0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Драконий цветок » Отрывок из книги «Драконий цветок»

Отрывок из книги «Драконий цветок»

Автор: Шерстобитова Ольга

Исключительными правами на произведение «Драконий цветок» обладает автор — Шерстобитова Ольга . Copyright © Шерстобитова Ольга

Лестница мне попалась… с характером. Да-да, именно так! И вроде бы с виду она обычная, но стоило только на нее забраться и потянуться к полке, на которой стояла нужная книга или находился необходимый свиток, как эта деревянная зараза перемещалась.

Так и сейчас, я оказалась на ней возле самого дальнего стеллажа в зале. Пришлось слезть и помянуть недобрым словом Дара — советника моего мужа, который почему-то свое новое зелье, настоянное на мухоморах да поганках, решил опробовать именно на выбранной мной лестнице!

Но делать нечего — пришлось снова волочь ее к нужному стеллажу. Магия, на политую недавно изобретенным декотом вещь, не действовала, и перемещалась лестница непредсказуемо. Может, привязать ее к полу? И главное, до Дара мне не добраться, улетел неделю назад по каким-то делам, отправленный моим мужем, и до сих пор не вернулся. Арий, кстати, так и не сознался, что задумал. И это было странным. У нас не имелось друг от друга тайн. Может, я бы и хотела парочку завести, да только все равно мой дракон прознает, а древняя магия пары, что нас связала, еще и не одну подсказу даст.

Я погладила на запястье тонкий узор из голубых и белых линий, не сдержала улыбки. Никогда не думала, что моя жизнь изменится. И однажды случится нежданная, но желанная встреча, и подарит любовь, принесет на своих крыльях едва заметное, почти неуловимое дыхание счастья.

Прикинув, что в хранилище, куда я не первый месяц хожу, изучая древние фолианты с заклинаниями, привыкая к своей магии, никого нет, чтобы помочь, вздохнула и снова полезла. Камни и металл я уже научилась находить и чуять на любом расстоянии, хотя так и не поняла, как это делаю, и теперь, изменив распорядок дня, в первой половине изучала химию, артефакторику и гномьи руны. Почему-то все заклинания, связанные с магией камня, писал этот народ. И продиралась я сквозь их язык с большим трудом. Почти героическим. Тридцать две руны выучила за два месяца. С таким успехом лет через пять буду хоть коряво, но разговаривать на языке подгорного народа, не пользуясь увесистым словарем. Если раньше не сдамся.

Кстати, Торий, правитель подгорного народа, у которого мы с Арием гостили пару недель назад, нанося дружеский визит, мое рвение оценил весьма своеобразно. Мне еще парочку хороших увесистых фолиантов с заклинаниями подарил, а с Арием заключил договор о сниженных ценах на поставку разных поделочных и драгоценных камней. Мой дар все же требовал своего, и после обеда я часто отправлялась в мастерскую, которую Арий для меня организовал, и создавала украшения-артефакты. Работа была трудоемкая, требовала внимательности и ответственности, но приносила истинное удовольствие.

Я все же вытащила нужный свиток, радуясь, что волшебство лестницы в этот раз не проснулось, расположилась за столом и принялась читать.

Вскоре поняла, что достала только одну часть, поэтому отправилась за второй. Про коварство лестницы, зачитавшись, конечно, успела забыть. В этот раз только потянулась за книгой, как деревянная заколдованная зараза покосилась и перенеслась, а я стала падать, вопя во все горло от испуга.

— И вот зачем я тебя всю прошедшую неделю учил левитации? — заявил Арий, появляясь в портале и подхватывая меня на руки.

Сдается, наложенные им же самим защитные чары, с которыми мне даже толпа нечисти не страшна, сработали бы через пару секунд, но когда я в опасности, Арий это чувствует и спешит, забыв про все на свете, на помощь.

— Спасибо.

— Не принимается.

Я захлопала глазами и уставилась на него.

— За спасение жизни прекрасная принцесса просто обязана вознаградить могучего дракона поцелуем.

Я хихикнула и нашла его губы.

— Арий…

— Да, мой самоцвет, — отозвался он, давая мне отдышаться и усаживая на край стола.

Ожидаемо, что один поцелуй перерос в следующий, страстный и жадный. В себя бы хоть прийти…

— А помнишь, ты рассказывал, раньше существовал среди морского народа особый…

Он не спеша ослаблял шнуровку на моем платье, покрывая шею и плечи поцелуями.

— Ты про русалов?

— Да. Про тех, которые когда плакали… Слезы их превращались в жемчуга.

— Эм… — Отозвался он, чуть покусывая кожу на ключице.

— Арий…

— Какая же ты сладкая, словно ягода, — прохрипел он.

И уже не скрываясь, дал понять, зачем ко мне пришел, опрокидывая на стол.

— Не знаешь, эти вот истории про русалок правдивые?

— Сказки веками собирали. Наверное, толика истины в них имеется.

Я охнула, отдаваясь его ласкам, и, прежде чем окончательно потерять разум, наслаждаясь любовью мужа, все же уточнила:

— Если эти камни существуют, их реально найти? Мне бы хоть просто взглянуть…

Арий остановился, оперся руками о стол, на котором я лежала, оглядел мое лицо и сообщил:

— Если хочешь, добуду. Хоть звезду с неба, мой самоцвет. У эльфов наверняка что-то с тех времен припрятано.

Это он про жемчуг или звезду? Впрочем, какая уже сейчас разница?

Он уже столько камней мне добыл… Сундуки хранились и в сокровищнице, и в пяти комнатках при моей мастерской. И наверняка где-то еще припрятаны. Я просто до них не добралась.

И я блаженно улыбнулась, сама потянулась к нему. Арий легко рассмеялся, чуть подразнил, не давая возможности его поцеловать.

— А что ты хотел от дракона с даром чувствовать камень? — уточнила я, стаскивая с него камзол и медленно, тоже подразнивая, расстегивая на рубашке пуговички.

Когда они внезапно закончились, провела рукой по его груди, облизнулась.

И больше слов Арию не понадобилось. И мне тоже. Мы вместе почти год, кто бы подумал! Но близость по-прежнему пьянит, словно в первый раз. И друг друга нам всегда мало. Открываем новые грани любви, изучаем чувственность друг друга. И скучаем по взаимным прикосновениям и поцелуям. Скучаем каждую минуту.

Первые месяцы, когда мы разобрались с Агарданом, бывшим вожаком драконов, установив шаткий мир, разомкнуть объятий почти не могли. Произошедшее показало, как все хрупко и легко в любой момент может исчезнуть, рухнуть… Мы ценили настоящее, каждое мгновение вместе, сбившееся дыхание и переплетенные руки. Боясь потерять друг друга и уже не найти. Не отпускали… Сходили с ума раз за разом, становясь целым и неделимым. Срывались на шепот, осыпая нежностью, как лепестками роз. И связь ли так действовала, древняя ли магия… Не знаю. Я никого и никогда не любила так сильно. Так отчаянно остро. До крика.

Люди, однозначно, врут, когда говорят, что чувства со временем исчезают, тают, уходят. Это их неверие рождает отчуждение и холодность, нежелание услышать близкого тебе человека, страх распахнуть навстречу любви — крылья.

Я очнулась в объятьях Ария оглушенная, пропитанная счастьем и его любовью, не в состоянии не улыбаться, глядя в родные синие глаза.

— У меня через несколько минут совет торговых гильдий. Надо идти, — целуя в висок и помогая подняться и привести в порядок платье, сообщил муж.

Потом вздохнул и заметил:

— Впрочем, я уже на него опоздаю.

Я старательно прятала улыбку. О том, что вожак не всегда появляется вовремя на совещаниях, знали уже все. И понимали, с чем это связано. Не подшучивали, нет, но смешинки в глазах строгих лордов я порой все же улавливала, когда мы встречались на балах.

— Так иди, — заметила я.

Арий замялся, посмотрел на меня.

— Мне нужно тебе кое-что сказать, Элла…

По имени? Он обратился ко мне по имени? Да что же такого я натворила? И одно предположение за другим — с моей-то фантазией проблем не возникло, вспыхнули тут же.

— Я что-то сделала не так? Тебя подвела?

— Тише, самоцвет мой, что за глупость. Просто есть одна важная новость. Для нас двоих.

Он снова замялся, заставляя меня еще больше паниковать, поморщился.

— Совет вызывает, — поняла я.

— Да. Отложим до вечера, хорошо?

— Арий, там точно ничего плохого и неприятного?

Он улыбнулся, ласково провел кончиками пальцев по моей щеке.

— Нет, мой талисман. Честное драконье!

Я хихикнула над этим забавным обещанием, кивнула и поцеловала на прощание.

Возвращаться и садиться за книги и свитки, конечно, после ухода мужа не хотелось. Но делать нечего, надо! Прошло часа три, когда я потянулась, перешла к следующему фолианту и снова соскучилась по Арию. Уже хотела, было, его навестить, но не успела.

Портал, из которого вывалился потрепанный Дар в грязной одежде, принеся с собой запахи болотной тины и ряски, появился неожиданно. Впрочем, от советника Ария я могла ожидать и не такого.

— Судя по тому, что ты тут, он так тебе и не сказал…

— Что случилось? — тут же подскочила я, понимая, что в тоне Дара, привыкшего ехидничать, не было и намека на веселье.

— Арий, конечно, меня прибьет, но выхода нет. Может, хоть ты его остановишь.

 — Дар, я не понимаю!

Советник, ничего не объяснив, схватил меня за руку, втянул в воронку и… мир вокруг завертелся с устрашающей скоростью. Когда мне полгода назад в одной из древних книг случайно попалось заклинание для перемещений с одним-единственным ограничителем — только по королевству драконов, не ожидала, что Дар и Арий так быстро его осилят, а используя, легко перенесут последствия.

— Смотри! — велел он, не давая даже прийти в себя.

А голова кружится, ноги подкашиваются…

Край леса, граничащий с огромной топью, где мы оказались, выглядел дремучим и непроходимым. Само болото — заброшенным и каким-то неправильным, что ли. Да и деревья…

— Ощутила?

— Тихо тут, — чуть прислушалась я, не замечая даже намека на птичье пенье.

— Тьма здесь, Элла.

— Что? Да откуда ей взяться?

— Раньше тьмы было много. Ты же читала нашу историю, должна знать.

— Ты про то, как драконы и люди объединились, удержали ее, разделили и раскидали по миру, скрепив магией?

— Да.

Дар нахмурился, посмотрел вдаль так, словно жил в те времена, помнил…

— И одна из этих частей вырвалась? — не удержалась я, чувствуя, как по спине ползет ужас.

— Крошечными частями сила и раньше выбиралась на поверхность, Арий ее сдерживал, загонял обратно. Вожак же… Но в этот раз… Тьма долго росла, набирала силу. Никто и не заметил, что ее стало больше, пока… Пока не появилась она с горы Лисурды, пробралась под землей, просочилась на поверхность. И если там, в каменных недрах, тьма служила источником для рождения многих редких камней и минералов, то здесь губит все живое. И медленно, словно ожог, расползается.

Я охнула и пораженно уставилась на Дара, но тут же отвернулась, рассматривая чахлые деревца и жухлую траву. Вода в топи казалась спокойной, но… жуть она навевала ту еще.

­— Как тьма выбралась?

— Древние амулеты, сдерживающие ее мощь, истончились. Драконы их починили, магией напитали, да только… нет там камней, которые тьму обратно призовут и удержат. В пыль превратились, рассыпались. Они не были рассчитаны на такой объем силы, или же просто закончился век камней, в которую еще наши праотцы вложили магию.

— Я…

— Но где добыть нужные камни — это вопрос…

И тут сердце сдавило, узоры, подтверждающие, что я — талисман дракона, вспыхнули ярко-ярко, обдавая жаром, и… почти угасли, оставаясь едва заметными линиями. Мне не нужно было слов. Мой дракон в беде! В невыносимой опасности!

— Арий…

Дар понял без слов, мгновенно создал еще один портал, перекинул нас к дракону. И то, о чем говорил советник, я увидела сама.

Тьму. Много-много тьмы, словно покрывалом укрывшую землю и все вокруг. В ней не было ничего живого, настоящего, но она колыхалась, опутывала пространство, заслоняла солнце. И сдерживал ее серебристо-синий щит, нити которого скользили из рук Ария. Он словно плел одному ему известный узор. Непостижимый, прекрасный, древний…

Я даже никогда не узнаю, чего, каких душевных сил и физических, ему стоило, чтобы противостоять той силе, которая вызывала у меня лишь ужас. Если бы там не стоял мой муж, я бы сорвалась и побежала без оглядки, чтобы не видеть, не знать, не чувствовать…

Но Арий стоял и плел для тьмы свой узор. Мышцы под рубашкой напряжены, будто каменные, лоб мокрый, но руки не дрожат, привычно держат силу, вливая ее столько, сколько требуется.

— Не мешай, — прошептал Дар.

Спустя несколько минут, Арий опустил руки, выдохнул и обернулся. Наши глаза встретились. И как в тот первый раз, когда мы обрели друг друга, ничего, кроме бездонной синевы, и не осталось. Ласкающей, опаляющей, сияющей… Будто я снова шагнула в огонь, беспомощная и беззащитная.

Муж не спешил подходить, просто смотрел на меня. Все такой же по-прежнему прекрасный, как принц из прочитанный сказки. Стройный, наполненный уверенностью в правильности своих действий. Лишь черты лица заострились, вытянулись, а губы стали тоньше, чем раньше. А волосы… я даже не сразу заметила, как на кончиках они засверкали синим, будто васильки. И почуяла — кожей, по которой побежали мурашки, беду…

— Арий!

Я сорвалась и бросилась к нему, словно боясь опоздать и не успеть чего-то важного.

Мне и не хватило… всего-то маленького мгновения, чтобы прижаться к мужу, остановить непоправимое, делясь своей силой. Арий упал под ноги, словно подкошенный. И я не думала, действовала. Порезала маленьким кинжалом, который теперь всегда носила с собой за поясом, наши ладони, соединяя порезы и целуя самые желанные губы на свете, призывая древнюю магию любви, спасая и защищая того, кто был для меня всем.

— Боюсь, сейчас эти чары не сработают, Элла, — тихо заметил Дар, опускаясь рядом.

— Нет, должны! Арий жив. Я чувствую, как бьется его сердце.

Я боялась забыть про контроль над эмоциями, сорваться на крик, потерять способность мыслить разумно и правильно. Когда рядом лежит мой дракон без сознания… не сойти с ума от отчаяния, получалось с трудом.

— Да, он жив. Но ты должна понять… Арий удерживал тьму, Элла, отдавая всю свою магию. И смог ее задержать, поставив щит.

— Он не приходит в себя… Что с ним? — сильно, хотя куда уже больше, испугалась я.

— Арий бы перестал дышать, Элла. Обычно такой выброс магии приводит к смерти.

Я уставилась на уставшего бледного дракона.

— Но у него есть любящая верная пара, которая на грани удерживает душу. Так как ты его талисман, Элла, а тьма напиталась древней силой сдерживающих ее артефактов, Арий не умер, а лишь уснул непробудным сном. Зачарованным, страшным… Времени у нас мало. Мы должны найти эти проклятые камни, вставить их в древние охранные артефакты…

— Арий…

— Щит продержится неделю. Если мы не успеем, он рухнет, а Арий… умрет. Я останавливал его от этой затеи, как мог. И сам бы встал в ритуальный круг… Да только не вожак я, Элла. Нет у меня такой силы.

Тело скрутило болью, перед глазами поплыли круги. Я бы упала, если бы Дар не удержал.

— Отголосок вашей связи. Сейчас пройдет.

А то, что сердце готово разбиться вдребезги от страха и боли за моего дракона, тоже пройдет? Но вслух я этого не сказала. Мы с Арием через столько прошли… Мы заслужили свое счастье. Выстрадали. И я не отдам его смерти. Если быть совсем честной… я вообще Ария никому не отдам.

Он мой. Только мой.

— Где искать камни? И сколько их нужно? — поинтересовалась я.

— На первый вопрос я не знаю ответа, Элла.

— А кто знает?

— Есть одна ведающая… Она поможет. Однажды драконы спасли ей жизнь.

Я удивленно приподняла брови, так как впервые слышала о какой-то неизвестной колдунье, оставшейся в долгу перед народом Ария.

— Путь к ней не близок, да и не факт, что нам будут рады. Вода и огонь… не всегда они ладят, но выхода нет. Нам нужно отыскать пять камней, наполнить их силой, вставить в артефакты, — напомнил он.

Дар говорил очень странно, глухо. Будто ушел в свои мысли и далекие воспоминания.

— Арий…

Меня волновал только он.

— С ним ничего не случится. Магия не позволит никому, кроме тебя, к нему даже прикоснуться.

— Он останется здесь?

Дар обреченно вздохнул, подошел ближе, протянул руку и… над Арием вспыхнул серебристый купол, засветился.

— Если бы захотел причинить хоть малейший вред, то от меня бы лишь пепел и остался. Я сейчас сообщу о случившемся Фраму. Он будет здесь через четверть часа, приглядит…

Я не хотела уходить от мужа. Я все еще пребывала в шоке и не верила в произошедшее. Ведь только сегодня утром за завтраком Арий был рядом, улыбался так, что дух захватывало, перецеловывал мои пальцы… А потом случилось наше безумство в библиотеке, огонь страсти и запредельная нежность… И после ужина мы собирались в горы к любимому озеру, чтобы вместе смотреть, как звезды неспешно загораются на небе, готовые исполнять заветные желания.

— Я люблю тебя, мой дракон, — тихо сказала я, не позволяя себя плакать.

Когда Арий рядом, я чувствовала себя защищенной, сильной… Сейчас до безумия хотелось свернуться калачиком, закрыть глаза, и чтобы все случившееся оказалось кошмарным сном.

— И я тебя вытащу. Обещаю.

Его руку я выпустила с трудом, замечая, что магия давно залечила порезы на наших ладонях. Поднялась, отряхнулась, вдохнула… Мне нужно быть сильной. Ради себя. Ради Ария, моего любимого дракона. Ради нас.

— Превращаемся? Ты знаешь, куда лететь?

Дар всмотрелся в мое лицо, коротко кивнул. Он за эти месяцы узнал меня лучше, чем все остальные драконы в замке. И понимал, что я сейчас сосредоточена на цели и уже не отступлюсь.

В дракона я обернулась быстро. Уже приноровилась к тем ощущениям — легкому головокружению, резко возрастающему обонянию, совсем другим — более четким звукам. Вдохнула поглубже, чувствуя, как привычные лесные запахи исчезают, будто съедаются невиданным существом, а в нос забиваются совсем другие — тины, ряски, стоячей воды… Сотни оттенков, которые никогда, сколь одаренным магом бы он не был, не различит человек, но всегда распознает дракон. От Ария привычно пахло грозой и свежестью. Я узнала бы этот запах среди тысячи похожих, незнакомых… Нашла бы…

Я вернусь к тебе, мой дракон. И не позволю себе унывать и думать о плохом.

Бросив прощальный взгляд на Ария, я расправила крылья. Чешуйки сверкнули голубым на солнце, словно лучи их ласкали и целовали. Муж иногда говорил, что в образе дракона я похожа на дивный цветок с другого конца света, распускающийся по весне прямо в снегу. И часто, когда мы опускались на землю, он обнимал меня крылом и мысленно рассказывал сказки драконов, до которых я еще не добралась. Говорил, пригодится.

Где все это? Словно в небытие кануло. Вырвавшаяся тьма оборвала самую лучшую сказку на свете — о моем драконе.

Я взлетела, прогоняя дурные мысли, хотя они так и лезли в душу, бередили… Драконы, как я уже выяснила, еще более чуткие. Эмоции обостряются, берут вверх. Может, поэтому так часто в прошлом, еще не научившись в этой ипостаси прятать чувства, проявляя открытость и доверие, драконы становились легкой добычей людей, которые за ними охотились.

Я летела, подставив лицо и крылья ветрам, позволяя им нести меня следом за Даром, улетая все дальше от Ария.

 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям