0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Факультет экстремального выживания » Отрывок из книги «Факультет экстремального выживания»

Отрывок из книги «Факультет экстремального выживания»

Автор: Андреева Марина

Исключительными правами на произведение «Факультет экстремального выживания» обладает автор — Андреева Марина Copyright © Андреева Марина

Пролог

Третья дорожка… С трибун доносятся вопли болельщиков.

— Держи темп. Не выкладывайся раньше времени, — словно извне доносится голос тренера.

Ага, как же, не выкладывайся! Возьмут в «коробочку» и забудь о кубке… — но спорить нет ни сил, ни желания. Киваю. Всё плывёт перед глазами. Внимание сосредоточено на беговой дорожке. Рядом стоящие воспринимаются как яркие точки на смазанной карте окружающего мира. Точки, которые надо оставить позади.

— Береги дыхание, Дейла…

Опять скупо киваю, хотя хочется отмахнуться. Неужели не понимает, что сейчас наставления не нужны? Это мешает.

Сердце аж приостанавливается, и опять несётся вскачь. На автомате, выработанном с годами относительно выравниваю ритм его работы дыханием. В тоже время, напряглась, готовясь вмиг сорваться с места. Вслушиваюсь в окружающий гул, но звуки сливаются воедино, напоминая жужжание пчелиного роя. Когда же… Когда раздастся один единственный сигнал — «Старт». Вдруг упущу момент, ведь даже доли секунды — это немалая фора конкурентам.

Всё как в тумане, в голове одна мысль — я должна стать первой. Доказать, что достойна называться чемпионкой. Что не зря вместо игр в куклы, гулянок с подружками и романтических свиданий с мальчиками, потратила всю сознательную жизнь на тренировки. Что имею право стать тренером школы олимпийского резерва. Что…

Сигнал!

Рванула, что было сил. Срезая дистанцию, захожу на ближние к центру полосы трека. Боковым зрением отмечаю какое-то движение справа. Неужели обходят?! Оборачиваться нельзя. Даже в сторону смотреть нельзя. Вперёд. Только вперёд. Не дать опередить. Держать их темп. Те, кто сзади на дорожке уже не обойдут. Те, что сбоку могут. Поднажать бы. Вырваться вперёд… До боли в связках рву жилы. Да, потом будет плохо, но это потом. Главное сейчас не дать опередить. Долго в таком темпе не выдержу, а оторваться никак не удаётся. Дыхание срывается, становится глубоким, отзываясь болью в лёгких. Мышцы ног, шеи, спины сковывает свинцовая тяжесть, они словно каменеют. Стискиваю зубы, прикусывая щёку. Рот наполняет вкус крови. Это нехитрое действие отрезвляет, придаёт сил. Ускоряюсь и выхожу на свою дорожку. И снова всё начинает плыть перед глазами. Сколько ещё бежать? Сбилась со счета кругов. Надо поднажать. Ещё немного…

Есть! Финиш! Первая! Я — первая!

Сердце того и гляди вырвется из груди. Горло саднит, лёгкие разрывает. На остатках сил и эмоций поднимаю руки вверх, подставляя ликующее лицо свету софитов и линзам фото, видео и теле-камер. Тренер протягивает влажное полотенце. Беру его и понимаю, что сил больше нет. Оседаю вдоль стенки трека. Чьи-то руки заботливо поднимают моё тело, надорвавшееся в последней «схватке» за первенство. Всё окружающее словно в тумане. Дыхание выравнивается, но оно хриплое. События сменяют одно другое. Кто-то поздравляет. Награждение. Меня трясёт словно в ознобе. Пот струится по спине, груди. Холодя и возбуждая одновременно.

— Ты это сделала! — доносится голос тренера.

Я призёр олимпийских игр… Хочется кричать, но сил, даже на то, чтобы ответить нету. Вспышки фотокамер. Тяжесть кубка в руках. Словно в бреду пробираюсь сквозь толпу к своей раздевалке. У входа какой-то парень. Высокий, крепкого телосложения, не красавец, но улыбчивый, и главное — с цветами в руках. Мнётся, явно желает вручить. Смущается. Забавно, как юнец невинный. Провожу магнитным ключом, открывая дверь, принимая букет прихватываю поклонника за руку, увлекая за собой. Дверь захлопывается, отрезая от посторонних глаз. Прислоняюсь к ней спиной, откидывая голову. Притягиваю к себе ошалевшего от подобного развития событий парня.

— Возьми меня, — хрипло произношу, одновременно отбрасывая в сторону цветы и стягивая с себя топ.

Парня не приходится просить дважды. Его руки уже вовсю изучают моё тело, губы покрывают поцелуями лицо. Мне не нужна романтика, её не было в моей жизни, и вряд ли когда-то будет. Мне жизненно необходим секс. Безудержный, сногсшибательный, заставляющий забыть обо всём и как итог, позволяющий расслабить застывшие в спазме мышцы.

Он словно слышит мои мысли и вот я уже прижата крепким мужским телом к стене. Мои ноги у него на талии, а там, внизу, чувствую твёрдое прикосновение возбуждённой мужской плоти. Задыхаюсь, ощущая наполненность…

— Да что б вас! — в бессильной злобе ударяю рукой по одеялу.

Уже полгода эти сны напоминают о прошлой жизни: лишённой любви, но наполненной стремлениями, желаниями и страстью. Словно некто свыше издевается над одинокой калекой, нынче способной только на то, чтобы перемещаться в инвалидном кресле по просторной квартире, стены которой покрывают грамоты и полочки с кубками и наградами за былые достижения.

Глава 1 Жребий

Солнечные блики, отражаясь от огромных, почти панорамных, окон административного здания академии, заставляют щуриться, и смаргивать нет-нет да набегающие слёзы. Нет, я не плачу о своей доле… Просто несмотря ни на что, до сих пор не верю в происходящее вокруг. Кажется, это сон, вот сейчас проснусь и на улице вместо по-летнему палящего солнца закружит вьюга…

— Адептка Дэйла Кронд, тяните жребий, — вырвал меня из размышлений голос педагога, взглядом указывавшего на стоящий перед ним металлический ящик с отверстием в верхней части.

Сказано тянуть, тяну. Сунула руку в ящичек… пощупала дно, стенки. Ничего.

Подняла взгляд на педагога. Тот сложил руки на груди. Стоит. Молчит. Сверлит холодным взглядом серых глаз, уголки губ недовольно кривятся. Неприятный тип. Так и подмывает спросить: это что шутка такая что ли? Но возмутиться, я так и не решилась, уж больно застращали меня всевозможными карами.

Дело в том, что я новенькая, причём не только в ВУЗе, но и в этом мире. В общем… без часа сутки как я попаданка и этим все сказано. Как я здесь очутилась? Это отдельная история и знай я все наперёд возможно приложила бы все усилия лишь бы избежать этой участи. А может и нет. Не знаю. Всё так неоднозначно. Увы, прошлого, в любом случае, не воротишь.

Прежде я жила на Земле, с детства профессионально занималась лёгкой атлетикой. Даже стала призёром олимпийских игр! А потом… Потом была травма. Врачи разводили руками. Вердикт — профнепригодность. Трудно в один миг потерять ни только здоровье, но и работу, и почти полученный диплом института физической культуры. Кому я такая хорошая в инвалидном кресле была нужна? Даже место тренера уже не светило. Жить не хотелось.

Полгода прошли в унынии и попытках найти способ излечения. Ничего.

Смысл дальнейшей жизни был потерян, и вдруг… В канун Нового Года в двери моей квартиры позвонили. Уже привычно прокатилась в просторную прихожую, гадая: кого могло принести? Открываю, а там стоит какой-то странный тип, и выдаёт крамольное: «Я знаю, что вам не смогли помочь медики, но вопреки всем диагнозам могу поставить вас на ноги, — заявил гость. — Единственное что от вас требуется, это заключить вот этот договор…» Сказав это, визитёр протянул мне скреплённые обычным стиплером бумаги. Пробежала взглядом вполне стандартный договор, усмехнулась прочитав условия. В чудо, конечно же, не поверила, но подпись поставила. Зачем? Терять мне уже нечего, а там, больно уж условие смешное было: «после излечения…» Ага-ага, как же! Бегу на инвалидном кресле и падаю! Так вот, я поставила свою закорючку, чем подтвердила, что после излечения обязуюсь пройти дополнительную подготовку-обучение в каком-то там ВУЗе и выполнить некое задание. Какое? Тайна. Да и какая разница, если всё это изначально бред.

Вот только ожидало меня самое настоящее потрясение: каково это вдруг осознать, что иные миры существуют? Каково встать на ноги, когда надежда уже потеряна? Ну и к тому же… Как я только умом не тронулась, осознав, что излечили меня ни чем-то там, а самой настоящей магией, со всеми присущими ей спецэффектами, типа вспышек и тому подобного!

Ну а дальше понеслось: ВУЗ? Да, отправили учиться, как и обещали. На факультет… Не-е-ет, я его название выговорить пока не смогу, больно уж замудрённое, а по-свойски его называют — экстремального выживания. Не знаю, чему тут учить будут, но от сокурсников мне уже досталось, ещё те отморозки, теперь вот и педагог решил поизмываться, дурой выставив.

— Чего ждём? — интересуется он, вновь выдёргивая меня в эту нереальную реальность.

— Там ничего нет, — чувствуя себя полной идиоткой, отозвалась я.

По тренировочной площадке пронеслась волна шепотков и приглушённых смешков. На что я лишь бессильно скрипнула зубами.

— Адептка Кронд, не имеет смысла оттягивать неизбежное, показывайте: что там у вас? — повысил голос педагог.

Обида захлестнула с головой. Терпеть не могу несправедливые обвинения! Раньше держалась, хватало силы воли, без неё ведь ничего в жизни не добьёшься, а в спорте и тем более, но после той травмы во мне будто что-то сломалось. Вот и сейчас, непрошенные слёзы навернулись на глаза, а горло сжал спазм.

— Ну? — не унимался этот изверг.

— Но там же… — неожиданно жалобно начала я, но была грубо перебита:

— За попытку подменить результат жребия вас ждёт наказание, — жёстко произнёс педагог.

У меня всё внутри аж перевернулось от возмущения и обиды — что подменить?

— Но как? Я же…

— Тяните! — рявкнул он, явно теряя терпение.

Ну я и вытянула… В смысле — руку из ящика.  И вот же чудо! Откуда мне было знать, что результат жребия не надо искать на дне, что он сам появится в руке и надо было всего лишь запустить её, то бишь руку, в отверстие и вытащить наружу.

— Ну и что там у вас?

Я честно взглянула на невесть откуда появившийся у меня в ладошке листок бумаги. Ровные строчки незнакомых иероглифов на миг подёрнулись дымкой и наконец-то в сознании пробудилось понимание символов, слов…

— Лабиринт смерти… — выдохнула я, ощущая, что от одного названия выпавшего мне задания — мурашки по коже бегут.

— Пожалуй наказания не последует. Вы сами себя наказали, — усмехнулся педагог, окидывая меня каким-то удивлённым взглядом. — Встаньте в строй.

Я ожидала что кто-то ещё из студентов будет тянут жребий, но нет, сероглазый диктатор, по какому-то недоразумению оказавшийся педагогом, окинул взглядом выстроившуюся шеренгу парней и девушек, прищёлкнул пальцами и… Возле каждого из присутствующих, прямо из воздуха, материализовались какие-то люди. Кто они? Потенциальные противники? Или наоборот этакая группа поддержки? Жаль, что всё закрутилось слишком уж шустро, а до объяснений никто так и не снизошёл.

— Приготовились! — скомандовал педагог, он же тренер по главному профильному предмету — «выживание в экстремальных условиях безмагических пространств». — Пять… Четыре… — произносит, а я кошусь на коллег по несчастью, пытаясь понять, что же от нас требуется? — Три… — ребята подобрались, кто-то явно приготовился к низкому старту, кто-то схватился за рукояти мечей или кинжалов, кои и у меня были, но я опасалась их касаться, боясь пораниться. — Два… — тем временем продолжается отсчёт. — Старт!

Наверное, я должна была куда-то бежать? Но не успела даже понять — куда, как окружающее пространство подёрнулось туманной дымкой и…

— У-у-у… — только и смогла простонать, потирая ушибленное колено, которое ещё вчера утром вообще не действовало.

Опять магия, будь она не ладна! Интересно, я когда-нибудь смогу к этому привыкнуть? За неполные сутки пребывания в этом мире, насмотрелась на её проявления больше чем хотелось бы. С одной стороны, да, мне подлатали ноги, как собственно и обещали, что безусловно радует, уж слишком неприятно ощущать себя калекой в неполные двадцать два года. А с другой… Как-то неприятно играть роль пушечного мяса в мире меча и магии, потому что, несмотря на всю имевшуюся у меня до травмы физическую подготовку, я ни первым, ни вторым, то бишь ни мечом, ни магией не владею. Правда педагоги сегодня пытались доказать обратное, вот только не слишком успешно.

Мысли мыслями, оглянулась по сторонам, и едва не присвистнула. Просторная, метров двадцать в поперечнике пещера, через отверстие в своде внутрь проникает солнечный свет. Вот же она свобода, манит кусочком голубого неба, но… Недосягаемо высоко. Не добраться. А передо мною разверзся чёрный зев туннеля. Видимо туда и придётся идти. «Лабиринт смерти» — всплыло в памяти название выпавшего мне по жребию задания. Надеюсь, всё это не более чем магический морок, и мне не грозит остаться здесь на веки вечные, превратившись в какой-нибудь бесплотный дух или ещё что похуже.

Как мне всё же объяснили, местное население настолько привыкло полагаться на магию, что попадая в безмагическое пространство оказываются абсолютно беспомощными и беззащитными. Таких мест немного, и по своей воле ни один здравомыслящий человек туда не сунется, но если возникает такая необходимость, то для преодоления препятствий нанимают студентов и выпускников факультета экстремального выживания. Как несложно догадаться, учатся тут такие же как и я попаданцы из немагических миров. Вот и я, попала, так попала.

— Помочь? — заставил меня вздрогнуть приятный мужской баритон.

Я резко обернулась, и… Жадно сглотнула вмиг набежавшую слюну. Во время многочисленных перелётов и поездок, помнится прочитала немало всяких женских романчиков. Там, у героинь, вечно дыхание сбивалось от одного взгляда на представителя противоположного пола, как у них сердце едва не останавливалось, а потом, наоборот, начиная нестись вскачь и едва не выпрыгивало из груди, причём через глотку, а тело само тянулось навстречу мужчине, в желании воссоединиться так как матушка природа велела для продолжения рода… В общем, как это не ужасно, но я только что описала собственные ощущения.

Над моей распростёршейся тушкой возвышалось воплощение моих девичьих грёз. Да, что уж там? Судя по ощущениям в теле, это… Ни много ни мало невиданный мною прежде образчик самых сокровенных эротических фантазий. Понимаю, что сейчас не время и не место придаваться таким думам, но ничего с собой поделать не могу. Он ко мне руку протягивает, явно желая помочь, а я коснуться боюсь, ведь не сдержусь, накинусь сама будто, век мужика не видала. Прямо наваждение какое-то! Хотя… Почему будто? Век не век, конечно, но полгода минимум без мужика, и это видимо сказывается.

Лицо я оценила мельком, как и широкие плечи, и виднеющиеся из-под расстёгнутой рубахи мышечные пластины груди… Как можно не желать обладателя этих мускулистых ног? Не чрезмерно перекачанных, а именно таких, какие меня всегда привлекали. А они как назло обтянуты эластичными брюками. И не только они, но и то что повыше… Хм… Я невольно прикусила губу, пытаясь взять себя в руки и отвести взгляд. Какое там!

— Время идёт, — произносит, ничуть не смутившийся от столь пристального внимания мужчина.

— А? — встрепенулась я, наконец-то сумев поднять взгляд к его лицу, и… Тут же утонула в зелени глаз. — Это магия — да? — опять сглатывая, спрашиваю.

— Здесь безмагическое пространство, — отозвался мой идеал, и резко наклонившись вздёрнул меня на ноги. — Идти можете? Или мы тут останемся навеки?

Не знаю, пошутил ли он, но на меня эти слова подействовали более чем отрезвляюще. Нет, с одной стороны, я бы и не против с таким вот и навек, но с другой… Учитывая то, что мы находимся в месте под названием «лабиринт смерти», то чур меня чур, задерживаться тут.

— Да-да, — кивнула, стряхивая остатки охватившего сознание морока.

— Судя по поведению, вы новенькая, — с ноткой недовольства констатировал он.

Что тут скажешь? Прав он, и на недовольство, наверное, тоже право имеет. Но делать нечего, действительно надо идти, хоть и страшно, что уж тут скрывать? И в тоже время смешно — мне нужно защищать этого бугая? Мне? Пусть и не слабой, но всё же женщине? Наружу так и рвётся граничащий с истерикой смех.

Встряхнула головой, пытаясь сосредоточиться. Выбора мне никто не давал, а значит надо пытаться выполнить задание.

Повернулась в сторону туннеля, стараясь лишний раз не смотреть на будоражащего своим внешним видом спутника. Темно там. И что внутри нас ждёт неведомо. Холодный пот предательски струится по спине, но я делаю первый шаг, второй…

Солнечный свет остался позади. Как назло, с собой ни спичек, ни зажигалки, ни хотя бы первобытного огнива, и того нет. Проникающий из стартовой пещеры свет сначала помогал, а потом лишь мешать стал — образуя впереди мельтешение смутных теней, и попробуй разбери это наши или каких-нибудь тварей? А в том, что оные твари здесь имеются, я почему-то не сомневаюсь. Может и не за ближайшим поворотом, но где-то дальше — обязательно встретятся.

Стараюсь ступать бесшумно, но всё равно звуки шагов отражаются от стен. Благо хоть пол ровный пока что и я ни разу ни обо что не споткнулась. Поворот. Свет сюда уже не достигает. И с его исчезновением все чувства словно обостряются. Чудо, не иначе! Прежде ни за что бы не поверила, что такое возможно, но я буквально кожей ощущаю разделяющее меня и стены расстояние, а приглушённое эхо наших шагов даёт возможность оценить окружающее пространство: высоту сводов над головой, поворот туннеля. Несколько раз я даже останавливалась, проверяя свои теории. Тихонько попереступаю с ноги на ногу прислушиваясь, затем вытяну руку в одну сторону, в другую, если требуется сделаю несколько шагов, пока не достигну стены. Всё сходится! Эти неведомые доселе ощущения начинают пьянить, и я невольно прибавляю темп.

Оставшийся безымянным спутник молча идёт следом. И справляется он пока не хуже меня, по крайней мере я ни разу не услышала, чтобы он оступился или обо что-то запнулся, стены лбом вроде тоже не считает.

Постепенно первый азарт отошёл на второй план, и я уже интуитивно чувствуя окружающую среду, просто шла, нет-нет да погружаясь в собственные думы.

Спрашивается, что это на меня нашло там — в пещере? Мало я что ли красивых мужиков в жизни видела? Немало. Да и не только видела. Невинным ангелочком я не была. Тренировки, соревнования, это как ни крути всё стресс, а как его лучше всего снимать? Правильно — в постели, вернее, где получится, главное — с помощью секса. Но чтобы у меня вот так крышу сносило от одного только вида стоящего рядом мужика? Такого точно никогда не было, даже по-пьяни. Конечно же, такой способ расслабления как алкоголь, для спортсменов почти непозволительная роскошь, но что уж греха таить, бывало и такое — да.

Расслабилась я витая в облаках и отвлечённых думах, за что и поплатилась. Нет, никаких выскакивающих из-за углов монстров пока нам не встретилось, а вот тот самый угол… В смысле, не просто поворот, а именно угол между развилкой туннелей. В общем, встретила я его лбом со всей дури, в прямом смысле слова увидев звёздочки перед глазами и… Не только звёздочки! У меня словно ночное зрение проявилось. Стою на месте, смотрю вперёд и отчётливо вижу выщербленные стены, трещинки в сводах над головой. Не так как видела бы днём, скорее, как в сумерках, вот только все линии кажутся неимоверно чёткими, а цвета контрастными и насыщенными.

В шоке, зажмурилась даже, и головой потрясла. Эффект не пропал. Чудные дела…

— К-хм… — раздалось тихое покашливание из-за спины.

Ну да, идти же надо, время тикает. Вопрос — куда идти? Направо или налево? Это в книжках, фильмах, да сказках, у героев в таких ситуациях или прочная нить с собою окажется или верёвка длиннющая, а в жизни… Ничегошеньки у нас нет.

Решив, что стоять можно до бесконечности, по исконно женскому правилу пошла направо, после нескольких поворотов перед нами вновь появилась развилка, и я вновь свернула направо. Потом ещё пять раз туда же, и… очутилась в тупике.

Вернулась к последней развилке и по той же схеме изучила второй проход, вновь уткнувшись в тупик. И ещё раз, и ещё. Боясь сбиться, вернулась опять в первый обнаруженный мною тупичок, и от него отсчитала ранее проверенные. На очередном «перекрёстке» положила белый носовой платок на пол у входа в тот туннель откуда мы изначально пришли. И продолжила исследования.

Сколько мы тут кружим? Не знаю. Счёт времени я потеряла, одно радует — пока что ориентируюсь вполне уверенно, и вернуться обратно при необходимости смогу. А вот безмолвно топающий за мною мужик начинает раздражать. Вот не понимаю, зачем здесь я? Он и сам бы неплохо справился.

Пока я молча негодовала по поводу нелепости задания, за очередным поворотом слабо затеплился падающий откуда-то и почти рассеивающийся в пространстве лучик света, а вскоре, мы увидели выход из туннеля!

— Ура!!! — забыв о конспирации, воскликнула я, и как неуправляемое стадо бизонов помчалась к выходу.

М-да… Повезло, что мой спутник оказался довольно проворным, а надетая с утра кофточка-топ от студенческой униформы — прочной. Потому что, я была в прямом смысле этого слова — поймана как кутёнок за шкирку, в тот миг, когда едва не свалилась в разверзшуюся под ногами пропасть! Ещё и солнце ослепило после долгого пребывания в темноте.

— Осторожнее, — прошипел явно недовольный моим поведением спаситель.

Ну как бы — да, это я его спасть должна, но пока что всё выходит наоборот. Осторожно выглянула наружу, оказалось, что вдоль стены уходит куда-то в сторону узкий карниз. Не проверить куда он идёт, я просто-напросто не могла. И вот мы уже крадёмся по узкому, не шире чем в две-три ладони выступу. Вроде бы высоты никогда не боялась, но сейчас, стоит бросить взгляд вниз и как назло голова кружиться начинает, так и тянет сделать шаг в пропасть и полететь… Понимая, что с этими мыслями надо как-то бороться, зажмурилась, ползу на ощупь.

— Принято, адептка Дэйла Кронд, — едва не сделал меня заикой, раздавшийся из-за спины голос педагога. — Но по времени… Вам ещё работать и работать. А это первый уровень сложности!

— А сколько их всего? — наконец-то осмелившись открыть глаза, спрашиваю.

— Много, адептка, много, — отозвался он. — На сегодня вы свободны. Отдыхайте. И… — он как-то ехидно усмехнулся, окинув взглядом мою причёску. — На вашем месте, я посетил бы целителей. Синяки и шрамы дам не красят…

И только сейчас до меня дошло, что та встреча с углом вряд ли прошла бесследно. А напротив меня как назло стоит выпавший мне в спутники красавчик. И да, сейчас, когда я вновь могла его видеть, былое раздражение растаяло без следа, и… С превеликим опозданием пришло смущение.

Глава 2 Любопытные новости

После длительной прогулки по кромешной тьме, где каким-то чудом у меня открылось ночное зрение, солнечный свет неимоверно режет глаза. Ещё и в животе урчит от голода, а столовую ещё поискать придётся. Так уж вышло, что вчера мне еду приносили в палату, а утром, прямо из целительского корпуса я попала на какую-то теоретическую лекцию, где почти ничего не поняла, зато сполна натерпелась насмешек со стороны однокурсников, потешавшихся над моим неподобающим видом, а потом эта злосчастная практика с блужданиями по лабиринтам…

Стоит заметить, все без исключения девушки, присутствовавшие на первой лекции, в отличие от меня были с собранными в хвосты, косы или пучки волосами и в брюках. Собственно, на практике-то я и поняла, что ходить на занятия в юбочке непозволительная роскошь для студенток факультета экстремального выживания. Получается я ещё легко отделалась сегодня на практике, а если бы пришлось бегать и прыгать через препятствия?

Мысли мыслями, а желудок выдаёт серенады. Благо пока не слишком громкие. Пойти бы в столовую, но не хочется радовать однокурсников своим расписным лицом, а значит, придётся прислушаться к совету педагога и наведаться в целительский корпус. Благо я представляю, где его искать, все же именно оттуда началось моё знакомство с академией.

Местная обитель лекарей, представляющая собой скромное, лишённое какого-либо декора, двухэтажное здание, располагалась в отдалении от академической суеты — в небольшом скверике позади административного здания. Иду. Солнце припекает. Глаза до сих пор немного слезятся, так и не привыкнув к яркому дневному свету. В тени деревьев стало немного легче, прохладнее. Вот уж передо мною вход в целительский корпус, едва приоткрываю дверь и замираю.

— Дайте мне это проклятое зелье, — доносится до боли знакомый голос… Моего недавнего спутника.

— Миор Виратье, я настоятельно рекомендую вам воздержаться от чрезмерного употребления «Гаратеи», — отвечает ему приятный женский голос.

Миор… Так кажется в этом мире обращаются к титулованным мужчинам. Значит, зовут его Виратье. Интересно это имя или фамилия? Не суть, главное, теперь я хоть что-то знаю о своём спутнике.

— Настаивайте на здоровье, но дайте… У меня совершенно нет времени на то, чтобы ехать за зельем в город из-за вашего упрямства.

— Поймите же, это не упрямство, — на удивление спокойно отозвалась женщина. — Вы просто не желаете понимать, что привыкаете к зелью.

Хм… Он пристрастился к чему-то. Надо будет порыться в библиотеке и выяснить, что это за «Гаратея»? Надеюсь не наркотик какой-нибудь, а то как-то не радует перспектива дальнейших хождений по лабиринтах в обществе, пусть хоть сто раз обаятельного, но наркозависимого мужика.

— Лучше будет, если я не справлюсь с заданием Его Величества?

Ух ты! Этот невесть от чего зависимый красавчик выполняет задания самого короля? Или императора? Интересно, кто у них тут Величеством зовётся?

— Лучше будет, если вы научитесь самостоятельно бороться со своей фобией.

— Не говорите о том, чего не знаете! — слишком уж эмоционально почти прорычал мужчина, заставив меня сделать шаг назад и тихонько притворить за собою дверь.

Вот спрашивается, что на него нашло? Ведёт себя действительно как наркоман, которому дозу не дают. И что теперь делать? Войти, сделав вид, что ничегошеньки не слышала? Или уйти? Опять же: куда? В общагу или столовую с разбитым лбом соваться не хочется. Можно наведаться в библиотеку, мне всё равно учебники получать, ну и заодно поискать информацию об этой «Гаратее», но есть хочется…

Решить ничего я не успела — резко распахнулась дверь и на пороге целительского корпуса возник зеленоглазый красавчик. Эх… В свете солнечного дня он чудо как хорош! Вот только объект моих размышлений явно не отвечал взаимностью на мои симпатии: окинул странным, едва ли не брезгливым взглядом и не сказав ни слова, быстрой походкой удалился прочь. Смотрю ему вслед, а у самой опять слёзы на глаза наворачиваются. Чувствую себя оплёванной. Что я ему сделала? Чем заслужила такое отношение?

— Ты что-то хотела, девочка? — раздался из-за спины голос недавно спорившей с Виратье женщины.

Я обернулась. Сквозь пелену слёз рассмотрела невысокую худощавую лекаршу лет сорока на вид. Голубые глаза излучают тепло, на губах играет мягкая улыбка. Светлые волосы убраны под белоснежную косыночку, только одинокая прядь выбилась наружу.

— Ох ты ж горе какое! — всплеснула руками та, заметив моё заплаканное и местами подбитое лицо. — Да что ж мы стоим-то? Ты проходи, проходи… — ласково обнимая меня за плечи, произнесла она. — Сейчас всё подправим и даже следа не останется, нашла о чём плакать, красавица… — причитает, усаживая меня на кушетку прямо в приёмной зале. — Ты посиди тут, сейчас я всё принесу, — добавляет и скрывается за одной из дверей.

Сказано сидеть — сижу. Тишина. Слышно, как случайно залетевший с улицы мотылёк бьётся о стекло, пытаясь вырваться на волю. А в остальном, ничего нового в этом помещении не появилось. Просторное, квадратов тридцать, выложенный белым камнем пол, выкрашенные светло-салатной краской стены, белоснежный потолок метров пять высотой, огромные окна. Из мебели — несколько кресел, диванчик, пара кушеток и невысокие столики возле каждого «посадочного места». Несмотря на небогатую обстановку, зал пустым не кажется, на стенах развешены кашпо с цветами, на полу кадки с какими-то деревцами и кустарниками. Создаётся ощущение, будто находишься в этакой стерильной оранжерее.

Тихо скрипнула дверь, извещая о возвращении целительницы.

— Не заскучала, милая? — интересуется, и не дожидаясь ответа на риторический вопрос, продолжает щебетать: — Вот мы сейчас ранку промоем… Ты главное не волнуйся, это совсем не больно. Можно конечно и сразу магией, но могут следы остаться. Они нам разве нужны? Конечно же не нужны! А потом мазью специальной обработаем, чтобы продезинфицировать… И ещё одной, чтобы всё затянулось… Красавицей будешь, ещё кавалеров отгонять придётся…

Знахарка кружит вокруг меня, аккуратно обрабатывая ранку и не переставая что-то говорить успокаивающим тоном. От мягкости её голоса, осторожных прикосновений на душе одновременно становится теплее, и в тоже время былые обиды начинают рваться наружу. А ещё страх появляется: вдруг всё это не взаправду? Вдруг это не более чем сон, и я вскоре проснусь, оставшись прикованной к инвалидному креслу? В таких думах, под негромкое щебетание целительницы, я не заметила, как разрыдалась.

В итоге, в столовую я в этот день так и не пошла. Литэ Каталина, как оказалось звали лекаршу, меня и выслушала, и пожалела, и подлечила, после чего накормила и поспать уложила средь бела дня. Проснулась я ближе к вечеру, ощущая себя здоровой, бодрой, и даже счастливой. Одно то, что выговорилось, уже немало значило, вот только о моей странной реакции на зеленоглазого не стала рассказывать, это совсем уж личное.

— Ты заходи если, что, — провожая меня до дверей целительского корпуса, напутствовала Каталина. — Я здесь живу, так что всегда застать сможешь.

— Неудобно отвлекать вас, — смущённо произношу.

— Ой, да брось! У нас посетителей не так уж и много, — улыбнулась она в ответ. — Чаю попьём с травками, — подмигивает. — А теперь, беги!

Забавно, но за вчерашний день я Каталину даже не выделила среди толпы крутившихся вокруг меня людей. Утром меня провожала на занятия какая-то молоденькая девчушка, явно практикантка. А вот сегодня днём, моя новая знакомая оказалась здесь одна-одинёшенька. Случайность? Как бы оно ни было, я рада тому обстоятельству, что познакомилась с этой милой женщиной. Жаль только о том визитёре, что приходил к ней прямо передо мной, она так ничего и не поведала. На все вопросы отводила взгляд, и тут же меняла тему беседы, чем ещё больше распалила мой интерес.

Глава 3 Хранитель храма знаний

К тому моменту, когда вышла из целительского корпуса на улице уже смеркалось, и дневной зной сменила вечерняя прохлада. Вдохнула полной грудью напоённый ароматами трав воздух и направилась к библиотеке. Благо знала где её искать, спасибо новой знакомой, немало рассказавшей о жизни в академии, её педагогах, графике занятий, ну и конечно же о расположении основных корпусов.

Так, вспоминая визит к знахарке и наслаждаясь прогулкой, неспешно добрела до стоящего в отдалении от прочих корпусов высокого, хоть и одноэтажного здания, где располагалась библиотека. В окнах темно, то ли шторы плотные, то ли уже закрыто. Напуганная последней мыслью прибавила скорости, будто от этого что-то может измениться. Подлетела к дверям, потянула за ручку и с облегчением выдохнула — открыто!

Вхожу внутрь, огромное, уставленное бесконечными рядами стеллажей помещение тонет в полумраке, лишь кое-где в воздухе висят слабо мерцая магические шары, используемые для освещения и именуемые здесь плярисами. На переднем плане стол-конторка, шкафчик с выдвигающимися ящичками, очевидно картотека. И ни одной живой души в поле зрения.

Подошла поближе и заметила на столике библиотекаря звоночек. Такой иногда в старинных фильмах показывали: два полых металлических полушария, соединённых между собою чем-то невидимым с этого ракурса, а сверху что-то типа рукояти, на которую надо видимо нажимать. Ну я и нажала, ожидая не самое музыкальное бряцанье металла о металл. Тут же, по помещению разнёсся отнюдь не механический, неожиданно мелодичный звук.

— Кто пожаловал? — поинтересовался вынырнувший из-за стеллажа невысокий и очень уж пожилой человек, чем-то отдалённо на кого-то похожий. Кого-то хорошо знакомого, из той, прошлой — Земной жизни, вот только на кого? — О-о-о, — окидывая меня взглядом с головы до ног произносит и добавляет: — Новенькая.

Что тут сказать в ответ? Киваю. И мне показалось, будто и в его глазах промелькнуло узнавание и какая-то скрытая радость? Бр-р-р… Ну и бред. Чего только не причудится порой!

— Книжки стало быть надобны? — произносит, кивая каким-то своим мыслям. — Стой. Стой! Не говори… Дай-ка, угадаю? Экстремалка?

Прозвучало, мягко говоря, странно, но факт остаётся фактом — он угадал… Или знал. Да, наверняка, сотрудники учебной части уже поставили его в известность о появлении новой адептки.

— Не забивай себе голову, — тем временем доставая новенький формуляр, усмехается дедок. — Здесь, разве что глухой да немой о твоём появлении не судачит. Вот заполни.

— Почему? — интересуюсь, принимая из его рук ручку и бланк.

Я искренне не понимаю — чем вызвала столь пристальный интерес, ведь насколько мне известно, все студенты моего факультета — попаданцы. И вот же беда бедовая, легко сказать — «заполни», текст я ещё хоть как-то понимаю, пусть и несколько заторможено, а писать-то как?

— А тебе ещё не объяснили? — воззрился на меня старик.

— У-у, — помотала головой я, гадая: что ещё за сюрпризы меня ждут?

Заметив мои терзания, добавил:

— Вот, потренируйся, — говорит, протягивая лист бумаги. — Просто не напрягай голову и пиши. Всё само собой получится.

Ну я и попыталась вывести: «Дэйла Кронд». Проблема ведь не только в том, что языка здешнего практически не знаю. Маги что-то намагичили, и говорить на местном наречии я теперь могу, и со слуха информацию воспринимаю на лету, ну если не брать в расчёт ту, больно уж замудрённую лекцию, на которой присутствовала сегодня утром. Читаю с задержкой, но хоть так, а вот писать…

И беда не только в неумении. Руками писать я ещё дома почти разучилась, ведь вечно общение сводилось к переписке с помощью разнообразных гаджетов или голосовой связи, разве что подпись ставила, это да — было. А тут ещё и непривычная для меня ручка, что-то сродни чернильного пера: толстое основание никак не укладывается в пальцах, ещё и кончик пера цепляется, противно шкрябает по бумаге, оставляя отнюдь не живописные кракозябры. Кто-то такими ручками шикарные закорючки выводить умеет, кто-то карябает как курица лапой. Я, явно отношусь ко вторым.

— Не робей, пиши, — подбодрил меня старик. — Не ты первая в такой ситуации оказалась.

— Так чем же я привлекла внимание? — интересуюсь, приноравливаясь к ручке, и для начала просто выводя всякие зигзаги и закорючки на выделенном мне листочке бумаге.

— Из твоего мира нам крайне редко кто-то подходит, — говорит. — Слишком консервативные, слишком расслабившиеся в условиях технически развитого мира. От них толку ровно столько, сколько и от местных. Зато, такие редкие исключения как ты, зачастую оказываются гораздо живучее и сильнее своих коллег. Потому что стать иным, не таким как все, в неприспособленном для этого мире, может только человек имеющий железный внутренний стержень и умеющий стремиться к поставленной перед собой цели.

— Однако, — усмехнулась я, выводя очередную загогулинку.

Радоваться ли этому обстоятельству? Тому что попала сюда? Или, вернее сказать, тому что некогда выработала в себе способность добиваться поставленной цели, благодаря чему я тут. За сам факт того, что вновь могу крепко стоять на своих двоих, я безусловно благодарна. Но как известно бесплатный сыр бывает только в мышеловке. И это настораживает. Однозначно где-то есть подводные камни, просто я их пока не вижу, и не могу оценить масштабов трагедии. Хотя… Одно только название выпавшего мне по жребию задания чего стоит — «лабиринт смерти»! Не придёт ли тот день, когда я пожалею о том, что не осталась никому не нужной калекой на Земле?

— Скажи, что я не прав? — наблюдая за моими стараниями в области каллиграфии, произносит библиотекарь.

Смысл отнекиваться? Кивнула, ведь старик угадал, всё так и было, чего уж тут юлить?

— Даже любопытно, чем же ты отличилась у себя? — произносит, но по интонации чувствуется — именно это его как раз и не интересует. Но спрашивает, вопрос: зачем?

— Спорт… — я запнулась, не объяснять же ему, что для меня спорт был всем, что я многого добилась. — Спортсменкой была, — с тоской вздыхаю, вспоминая некогда напророченные мне перспективы, рухнувшие в бездну в краткий миг неудачного падения.

— Ну-ну, ты ещё плохое помяни! — неожиданно бодро воскликнул библиотекарь, будто успел прочитать мои невесёлые думы и решил взбодрить. — Знаю, в каком виде тебя к нам притащили, — произносит, доставая из-под столешницы стопки учебников. — Вот, я тут тебе приготовил, — говорит, подтверждая моё предположение о том, что всё он знал заранее, и моего визита ждал, а предыдущие вопросы задавал больше для проформы.

Припомнились читанные-перечитанные на протяжении последних шести месяцев, там, на Земле, книжки про пападанок в магические академии. В тех историях, библиотекари вечно являли собой этакие кладези полезной информации. Заметив, что старик, завершив выкладку книг, уже с увлечённым видом копается в каких-то бумагах, а разговор, того и гляди зачахнет на самом интересном месте, решила не отступать от канонов жанра, и уточнила:

— Есть ведь и ещё что-то, что мне не мешало бы знать, да?

— А ты как думала? — усмехается, сверкая неестественно белоснежными для своего почтенного возраста зубами. — Есть… Как же не быть?

— И? — поторопила его я, сгорая от любопытства.

— Ну, вот тебе и — «и», — усмехается, и как-то совсем не по-стариковски взъерошивает пятернёй свои седые волосы. — Тебе задание выпало, коего все студенты и выпускники боялись больше смерти.

— Даже так?

— Лабиринты смерти… — поджав губы произносит, будто я могла забыть столь многообещающее название моего задания. — Туда никто уже почитай лет триста как не спускался. Это не просто лабиринт, он не в плоскости располагается, а уходит несметным количеством ярусов вглубь.

— И что там? — интересуюсь.

— Кто бы знал? — усмехается. — Несколько десятков уровней изучено почти вдоль и поперёк, — говорит. — Их симулировали, чтобы такие как ты могли проходить тренировочные тесты: на скорость, смекалку, заодно, раскрывают немагические, дремавшие доселе способности.

— Понятно, а после этих нескольких десятков ярусов что?

— А не знает никто. Вернее, те кто знал, не вернулся.

— На кой они вообще кому-то нужны? В смысле кто построил, и зачем туда стремятся попасть?

— Это долгая история… — взглянув на весящие над дверью настенные часы, покачал головой библиотекарь.

— Вы спешите? — разочарованно произношу.

— Я-то, нет, а тебе готовиться надо к занятиям. Не дело это, с самого начала отставать, ты и так много пропустила. Другие-то уже больше месяца как тут, — взялся отчитывать меня библиотекарь, и опять в этом почудилось нечто такое знакомое, такое родное… Но тут и гадать нечего, у всех в школьную пору бывали подобные нагоняи от родных. Но то родные, а он?

— Может есть какие-нибудь книги, по которым всё ускоренно наверстать можно? Ну не те, что по учебной программе выдают, а…

— Всё бы вам как побыстрее да попроще, — вздохнул старик, и направился куда-то вглубь зала.

Стою. Жду. Переминаюсь с ноги на ногу. Пять минут прошло. Десять. Пятнадцать. Учебники полистала. Уже и заволноваться успела — вдруг он ушёл, дав понять, что разговор окончен, а я стою, и попусту время теряю?

— Ау? — крикнула, искренне сожалея, что имени этого довольно разговорчивого старичка, так и не узнала.

Ответом послужила тишина.

Простояла ещё минут пять, и с чувством осознания собственной глупости, подхватила не столь уж великую стопку учебников и поплелась к выходу. Протянула уже руку к двери, и… Едва не выронила свою ношу.

— Ну и куда припустила? — раздался из-за спины показавшийся неожиданно громким, голос библиотекаря.

Глупо хлопаю глазами и не знаю, что ответить. Вот и что он теперь обо мне думает? Сама же просила, и не дождалась. Но с другой стороны, он тоже хорош. Ушёл, ни слова не сказав, что я должна была думать?

— Завязывай уже с самокопаниями, — произносит, кивая в сторону своего рабочего стола, где одиноко лежат несколько книг. — И почему ты как дикарка книги таскаешь?

— В смысле? — опешила я от такого заявления.

— Тебя в общежитии на смех поднимут, если вот в таком виде увидят, — говорит, взглядом окидывая мою ношу.

— Но как же? За что?

— Положи ты их уже, упрямое создание, — поджав губы, приказал библиотекарь. — И смотри.

Ну сказано смотреть, смотрю, а он не знаю уж, заклинанием ли каким-то или силой мысли, приподнял всю стопку в воздух перенёс к другому концу стола, и там аккуратненько положил. И всё это, не касаясь руками!

— Я же не маг! — расстроенно выпалила, ощущая, как опять на глаза глупо наворачиваются слёзы обиды.

Вот зачем он так? Ведь знает же, что я из немагического мира!

— Все люди маги, просто не все миры могут дать им возможность для раскрытия своего потенциала, — тоном педагога произнёс старик. — И нечего мне здесь сырость разводить. В библиотеке не место для слёз, — добавляет, а у меня пуще прежнего ручьи уже текут и в носу защипало так, что от души шмыгнуть хочется. — Ну, что же ты так, а? — кажется расстроился библиотекарь. — Я же тебя не ругаю. Не умеешь? Давай учиться.

— Угу, — буркнула я, смаргивая застившую обзор влагу.

— Посмотри для начала на одну, верхнюю в стопке книгу, — говорит.

Вытерла рукавом слёзы, и с немалой долей скепсиса выполнила требование.

— Сосредоточься, — произносит. — Попытайся почувствовать не руками, а вот так смотря на предмет, где начинается его твёрдая часть, к примеру обложка. Ощути границы, которыми можно очертить этот фрагмент объекта.

Тужусь до головной боли, не совсем понимая, как это ощутить не трогая. И хоть убейте ничегошеньки не чувствую. Передо мною картинка, пусть и трёхмерная, но не более того. Понимаю, что если коснусь рукой, то смогу и открыть книгу, и поднять, но как без рук-то это сделать?!

— Не зацикливайся на вбитых в голову правилах и догмах, не взвешивай реальность или нереальность тех или иных действий. Отрешись от всех мыслей. Позднее тебе это уже не понадобится, а для первого раза — нужно. Представь, что ты… Хм… Или малое неразумное дитя, или полная дурочка. В общем некто, кто не ведает границ возможного, чей разум не зашорен условностями.

Легко сказать — представь! А как, если за спиною неполные двадцать два года жизни? Вот кем-кем, а ребёнком почувствовать себя точно не смогу. А дурочкой… Это в принципе неприятно, но сложность не в восприятии. Одно дело прикинуться, в той или иной ситуации, но именно ощутить себя таковой? Мне что надо слюни начать пускать? Или как? Мозг-то всё равно при мне останется. И все внутренние блоки вместе с ним. Но тужусь, вылупляю глаза из орбит, пыхтеть уже начала, а в голове бьётся упрямая мысль: я не маг, мне не дано.

— Да уж, — вздыхает старик. — Тяжёлый случай. Ну что мне тебя магией лупить, чтобы хоть на время мозгов лишилась?

— Что?! — воззрилась на него я.

— То! — отозвался он. — Поверь, лучше уж я и здесь, без свидетелей, чем сначала куча усмешек, а потом прилюдный позор на практике.

Хороши перспективы, ничего не скажешь.

— А более гуманного способа нет?

— Увы, — разводит руками, а в следующее мгновение, в мою сторону уже летит нечто серовато туманное, явно не сулящее ничего хорошего моей бренной тушке.

Тело отреагировало само по себе. Нет, никаких магических блоков естественно я не выставила, но с учётом размера туманности, на интуитивном уровне успела уйти в сторону перекатом, вмиг очутившись вне зоны действия магии. Не думаю, что меня хотят убить, но вдруг он по старости лет силу не рассчитает? Как-то не хочется в полную дуру превратиться на веки вечные. Стоило ли уходить из одного мира в другой, обрести возможность ходить, чтобы лишиться разума?

— С реакцией всё хорошо, — усмехаясь, констатирует старик. — Но это не поможет, — произносит, и бросает беглый взгляд в сторону двери, откуда тут же доносится звук запираемого засова.

И снова в меня что-то летит. Уворот. И опять. И ещё раз. И ещё. Снова.

— Открой книгу! — приказ и очередной сгусток магии несётся в мою сторону, но я оказываюсь шустрее. — Подними!

Атаки продолжаются, перемежаясь приказами. Поначалу я хоть взгляды нет-нет да бросала на стопку книг, а теперь боюсь отвлекаться. Удар. Уворот. Ещё один. Перекат. Сколько всё это продолжается? Пятнадцать минут? Час? Вся ночь уже позади? Не знаю. Часы висят над входной дверью, но отвлечься и глянуть на них боязно. Дыхание уже сбилось. Голова начинает кружиться. Приказ. Удар. Уход от снаряда. И ещё раз, и… Много-много раз!

В какой-то миг словно второе дыхание открывается, время растягивается, давая возможность оценить ситуацию и среагировать. Удар. Ещё. Пока что удаётся уходить от атак настырного старикана. И вдруг, словно заряд кончился. Перед глазами всё начинает плыть от переутомления. Ещё бы, столько носиться как зайцу, тут кто угодно выдохнется.

— Подними! — очередной приказ.

И меня охватывает гнев — сколько можно уже измываться?! Тут же восприятие окружающего пространства меняется. Всё что было картинкой будто обретает физически ощутимый даже на расстоянии объём, но это я констатирую лишь краем измученного сознания, и со злости швыряю в старика всю стопку книг.

— Наконец-то! — довольно произносит он, и устало опускается на стул. — Совсем загоняла меня, егоза, — говорит, а я понимая, что бить меня больше не будут безвольно опускаюсь на пол.

Кто кого гонял-то? Это я носилась как ужаленная, он-то с места не сходил! А теперь ещё и обвиняет… Стоп.

— Что? — растерянно смотрю на рассыпавшиеся по полу книги, ощущая, что скулы сводит и челюсти так дрожат, и невольно сжимаются так, что аж зубы скрипят. — Э-это… Это… Я?..

— Ну не я же, — хрипловато отозвался он. — Ты ещё и берсеркера в себе открыла.

— К-кого?..

— Когда силы почти на исходе, ты ускоряешься на некоторое время, если бы ты сражалась в этот миг магией или клинками, то мощность ударов многократно возросла бы, — тихо поясняет. — Редкое и безумно полезное умение, но за ним следует очень тяжёлый откат.

Сижу. Слушаю. Всё тело пробивает то мелкая, то крупная дрожь. Мышцы все стонут от минувшего перенапряжения. Но я вспоминаю минувший бой. Вернее, спринтерский забег с препятствиями. И, да, констатирую, что старик прав. Всё это реально было, но как это сознательно включить? Или оно само собой только работает и активируется по неведомому принципу? И… Я всё же кинула в него книги! Всю стопку! Как? Не знаю. Просто разозлилась. И…

Бог мой, как же мне плохо. Кажется, хуже, чем когда-либо. Даже тогда, став инвалидом, там, на Земле, у меня не тело болело — душа, а сейчас… Каждая клеточка организма воет от боли. Что он там говорил про…

— Откат?.. — не без труда переспрашиваю вслух, немалым усилием воли разжимая подрагивающие от не отпускающего напряжения челюсти.

— Откат, — подтверждает старик. — Ты израсходовала и перерасходовала свои внутренние резервы, но… Поверь, это может спасти в критической ситуации.

Ага, или убить. Даже если я сама сейчас не подохну от боли, то добить меня даже дитя малое сможет.

— Рецепта… От… Отката… Нет?..

— Есть, — усмехается, и как-то подозрительно быстро добавляет: — Но я тебе тут не помощник.

— Ж-жалко… Что ли… Помочь?..

— Эм… Как бы это помягче сказать, девочка… Вот, ты там у себя спортом говоришь занималась. А чем напряжение снимала после особо усиленных тренировок?

— Эм-м… — только и смогла промямлить я, ощущая что краснею, а перед глазами возникают мучавшие меня на протяжении последнего полугодия картинки, вернее, воспоминания, неизменно являющиеся ко мне под утро, и не позволявшие позабыть как именно ранее я снимала стрессы.

— Вот тебе и эм-м… — кивнул прекрасно всё понявший старик. — На сегодня, думаю, хватит? И прекращай пол протирать, он у меня и так чистый. Так что вставай, поднимай книги и дуй в общежитие! — приказывает. — Придёшь в себя, заходи. Пообщаемся.

Легко сказать — вставай! Но, он прав, не оставаться же на ночь на полу. Кряхтя и приглушённо матерясь, кое-как приняла вертикальное положение. Представила себе, что вот сейчас возьму в руки книги, и от одной мысли чуть не взвыла от вмиг ожившей во всех мышцах боли, которая и так-то не отпускала ещё, а потом…

Вот же чудо: едва взглянула на стопку книг, которую библиотекарь не просто собрал и водрузил вновь на стол, но и добавил к ним несколько позднее принесённых талмудов. В общем, смотрю на них и будто ощущаю их плотность, объём, и в некоторой степени даже тяжесть, хоть и не столь явно, как чувствовала бы касаясь руками, и в тоже время неестественно всесторонне!

— Можешь, если хочешь, — констатирует библиотекарь, и я одновременно с первыми нотками моего внутреннего ликования при виде оторвавшихся от стола, и плывущих в моем направлении книг, отчётливо слышу звук отодвигаемого засова.

— А… — замерла я уже возле самых дверей.

— Что ещё, неугомонная? — поинтересовался библиотекарь.

— Как вас зовут?

— ХЗ…

— Что?! — переспрашиваю, решив, что ослышалась.

— Хранитель Храма Знаний, — пояснил тот. — Но чаще сохраняют до Хранителя Знаний или просто ХЗ. Другого имени у меня уже почитай полтысячелетия как нету, — говорит.

Я, с трудом переставляя ноги, в шоке выхожу на улицу, с наслаждением ощущая, как освежающе прохладный ночной ветер остужает горящие от минувшего перенапряжения мышцы. И да, я в восторге, несмотря на боль во всём теле, ведь книги же несу, и особо-то не напрягаюсь по этому поводу! Блин… Вот кто бы мне раньше такое сказал — ни за что бы не поверила! Я — маг!!!

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям