0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Её Величество Ведьма » Отрывок из книги «Её Величество Ведьма»

Отрывок из книги «Её Величество Ведьма»

Автор: Стрельцова Виктория

Исключительными правами на произведение «Её Величество Ведьма» обладает автор — Стрельцова Виктория Copyright © Стрельцова Виктория

Пролог

— Ты прекрасна, — услышала я за спиной дрожащий от волнения голос матери, уже успевшей пустить слезу.

Ее отражение в напольном зеркале в белоснежной раме вздрогнуло и промокнуло глаза кружевным платком.

— Мама, прекрати, — взмолилась я, не желая видеть ее слезы. — Это свадьба, а не похороны.

— Да, конечно, — сказала она, пытаясь успокоиться. — Ты у меня такая красавица, — улыбка озарила ее лицо, испещренное мелкой сеткой морщин. Раньше я их не замечала. — Моя королева.

— Мама, — я отвернулась от зеркала и заключила ее в крепкие объятия. — Я буду скучать.

— Я тоже, дочка, — прошептала она, тихонько всхлипнув.

Сразу после свадьбы нас с Антоном ждет перелет на Родос. Весь медовый месяц мы проведем там, нежась на солнышке и изучая древние руины, сохранившиеся еще со времен крестовых походов.

— Пора, — шепнула Лиза, которой сегодня была отведена роль одной из подружек невесты. Всего их у меня было три.

Я бросила беглый взгляд на свое отражение. Вроде бы все идеально: платье мечты, завидный жених и приближающийся отдых за границей. Вот только почему сердцу не спокойно? Оно бьется так быстро, будто вот-вот выпрыгнет из груди.

— Диана, все в порядке? — спросила Юля, с беспокойством глядя на мое побледневшее лицо. — Может воды?

Я отрицательно мотнула головой.

— Немного волнуюсь, — сказала я, пытаясь унять легкое головокружение.

— Еще немного и мы ее потеряем, — рассмеялась Аня, придерживая длинный шлейф моего платья.

— Не говори ерунды, — ответила я, направляясь к выходу. — Я ведь всего лишь выхожу замуж, а не отправляюсь на тот свет. Вы от меня так просто не отделаетесь, девочки, — добавила я, шествуя мимо них с гордо поднятой головой.

Нервно теребя букет из белых калл, я ждала, когда высокие створчатые двери передо мной отворятся. В голову лезли дурные мысли, а сердце по-прежнему отбивало чечетку.

«На похороны? Каллы — символ траура, — печальным голосом сказала пожилая женщина флорист, что вручила мне букет. — Мои соболезнования».

И почему я именно сейчас об этом вспомнила? Это пережиток прошлого, не более того.

Наконец заиграла музыка. Настал мой час.

Я медленно шла по узкому коридору, образованному улыбающимися гостями. Разве мы их всех пригласили? Кто эта женщина в темно-фиолетовом платье с тоской в глазах? Быть может это двоюродная тетя Антона? Не припомню, чтобы он мне о ней говорил. На ее лице печать скорби, будто она пришла на похороны, а не на свадьбу.

Под аркой, украшенной белыми искусственными цветами стоял мой будущий супруг. Разве мы заказали не живые? Антон улыбался и выглядел довольно уверенным, но я могла бы поклясться, что волновался он не меньше моего. На секунду мне захотелось забыть обо всем и броситься к нему, чтобы ощутить на себе тепло его рук. Сейчас оно мне было жизненно необходимо.

Каждый удар моего сердца эхом отдавался в голове. Новый приступ головокружения наступил так внезапно, что я слегка пошатнулась. Дышать стало трудно. Неужели они не проветрили помещение? Учащенное сердцебиение сменилось пронзительной болью. Грудную клетку будто сжали в тиски. Очертания предметов стали расплывчатыми. Я попыталась взять себя в руки, но вместо того, чтобы продолжить свой путь к алтарю, рухнула на пол бесчувственной куклой.

Сознание медленно покидало меня.

— Диана, дочка, — сквозь пелену слышала я голос матери, склонившейся надо мной. — Отойдите, ей нужен воздух.

— Врача, — последовал за этим низкий мужской голос.

Это было последнее, что я слышала, прежде чем провалиться в черную бездну.

Глава 1

Диана

Из небытия меня вырвали мужские крики. Сознание постепенно возвращалось ко мне, а вмести с ним и жуткое головокружение. Я попыталась пошевелить рукой, но та отказывалась меня слушаться.

Приоткрыв веки, я встретилась с хмурым взглядом незнакомого мужчины, который был направлен на меня из-под густых лохматых бровей. Что-то не припомню я его среди числа наших гостей. Да и судя по его костюму, дресс-кодом он решил пренебречь.

На незнакомце были черные штаны, заправленные в голенища сапог, что доходили ему почти до колен. Все носки обуви были перепачканы свежей грязью. Я поморщилась. Собираясь на свадьбу, мог бы хоть привести в порядок свои старомодные ботинки. Светлая рубаха-туника была подпоясана кожаным ремнем в два оборота, на котором с левой стороны висел удлиненный кинжал, спрятанный в ножнах. Интересно, зачем ему понадобилось брать с собой на празднование бутафорское оружие? Неужели Антон не предупредил, что у нас классическая свадьба в европейском стиле, а не костюмированная вечеринка?

— Как тебе удалось пробраться сюда, дейра? — спросил он, ткнув меня в бок носком своего сапога.

Я округлила глаза. Такой наглости я от этого мужлана не ожидала. Он же мне все платье перепачкает! Я приподняла голову, чтобы рассмотреть урон, нанесенный моему наряду, который, между прочим, стоил целое состояние. К моему удивлению никакого свадебного платья на мне не оказалось. Скажу больше, на мне вообще ничего не было! Я лежала полностью раздетая в грязи. Мою наготу прикрывал лишь потертый плащ, которым видимо кто-то из мужчин меня любезно накрыл.

Липкий страх постепенно овладевал мною. Что, черт возьми, произошло? Помню лишь как шла к алтарю, боль в груди, головокружение, а дальше темнота.

— Где я? — спросила у мужчины, пытаясь приподняться на локтях из грязного месива.

Но мой мучитель не дал мне этого сделать. Его сапог опустился на мое плечо, заставив скорчиться от боли.

— Вопросы здесь задаю я, дейра, — сказал он, смачно плюнув в сторону.

— Вы меня с кем-то путаете, — залепетала я. — Я вовсе не дейра. Меня же наверняка уже потеряли, — добавила я, вспомнив про церемонию.

— Вы слышали? — обратился он к своим товарищам, которых было около дюжины. — Потеряли ее.

Среди собравшихся людей прошла волна смеха. Кто-то усмехался, кто-то предосудительно качал головой. Я поежилась от столь пристального внимания противоположного пола. Мужчины окружили меня. Видимо опасались, что я решу податься в бега. Вряд ли в таком-то наряде. Далеко мне все равно не убежать.

— Неужто ты, дейра, рассчитывала вернуться живой? — услышала я за спиной голос, обладатель которого открыто насмехался надо мной.

— Жаль, — протянул кто-то в толпе. — Такое добро пропадает.

Я почувствовала прикосновение грубой мозолистой руки к своему плечу. Резко дернулась, чтобы скинуть ее с себя. Конечность вызывала у меня отвращение.

— Мой жених так просто этого не оставит, — с ненавистью крикнула я, глядя в глаза мужчине с широкими бровями. Он выглядел старше остальных и наверняка был здесь главным. — Он найдет вас. Каждого, — добавила я, обернувшись к тем, кто толпился у меня за спиной.

Мужчин вокруг меня становилось все больше. Видимо не каждый день они видели обнаженную девушку, сидящую в луже.

— Довольно, — прервал общий гул обладатель перепачканных сапог, подтверждая мои предположения о его авторитете среди всех собравшихся. — В темницу ее.

Я округлила глаза от нахлынувшего ужаса. Подступили соленые слезы, сдержать которые, я была не в силах.

— Нет, не надо в темницу, — закричала я, пытаясь сбросить со своего тела сильные мужские руки, которые подняв меня с земли, поволокли в неизвестном направление.

— Не переживай, дейра, — обратился ко мне тот мужчина, которого я мысленно успела прозвать главарем, — это ненадолго. Уже завтра ты лишишься головы во славу короля.

— Во славу короля! Во славу короля, — вторили ему все собравшиеся.

— Но ведь я ничего не сделала, — попыталась я перекричать всеобщее ликование.

Все было тщетно. Меня никто не хотел слушать. Эти сумасшедшие фанатики действительно были готовы меня убить в угоду своему королю.

— Я сама, — громко крикнула, вырвав из цепких лап правую руку. Наверняка завтра проснусь вся в синяках. Подобрав с земли перепачканный грязью плащ, я прикрыла свою наготу. — Отведите меня к королю, — сказала я, пытаясь вложить в эти четыре слова максимум уверенности и решительности.

— Еще чего, — рассмеялся мужчина за моей спиной, толкнув вперед. Я едва устояла на ногах. — У короля и без того хлопот хватает. Ну же, шевелись, — прикрикнул он, снова поторопив меня тяжелой рукой, опустившейся на лопатку.

Невольно всхлипнув, я босиком поплелась по сырой земле, не замечая ничего вокруг.

Темница, в которой меня заперли, находилась глубоко под землей. Скорее всего, в подземельях замка того самого короля. Здесь было темно, холодно и сыро. Затхлый тяжелый воздух был пропитан запахами пота и крови. На губах осел привкус страха.

Словно слепой котенок я медленно передвигалась в кромешной тьме, ощупывая руками стену по периметру. Ровная, гладкая поверхность скользила под пальцами, убивая тем самым надежду на скорое освобождение. Должен же быть какой-то выход. Разве вот так просто в двадцать первом веке человек может лишиться головы?

Когда глаза немного привыкли к полумраку, я смогла разглядеть в углу небольшой настил из сухой травы. От усталости я опустилась на него, но тут же была вынуждена подняться. Подпочвенные воды пропитали насквозь некогда сухую солому, превратив ее в гниющую, вечно сырую подстилку для заключенных.

Выбрав более-менее сухое место, я расстелила плащ, который к счастью у меня не отняли и села на него обхватив колени дрожащими руками. Как я очутилась в этом месте? Совсем одна, раздетая и напуганная. Как Антон мог это допустить? Если бы я помнила застолье, то могла бы предположить, что перебрала со спиртным. Хотя больше двух бокалов вина я вряд ли бы осилила. Да и если верить воспоминаниям, я даже до алтаря не дошла. Все как в тумане.

Если я хочу выжить, то необходимо добиться аудиенции короля. Разобраться со всем остальным я смогу позже.

Клацнула металлическая решетка, пропуская в камеру молодого мужчину. На вид ему было не больше двадцати пяти лет. Густые черные волнистые волосы незнакомца в свете масляного фонаря отливали антрацитом. Цепкий взгляд карих глаз был направлен на меня. На нем был зауженный, стянутый поясом в талии, жакет, полы которого расширялись к низу, образовывая некое подобие короткой юбочки. Стоячий ворот был оторочен мехом. Зауженные брюки, скроенные точно по ноге, терялись под голенищем высоких сапог.

Я спешно поднялась с пола, прикрывая свою наготу плащом, с которым уже успела породниться. Мужчина усмехнулся. Наверняка успел что-то разглядеть. Сейчас мне это было не важно.

— Как тебя зовут, дейра? — поинтересовался незнакомец, всматриваясь в мое лицо.

— Меня зовут Диана, — ответила я, гордо подняв подбородок.

— Дейра Диана, — обратился он ко мне, и я только сейчас поняла, что «дейра» это обращение к представительнице слабого пола, — завтра в полдень вас казнят.

Вот так коротко он поведал мне мою судьбу. Не в силах согласится с этой несправедливостью, я подалась вперед. Двое мужчин, что сопровождали черноволосого незнакомца, синхронно опустили руки на ножны, где покоилось холодное оружие. Неужели вовсе не бутафорское?

— Отведите меня к королю, — взмолилась я, сложив руки в молитвенном жесте. — Я смогу ему все объяснить. Произошла ошибка.

— Чувствуя приближение смерти и расплаты за все грехи, вы все говорите об одном, — сказал мужчина, не скрывая своего презрения. — Молить о пощаде бессмысленно. Твоя королева оставила тебя, дейра Диана, а наш король не потерпит при дворе предателей. Твоя участь решена, а дни сочтены, — равнодушно добавил он. Лишить меня жизни для него ничего не стоило.

— Так пусть король решит мою судьбу, — с вызовом ответила я.

Терять мне было уже нечего. Если бы хоть на одну сотую я была уверена, что кинься на этих вооруженных мужчин, одержу победу, воспользовалась бы этим шансом, дарованным мне, не задумываясь. Но, увы, фортуна была не так благосклонна.

— Решение короля очевидно и дожидаться его возвращения для того, чтобы продемонстрировать ему вас, дейра, глупо. Но можете не переживать, вашу голову, насаженную на пику, я непременно ему покажу, — ответил незнакомец, широко улыбнувшись, и скрылся за решетчатой дверью.

Я снова осталась одна в темной, холодной камере, где мне предстоит провести остаток моей жизни. Добиться аудиенции короля в виду его отсутствия мне не удастся. Сбежать из темницы не представляется возможным. Опустившись на влажный пол, я свернулась калачиком, и зарыдала. Мое хрупкое, худенькое тельце содрогалось от судорожных рыданий, остановить которые, я была не в силах.

Глава 2

Диана

Я проснулась от холода. Все мое тело знобило. Ночь, проведенная на сыром, грязном полу темницы давала о себе знать. В камере было по-прежнему темно. Окна для заключенных здесь были не предусмотрены. Закутавшись в плащ, я принялась ходить от стены к стене, чтобы хоть немного согреться. Желудок жалобно заурчал, стоило мне сделать несколько шагов. Я безумно хотела есть, а в горле пересохло от жажды.

Металл предательски заскрипел, извещая меня о прибытии гостей в мое скромное пристанище. Обернувшись, я увидела в дверях крупного, коренастого мужчину.

— На выход, дейра, — приказал он, и мне пришлось повиноваться. Спорить с вооруженным мужчиной было бы поистине глупо. В том, что меч у него не бутафорский я почему-то уже не сомневалась.

— Куда мы идет? — спросила я, едва не поскользнувшись босыми ногами на влажных ступеньках, поднимающихся наверх.

Мой сопровождающий лишь молча подтолкнул меня в спину.

Солнечный свет ослепил меня, заставив зажмуриться. Инстинктивно я попыталась прикрыть покрасневшие глаза рукой. Только сейчас заметила, что кожу ладоней покрывал слой засохшей грязи, а под ногтями скопилась чернота.

— Стой, дейра, — скомандовал мужчина, стоило нам сделать несколько шагов.

Я покорно остановилась. Высокий, светловолосый парень стянул мои руки за спиной веревкой.

— Это еще зачем? — возмутилась я, почувствовав, как джут натирает кожу.

Закончив свое дело, юноша молча отступил в сторону, пропуская нас вперед.

Только сейчас я обратила внимание на то место, где очутилась. Под ногами у меня был не привычный асфальт, а каменная кладка. Кое-где между булыжников зеленела молодая сочная трава. Передо мной простиралась высокая стена, из серого камня. Совсем как в исторических фильмах про эпоху средневековья. На мгновение появилась мысль, что я очутилась в прошлом. Вот только скачки во времени это из разряда фантастики и к реальной жизни они никакого отношения не имеют.

Тяжелая мужская рука легла мне на спину, напоминая о том, что я здесь вовсе не за тем, чтобы рассматривать архитектуру. Нескольких шагов хватило, чтобы толпа, собравшаяся у деревянного помоста, заметила меня. Их бранные крики, плевки и крики окончательно убедили меня, что это не розыгрыш и не квест. Страх поднимался от кончиков пальцев, заполняя меня целиком. Весь ужас происходящего я осознала только сейчас.

Переступая дрожащими ногами по холодной каменной кладке, я подходила все ближе к тому месту, где у деревянной колоды меня ждал палач. Высокий, широкоплечий мужчина с животом внушительных размеров, скалился глядя на меня. Все его лицо, кроме губ и подбородка было скрыто под черной маской. Но мне и этого было достаточно, чтобы увидеть его эмоции. Он предвкушал предстоящую казнь, словно реки крови смогут утолить его жажду. Словно мое бездыханное тело сможет наполнить его бездонный желудок.

Секира в руках палача поблескивала на солнце. Наточенное лезвие было испещрено непонятными символами, которые вспыхивали серебром. Или же это все игра света и моего воображения?

Три ступеньки, отделяющие меня от скалящегося убийцы, были дорогой на эшафот. Разве могла я подумать, что в двадцать три года вместо Родоса я попаду на собственную казнь? Да и главное за что?

Я обернулась к ликующей толпе, которой не терпелось увидеть шоу с обезглавливанием девушки, и рухнула на колени. Слезы потекли по щекам. Мой взгляд зацепился за черноволосого мужчину, который стоял в первом ряду, словно каменная статуя.

— Пожалуйста, — взмолилась я дрожащим голосом, обращаясь к тому, кто вынес мне смертный приговор. — Я ни в чем не виновата.

Пелена застилала глаза, превращая всех присутствующих в большое разноцветное пятно.

— Пожалуйста, — крикнула я, обращаясь уже к толпе. — Помогите.

Гул нарастал. Жалеть меня никто не собирался. Всем присутствующим хотелось поскорее покончить со мной, отобрав жизнь.

Собрав все силы, я, что есть мочи закричала:

— Разве не король должен вынести мне приговор? Вы устроили самосуд, — обратилась я уже к черноволосому мужчине. — В отсутствие короля, вы превысили свои полномочия, отправив меня на плаху. Будьте вы прокляты, — крикнула я, едва не сорвав голос.

Толпа зашепталась, а тот, к кому были направленны мои пламенные речи, молча подал знак палачу.

Словно тряпичную куклу меня бросили рядом с бревном, расколотым пополам, насквозь пропитанным кровью.

— Нет, нет, нет, — закричала я, давясь солеными слезами. — Я не хочу!

Мою голову положили на плаху. Я попыталась приподняться, но не смогла.

— Отче наш, — стала шептать я слова, единственной известной мне молитвы, потеряв всякую надежду на чудо, — сущий на небесах! Да святится...

Секира со свистом рассекла воздух и я, сжавшись в комок, замерла. Внутри словно оборвалась натянутая струна и наступила звенящая тишина, нарушаемая лишь ударами моего сердца.

— Стой, — услышала я раскатистый, громкий мужской голос.

Холодный металл замер в воздухе так и не коснувшись моей шеи. Я все еще боялась дышать, опасаясь ненароком спугнуть улыбнувшуюся мне удачу. Приподняв опухшие от слез веки, я увидела перед собой пару черных начищенных до блеска сапог. И как только их обладатель успел так быстро очутиться на помосте?

— Что здесь происходит, Дэйсон? — обратился незнакомец к кому-то из толпы.

— Ваше Величество, — этот голос я узнала. Говорил черноволосый мужчина, что вынес мне смертный приговор, — вчера дейр Клиффон обнаружил ее у северной стены. Она одна из тех, кто служит Темной Королеве.

— Она самозванка, а не королева, — прервал речь черноволосого парня мой спаситель.

— Да, Ваше Величество, — из-под опущенных ресниц я заметила, как мой обидчик учтиво склонил голову перед собеседником, не иначе как в знак уважения.

Начищенные до блеска сапоги снова развернулись в мою сторону. В следующую секунду сильная рука, затянутая в кожаную перчатку, приподняла мой подбородок. Покрутив его в обе стороны и рассмотрев меня как следует, король опустил руку, потеряв ко мне всякий интерес.

— Освободи девчонку и прикажи привести ее в порядок, — распорядился мужчина.

— Но, Ваше Величество, она же изменница, — не сдержался Дэйсон, но тут же осекся.

— Приговор дейре вынесу я, но позже, — ответил король, спустившись с деревянного помоста, где я по-прежнему стояла на коленях, словно пригвожденная к плахе. — Она владеет информацией, которой непременно с нами поделится. Айша снова собирает армию, — добавил он и направился прочь с места моей несостоявшейся казни.

Разочарованные сорванным представлением люди разошлись по своим делам. У эшафота остался лишь Дэйсон, который был явно недоволен тем, что моя казнь не состоялась. Окинув меня холодным решительным взглядом, он удалился, стуча каблуками по каменной кладке.

Ко мне подоспели двое мужчин. Одним из них оказался тот самый светловолосый парень, что несколькими минутами ранее стянул мои руки в тугой узел. Он избавил меня от пут и помог подняться. Ноги едва держали меня. Слишком много потрясений мне пришлось пережить за прошедшие сутки.

Как только мои босые ступни шагнули с деревянного помоста на землю, я вздохнула с облегчением. Казнь отменяется. По крайне мере пока. Я не уверена, что король откажется от нее вовсе. Я для него лишь источник полезной информации. Вот только Его Величество ждет разочарование — я не владею никакими сведениями о его врагах.

Пройдя по извилистой каменной дороге, мы приблизились к двери. Мощь высоких стен здесь ощущалась столь явно, что было трудно отвести взгляд от серой каменной кладки, теряющейся высоко под облаками. Это был самый настоящий замок. Величественный и чарующий.

Шаги моих сопровождающих гулким эхом разносились по коридорам. Длинные, петляющие тоннели уходили вглубь здания. Бесчисленное множество закрытых дверей тянулось вдоль стен. Блики от фонарей, закрепленных по обе стороны от нас, плясали на камне дрожащими зайчиками.

Мы остановились у одной из дверей с внушительных размеров бронзовой ручкой. Темноволосый мужчина лет тридцати толкнул дверь и освободил проход, пропуская меня вовнутрь. Стены здесь были обиты темно-красным бархатом, по которому расползались вышитые золотыми нитями узоры. Горел камин, от которого по комнате растекались волны тепла и уюта. Мебель из дерева отражала отблески пламени, отливая красным.

Дверь за моей спиной закрылась. Вот так, безо всяких объяснений меня заперли в комнате. Но бунтовать было не в моих интересах. К тому же здесь было тепло и сухо. Я опустилась на пушистый ковер с замысловатыми узорами рядом с камином. Тепло постепенно наполняло мое тело, разливаясь по клеточкам, даруя им живительную энергию и возвращая к жизни. Я протянула к огню озябшие руки. Он словно маленький послушный зверек извивался у моих пальцев, не решаясь их лизнуть.

От усталости мои веки будто налились свинцом. Они показались мне настолько тяжелыми, что в какой-то момент я решила их просто закрыть. Опустив голову на ворс ковра, я подтянула к себе поближе колени и, укутавшись в длинный черный плащ, заснула крепким сном.

Глава 3

Диана

Я пришла в себя от того, что какой-то предмет настойчиво упирался мне под ребра. Скорчившись от боли, я приоткрыла глаза. Предмет оказался не чем иным, как заостренным носком белоснежной женской туфли. Видимо в этом месте я постоянно сначала буду знакомиться с обувью, а потом уже с ее обладателем.

Находясь все еще в полулежащем состоянии, я приподняла голову. Передо мной стояла девушка. На вид ей было не больше двадцати пяти лет. Ее резкие черты лица говорили о жестком и решительном характере. Ярко-выраженные скулы, чувственные губы плотно сжаты, раскосые брови, уголки которых поднимаются к вискам и светло-голубые глаза в обрамлении густых черных ресниц. Она выжидающе смотрит на меня. Ее волосы неестественного цвета аквамарин, убранные в сложную прическу, подрагивают в такт ровному дыханию. На макушке у нее сияет диадема, украшенная россыпью жемчуга.

— Простите, я задремала, — опомнилась я, встав на ноги и плотнее обернувшись в полы плаща.

Незнакомка посмотрела на меня сверху вниз осуждающим взглядом.

— Как твое имя? — спросила она.

— Диана, — кротко ответила я, не выдержав на себе ее испытующего взгляда.

— Судя по тому, как ты ведешь себя в моем присутствии тебе либо неизвестно мое имя, либо ты снова хочешь отправиться на плаху, — равнодушно заявила она, усаживаясь в одно из кресел с изящными спинками.

— Простите, — сказала я извиняющимся тоном. — Я действительно не знаю кто вы.

— Амалия Хэйлиш, — представилась девушка и устремила взор голубых глаз на меня. К сожалению, ее имя для меня было не более чем просто набор букв. — Старшая сестра короля, — сдалась незнакомка, при этом ее и без того курносый носик вздернулся вверх. Видимо ей есть чем гордиться.

Я учтиво поклонилась, надеясь этим не разгневать особу царских кровей. Девушка явно осталась удовлетворена моим жестом.

— Тереза, — повысила голос сестра короля, и из-за моей спины тут же выпорхнула девушка в длинном платье цвета пыльной розы. И как я ее раньше не заметила?

Девушка по имени Тереза едва склонила голову перед Амалией. Видимо они были довольно близки.

— Приведи в порядок дейру Диану, — распорядилась она. — Вечером король желает принять ее у себя. Он намерен с ней договориться, — добавила она, усмехнувшись.

Амалия направилась к выходу, а я покорно склонила голову, последовав примеру Терезы. Сейчас мне необходимо поговорить с королем. Только он может сохранить мне жизнь и отпустить из этого странного, богом забытого места. Антон и мама наверняка меня ищут.

Пока я размышляла, в комнату вошли еще две девушки. Одеты были они куда скромнее, чем та, кому поручили привести мой внешний облик в надлежащий вид. С меня стянули грязный плащ, оставив полностью раздетой. Лишь краем глаза я заметила свое отражение в зеркале и ужаснулась. На коже серый налет и засохшие ошметки грязи, длинные темные волосы спутаны в ужасные колтуны, а под глазами залегли фиолетовые круги.

— Не уверенна, что тебе удастся договориться с Его Величеством, — усмехнулась Тереза. — Одна кожа да кости. Щеки впалые, бедра узкие, — жаловалась она, разглядывая мое тело со всех сторон. — Грязь мы отмоем, а вот что делать с остальным ума не приложу. Отрубили бы тебе, дейра, голову, и мне хлопот меньше было бы.

Закончив критиковать меня, Тереза отдала указание отмыть меня как следует.

Прикрывая свою наготу руками, я отправилась следом за девушками в купальню, которая находилась за соседней дверью. В центре небольшого, темного помещения стояла глубокая деревянная лохань, наполненная до краев горячей водой, от которой поднимались клубы ароматного пара.

Следующий час меня активно шоркали мочалками, которые едва ли не содрали с меня кожу, натирали маслами измученное, раскрасневшееся тело. Большую часть времени девушки корпели над моими волосами, распутывая их и натирая мазью, напоминающей растопленный жир, для блеска и гладкости.

Когда с гигиеническими процедурами было покончено, мы вернулись в комнату с камином. Тереза взглянула на меня оценивающим взглядом и удовлетворенно кивнула. Видимо выглядеть я стала гораздо лучше.

Меня облачили в белоснежные кружевные шортики, напоминающие укороченные панталоны. Правда, не такие свободные. Далее последовало нижнее платье из тонкой ткани, напоминающей хлопок. И наконец, само платье, которое девушки старательно затянули корсетом. Моя и без того тонкая талия стала осиной. Дышать стало трудно. Изнуренное тело едва ли справлялось с теми тяготами, что выпали на его долю.

Я обернулась, чтобы взглянуть на свое отражение. Распущенные длинные темные локоны спадают на плечи аккуратными завитками. Лицо хоть и уставшее, но все же не лишено природной красоты. Приподнятая грудь едва не выпрыгивает из глубокого декольте. Я попыталась прикрыть свои достоинства волосами, но Тереза меня остановила:

— Оставь, — сказала она, одернув мою руку. — Король не любит скромниц.

— Я иду на аудиенцию к вашему королю, а не в постель, — резко ответила я, метнув в девушку гневный взгляд.

Если они решили, что я буду ублажать Его Величество, то глубоко заблуждаются. Я найду способ убедить его отпустить меня, не снимая при этом платья.

— Ты будешь делать то, что тебе велят, — прошипела в ответ Тереза. — И если король полезет к тебе под юбку, ты раздвинешь перед ним ноги.

Этой наглости я стерпеть не могла. Мало того, что меня ночь продержали в сырой темнице и едва не казнили. Так теперь еще и к близости с незнакомым мужчиной хотели принудить.

Звонкая пощечина нарушила тишину комнаты, где лишь изредка потрескивал огонь в камине. Тереза округлила глаза от неожиданности и ухватилась за покрасневшую щеку.

— А теперь послушайте меня вы, — спокойно сказала я, в то время как мое сердце в гневе билось с немыслимой скоростью. — Я не собираюсь ублажать вашего короля. Более того, я не признаю его власть. Вы можете сколько угодно бить челом у ног самопровозглашенного властелина, но я никогда не присоединюсь к вам.

Тереза сверкнула глазами и, потирая ушибленную щеку, направилась прочь из комнаты. У двери она замерла на несколько секунд и, обернувшись, произнесла:

— В таком случае, дейра Диана, вам дорога обратно на плаху.

Хлопнув дверью, она скрылась в коридоре вместе с прислугой, оставив меня одну.

Ожидание стало невыносимым. Я подергала дверную ручку, но все было тщетно. Меня заперли. Выглянув в узкое окно, я убедилась в том, что сбежать не получится. По крайней мере, сейчас. Прыгать с третьего этажа на каменную кладку равносильно самоубийству.

В пышной юбке оливкового цвета передвигаться было крайне неудобно, а корсет до боли сдавливал ребра. Даже мое свадебное платье с кринолином было гораздо комфортнее, не смотря на длинный шлейф. Я попыталась дотянуться до шнуровки, чтобы хоть немного ослабить ее и вдохнуть полной грудью. В этот момент дверь распахнулась.

— Его Величество готов вас принять, — произнес мужчина, вошедший в комнату, заставив меня отказаться от попытки расшнуровать корсет.

— Отлично, — обрадовалась я.

— Я вас провожу, — добавил он, выпуская меня из комнаты.

Тереза оказалась права. После длительного блуждания по коридорам, мой сопровождающий привел меня не в аудиенц-зал и вовсе не в зал для приема гостей. Это были покои короля. Огромная кровать под балдахином, мебель из красного дерева. Повсюду дорогие ткани, гобелены, вышитые золотыми нитями. В свете десятков свечей все убранство комнаты искрилось, напоминая о статусе владельца апартаментов.

— Его Величество скоро будет, — сказал мужчина, скрывшись за дверью.

Я осталась совершенно одна среди этой роскоши. Плотные занавески не пропускали в комнату солнечного света. Единственным источником освещения были многочисленные свечи. Холодные шелковые простыни приводили меня в состояние ужаса. Неужели этот сумасшедший действительно считает себя королем и готов принудить меня к близости? Разве он не понимает, что за это его ждет от трех до шести лет лишения свободы?

Неожиданно дверь распахнулась, и на пороге появился молодой мужчина. В нашу первую встречу я успела рассмотреть лишь его начищенные до блеска сапоги. Сейчас же я могла полностью оценить того, кто называл себя королем. Он был на голову выше меня. Широкие плечи, физически развитое тело. Видимо мужчина занимался спортом, чтобы походить на среднестатистического воина средневековья. Вьющиеся каштановые волосы обрамляли его голову. Решительный взгляд карих глаз был устремлен на меня. Если бы не столь странные обстоятельства нашего знакомства, я бы сочла его симпатичным.

— Ваше Величество, — учтиво поклонилась я, даже не пытаясь скрыть саркастические нотки в голосе.

— Дейра Диана, — едва заметно кивнул в ответ мужчина.

— Я думала, наша встреча будет более официальной, — сказала я, проследив за тем, как он прошел вглубь комнаты и принялся наполнять два серебряных кубка вином.

Вернувшись, он протянул один из них мне. Красная жидкость с терпким ароматом искрилась на дне кубка. Я опустошила его, утоляя мучавшую меня жажду, позабыв о всяких нормах приличия.

— Мне известно, что Айша собирает армию. Север примкнул к ней и готов пойти против истинного короля, — произнес он, с интересом наблюдая за мной. — Наверняка при дворе есть тот, кто верен лже-королеве. Иначе ты бы не рискнула пробраться сюда, в чем мать родила.

Покраснев от упоминания столь унизительной ситуации, я обратила свой взор на мужчину:

— И вы, Ваше Величество, наверняка хотите знать кто это? В таком случае, я вынуждена вас огорчить. Я не знаю кто предатель.

— Неужели, дейра, ты настолько глупа, что готова отдать свою жизнь за тех, кто того не стоит?

— А стоите ли вы того, Ваше Величество? Как только вам станет известно имя предателя, мою голову насадят на пику. Я жива лишь до тех пор, пока могу быть вам полезной, — заявила я.

Тот, кто называет себя королем, считает, что я одна из тех, кто преклоняется перед Айшей. Я его враг. Для него ничего не стоит отправить меня в темницу или казнить. Он должен поверить в то, что я владею информацией. Это поможет мне выждать время и сбежать при первой же возможности.

Мужчина пригубил вино и усмехнулся:

— Ты смелая, дейра, — сказал он и, коснувшись моей щеки, добавил, — и красивая.

Я отскочила, словно ужаленная. Я готова играть по его правилам, но разделить с ним ложе — никогда.

— Ты играешь с огнем, Диана, — сказал мужчина и в его взгляде вспыхнул огонь, который не предвещал ничего хорошего.

— Кажется, это вы заигрались, Ваше Величество, — крикнула я, вооружившись тяжелым подсвечником. Воск капал на платье, застывая неровными кляксами. — Если посмеете дотронуться до меня, я не посмотрю на то, что вы король.

— Ты откажешь королю, дейра? — прорычал он, отбросив в сторону мое оружие.

Он был так близко, что я ощущала на себе его горячее дыхание, видела, как в гневе раздуваются ноздри. Его взгляд потерял все человеческое. Теперь на меня смотрел разъяренный хищник, который готов взять свою жертву силой.

— Я даровал тебе жизнь, дейра Диана, — процедил он, нависнув надо мной огромной, непоколебимой статуей.

— Так заберите ее обратно, Ваше Величество, если плата за нее моя честь, — ответила я, с гордо поднятой головой. Если этот мужчина думает, что сможет так просто сломить меня, то глубоко заблуждается.

Король склонил голову и с жадностью вдохнул аромат масел, которыми мою кожу щедро натерли. Его волосы коснулись моей щеки. Я стиснула зубы. Если этот наглец прикоснется ко мне губами, я буду вынуждена применить силу и отбить все его королевское достоинство.

Зажмурившись, я не сразу поняла, что опасность миновала. Мужчина отпрянул от меня и бросил раздраженный взгляд на широкую кровать, что находилась за моей спиной.

— Охрана. — Его голос отозвался в моем сердце гулким эхом. Неужели снова в темницу?

В покои короля тут же ворвались двое вооруженных мужчин, готовых ринуться в бой.

— Потушите огонь, — кивнул он в сторону кровати, на которой разгоралась красная простыня. Виной тому послужил подсвечник, небрежно отброшенный в сторону. — И увидите дейру отсюда. Здесь не безопасно, — добавил он, остановив на мне свой хищный взгляд.

Сейчас я была только рада покинуть логово зверя и отдышаться перед новой схваткой, которой мне было не избежать.

Глава 4

Диана

Меня заперли в одной из комнат замка. Из мебели здесь была лишь деревянная кровать, которая занимала половину жилого пространства, и письменный стол. Сквозь узкое окно в помещение лился тусклый солнечный свет. По ту сторону двери стояла охрана. Периодически я слышала их тяжелые шаги, но не смела, просить помочь мне. Здесь все были заодно. Все играли в безумную игру сумасшедшего короля.

Я опустилась на жесткую кровать, пытаясь придумать дальнейший план действий. Надеяться на то, что меня выпустят отсюда, глупо. Для короля я пленница, которая может поделиться с ним важной информацией.

С тех пор как меня заперли, прошло уже несколько часов. Желудок сводили болезненные спазмы, вызванные чувством голода. Я уже и забыла, когда последний раз что-то ела.

Я выглянула в зарешеченное окно. Внизу сновали девушки в разноцветных пышных платьях. Они звонко смеялись, бросая томные взгляды в сторону мужчин. Среди последних я разглядела короля, который готовился оседлать бьющую копытом лошадь. Я отвернулась, не желая видеть этого самопровозглашенного правителя, который так несправедливо обошелся со мной.

Дверь в покои, ставшие моей тюрьмой, отворилась. На пороге показалась Тереза. В руках девушка держала серебряный поднос, на котором дымилась тарелка с ароматной кашей и чашка с горячей мутной жидкостью.

— Это твой ужин, дейра, — сказала она, оставив еду на письменном столе.

Тереза направилась к выходу, но я остановила ее, крепко сжав пальцами тонкое запястье:

— Когда меня выпустят? — спросила я.

Девушка усмехнулась и высвободила свою руку. Несмотря на хрупкое тело, силы в ней было предостаточно.

— Я предупреждала тебя, дейра, — сказала Тереза, не скрывая своего торжества. — Король не станет терпеть строптивую мятежницу. Если ты здесь, то наверняка отказала согреть постель Его Величества.

— Я не стану спать с королем, — крикнула я. — Когда меня отпустят? — повторила я свой вопрос, не сводя глаз с девушки.

— Лишь только тогда, когда ты покоришься, дейра, — ответила она.

— Этому не бывать, — процедила я сквозь зубы, опрокинув тарелку с кашей на каменный пол. — Передайте Его Величеству, что я лучше заморю себя голодом, чем отдамся ему.

— Ты слишком глупа, дейра. Стоит королю захотеть и у его покоев выстроится вереница самых красивых девушек королевства, которые будут ублажать его ночь напролет, не жалея сил. Мечта каждой из них вечером заснуть в его постели, чтобы наутро проснуться королевой Ошора.

— Королевой Ошора? — переспросила я. Название было мне незнакомо и резало слух.

— Именно. Король Тэйлор приведет наше королевство к процветанию. Под знаменем Хэйлиш в Ошоре воцарится мир, а войско Темной Королевы будет разбито. Каждая желает восседать на троне рядом с самым красивым и влиятельным мужчиной королевства в эти благие времена, которые вот-вот наступят, — закончила говорить Тереза и направилась к выходу.

Что еще за королевство Ошор? Даже я со своими скудными знаниями по географии была уверенна в том, что такого не существует. Неужели вся эта жизнь в замке, казни, темницы и король — постановка? Представление с полным погружением? Вот только все эти люди заигрались. Они едва не убили меня, держали взаперти, морили голодом. Они искренне верят в то, что живут настоящей, полной жизнью. Они сумасшедшие! Тут же массовое помешательство на лицо!

Я посмотрела на холодную, прилипшую к полу кашу. Видимо сегодня, я буду засыпать голодной. Взгляд упал на чашку с остывшим напитком. Я осторожно взяла кружку и принюхалась к ее содержимому. Сладковатый, пряный запах ударил в нос. Я сделала небольшой глоток. Напиток напоминал по вкусу травяной чай с сахаром, вот только цвет у него был мутный, ближе к серому. Не глядя, я осушила чашку, чтобы хоть немного унять чувство голода.

Свернувшись калачиком, я устроилась на кровати. По крайней мере, здесь было тепло и сухо. К сожалению, мне было с чем сравнивать. Чистая, хоть и жесткая постель, была куда лучше, чем сырой настил из соломы в подземельях замка. Вспомнив о тесной камере, насквозь пропитанной запахами крови и пота, я невольно содрогнулась. Как только солнце скроется за горизонтом, а замок уснет, я попытаюсь покинуть это жуткое место, которое стало пристанищем для сумасшедших фанатиков и их озабоченного короля.

Когда я проснулась, за окном уже стемнело. Звезды, беспорядочно рассыпанные по черному небосводу, поблескивали высоко над стенами замка.

Я посмотрела на внутренний двор, который теперь был пустым и угрюмым. Нарядные девушки спали каждая в своей постели, а кто-то из них, быть может, сейчас согревал своего короля. При этой мысли я содрогнулась. Ведь там, на шелковых простынях, могла быть я. Нет, Антон бы мне этого никогда не простил.

Серый замок опутали тени, которые скроют меня от глаз посторонних. Осталось только выбраться из комнаты. Взобравшись на письменный стол, что стоял у окна, я пару раз дернула металлическую решетку. Глупо было надеяться, что она тут же поддастся. Массивные прутья были крепко ввинчены в каменные стены. Кто-то постарался на славу. Выходит, выйти отсюда я смогу только через дверь.

Я на цыпочках подошла к запертой двери и прислушалась. В коридоре было тихо. Ни один посторонний звук не нарушал звенящую тишину.

— Эй, — прошептала я в замочную скважину, — здесь кто-нибудь есть?

За дверью послышался сначала шорох, а после уверенные шаги.

— Я знаю, вы меня слышите, — не унималась я. — Помогите мне. Меня заперли. Я вам заплачу.

Шаги стихли, замерев по ту сторону двери. Кто бы это ни был, он стоял в нескольких сантиметрах от меня. Единственное, что разделяло нас это массивная деревянная дверь.

— У меня есть деньги. Дайте хотя бы телефон, — в отчаянии взмолилась я. — Мой жених... Я должна позвонить ему, иначе...

Глаза стали влажными от слез. Воспоминания о прошлом теперь были такими далекими и иллюзорными, что на секунду моя прежняя жизнь показалась мне лишь одной из множества несуществующих фантазий.

В замочную скважину вставили ключ. Я сложила руки в молитвенном жесте. Неужели тот человек, что охраняет меня, готов мне помочь за вознаграждение? Он может не сомневаться, я действительно заплачу, а после напишу заявление в полицию на весь этот сброд, обитающий в стенах замка. И мой спаситель не станет исключением. Они все преступники, место которых за решеткой.

На пол упала полоска света от приоткрытой двери, которая становилась все шире. Еще мгновенье и я готова была броситься прочь из тесной комнаты, но проход мне преградила женщина. Высокая, стройная и статная дама смотрела на меня сверху вниз. На вид ей было около пятидесяти лет. Тем не менее, выглядела она роскошно. Ей позавидовала бы любая. Черное платье с золотой вышивкой струилось по стройному телу, светлые волосы были собраны на затылке. Колье и серьги из черного турмалина были столь внушительных размеров, что наверняка стоили целое состояние. Если бы я не знала, что король не женат, то приняла бы ее за королеву, не смотря на возраст.

— И откуда же у тебя деньги, дейра? Неужели Айша платит жалование всем распутницам? — обратилась она ко мне, пристально глядя в глаза.

— Я понятия не имею, кто такая Айша, — вздохнув, ответила я. — Но деньги у меня и правда есть. Много денег, — добавила я, хотя видимо эта особа в них не нуждалась. — Если вы поможете мне, я в долгу не останусь. Я заплачу столько, сколько скажете.

— Довольно, дейра, — прервала меня женщина. — Ты решила меня подкупить? Мой сын совершил большую ошибку, даровав тебе жизнь. Он думает, что ты можешь быть полезна династии Хэйлиш. К сожалению, Его Величество ошибается. Разве потаскуха может помочь одержать нам победу?

— Вы не имеете права оскорблять меня, — не скрывая злости, ответила я, до боли сжав кулаки. Ногти больно впились в кожу ладоней. — Уж если кто в этом дворце и потаскуха, то точно не я. Ваш король...

— У короля должны быть королевские аппетиты. Разве не так, дейра Диана? — перебила меня мать короля, лукаво улыбнувшись. — Мой мальчик выбирает себе королеву, которая будет наделена всеми необходимыми качествами.

— Интересно, какими? — спросила я, уже всем сердцем ненавидя эту властную женщину.

— Терпимость, покорность и здравомыслие, — ответила мать короля. — Тебе же не присуще ни одно из них. Это погубит тебя, дейра.

— Я не из тех, кто покорно пойдет на поклон к королю, — сказала я, и ногти еще сильнее вонзились в нежную кожу.

— Это мы уже поняли, — отозвалась женщина, неторопливо прохаживаясь по моим временным покоям, которые я про себя называла темницей. — Ты до последнего будешь верна Айше, да? Тебя даже палач не вразумил. Если ты думаешь, дейра Диана, что это смелость, за которую тебя будут уважать, то ошибаешься. Это глупость, за которую тебя будут презирать.

— Мне не интересно ни ваше мнение, ни короля, ни кого-либо еще. Я не намерена здесь оставаться надолго, — ответила я.

— Вот и славно, — хлопнула в ладоши женщина, и ее губы растянулись в хищной улыбке. — Я этому поспособствую.

— Вы поможете мне? — не скрывая недоверия, обратилась я к ней.

— Конечно, — кивнула мать короля, — смерть искупит все грехи, которых за тобой накопилось не мало. Уже завтра все убедятся в том, что ты пустышка и твою голову насадят на пику, дейра.

— А если окажется, что я вовсе не пустышка? — спросила я, не совсем понимая какой смысл она вкладывает в это слово.

Женщина смерила меня изучающим взглядом, словно прицениваясь.

— Это исключено, — ответила она, по-прежнему оставаясь холодной и отстраненной, будто ей была совершенно безразлична моя судьба. Хотя на самом деле, я была более чем уверенна, что мать короля жаждет моей смерти. Вот только почему? Неужели она видела во мне угрозу? Тогда кому? Себе, королю или может быть их королевству, которое они называют Ошор?

— Боюсь, ваши надежды не оправдаются, — сказала я, глядя ей в глаза, в то время как в моей голове начал созревать план. Видимо с побегом пока придется повременить.

Мать короля, имя которой мне по-прежнему было не известно, плотно сжала губы-ниточки. В ее взгляде бушевал ураган, который мог снести все на своем пути, но внешне она оставалась крайне сдержанной. Ее самообладанию любая могла бы позавидовать.

— Время расставит все по своим местам, дейра, — сказала она и скрылась в коридоре, шурша длинными юбками.

Стоило ей выйти, как дверь тут же захлопнулась, оставляя меня один на один с собственными мыслями.

Глава 5

Кайра

Длинные освещенные коридоры соединялись в запутанную сеть лабиринтов. Я хорошо ориентировалась в них. Знала каждый как свои пять пальцев. За столько лет, проведенных в замке Харрса, я успела с ним породниться. Порой мне казалось, что его каменные серые стены проникли под мою кожу, оставив там навсегда частичку себя.

Уверенным шагом я направлялась в покои короля. Да, сейчас уже далеко за полночь, но разговор не терпит отлагательств. Я должна поговорить с сыном немедленно.

— Тэйлор, — громко позвала я, едва войдя в его покои.

На меня тут же устремила свой испуганный взор юная девушка с длинными светлыми волосами. Она слезла с короля и спешно прикрыла свою наготу покрывалом.

— Прочь, — скомандовала я, не дожидаясь, пока она наденет свое шелковое платье с огромным декольте. Все они старались продемонстрировать свое тело королю при любом удобном случае, надеясь на его благосклонность.

Девушка учтиво поклонилась и прикрывая стройное, до тошноты идеальное тело, попятились к двери. Она должна благодарить богов за то, что те одарили ее снисхождением короля Ошора.

— Матушка, я ведь просил вас не врываться в мои покои без стука, — раздраженно сказал Тэйлор, усаживаясь на кровати и натягивая на загорелое тело белую льняную рубаху.

— Почему эта девица до сих пор жива? — возмутилась я, не обращая внимания на его слова. — Если в ближайшее время казнь не состоится, народ восстанет. Мы укрываем предательницу из стана нашего врага.

— Ваше Величество королева-мать, — обратился ко мне сын. Столь официальное обращение могло свидетельствовать лишь о том, что он не в духе. — Вы не хуже меня знаете наши законы. Если я казню дейру немедленно, то бунта не избежать. Народ уже поговаривает о том, что мы едва не убили одну из одаренных.

— Но она пустышка, Тэйлор, — сказала я то, что было и так очевидно.

— Завтра мы публично это проверим, — ответил он, пригладив взъерошенные темные волосы. — И если вы окажетесь правы, то дейра Диана будет наказана по всей строгости закона.

Я не понимала, почему мой сын, решительный и непоколебимый, сейчас мешкал. Почему он спас эту девчонку, заставив палача остановиться? Почему сейчас держит ее в нашем замке? Даже если среди жителей пройдут волнения, то Тэйлор быстро их усмирит своим мечом. Он никогда не шел на поводу у своих подданных. Единственное верное средство, которое помогало держать их в узде — это страх.

— Ты должен как можно быстрее разобраться с блудницей, иначе репутация династии Хэйлиш окажется под угрозой, — попыталась я вразумить сына. Присутствие дейры в замке меня злило. Не только меня. — Она может быть опасна, — добавила я, крепко сжав его руку своими тонкими пальцами. Массивные, крупные кольца тут же больно впились в нежную кожу, но я не обратила на это никакого внимания.

— Опасна? — рассмеялся Тэйлор, высвобождая свою руку из моей цепкой хватки. — Она всего лишь девчонка, которая напугана до полусмерти. Неужели вы, матушка, боитесь ее?

— Она вовсе не мышь, загнанная в угол, — сказала я, намерено выделяя каждое слово, — она дикая кошка, которая едва не выцарапала глаза Терезе. Она на нее напала, — повысила голос я, вспомнив глаза бедняжки, когда той велели отнести дейре ужин. Благо я вовремя спохватилась и велела заменить то, что было взято с королевского стола, на вчерашнюю кашу для прислуги.

Тереза была переданной фрейлиной Амалии. Если бы не ее боевой характер, вряд ли бы моя дочь держала ее подле себя. Моя девочка не терпела слабых. Она была сильна духом и того же требовала от своих подданных.

— Доброй ночи, Ваше Величество королева-мать, — вымученно улыбнулся мне сын, любезно открывая передо мной двустворчатые двери. Продолжать этот разговор он не хотел. Он слишком быстро вырос. Теперь мое влияние ослабло. Тэйлор принимает все решения самостоятельно, что меня крайне заботит. Ведь кто если не я подскажет моему мальчику, как стоит поступить в той или иной ситуации. Я должна добиться его расположения любой ценой, пока все еще можно исправить.

Тэйлор

После того, как матушка покинула мои покои, я смог вздохнуть полной грудью. Рядом с ней я всегда чувствовал какую-то скованность, несмотря на то, что уже давно не ребенок. Я король, но это не мешает ей пытаться навязать мне свое мнение.

Опустошив кубок, я так и не смог утолить свою жажду. Ночь была в самом разгаре, а моя постель пустовала. Впрочем, так даже лучше. Все то время, что Луиза старательно исполняла мои прихоти, я думал о другой женщине. Перед глазами был образ дейры со странным именем Диана.

— Диана, — нараспев произнес я, будто бы пробуя его на вкус. Оно не было приторно сладким. В нем были нотки горечи, которые оставляли приятное послевкусие.

В одном мать была права — она дикая кошка. Ее взгляд был не таким, как у всех девушек нашего королевства. Как и Луиза, они все стремились ублажать и исполнять мои капризы. Диана была другой. Она не из тех, кто готов прогнуться. Я для нее такой же король, как и Айша для нас королева. Что же, чем ожесточеннее битва, тем слаще в ней победа. Ведь рано или поздно она будет вынуждена сдаться.

Вот только я до сих пор так и не смог понять пустышка она или нет. Если в ней нет ни капли магии, я буду вынужден огласить смертный приговор. Если я этого не сделаю, поднимется восстание. Северная часть королевства и без того готова пойти против истинного короля. Если Айша заручится и поддержкой юга, то беды не миновать. Как бы я не желал эту дикарку, но ее жизнь не стоит конца правления династии Хэйлиш. Мы слишком долго удерживали власть в своих руках не для того, чтобы в одночасье потерять ее.

Я опустился на кровать и прикрыл веки, пытаясь воскресить в памяти образ Айши. В последний раз я видел ее еще, будучи ребенком. Мне было тринадцать, когда отец пригласил ее ко двору. Внебрачная дочь, в жилах которой текла королевская кровь. Он хотел держать ее при себе, несмотря на протесты моей матушки. Даже с Амалией он не был столь ласков, как с ней.

В свои восемнадцать она имела заурядную внешность. Медные волосы, оттопыренные ушки и гордо поднятый подбородок. Пожалуй, последнее было единственным сходством с Амалией. Айша была среди нас словно белая ворона. Хоть никто и не смел, открыто демонстрировать к ней свою неприязнь, но напряжение прямо витало в воздухе. Даже я его явственно ощущал.

Так как при дворе могут находиться только одаренные, Айша, несмотря на родство с королем, должна была пройти типичную проверку. Разве кто-то мог тогда подумать, что внебрачная дочь короля окажется пустышкой? В ней не было даже отголоска магии. Она была полностью пуста.

В соответствии с законом отец был вынужден прогнать со двора родную дочь. В то время как слезы подступали к его глазам, матушка молча ликовала. Тогда, двенадцать лет назад, согласно указу короля, пустышек ожидал лишь позор. Они лишались крыши над головой, теряли статус и все привилегии. Одаренным родственникам была запрещено с ними общаться до конца их дней.

Теперь многое изменилось. Мы ужесточили закон, чтобы исключить подобные случаи. Пустышек теперь ждет смертная казнь. Таковы правила.

Я подошел к окну и жадно вдохнул воздух. Ночь была ясной и прохладной. Сотни звезд горели на черном небосводе. Среди этого великого множества поблескивающих точек лишь одна светила ярче всех остальных. Звезда Надежды. Словно зачарованный я наблюдал за ее мягким свечением, которое отливало то серебристым, то лиловым, то пурпурным. Она пленила меня, затмевая своих младших сестер.

Говорят, звезда Надежды родилась самой первой и погаснет она лишь тогда, когда потеряет веру всякий смотрящий на ночное небо. Если звезда горит, значит, надежда жива. Значит, Ошор все еще может мечтать о светлом, мирном будущем. И я король готов отдать жизнь за процветание и благополучие моего королевства. Таков мой долг.

Глава 6

Диана

Утро выдалось солнечным. Я стояла у окна, с интересом наблюдая за снующими внизу людьми. Мужчины устанавливали деревянный помост на внутреннем дворе замка, а женщины в скромных одеждах украшали его живыми цветами. При виде этого сооружения я невольно вздрогнула, вспомнив свою несостоявшуюся казнь.

Интересно, неужели это все для меня? Вчера мать короля обмолвилась тем, что им предстоит выяснить пустышка я или нет. Эта женщина была уверенна, что я оправдаю ее ожидания и в скором времени отправлюсь на эшафот. Но в мои планы это вовсе не входило. Для того, чтобы сохранить свою жизнь, я любой ценой должна доказать ей и всем остальным совсем обратное. Чтобы это все не значило, я не должна оправдать их надежд.

— Дейра Диана, — услышала я женский голос, сопровождаемый звуком открывающейся двери.

Обернувшись, я увидела худенькую девушку. На вид ей было не больше восемнадцати лет. Ее белокурые, длинные волосы струились по спине до самой талии. Хрупкое, миниатюрное тельце едва заметно вздрагивало. Неужели это я так напугала бедняжку? На ее бледной коже отчетливо выделялись ярко-зеленые глаза. Они смотрели на меня с испугом и недоверием. Простое зеленое платье струилось до самого пола, скрывая от глаз посторонних ее точеную фигуру. Никаких украшений на платье и драгоценностей на шеи девушки не было. Разве что шнуровка на узких рукавах, которая тянулась от запястий до локтей, стягивая ткань в этих местах.

— Я принесла ваше платье, — добавила девушка, протянув мне белоснежный сверток.

— А чем плох мой наряд? — поинтересовалась я, слегка прищурившись.

— Он хорош, дейра, но не подходит для Истинной церемонии, — ответила она, опасаясь смотреть мне в глаза.

Интересно, что рассказали обо мне этой девчонке, что она боится меня словно огня? Наверняка сказали, что я опасная преступница, которая в любой момент может напасть, вцепиться в горло острыми когтями и растерзать.

— Как тебя зовут? — спросила я, забирая из ее рук свой сегодняшний наряд.

— Руна, — коротко ответила девушка.

Наряд для Истинной церемонии представлял собой просторное белое платье до самых пяток, которое больше походило на ночную сорочку или мужскую рубаху без пуговиц. По крайне мере в нем до боли не сдавливало ребра.

— Нужно снять обувь и распустить волосы, — робко добавила Руна, наблюдая за мной.

Я без особого энтузиазма скинула туфли и распустила волосы, которые еще вчера собрала в хвост. Благо оторвать узкую полоску ткани от простыни не составило труда. И плевать я хотела на то, что это порча чужого имущества. Пусть еще скажут спасибо, что я не перевернула вверх дном всю комнату.

— Готово, — сказала я, когда все приготовления остались позади. — Что мне нужно будет делать на церемонии?

Руна подняла глаза, но встретившись со мной взглядом тут же отвернулась.

— Вы не знаете? — спросила она, не скрывая своего недоверия.

Видимо девчонка и правда недоумевала, как можно не знать их обрядов и церемоний. Я не удивлюсь, если она живет в этом вымышленном королевстве Ошор с самого детства и искренне верит в то, что это вовсе не безумство.

— Нет, — покачала я головой в ответ.

— Истинная церемония очень важный момент в жизни каждого одаренного. В этот день мы можем доказать свою принадлежность к высшим мира сего. Можем продемонстрировать, что заслужили право находиться при дворе, — ответила Руна, теребя развязавшийся шнурок на одном из рукавов.

— Значит, в замке живут только одаренные? — предположила я.

Руна утвердительно кивнула.

— Ты тоже одаренная? — спросила я, глядя на миниатюрную девушку.

Ответить та не успела. Скрипнула дверь и в комнате показалась Тереза.

— Я же сказала отдать ей платье и сразу же уйти, — повысила она голос на Руну, которая в этот момент, казалось бы, стала еще меньше. — От этой дикарки можно ожидать чего угодно.

— Дикарки? Это вы держите меня взаперти и едва не казнили, — напомнила я. — Так что я бы поспорила с вами, Тереза, — добавила я, намеренно выделив ее имя.

— Передай Ее Величеству, что дейра готова к церемонии, — сказала она Руне, кивком указав на дверь.

Девушка поклонилась и незамедлительно скрылась в коридоре, стуча каблучками по холодному каменному полу.

— Дейра Диана, — улыбнулась она, обнажив свои ровные белые зубы. Видимо не смотря на имитацию средневековья, они успели здесь обзавестись хорошим стоматологом, — я ведь предупреждала тебя. Ты решила поиграть в скромницу и отвергнуть нашего короля. Непростительная наглость, за которую ты сегодня поплатишься.

— Только лишь в том случае, если окажусь пустышкой, — напомнила я. — А я бы на вашем месте дейра Тереза, не была в этом столь уверенна.

Девушка посмотрела на меня, пытаясь найти во мне хоть что-то, что позволит ей усомниться в моих словах. Видимо такой вариант развития событий никто из них не рассматривал. Что же, я готова играть по вашим правилам, если это принесет мне победу и долгожданную свободу.

— Идем, дейра, — коротко сказала Тереза, направляясь к выходу.

Я, улыбнувшись сама себе, вышла в коридор следом за ней. Пора начинать действовать. Быть здесь пленницей я больше не намеренна.

Амалия

Я сидела по правую руку от матушки и предвкушала предстоящее представление. Сомнений быть не могло. Дейра пустышка. Если бы было иначе, я непременно почувствовала бы это. Мысль о том, что эта дерзкая девчонка в скором времени отправится на тот свет, меня радовала.

— Здравствуй, сестра, — услышала я такой родной и знакомый до боли голос.

— Дэйсон, — выдохнула я, обернувшись к брату. Он стоял позади, положив одну руку на мое плечо.

— Скоро все закончится, — вымученно улыбнулся он мне и сжал пальцы. Боль, тягучая и приятная растеклась по моей правой руке. Ничего не ответив, я молча проследила за тем, как братец занял свое место по левую руку от короля.

Дэйсон был младше Тэйлора всего на два года. Это решало все. По законам Ошора правил королевством всегда старший брат. Таковы правила, с которыми каждый из нас вынужден мириться. Несмотря на то, что я была старше их обоих, ближе к трону меня это вовсе не делало. Я — женщина. Это определенного рода клеймо, которое навсегда лишает меня власти.

— Жаль, что Дэйсону не удалось казнить эту дикую кошку, — вздохнула матушка, обмахивая лицо веером. — Нам бы не пришлось сейчас снова лицезреть ее наглое, самодовольное лицо.

— Не переживайте, матушка, — ответила я, наблюдая за последними приготовлениями к церемонии, — скоро все закончится.

Заиграла музыка, призывающая всех собравшихся замолчать. Голоса стихли. Все взоры были устремлены к деревянному помосту, который установили в центре внутреннего двора. Народу собралось слишком много. Истинная церемония проходит не столь часто, поэтому никто не упускает возможности лишний раз посетить ее.

С балкона, на котором были места для членов королевской семьи, открывался прекрасный вид на происходящее внизу. Положив холодные ладони на колени, я ждала исхода мероприятия. Чем раньше все закончится, тем лучше.

— Добро пожаловать на Истинную церемонию, — донесся снизу голос мужчины, который не только говорил, но и активно жестикулировал стоя на помосте. — Сегодня мы собрались здесь, чтобы узнать, есть ли место среди нас дейре Диане.

Толпа разразилась аплодисментами.

— Если дейра одна из нас, она останется при дворе. Если же нет, то ее ждет незамедлительная смертная казнь.

Я была больше чем уверенна, что каждый из присутствующих выбрал бы для девчонки второе. Люди всегда жаждут зрелищ. Что же, сегодня им повезло. Они смогут увидеть смерть Дианы, которая осмелилась предать своего короля.

Под радостные возгласы толпы, на помост вышла дейра. Несмотря на то, что оказалась в шаге от смерти, держалась она уверенно. Надменный взгляд, гордо поднятый подбородок. Ничего, ей осталось совсем недолго. Скоро палач собьет с нее спесь.

Я взглянула на братьев. Тэйлор сидел с каменным лицом, но я отчетливо чувствовала его эмоции. Внутри у короля бушевал огонь. Неужели он переживает за эту девчонку, что осмелилась отвергнуть его? Дэйсон же скучающим взглядом наблюдал за всем происходящим. Он был спокоен в отличие от старшего брата.

— Она получит по заслугам за свою дерзость, — прошипела матушка, отложив веер в сторону. Солнце спряталось за облаками и подул ветерок, дарящий легкую прохладу.

— Я бы не делал столь поспешных выводов, Ваше Величество королева-мать, — сказал Тэйлор, не сводя глаз с деревянного помоста. — Она может оказаться одной из нас. В таком случае ваши слова сыграют против вас, — добавил он.

Этой фразой он вызвал гнев матушки, который она попыталась скрыть от глаз окружающих. Но меня ей не провести. Еще минута и она взорвется, уничтожая все на своем пути. Я бы могла утешить ее, но не буду. По крайне мере не сейчас. В этот момент меня заботит лишь судьба дейры, о которой так печется наш король.

Диана вышла в центр помоста. На столь большом расстоянии я не могла читать ее эмоции. Но я была больше чем уверенна, что, несмотря на изображаемую решимость, она была напугана.

Перед несчастной поставили пять чаш. Хоть мне и не было видно их содержимое, но я и без этого прекрасно знала, что находится в каждой. Вода, тлеющие угли, земля, перья и серебряные монеты. Интересно, что она выберет?

— Дейра Диана, выбирайте чашу, — обратился к ней мужчина с помоста, имени которого я не знала.

Девчонка переводила взгляд с одной емкости на другую, не зная, какую выбрать. Я растянулась в улыбке. Ее смятение забавляло меня, подтверждая то, что она пуста.

Она сделал шаг вперед, и уже хотела было сделать свой выбор, но в последний момент одернула руку, вызвав тем самым разочарованный возглас толпы. Диана подняла голову и устремила свой взгляд на балкон. Она смотрела на короля так, словно бросала ему вызов.

— Ваше Величество, — обратилась она к Тэйлору, голосом, в котором сквозила ирония. Нет, она не признавала в нем короля. Только за это ее нужно было отправить на плаху, но мой сердобольный братец думал совершенно иначе, — я бы хотела выбрать две чаши.

Люди зашептались, а я прикусила губу от подобной наглости. Королевский двор уже давно не видел тех, кто владел бы двумя стихиями одновременно. Она решила насмехаться над нами.

— Тэйлор, как она смеет, — вмешалась матушка, которая от подобной наглости даже побледнела. Такой цвет ей больше к лицу.

Король заставил ее замолчать одним лишь взмахом руки. Боюсь, что подобное пренебрежительное отношение к матери на людях, не останется не замеченным.

— Пусть выбирает две, — кивнул Тэйлор и откинулся на спинку кресла.

Дейра выбрала чаши.

— Вода и земля, — озвучил ее выбор мужчина. — Приступайте, дейра Диана.

Недолго думая, девушка опустилась на колени и перелила воду из одной чаши в ту, где была земля. Я с интересом наблюдала за ее жалкими, нелепыми попытками подчинить себе стихии. Она понятия не имела, что нужно делать.

Перемешав рукой все то, что было в чаше, она перевернула ее. Содержимое растеклось по дереву грязной, бесформенной лужей.

— Что она делает? — изумилась матушка, с пренебрежением глядя на все то, что происходило внизу.

Дождавшись, когда вся вода вытечет из чаши, дейра перевернула ее и принялась рассматривать дно посуды.

— Сотни, тысячи крестов, — наконец произнесла она, посмотрев на всех собравшихся. Затем, переведя взгляд на балкон, дейра продолжила. — Тьма наступает. Она проглотит Ошор, а вместе с ним и его короля.

Толпа ожила. Собравшиеся переговаривались, бросая испуганные взгляды на девчонку. Неужели они поверили ей? Я бросила взгляд на братьев. Дэйсон выглядел растерянным. Он заметно побледнел. Тэйлор же оставался по-прежнему невозмутимым, но внутри у него бушевала буря. Переглянувшись с младшим братом, он встал и, опираясь о каменный бортик громко произнес:

— Дейра Диана признана одаренной.

— Нет, — крикнула матушка, бросив на сына гневный взгляд.

— Пусть дейре выделят покои, — не обращая внимания на негодования матери, добавил Тэйлор и направился прочь.

— Дэйсон, что происходит? — спросила я брата, который стремительным шагом направился следом за королем.

— Не сейчас, Амалия, — резко ответил он и скрылся за двустворчатыми дверьми.

Глава 7

Диана

Меряя свои новые покои размеренным шагом, я никак не могла поверить своему счастью. Неужели у меня получилось избежать смертной казни и избавиться от заточения в тесной коморке?

По приказу короля сразу после Истинной церемонии меня отвели в одну из комнат замка. Настенные драпировки ярко-красного цвета, расшитые серебряными нитями, в тон балдахину над кроватью, смотрелись изыскано. Их будто позаимствовали в пятнадцатом веке. Каменный пол был устлан коврами. У стены широкая кровать, справа от которой расположился небольшой камин. Сквозь высокое узкое окно в комнату пробивались солнечные лучи, бросая блики на серебряную посуду и многочисленные статуэтки. Вся мебель была сделана из дерева и выглядела добротно. Конечно, с королевскими покоями это не сравнится, но я и не претендовала на чрезмерную роскошь.

Я толкнула дверь, чтобы убедиться в том, что она не заперта. Та с легкостью поддалась. В коридоре было тихо и не было видно не души. Неужели меня и правда, признали одаренной? А ведь я всего лишь вспомнила гадание на кофейной гуще, которое попыталась адаптировать к местным реалиям. В детстве я часто наблюдала, как бабушка ловко переворачивает чашку и читает скрытые символы на дне посуды, приводя в восторг многочисленных клиенток. Вот только мне подобное было не по силам, поэтому пришлось проявить фантазию и напророчить королю то, что вздумается. К моему удивлению Его Величество поверил в мое предсказание, иначе как еще объяснить то, что мне сохранили жизнь?

Теперь мне необходимо освоиться в этом замке, разузнать, где он находится и как можно сбежать из него. Я ужасно соскучилась за эти долгие дни по маме и Антону. Наверняка они уже с ног сбились искать меня. К тому же к поискам уже вероятно подключилась полиция. Я содрогнулась, представив, как мои родные вместе с сотрудниками прочесывают ночью лесной массив на окраине города, освещая фонариками, глубокие рвы и густые колючие заросли.

— Дейра Диана, — отвлек меня от ужасных мыслей женский голос, который я сразу узнала.

— Руна, — улыбнулась я. Эта юная девушка располагала к себе, в отличие от других обитателей замка.

— Ее Величество королева-мать приказала, чтобы я помогла вам освоиться в вашем новом доме, — сказала она, покорно опустив голову. — Вам наверняка потребуется моя помощь.

Руна появилась как нельзя кстати. Действительно, девушка сможет мне помочь собрать необходимую информацию об этом месте, которое они все упорно называют королевством Ошор.

— Для начала, я бы не отказалась от сытного обеда, — ответила я. При мыслях о еде желудок скрутило в тугой узел. Я уже и забыла, когда в последний раз что-либо ела.

— Хорошо, дейра Диана, — кивнула она и скрылась за дверью.

Неужели теперь на правах одной из одаренных все мои капризы и пожелания будут исполнять? Было бы не плохо.

Не прошло и десяти минут, как Руна вернулась в сопровождении еще одной девушки. Она выглядела чуть старше ее. Длинные прямые темные волосы были собраны на затылке и струились по спине. Карие глаза смотрели на меня уверенно, без робости и стеснения. Девушка была хороша.

— Это моя старшая сестра Ханна, — представила мне свою спутницу девушка.

Ханна слегка склонила голову в знак уважения, а после поставила на резной столик серебряный поднос, источавший манящие ароматы. Мой желудок заурчал в предвкушении вкусного обеда. На этот раз это была не отвратительная каша. В одной тарелке дымился грибной суп, а на второй были тушеные овощи с мясом. В небольшой кружке я обнаружила ту же сероватую жидкость, которую мне уже однажды приносила Тереза. Видимо это их фирменный чай, которым они здесь все злоупотребляют.

— Король желает, чтобы вы сегодня присоединились к ним за праздничным ужином, — сказала Ханна, в то время пока я увлеченно поглощала суп.

— К ним? — переспросила я.

— Да, — кивнула девушка. — Там будут все члены королевской семьи и почетные гости. Торжество в честь благоприятного исхода Истинной церемонии.

— То есть в мою честь? — уточнила я, переключаясь на второе блюдо.

— Да, — незамедлительно ответила Ханна. — Они желают лучше узнать вас. Таков обычай.

Что же, если они так этого хотят, то я не буду отказываться. Быть может этот званый ужин поможет мне лучше узнать их традиции и правила. Чем больше информации я получу об этом месте, тем проще мне будет его покинуть. Надеюсь, в ближайшее время я буду ужинать не в компании незнакомых людей, а в окружении своей семьи.

После сытного обеда сестры стали готовить меня к праздничному ужину. Ханна укладывала мои длинные волосы в замысловатую прическу, а Руна подготавливала платье.

— Какое красивое, — восхитилась я, рассматривая нежно-голубое платье с золотистой вышивкой по подолу и рукавам.

— Его уже давно никто не надевал, — отозвалась Руна, с восторгом проводя худенькими пальчиками по витиеватым цветам из золотых нитей. — Последняя одаренная, что, как и вы владела двумя стихиями одновременно, жила несколько веков назад. Голубой, — она коснулась основания юбки, — символизирует стихию воды, а цветы и растения, вышитые золотом — стихию земли.

— То есть, при дворе все владеют лишь одной стихией? — уточнила я, поправляя аккуратный завиток, который только что выскочил из-под увесистых раскаленных щипцов, которыми ловко управлялась Ханна.

— Да, — кивнула девушка. — Поверить не могу, что вы и правда существуете, — добавила Руна, бросив на меня восторженный взгляд.

— Руна, — обратилась к сестре Ханна, тоном, не терпящим возражений, — принеси пудру.

Девушка не разделяла восторга своей младшей сестрицы. Это я прекрасно чувствовала. Хоть она и пыталась быть со мною любезной, но всегда оставалась настороже.

Руна спешно мне поклонилась и скрылась за дверью.

— А какой стихией владеешь ты, Ханна? — спросила я юную девушку.

После недолгого молчания она ответила:

— Всего лишь воздух, — вздохнула она. — Руне подвластна та же стихия что и мне, — добавила девушка, опережая мой вопрос.

— Всего лишь? Разве эта стихия столь плоха?

— Нет, — ответила Ханна, дернув плечом. — Я люблю свою стихию. Но если бы мне был подвластен огонь или вода, как династии Хэйлиш, я бы радовалась куда больше.

— Значит, члены королевской семьи владеют исключительно лишь этими двумя стихиями? — предположила я.

— Да, — ответила Ханна, закалывая мои волосы на затылке, — чаще всего мужчинам подвластен огонь, а женщинам вода.

Я задумалась. Значит, король может приручить пламя? Я вспомнила его взгляд, который был направлен на меня. В нем горел пожар, а сзади меня полыхала простынь. Уж, не Его Величество ли воспламенил постельные принадлежности? Быть может, возгорание произошло вовсе не по вине опрокинутого подсвечника?

— Бред, — прошептала я, чем вызвала настороженный взгляд Ханны.

Не хватало еще поверить в магию и принять участие в этом коллективном сумасшествии. Они же специально пытаются заставить меня стать участницей этого дешевого спектакля. Нет, я так просто не сдамся. Играть по их правилам я готова, но вот верить во все происходящее отказываюсь категорически.

— Может быть, ты покажешь мне что-нибудь? — спросила я, желая окончательно убедиться в том, что владение стихиями не более, чем плод фантазии этих людей.

— Простите, дейра Диана, но что вы имеете в виду? — спросила девушка, с недоумением глядя мне прямо в глаза.

— Покажи, как ты владеешь стихией, — уточнила я, хотя могу поклясться, эта юная особа сразу поняла, что я имею в виду.

— Я не могу, — покачала головой Ханна. — Это запрещено. И вам, дейра Диана, между прочим, тоже.

— И почему же? — усмехнулась я. Мои убеждения все больше крепли, а желание вырваться из этого замка, битком наполненным сумасшедшими, лишь возрастало.

— Потому что только члены королевской семьи имеют право пользоваться магией в повседневной жизни, — ответила девушка. — Остальным же это дозволено только в битвах и сражениях. А так как мы с вами девушки, то воевать не наша забота.

— Но ведь Айша воюет, — вмешалась Руна, которая в этот момент появилась в комнате. В руках она держала небольшую баночку, наполненную бесцветным порошком.

— Ей осталось недолго, — резко ответила Ханна, помогая мне облачиться в праздничный наряд.

Я с тоской посмотрела на тугой корсет, без которого и тут не обошлось. Уже через секунду мои ребра снова будто бы сжали в тиски. Пожалуй, к этому я не смогу привыкнуть, ни при каких обстоятельствах.

— Да, но дейра Диана во время Истинной церемонии говорила про кресты и...

— Руна, — не выдержала Ханна, прикрикнув на сестру, — замолчи немедленно. Ты не в себе.

Девушка от обиды пождала губы, но покорно смолкла. Видимо старшая сестра была для нее авторитетом.

— Еще немного и вы будете готовы к праздничному ужину, дейра Диана, — сказала Ханна, туже затягивая корсет. Я вдохнула воздух и зажмурилась, ожидая, когда же наконец-то закончится эта экзекуция.

Мое лицо, шею и плечи щедро обсыпали пудрой, которая на удивление имела довольно приятный цветочный аромат. На шею мне повесили тонкую цепочку с подвеской в виде треугольника, один из углов которого был направлен вниз. Вторую подвеску в форме такого же треугольника, только перечеркнутого горизонтальной линией Руна надела на цепочку чуть позже. Если это украшение, то выглядит оно довольно-таки бедно для королевского двора, пускай и не настоящего. Серый металл, напоминающий железо смотрится рядом с роскошным платьем просто безобразно.

— Не переживайте, — успокоила меня младшая из сестер, заметив разочарованный взгляд, прикованный к металлической побрякушке, — это ненадолго.

Я сдержанно улыбнулась в ответ и направилась к выходу из покоев. Праздничный ужин вот-вот начнется.

Глава 8

Диана

Торжественный зал пестрил разноцветными красками. Тысячи свечей освещали просторное помещение с высокими потолками. Роскошные драпировки на окнах с золотыми узорами, повсюду экзотические живые цветы, которые пропитали своими ароматами воздух.

Я едва не раскрыла от удивления рот. Нет, я, конечно, представляла, что меня ждет, но и подумать не могла, что все будет столь масштабно. Десятки дам, большая часть из которых были в нарядах всех оттенков синего и голубого. Мужчины в бордовых жилетах, отороченных мехом и украшенных драгоценными камням. Пожалуй, они могли бы соперничать с женщинами.

Все вокруг меня искрилось. Шум разговоров не смолкал ни на секунду. С противоположного конца зала лилась приятная живая музыка. Огромные столы были накрыты и ломились от всевозможных блюд. Здесь была и индейка под соусом, и поросенок, приготовленный на вертеле, и печеная рыба, и всевозможные фрукты, и овощи. Интересно, кто финансирует пиршества подобного рода? Наверняка эти фанатики не обходятся без спонсора.

— Дейра Диана, — услышала я нежный женский голос.

Обернувшись, я увидела его обладательницу. Симпатичная, миловидная блондинка с длинными волнистыми волосами и пухлыми губами. Ее грудь едва ли не выпрыгивала наружу из глубокого декольте. И без того точеная талия была затянута в тугой корсет. Бедняжка наверняка дышала с огромным трудом. Ее платье небесного цвета струилось по юному телу, давая понять, что девушка управляет стихией воды.

— Признаюсь честно, я под впечатлением, — улыбнулась она, продемонстрировав ровные белые зубки. — Я никогда не видела ничего подобного.

— Все когда-то бывает в первый раз, — без энтузиазма ответила я. Девушка показалась мне глупой и приземленной. Наверняка одна из тех, кто мечтает очутиться в постели короля.

— Меня зовут Луиза. Луиза Сейнор, — представилась девушка.

— Очень приятно, дейра Луиза, — ответила я, выдавив из себя любезную улыбку.

— Мой отец дейр Клиффон Сейнор при дворе уже много лет и вот наконец-то, не так давно, он представил и меня королю, — сказала Луиза, мечтательно закатив глаза при упоминании Его Величества.

— Как мило, — отозвалась я. — С вашим отцом я уже имела честь познакомиться, — добавила я, вспомнив усатого грубияна Клиффона, который отправил меня в темницу. От его тяжелого сапога мое плечо до сих пор нещадно болело.

— Отец прекрасный человек, — не унималась Луиза. — Он предан королю.

— И я за это ему безмерно благодарен, — услышала я за своей спиной мужской голос. Лицо девушки сразу же налилось румянцем, а взгляд устремился через мое плечо.

— Ваше Величество, — просияла Луиза, склонив голову перед королем так, что все ее достоинства были продемонстрированы едва ли не всем здесь присутствующим. Я поморщилась от увиденной картины. Зрелище подобного рода вызывало у меня лишь отвращение.

Король одарил девушку сдержанной улыбкой, отчего та едва ли не пустилась в пляс. Порадовав белокурую красавицу, Его Величество переключило все свое внимание на меня. Взгляд мужчины на несколько секунд задержался на моих обнаженных плечах, а после поднялся чуть выше. Я встретила его с вызовом, гордо подняв подбородок.

— Прекрасно выглядите, дейра Диана, — сказал король. — Это платье вам очень идет.

Если он надеется, что я растаю от банального комплимента, то глубоко заблуждается. Это может сработать с Луизой, которая смотрит на него с обожанием, но никак не со мной.

— Спасибо, — кротко ответила я, надеясь, что в скором времени я наскучу Его Величеству.

Король едва заметно поклонился и направился в центр торжественного зала, где почетные гости шумно переговаривались. Я с облегчением выдохнула. Общество этого мужчины мне было тягостно.

Проходя мимо меня, король на мгновение замер и, чуть склонившись, прошептал, обжигая мою щеку горячим дыханием:

— Думаю без этого платья вы еще прекрасней.

Словно немая рыбка я хватала ртом воздух, пытаясь подобрать слова возмущения. Его Величество усмехнулся и скрылся в толпе, в то время как я продолжала негодовать. Как он смеет так говорить со мной? То, что он самостоятельно провозгласил себя королем, не дает ему права на подобную наглость. Если этот мужчина и дальше будет позволять себе подобное, придется применить по отношению к нему физическую силу. Его Величество может не сомневаться, я сброшу с его кудрявой головы золотую корону и напомню о том, что в стране уже давно царит демократия.

Тэйлор

Я король и должен думать о королевстве. Над нами нависла страшная угроза, а все мои мысли заняты этой девчонкой. Кто бы мог подумать, что эта дикая кошка владеет сразу двумя стихиями? Одно лицо матушки во время Истинной церемонии чего стоило. Что же, теперь мы сможем использовать ее способности себе во благо. Осталось только расположить дейру к себе. Я уверен, что она знает гораздо больше, чем говорит.

— Тэйлор, — услышал я голос младшего брата Дэйсона.

— Ты должен благодарить богов, что в день казни я подоспел вовремя, и голова дейры Дианы осталась на том месте, где ей и положено быть, — отозвался я, пригубив вино.

— Брось, — отмахнулся братец, — ты ведь не думаешь, что она и правда, одаренная? Дейра пустышка, она провела нас. Теперь ее не казнить. Народ боготворит эту потаскуху.

— Ты забываешься, Дэйсон, — оборвал я его тираду. — Мы не можем усомниться в результате Истинной церемонии. Испокон веков она была единственным способом отсеять мусор из мешка с зерном.

— Да, если бы девка владела двумя стихиями, она сбежала бы еще из темницы. Она обводит тебя вокруг пальца, брат, — повысил голос Дэйсон. На висках у него выступили пульсирующие вены. Так было всегда, когда братец злился. Еще немного и злиться начну я.

— Ты хочешь оспорить мое решение? — прямо спросил я. — Я бы не советовал тебе идти против короля.

— Ты не ведаешь, что творишь, Тэйлор, — ответил Дэйсон, и его лицо исказила гримаса недоумения. — Она одурманила тебя. Девчонка живет с нами, ест с нами, — кивнул он в сторону накрытых столов. — Она из стана врага. Ее королева — Айша. Твоя корона — трофей.

— Довольно, — крикнул я, чувствуя, как кровь прилила к лицу. Еще одно слово, и я буду вынужден покарать его, позабыв о том, что он мой брат. Как он смеет оспаривать решение, принятое мной. Это непозволительно. — Ее пророчество сбылось, — добавил я, понизив голос. — Ты ведь тоже это слышал. Тьма, кресты...

— Тэйлор, — брат опустил руку мне на плечо, — это сбылось еще до того, как девчонка оповестила об этом всех собравшихся. Теперь об этом знает весь Ошор. Она специально сеет панику. Дейра знала, что Айша пойдет в наступление.

— Но откуда ей было знать о том, какие потери при этом понесем мы? — задал я очевидный вопрос, ответа на который у Дэйсона не было.

Музыка стихла, смех и говор собравшихся гостей тоже. Впереди официальная часть торжественного ужина, посвященного новой одаренной.

— ...Его Величество король Ошора Тэйлор V Хэйлиш, — услышал я, и зал тут же взорвался бурными аплодисментами. Все собравшиеся приветствовали меня — своего короля.

Я занял свое место на троне. Все с нетерпением ждали мою речь.

— Приветствую вас, — улыбнулся я всем собравшимся, хоть внутри у меня по-прежнему бушевали негодование и злость. — Сегодня мы собрались на торжественном ужине, чтобы поприветствовать новую одаренную. Дейра Диана, — я на секунду смолк. Я ведь совсем забыл узнать, к какому роду принадлежит эта дикая кошка. Когда она рядом, меня интересует вовсе не ее родословная, а то что, она прячет под длинной юбкой. — Дейра Диана Уаилд, — представил я девушку. На севере Ошора так называют людей из племени Одичавших, что живут в дремучих лесах. Иначе дикие.

Диана вышла вперед. Она остановилась от меня в нескольких шагах и поклонилась. В этом поклоне не было ни покорности, ни желания служить. Просто механический жест, который ее обязали выполнить. Девушка по-прежнему считала себя свободной, хоть уже и была моей негласной пленницей.

— Дейра Диана Уаилд правда ли то, что вы владеете двумя стихиями? — задал я стандартный вопрос.

— Да, Ваше Величество, — ответила девушка, и уголки ее губ дрогнули. Неужели эта дикая кошка насмехается надо мной? — Мне подвластны вода и земля.

— Королевский двор принимает вас, дейра Диана Уаилд. Согласно традициям Ошора, вы должны принести дань стихиям-покровительницам.

Я встал и неторопливо подошел к девушке. Когда мои руки прикоснулись к шее, она вздрогнула, но и вида не подала, что напугана. Щелкнул замок, и цепочка с символикой стихий оказалась в моей ладони. Я отстегнул две миниатюрные подвески, которые по размеру были не более ягоды винограда.

Диана наблюдала за моими отработанными годами движениями, ожидая того, что будет дальше. Она не первая одаренная, кто вот так стоит передо мной. Еще немного и она покорно склонит голову, ожидая неизбежного. Она почувствует мое превосходство над ней. Возможно, это жестоко, но я предвкушал предстоящее действо.

— Повернись, — приказал я.

Девчонка, шурша платьем, встала ко мне спиной. Ее длинная шея сводила меня с ума. Мне хотелось впиться губами в эту нежную плоть. Но нет, сейчас мы здесь не за этим. Я надавил рукой на затылок, заставляя ее склонить голову ниже. Ее кожа тут же покрылась мурашками, заставив меня про себя усмехнуться. Еще не одна девушка не посмела отказать королю Ошора, и вы, дейра Диана, не станете исключением.

Я щелкнул пальцами, заставив тем самым заплясать на их кончиках небольшой огонек. Все собравшиеся наблюдали за происходящим, не скрывая восторга. Магия — то, что не доступно многим из них, несмотря на то, что стихии одарили всех здесь присутствующих.

Я сжал пальцами одну из подвесок и принялся нагревать ее над пламенем. Через несколько минут металл раскалился до предела.

— Стихия воды, — сказал я, продемонстрировав символ всем собравшимся, после чего тут же прислонил его к нежной коже чуть ниже затылка.

Я ожидал криков, слез, но не того, что девчонка будет стоять, словно каменная статуя. Она будто бы не чувствовала боли. Ей было все равно. Дейра не проронила ни слова.

— Стихия земли, — сказал я и повторил все то же самое.

Убрав подвеску и сняв перчатку, я провел большим пальцем по обожженной коже. Диана вздрогнула, а ее лицо наверняка исказила гримаса боли. Странно, но удовлетворения от этого я не почувствовал.

— Прошу к столу, — услышал я голос матушки, которая всю церемонию держалась в стороне, избегая меня.

Впереди нас ждал пир. Вот только мне пировать вовсе не хотелось. Мне хотелось снова и снова прикасаться к бархатистой коже, покрывая ее поцелуями и вдыхая манящий аромат.

Около 5 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям