0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Подписка » Диссертация по некромагии » Отрывок из книги «Диссертация по некромагии»

Отрывок из книги «Диссертация по некромагии»

Автор: Соболянская Елизавета

Исключительными правами на произведение «Диссертация по некромагии» обладает автор — Соболянская Елизавета . Copyright © Соболянская Елизавета

  Инталия на цыпочках кралась мимо длинного каменного сарая и злилась. Отец внезапно решил, что хватит дочери начальника гарнизона носиться всюду с барабанщиками, оруженосцами и денщиками. Пятнадцатый годок уже! Взрослая девица! Фигуру правда отлично скрывает жилет, натянутый поверх просторной рубахи, да и штаны Инта носит мешковатые, но разве прилично благородной девушке носиться по округе, точно сорванец? Пора носить платья, вышивать цветочки, мечтать о женихе… Инта стиснула губы, вспомнив отповедь родителя и тяжелый засов, звякнувший на двери ее девичьей спальни. Хорошо, что лет пять назад они с друзьями затеяли игру в ее комнате и нечаянно проломили доску в углу. Тогда она поставила в уголок тумбочку, накрытую вязаной салфеткой, и никто ничего не заметил, горничные не слишком рвались прибираться в ее комнате. А вот сегодня эта дыра в полу помогла ей выбраться в подпол, а оттуда в сарай, и уж теперь она непременно отправится на стену вместе с дежурной сменой воинов! Пусть отец попереживает! От гневных мыслей девушку отвлек шум. Странно, в это время возле склада должно быть пусто. Новобранцев присылают весной и осенью, а сейчас лето в разгаре! Ой, точно! Лето! Инта притормозила, и чуть не стукнула себя по лбу – студенты! В это время года Академии присылают в гарнизоны практикантов: медиков, боевых магов, иногда алхимиков, желающих побороться с нечистью или собрать редкие ингредиенты в Черной степи.  Самые зеленые из них – третьекурсники, обычно попадают под опеку дядюшки Бойда, старого сержанта, служащего в гарнизоне едва ли не с его основания. Но сегодня, Инталия это точно знала, Бойд валяется в лекарском крыле, его укусила ветреница – безобидная с виду змейка, падающая с веток при сильном ветре. Теперь сержант несколько дней будет пить зелья и радовать окружающих пронзительно – оранжевым цветом кожи. Осторожно выглянув из-за угла, девушка замерла на месте. В круге молодых бойцов, прозванных в отряде не самым ласковым словом, стоял тощий парень лет двадцати. Абсолютно голый тощий парень с татуировкой черного ворона, раскинувшего крылья на его плечах. Некромант.  Вокруг гоготали солдаты, подкалывали практиканта, с издевкой советовали ему пойти нажаловаться полковнику или позвать своих дружков, таких же задохликов. Гарнизонные смеялись, а Инта видела, как над головой парня сгущается черное облако силы, как его темные глаза наливаются нехорошим блеском. Кажется, один из заводил тоже почуял что-то неладное, шагнул к мальчишке, отвел для удара руку, усиленную серебряным кастетом и… - Стоять! Не сметь! – громко проговорила Инта, появляясь из-за угла. Солдатики на минуту опешили, потом загомонили, но дочь полковника точно знала – нельзя им дать прийти в себя, поэтому она моментально уставилась в глаза Грига, самого высокого и сильного новобранца, гордящегося своей мускулатурой: - Что Григ, решил с задохликом потягаться? Марыська опять не дала? А ты Гжен? Не стыдно над некромантом издеваться? Лет через пять он твою задницу будет из пекла вытаскивать, да тварей развеивать, хочешь, чтобы ты ему вместо тварей подвернулся? Третий, самый противный рыжий и скользкий Вальен едва не перебил ее, но Инта не дала ему и слова сказать: - А ты вообще молчи, рыжая голова, иначе скажу сержанту Друзу, куда две пары сапог от купальни «ушли»! Солдаты начали переминаться, те кто стояли сзади вдруг осознали, что у забавы появился свидетель, да еще какой – сама дочь командира гарнизона! Поэтому самые трусливые начали подаваться назад и постепенно площадка перед складом опустела. Последним ушел Вальен, плюнув некроманту под ноги. Инта выдохнула и не оборачиваясь стянула с себя жилетку, сунула назад: - Прикройся, до казармы доберешься? - Да. Короткая возня за спиной прекратилась, Инталия собралась возвращаться в комнату – настроение ругаться с отцом пропало, и тут за ее плечом раздалось: - Спасибо! Меня зовут Ашер. *** Студентка третьего курса столичной Академии Магии Инталия фон Майер нервно расхаживала по потертой ковровой дорожке, дожидаясь своего научного руководителя. Девушка уже третий год училась в Академии на факультете прикладной медицины, перед этим закончив три курса обычного провинциального магоколледжа по специальности «магомедик». Она делала заметные успехи в изучении наук, досрочно сдавала многие экзамены, безупречно отрабатывала практику и вот уже собиралась писать курсовую, которая должна была перерасти в диплом. Научный руководитель, профессор Вильям фон Карпус предложил ей провести в рамках курсовой одно прелюбопытное исследование: - Вы фройлян Инта задали интересный вопрос, как всплески некромагии могут повлиять на приживление оторванных конечностей. Аналогия с мертвой водой мне понятна, но теория требует исследования и доказательств. А между тем у меня недавно появился аспирант, очень талантливый маг, желающий повысить звание. И представьте, у него сходная тема диссертации по некромагии! «Использование нейтральных жидкостей как проводников магической энергии любого порядка»! Думаю, ваши исследования стоит объединить, и посмотреть на результаты! Инталия прищурилась: - Профессор, а кто будет проводить эти объединенные исследования? Вести дневники практики, чертить графики наблюдения за состоянием больных? - Фройлян Майер, вы же понимаете… - начал профессор. - Нет, герр профессор, не понимаю, - строго ответила девушка, - если я провожу исследования в новом направлении, описываю теоретическую часть, провожу эксперименты, даю подтверждение практической части, то результаты моей работы принадлежат мне! Ваш некромант собирается зарядить водичку своей магией и почивать на лаврах? Не выйдет! Девушка так распалилась, что перестала замечать, что твориться вокруг. И это было понятно. На втором курсе магоколледжа она предложила новшество: повязки с отсроченным кровеостанавливающим действием. Рассчитала формулу, написала заклинание и выложила все руководителю практики. А тот присвоил ее изобретение, получил патент и теперь отдыхал где-то на южных морях, получая прибыль от каждой подобной повязки, поступающей в армию и флот.  Профессор Вильям слышал про эту историю, и теперь не знал, как успокоить разбушевашуюся студентку. Все же магомедики порой становятся слишком эмоциональными. - Фройлян Инта! – наконец повысил он голос и девушка умолкла. -  никто не собирается посягать на результаты вашего исследования. Вы забываете, что согласно правилам, если в лечении применяются разные виды магии, эксперименты должны проводить два специалиста, чтобы вовремя заметить сложности. Арикшавер давно искал мага жизни, для проведения практических исследований по теме, но с ним мало кто желает работать. - Арикшавер? – Инта не удержалась, ахнула! Да кто же не знал самого знаменитого из всех старшекурсников факультета прикладной некромантии! В тот год, когда Инта поступила в Академию, он блестяще ее закончил, и уехал на годичную практику к границе Черной степи. Теперь значит вернулся и стал аспирантом? - Да, Арикшавер. Он очень придирчив, ответственно относится к исследовательской работе, да к тому же недавно вернулся с практики. Общение с тварями Черной степи не улучшило его характер. Ну что, согласны поработать с нашей юной легендой? – с легкой насмешкой спросил фон Карпус. - Согласна! – твердо ответила Инта. - Отлично, тогда пойдемте, порадуем его! – с этими словами профессор потянул девушку за собой, в сторону факультета некромантии. Вообще в Академии Магии было много факультетов. Тут учились и погодники, и бытовики, был факультет боевых магов и факультет ведьм, но два факультета были разнесены на максимальное расстояние друг от друга, а здания выкрашены в противоположные цвета: черный и белый. Это были факультет магии жизни – целительский, как его иногда коротко называли, и факультет магии смерти, или некромантский. На самом деле оба факультета включали в себя множество кафедр. На целительском учились еще и «огородники» или маги выращивающие растения, «водники», маги воды, и даже «звероловы» - маги, умеющие приручать любых животных, понимающие их языки. На некроманском были факультеты химерологов и демонологов, да еще маааленький закуток в котором располагалось управление кафедры темных медиумов, умеющих разговаривать с мертвецами. Но в народе всех чесали под одну гребенку, обзывая «жизнюками» и «некросами». Сама Инталия училась в белом здании, но сейчас вслед за профессором фон Карпусом почти бежала к черной глыбе некромантского факультета. - Профессор! Постойте! – окликнула его девушка, - мне нельзя входить туда, я плохо экранирую свою силу! - Да мы и не будем туда заходить, отмахнулся профессор, - я попросил Арикшавера погулять где-нибудь поблизости. Инта незаметно выдохнула. Здания не зря были разнесены так далеко. Маги жизни в юном возрасте просто пылают силой жизни, и плохо ее сдерживают. Пройдет какой-нибудь первокурсник по аллейке, размышляя о том, какой хороший день настал, а вокруг него едва ли не джунгли вырастают. А уж если расстроенный некромант протащиться, порой деревья каменеют и птички с веток падают. На свежем воздухе не так и страшно – преподаватели заметят, студентов за упущенный контроль наругают, и все вернут, как было.  Но на кафедрах обычно хранится наглядный материал, плюс редкие артефакты с эманациями жизни и смерти, а то и зомби, недоделанные бродят или слишком живые кактусы по лестницам скачут. И что будет, если маг жизни поднимет труп чистой силой, безо всякого ограничительного ритуала? Да вся Академия замучается такой «подарочек» ловить и упокаивать! Опять-таки если некромант на растущий в горшочке корень жизни своей магией случайно плеснет? Вместо эликсира жизни сильнейший яд получится! Так что береглись преподаватели, как умели и студентам раньше пятого курса вход на другие факультеты был строго-настрого запрещен! Пока руководитель искал своего аспиранта, Инта решила присесть на скамью в парке и помедитировать. Разговор предстоял серьезный, стоило запастись аргументами, а еще усмирить старую обиду. Арикшавер не виноват в ее наивности. Впрочем, если некромант попытается сесть ей на шею в плане работы с больными и бумагами, слезет там, где сядет! Или она не дочь полковника фон Майера! Вот только место она выбрала неудачное: за спиной оказалась чуть прикрытая кустами беседка в которой собрались студентки младшего курса. Девушки возбужденно переговаривались, поправляли друг другу прически и макияж, и постоянно трещали ветками выглядывая на дорожку. Инта уже собиралась раздраженно встать, когда дружное: «уиииии», заставило ее упасть на скамейку и повернуть голову. По дорожке шел профессор фон Карпус, а рядом с ним высокий кто-то в традиционной некромантской мантии. Об этом одеянии стоит сказать отдельно.  Оно сохранилось с тех времен, когда некромантов боялись, ненавидели и даже одно прикосновение к ним считалось смертельным. Поэтому некромантская мантия была длиной до самых пят, закрывала руки до кончиков пальцев, и обязательно снабжалась капюшоном, скрывающим лицо. Сейчас такие балахоны мало кто носил – дорого, жарко, неудобно, и все же они были предметом некоторого шика на некромантском факультете. Отличить одного некроса от другого в этакой хламиде можно было разве что по росту и голосу, но Инта, как опытная студентка взглянула на обувь и удивленно хмыкнула: собеседник профессора был обут в армейские сандалии! Не то, чтобы это было редкостью среди студентов – недорогая прочная обувь ценилась, особенно среди тех, кому приходилось бегать по кладбищам, но именно такие сандалии носили солдаты на южной границе, там где она выросла.  Девушка сразу узнала особо толстую подошву, защищающую от скорпионов, тарантулов и змей, жесткую пятку – так удобнее карабкаться по барханам, и синюю шнуровку с потрепанным и урезанным контуром охлаждения. Пока Инталия рассматривала незнакомца, из беседки повалили первокурсницы с некромантского. Все  хорошенькие, нарядные, благоухающие духами с феромонами, пугающие откровенным оскалом. Профессор удивленно посмотрел на эту выставку девичьей красоты, а студентки хором поздоровались: - Добрый день, профессор Карпус! – но смотрели они при этом только на некроманта. - Добрый день, фройлян, позвольте нам пройти, мы спешим! – строго сказал в ответ преподаватель. Барышни неохотно расступились, и замерли, точно готовые к атаке змеи, увидев, что Инта встала навстречу наставнику и его спутнику. - Герр Арикшавер, позвольте вам представить мою лучшую студентку, фройлян фон Майер! - Рад знакомству! – вежливые слова прозвучали глухо и как-то странно. Инта не стала придираться, лишь коротко присела в книксене: - Приятно познакомиться, герр, - потом подняла глаза на профессора: герр Карпус, где мы можем обсудить совместную работу без зрителей? Легкий кивок в сторону нехорошо прищурившихся первокурсниц заставил преподавателя задуматься. Инталия нетерпеливо дернула сумку с тетрадями: у нее защитный амулет уже нагрелся, устав отражать попытки юных некроманток «поставить на место» выскочку-жизнючку. - Предлагаю пойти в «Клоппс», - глухо прозвучал из-под капюшона голос аспиранта.  - Отлично! – воодушевился фон Карпус, и все вместе быстрым шагом двинулись к небольшому кафе, расположенному ровно посередине между факультетами «жизни» и «смерти». В «Клоппсе» было хорошо – крепко пахло кофе и булочками с ванильным кремом. Профессор быстро выбрал столик у окна и пригласил Инту присесть: - Располагайтесь, фройлян, мы с герром Арикшавером сейчас принесем кофе! Некромант молча положил руку в перчатке на рукав профессора и выдвинул для него тяжелый стул. Девушка силу аспиранта оценила  -  стулья в «Клоппсе» были дубовыми, да еще особо прочными, чтобы студенты не пытались ломать их в драках.  Пока парень делал заказ у стойки, герр Карпус продолжал убеждать Инталию, что она сделала правильный выбор. Наконец девушке это надоело: - Герр профессор, не стоит меня уговаривать. Курсовую я могу написать сама. Мне лишь жаль терять тему, ведь она очень обширна, а ее результат может быть полезен ветеранам Черной степи. Фон Карпус помолчал. Тема была болезненной – именно граница с Черной степью приносила магам королевства самые редкие травы, коренья, минералы. А еще оттуда шел постоянный поток искалеченных воинов, которых согласно указу короля, лечили в клинике при факультете магов жизни. Бесплатные подопытные, которым некуда было идти порой годами жили в госпитале, получая скромный паек и обмундирование. Кое-кого удавалось пристроить на работу в Академии, кого-то брал на поруки город, выдавая бляху стражника или уборщика, большая же часть залечив раны разбредалась по стране, пополняя собой то ряды нищих, то бандитские шайки. Как говорили сами солдаты: - «Степь не отпускает, степь лишь удлиняет поводок». Инталия лучше других понимала этих солдат – ее отец до сих пор служил начальником гарнизона на границе, и  все ждал, когда его девочка закончит учебу, выберет себе славного офицера, да уедет в тихое местечко, растить детей. Однако насмотревшись на работу госпиталя, увидев своими глазами, что делает война с тем, кто верно ей служил, девушка не собиралась прятаться в глубине страны. Она поставила себе цель, и шла к ней, сворачивая горы, встающие на пути фрейлен, желающей добиться большего, чем медсестра, «накачивающая» силой полевого хирурга. Пока профессор и его студентка грустно молчали, каждый о своем, некромант вернулся с подносом, на котором стоял кофейник, полный кофе, сливочник, корзинка с булочками и три чашки. Инта быстро разлила напиток, добавила себе сливок, и принялась пить, глядя в окно. Запал ушел. К чему спорить, если у них двоих получится добиться результата?  Мужчины тоже молчали, поедая булочки. Только тогда, когда в корзинке не осталось даже крошек, некромант наконец заговорил: - Фройлян фон Майер, профессор рассказал мне, что вы пишите курсовую, тема которой сходна с моими исследованиями для диссертации. - Не могу с уверенностью сказать, что это так, герр Арикшавер, я не видела плана ваших исследований, но я готова рассказать вам в чем состоит моя задумка. Аспирант отодвинул чашку, давая понять, что внимательно слушает. Девушка подняла на него глаза и поняла, что кроме капюшона лицо звезды факультета некромантии скрывает какое-то заклинание. Он ведь ел и пил в ее присутствии, и при этом ни разу не показал даже кусочка кожи! При всем этом она чувствует его взгляд, но абсолютно не видит глаз, что невозможно в ярко освещенной кофейне. Почему он так скрывает свою внешность? Может быть его порвал взбесившийся зомби? Или он плеснул себе кислотой в лицо во время магического эксперимента? А может сработало какое-нибудь проклятье, которыми в старину любили защищать склепы родовитые люди? Ей случалось залечивать подобные травмы в студенческом отделении госпиталя, так что напугать шрамами или вздувшейся кожей магомедичку  было трудно. К тому же на факультете существовало отделение косметологии, на котором учились будущие виртуозы, умеющие не только отполировать шрамы, но и банально прикрыть их иллюзией.  А может Арикшавер просто стесняется своей внешности? Или не хочет, чтобы она видела его лицо по какой-то религиозной причине?  Прислушавшись к своим ощущениям, Инталия поняла, что для нее это не важно.  Если этот человек готов помочь воплотить ее идею… - Как вы знаете, около трех процентов солдат, вернувшихся со службы на границе с Черной степью теряют конечности. Королевская программа реабилитации оплачивает только лечение, предлагая пострадавшим самостоятельно зарабатывать на протезы. При этом ножные протезы столяры еще кое-как научились делать, а вот для рук изготавливают малофункциональные болванки, снабжая их в лучшем случае набором лезвий или крюков. Я же хочу отыскать способ приращивания конечностей на место. Эксперименты, проведенные полевыми хирургами гарнизонов показали, что в некоторых случаях это возможно. - У вас есть информация? Откуда? – удивился некромант. - Я начала подбирать тему исследования еще в то время, когда училась в колледже, - призналась Инта. – Мне хотелось обнаружить востребованную тему. Сначала меня увлекла попытка сократить смертность от потери крови… - Повязки Миллер решили эту проблему, - понимающе пробормотал Арикшавер и был удивлен тем, что девушка буквально покраснела от гнева. - Фройлян Инта, прошу вас! – примиряюще проговорил профессор и сам объяснил: повязки Миллер изобрела фройлян фон Майер, а ее научный руководитель воспользовалась результатами исследований, оформив патент на себя. - Это правда? – взгляд из темноты под капюшоном стал ощутимее. - Вы думаете, я могу солгать? Зачем? – устало ответила Инталия. – В суде я не смогла доказать, что фрекен Миллер скопировала мои дневники, уничтожив оригиналы, так что даже специалисты не знают кто автор. - Но ведь за это изобретение дали королевскую премию! – изумленно сказал аспирант. - Верно, дали, преподавателю, - подтвердила девушка, - она оставила работу и теперь стрижет купоны на побережье. - Какие семь ингредиентов входят в состав пропитки повязок? – быстро спросил Арикшавер. - Ингредиентов девять, - криво усмехнулась девушка, и так же быстро перечислила их, добавив: правда я сумела улучшить формулу, но королевскому патентному бюро это уже не интересно. - А мне очень, - хмыкнула темнота под капюшоном, - вы не представляете, фройлян, как часто некроманту приходится останавливать кровь. - Что ж, если мы с вами сработаемся, поделюсь рецептом, - пообещала Инта.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям