0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Его маленькая предательница » Отрывок из книги «Его маленькая предательница»

Отрывок из книги «Его маленькая предательница»

Автор: Рейн Елена

Исключительными правами на произведение «Его маленькая предательница» обладает автор — Рейн Елена Copyright © Рейн Елена

Глава 1

 

Год назад

 

Посетители клуба раздражали, музыка била по вискам, запах алкоголя вызывал тошноту. Полночь, а всем уже невероятно хорошо и весело. Смотрела по сторонам и желала убежать отсюда. Но не могла. Я ничего не могла, кроме как ждать ЕГО. Точно знала, что он появится, так как в этом заведении у него сегодня встреча. Подслушала, когда мужчина беседовал по смартфону.

Если он не явится, то я потеряю близкого мне человека – родную сестру. Простое задание, как мне сказали, но для меня оно оказалось сложным.

Запустила пальцы в длинные светлые волосы, которые специально перекрасила, и тихо простонала. Как же я устала… Невероятно. И мне совсем не верилось, что смогу сделать так, как нужно. Как там сказал Тикенов?

«Ты должна сделать все, чтобы Медведев пошел за тобой. Приведи его к нам! Месяц, у тебя есть только месяц. Либо можешь проститься с сестрой…»

Прошло три недели, осталась одна. Я не справилась.

А если задуматься?! Как такого приведешь?! Олег ведь не бычок, чтобы его вести за собой. Такого, как Медведев, не притащишь, он сам идет, куда заблагорассудиться. Только если зацепишь за живое. Слишком осторожный, внимательный и грозный. Если бы случайно наши пути сошлись, я не рискнула связываться с этим мужчиной. Слишком он давил своей хищной аурой, прямо выбивал из-под ног почву.

Раньше никогда не любила спорт. Никогда! Но пришлось пойти на занятия по боксу, а потом, что удивительно, понравилось. До сих пор не верила, но вот так.

Почему пошла? Все просто – Медведева можно было увидеть лишь там или на работе, где он пропадал на своих заданиях. Не зря ведь перешел дорогу Тикенову Рустаму.

Ненавидела этого наглого мужика, но больше всего – боялась. Когда он явился ко мне домой с фотографиями сестры, на которых она с явственными следами от побоев лежала на полу, и лишь какие-то шелковые тряпки прикрывали хрупкое тело, разревелась. Рустам тогда смеялся, какая она неопытная, заверяя меня, что еще немного и сломается, а на мою ярость и пощечину прижал дуло пистолета к виску и процедил, что, если не выполню простое задание, сестренку никогда не увижу. Еще уточнил, что пока Алла будет ему полезна, он займет ее обслуживанием мужиков. На прощание швырнул на диван деньги на расходы, новый смартфон для общения, где была информация о мужчине и местах пребывания, и с усмешкой пожелал удачи.

Рустам дал мне месяц и предупредил, что, если он узнает о моем обращении в органы, лично займется устранением сестры. Связи у него везде, а я никто.

В общем, сколько ни выла, нужно было приступать к заданию.

Медведев Олег Александрович – 32 года, вдовец, жена разбилась пять лет назад. Екатерина в нетрезвом состоянии села за руль и на большой скорости влетела в овраг. Больше не было браков, даже гражданских. Высокий светловолосый мужчина, поражающий своей мощью на расстоянии. На левой щеке тянулся шрам, что делало его опасным и свирепым. Широкие плечи, рельефный торс, узкая талия, сильные ноги. Грозный. Необузданный. Резкий. Когда увидела его впервые – он выходил из спортивного клуба, захотелось закричать и убежать от страха. Не верила в свою победу – не с ним.

Что сказать, Медведев никак не отреагировал на мое посещение в частном клубе. Проигнорировал просьбу помочь. Только когда в порыве отчаянья вышла из роли «нежного цветочка» и назвала его медведем, вот тогда Олег отреагировал. Мужчина за несколько секунд преодолел расстояние между нами и, прижав меня к шкафчику, рявкнул, что ждет завтра к девяти, и если заявлюсь полуголая, то выгонит меня.

Надо же… Будто мне хотелось шастать перед вонючими мужиками в коротеньких шортиках. Да меня всю передергивало от их плотоядного внимания. И не любила я такие откровенные тряпки. Но так нужно было.

Полностью взяла образ его жены – милой обольстительницы, если судить по фотографиям, которые нашла в интернете на странице ее матери. У Олега не было снимков, так как он не зарегистрирован ни в каких социальных сетях. Нелюдимый.

И вот месяц назад стала я блондинкой, скромной по поведению, но смелой по одежде. Выбирала наряды, которые вызывали желание сорвать их. Старалась завлечь Олега, соблазнить, но на меня пялились и пытались ухаживать все, кроме него.

Начались наши занятия, которые для меня превратились в каторгу. И не потому, что он грубый мужлан и учить ему не суждено (хоть это тоже), а потому, что меня трясло от его прикосновений. Они обжигали, заставляя дышать через раз. Во мне что-то обрывалось, сжимая все внутренности.

Не могла объяснить свое состояние. Страх и желание? Без понятия. Одно точно – я сильно на него реагировала, а он всегда сдерживал себя, только в глазах пылал огонь.

Почти две недели мы занимались по часу. Ненавязчивые попытки сходить в кино или в кафе не имели толка, что бесило. Медведев игнорировал любые темы, если они не касались спорта. Понимая, что у меня мало времени, перестала быть паинькой и начала «случайно» прикасаться к нему, на что получала суровый взгляд и рычание.

Надо же… Возмущен он! Взаимно! Если бы не моя сестра, жизнь которой зависела от моего поведения, даже не рассматривала Олега на роль любовника. Но я здесь…

Нет, я не уродина, очень даже симпатичная девушка. Первое впечатление – нежное сокровище с хорошими формами, только вот характер не соответствовал. Уж слишком темпераментная, взрывная и колючая, если был повод, но старалась контролировать себя во всем. Среднего роста, русые волосы, стройная фигура, небольшая грудь – меня очень устраивала моя внешность.

Работала я в банке кредитным инспектором. Когда несколько месяцев назад Алла пропала, я написала заявление на увольнение, но руководитель моего отдела не принял, рявкнув, чтобы оформляла как отпуск, и, когда справлюсь со своими проблемами, немедленно бежала на работу. Вот такая невероятная женщина была у меня в начальниках.

Отвлеклась…

Нахмурилась и вспомнила о мужчине, который заполняет все мои мысли и надежды уже три недели.

Медведев Олег.

Спрашивается, почему он так со мной? Неужели совсем не привлекла? Или у него женщина есть? Но если бы была, то Тикенов не послал меня к нему.

Почувствовала Медведева до того, когда он начал испепелять мою спину. Стало не по себе. Сердце замерло и заработало с двойной силой. Рой мурашек волной прошел по коже. Посмотрела на себя в зеркальце и улыбнулась, пытаясь сделать вид, что не скучаю, а очень даже занята и востребована. Огляделась по сторонам и увидела высокого жилистого стройного мужчину, уткнувшегося в свой смартфон.

Однозначно – батан. Безопасен. Такими темпами он мог и дома сидеть, даже выгоднее было бы. Но нет, здесь скучает.

– Привет, – прошептала ему сладким голосом и эротично прикусила губу. Села на стул рядом и томно выдохнула: – Можно я присоединюсь к столь шикарному мужчине?

Незнакомец завис с открытым ртом, а я мысленно застонала, с нетерпением ожидая, когда он отойдет о моей лести.

– Ого! Ну, привет, красотуля! Я Толян, а ты что тут делаешь? – загоготал он, и я еле сдержалась, чтобы не скривиться и не убежать.

Неудачный выбор, но уже ничего не могла исправить. Спиной чувствовала, что Медведев внимательно наблюдает, прожигая каждую частичку моего тела. Отлично! Заметил, наконец-то.

Была убеждена – Олег сейчас зол.

Пусть! Так ему и надо.

А как он хотел? Раз тихое сокровище, которое желает защиты и нежности, не вызвало в нем страсти и желания сходить куда-нибудь, тогда нужно пробовать что-то другое.

Некоторое время успокаивала себя, вспоминая, почему я здесь, а потом лучезарно улыбнулась и прошептала этому клоуну:

– Тебя увидела и не смогла пройти мимо. Такой… – сделала паузу, не представляя, что соврать. Когда он пялился в экран, я видела только шикарную шевелюру. Незнакомец мне показался идеальным вариантом, а сейчас поняла, что допустила ошибку. Подавила в себе противоречивые эмоции и с восхищением выдохнула: – Классный!

Парень заржал. Не засмеялся, не захихикал, а именно начал издавать странные громкие звуки. Интересно, где такие воспитанные обитают?

В эту секунду поняла, почему я не смогла соблазнить Медведева. Оказывается, не умею. Вон… Толик ржет как конь. А что смешного? Непонятно.

Только решила уйти, как парень предложил:

– Слушай, а если я классный, то давай поедем ко мне? Покувыркаемся на матрасе.

Теперь хотелось засмеяться мне. Это же надо, какой скромный и быстрый. Времени зря не теряет.

Подумала и решила еще раз попытаться спровоцировать Медведева.

– Если только покажешь, как умеешь танцевать. Уверена, ты в этом мастер.

– О да! Я крутой танцор, – с восторгом поделился Толик, кивая мне. Поднялся и, резким движением схватив меня за локоть, повел в сторону танцпола.

Ну что сказать, так как я была среднего роста, то ему не составило труда тащить меня, по-другому наше движение не назовешь. Руки у него такие сильные и хваткие, что не могла отцепиться. Стоило оказаться на выступающей платформе, как напарник отскочил назад и принялся изгибаться, периодически хватая себя за ширинку джинсов, подпрыгивая, дергая головой.

Хотелось смеяться, но в то же время просто удивлялась скромности одинокого ботаника, пялившегося в сотовый. Теперь точно знала – он там порно смотрел.

Попыталась понять, как мне двигаться с таким партнером, а потом отключилась и стала танцевать только под музыку, полностью подстраиваясь под сексуальную мелодию, нежно прикасаясь к себе. Танцевать я любила с детства. Когда двигалась, попадала в другой мир. Только мой – волшебный и неповторимый.

Очнулась, когда почувствовала, что меня почти съели живьем на расстоянии. Повернулась и встретилась с диким взглядом желанного мужчины. Он стоял у колонны и наблюдал за мной. Жадно. Хищно. Свирепо.

Кожа горела огнем, и хотелось ощутить его прикосновения. Внизу живота появилась приятная ноющая тяжесть. Хотела его… как никогда никого другого. За три недели стала одержима этим хищником и приходила в ярость от его безразличия. Но в то же время понимала, что ТАК мужчина смотрит, когда хочет.

Облизнула губы и попыталась сконцентрироваться, заставляя отвести взгляд от своего громадного «задания». Уже была близка к цели, как тут же услышала неприятный голос:

– Ты такая сексуальная! Твой тигренок хочет засадить червячка в дырочку страстной кошечки. Поехали ко мне?!

Подавила желание скривиться и пожелать мирной дороги туда, неизвестно куда. Продолжая смотреть на Медведева, лихорадочно вспоминала, зачем я подцепила этого плешивого тигра. Вспомнив, кивнула и еле слышно пробубнила:

– Да.

Тут же почувствовала, как меня схватили за руку и повели за собой. Пока послушно следовала за мужчиной, размышляла о том, что у Медведева есть примерно пять или семь минут, чтобы спасти меня. Если не придет, значит, я ему безразлична и у меня крупные проблемы.

Но выхода он мне не оставил. Осталась неделя…

Слыша странные звуки, издаваемые тигриком, подумала о газовом баллончике в сумке, который планировала применить в случае неадекватного поведения этого самца.

Толик тащил так быстро, что я стала переживать. Через шесть минут будет поздно. Когда вышли на улицу, и я ощутила прохладный ветер, стало легче дышать и мысли понемногу собирались в кучу.

«С таким-то темпераментом мужик закинет в машину, а потом отвезет неизвестно куда, где зачетно поиздевается. Сильный он. Зря я доверилась. Нужно немедленно убираться».

Попыталась вырвать руку, но парень не дал, лишь сильнее сжал и недовольно заметил:

– Не отпущу. Ты сама сказала, что я клевый. Ты еще не знаешь, как я суперски делаю куни. Твоя киска будет мяукать.

Его фраза выбила меня из привычной колеи, вызывая гнев. Я сразу попыталась представить себе эту картину, но даже не могла досмотреть в голове концовку. Поэтому вновь стала дергать рукой, пытаясь освободиться.

– Отпусти меня, – потребовала, понимая, что Толик движется к углу, где стояла серебристая волга.

– Зайка, не выпендривайся, ты сама хотела.

– Перехотела! Отпусти! – грубо выдала, но он продолжал тащить, не реагируя ни на что, твердо решив, что у него сегодня будет секс со мной.

Стало страшно. И зачем я согласилась?

Парень довел до машины, и я, улучив момент, ударила его в плечо, что оказалось неожиданностью для мужчины. Толик издал птичий крик, отчего пораженно зависла на месте, и чем он воспользовался. Я сразу почувствовала захват на руке, а в следующую секунду ненавистные губы накрыли мой рот. Мужчина озверел, что видела по его глазам. Было противно и ужасно. Толкалась, барахталась, но он с яростью прижимал к машине, продолжая издеваться, и со злости закрыл мне ладонью нос.

Стала задыхаться, и он убрал руку, начиная терзать мои бедра, поднимая платье. Я испугалась, чувствуя, что на грани отчаяния и злости. Попыталась поднять ногу, чтобы ударить, но он не дал такой возможности.

Внезапно меня оттолкнуло назад, а потом стало свободно и легко. Перевела взгляд и увидела, как Толика вдалбливают в капот, не жалея сил, почти убивая на месте.

Медведев.

Гигант безжалостно душил моего мучителя левой рукой, а второй наносил удары. Когда обрела способность говорить, бросилась к нему и, дергая за руку, закричала:

– Олег, успокойся! Успокойся!

Медведев отшвырнул парня и, с ненавистью окидывая взглядом вздрагивающее тело, отступил на шаг, сжимая руки в кулаки. Приходил в себя. А через мгновение полностью сосредоточился на мне. Думала, убьет, так как видела в его глазах ярость и огонь. Олег тяжело дышал, отчего его грудная клетка ходила ходуном, а потом осмотрел с головы до ног и рявкнул:

– К машине! И без фокусов. Уже допрыгалась.

 

Глава 2

 

Вроде нужно радоваться, но я испытывала страх, смешанный с предвкушением. Я только могла дернуть головой в знак согласия и пойти в ту сторону, где стоял его внедорожник. Чувствовала бешеный взгляд и удивлялась, почему не спотыкалась от такого внимания. А Олег будто боялся, что убегу, брел позади, контролируя каждый мой шаг.

Ноги дрожали, и сама представляла собой еле живую куклу, у которой ноги не сгибались. Сердце билось как у пойманной птички, попавшей в сети.

Оказавшись в машине, куда меня грубо впихнули, сидела и ждала выговора. Заслуженного. Согласна, я действовала импульсивно и бездумно, но ведь для него старалась.

– Олег, – начала я как можно мягче, но услышала резкий ответ:

– Молчи, Ира! Поговорим, когда приедем.

Имя я не стала менять – не хотела привыкать к другому.

«Кстати, а куда мы едем?!»

Не стала спрашивать вслух, чтобы не передумал. Надеялась, что Олег везет к себе. Может, я права и он меня удивит? А то уже в привычку вошло, что мужчина меня игнорирует.

Пока ехали, наблюдала за его четким профилем, уверенными движениями, восхищаясь мужчиной. Жаль, что должна его предать. Никогда не была подлой. Если бы был другой вариант… Но какой?!

Медведев будто чувствовал мой страх, периодически сдавливал руль сильными руками, стоило ему только взглянуть на меня. Его злость я ощущала каждой клеткой своего тела. Боялась связываться с ним в таком состоянии. Первый раз видела Олега таким, и сейчас мне это казалось возбуждающим.

Оказавшись перед новостройкой, мы подождали, пока нам откроют ворота. Мужчина кивнул охраннику на посту и проехал вперед. Остановились, когда въехали на обозначенную территорию, отделенную колышками с веревками. Медведев на секунду заострил внимание на руле, что-то обдумывая, а потом повернулся ко мне. Смотрел некоторое время, а потом открыл водительскую дверь и вышел.

Последовала примеру, даже не представляя, что ждать от Олега. Он непредсказуемый. А сейчас ко всему прочему еще и в ярости.

Мужчина дверь держал раскрытой, пока не прошла в подъезд. В лифте мы убивали друг друга взглядами, и я решила, что вновь сделала хуже. Ничего путного не выйдет. Хорошо, если не прибьет.

Если честно признаться, всегда хотела его. Особенно сейчас. Одержимость? Нет, это слишком. Но для меня такая жажда была откровением, пугала, но ничего не могла с собой поделать. Никогда не была столь агрессивной и зависимой, хоть у меня были мужчины. Обычно все просто, без особых эмоций, а тут меня всю трясло от желания прикоснуться к нему. Безумно хотела его, и не имело значения, что Олег огромен и зол. Женщина всегда может соблазнить мужчину, но ведь это не мужчина, а Медведев.

Вздохнула и прошла в квартиру, двигаясь вперед в темноте, пока не уперлась в подоконник. Ничего не видела и не хотела видеть. Только успокоится, чтобы понять себя. Глянула вниз, и все внутренности сжались от страха. Боялась высоты с детства. А тут десятый этаж. Отметив дорогу, освещенную светом от фонарей и машин, движущихся в разные стороны, прислонилась лбом к прохладному стеклу.

– Ну и? Что расскажешь мне? И да, я знаю, что ты слышала мой разговор по смартфону, так что можешь сказки не придумывать.

Резко обернулась и, наблюдая за тем, как Олег зорко наблюдает за каждым моим движением, отмечая эмоции, выдавила из себя:

– Хотела, чтобы ты иначе посмотрел на меня.

– И как иначе?! Чтобы проституткой посчитал? – цинично прогрохотал он, желая задеть побольнее. Ему удалось.

– А что… была похожа на проститутку?

– Нет, но женщина, которая уходит с мужчиной после танцев, обычно проводит с ним ночь. А ты знала его несколько минут…

Окинула взглядом темную комнату и вновь застопорила внимание на Олеге. Сглотнула слюну в пересохшем горле, не понимая, почему волнуюсь, и выдохнула:

– Выходит, по твоим словам, сегодня я могу рассчитывать на секс с тобой?

Медведев нахмурил брови, повел квадратной челюстью, а потом резко ответил:

– Ира, я не подхожу тебе. Мне не нужны отношения. Секс и все. Ни на что другое не рассчитывай.

– Я… на другое не рассчитывала. Хочу тебя, – смело призналась, ожидая его реакции.

– Почему я? Ты милая девушка. Можешь найти себе нормального мужика, родить ему детишек и наслаждаться жизнью, – ледяным тоном просветил меня мужчина, информируя о том, о чем сама думала и мечтала. Явно не хотела искать приключений на пятую точку, чтобы предать…

Не знала, что ответить на этот вопрос. Растерялась. Внутри что-то оборвалось. Было так отвратительно на душе, что захотелось сбежать.

«Может… можно что-то придумать? Почему только этот вариант? У меня же есть дядька. Правда, он работает в другом городе, но у него хорошая должность в органах. Богомолин – уважаемый человек с хорошими связями. Пусть после смерти моих родителей Виктор Андреевич с нами не общался, но ведь мы с Аллой его племянницы. Он должен помочь…»

– Да, действительно, ты прав. Попробую найти такого, – сконфуженно пробубнила и поспешила в прихожую, желая убраться отсюда, чтобы окончательно не сломать себя.

«Дура, почему раньше не додумалась? Почему решила пойти таким мерзким путем?!»

Медведев отпустил. ОН ОТПУСТИЛ. Даже слова не сказал. И от этого стало еще хуже. Ему все равно.

Бежала так быстро, как никогда на уроке физкультуры, где отличалась высокой скоростью. Я даже не помнила, как оказалась на скамейке. Слезы стояли в глазах, но старалась сдержаться и не разреветься.

«Черт, так будет правильно. ПРАВИЛЬНО. Нужно было сразу обратиться к дяде, чтобы не знать Олега…»

Старалась себя убедить, что это хорошо, ведь мужчине безразлично, но в душе разрасталась обида. Не могла понять, неужели я такая отталкивающая и никчемная? Ведь Олег никак не отреагировал на меня.

Вытерла слезы и только решила идти домой, как замерла, услышав голос:

– Извини, не хотел тебя обидеть.

Непонимающе огляделась по сторонам и увидела Медведева, лишь когда он вышел из тени деревьев. Поразилась. Надо же… стоял здесь. Наблюдал. Настоящий телохранитель.

Поднялась и молча пошла мимо него, пока не ощутила захват запястья и не оказалась перед громадным мужчиной, который почти вбил меня в свою мощную грудь. Олег сканировал меня тяжелым обжигающим взглядом, а потом произнес:

– Придется завтра припугнуть охранника, чтобы молчал. Не хотелось бы, чтобы он рассказывал всем, как моя женщина бегала от меня.

Услышав его слова, отступила на шаг, чтобы видеть его суровое лицо, и спросила:

– Твоя?

– Теперь моя, – сухо констатировал Медведев и в следующую секунду потянул на себя, резко захватывая подборок, жадно сжимая пальцами: – Ты согласилась. Теперь не сбежишь…

На мгновение потерялась в его глазах, ощущая жадные ладони на своей спине, а потом мужчина наклонился и накрыл мой рот теплыми губами, словно порыв ветра, со всей страстью атакуя, безжалостно сминая, отчего задрожала, вцепившись в его широкие плечи.

Не могла дышать, а когда глотнула свежего воздуха, мужчина подхватил на руки и понес в сторону подъезда.

Дрожала от предвкушения, вдыхая его невероятно опьяняющий запах. Стоило оказаться в квартире, Олег уверенно прошел в спальню, не включая свет. Поставил меня на паркет и, притянув, собственнически провел по плечам. Ладони нежно ласкали кожу, спускаясь и поднимаясь. Столько силы и жара было в его прикосновениях, что могла только зачарованно наблюдать. Непрерывно дышала, вглядываясь в его лицо, пока он изучал мое тело. Мужчина погрузил свои пальцы в волосы, зарываясь в них, и прохрипел:

– Светлая девочка, которая свела с ума.

Мне никто так не говорил. Никогда. Я бы и не поверила, посчитала лестью, чтобы затащить в постель. А сейчас мое сердце стучало в бешеном ритме, а низ живота стягивало жаркой волной желания. Олег не смотрел, он пожирал взглядом перед тем, как напасть на свою добычу.

Только он так действовал на меня. Только он выводил на дикие эмоции. Только его хотела до безумия.

Понимая, что это единственная наша ночь любви, первая и последняя, ведь потом я уеду, быстрыми движениями расстегнула молнию на платье, наблюдая за его лицом, пока ткань сползала по телу. Оставшись в красивом нижнем белье черного цвета, сексуально сняла верхнюю часть, а потом нижнюю, оставшись полностью обнаженной.

Мне нечего было стыдиться, наоборот, поэтому я гордо стояла перед ним, с удовольствием наблюдая, как он алчно пожирает мое тело взглядом, не пропуская ничего. Видела хищные огоньки в его глазах и еще больше возбуждалась, с нетерпением ожидая, когда он сорвется.

Посчитав, что уже достаточно, подошла к нему и уверенно начала расстегивать пуговицы бордовой шелковой рубашки, нежно касаясь рельефного торса. Как он был сложен! Невероятно. Мои пальчики бегали по его телу, пока не оказались на кожаном ремне. Мужчина издал непонятный звук, вероятно, протеста, но я не слушала. Расстегнула ширинку и дала возможность брюкам упасть на пол.

Не могла передать словами, насколько сексуальный, огромный и мощный мужчина стоял передо мной. Агрессивный хищник, вызывавший страх и необузданное желание. Я жаждала к нему прикоснуться, ласкать и ощутить на вкус.

Опустилась и встала на колени, когда услышала мучительное:

– Ира…

– Подожди, – выдохнула и потянула вниз боксеры, обхватывая ладонью внушительных размеров твердый член, нежно поглаживая вверх и вниз. Заметив выделившуюся каплю на головке, провела пальчиком, размазывая по нежной поверхности.

Чувствуя его жадный взгляд и нетерпение, наклонилась и провела языком по всей длине, дразня, слегка касаясь, уделяя внимание яичкам. Мужчина зарычал, и это распалило еще больше, придавая движениям дикой агрессии, разжигая во мне греховное желание. В следующую секунду я облизнула головку, лаская языком маленькую щелочку. Столь нежно, что Олег вздрогнул, а я продолжила соблазнять, пуская в ход язык и губы. Хотела его съесть…

Только вошла во вкус, как мужчина выдал протяжный стон и потянул меня к себе. Олег хищно накинулся на рот, пробуя меня на вкус, словно я деликатес, которым он бредил.

Столько страсти, огня, желания.

Тонула в острых ощущениях, плавилась под его руками.

Его ладони на моей спине, бедрах, ягодицах. Не было спасения от обжигающих прикосновений. Олег сильнее вдолбил в свое напряженное тело, давая ощутить всю мощь его возбуждения, наглядно демонстрируя, как он хочет меня.

Выдала тягучий стон и вцепилась в его шею, кусая, лаская языком, желая оставить яркий след на память. Мужчина только тяжело дышал, а потом поднял на руки, я обхватила его ногами, и потом уложил на кровать, любуясь мной.

Столько огня и восхищения, от которых я выгнулась дугой, призывая к действиям. Медведев потянулся к тумбочке и через секунду разорвал упаковку от презерватива, раскатав резинку по всей длине своего орудия, что делал уверенно и сексуально.

Олег сжал свой горячий член и навис надо мной, чего я с нетерпением ждала. Развела бедра шире и тут же почувствовала, как головка уперлась в складочки, желая пройти в лоно. Думала, он ворвется в меня, но мужчина наклонился и захватил сосок ртом, жадно всасывая, покусывая, вызывая острые ощущения. Я металась по покрывалу, царапая его ногтями, чувствуя, что от каждого прикосновения мужчины у меня мутится разум.

– Олег, – умоляюще выдохнула, на что мужчина сжал грудь, а потом медленно начал входить.

Вцепилась в могучие плечи, с наслаждением ощущая его мучительное вторжение. Член был огромным, и мои стеночки плотно обхватывали его, что доставляло огромную массу сладостных впечатлений.

Не терпелось… Горела от невыносимой потребности ощутить его в себе.

Внезапно Медведев остановился, сдерживаясь, и я разочарованно застонала, не понимая, почему он не двигается. Глянула в его темно-коричневые глаза и увидела огонь. Пожирающий и такой опасный, что стало нечем дышать.

Закрыла веки на секунду и облизнула пересохшие губы.

Так не пойдет. Я хочу узнать все, без его уступок и поблажек. Шире развела ноги и подняла таз, сильнее прижимаясь к его паху. Я нагло требовала продолжения, пусть сердце останавливалось от страха.

Пронзительный рывок, и мужчина вошел полностью, отчего закричала от острых ощущений, не в силах совладать с эмоциями. Было так безумно, невероятно хорошо, отчего с требованием смотрела на него, желая как можно глубже почувствовать каждое его движение во мне. Открыла рот, чтобы попросить, но ничего не успела сделать, когда он начал резко со всей силы двигаться во мне, лаская грудь, бедра, сжимая их.

Сходила с ума, всхлипывала, подстраиваясь под каждый его толчок, пока не почувствовала, как распадаюсь на тысячу осколков, слыша гортанный стон мужчины.

Невероятно.

Пришла в себя, тяжело дыша мужчине в лицо, как и он, не слезая с меня. Надо же… а ведь не раздражает, хоть он и громадный мужчина. Весело улыбнулась и прошептала:

– Не надейся, что это все. Ночь наша.

Медведев довольно ухмыльнулся и пробубнил:

– И дни, и ночи. Теперь не отпущу.

Я лишь счастливо засмеялась, стараясь не думать о том, что я обманщица и должна его предать. Пусть я и отказалась от этого варианта, но было неприятно на душе. Но это потом, а сейчас… хочу хоть немного быть счастливой.

«Сейчас существовали лишь я и он…» – подумала и потянулась к его манящим губам.

 

Глава 3

 

Солнечные лучи нежно касались лица. Открыла глаза и посмотрела в широкое окно. Оказывается, у Медведева шикарная новостройка с евроремонтом. Пустая, но отделанная на сто процентов, что и не нужно никаких вещей было. Натяжные двухуровневые потолки, фальшстены с нишами, обработанные декорированной штукатуркой, паркет. Не сомневалась, дизайнеры работали с особым вдохновением, подстраиваясь под суровый вкус Олега. И получилась удобная пятизвездочная берлога медведя. Как-то так.

Мужчины не было. Но, посмотрев на тумбочку, заметила сообщение на листе тетради:

«Пошел на пробежку. Не теряй, красавица».

Удивительный мужчина! Спал всего три часа, а пробежку не пропустил. Я бы не смогла совершить такой подвиг для своего здоровья.

Не выспалась. Медведев не давал даже маленькой передышки, соблазняя вновь и вновь, увлекая в чувственный мир удовольствий.

Приложила пальцы к вискам и потерла, закрывая глаза, пытаясь привести мысли в порядок. Ночь прошла волшебно и горячо. Столько страсти и нежности, что до сих пор не могла отойти.

Как же трудно сейчас уйти, но нужно. Притом быстро.

Поднялась и в темпе начала собирать вещи, одеваясь по пути. Забежала в ванную и уже через пять минут выходила из дома, после того как написала на том же листке:

«Я потом сама позвоню. Удачи».

Грубо. Подло. Мерзко. Но что еще было писать? Проклятье.

Прислонилась к кабине лифта, уговаривая себя, что так лучше и правильно. Нечего подставлять такого классного мужчину. Не мужика, а именно мужчину! А без моей западни Олег справится с этими выскочками. Я не сомневалась. Только нужно, чтобы он ко мне не подходил, пусть и не могла представить, что мы больше не увидимся. За этот месяц он стал родным. А после вчерашней ночи я даже не могла спокойно думать о нем.

Влюбилась? Да нет, глупости. Такое чудо не случается столь быстро, да и… я ведь обманула его, познакомилась с целью соблазнить и привести в ловушку. Разве можно в этой ситуации мечтать о светлой любви?

Хотелось реветь, но нет. Я старалась не позволять себе такой роскоши. Это для тех, у кого есть варианты или нужно подумать, осмыслить, а я знаю, что делать – звонить дяде и просить о помощи.

Неужели не поможет?

Должен. Я очень на это надеялась. Ведь мы родные. Хотя порой чужие ближе родных.

После смерти родителей нас передали бабушке, но она не выдержала такого «счастья» и начала обзванивать всех родственников и просить, чтобы забрали нас и дали ей дожить спокойно. Со слезами на глазах упрашивала, объясняя, что сил нет, умоляя пожалеть ее. Она вроде как не знала, на что подписалась. Легче помереть. Всем и каждому рассказывала о том, как тяжело с нами. Нам с сестрой было обидно, ведь тихо себя вели. Даже Алла, переживая, что нас отдадут в детдом, молчала, боясь и слово сказать.

Никто не помог женщине, и она увезла нас на десять лет из города в деревню, предоставив квартиру родителей своей второй дочери. А мы там… в гнилой избушке, как беспризорники, бегали, никому не нужные, предоставленные сами себе.

Готовить и шить сама научилась, как и все по дому. Бабушка только ахала и охала, ежедневно причитая о своей скорой смерти. Поэтому рассчитывала лишь на себя. Я занималась хозяйством, училась и ухаживала за младшей сестрой. Но не усмотрела…

Характер у Аллы был завистливый, хотелось ей быть богатой и знаменитой только потому, что ноги длинные и мордочка красивая. Разница у нас четыре года. Поэтому, как только получила аттестат, поступила в институт, устроилась на подработку в кафе и увезла сестру в город.

Тетка была не рада. Наша трехкомнатная квартира ей очень нравилась. И ее семейке из шести человек тоже. У них только мать работала, а все дружно на шее висели. Случился скандал, и Шамусина пригрозила мне, что заявит в органы опеки на то, что я незаконно воспитываю сестру, когда бабушка в деревне. Мы договорились. И я терпела их семью четыре года, пока сестре не исполнилось восемнадцать.

Братец двоюродный – амбал еще тот. Ненавидел меня люто, а вот на Аллу прямо слюни пускал. Я, конечно, не крокодил, симпатичная, но среднего роста, а сестра в отца – модель длинноногая, и все при ней. Получилось так, что с Виталиком мы не понимали друг друга с того времени, как я вернулись в свою квартиру. Аллу-то все любили, а меня нет. И пусть, нечего мои продукты есть. Они в то время мне очень тяжело доставались. Эти бесконечные смены в ресторанах и кафешках просто убивали меня.

Хотела устроить сестре особый праздник в ее день рождения, планируя различные мероприятия, собирая деньги на подарок, но вышло все не так, как я мечтала. За несколько дней до совершеннолетия вытащила обкуренную Аллу из-под двоюродного братца, и на следующий день выгнала родственничков, пугая статьей. Тетя проклинала меня, вспоминая родителей, которые, по ее мнению, рыдали с небес, наблюдая, как я обращалась с родными. Они уходили с вещами, со слезами целуясь с понимающей Аллой, а я стояла у входной двери, поторапливая всех пронзительным взглядом.

Ссоры с сестрой становились ежедневным ритуалом. Она не хотела ничего и только требовала, напоминая, что я обязана, или кричала, как ей надоело жить в такой нищете. Только фитнесы у телевизора и диеты волновали ее сердце. Учеба наводила скуку, и, естественно, желания помочь мне у Аллы не было.

Потом я узнала, что она отчислена. Ревела на балконе, не понимая, где я допустила ошибку. Ведь все делала для нее, ущемляя себя. Тогда она просила прощения, убеждая, что в нашей жизни диплом никому не нужен.

Успокоившись, решила действовать по-другому – перестала давать ей денег. Естественно, сестру это возмутило. Она год спокойно вытягивала из меня суммы на различные нужды, собираясь в колледж, а сама…

Сестра попыталась найти работу, наивно считая, что со средним образованием это не проблема. Но на свои потуги получала лишь одни неприличные предложения, слезно сетуя, что у нее одежда выглядит стремно и ей нужна трендовая, как у подружек, тогда ее будут уважать.

И тут я ей не помогла. На работу устраиваются, чтобы зарабатывать, а не красоваться.

В результате свой выпускной я провела в отделении полиции, вытаскивая сестру, которую нашли в каком-то притоне. Молодой опер, посмотрев на меня и размалеванную полуголую девку, очень долго недовольно кривил губы, постукивая карандашом по столешнице, и отпустил ее, предупредив, что в следующий раз Алле полезно будет посидеть в обезьяннике.

Было невероятно стыдно. Не передать словами. Меня словно опустошили изнутри. Удивительно, но все жильцы нашего дома прознали об этом, и стало еще хуже. Но Алле было плевать…

Тогда хотелось сквозь землю провалиться. Постоянно глотала успокоительные таблетки. Руки опускались. Но приходила она и просила прощения. И я… прощала. А как не прощать эту непутевую девушку в розовых очках, живущую в поисках легких денег и неженатых олигархов, когда любишь?

И сейчас ради нее… я чуть не погубила хорошего человека, которому прилично досталось от жизни.

С такими размышлениями вышла из дома и осторожно направилась на выход, двигаясь к остановке. Мужчина на посту приветливо улыбнулся мне, и я тоже в ответ, чувствуя неловкость. Прогулка в вечернем платье с утра говорит о многом. Например, что гостья на ночь осталась.

На остановке села в такси и попросила отвезти домой, назвав свой адрес. Ехали мы полчаса, и, как только вышла, с облегчением выдохнула. Планировала принять душ, привести мысли и тело в порядок, а потом позвонить дяде. Только вот нужно не через мой смартфон. У соседки лучше взять.

Помылась и, укутавшись в махровый халат, направилась к соседке. Ольга открыла сразу, замученная и уставшая, в тонкой сорочке – со смены недавно пришла.

– Прости, ты уже спать хотела? – виновато спросила, понимая, что ей сейчас не до меня.

– Помоюсь, а то этот кислый запах у меня уже в печенке, – пробурчала она, обнюхивая себя со всех сторон. Запах всегда был, но я уже привыкла чувствовать его на подруге. Ольга постоянно брала чужие смены, чтобы заработать и выплатить очередной кредит. Зато два раза в год ездила отдыхать.

– Можно я позвоню с твоего телефона дяде? У него связь «Билайн».

– Без проблем. Я пока в душ, потом чай попьем, – устало выдохнула она, подпирая стену, закрывая глаза.

– Да я тоже мечтаю поспать, так что лучше потом, – с улыбкой сказала, не желая задерживаться, зная, что она сейчас слышит через раз.

– Тогда кинь телефончик на стол, как закончишь. А я тогда отправляюсь откисать. Ненавижу молочный запах, – выдав стон, девушка дернула рукой, намекая, чтобы проходила, и первая посеменила в свою квартиру.

– Ну так работа у тебя такая, – с улыбкой сказала, следуя за ней в коридор, где на полу валялись вещи. Убирать соседка не любила, считая, что драгоценное время лучше тратить на сон. Оля всегда весело шутила, что если кому не нравится, то она всегда подскажет, где тряпка и ведро.

– Это да. И зачем я только аппаратчицей по кисломолочным продуктам пошла? Могла ведь и на кондитера отучиться. Хотя нет, толстой бы была. Меры у меня нет. Кстати, сметаны набрала за полцены. Для нас по акции раздавали. Если нужно, то могу поделиться.

– Завтра с утра с деньгами забегу, – заверила я, вспоминая, что в моем холодильнике ничего нет. Пусть хоть сметана стоит на полке.

– Договорились, – зевая, пробубнила она и направилась в ванную, а я взяла телефон, настраивая себя на серьезный разговор. Быстро набрала нужный номер и, услышав гудки, с нетерпением стала ждать.

– Да, – резко произнес Богомолин.

– Доброе утро, дядя Витя. Это Ира.

– Ира? А-а-а… Ира. Привет. Тебе чего? А то я очень занят.

– С Аллой беда.

– Беда? Говори. Помогу, чем смогу.

Не передать словами, как я обрадовалась. Поможет! Он мне поможет!

– Она связалась с опасными людьми. Они схватили ее и держат неизвестно где, обещая убить, – замялась, а потом поведала: – Главарь приказал мне выполнить задание, но я… – не смогла говорить. Молчала, как и он.

– Кто такие, знаешь? – вдруг услышала вопрос.

– Тикенов Рустам. Только его знаю. Он угрожал, пугая, что если обращусь в полицию, то…

– Ир, – напряженно выдал Богомолин, прерываясь, слушая голоса и отвечая что-то, а потом обратился ко мне: – Слушай, мне сейчас некогда, но я тут поговорю, узнаю, а потом позвоню тебе. Лады?

– У меня осталась неделя… – тихо проговорила.

– Да. Я понял. Давай. Пока, – поспешно кинул он и отключился.

Не знала, как реагировать. Вроде обещал помочь, но что-то подсказывало, что мужчине сейчас не до меня. Положила телефон и осторожно вышла из квартиры, прикрыв дверь.

Оказавшись у себя, доковыляла до своей спальни и легла на кровать, хватая уголок покрывала, накрываясь, желая согреться.

Паршиво. Как же паршиво в груди. Вроде должна испытывать радость, и мужчину не подвела, и дядя согласился помочь, но вот не верила, что так все просто. Дядя не очень нас любил. Мама вышла замуж за простого работягу, который не в офисе работал, а бурильщиком по вахтам ездил, и вся ее семья взбунтовалась. Вроде отец зарабатывал хорошо, но для маминых родителей это было низко. Бабушка проработала всю жизнь руководителем общепита, а дед – директором на заводе. Насколько я знаю, живут они далеко, и я их только в детстве видела. На похороны родные люди не приехали, поэтому мы и достались матери отца, вечной симулянтке. В общем, родственники не питали к нам особых чувств и сейчас ситуация не изменилась.

Закрыла веки, и перед глазами возникла прошедшая ночь. Изумительная и невероятная. Жаль… что так вышло. На мгновение появилась странная мысль – как было бы, если мы с Олегом встретились нормально?

Никак. Я постоянно на работе в банке, и мне вот не до встреч, а он телохранитель и спортсмен. Наши пути никогда бы не пересеклись.

Думала, пока не поняла, что засыпаю. Расслабилась и погрузилась в сон.

Громкий стук отдавался в голове. Я быстро села и в панике посмотрела по сторонам. Остановившись на часах, с ужасом поняла, что уже вечер. Проспала весь день. Первый раз такое со мной.

Резкий звонок оглушил. Я поднялась и медленно побрела в коридор, даже не представляя, кто там такой нетерпеливый. Открыла дверь и в шоке уставилась на… Олега, с каменным лицом взирающего на меня.

Внешне спокоен, а в глазах ураган. Таким я его не видела…

Мужчина лениво прошел мимо изумленной меня и ледяным тоном поинтересовался:

– Не возражаешь, если я зайду?

Против! Но он уже зашел… Его разъяренный взгляд парализовал, поэтому закрыла дверь, надеясь, что Медведев долго не задержится. И зачем он явился? Намек должен был понять.

Посчитала до пяти и полюбопытствовала:

– Как ты меня нашел?

Мужчина внимательно осматривал мой коридор, а потом двинулся в зал и, остановившись в центре, продолжил изучать обстановку: стенку, диван, кресла и все, что видел. Дальше ему захотелось оценить двор и детскую площадку из окна, и, когда наконец-то удовлетворил свое любопытство, как ни в чем не бывало, ответил:

– Работа у меня такая. Охраняю людей и ищу информацию, – Олег замолчал и вдруг с каким-то намеком уточнил: – Не знала?

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям