0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Аферистка по призванию (#2) » Отрывок из книги «Аферистка по призванию. Книга 2»

Отрывок из книги «Аферистка по призванию (#2)»

Автор: Соболянская Елизавета||Углицкая Алина

Исключительными правами на произведение «Аферистка по призванию (#2)» обладает автор — Соболянская Елизавета||Углицкая Алина Copyright © Соболянская Елизавета||Углицкая Алина

Пролог

 

 Где-то в Нентории

 

   Стук в дверь отвлек Роберта от бумаг. Так деликатно и тихо мог стучать только Франциск – старый дворецкий, служивший семье графов д’Орунелл уже много лет.

   Молодой человек вздохнул, пробежал глазами последние записи, отложил перо и сказал:

   – Входи!

   Дверь приоткрылась. В кабинет молодого господина вошел суховатый высокий старик с прямой, как палка, спиной. Его идеальная, без единого пятнышка белая ливрея была отличительной чертой слуг дома д’Орунелл. А булавка из оникса на шейном платке указывала на высокий ранг.

   – Франц, почему так поздно? – осведомился граф и, хмуря брови, уставился на серебристый поднос, который дворецкий держал на ладони. – Что там еще?

   – Ваше Сиятельство, это принес охранник. Он сказал, что конверт просунули в щель под воротами.

   Старик опустил поднос на стол перед хозяином.

   Удивленный Роберт щелкнул пальцами, проверяя странную корреспонденцию на магические или опасные для жизни включения. Обычно родовой почтовый поднос неплохо справлялся с этим, но всегда находились умельцы, изобретающие что-то новенькое. Послание не изменилось. Граф кончиками пальцев взял скромный конверт из дешевой серой бумаги и покрутил в руках. Дешевые слабые чернила, серая бумага, а почерк – так пишет его конюх “…цать мешков овса”! Конюшня вспомнилась неслучайно – от странного послания исходил стойкий запах конского пота, словно его долго держали в старой седельной сумке. Ни подписи, ни обратного адреса – ничего! Даже на сургуче, которым был запечатан конверт, не оказалось никаких знаков. Просто кляксы дешевого бурого цвета, купленного, скорее всего, на ближайшей почтовой станции.

   – Странно, – пробормотал молодой человек с нарастающей тревогой и вскрыл конверт.

   Вытащил сложенный вдвое листок и прочитал вслух, с трудом разбирая кривые строки:

   – “Граф д’Орунелл! Ваша невеста у нас. Если хотите увидеть ее живой, не смейте никому сообщать об этом послании!..”

   Голос графа сорвался. Побледнев, Роберт сжал конверт и ощутил, что там есть что-то еще! С бешеным стуком сердца рванул конверт, и ему в ладонь тут же выпала блестящая безделушка. Он застыл, впившись в нее глазами.

   Это была серьга. Скромная золотая сережка с рубином. И в ней не было ничего особенного, не считая двух фактов.

   Эти серьги сделал известный в Нентории ювелир по его, Роберта, личному заказу. А еще он собственными руками вдел их в милые ушки своей невесты Лоретты д’Анкур перед тем, как она отправилась из Нааганата в Драконию!

   Взгляд потрясенного графа вернулся к письму:

   “…Наши требования весьма скромны. Мы с удовольствием обменяем вашу прелестную невесту на безделицу, которая уже много лет хранится в вашей семье. Речь идет о Черном Гримуаре. Нам известно, что у вас находится последний экземпляр этой древней книги. Если согласны, то сожмите в руках сережку и произнесите вслух ваш ответ. Он будет услышан, и вы получите дальнейшие указания”.

   – Некромантия запрещена во всех окрестных королевствах! – тихий голос слуги заставил Роберта вздрогнуть и вернуться в реальность. – Если о Гримуаре узнают, вас обвинят в незаконном хранении, а король пришлет сюда отряд боевых магов, чтобы выжечь некромантское гнездо и половину ваших владений! Что вы намерены делать, Ваше Сиятельство?

   Роберт понял, что уже несколько минут сверлит глазами письмо. В душе клокотала буря.

   – Не знаю! – отрезал он, хватая серьгу. – Но я найду выход!

 

Глава 1

 

   На следующее утро все случившееся ночью казалось дурным сном.

   Кира медленно сползла с кровати, лениво умылась прохладной водой, причесала волосы и, накинув “чайное” платье, напоминающее обильно украшенный оборочками халат, спустилась в кухню вместе с котятами.

   Малыши сразу кинулись к месту кормежки, задорно стуча пустыми мисками. Пришлось нарубить для них мяса, разбить в отдельную миску пару яиц и покрошить творога. В брошюре по содержанию мантикор указывалась необходимость разнообразного питания для подрастающих магических кошек.

   Только после этого Кира смогла заняться собственным завтраком. Впрочем, готовить не хотелось, так что она отрезала несколько тонких ломтиков белого хлеба, намазала их медом и плюхнула на магическую плиту турку для кофе.

   Не успела она сварить любимый напиток, как в парадную дверь постучали. Это не могла быть служанка: Арда всегда заходила с черного входа, дом ее знал и пускал.

   – Кого там принесла нелегкая! – раздалось знакомое ворчание, и рядом с девушкой материализовался призрак алхимика.

   Это произошло столь внезапно, что Кира едва куском булки не подавилась.

   – Профессор! – воскликнула, немного откашлявшись. – Вы хотя бы предупреждайте!.. В следующий раз… – прибавила она, поймав на себе насмешливый взгляд мужчины.

   Котята, заметив духа, повели себя очень странно: выгнули спины дыбом, встопорщили шерсть и зашипели.

   – Цыть, малявки, – беззлобно бросил Рильон. – Сейчас не до вас. Ты уже придумала, как будешь искать мой перстень?

   Стук повторился. Это избавило Киру от необходимости отвечать.

   Игнорируя мага, она выглянула в окно.

   На крыльце топтался незнакомый юноша в светлом костюме с узким галстуком и в соломенной шляпе-канотье.

   Светловолосый и светлокожий, с острым носом и по-птичьи круглыми глазами, он выглядел милым чистеньким мальчиком из зажиточной семьи. Только тросточки в руках не хватало. Вместо нее незнакомец держал папку с бумагами и слегка пританцовывал, словно от нетерпения.

   – Профессор, вы знаете, кто это? – Кира с любопытством оглядела незнакомца.

   – Еще бы не знать, – проворчал призрак, подлетев ближе и заглядывая в окно через плечо Киры, – это Тит Данасий. Самый ядовитый вестник местной газеты. Настоящий проныра! Сразу видно, явился сюда в поиске свежих новостей.

   Кира поняла, что под “вестником” Рильон имеет в виду журналиста. Она вспомнила статью, на которую случайно наткнулась в департаменте. Было там что-то такое: “Ждите эксклюзивное интервью с леди д’Анкур уже в ближайшем выпуске!”

   – Похоже, придется его впустить, – вздохнула она. – Еще напишет обо мне что-нибудь этакое, – девушка повела рукой в воздухе, изображая замысловатый кульбит.

   – Статья в “Новостях” привлечет слишком много любопытных, – недовольно высказался профессор, – а вам нужно искать мой перстень!

   Кира усмехнулась:

   – Не переживайте. Есть у меня одна идея.

   – И какая же, позвольте узнать?

   – Используем этого вестника в наших целях. Попробуем выманить вашего таинственного вора с помощью интервью.

   Рильон посмотрел на нее с явным сомнением:

   – Что-то подсказывает мне, что это плохая идея.

   – У вас есть получше, профессор? – хмыкнула Кира.

   Ее уже охватил азарт, какого она сама от себя не ожидала. Потирая руки в предвкушении хорошего развлечения, она направилась в холл. Котята помчались следом, пытаясь при этом ухватить что-то в воздухе.

   “Я буду рядом! – прозвучал в голове недовольный голос призрака. – На всякий случай! Ай, да отцепитесь вы!”

   Перед тем, как открыть дверь, Кира заглянула в зеркало. Поправила кружева на груди, “надела” светскую улыбку и только тогда повернула замок.

   – Вы что-то хотели, любезный? – хлопнула ресничками перед носом журналиста.

   Тот, надо отдать ему должное, моментально взял себя в руки. Приосанился и ответил не менее светской улыбкой:

   – Прошу прощения за ранний визит, леди д’Анкур, но дело не терпит отлагательств.

   Он снял канотье, учтиво поклонился и затараторил, наступая на девушку и вынуждая впустить его в дом:

   – Тит Данасий к вашим услугам, лучший вестник “Новобашенских новостей”. Только свежие новости, и только у нас! Откомандирован нашим редактором, мэтром Жулиском, дабы взять интервью у самой очаровательной леди-детектива этого столетия!

   Кира уперлась одной рукой в дверную раму и старательно удивилась:

   – Простите, я не расслышала, кто вы?

   Стиляга немного растерялся:

   – Вестник! Я прибыл взять у вас интервью!

   – Ах, неужели! – Кира старательно округлила рот и уставилась на журналиста с легким испугом: – Но это же совершенно невозможно! Я не готова! Нужно переменить платье, сделать прическу, выбрать туфельки! Право, сударь… простите, не помню вашего имени. Зайдите к обеду! А лучше к ужину! Или завтра! Да, точно, завтра будет лучше всего!

   Она тараторила так же быстро, как он перед этим. А заодно напирала грудью, вынуждая беднягу шаг за шагом отступать все дальше от двери. Пока тот наконец не оступился, забыв, что у крыльца еще три ступеньки.

   Доски хрустнули. Неудачливый репортер с обреченным криком упал на дорожку и вдобавок приложился затылком о щебень. Шляпа смягчила удар, но изрядно помялась.

   Однако это не остановило акулу пера, уже почуявшего сладкий запах сенсации. Встав на четвереньки, Тит поправил шляпу и решительно кинулся к девушке, уже готовой захлопнуть дверь:

   – Леди д’Анкур! Но почему завтра? Что мешает нам поговорить сейчас? Или вы уже обещали кому-то эксклюзивное интервью?

   От такой мысли бедняга покрылся алыми пятнами и дернул галстук, словно тот мешал ему дышать.

   – Я заплачу больше! – добавил он, поднимаясь и отряхивая колени.

   – Сколько? – тут же отреагировала Кира, вспомнив, что деньги Лоретты начали быстро таять.

   Конечно, стоило обратиться с этим вопросом к профессору, но она не хотела чувствовать себя зависимой от него. Хватит уже и клятвы, данной так опрометчиво. Пока они с Рильоном союзники и играют на одной стороне. Но в любой момент может все измениться.

   Вестник смешался. Он заглянул в свою папку:

   – Редактор выделил три золотых…

   – За эксклюзивное интервью с лучшим детективом эпохи? – уточнила Кира, упирая руки в бока и даже не подозревая, что копирует Карамель. – Шесть – и не меньше!

   – Может, пять? – замялся Тит. – Пожалейте бедного вестника, леди, мне придется добавить недостающие деньги из своего кармана.

   Она смерила его ледяным взглядом с ног до головы и обратно. Потом с видимой неохотой согласилась:

   – Ладно, пять с половиной – и эксклюзив твой. Но взамен ты ответишь на мои вопросы.

   Тот явно не ожидал такого поворота событий и слегка приуныл:

   – Простите, леди, чем может быть полезен вам бедный вестник?

   Кира улыбнулась, делая вид, что сменила гнев на милость. Впрочем, это было несложно: уж очень потрепанный вид приобрел лощеный красавец после неудачного падения.

   – Надеюсь, вам известно об ограблении лаборатории что-то такое, что неизвестно префектуре? – тут она понизила голос, словно делясь некой тайной. – Если так, то мы могли бы помочь друг другу.

   – О, конечно, у меня есть кое-что любопытное! – глаза вестника загорелись, как фонари в ночном саду. – Вам известно, что профессора Рильона подозревали в контрабанде?

   – Контрабанде зелий? – Кира выгнула бровь.

   – Контрабанда зелий – это самое малое, в чем его могли обвинить! – ухмыльнулся вестник во весь рот. – Ходят слухи, что он в своем подвале держал на цепи живого метаморфа! Оттого все его зелья обладали неповторимым эффектом!

   “Бред!” – тут же отозвался Рильон.

   Последние несколько минут невидимый маг торчал у нее за плечом и комментировал каждое слово вестника скрежетом зубов и нелестными эпитетами вроде “шпана”, “идиот” и прочее.

   “Вам есть что скрывать, профессор?” – мысленно осведомилась Кира. А сама всплеснула руками, обращаясь к Титу:

   – Да что вы говорите!

   И пошире распахнула входную дверь:

   – Прошу, господин Данасий. Чувствую, нас ждет весьма содержательная беседа!

 

   ***

 

   Три часа спустя модный вестник “Новобашенских новостей” покинул не слишком гостеприимный дом, в котором его, вопреки всем обычаям, даже не угостили чаем. При этом сама хозяйка ела и пила за троих на глазах у бедняги, заставляя того давиться слюной. А еще в гостиной царил полумрак из-за плотно задернутых штор, а треклятые лампы светили ему прямо в глаза!

   Теперь он чувствовал себя не только смертельно голодным, но и выжатым досуха, будто пережил допрос с пристрастием. Устало залез в ожидающий экипаж, приказал кучеру ехать к редакции и раскрыл свои записи.

   Невеселая улыбка скользнула по губам молодого человека: похоже, это не он брал интервью, а у него. Леди Лоретта опасная женщина! Так ловко выпытала у него все, что он знал об ограблении, до последней мелочи. А взамен отделалась общими фразами. Не рассказала ничего существенного ни о себе, ни о деле, ради которого прибыла в Новую Башню.

   Мэтр Жулиск будет весьма недоволен такой работой. Пять с половиной золотых ушли в никуда. Впрочем, еще не все потеряно.

   Улыбка Тита стала шире и самодовольнее: ему не впервой рыться в грязном белье публичных особ и высасывать из пальца сенсации.

 

Глава 2

 

   Кира проводила взглядом отъехавший экипаж репортера и обернулась к профессору.

   Марсель де Рильон сидел в кресле, закинув ногу на ногу, и смотрел на нее с холодным ожиданием. Сквозь его призрачную фигуру были видны котята, которые спали, свернувшись клубочком на мягком сиденье.

   Похоже, маленьких мантикор совершенно не тревожило присутствие духа, а вот на Тита они отреагировали вздыбленной шерстью и душераздирающим воем. Но потом они вдруг присмирели, забрались на свободное кресло и улеглись.

   – Так и знала, что это ваших рук дело! – улыбнулась девушка. – Как вам удалось их приструнить?

   – Немного сонных чар, – признался Рильон и указал на свободное кресло. – Садитесь, леди. Я хочу знать, что вы планируете делать дальше.

   – Я?

   – Ну не я же! – передразнил он ее. – Если помните, я не могу даже выйти из дома!

   Кира опустилась в кресло и наградила призрака укоризненным взглядом.

   – Скажите, профессор, то, что рассказал этот Тит – правда? Про метаморфа в подвале и обыск?

   Алхимик поморщился:

   – Да, было дело. Где-то за месяц до ограбления в префектуру поступил донос. Мне его потом показали. Некто “Анонимус” писал, что я незаконно удерживаю в подвале лаборатории живого метаморфа. Разумеется, драконы тут же потребовали тщательной проверки.

   – Драконы? Почему именно они? – удивилась Кира.

   Ее собеседник криво усмехнулся:

   – После того, как Нааганат объявил метаморфов вне закона, Владычица Неба издала прямо противоположный указ. В нем сказано, что Дракония дарует убежище всем метаморфам в обмен на пожизненное служение трону.

   – И?.. – напряглась девушка, чувствуя подвох.

   – Несчастных, имевших глупость явиться в Драконию, сопроводили во дворец Владычицы Неба. Теперь они живут там, надо сказать, в комфортных условиях и платят за жизнь своей кровью. Но гнездо Владычицы очень большое, омолаживающих зелий на всех не хватает. К тому же, – он выразительно посмотрел на нее, – чем старше метаморф, тем сильнее эффект от его крови, и тем медленнее она восстанавливается.

   – Ясно, – Кира сделала пометку в блокноте, – значит, обыск ничего не дал.

   – Верно. Но еще несколько дней за мной была слежка, и я могу поклясться, что следили не драконы и не городские стражи.

   Похоже, дело обретало новый поворот.

   – А кто?

   Призрак пожал плечами:

   – Думаю, те же личности, что ворвались в лабораторию.

   – Угу… – еще одна пометка.

   – На третью ночь после обыска меня разбудила охранная магия дома.

   – Кто-то залез? – встрепенулась девушка.

   – Да. Их было трое. Двое сумели спастись, а третий застрял в печати охранки.

   Маг замолчал. Кира, конспектирующая его показания, поторопила:

   – Вы его поймали, как гоблинов? Сдали стражам?

   – Нет… – ответил он после некоторой паузы.

   – А что с ним стало?

   – Вам лучше самой посмотреть…

   Кира послушно встала и двинулась за призраком. Тот направился в кухню, а там птичкой вспорхнул к узенькой лестнице, ведущей на чердак.

   Девушка шла следом, не торопясь и придерживая длинные юбки: что бы там ни было, оно подождет, а вот мелкие детали и подробности, которые она вытянула из репортера, нужно тщательно уложить в голове.

   – Скажите, – поинтересовалась иномирянка, пока маг открывал чердачный люк, – вы же не только драконов подозреваете, верно? Эльфы и дриады тоже подходят на роль конкурентов. К тому же вы сами сказали, что перстень мог перехватить только более сильный маг, чем вы. Сколько таких магов вы знаете?

   – В Новой Башне? – хмыкнул Рильон. – Штук двадцать, не меньше. Половина городского совета и вся верхушка Академии. Я ведь даже до декана не дорос, так, всего лишь преподаватель.

   Кира задумалась.

   Сузить круг подозреваемых не вышло. Он стал только шире. Судя по остаткам ящиков с пузырьками в лаборатории, профессор кому-то перешел дорогу. А ведь есть еще оборотни, получающие налоги со всех продаж, идущих на их земле. И Академия, которая явно была бы не против наложить лапу на изобретения профессора. А наги?

   – Вы продавали зелья нагам? – спросила она, протискиваясь в узкий люк.

   Призрак пробурчал что-то себе под нос, потом уже громче ответил:

   – Только гнезду Владыки. Его жены щедро платили за самые редкие зелья. Но требовали штучный товар и обязательно в дорогой эксклюзивной упаковке. Пришлось даже с ювелиром договор заключить на поставку золотых флаконов с самоцветными пробками.

   – А ювелир дракон или эльф?

   – Гном. Потомственный ювелир с известным именем. Бертольд Кугхенбрайн. Он на каждом изделии ставит свою печать, это увеличивает стоимость самого простого флакончика вдвое.

   – Значит, и гномы! Ох, и крутой замес получается! – принялась вслух размышлять девушка. – Выходит, что одной половине жителей Новой Башни ваше исчезновение на руку, второй половине – нет. Как определить тех, кто не только желал вас убрать, но и мог это сделать?

   Кира настолько погрузилась в размышления, что почти не обращала внимания, куда идет. Смотрела вниз, на мелькающий перед глазами подол призрачной мантии профессора. И не сразу поняла, что маг подвел ее к огромному запыленному сундуку и поднял крышку.

   Она машинально заглянула внутрь и остолбенела, охваченная ужасом. Волосы на затылке поднялись дыбом, а в горле застрял жалкий писк.

   В сундуке лежала почерневшая мумия, обтянутая остатками кожи и ткани.

   – Тихо, тихо, – дух осторожно опустил крышку. – Это и есть тот третий. Он попал в мою ловушку, когда пытался проникнуть в дом через чердачное окно.

   – Вы его убили? И высушили? – дрожащим голосом уточнила девушка, пытаясь не выплеснуть свой завтрак на пыльные доски.

   – Вот еще! – фыркнул алхимик. – Буду я руки пачкать. Кто-то повесил на него печать верности, и бедняга самоуничтожился, едва я попытался его допросить.

   – А сказать он что-нибудь успел?

   – Нет! Но я спрятал его здесь на всякий случай и нанес скрывающие руны. Поэтому его до сих пор не нашли. Хотя, должен заметить, эта пронырливая джиния все-таки умудрилась учуять труп.

   “Потому что тут пахнет смертью!” – вспомнила Кира.

   – Значит, Джайна была права, – пробормотала девушка, положив руку на то место, где под тканью платья находился кулон. – И вас она тоже почувствовала, профессор.

   – Даже не сомневаюсь, – буркнул Рильон и взялся за крышку. – Ну, готовы?

   – К чему?

   – Я не успел обыскать этого охотника за приключениями.

   – И предлагаете сделать это мне? – прищурилась Кира. – Какой же вы джентльмен?

   – Я не претендую на роль джентльмена, – парировал призрак. – Достаточно того, что притащил его сюда!

   С этими словами он нырнул в сундук и начал обыскивать мумию, скидывая находки на пол.

   Кира присела на корточки. Нож, странная короткая веревка с ручками на концах, несколько запечатанных склянок и керамических шариков, смятый лист бумаги и сухарь.

   – Странный наборчик! – вслух удивилась она и пожалела, что в этом мире еще не изобрели латексные перчатки. – А это что?

   Аккуратно, стараясь действовать самыми кончиками пальцев, развернула бумагу. В первой же строчке значилось: “Долговая расписка, данная Магнусом Торрусом, студентом…”

   – Хм, а вы его знаете? – Кира перевела взгляд на мага.

   – Разумеется. Один из тех паразитов, что вечно кучкуются на задних партах и пишут пошлые оды куртизанкам из Дома Наслаждений вместо того, чтобы писать рефераты! Этот вот с факультета зельеварения, четвертый курс! Пять раз ходил ко мне на пересдачу, но так и не сдал!

   – Ох… Это что же получается, – слегка растерялась девушка, – к вам залез студент, погиб здесь, и его никто не ищет?

   – Мне тоже любопытно, почему никто не объявил его в розыск. Вот эти флаконы, – профессор ткнул в пару крошечных бутылочек, запечатанных сургучом, – мои зелья. Одно “светлячок” – просто дает свет, если встряхнуть, второе способно сделать жидким любой сплав, в котором не менее половины железа.

   – Ага… Значит, замки и двери. А сейф у вас есть? – Кира ухватилась за внезапно пришедшую мысль.

   – Сейф? – призрак непонимающе посмотрел на нее.

   – Металлический ящик для хранения документов.

   – Есть, только он у меня из железного дерева, это зелье не поможет.

   – Значит, этой детали воры не знали. Похоже, – начала она размышлять, – они вломились в дом в поисках ценных бумаг, но тот, кто направил их, обезопасил себя этой, как ее…

   – Печатью верности.

   – Точно! – Кира щелкнула пальцами, но тут же приуныла. – Ну и что с этой информацией делать? Ехать в Академию, искать дружков этого студента? Или родственников? А как сказать, что он погиб и откуда я об этом знаю?

   – Никто не должен знать о его смерти! – взвился Рильон и даже слегка замерцал от волнения. – Я подозревал, что ноги у моих проблем растут из Академии, но у меня нет доказательств. К тому же весь деканат – это очень сильные маги! Достаточно сильные, чтобы перехватить мои заклинания!

   Кира поднялась, отряхнула пыль с подола и чихнула. Она уже успела успокоиться и даже привыкнуть к соседству с мумией нерадивого студента, хотя нет-нет, да и ежилась, бросая в сторону сундука опасливые взгляды.

   – Но в Академию все равно нужно, – вздохнула она. – Я, кстати, уже видела декана Галендана. Он разговаривал с вашим ассистентом Альтом Клеменсом. Вам не кажется это подозрительным?

   – Конечно, нет! – раздраженно отозвался дух и толкнул крышку сундука. Та с грохотом опустилась. – Что подозрительного в разговоре между деканом факультета и лучшим студентом на курсе?

   Сундук закрылся – и Кира наконец-то перевела дух. Все же стоять вот так рядом с трупом… жутко!

   – Ладно, – Рильон отряхнул призрачные руки и бросил на Киру скептичный взгляд. – Идемте, леди-детектив. Вам стоит привести себя в порядок.

   – Ну разумеется! – огрызнулась она, смахивая со лба паутину. – А вам стоило бы здесь прибрать.

   После времени, проведенного на чердаке, ее вид и правда оставлял желать лучшего: с крыши на волосы насыпалась труха, подол измазан в пыли, а на платье и лицо налипли обрывки паутины. Но в отличие от многих женщин, Кира насекомых не боялась. Брезговала слегка, но не боялась. Вот и сейчас она на глазах у Рильона ловким щелчком сбила с плеча восьмилапого кроху.

   – Вы страшная женщина, леди Лоретта, – вздохнул профессор, пропуская ее вперед. – Даже не взвизгнули, когда увидели труп. Ну и сейчас тоже…

   – Вам известно, что я не Лоретта, – фыркнула девушка, протискиваясь в люк и нащупывая ногой перекладину лестницы. – Но вы упорно продолжаете называть меня этим именем.

   – Потому что своего настоящего вы мне не сказали, – резонно заметил дух.

   Раздраженная Кира хотела бросить в ответ что-то едкое, но не успела. Раздался треск ткани, и она с ужасом поняла, что наступила себе на подол. Нога соскользнула с перекладины, тело по инерции занесло назад, и девушка, чертыхнувшись, рухнула вниз.

   Не успела Кира закрыть глаза и как следует испугаться, как полет оборвался. Только на этот раз она влетела не в упругую сеть, а в чьи-то объятия. Сильные руки подхватили ее и прижали к не менее сильному телу.

   – Ой! – выдала иномирянка и рефлекторно обхватила спасителя за шею.

   Затем ощутила, как ее медленно опускают.

   – Не нужно ко мне так прижиматься, – раздался над ухом недовольный голос… профессора. – Я хоть и временно бесплотный, но не давал обет безбрачия.

   – Ой! – повторила Кира, открывая глаза.

   Она действительно находилась на руках у призрака! Тот смотрел на нее с явной укоризной, а еще весь светился и был вполне ощутим!

   – Как?! – выдохнула она, едва он опустил ее на пол. – Как вы сумели меня подхватить? Вы же бесплотный дух!

   Лицо профессора передернула болезненная гримаса. Едва девушка оказалась в безопасности, как свечение начало меркнуть, а вместе с ним слабеть и контуры мага.

   – Ничего сверхъестественного, – буркнул Рильон. – Все случилось так неожиданно, что я не успел сориентироваться и создать воздушную подушку. Инстинкт направил все силы на укрепление тела. Но теперь…

   Он еще раз поморщился, будто происходящее доставляло ему дискомфорт, и оглядел свое медленно тающее тело.

   – Теперь мне придется исчезнуть на время.

   – Что? Как? – Кира шагнула к нему. – Профессор! Только не оставляйте меня! А как же расследование?

   Маг молча развел руками.

   “Это ненадолго, – раздался его мысленный голос, хотя девушка видела, как на блекнущем лице шевелятся губы. – Может, на пару дней, пока я накоплю достаточно сил, чтобы проявиться”.

   – Пару дней?! А мне-то что делать все это время?

   “Прогуляйтесь в Академию. Аккуратно расспросите студентов. В конце концов, кто из нас детектив?”

   Кира застыла в полной растерянности. Там, где только что мерцал призрак, теперь была пустота.

   Она задрала голову. Оценила высоту, с которой упала. Метра четыре, не меньше. В доме профессора высокие потолки, и кухня не исключение. Потом тихо выругалась: если бы не клятый подол, ничего бы этого не случилось. И кто только придумал такую дурацкую моду?

   К ней с громким мяуканьем бросились мантикорыши.

   – Что, опять проголодались? – улыбнулась девушка, подхватывая их с пола и прижимая к груди. – Похоже, нам всем стоит немного перекусить и успокоить нервы.

   Взгляд зацепился за стол. На нем лежали блокнот с пометками и карандаш, хотя Кира точно помнила, что оставляла их в гостиной. Похоже, перед тем как исчезнуть, Марсель де Рильон нашел в себе силы оставить ей этот намек.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям