей!

— Чего это ты такой добрый? — не удержалась я, замечая, что Хартар не скрывает своего веселья, а Билли и Лили вовсю начинают рыться в сундуках.

— Сама же лечить будешь, синяки и ссадины мои смазывать.

Перспектива настолько впечатлила, что я случайно призвала силу и сжала в этот момент подушку. По воздуху полетели перья, Дар оглушительно чихнул и расхохотался.

— Лучше бы подумали, где будете делать сокровищницу. Пора бы уже…

— Да откуда еще взяться новым драгоценностям-то будет? Я свой план по нахождению кладов перевыполнила на пару лет вперед, — выдала я, отмахиваясь от руки Дара, которая незаметно прокралась на мою талию.

— Не поможет, талант не пропьешь, — заявил Хартар, коварно сощурившись. — К тому же, деньги лишними никогда не бывают.

— Согласен! — отозвался Билли, в лапках у которого была уже гора камней, и двигаться он не мог, так и плюхнулся в сундуке на пятую точку.

— У вас, между прочим, подвал имеется. Вот и используйте по назначению. Заклинания наложите, а я потом проверю и помогу, — заявил Хартар. — И не забудьте, вам завтра на занятия.

Дар выглянул в окно, где солнце клонилось к горизонту.

— Эль, к Ирилун сегодня пойдем?

— Да, — решительно ответила я.

— Настоятельно рекомендую рассказать о помещении, где оказался Дар. Мне это место не знакомо, но я согласен с Билли и Лили, вполне может оказаться какой-то древний храм. Нам бы подсказку получить у богинь…

— Дядя, ты думаешь, мы снова что-то упускаем?

— Не думаю, племянник, а хвостом чую.

На этом мы и распрощались. Стоило Хартару покинуть нас, как отдохнувший Дар при помощи бытовой магии навел порядок в гостиной. Подумал, захватил легкие плащи и подарок для Ирилун, добавив к нему несколько зеленых драгоценных камней, пошел к двери. Я же немного поколебалась, а потом присела возле сундуков и набрала с горсть прозрачных и голубых камней. Как бы я не относилась к Арилун, загнавшей нас в такую ловушку, как лабиринт, звездное серебро мы добыли. Она честно отдала заработанное.

Дар не возражал, спрятал подарок для второй богини в свою сумку и распахнул дверь башни. К храму мы шли медленно, разглядывая знакомый академический городок. Вроде все те же крыши, дома, деревья и цветы… И не скажешь, будто что-то изменилось за две недели нашего отсутствия. Кто же знал, что время во владениях богов течет иначе. Хорошо хоть не сотня лет прошла, и то ладно!

В храм с Даром заходили вместе. Поклонились в знак почтения Шанлун, оставив у ее ног букет алых роз, срезанных Даром с куста возле башни, затем подошли к Ришлун. Дар склонил голову, оставляя у статуи сапфировый камень. Уж не знаю, о чем просил или за что благодарил богиню, чей дар жил в нем, потянул к Тарлун. И хоть богиня земли покровительствовала и тем, в ком живет дар к поиску сокровищ, я так и не решилась ее о чем-то просить. Просто поклонилась и заметила, как Дар положил возле ее статуи резную шкатулку. Когда он успел это все приготовить и взять?

Но сколько не тяни, пришлось подойти к Арилун, склонить голову и положить подарок. Искренне поблагодарили за лепесток звездного металла.

— Нет, они даже не раскаиваются! — раздался голос богини.

И сама она, та от которой в подарок я получила снежную ветреницу, вдруг оказалась рядом со своей статуей. Красивая настолько, что дыхание замирало. Нежные и плавные черты лица, распущенные белоснежные волосы до пола, по атласному синему платью скользят молнии. Я нервно икнула, вспомнив, что по легенде она охраняет само небо. Сдается, захочет одной из своих молний поразит, ничто ее не удержит.

 — Это ты про своих зверушек, Ари? А я давно говорила, не место им в лабиринте! — раздался голос Ирилун, и мы с Даром, не сговариваясь, снова склонились.

— Да много ты понимаешь! — возмутилась Арилун.

 — По-моему кто-то просто не умеет проигрывать, сестричка! — рассмеялась Ирилун, а потом развернулась ко мне, сверкая зелеными глазами, и сообщила: — Видишь ли, Эль, природа моей магии требует освобождать любых зверей и представителей народностей из заточения.

— В прошлый раз помнится, ты освободила Ритартара, — раздался текучий голос еще одной богини, и Дар охнул и опустился на одно колено.

Ришлун оказалась совсем близко, насмешливо посмотрела на Арилун. Платье ее казалась текучей рекой, глаза бирюзовые, с легкой сумашествинкой, которая никак не вязалась с ее образом. Очень женственная, мягкая, податливая…

Взмахнула рукой, позволяя Дару подняться, окинула нас задумчивым взглядом, оглянулась на сестриц.

— Сразу же сказала, насколько глуп был спор. Девчонка и без твоего дара, Ири, захотела бы освободить обитателей лабиринта. Нет же, надо поспорить, еще и помощь ветров предложить, чтобы наверняка…

Ришлун покачала головой, снова посмотрела на нас. А до меня только сейчас дошло, что Арилун и Ирилун поспорили, спасу я или нет тех, кто находился в лабиринте.

— Мне их просто жалко стало, — честно созналась я.

Ирилун едва заметно улыбнулась, Арилун закатила глаза, а Ришлун, видимо, как самая рассудительная, покачала головой.

— На твоем месте, Риш, я бы начала опасаться этой парочки. Весьма находчивой и отчаянно смелой, следует признать. Ведь через три месяца они окажутся во владениях одной из твоих сестер, отправятся добывать Слезу богини морей.

Ришлун чуть склонила голову набок, сощурилась.

— Не особо напугала. Да и водный дракон со своей избранницей всегда желанный гость в любых водах. А сокровище… так до него добраться нужно и заслужить! Ты же не станешь отрицать, Ари, что маленькие драконы его получили не просто так? Они достойно прошли испытания.

Я замерла, скосила глаза на Дара.

— Да и о благодарности не забыли.

— Ой! — воскликнула я. — Великая Ирилун, я же и тебе подарок принесла, просто не успела отдать.

Тут же снова склонилась, протянув на вытянутых руках брошь и драгоценные камни.

— Красивые! — восхитилась она, принимая дар.

Улыбка у нее вышла добрая, со знакомыми забавными ямочками на щеках. Во взгляде так и прятались смешинки.

— Спасибо, что поверили в меня, — тихо сказала я.

— Почему бы и нет? — ухмыльнулась в ответ Великая Ирилун и покосилась на сестер.

— Вечно она меня обводит вокруг пальца, — пожаловалась Арилун.

— Сама же поддаешься, — заметила Ришлун, качая головой.

— А вы просто поблагодарить или за советом? — поинтересовалась Ирилун, задумчиво разглядывая меня.

Причем то, что богине было любопытно, она даже не скрывала. Перекинула светло-русую косу на плечи, пригладила выбившуюся прядку.

— Тебе только камни подари, так ты на все ради людей готова! — фыркнула Арилун, и мы с Даром замерли.

В какой-то момент я даже почувствовала обиду. Я несла драгоценные камни в благодарность потому, что они у меня были. Не имела бы их, принесла цветы или что-то другое. Главное же, от чистого сердца, искренне…

— Именно поэтому и откликаемся, Эль, что чувствуем подобное отношение, — давая понять, что беззастенчиво прочитала мои мысли и эмоции, ответила Ирилун, а потом обернулась к сестрам: — Будто вы приходите не по этой причине! Да мы камни горстями создавать можем. Другое дело… чувство радости, когда помогаешь кому-то. Помнится, когда самые древние боги решили отказаться от эмоций, окаменели от бесчувствия и равнодушия. Давно ли вы к их статуям не ходили?

Ришлун и Арилун переглянулись, вздохнули.

— И то верно, сестрица, — сдалась богиня воздуха. — Зря сказала про дары, не держите на меня зла.

По тому, как округлились глаза Дара, я поняла, что богиня почти извиняется перед смертными впервые, и это зрелище из ряда вон выходящее.

— Так что за помощь вам требуется? — миролюбиво поинтересовалась Арилун.

Дар отмер первым, коротко рассказал про нападении Танара, месте, где он оказался, и поинтересовался, не подскажут ли мудрые богини, где оно находится.

— Это ведь не то, что я думаю? — вдруг тихо спросила Арилун, смотря на богиню весны и радости.

Ирилун побледнела, на глазах вспыхнули слезы.

— Он не мог так поступить… Не мог…

— Кто? — хором воскликнули мы с Даром, забыв обо всех правилах приличия.

— Чарлун, — тихо ответила Ирилун.

Эм…

— Это мой муж, бог тьмы.

Мы с Даром переглянулись.

— Ну не мог он помочь тому, кто пытается совершить убийство! А знаете что… позову сейчас и спрошу.

Ирилун повертела какой-то замысловатый браслет из черного металла на запястье, и когда ничего не произошло, зло шикнула. Попробовала еще раз, при этом глаза ее ярко засветились, а вокруг посыпались зеленые искры. Снова впустую. Замерла, побледнела еще больше.

— Не откликается?

— Хуже. Я не чувствую связи. Вообще.

Арилун и Ришлун переглянулись, забеспокоились не хуже Ирилун.

— Тихо, Ири, не переживай так. Мало ли что…

— Вы не понимаете! Да даже когда он в бездну спускается, то всегда меня слышит и отвечает! С ним явно что-то случилось.

— С богом тьмы-то? Тем, кто сильнее нас всех богинь вместе взятых? — не удержалась Арилун. — Да он тебя так любит, что, как ты верно заметила, не просто в бездне услышит, но и рванет оттуда изо всех сил. Тем более ты зов истинной пары послала. Если только…

— Не ранен. Или без сознания. Или заблокировали силу. Или… Да этих «или» может быть сотня!

— Главное, жив, — ответила мудрая Ришлун. — И пока любишь, а ты его действительно любишь, Ири, он не сдастся. Так что… отправимся сейчас говорить с остальными богами, кто-то наверняка что-то видел или знает. Да и ветра свои пошли. Лишним не будет.

Ирилун мгновенно преобразилась, кивнула и уверенно что-то зашептала. Потом прикусила губу, посмотрела на нас.

— Чарлун никогда не выпускает силу просто так. В боге тьмы, вы должны это знать, живет обостренное чувство справедливости. Таким он создан. Если вы не заслужили тьмы, она к вам не придет. Может прокрасться, соблазнить, ударить, если почует слабость… Но подчинить не сможет. Так же как и прийти туда, где ее не ждут. Сотворенное зло всегда возвращается. Пусть не сразу, через время, — тихо пояснила Ирилун. — И если тот, кто его сделал, к этому моменту не изменится, ничто не поможет сделать душу большой и светлой, а сердце чутким и справедливым.

Мы с Даром вздрогнули, по спине волной пробежала волна мурашек.

— Великая Ирилун, неужели Дар сотворил что-то такое, что за ним пришла тьма? — не вытерпела я.

— Сестрица хочет сказать, что кто-то, о ком мы не подозреваем, заманил в западню самого бога тьмы и, используя его силу, нашел себе сторонников здесь, на земле. И мы понятия не имеем, кто это может быть, — ответила Ришлун.

То есть бог тьмы не помогал Танару? От этого стало гораздо легче.

— Но почему он тогда использовал древний храм бога тьмы для ловушки? — не утерпел Дар.

— Выясним. Выясним обязательно! — решительно заявила Арилун.

— И каким образом ему это удалось! — добавила Ирилун.

После этого богини с нами распрощались, и мы с Даром покинули храм.

Солнце давно село, и мы торопливо возвращались домо. Завтра предстоял первый день учебы, а отдохнуть после испытаний у Арилун так и не получилось.

— Хорошо, что она не гневается, — тихо заметил Дар, распахивая дверь.

Билли и Лили так и сидели в сундуках, перебирая сокровища. Мы посмотрели на бурундуков, потом покосились на две громадные корзины.

— Фиона заглядывала, — не отрываясь от камней, заявил Билли. — Принесла еды. Просила передать, что Хартар велел не бросать тренировки и медитации. Завтра вам дают передышку от факультативных занятий на полигонах, но потом профессора Тарт и Ришт за вас возьмутся. График тренировок пришлют после обеда.

И Билли снова нырнул в сундук к копошащейся Лили. Судя по разложенным на полу кучам драгоценностей, бурундуки делили их по какому-то только им понятному принципу.

Мы с Даром поднялись наверх, замерли в коридоре.

— Эль, перебирайся спать ко мне. Или хочешь, я к тебе?

Я фыркнула, подумала и… согласилась на второй вариант. Все равно же после ловушек Арилун будут сниться кошмары. А когда Дар рядом, я чувствую себя спокойно. И все бы так и было, если бы этот наглый чешуйчатый гад не принес мазь от синяков и ссадин и не заявил, что ему виднее, где я пострадала сильнее всего. Наверное, спорили быдо утра, он — уговаривая меня раздеться, я — отнекиваясь, если бы в ход у моего дракона не пошла тяжелая артиллерия. Поцелуйная. И я незаметно оказалась почти раздетой, лежащей на кровати и тяжело дышащей. Пока приходила в себя и соображала, что к чему, Дар успел залечить мои синяки и ссадины, а теперь натягивал на меня рубашку. Причем свою почему-то.

Рыкнула, села и уставилась на дракона, который пытался состроить раскаявшееся выражение лица. Выходило плохо. Слишком довольным был Дар. Так что я отобрала банку с лечебной мазью, коварно ухмыльнулась и принялась мстить. Стянула с него рубашку, опрокинула на кровать, начала втирать мазь.

— Знаешь, Эль, так мне еще никто не мстил. Мне нравится.

— Будешь специально наставлять синяков на тренировках, позову тебя мазать Билли! — заявила я, убирая мазь.

Потушила свет, закуталась в одеяло, отвернулась.

Дар выдержал недолго, перетащил меня к себе под бок.

— Знаешь, а, по-моему, это идеальный способ тебя приучить.

— Прокляну! — пообещала я.

— Ты — светлый дракон, не сможешь, — заявил он, разворачивая меня к себе.

— Тогда… благословлю. От души, — пообещала я.

— Оригинальный подход, — прохрипел дракон и накрыл мои губы своими. Требовательно. Неизмеримо нежно. Уничтожая на корню желание поругаться и противиться его поцелую. Как-то их количество возросло после лабиринта Арилун… Чуть прикусила губу Дара, заметив, как он застонал, буквально стиснул меня в своих объятьях.

— А ведь полгода еще терпеть…

— До чего? — не поняла я.

— До этого, — ласково прошелся по моему телу рукой дракон, заставляя краснеть. — Понимаешь, пока не поговорю с избранницей богов, не смогу сделать тебя своей. С меня дядя клятву взял. Но уж потом… сразу в храм пойдем, Эль.

— Зачем? — оторопела я.

— Жениться, — серьезно заявил дракон.

Я впала в легкий ступор.

— Да ты… ты… Мы знакомы четыре месяца. Я даже не соглашалась…

— Тише, моя радость, не бушуй. Жизнь мне постоянно спасаешь, части артефакта собирать помогаешь. Поверь, я просто не могу, как честный и порядочный дракон тебя отпустить, а значит, женюсь.

— Убью! — прошептала я.

— А еще я безумно тебя люблю, Эль. Всем сердцем, — ответил он и снова ласково коснулся моих губ. — Не переживай, пожалуйста. Я просто предупредил тебя о своих намерениях. У меня есть полгода, чтобы ты согласилась. Буду искать способы уговаривания и завоевания.

И не дав возразить, снова поцеловал. Так я сначала дезориентированная его поцелуями, а потом погруженная в объятья Дара, и уснула.

 

Глава вторая

 

Утро началось со страшного грохота и отборной мужской ругани. Я подскочила, врезалась лбом в плечо Дара, запуталась в простыне и ошарашено захлопала глазами, с трудом соображая, что происходит. Дар же, хоть и выглядел сонным, сориентировался мгновенно и оказался готов к любой напасти. В руках у него вспыхнули огненные шары, а сам он уже стоял на ногах. То, что споткнулся об одеяло, потерял равновесие и упал, отпустив сгустки пламени, это другой разговор.

— Твою ж… драконья бездна, темная и непроглядная! — выпалил Назар, оказавшийся в дверях спальни Дара в тот момент, когда по нелепой случайности мой дракон выпустил огненные шары.

— И тебе доброе утро, — проявил вежливость Дар.

— Очень доброе, — потер скулу огневик и рукавом вытер сажу.

Все же успел увернуться от снаряда моего дракона! Назар посмотрел на пепел, летавший по комнате, все, что осталось от крепкой двери, затем на нас, весело сверкнул глазами.

Я приподняла бровь, удивляясь смене его настроения.

— Таир внизу в ловушку ваших питомцев попал. Даже интересно, за сколько он снимет семнадцать проклятий среднего уровня. И вспомнит ли вообще контрзаклинания. Так что по сравнению с ним… Меня-то всего дверью приложило да у лестницы кусалки спеленали.

— Кусалки? — уточнила я, пока еще не придя в себя.

— В воздухе создаются иллюзии челюстей животных, которые могут… эм… — начал Дар, зная, что я о подобном заклинании слышу впервые.

— Радовать твою пятую точку и помочь развить невероятную пластику и гибкость, — заявил Назар, потирая упомянутую часть тела. — Что у вас стряслось? До меня дошли слухи, будто вас похитили.

Огневик встревожено уставился на нас, от чего в аметистовых глазах засверкали искры.

— Долгая история, Назар. Как насчет того, чтобы рассказать ее после занятий? До них всего полтора часа, а нам Хартар велел обязательно еще и помедитировать, — вздохнул Дар.

— Коротко сейчас и с подробностями после, — внес предложение огневик.

— Танар жив, устроил для меня ловушку в древнем храме тьмы. Эль нашла, спасла и… мы были вынуждены переместиться к Арилун и пройти испытания. Одно из них — древний лабиринт, откуда Эль по доброте душевной освободила всех зверушек и чудовищ. Но звездный металл мы добыли.

— Очешуеть, — выдал шокированный дракон.

Затем помотал головой, словно пытался осмыслить услышанное. В этот момент в дверях, держа бурундуков за хвосты так, что они болтались, как маятники часов, появился Таир. Выглядел воздушник феерично. На скуле наливался синяк, короткие каштановые волосы с едва заметной рыжиной присыпаны сахарной пудрой, голубые глаза полны коварства и жажды мести.

— Заберите своих…эммм… какое бы слово приличное подобрать-то! — заметил дракон. — Знаете, они фору дадут всему факультету неприятностей, как его весьма верно назвал ректор Хартар.

— Отпусти! — пискнула Лили.

— Немедленно! — добавил Билли. — Мы, между прочим, совершенствуем систему охраны сокровищ! Где их иначе хранить и как от воров прятать, пока Эль и Дар не выроют в подвале тайник?

— Я не вор! — рыкнул Таир и снова нехорошо покосился на бурундуков.

— Приличные драконы стучаться в дверь! — пискнул Билли.

— Я стучал, вообще-то! И только потом, не получив ответа и осознав, что могла случиться беда, решил взять башню штурмом. И в итоге, врываюсь я в гостиную спасать друзей и получаю… семнадцать проклятий среднего уровня!

Таир подошел к Дару, протянул бурундуков, вздохнул и заявил:

— Вас с Эль спасать, себе дороже!

Мы переглянулись, как-то разом посмотрели на рассерженных бурундуков и встревоженных друзей и расхохотались. После недолгих переговоров было решено, что Дар с Назаром и Таиром отправятся тренироваться на площадку возле башни, а я помедитирую. Вечером на верх пойдет уже Дар, чтобы не получать выговор от дяди.

Рада радостно заржала, когда меня увидела. И я ласково погладила ветреницу по макушке. Если бы не она, мы бы застряли в башне Арилун и ничем хорошим для нас путешествие за частью артефакта не закончилось. Затем, решив не терять время, я села, скрестив ноги, на захваченную подушку, и закрыла глаза. Необходимо было отстраниться от мыслей и эмоций, чтобы ярче чувствовать свою магию. Кончики пальцев покалывал ветерок, так проявляла себя сила воздушной стихии. Разлившимся внутри теплом трепетал дар Ирилун, богини весны, радости и счастья.

Странно-то как… вроде бы еще пару дней назад сила сверкала искрами, превращалась в нити, скатывалась в клубок, а сейчас больше напоминала сине-зеленую волну, готовую в любое мгновение вырваться и смести все на своем пути. Это с виду она послушная, ласковая… Но открывать глаза и прерывать медитацию не стала, подумаю об этом после. Так я и нежилась какое-то время от солнечных лучей и плеска силы, ощущая, как исчезает усталость, а чувство невероятной свободы буквально окрыляет.

— Даже интересно, как ей это удается! — раздался голос Назара. — И ладно олень… Но притащить на верх башни медведя и каким-то образом заставить кусты малины забраться по камням…

Я открыла глаза, сдавленно пискнула, увидев на краю башни забавного маленького медвежонка и быстро разбегающиеся по башне кусты крапивы на корнях-ножках. Тут же подскочила и не нашла ничего умнее, как спрятаться за Даром.

— Похоже, Летиция проспорила мне желание! — раздался веселый голосок Фиона.

Фея появилась перед нами, опустилась на землю, приветливо улыбнулась.

— Так и знала, что найду нашего медведя у тебя, Эль. Что, сила возросла, да?

— Похоже на то. Еще бы понять, почему.

— Когда проходишь лабиринт любой богини, магия возрастает. Неужели Хартар не сказал?

Я, поняв, что ругаться не будут, окончательно вынырнула из-за спины Дара и посмотрела на медвежонка, лакомившегося малиной. Куст он прижал лапой к стене и безжалостно обдирал.

— Забыл, наверное, — выдал Дар. — Медведя-то заберешь? И кусты бы тоже. Без них он, похоже, не захочет спускаться.

— Разумеется. Загляну к вам после занятий. Интересно, как вы прошли испытания Арилун! — подмигнула Фиона.

Дар усмехнулся, кивнул, уточнил скольких фей ждать вместе с ней. Назар и Таир пообещали принести с собой еды. После этого Фиона исчезла, друзья отправились к себе, договорившись встретиться с нами позже, а мы с Даром начали собираться на занятия.

Уже привычно бегом добрались до учебной башни, где сверились с расписанием. Первым занятием стояла история магии. Едва прозвучал колокол, а за партами стихли шепотки, во вспыхнувшем портале появился ректор Хартар. Задумчиво оглядел аудиторию, быстро проверил нас по спискам.

— Доброго полета, студенты! Мы успешно прошли недавнюю историю мира. Этот семестр будет посвящен мифам и легендам о богах и героях. Так уж сложилось, что эти истории тесно переплетены с настоящим, поэтому знать их вы должны на зубок, — серьезно заявил Хартар.

— Для чего нам изучать сказки так долго? — не удержался кто-то с дальних рядов. — Не лучше ли перейти к битвам, военной стратегии и управлении оружием? Мы все же боевой факультет!

Ректор молчал долго, сверля нехорошим взглядом аудиторию.

— Я отвечу на ваш вопрос, адепт Ринтаран. Эти знания необходимы, чтобы воспользоваться ими при встречи с богами.

Послышались шепотки, словно кто-то не поверил в услышанное.

— Кто сомневается в существовании богов, могу лично познакомить с той же Шанлун, — спокойно предложил Хартар.

Желающих почему-то не нашлось, и ректор, убедившись, что его слова достигли цели, принялся за лекцию. Я записывала имена богов и делала пометки. Обязательно загляну в сборник легенд и мифов, чтобы ничего не упустить, раз уж с богами я стала общаться безумно часто.

Под конец занятия каждому студенту дали задание написать про кого-то из богов. Мне достался бог хаоса, заточенный в грани миров, откуда нет выхода, а Дару — Чарлун, бог тьмы. Как бы на них посмотреть! От нетерпения и любопытства я даже начала кусать губы. Дар, конечно, заметил, поинтересовался, о чем думаю. Созналась.

— Эль, давай сегодняшней ночью выберемся в Рицар? В городе есть храм со статуями богов-мужчин.

— Думаешь, это неопасно? — поинтересовалась я.

— Билли сходил сегодня утром, пока ты медитировала, забрал следилку. За две недели в подземном ходе никто не объявился, поэтому можем им воспользоваться. И я бы заодно проверил ту развилку. Потом опять начнем тренироваться, на это не останется времени.

Немного подумав, согласилась с доводами Дара. Перемена между первым занятием и вторым была небольшая, поэтому вскоре мы снова уткнулись в тетради, записывая очередную лекцию по законодательству. В первом семестре у нас шли основные законы королевства драконов и сопредельных государств, с которыми у крылатых заключены торговые договора. Сейчас же мы углублялись именно в законодательство Дарранского королевства. Даже Дар с трудом сдерживал вздох, хотя и знал наизусть все, что мы писали. Сдается, он легко бы мог попросить профессора Радария принять у него экзамен хоть сейчас, но Дар решил не выделяться. Безуспешно, на мой взгляд.

За эти месяцы он стал еще стройнее и мужественнее. Сказывались многочисленные тренировки, от которых никому не было спасения. Сила у Дара играла под мышцами, скользила в движениях, пронзительном бирюзовом взгляде. Добавить к этому белоснежно-пепельный цвет волос и изящный абрис лица, и уже не стоит удивляться, почему часть студенток на него смотрит, как кот на мышь.

Я настолько сама загляделась, что очнулась, когда Дар ткнул меня в бок, и принялась нагонять. До конца занятия так и не подняла глаз, пока профессор Радарий не выдал листы с домашним заданием — задачами юридического характера.

За обедом встретились с друзьями. Таир пришел с Илорой, Назар чуть припоздал, но счел необходимым напомнить, что через два месяца, как раз в первый день весны, нас ждут соревнования по гребле. Так как мы с Даром решили участвовать парой, а не в команде, нам необходимо было самим сделать лодку и оплести ее нужными заклинаниями.

От такой новости я даже поперхнулась, и Таир с лукавой улыбкой похлопал меня по спине. Дар же поспешил утешить, что лодку можно купить, а необходимые бытовые заклинания он знает. Я сочла за лучшее промолчать. Затея участвовать в состязании мне до сих пор казалась авантюрной. Грести-то я не умею. Пока Назар, который отвечал за организацию соревнований, вписывал нас в график для тренировок, я успела допить компот и доесть оладьи.

— Значит, два раза в неделю с пяти до шести мы можем занять полосу с препятствиями на озере, — задумчиво протянул Дар.

— Тренируйтесь и сами, если найдете место, — отмахнулся огневик.

И я его понимала, на территории Академии озеро было одно, а желающих участвовать в состязаниях и получить защитный амулет с силой самих богов столько, что свиток растянулся до пола.

Следующей парой у нас стояли, как ни странно, медитации. Видимо, ректор Хартар понял, что боевики вечно не находят на них времени и не дорабатывают, поэтому сделал дисциплину официальной и попросил Фиону строго следить за посещаемостью.

После обеда на медитациях клонило в сон, но я упорно не сдавалась. Радовалась только, что на аудиторию поставлен хороший щит, поэтому никакая живность и растительность здесь, приманенная моей силой, не окажется.

Последним занятием на сегодня оказалась физическая подготовка. Сноровисто переодевшись и смотав косу в жгут, я вышла на полигон, обнаружив, что однокурсники нас с Даром сторонятся.

— Наслышаны, как сегодня Таир снимал утром проклятья, — хмыкнул дракон, искренне радуясь, что к нам никто не лезет с вопросами.

Профессор Тарт появился жутко жизнерадостный. Мне даже завидно стало, когда он улыбнулся, рассматривая нас. Явно оценивал, насколько расслабились за каникулы, которых у нас с Даром не было. Налетел легкий ветерок, спутал его короткие волосы. Женская половина, собравшаяся на полигоне, не сдержала вздохов. Профессор Тарт был красив до невозможного, жаль, что не так же лоялен к студентам.

И нескольких минут не прошло, как мы рванули на пробежку. После трех кругов я почувствовала небывалый азарт, на который откликнулись ветра. Зашептали сплетни, игриво подтолкнули в спину, понесли за собой… Так что у финишной черты я оказалась раньше всех и чуть от радости не сшибла с ног профессора Тарта. Тот только головой покачал, а потом показал на полосу препятствий. Усовершенствованную, чтоб ее! Вываленная в грязи по самое не хочу, мокрая и тяжело дышащая, я прошла ее с большим трудом. Вот кого надо отправить Арилун в помощь создавать лабиринты. Тогда там и чудовища не выдержат. Радовало только то, что занятие было последним, поэтому мы с Даром быстро добрались до башни и привели себя в порядок.

Только-только успели высушить волосы, как в гости пришли феи, Назар и Таир. Фиона, Летиция и Зарифа принесли безумно вкусные пироги с курицей и картошкой, которые мы умяли дружной компанией, пока рассказывали о наших приключениях. Обсуждали произошедшее еще с час, строя самые невероятные предположения о том, кто похитил бога тьмы, но так ни на какой конкретной версии и не остановились.

Назар и Таир вскоре ушли на тренировку, феи отправились по делам, а мы с Даром — в библиотеку. Три часа потратили на реферат по богам для профессора Хартара. Я даже немного увлеклась, читая про древнего бога Хаоса. Никогда не встречала тех, кто бы подпитывался чужими эмоциями, какими бы они не были, и в тоже время нес столько разрушений и бед. Не зря бога заточили в гранях, ой как не зря.

— Дар, а он может вырваться?

— Кто?

— Хаос.

— Только если пройдет Великая Жатва.

— Это что такое? — не утерпела я от любопытства.

— Тысяча смертей, в которой повинен дракон, — глухо ответил Дар. — И то, перед этим еще надо снять печати богов кровью.

Было что-то в этих словах тревожащее, но нужная нить ускользала, не давала соединить воедино, что нужно. Я убрала на место книги, и мы с Даром вернулись в башню. Так как мой дракон за четверть часа решил задачи по законодательству, а я, скрипя сердце, отказалась от его помощи, Дар ушел с Билли и Лили строить сокровищницу. Мне пришлось наложить заклинание тишины, потому что грохот стоял неимоверный. Через два часа, когда я почти закончила, Дар появился в спальне весь в пыли и с разодранными локтями и коленями.

— Ты что там делал? Ползал?

— Пришлось. Углы никак не выравнивались, а когда заклинания стал накладывать, чуть кладку не тронул.

Дракон отправился в душ, а я снова уткнулась в тетрадь. Хорошо, что сегодня первый день занятий и заданий еще не так много.

Солнце клонилось к горизонту, когда мы с Даром пробрались к тайному лазу, показанному нам Билли и Лили. Спускались медленно, осторожно. Место, конечно, было безлюдным, но рисковать не хотелось. В этот раз Дар смог зажечь магический светлячок, потому что запрет на использование бытовой магии на нас уже не действовал. Огонек высветил знакомую сине-зеленую мозаику на полу, но остался неподвижен. Похоже, в подземном ходе даже не имелось сквозняков.

Через четверть часа мы оказались у знакомой развилки. Левый проход, как мы выяснили, вел в город. Немного подумав, решили проверить, куда выведет правый. Все же именно там Дар чувствовал воду.

Ход сужался, время от времени появлялись ступени, тянуло холодом… Я запахнулась в плащ посильнее, но все равно чувствовала себя неуютно. Дар же, казалось, этого всего не замечал. Он часто останавливался, принюхивался и сверкал глазами. В свете магического огня из бирюзовых зрачки у него превратились в темные, стали напоминать темный жемчуг с морского дна.

Наконец, мы вышли из туннеля и оказались на берегу подземного озера. Прозрачное, что странно, чистое…

Дар запустил несколько светлячков, освещая довольно большую пещеру, вгляделся вдаль.

— Странно…

— Что именно?

— Чувствую невероятную мощь, идущую от воды, словно она напитана магией, но в то же время на вид она самая обычная.

— Может, целебная? — предположила я.

Дар подошел к самому краю озера, присел на корточки, зачерпнул, позволяя каплям стекать по ладони, озадачился еще больше, а потом кто-то невидимый толкнул его в спину, и Дар полетел в воду.

— Дар!

Озеро пошло волнами, хлестнуло меня водяной плетью, сбивая с ног, не пуская броситься следом. Неужели в водоеме живет какое-то чудовище? Я вскочила, откашливаясь, готовая к чему угодно, но не к тому, что озеро начало светиться. Дар, уже обернувшись драконом, лишь показался на поверхности и нырнул на самую глубину.

— Что ты творишь? Возвращайся! — запоздало возмутилась я.

Тихий всплеск — и дракон окончательно исчез в озере. Я топнула ногой, потому что отправиться следом не могла, а злиться… это сколько хочешь. Ну погоди у меня, вернешься, мало не покажется! Пнула первый попавшийся камень, тот полетел к стене пещеры. Там что-то скрипнуло, засветилось голубоватым светом и… пещера стала меняться.

Над головой засияло множество фонарей, по стенам пошла рябь, и вскоре стали проявляться фрески. На первой изображалась богиня воды Ришлун. Она возвышалась над рекой, по которой плыли лодки с людьми. На второй мужчины и женщины азартно гребли изо всех сил. Над ними кружили какие-то хищные птицы, в воде виднелись опасные воронки, а в волнах скользил дракон.

На противоположной стене справа неизвестный художник нарисовал ломающиеся лодки и копошащихся в воде людей, а на следующей фреске — мужчину, получавшего из рук богини чашу с каким-то синим огнем.

И как это все понимать? Я прочитала все мифы про Ришлун, но не слышала о подобной истории!

И где же Дар? Куда он делся? Нет, я не боялась, что утонет в незнакомом озере, все же речной дракон, но не могла не тревожиться. И стоило только о нем подумать, как водная гладь пошла волнами, и показалось чешуйчатое тело моего дракона, который что-то тащил к берегу.

Я уставилась сначала на вытащенную к моим ногами лодку, а потом и на ржавый, обросший ракушками и водорослями сундук. Дар мгновенно обернулся, бесхитростно улыбнулся и заявил:

— А что ты хотела? Дракон всегда самое ценное тащит в пещеру к любимой и кладет к ее ногам.

Треснуть его по макушке, что ли?

Тут он оглянулся, замер, рассматривая стены, и опять счастливо улыбнулся. И после этого сразу так ощутимо запахло неприятностями.

— Эль, это же изображена сказка о гребце Элданаре! — воскликнул он. — И судя по всему, она правдива! Я даже нашел его лодку. Наверняка в сундуке что-то из обмундирования и…

Дар поймал мой растерянный взгляд и рассмеялся.

— Прости, ты не знаешь этой истории. Смотри, вот здесь на первой фреске изображена Ришлун, которая благословила соревнования гребцов. Их, как ты знаешь, каждый год проводит Академия драконов в первый день весны. Дальше нарисованы опасности, которые подстерегают участников. А на самой последней сама Ришлун вручает Элданару, первому победителю, волшебный амулет защиты.

— Там изображен огонь.

— Конечно! Защита богов особая, сгусток четырех стихий, которые, если хочешь, можешь превратить в амулет, но лучше всего… сделать глоток. Тогда никто не сможет эту силу отобрать, пока сама не истончится.

Признаться, я впечатлилась.

— И ты думаешь, это вот его лодка? Этого…

— Элданара, — подсказал Дар, глаза которого сверкали от предвкушения. — Он был любимчиком Ришлун. И чары на ней крепкие. Вполне возможно, она принадлежала именно ему. И знаешь, я думаю…

— О, нет! — тут же запаниковала я.

— О, да! Именно на ней мы и будем участвовать в соревнованиях. Подлатаю, сделаю весла, обновлю заклинания… Эль, — он обернулся ко мне, — поверь, крепче ее нет корабля на свете. Лодку Элданару после победы помогала зачаровывать сама Ришлун.

Глаза дракона сверкали такой незамутненной радостью, что спорить с ним было бесполезно. В конце концов, какая уже разница, на чем мы будем грести, лишь бы справились. Дару очень сильно нужен амулет защиты. И я и не думала отказываться от соревнования, хотя полагала, Дар вполне может справиться сам, я только помешаю. Дракон считал иначе. У него был разработан план действий на реке, и все что мне оставалось, сдаться.

— Вскроем сундук? — поинтересовался он.

Признаться, и мне было любопытно, что в нем. Соблюдая меры предосторожности, я создала защитный купол, и только потом Дар принялся колдовать над находкой. Бился долго, шептал заклинания и, наконец, удача оказалась на нашей стороне. Крышка со скрипом открылась.

Дар сноровисто вытащил сначала четыре складных весла, заявив, что два из них запасные, потом моток веревки, абордажный крюк…

— Знаешь, больше напоминает пиратский клад, — хмыкнула я.

— Есть такое. Поговаривали, Элданар потом как раз подался в пираты, и за это Ришлун наказала его, забрав свой дар. Неудивительно, что лодка так и осталась тут.

Дар нырнул на самое дно сундука и вытащил сетку с небольшими шариками, внутри которых клубился белесый туман.

— Ого! Эль, да нам несказанно повезло! Это шары с ловушками, которые будут на соревнованиях. Создать подобные может лишь по настоящему сильный и могущественный чародей. Запускаешь такой в воду, появляется преграда, которую необходимо преодолеть… Так Элданар и тренировался, похоже. И мы будем, — уверенно заявил Дар.

Потом опустил все сокровища в сундук, сграбастал меня в объятья и ласково поцеловал.

— Ты — мокрый, — возмутилась я.

Дракон рассмеялся, высушил на нас одежду.

— Эль, это ведь чудесный шанс… Давай не будем упускать его, потренируемся и победим.

— Давай, — согласилась я, обнимая Дара за плечи.

Какое-то время мы молча стояли так, а потом я поинтересовалась:

— Как думаешь, что в центральном проходе?

Дар пожал плечами. Бережно спрятал сундук, накрыв маскировочными чарами, то же самое проделал с лодкой, а затем решительно взял меня за руку и направился к развилке.

Последний неизведанный ход вывел нас в просторный зал. Весь он, включая пол и потолок, был покрыт лазурной мозаикой столь искусно, что казался драгоценным камнем. В стены вбиты не факелы, а кристаллы, рассеивающие свет. Ряды тяжелых белых колонн вдоль стен, служившие опорой, поражали монументальностью. И у центральной стены располагалась статуя богини Ришлун и пустая чаша.

— Один из ее храмов, — тихо заметил Дар и призвал воду, наполнил ей чашу, стоявшую у ног богини.

Я, повинуясь внутреннему порыву, позвала один из ветров. И он принес белые розы, опустил в воду. Дракон поклонился, поблагодарил за находку и отступил.

Я тоже зачем-то шагнула к богине-покровительнице Дара, хотя не знала о чем ее просить. Всмотрелась в статую. Здесь, как и в другом храме, скульптор изобразил ее с насмешливой улыбкой. Я поклонилась и попросила беречь моего дракона от бед, насколько это возможно. А большего и не нужно.

Какое-то время мы с Даром еще побыли в храме, а потом вернулись к развилке. Время стремительно убегало, а нам еще необходимо было попасть в Рицар.

 

Глава третья

 

Шли по подземному ходу быстро, так как необходимо было вернуться в Академию драконов пораньше. Завтра вставать рано, а спать хотелось уже сейчас. Дару, впрочем, еще хуже: его после нашей прогулки ждала медитация.

Наконец, мы выбрались наружу, проследили, чтобы дверь слилась со стеной, и отправились в храм. До центра города пришлось добираться с четверть часа.

Нужное здание выглядело монументальным и строгим. Построенное из грубовато отесанных камней, казалось могучей крепостью. В отличие от храма сестер-стихийниц, что расположился на территории Академии драконов, здесь не обвивали стены дикие розы, но ковром полз темно-зеленый плющ, из-за чего создавалось ощущение, будто здание врастало в землю, было его частью. Острые шпили и покрытые серебристым цветом черепицы с неизменными флигелями драконов завершали образ.

От храма исходила небывалая сила.

— Дар, а как же сестры-стихийницы? Если храм находится на территории Академии драконов, получается, простой народ не ходит к ним помолиться?

— В Рицаре есть еще один. Расположен в двух кварталах от центра. Он, конечно, поменьше, чем этот. Идем?

Я кивнула. Дар вытащил мешочек с драгоценными камнями. Как я уже выяснила, боги-мужчины предпочитали либо их, либо оружие, либо монеты. Объяснялось это тем, что они ценили практичность.

Поднялись по ступеням вслед за Даром, шагнула внутрь. Мрачновато, конечно. Сквозь витражные окна не лился свет, и пространство освещалось только многочисленными свечами, расставленными в нишах и паривших под потолком.

Первым, к чьей статуи мы подошли, был Наалун, бог стужи. Стройный и могучий, с распущенными по плечам волосами, которые величаво растрепались от порывов ледяного ветра. Одет в мантию и богато расшитый камнями костюм. В руках — посох со сверкающим кристаллом. Я засмотрелась на артефакт, и Дар тронул мой рукав. Поклонилась статуе, подумала, что не зря Наалун — муж Арилун, богини воздуха. Они с ним прекрасная пара, красивая и сильная.

У Шанлун супругом оказался Вардлун, бог-погодник. Мощная фигура, завернутая в плащ, словно замерла в кружащемся вихре. Взгляд при этом был чуть насмешливый, а в кудрях до плеч играли блики свечей, делая Вардлуна невероятно притягательным.

На него безумно походил супруг богини земли, Лиалун. Именно он покровительствовал драконам, в которых был силен дар к поиску сокровищ. Я читала легенду об этом боге. Однажды, когда люди стали бедны, он обернулся в дракона, осыпал чешуей землю, которая превратилась в драгоценные камни. Говорят, до сих пор их находят, необычайно яркие, чистые бриллианты с каплями божественной силы внутри. Смотря на Лиалуна, сверкающего очаровательной улыбкой, которая таилась даже в прямом открытом взгляде, невольно хотелось ответить тем же. Улыбнуться искренне, тепло и радостно. И моя сила рядом с его статуей ощущалась очень ярко и полно.

К мужу Ришлун я шагнула попозже, когда Дар уже ушел вглубь зала. Арналун, бог путей, выглядел простым странником в потертом плаще с посохом в руках. Лукавая улыбка безумно шла ему, а забавные ямочки на щеках придавали обаяния и шарма. Если не знать, что все клубки людских судеб в его руках, можно и не опасаться.

Оглянулась на Дара, который ходил от статуи к статуе с дарами, и решительно отправилась искать мужа Ирилун, бога тьмы. Да так и замерла возле него. Мужчина невероятной красоты, в чьих руках бился клубок темного пламени. Изящные черты лица, чуть раскосые глаза, легкая усмешка, прятавшаяся в глазах. Одет в костюм и развивающийся плащ.

— Учти, Эль, если бросишься целовать статую, начну ревновать, — хмыкнул Дар, выводя меня из легкого ступора.

Смутилась, заглядывая ему в глаза.

— Не переживай, муж Ирилун на всех, кто его впервые видит, так действует. К слову сказать, его брат, бог света, еще красивее. Он в нише на той стороне, — пояснил Дар.

— Пожалуй, мне хватит и Чарлуна, — заметила я, с трудом отрывая взгляд от статуи бога.

Быстро поклонилась и поспешила покинуть храм.

— Знаешь, Эль, — заметил Дар, когда мы снова оказались в подземном ходе. — Я вот все думаю, как мой наставник попадал в Академию драконов, находящуюся под защитой богинь-сестер.

— И?

— Если Чарлуна пленили, а кто-то из богов использует даже часть его силы, то он может беспрепятственно оказываться там, где и боги.

— В храмах? — уточнила я, поняв, к чему Дар клонит.

— Да. Это богу не покинуть его, а дракону вполне. И если учесть невидимость Танара… То вполне понятно, как он и проклятье в меня швырнул, и цветок подкинул.

— Есть еще вариант, что кто-то из богинь его пропускает, открывает проход, подчиняясь древней силе Чарлуна.

— Вряд ли… На подобное способны лишь четыре сестры, их мощи хватит, но зачем им это? Тем более Танар нападает на моих родителей, которым покровительствую Шанлун, самая сильная из них.

Представляю, как нам будет весело, когда придется отправиться добывать к ней пламя древнего дракона. Я настолько ушла в свои мысли, что не заметила, как Дар остановился, и уткнулась в его спину. Дракон развернулся, поймал меня в объятья и, улыбаясь, заявил:

— Попалась!

Притиснул к стене в безумно собственническом жесте, не давая и шанса выскользнуть. Глаза в глаза… Миг, когда его губы вот-вот должны коснуться моих, и за это время ты успеваешь и растаять, и расплавиться, и потерять опору, превращается в вечность. И желание… дикое, ненормальное, будоражит кровь от того, что нас в этом подземелье лишь двое.

Сладкое прикосновение, которым я не могу напиться, тянусь следом за еще одним. Мы целовались как сумасшедшие, и когда Дар, тяжело дыша, остановился, я обнаружила, что мои пальцы запутались в его волосах, а нога вообще закинута на бедро Дара.

— М-да… Не думал, что сила Чарлун так на тебя подействует, — прохрипел Дар. — Все запретные желания всколыхнул, а ведь только возле статуи постояла. Боюсь представить ощущения Ирилун.

— Дар! — пискнула я.

Дракон наклонился, заскользил губами по моей шее, добрался до ключиц, и я обнаружила, что он почти раздет. На нем даже штаны спущены! Зло рыкнула. Дар рассмеялся.

— Вообще-то, это ты стянула, — заявил нагло, сверкая глазами так, что колени подгибались.

Быстро привел в порядок свою одежду, прижал меня к себе, не давая сбежать.

— Эль, не бойся этих желаний. Они нормальны, естественны и правильны.

Потом подумал немного и уверенно добавил:

— Если направлены на меня.

Вот что с ним делать? Фыркнула, поправила одежду и решительно направилась вперед. Добирались до башни быстро, едва ли не бегом. Я, все еще дуясь то ли на себя за вольность, то ли на Дара, причем непонятно на что, отправилась спать в свою комнату. Зря, конечно. Посреди ночи проснулась от рыка Дара, помчалась к нему. Дракон метался по постели, по его телу бежали алые и золотые искры.

Позвала, но он не откликнулся. Молча обняла за плечи и моментально оказалась в коконе его рук и ног. Дар затих. Во сне вдыхал запах моих волос, и, похоже, не был намерен отпускать, даже улыбаться начал. Вот же драконище несносный, сграбастал свою добычу и счастлив! Осторожно поцеловала его в висок, устроилась поудобнее и закрыла глаза.

Дни полетели стремительно. Ректор Хартар, посоветовавшись с профессором Тартом, решил, что следующие три месяца, как и прежде, мы будем тренироваться на полигонах. Физическая подготовка и владение оружием всегда пригодятся. А что касается магии… Дар будет совершенствовать водную, а я изучать редкие заклинания. Они наверняка помогут в сложной ситуации. Никто понятия не имел, что нас ждет во дворце сестрицы Ришлун. Дар надеялся, сестра его покровительницы не станет причинять вреда, но Хартар не разделял его мнение. Арилун, богиня воздуха, уже успела порадовать нас лабиринтом.

Желание участвовать в гребле дядя Дара не поддержал, слишком уж состязание опасное и непредсказуемое из-за магии, которая выпускается из древнего артефакта, но здесь мой дракон и я остались непреклонны. Единственный шанс получить защиту мы не упустим ни за что на свете.

В январе Хартар решил дать нам передышку, велев улучшать физическую форму и накапливать резерв. Поэтому мы с Даром после занятий теперь шли не в библиотеку, а на полигон, где под руководством профессора Тарта и Фионы проходили то одну, то другую полосу препятствий. Вечер отводился под учебу, медитации и пока что греблю по графику Назара.

С друзьями мы виделись не так часто, в основном утром или за обедом, не пересекаясь на занятиях. Назар и Таир иногда присоединились к нам на тренировках, но занятий на старших курсах было больше, поэтому и у них времени пообщаться оставалось не так много.

Когда месяц подошел к концу, мы с Даром доделали сокровищницу, наложив все необходимые чары. Билли и Лили, занятые весь январь разбором драгоценностей, забыли про каверзы, и нам жилось вполне спокойно. Сейчас, когда мы покинули подвал, где бурундуки принялись накладывать последние заклинания, взяв у нас с Даром по капле крови, дракон озадачился, чем бы полезным их еще занять.

— Может, добудем немного сокровищ?

— И не надейся. На артефакторике мы пока просто отрабатываем заклинания поисков разных камней и учимся чувствовать ловушки.

— Сдается терпение профессора Линдана на исходе, поэтому скоро нам будет весело. Эль, предлагаю начать тренировку на лодке.

— Она же не наплаву.

— Починил, — заявил счастливый Дар.

Да когда успел-то? Ночью, что ли, выбирался?

— Предлагаю тренироваться каждый день после заката, иначе толку не будет. Соревнования через полтора месяца. А нам пора учиться работать в паре и разработать тактику.

Так как сегодня был выходной, и мы успели уже разобраться с домашними заданиями, доделать сокровищницу и даже часок поваляться с друзьями на озере, наслаждаясь жизнью, решили отправиться в подземный ход прямо сейчас. Дар, кстати, часть шаров из сетки отдал Назару. Правда, откуда их добыл, не рассказал. Но когда я увидела, как в них вцепился огневик, поняла, что знаю, как минимум, уже двух ненормальных драконов.

Лодка выглядела удивительно красивой. На корме Дар вырезал и приделал на удачу голову дракона, накрепко закрепил весла, наложив заклинания, чтобы не сломались, а запасные уложил на дно. Грести я не умела, поэтому два часа Дар убил на то, чтобы научить меня это делать. За это время мы раз десять оказывались в воде, потому что лодка переворачивалась. Понятия не имею, как я буду грести по совсем неспокойной реке. Тело ломило от усталости, ныли руки и ноги, хотя вроде бы на тренировках я не ленилась. Дар подхватил меня на руки и понес к выходу.

— Иди собираться, — велел он, едва мы оказались в башне.

— Куда? — вяло поинтересовалась я, сгорая от желания растянуться в позе звездочки на ближайшей ко мне кровати.

— На свидание со мной. Я же обещал, а ты, между прочим, согласилась,— напомнил он. — Впрочем, если не хочешь никуда идти, устроим его прямо здесь, в ванной комнате. И нет необходимости одеваться.

Надо ли говорить, что после этих слов у меня нашлись силы даже на то, чтобы погоняться за Даром по комнате с подушкой в руках? Почти час потом ушел на то, чтобы собраться. Я, как истинная девушка, долго выбирала платье, остановившись на светло-зеленом, с белыми вставками. Волосы собрала в изящную, но вполне нетрудоемкую прическу, закрепив пряди шпильками. На ноги впервые за последнее время, не считая бала, надела туфельки на невысоком каблуке. Когда была готова, Дар мерил гостиную шагами и о чем-то разговаривал с бурундуками.

— А вдруг она передумает?

Билли фыркнул и показал на меня, замершую наверху лестницы, лапкой. Дар стремительно обернулся, выдохнул хриплым голосом мое имя. Стоило только сделать шаг, как он стремительно взлетел по лестнице, подхватил на руки и понес вниз.

— Какая же ты красивая, Эль, — заявил, нежно целуя в щеку. — Дотронуться страшно.

Сам Дар, одетый в темно-синий камзол, черные штаны и белоснежную рубашку, выглядел, словно принц из сказки. Впрочем, он и был им, просто, когда каждый раз видишь Дара, вываленного стараниями профессора Тарта в грязи или обнимающего меня, ищущего в ночи защиту от своих кошмаров, об этом не вспоминаешь. Сейчас же галантные манеры и случайные жесты, весь его вид и собранность говорили о том, кто передо мной.

— Я готова, — выпалила, едва ноги коснулись земли.

— Вижу. Хмм… тогда Рада нас отнесет, куда нужно, плащи уже наверху.

И вот зачем он тогда меня с лестницы на руках нес?

— А как же удовольствие получить? — рассмеялся Дар, едва спросила, и снова подхватил на руки.

Рада от нетерпения фыркала и постукивала копытами. Ночь выдалась на удивление теплой и звездной. Едва мы взлетели, утонили в ней, растворились, исчезли… Соскучившаяся по нашим общим полетам Рада сделала круг над академическим городком. За стенами падал снег, красивыми хлопьями устилая землю. Безумно хотелось выбраться и насладиться этим зрелищем. И может быть, как в детстве, слепить снеговика и поиграть в снежки. Некоторое время мы зависли над стеной, а потом Рада полетела дальше, к озеру. Кто бы сомневался, что речной дракон поведет меня на свидание в другое место.

Мы почти добрались до середины озера, как из воды буквально вынырнул островок. На нем мгновенно вспыхнули свечи, и я смогла рассмотреть повисшую в воздухе зачарованную скрипку и установленный изящный столик с накрытым ужином.

Дар помог спуститься, поблагодарил Раду, попросив прилететь за нами через два часа, а сам уточнил:

— Нравится?

— Очень, — созналась я, усаживаясь на галантно отодвинутый стул.

Тут же ожила скрипка, смычок тронул струны, в воздухе зазвучала нежная трель. Дар же просто смотрел на меня, не сводя глаз. И я отвечала тем же. Сдается, нам не нужен никакой антураж, чтобы сгорать в огне друг друга.

Он улыбнулся невероятно счастливо и принялся за мной ухаживать. Какое-то время я чувствовала себя весьма неловко, но вскоре это ощущение исчезло. Мы с Даром болтали о детстве, любимых книгах, музыке…

— Знаешь, Эль, о чем я сейчас подумал…

— О чем? — поддалась я на провокацию.

— Жаль, мы не встретились раньше. Видимо, всему свой срок. И жаль, на прошлом балу так мало потанцевали. Исправим последнее сейчас?

Дар поднялся, протянул руку в приглашающем жесте. И скрипка снова запела красивую плавную мелодию. Кружиться в паре с Даром, когда над головой бездонное небо, а ветер играет с волнами, было невероятно. Мне казалось, ветер вот-вот подхватит нас и унесет далеко-далеко, где нет никого-никого. В какой момент мы начали целоваться, кто сделал первый сближающий шаг, не знаю. Нежность и страсть переплелись, укрыли собой…

— А теперь оглянись и посмотри, на что ты способна, — прошептал Дар, и я послушалась.

Озеро вокруг укрыл ковер белоснежных кувшинок, от которых шел сладкий аромат.

— Вот это я понимаю, истинная магия богини весны, — раздался голос ректора Хартара. — Разбудить цветы посреди зимы…

— Дядя, — расстроено выдохнул Дар, не ожидавший, что наше свидание прервут.

— У нас проблема племянник. Несколько минут назад сработали мои сигнальные чары.

— Те, что ты усовершенствовал? — деловито уточнил Дар.

— Да.

— А о чем речь? — поинтересовалась я.

— Танар просто так не сдастся, это было ясно с самого начала. Если закрыть лазейки, все равно одну да найдет. Я нырнул-то к вам в последний момент, когда ловушка захлопывалась. Озеро сейчас подернулось черной дымкой, тьма окружает и убьет нас минут через десять. Выбраться из ядовитого тумана, пока не развеется, невозможно. Портал не открыть. Не взлететь. Магия не действует.

— Танар не учел мою вторую ипостась, да? — спокойно заметил Дар.

— Танар посчитал, что Эль ты рисковать не станешь. Скорее умрешь, чем уйдешь под воду и оставишь ее одну.

— У тебя ведь есть идея, да, дядя?

— Эль, вытягивай магию из цветов, ее там полно, и создавай купол, с которым нырнешь под воду с Даром. Я воспользуюсь силой, что хранится в скрипке.

Мы справились за пять минут. Дар обернулся, нырнул, обвил хвостом два пузыря, в котором оказались я и Хартар. Ректор подобрался ближе, я увидела, как от острова к нему тянется тонкая серебряная нить силы. Значит, Дар сотворил его при помощи магии, а Танар и не подумал про случайный источник.

Вскоре ректор Хартар вытянул всю силу, остров исчез. Подплыл ко мне в своем пузыре, сделал из двух один, попросил Дара пока снизиться и осмотреться. Мы опустились на самое дно, выждали четверть часа, а затем стали медленно передвигаться дальше, осторожничая и готовые ко всему. Ждали нападения сверху, но оно пришло сразу с нескольких сторон. Тьма опутала, спеленала, лишила возможности видеть, несмотря на защитный купол. И вдруг разорвалась синим искрящимся пламенем, а слева мелькнул ураган.

Дар не думал, его тело спружинило, приподнялось… Плевок синим пламенем вышел знатным, неясную тень швырнуло в открывшуюся воронку, но тьма окончательно так и не развеялась. Я вытаращилась на Дара. Если вам кто-нибудь когда-нибудь скажет, что Дар безобиден в ипостаси водного дракона, не верьте. Лучше сразу бегите.

— Мгла ядовита, чары продержаться долго, а магия тает. Предлагаю двигаться к берегу, в сторону Академии. Дар, слышишь?

Дракон обернулся, вытащил язык и лизнул наш купол, смотря на меня бирюзовыми глазами.

— Ректор Хартар, утешьте и скажите, что он не собирается меня съесть, — попросила я.

Дядя Дара хмыкнул, а я подошла к краю пузыря, прижалась к нему лбом и, глядя в глаза своего дракона, сказала:

— Ты — неподражаем, Дар.

Во тьме сверкнули пронзительные голубые глаза, дракон обернулся, плюнул в тьму огнем, открывая нам проход. Мы с ректором Хартаром могли бы спокойно идти по дну, если нужно, да только времени на это потратится больше, а магия у нас заблокирована. Дар же синей опасной молнией разрезал тьму и несся к берегу, сверкая чешуей.

Вынырнул — и пузырь лопнул, но мы оказались уже в безопасности. Над озером кружили феи. То тут, то там мелькали искрами волшебные палочки, с кончиков которых срывался свет и даже не прогонял, а уничтожал тьму.

Фиона бросилась к Хартару, обняла, целуя и всхлипывая.

— Сорвался, мне ничего не сказал… Убила бы тебя, дракон! Ненавижу!

— А я думал, любишь!

— Если ты еще раз так сделаешь, позаимствую у Билли с Лили зелье и обездвижу! — рявкнула фея.

Я впечатлилась тем, что угрожала она моими бурундуками. Хартар сощурился, приподнял фею и поцеловал, наверняка заставив ни о чем не думать. Я так загляделась на пару, что поскользнулась и полетела в воду. Дар мгновенно обернулся, бросился меня спасать, забыв о Хартаре и Фионе. Вдали вдруг послышалось ржание Рады.

Дар все равно успел первым, вытащил меня на берег, отдышался, потрепал по морде встревоженную ветреницу. Над головой снова было черное небо, усыпанное звездами. И волны озера тихо и лениво набегали на песок. И не скажешь, что полчаса назад нам грозила смерть от тьмы. Покосилась на фей.

— Ты же не думала, что они только цветам помогают расти да в бытовой магии смыслят? Этим они для души занимаются. А так… не представляешь, чего дяде стоило переманить их жить в Академию драконов, — заметил Дар.

— Магию света в действии я вижу впервые, — созналась честно.

— А уж магию лучшего в нашем мире солнечного боевого отряда тем более, — ухмыльнулся Дар, помогая забраться на Раду. — Эль, у меня резерв на нуле, высушишь нам одежду? Обычно под водой я могу давать дюжину залпов, потом необходим перерыв на полчаса.

— Блокировка поставлена чересчур хитро и умно, магия вернется к нам троим через час. Так что пусть Рада отнесет вас к башне, иначе и простыть можете. Летиция, проводишь? — поинтересовался Хартар, который смотрел, как феи уничтожают последние клочья тьмы.

Фея кивнула, а я покосилась на ректора и малость растрепанную Фиону. Похоже, тут без нас разберутся.

— Танар не вернется, не бойтесь. Сдается, больше он в Академию магии не сунется, я не оставил для него лазеек. Эх жаль… упустили. А ведь если бы не ядовитая мгла, от его сердца и пепла бы не оставил! — выпалил Хартар.

Фиона сощурилась, развернулась к Хартару.

— Значит, ловушки мы ставили, да, дракон? И мне даже не сказали! С первородной тьмой сам решил справиться, Хартар? Научился хитрить, делать так, чтобы даже мой дар лжи не чувствовал!

Кажется, кое-кто разбушевался не на шутку. Хартар сощурился, притянул Фиону к себе, закинул на плечо и заявил Летиции:

— Дара и Эль проводить, озеро еще раз проверить, а мы… скоро вернемся.

— Отпусти, чешуйчатый! — взвыла Фиона, почему-то не спеша применять магию.

— Да не дождешься! — заявил ректор и направился в сторону деревьев.

Феи переглянулись, и Кассандра заметила:

— Интересно, долго он ее еще будет уговаривать соединить судьбы?

Дар, уже запрыгнувший на Раду, удивленно приподнял брови.

— А я-то думал, почему мы до сих пор свадьбу не празднуем… Значит, Фиона держит оборону. И правильно, пусть помучается, — выдал Дар.

— Никакой мужской солидарности, смотрю, — ехидно сказала я.

— Чем дольше завоевываешь, тем больше потом ценишь, Эль. Так что пусть вкусит всю прелесть женской гордости.

Я весело хмыкнула и ничего не ответила. Ветреница тихонько заржала, разогналась и помчалась по воздуху. Взбудораженные ветра понеслись нам вслед, догнали, начали шептать. Про Танара и тьму, чистый снег за стенами Академии драконов, новый полигон для занятий артефакторики, который установили сегодня и зачаровали нам на погибель…

— Какие же они сплетники, — заметил Дар, который тоже прислушался к тому, что принес ветер.

— Зато мы будем готовы к завтрашней артефакторике.

Летиция, летевшая неподалеку, весело улыбнулась. Сдается, фея не просто знала о том, что ждет несчастных студентов, но и принимала в создании нового полигона непосредственное участие.

Добрались до нашей башни быстро, оставили Раду наверху, отправились вниз.

— Ну как свидание? — поинтересовалась Лили, не отвлекаясь от натирания хрустального бокала.

— Удалось, — улыбнулась я. — Особенно впечатляющей оказалась вторая часть.

Лили повернулась к нам, хлопнула глазами и упала от неожиданности со стола. Из кухни показался Билли, вытаращился на нас.

— Это вы откуда такие? Дар, ты что там сотворил?

— Да не он это, а Танар.

— И ведь гад такой в самом неподходящее время появился.

Я хихикнула.

— В общем, в ближайший час у нас не будет магии, феи сняли ядовитый мрак, а дядя бушует. Хотя, там больше бушует Фиона, — задумчиво заметил Дар, накидывая на меня покрывало.

Затем велел Лили подогреть вино со специями и покосился на хрустальные бокалы.

— Откуда взяли? Вернее, у кого стащили? — поинтересовался хмуро.

— Обменяли, — заявил Билли. — Фионе зачем-то срочно понадобилась веревка. Даже Летицию прислала за ней.

— М-да… что-то не завидую я дяде, — выдал Дар и посмотрел на меня. — Эль, как насчет продолжения свидания?

— Это как?

Тут Лили принесла вино, и Дар протянул мне.

— Вместе вымыться, вместе забраться под одеяло и вместе уснуть.

Я сделала глоток и кивнула. Хороший план, тем более завтра нас первой парой ждет артефакторика. Билли и Лили вскоре исчезли, и мы с Даром молча пили горячее вино, согреваясь.

Поднялись наверх, скинули влажные покрывала и одежду. Раз магия появится через четверть часа, можно будет скоро высушить. А дальше распахнули дверь в ванну и…

— Темная драконья бездна! — выдал Дар.

Дело в том, что ванна была уже набрана, в нишах горели свечи, а пол кое-кто хвостатый и пушистый усыпал лепестками, похоже оборвав все кусты роз на башне.

Билли и Лили, кравшиеся за нами следом, переглянулись, быстро подскочили к двери.

— Можете не благодарить, — заявил бурундук.

— Приятной ночи, — добила Лили.

— Сводники! — вслед прошипел Дар, а потом посмотрел на меня и поинтересовался: — Хочешь все уберу?

В голосе дракона при этом слышалась тоска. Я подошла к наполненной ванне, потрогала воду, вдохнула.

— Хорошо, приятно, вкусно пахнет… Пузыри мыльные можно попускать.

Дар посмотрел на меня и неприлично расхохотался.

— Эль, с тобой любая чужая эротическая фантазия приобретает оттенок веселья. Забираемся? Научишь меня делать мыльные пузыри? Никогда не пробовал.

— Это все потому, что принц, — назидательно заявила я и рассмеялась в ответ.

Хохоча, незаметно окончательно разделись и оказались вдвоем в воде. И Дар тут же потребовал выполнять обещание. Быстро вытащил из бокалов с вином тонкие трубочки, отложил. Напиток пришлось выпить, а в посуду налить мыльной воды. И дело пошло… Даже минут через пятнадцать начали спорить, кто справляется лучше и начали счет. А потом я вдруг оказалась в его руках, прижатая к груди, и большинство свечей к этому моменту погасло.

И губы Дара близко-близко, так и хочется прикоснуться.

— А может, помедитируем? — выпалила я.

— Никогда не пробовал в воде, — вдруг сознался дракон.

— А зря! Ты — между прочим, речной дракон, поэтому вполне может получиться, да и резерв станет еще больше.

Дар озадачился, явно отвлекся от всяких неприличных мыслей, решительно закрыл глаза. Меня при этом отпускать не захотел. Пришлось последовать его примеру. И как-то получилось это легко, естественно…

— Даже боюсь поинтересоваться, что тут происходит, — раздался голос Билли.

— Медитируем, — хмыкнул Дар, открывая глаза.

Я сделала тоже самое и прикусила губу. В ванной комнате в пузырях воды каким-то образом очутились золотые и серебряные рыбки и плавали, беззвучно открывая рот.

— Результат убийственный, — выдал Билли.

Я покраснела, сползла с плеча Дара и попыталась стать незаметной.

— Нет бы приманить орехи! Или драгоценные камни! Так они рыб из прудов фей! — выдал Билли и упер руки в бока, отчего теперь хотелось рассмеяться.

А ведь Дару придется рыбок еще и обратно отправлять. Хоть бы раз мы легли спать нормально и без приключений.

Дракон тем временем выбрался из ванны, обмотался полотенцем, позвал ветерок и согнал водные пузыри вместе.

— Я быстро!

— Дар, — позвала я.

— Что?

— Ты бы полотенце сменил на штаны.

Он покосился на свой вид, отправился в спальню добывать одежду.

— Эль, а тут Назар заходил, просил передать, что завтра на артефакторике будет что-то трудное… Мы просто забыли, — заметил Билли.

— Ветра уже насплетничали, — заявила я, выбираясь и кутаясь в полотенце, а потом принимаясь приводить ванную комнату в порядок — убирать свечи, сушить пол и вещи.

— Мы тут подумали-подумали… есть у нас один порошок… У богини земли позаимствовали. Вдруг да пригодится?

— А что он может?

— В том-то и дело, что не знаем. Мы пробовали сыпать его на землю, но ничего не происходит. Но не просто так же она хранила его под семью мощнейшими заклинаниями! — выдал Билли и с надеждой посмотрел на меня.

И может быть, в любой другой раз, я бы его не взяла, но это артефакторика, и это профессор Линдан… потому я и не подумала отказаться, а искренно поблагодарила Билли и Лили и отправилась отдыхать.

 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям