0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Брошенная. На краю судьбы » Отрывок из книги «Брошенная. На краю судьбы»

Отрывок из книги «Брошенная. На краю судьбы»

Автор: Шторм Каролина

Исключительными правами на произведение «Брошенная. На краю судьбы» обладает автор — Шторм Каролина Copyright © Шторм Каролина

«Любовь – пятое время года.

Никогда не знаешь, что надеть

и придётся ли раздеваться»

Р. Валиуллин «Кулинарная книга»

 

 

Глава первая

 

     Промозглый дождь и снег, сменяющий его. Скользкие дороги. Яркий свет фар, бьющий прямо в глаза. Демид едет по городу, проклиная и этот день, и эту погоду. Сегодня сорвалась крупная сделка и, по всему видно, это было сфальсифицировано. Конкуренты никогда не дремлют, держа его на прицеле с тех пор, как он пробился к самым верхам. Путь этот был непростой, но Демида не пугали трудности. Всё лучше, чем оставаться на дне. За шесть лет он почти с нуля сколотил свой бизнес, добился признания в высоких кругах, получил пропуск в так называемую элиту общества. Делать там, в общем, было нечего. Скука смертная. Зато тупо престиж. И пару раз в неделю нужно выбираться на эти занудные светские тусовки, где кроме алкоголя, наркоты и доступных девок больше нечем было разжиться.

     Что касается Демида наркотики его давно перестали интересовать. Попробовал в своё время и почти сразу решил завязать. Хреновый это спутник по жизни. Разум отнимает напрочь. А без разума человеку – грош цена. Алкоголь он употреблял, иногда позволял себе расслабиться больше, чем этого следовало. Но деньги, власть и немного обаяния делали своё дело. Ну, а девки… Этого добра у Демида было в изобилии.

     Не свои – пользованные. Своих он не брал. Выбор невелик. Шалашовки в дорогих нарядах, вчерашние проститутки – а ныне валютные жёны олигархов. Ничего нового. Ничего, что могло бы его внимание привлечь.

     Завибрировал айфон, и Демид включил громкую связь, продолжая вести машину.

     – Да, алло? – недовольно бросил он.

     – Дружище, как ты? – в ответ услышал дружелюбный голос. – Говорят, погода мерзкая?

     – Да уж, не лето, – проворчал Демид. – Чего хотел?

     Костя Варшавин – его давний знакомый был изрядно навеселе. Пятница, вечер – чем ещё заниматься сыну богатого папика?

     – К нам приезжай, – пригласил Варшавин. – У нас тут весело!

     И чтобы Демид убедился, поднёс телефон к колонке, из динамиков которой вырывался громкий рёв, отдалённо напоминающий музыку.

     – Вот блядь! – Демид выругался и крутанул руль. Выехал на «встречку», едва не протаранил припаркованный неизвестно как «порш», потом развернулся и …

     Мотор заглох.

     – Ну, всё, приехали!.. – Демид с силой треснул кулаком по двери. – Урод ты, Варшавин! Вечно из-за тебя в неприятности попадаю.

     – Эй, полегче! – донеслось из всё ещё работающего на громкой связи айфона. – Я тут и всё слышу.

     – Ну и хер с тобой, слушай! – злился Демид. – Я чуть в аварию не попал.

     – Лихачишь? – усмехнулся приятель.

     – Приходится. Ну, так что ты мне хотел предложить?

     – О! – Варшавин оживился. – Это уже разговор по делу. Приезжай в гости. Прямо сейчас! У нас тут и вино, и коньяк, и виски – всё, что пожелаешь.

     – Нахер мне твоё виски? – огрызнулся Демид. – Водка есть?

     – Для тебя найдём, – поддержал Варшавин. – Что скажешь.

     – Да ну? – усмехнулся Демид. – Может, и бабу мне найдёшь?

     – Естественно, друг. У нас тут этого добра… раз, два, три, четыре…

     – Ты давай мне не считай, – перебил Демид. – По делу говори. Кто у вас там?

     – Кореша мои. Ты ж их всех знаешь.

     «Знаю, – подумал Демид. – Обдолбанные мажоры, которые не знают, где ещё найти себе на жопу приключений».

     – А бабы? Ты про баб говорил.

     – Бабы все отборные, только с экранов сошедшие.

     «Бляди».

     – Ладно, – решил Демид. – Давай адрес, сейчас приеду. Всё равно настроение – дрянь!

     – Давай-давай, друг, – поддержал Варшавин. – Мы тебя заодно выслушаем. Если надо – поможем.

     – Вот ублюдок! – заключил Демид, снова заводя мотор. Айфон он бросил на заднее сиденье. – Брешит как собака. «Выслушают»!.. – передразнил он. – Им бы только утробу свою набить, и не важно чем. Вопрос: что, в таком случае, я там забыл?

     Но ответа сам Демид не искал. Жизнь по инерции давно захватила его в свой поток.

 

* * *

 

     Варшавин снимал коттедж за чертой города на второй береговой линии. Выкупить отец не дал, сказал: «Разнесёшь. Жалко будет». По выходным «золотой мальчик» там тусовался вместе со своими многочисленными друзьями. В воскресенье отец его забирал, чтоб к утру понедельника привести в чувство. Сын работал в компании отца, и позорить «Его Величество» было нельзя.

     Демид же сам заботился о себе. Родители жили далеко. Раз в неделю он отправлял им деньги, а звонил, наверное, раз в месяц. И то после того, как видел на экране десятки пропущенных от матери. Она говорила, что всё понимает: бизнес требует вложений. В том числе, и полной отдачи того, кто хочет им управлять.

     Демид припарковался перед высокими воротами. Навстречу ему вышла охрана.

     – Знакомые лица! – Демид прошёл мимо, не забыв хлопнуть по плечу одного из амбалов, затянутых в строгую форму. – Присмотри за моей тачкой, друг.

     Его здесь хорошо знали. И то, что Варшавин питает к своему приятелю особые чувства. Демиду на этой территории позволительно было делать всё. Величество Варшавин – старший его с трудом терпел и даже презирал за то, что парень так быстро поднялся «из грязи в князи». Демиду было наплевать. Пока сыночек водит с ним дружбу, папаша будет с этим считаться. Демиду даже доставляло удовольствие видеть, как изнывает «старик». И нарочно подходя к нему близко, ослепительно улыбаясь и сверкая белыми от природы зубами, Демид называл его Сергей Петрович и отвешивал лёгкий поклон. А потом дерзко смотрел в глаза и ржал. Костя Варшавин (младший) начинал ржать следом. «Идиоты», – говорил отец, забирая под руки еле стоящего на ногах сына. Демид провожал их всё тем же насмешливым и дерзким взглядом, а потом садился в свой «лексус» и уезжал домой.

     «Ненавижу их всех! – думал он по дороге, мча, в лучшем случае, на 160. – Считают себя пупом земли! А на деле – грязь, сплошная грязь!..»

     Да, он ненавидел их всех – толстосумов. И ту систему, которая людей превратила в жалкое подобие человеческого. Но сам он именно в этой системе и жил, порой ненавидя за это себя.

 

 

Глава вторая

 

     – Красава! – Костя Варшавин распахнул объятия навстречу своему другу. Длинными тощими руками попытался обхватить широкую спину Демида. Три раза в неделю тот посещал тренажёрный зал, выдавливая из себя всё, что накопилось за предыдущие дни. Потом бассейн, сауна, массаж. Демид следил за собой, и ему нравилось быть в хорошей форме. Если бы не алкоголь, он выглядел бы ещё лучше. В свои тридцать два Демид был здоров, крепок и успешен. Острый на язык, жёсткий и конфликтный, он не искал себе близких отношений ни с кем. Варшавина всерьёз также не принимал. Но бухать с ним иногда было весело.

     Костя привёл его в гостиную.

     – Друзья мои, а вот и он – самый лучший парень, которого я знаю. Демид Гордеев!

     Громкий рёв и бурные аплодисменты. Демид стоял спокойно, выдерживая взгляды, обращённые на него. Особы, приближённые к Варшавину – младшему. Весь цвет современной молодёжи.

     «Какого чёрта я здесь делаю среди них?»

     На диване, закинув ногу за ногу, сидит девка. Рядом ещё две. Смотрят на него с любопытством и нескрываемой похотью. Прикидывают, сколько денег с него можно будет стрясти за эту ночь. Такие готовы и втроём и вчетвером, если надо. Главное – задаток. И прайс-лист сразу обозначить. Демид имел таких сотни раз. Наутро лица очередной девки не мог вспомнить. А зачем оно, если все как на подбор – куклы силиконовые? Таких трахать – сомнительное удовольствие. Скорее, привычка. И телу разрядка нужна. Как в тренажёрный зал сходить.

     Варшавин лично наливает Демиду рюмку.

     – Водка, как ты просил, – протягивает. – Держи, друг!

     – Отлично, – Демид выпивает залпом. – Есть что на зуб?

     – Конечно. У меня всегда всё готово.

     Перекус и снова – рюмка. За ней другая, третья. Демид чувствует, что пьянеет, и это ему даже нравится. Теперь уже и люди вокруг меньше стали свиней напоминать. Может, потому что он сам теперь стал им подобен. Влился, так сказать, в компанию.

     – Так тебя Демидом зовут?

     Шелестящий голос возле его уха. По телу пробегают мурашки. Демид оборачивается. Это та самая, что на диване сидела, длинными голыми ногами сверкая. Теперь на ней остался один короткий топ, открывающий идеально плоский живот, и самая что ни на есть короткая юбка. Она прошла чуть вперёд, наклонилась к столику, чтобы взять бокал. Демид быстро пробежал глазами вдоль её спины и ниже. Оказывается, под этой юбкой у неё ничего нет. И упругие ягодицы смотрятся очень даже неплохо. Он протянул руку, чтобы коснуться их, но в этот момент девица выпрямилась и, обернувшись, погрозила ему пальцем.

     – На что смотришь? – спросила она и засмеялась.

     – На то, что сама показываешь, – заплетающимся голосом отвечает Демид.

     – Я могу показать ещё больше, – девица обвивает его шею руками. Ростом она почти с него, каблуки отменные – пятнадцатисантиметровые. От неё пахнет дорогим виски и шоколадом. Демид чувствует, как внутри рождается желание, резко спускаясь книзу, отключая разум. Руки сами собой тянутся к ней, обхватывают за голые ягодицы и с силой сжимают. – Полегче! – просит девица. А у самой в глазах пляшут чертики. Демид и не думает её отпускать. Одной рукой продолжает сжимать попку, другой спускается дальше, вводит палец во влагалище. Такой мало будет одного. Размер побольше нужен. Он добавляет второй палец, а девица хриплым голосом шепчет: «Пойдём в другую комнату. Ты же не хочешь сделать это на глазах у всех».

     «Плевать на всех», – думает Демид остатками разума. Но идёт за ней по лестнице на второй этаж. Никто внимания не обращает. Дело привычное.

     Как только они оказались в комнате, девица сажает его на кровать, помогает раздеться. Демид лапает её грудь, совершенно свободную от одежды, и тут же испытывает разочарование. «Силикон! Ничего нового…»

     Юбка падает на пол. Демид только раз вскидывает взгляд. Там всё аккуратно, в полном порядке, придраться не к чему. Он уже готов посадить её себе на колени, предварительно раздвинув ноги, но у девицы, имени которой он даже не знает, другие планы. Она опускается на колени – изящно, грациозно, берёт в руки его набухший член и начинает сосать. Демид смотрит на её умелые движения, на пышные волосы, рассыпавшиеся по плечам, идеально настроенное тело, и ему становится противно.

     –Уйди, – просит он.

     – Что? – девица вытаскивает член изо рта.

     – Я говорю: уйди.

     Но она по-прежнему не понимает.

     – Разве я что-то не так делаю? Тебе не нравится?

     – Ты всё делаешь так, как тебя научили, – медленно произносит он. – Настоящий профессионал! – откидывает голову на подушки и начинает дико ржать.

     Девица оскорбляется.

     – Ты, что, настолько пьян?

     – Да и ты не в лучшем состоянии, – Демид продолжает ржать.

     Она встаёт с колен.

     – Идиот! Псих!..

     – Да, – Демид соглашается со всем. – Да, это так, – и вдруг выпрямляется. – Только что ты тут со мной делаешь?

     – Я? Я думала, ты нормальный.

     – Нормальный?! Ты поэтому решила со мной переспать? Что – понравился? Или, думаешь, я тебя золотом осыпать стану за то, что ты в рот берёшь?

     Девица подняла с пола свои тряпки и стала одеваться.

     – Ты импотент! – бросила она ему перед уходом. Демид ничего не ответил. Снова откинулся назад. Перед глазами всё плыло. Мысли бешено проносились мимо. В каком дерьме он находится!.. А ещё сам осуждает такую жизнь.

     «Нет, парень, тебе отсюда не выбраться».

 

* * *

 

     Спускается вниз и застаёт эту девицу уже в объятиях другого.

     – Демид! – Костя спешит ему навстречу. – Что случилось? Тебе Анжела не понравилась?

     Так вот, значит, как её имя.

     – Зачем ты мне её подсунул? – спрашивает Демид. – Она же шлюха.

     – Ну, почему сразу? Обычная девка.

     – Понятное дело.

     – Если не нравится она, можешь выбрать другую, – Варшавин обводит рукой гостиную. – Смотри, их тут сколько!

     – И все с одного эскорта? – Демид криво усмехается. – Нет, я – пас. С такими связываться не хочу, – берёт свою куртку и надевает. – Знаешь, друг, мне пора.

     – Так скоро? – удивляется Варшавин. – Ты всё самое интересное пропустишь. Скоро траву принесут.

     Демид смотрит на него долго, напряжённо.

     – Не люблю я эту дрянь. И тебе не советую.

     Хлопнув Варшавина по плечу, отчего того повело в сторону, Демид выходит за дверь, ни с кем не прощаясь. Охранники провожают его до машины, ждут, когда он сядет, отъедет от ворот.

     – Что за жизнь, бля? – рассуждает вслух Демид. – Ничего настоящего в ней не осталось. Сплошное враньё и…

     Глухой стук и лязг тормозов. На дороге ни черта не видно. Снег посыпал с новой силой. И это весной называется? Но что там произошло? Неужели он кого-то сбил?

     Демид выходит из машины и видит лежащего на дороге человека. Так и есть, попал под колёса. Вот дурак пьяный! Как можно было не заметить?

     Демид опускается на корточки, касается рукой человека. Тот лежит без движения.

     – Эй, – аккуратно трогает его плечо Демид. – Ты жив, приятель?

     «Приятель» издаёт слабый стон. Жив! Демид откидывает капюшон, чтобы увидеть лицо и…

     «Приятелем» оказалась девушка.

 

 

Глава третья

 

     «Вот это я попал!..»

     Длинные ресницы дрожат, словно крылья бабочки на ветру. Пухлые губки чуть приоткрыты. Демид ловит себя на мысли, что смотрит именно на них, прикидывая в уме, как будет приятно такие целовать. Но тут же гонит от себя эту идею. Не место и не время сейчас.

     – Эй, барышня, очнитесь! – говорит он. И тут же оглядывается по сторонам. Нет ли поблизости курсирующего полицейского патруля? По ночам они любят выползать на «охоту». А тут и авария, и пешехода сбили, да ещё и водитель нетрезв. На статью явно тянет. А ему этого сейчас никак нельзя. Надо марку держать. Кроме него бизнес тянуть некому. Все тёмные дела – под покровом ночи и за закрытыми дверьми.

     – Девушка! – снова зовёт он, но она не желает подавать признаков жизни. Тогда Демид поднимает её на руки – удивительно лёгкая! – и перекладывает в свой автомобиль на заднее сиденье. Сам занимает привычное место водителя.

     Машина, взвизгнув тормозами, резко стартует. Девушка вмиг открывает глаза.

     – Куда вы меня везёте?

     – В больницу, куда же ещё? Тебя нужно осмотреть.

     Он не привык церемониться и говорить незнакомым людям «вы». А девушка, услышав про больницу, испугалась.

     – Пожалуйста, не надо! – просит она, поднимаясь. – Я не хочу в больницу.

     Демид бросает на неё взгляд в зеркало. Видит огромные глаза на матовом лице и… чуть было не врезается в бордюр. Вовремя успевает крутануть руль и уйти в сторону. Девушку качнуло, и она падает на сиденье, ударившись затылком.

     – Как вы ужасно машину водите! – воскликнула она. – Нельзя полегче?

     – Извини. Я не привык, что здесь ещё кто-то есть.

     Он снова посмотрел в зеркало, увидел её и улыбнулся. Хорошенькая!.. Это нельзя не оценить. И, вроде, не пострадала. Значит, ему повезло вдвойне. Но куда же её, в таком случае везти?

     – Ты где живёшь? – спрашивает Демид. – Раз всё в порядке, и ты цела, давай я тебя домой отвезу.

     – Нет, – снова противится девушка.

     «Вот странная!..»

     Пока Демид просто наматывает круги по центру города. Но нужно принимать какое-то решение. Не может же он вечно тут куролесить. Девушка смотрит на него испуганными глазами. Но в то же время ждёт, что он будет делать.

     – Ладно, не хочешь к себе – поехали ко мне.

     Возражать она не стала.

 

* * *

 

     Демид жил в просторной квартире элитного жилого дома в микрорайоне недалеко от выезда из города. Две большие комнаты, рабочий кабинет, кухня огромных размеров, лоджия с видом на набережную. Здесь он любил провожать закаты в минуты особой ностальгии, которая иногда его посещала. Демид садился в плетёное кресло-качалку, доставал сигары и, медленно выпуская дым, наслаждался красивыми видами. Район был тихий. И в доме жильцов немного. Как раз то, что ему было нужно. В планах его была постройка дома где-нибудь за городом в лесном массиве. Но это позже, когда он решит обзавестись собственной семьёй. А пока – работа, бизнес и все дела.

     Девушка вполне выбралась сама из автомобиля. Демид подал ей руку, и она оперлась о неё. Окинула взглядом местность.

     – О, здесь очень… мило, – сказала она. – Ты тут живёшь?

     – Да, уже несколько лет, – пояснил Демид. – Идём.

     Он оставил «лексус» на парковке, которая занимала весь первый этаж дома. Затем поднялся по боковой лестнице на второй этаж, открыл дверь в подъезд, пропустив вперёд девушку. Она вошла, озираясь по сторонам. При ярком освещении Демиду удалось её получше рассмотреть. Серое пальто, спускающееся ниже колен, сапоги. Волосы стянуты в узел. Лицо без следа косметики, но при этом весьма хорошенькое. Маленький носик, точеные скулы и губы, которые она то и дело покусывает. Боится или стесняется. Возможно, и то и другое. Но зачем тогда согласилась поехать с ним?

     Девушка молчит, только поглядывает на него. И ждёт, что он скажет. А Демид вызывает лифт. И пока он едет, без тени смущения разглядывает девушку.

     «Чёрт возьми! Неужели сегодня мне повезло? Девчонка отличная. Знать бы, кто она и откуда».

     Лифт подъезжает, двери разъезжаются в стороны. Демид вновь пропускает её, затем входит сам. Нажимает кнопку с номером 9. У девушки бегают глаза, но когда она поднимает их на Демида, его словно жаром обдаёт.

     «Никогда таких не видел!.. Красивые… опасные»

     Они выходят из лифта и идут к дверям его квартиры. Демид открывает их ключами. Как только он ступает за порог, свет по команде включается сам.

     – Ну, вот мы и дома, – объявляет Демид. – Проходи, раздевайся, располагайся. И да, кстати, меня зовут Демид.

     – Демид? – девушка удивляется. – Какое необычное имя.

     – Родители назвали в честь прадеда. Он был хороший человек. Войну прошёл. Вернулся с медалями. Гордость семьи!

     «Не то, что я, – подумалось ему. – Гордиться уж точно нечем».

     Он уже снял обувь, скинул куртку и вопросительно смотрел на девушку. Та всё ещё стояла в пальто и сапогах, не двигаясь с места.

     – Ты в порядке? – на всякий случай спросил Демид. – Может, всё-таки, вызвать врача? Тебя бы не мешало осмотреть.

     – Нет-нет, мне ничего не нужно! – она сразу встрепенулась. Стала расстёгивать пуговицы на пальто. – А где у вас ванная?

     Демид показал. И сразу предупредил:

     – Давай будем обращаться друг к другу на «ты». Не люблю я этих церемоний. И ты ещё не сказала, как тебя зовут.

     – Вика, – представилась девушка.

     – Хорошее имя, – улыбнулся он. – Ну, давай, делай, что тебе там нужно. А я пока найду что-нибудь пожевать.

     Демид отправился на кухню, открыл холодильник. Нашёл там свежие фрукты, достал бутылку шампанского. Вечер, полный сюрпризов, не может закончиться простым чаепитием. Хотя после водки шампанское лучше не пить. Подумав, Демид убрал его обратно в холодильник. Вике сейчас лучше всего выпить горячего чаю. Хорошо, что она не пострадала. Ему вовремя удалось затормозить. Но под колёса она всё-таки угодила. Как, вообще, её угораздило? И что она делала так поздно одна на улице, да ещё в такую погоду? Надо будет порасспрашивать её, а то она совсем неразговорчивая. И всё время чего-то боится. Однако согласилась поехать на квартиру к незнакомому парню. Странная девушка… может, это последствия аварии?

     Резкий телефонный звонок вывел его из раздумий. Надо будет сменить сигнал вызова. Демид посмотрел на экран. Ну, конечно, опять Варшавин. Из-под земли достанет. Чего ему ещё надо?

     – Да, алло?

     – Демид, друг мой, как ты? Я всё переживаю, что ты вот так уехал. У тебя всё нормально?

     – У меня всё в полном порядке, – Демид совершенно не расположен говорить. Останавливает лишь то, что Варшавин вроде как другом считается.

     – Ты где сейчас? – спрашивает Костя.

     – У себя на квартире.

     – Слушай! – Варшавин оживлённо восклицает. – Может, тебе заказ на дом оформить? В качестве компенсации за Анжелу. Я ж не знал, что она такой херовой окажется. Девка, вроде, опытная.

     «Куда уж опытней!..»

     – А хочешь, – продолжал Варшавин, – на завтра сауну забронирую? Картишки, водочка – всё, как ты любишь. Девочек нормальных позовём, не этих блядей.

     – У тебя нет нормальных. Все с одного поля.

     – Давай, родной, соглашайся! – настаивал Варшавин. – А то мне как-то неловко, что ты уехал, а я тебе внимания совсем не уделил.

     – Костян, расслабься, всё нормально! – Демиду надоело это хныканье. – Я уже сказал тебе: всё в порядке. Баня, девки – всё отменяется. Ничего этого не надо. Я тут сам как-нибудь… справлюсь.

     Айфон выскальзывает из рук и едва не падает на пол. Демид успевает его вовремя поймать. К счастью, вызов сброшен, и слишком медовый голос Варшавина он уже не слышит.

     И не услышит, наверное, долго. По крайней мере, до тех пор, пока то, что он видит сейчас перед собой и то, к чему приковано всё его внимание, каким-то образом не исчезнет. Демид судорожно сглатывает, потом пытается поймать ртом воздух. Зрелище необыкновенное, способное любого вывести из равновесия.

     Перед ним стоит Вика в одном нижнем белье.

 

 

Глава четвёртая

 

     «Интересный расклад! – думает Демид. – Это, что, тоже последствия аварии?»

     Откинув айфон в сторону как бесполезную и ненужную сейчас вещь, он, впившись глазами в эту девушку, внимательно её разглядывает. Фигурка стройная, линии плавные, мягко очерченные. Бельё из какой-то прозрачной белой ткани предательски просвечивает всё. Ему это кажется, или сквозь тонкое кружево лифчика проступают набухшие бугорки сосков? Воображение голодного мужчины – вещь опасная. Надо бы поосторожнее, иначе можно бдительность потерять. Хотя какая, к чёрту…

     Вика стоит перед ним едва ли не голая! Это, что, нормальным считается для неё?! Или она всё же получила сотрясение мозга? А может это шок?

     Демид сам не знает, зачем перебирает все эти варианты в уме. Ясно одно – Вика здесь, она живая, вполне невредимая и чертовски привлекательная. А если снять с неё эти кружева!..

     «Кажется, мне становится тесно в этих брюках!»

     Ох уж эти женщины!.. Демид подходит к Вике и тянет руки, чтобы её коснуться.

     – Что ты хочешь? – спрашивает девушка.

     «Она дурочкой прикидывается?»

     – Глупый вопрос, Вика, – отвечает Демид. – Особенно если учесть то, как ты выглядишь.

     – Подожди, – жестом она останавливает его. – Это не то, что ты подумал.

     – Да ладно?! – кровь бросается в голову. Лицо обдаёт жаром. Сейчас бы холодненького чего-нибудь, иначе можно с ума сойти. Шампанское он, вроде, убрал в холодильник. А зря. – И что я должен был подумать? – спрашивает Демид.

     – Дело в том, – сбивчиво объясняет Вика, – что под пальто у меня другой одежды нет. Только то, что ты видишь. Ну и колготки, которые я сняла.

     – Так, – Демид пытается собрать мысли воедино. – А где всё остальное?

     – Не знаю, – просто говорит Вика.

     «Она сумасшедшая?»

     Нет, не похоже, что она шутит или врёт. Вика серьёзна. Она растеряна, она смущена. И она сама толком не понимает, что происходит. Смотрит на Демида в надежде, что тот поможет ей разобраться. Но пока его разум блуждает где-то в районе отвердевшего полового члена, рассуждать адекватно он не готов. Девчонка почти раздетая, он разглядел её почти всю и, да, чёрт возьми, он её хочет! Именно такую. А не тех многоразовых подстилок, что предлагает ему друг Варшавин и всё это «элитное общество современных бизнес-людей». Вика точно не из их числа, это видно невооружённым глазом. Но какая же она странная…

     – Хорошо, – Демиду кое-как удаётся взять себя в руки. – Сейчас я дам тебе свою одежду. Ты приведёшь себя в порядок, и мы нормально поговорим. Лады?

     – Да, – кивает Вика, кусая губы.

     Демид пулей летит в свою спальню, чтобы не видеть этого дикого зрелища. Ладно, на ней нет одежды (что само по себе странно). Но не может она не знать, что появляться полуголой перед мужчиной и не думать о последствиях этого дефиле – слишком опасно! Для неё опасно. И для него тоже.

     «Блин, надо было на сауну соглашаться! – сокрушается Демид, переворачивая ящики с одеждой. – Теперь уснуть спокойно не смогу. Вика… На кой ляд ты только появилась?»

     Он выходит из спальни, неся в руках свою домашнюю футболку и шорты. Деловые костюмы – удел офисных работников. Дома Демид предпочитает простоту и комфорт. Стараясь не смотреть на Вику, он протягивает ей одежду и не замечает промелькнувшую на её лице улыбку. Она всё понимает, и его реакция её не удивляет. Но сейчас ему некогда об этом беспокоиться. Вика благодарит его за одежду и уходит в ванную. Демид с сожалением глядит ей вслед. Оценивает вид сзади и прикидывает, как бы ещё лучше она выглядела, если бы своей очаровательной попкой прижалась к нему.

     Он идёт на кухню. Открывает холодильник и вновь достаёт бутылку шампанского. Станет ли ему легче, если он выпьёт? Пожалуй, нет. Сейчас нужен трезвый ум. А у него ещё хмель от вечеринки у Варшавина не выветрился. Тогда Демид решает заварить чай. Заодно и Вике его предложить. В буфете есть пакетик с каким-то травяным сбором. Мать передала. Она любитель летом по лесу погулять, полезную травинку – былинку сорвать. А потом засушить. Деревенская трава – не та, что здесь, в большом городе «большие люди» привыкли «срезать». Демид и этот этап в своей жизни преодолел. Вовремя отказался, соскочил. Иначе мог бы круто попасть. Хорошо, ещё не все мозги пропил, и что-то от них осталось. На то, что денег заработать, хватает. На то, чтобы нормальный образ жизни вести – уже нет.

     А вот и Вика. В его футболке, доходящей ей почти до колен, она смотрится забавно. Но вместе с тем весьма привлекательно. А шорты она ему вернула.

     – Извини, совсем не мой размер. Они с меня падают.

     Босые ноги – стройные, красивые. Нет, лучше на них не смотреть. Демид вспоминает, что у него есть ещё кое-что для неё.

     – Вот, возьми, – протягивает ей шерстяные носки, – бабушка для меня вязала. Когда я был меньше.

     – Ты хранишь их до сих пор? – удивляется Вика.

     – Выбросить жалко. Рука не поднимается. А отдать некому. Ты очень кстати появилась.

     Вика улыбается.

     – Спасибо. Ты очень заботливый.

     – Знаешь, ты первая, кто это сказал.

     Молчание и – пауза. Самый подходящий момент для того, чтобы посмотреть друг другу в глаза. У Демида взгляд пронзительный до глубины. Он привык общаться напрямую, без обиняков. Собеседников оценивает исходя из собственных ощущений. А ещё важно то, как они реагируют. Демид многое умеет замечать. И себя способен контролировать, если это необходимо. Сейчас, немного успокоившись, он почти вернулся к своему обычному состоянию боевой готовности.

     Чай уже заварен, кипяток остыл, а значит можно разливать его по чашкам. Демид предлагает Вике сесть на диван, подвигает к ней столик, а сам уходит на кухню. Возвращается с подносом, на котором стоят две чашки на блюдцах, сахарница, печенье и конфеты.

     – Если хочешь, ты можешь приготовить ужин, – расставляя приборы, говорит он. – Мне самому лень. И я не рассчитывал провести вечер именно так.

     – Нет, спасибо, – отказывается Вика. – Мне хватит чая с конфетами.

     – Как скажешь, – Демид удобно устраивается в кресле напротив. – Я тоже люблю конфеты. Они напоминают мне вкус детства, – наблюдая за тем, как Вика аккуратно разворачивает фантик, он говорит. – Ты стесняешься.

     – Да. Ведь я тебя совсем не знаю.

     Однако это не помешало ей разгуливать перед ним полуголой.

     Демид смотрит на неё пристально, пытаясь понять, что за мысли скрываются в этой очаровательной головке. Девушка явно непростая. И оказалась на его пути не случайно. Дождавшись, когда Вика допила чай и поставила чашку обратно на поднос, он, сложив руки на груди, с циничной, но милой улыбкой, обратился к ней.

     – А теперь я готов тебя выслушать, Вика. И надеюсь, ты скажешь мне правду. Кто ты такая и как оказалась под колёсами моей машины?

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям