0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 2. Хроники одной любви (эл. книги) » Отрывок из книги «Тринадцатый мир. Хроники одной любви (#2)»

Отрывок из книги «Тринадцатый мир. Хроники одной любви (#2)»

Автор: Эльба Ирина и Осинская Татьяна

Исключительными правами на произведение «Тринадцатый мир. Хроники одной любви (#2)» обладает автор — Эльба Ирина и Осинская Татьяна . Copyright © Эльба Ирина и Осинская Татьяна

Запись вторая. Гонки

«Ничто так не снимает нервное напряжение команды,

как спортивный азарт, помноженный на денежные ставки».

Из бортового журнала «Кочевника»

 

– Это сложно описать, лучше увидеть самому, – уже стоя в кабине, мужчина заключил меня в кольцо рук и положил подбородок на макушку. – А еще лучше – попробовать.

Вот интриган, ну почему нельзя сразу все рассказать? И чем не способ скрасить время до пункта назначения? Хотя самой себе я могла признаться, что молчание в компании капитана было ничуть не тягостным. Оно окутывало уютной тишиной и бархатными лапками гладило по спине… Хотя лапки, все же, были капитанскими.

Ехать и идти пришлось не очень далеко. Таил эр Тэро привел меня в один из грузовых шлюзов. Здесь же находилось достаточно большое число различных техников, пилотов, безопасников и представителей других служб, которых я сходу определить не смогла. Все они суетились, спешили, что-то кричали. Тут царила атмосфера всеобщего оживления и азарта. Учитывая достаточно позднее время – по установленным условным суткам на звездолет опускалась ночь – такое оживление было совершенно непонятно.

– Конечно, я предполагала, что работа на «Кочевнике» ведется круглосуточно, но не думала, что в привычное ночное время суток в таком же объеме, как и в дневное.

Удивленный взгляд заскользил по присутствующим, и тут я решила прояснить обстановку при помощи дара. Прикрыв глаза, перенастроила зрение и взглянула на мир по-новому. Воздух был до отказа пропитан яркими эмоциями: ожидание, волнение, предвкушение. И ярче всех горел азарт. Энергопотоки искрились в местах пересечения и я поспешно тряхнула головой, возвращаясь в нормальное состояние.

Капитан никак не отреагировал на мои слова, молча взял за руку и повел к противоположному краю ангара, где располагалась странная металлическая конструкция, отдаленно напоминающая трибуны. Мы искусно лавировали между людьми и машинами, при том, если первые носились хаотично со скоростью испуганного таракана, то вторые преимущественно стояли на приколе в виде звездных катеров, роботов-погрузчиков и прочей автотехнической ерунды.

Перестав пугаться того, что в кого-нибудь врежусь, я успокоилась и смогла внимательнее рассмотреть мельтешащих перед глазами работников. Большая часть встречных сходу узнавала капитана и уходила с траектории его движения, так что нам приходилось обходить только зазевавшиеся «препятствия».

В рекордные сроки достигнув сомнительной конструкции мы, к моему безмерному удивлению, стали на нее забираться. А так как нашему примеру последовали и другие, я уверилась в том, что это действительно – трибуны. Такие хлипкие, несуразные и опасно-высокие. Как мужчина, воспитанный в лучших традициях имперского двора, капитан пропустил меня на лестницу первой, а сам поднимался на пару шагов ниже, готовый в любую минуту подхватить падающее на него тело. Во всяком случае, я на это очень рассчитывала. Слишком узким был крутой подъем, огороженный с двух сторон трубами, должными изображать перила. Только на втором повороте я поняла, что от ходьбы моя юбка довольно сильно колышется. Притормозив, я оглянулась назад и застыла от возмущения. У подножия лестницы столпились какие-то работяги и, задрав головы, ждали, когда я поднимусь, жадно рассматривая открывающийся при ходьбе вид. Благо видимая насквозь конструкция это позволяла. Капитан же, вместо того чтобы предотвратить безобразие, отмахнулся от задевшей его по лицу юбки, и посмотрел на меня совершенно невинными глазами.

– Не хотите ли пройти вперед, таил эр Тэро? – ядовито поинтересовалась я, надеясь, что глаза мои источают достаточное количество громов и молний, чтобы капитан осознал, как был неправ.

– Не хочу, так как в этом случае ваш тыл останется совсем без прикрытия.

Еще раз окинув окрестности критическим взглядом, уделив особое внимание толпе, в данный момент активно изучающей свои ботинки, я пришла к выводу, что капитан как всегда прав. Но давать повод для подглядывания за собой и дальше я не собиралась. Подхватив подол довольно свободной юбки, я с одной стороны плотно прижала ее к бедрам, а с другой «излишки» ткани перехватила над коленями так, чтобы и ходьбе не мешало, но и не оголяло ножки сверх необходимого. Эх, знать бы заранее, что попаду в такую ситуацию, надела бы прабабкины панталончики, дабы обломать этих вуайеристов-любителей.

Дальнейший подъем проходил значительно медленнее. Во-первых, изображать из себя высокородную тэиру императорской свиты с утонченными манерами было непривычно. Во-вторых, с каждым новым пролетом все сильнее захватывало дух, а то, что держалась я всего одной рукой, делало меня еще более неустойчивой.

Когда лестница закончилась на небольшой площадке, меня уже изрядно шатало, и кружилась голова. Не отпуская перил, которые плавно огибали трибуну по периметру, я прошла немного вперед и остановилась. Держать юбку уже смысла не было, поэтому я обеими руками вцепилась в хлипкое ограждение, боясь посмотреть вниз. Ветра здесь естественно не наблюдалось, но шум от царящей внизу неразберихи долетал преотлично.

Как бы не злилась я на капитана, но когда его горячие ладони легли на мои предплечья, а затем спустились и накрыли судорожно сжатые пальцы, я была ему благодарна. Почувствовав за спиной надежную опору, я смогла расслабиться, и не думая больше ни о чем прислонилась к мужской груди.

Ну вот, теперь можно и вниз посмотреть. Хочется, наконец-то, понять, что там происходит и отчего такой ажиотаж.

Открывшаяся картина впечатляла. Я и не думала, что мы ТАК высоко поднялись. Грузовой шлюз был как на ладони. У двух боковых стен стояли на приколе звездные катера. Различные технические устройства располагались в дальней от нас стороне. А все свободное пространство было забито персоналом: землянами, сатурианами, нолками, терианами. Мне даже показалось, что я видела парочку меркуриан и одного уранца. Понаблюдав еще немного, я наконец-то определила виновников суеты, но пока все равно не разобралась в чем дело. Напротив нас в два ряда стояло шесть непонятных устройств, а около них позировали люди в комбинезонах и шлемах. Несмотря на расстояние, я смогла выделить двух женщин: плотно облегающий материал однозначно демонстрировал округлые признаки половой принадлежности. На остальных позерах одежда больше походила на рабочую униформу для выхода в открытый космос. Единственное что объединяло всех шестерых – широкие фосфоресцирующие повязки на правой руке с эмблемами.

– Кажется, я догадалась, что здесь происходит, – не поворачивая головы, я обратилась к Аритану.

– И что же?

Его дыхание коснулось чувствительного места за ухом, порождая легкие мурашки. Я поглубже вдохнула и попыталась обуздать эмоции.

– Судя по всему, это какие-то гонки? – я полуобернулась для подтверждения своей догадки, но наткнулась только на насмешливый взгляд. – Правда, места здесь маловато, если, конечно, они не взлетают в воздух.

– Ты почти угадала, но лучше все увидеть своими глазами, – Аритан зарылся носом в мои волосы и глубоко вздохнул, сжимая объятия. Еще немного, и мне будет уже не до зрелищ.

 

– А на чем они будут соревноваться? – срывающийся голос полностью выдал моё состояние. – На этих одноколесных юнициклах?

– Сравнение с велосипедом неуместно, – я всей спиной прочувствовала низкий грудной смех, раздавшийся над ухом. Захотелось, словно кошке, потереться о мужчину сначала одним боком, потом другим. Потом… – потому как двигается это устройство на гравитационно-магнитной силе. Рама в носовой части закрепляется в специальные полозья и является направляющей. А вот колесо на корме устанавливается на монорельс и толкает эту конструкцию вперед. Скорость передвижения полностью зависит от мастерства наездника.

Эти высокие технологические материи были мне малопонятны, а потому не слишком интересны. Перестав любоваться пейзажем, я отпустила перила и развернулась в крепких объятиях.

– Неужели это зрелище стоит того, чтобы мы проводили здесь время? Гонки меня и на Земле не очень-то привлекали.

Я смотрела в темные как ночь глаза, и меня затягивало в эту черную дыру, не давая возможности отвернуться или даже моргнуть. Губы сами собой потянулись к мужским, вынуждая встать на мысочки. Я почувствовала, как крепкие руки обвились вокруг талии, прижимая сильнее. Тут же захотелось похулиганить, и я не стала отказывать себе в удовольствии, начав аккуратно тереться бедрами о его пах. Грозный предупреждающий рык, и рука, быстро спустившаяся на ягодицы в попытке прекратить безобразие, вызвали довольную улыбку на губах.

– Хулиганка, сейчас всё интересное пропустишь. Потому что еще одно движение, и наш спуск с этих «лесов» будет самым быстрым в истории «Кочевника». – Глубоко вдохнув, капитан тонкой струйкой выдохнул воздух мне в лицо, не иначе в попытке остудить мою венерианскую кровь. – Я так понимаю всё, что можно, ты в ангаре уже увидела. Поэтому закрой глаза и ничего не бойся.

Просьба меня удивила. Даже больше: я заподозрила неладное. Однако недоверчивый взгляд не произвел на капитана ровно никакого впечатления. Пришлось подчиниться.

Как только я выполнила условие, Аритан ослабил объятия и начал меня передвигать.

– С открытыми глазами я двигаюсь куда как эффективнее.

– Ш-ш-ш,– уха коснулось горячее дыхание, – а то спугнешь.

От неожиданности я чуть глаза не открыла, но мужчина оказался предусмотрительнее: мои веки накрыла твердая ладонь.

– Итан, что происходит, – в голосе прорезались немного истеричные нотки.

– Обожаю, когда ты меня так называешь, – прекратив движение, мужчина вновь прижался к моей спине, после чего отвел в сторону лежащие на плечах волосы и поцеловал в шею.

За последние полчаса мы уже столько раз заводили друг друга, вынужденные прерываться на самом интересном, что сейчас было достаточно вот такого легкого, но безумно обжигающего касания, чтобы я едва успела поймать рвущийся с губ стон.

– Я, конечно, женщина выдающихся способностей, – срывающимся голосом попыталась я воззвать к совести старшего должностного лица, – но смотреть гонки с закрытыми глазами не умею. Или это слуховые соревнования, и победителя определят по звуку?

Моему удивлению не было предела, когда раздался гулкий звук медленного перемещения каких-то крупных предметов.

– Я права?!

Смерть от любопытства внезапно отменилась, потому что Аритан убрал от лица свою ладонь и шепнул: «Смотри».

Я распахнула глаза и задохнулась от восхищения. Вокруг меня расстилалась бескрайняя вселенная с мириадами звезд, и было совершенно неважно, что открытый космос не самое безопасное место для неэкипированной девушки. Глаза жадно впитывали причудливые переливы какой-то оранжевой туманности, то тут, то там мерцающей искрящимися точками. Я нащупала руки обнимающего меня мужчины и переплела с ним пальцы. Казалось, что красота, разделенная на двоих, дольше сохранится в памяти, мягким котенком свернется на грани сознания и будет иногда выбираться оттуда, даря чувство покоя и умиротворения.

Я впитывала в себя тысячи мерцающих вдалеке звездочек, отблески далеких планет, дошедшие до нас через миллионы лет, причудливо клубящуюся туманность, в которой яркая оранжевая перина сменялась пушистой шоколадной подкладкой.

Когда легкие стало покалывать от нехватки воздуха, я пришла в себя и судорожно вздохнула.

– А почему нас не уносит за борт при открытых… воротах? – прошептала первое, что пришло на ум. Говорить громче в моем состоянии казалось кощунственным.

– Потому что от безвоздушного пространства нас отделяет герметичный щит, позволяющий в то же время видеть, что происходит за бортом.

Только теперь я обратила внимание, что помимо безумной красоты, снаружи еще что-то происходит. Непонятные устройства, похожие на недособранные мотоциклы, сейчас находились на неких монорельсах, закрепленных вдоль корпуса звездолета. Как далеко они тянулись, и по какой траектории – пока оставалось загадкой. Герметично упакованные гонщики прильнули к своим чудо-коням и разве что не били копытами.

Переведя взгляд вниз, можно было увидеть зрителей, находящихся под нами. Они прильнули к щиту, махали руками и что-то выкрикивали. Сейчас мы стояли спиной к самому отсеку, но очевидно, что все, кто бродил по нему ранее – толпились максимально близко к разворачивающемуся действу.

Взявшись за перила, я слегка перегнулась через них, чтобы получше рассмотреть участников гонки. Учитывая, что ограждение трибун едва доходило мне до пояса, я как-то не подумала, как буду выглядеть со стороны. Капитан тоже не думал, он просто прижался бедрами к особо оттопыренным частям моего тела и залюбовался космическим пейзажем.

– Ты уверен, что я не мешаю тебе наблюдать за гонкой? – поинтересовалась я, отмечая, на каких космоциклах расположились женщины.

– Ничуть, – флегматично ответил Аритан. – Старта еще не было. На мой взгляд, отсюда открывается прекрасный вид. Опять же – есть за что подержаться, – две крепкие ладони уверенно легли аккурат пониже моей талии и слегка сжали удобные выпуклости, ненавязчиво намекая, за что именно капитан собирается держаться.

Решив не отставать в вопросах хулиганства, я выпрямилась, а потом откинулась спиной на мужчину. Вид и из этой позиции был неплохой, а от открытого шлюза потянуло холодом, поэтому дополнительная грелка мне не помешает.

С трудом сосредоточив внимание на гонщиках, я увидела замерцавшие перед ними цифры обратного отсчета. На некоторое время это отвлекло мысли от капитана, но он не замедлил напомнить о себе.

– Если для полноты ощущений ты хочешь услышать рёв двигателей, вставь наушник. – Мне протянули маленькое устройство, больше похожее на жучка. – Он настроен на мой айр и транслирует голос комментатора и звуковое сопровождение.

– Нет, спасибо, – после некоторого раздумья все же отказалась я. – У меня стойкое ощущение, что как только я его активирую, он отрастит лапки и залезет мне в мозг.

Меня аж передернуло от красочности образа. Аритан засмеялся, и как только я попыталась сделать вид, что обиделась, крепко обнял обеими руками.

– Ну вот, за болтовнёй ты пропустила старт.

Я посмотрела «на улицу» и убедилась, что космолеты уже исчезли из поля зрения. Однако тут же на щите, как на экране, стали проявляться картинки с изображением участников. Трасса, если можно было так назвать три параллельных рельса, извивалась вдоль корпуса звездолета, спиралью уводя гонщиков все дальше от грузового шлюза. Но камеры четко отслеживали их перемещение, своевременно транслируя картинку для болельщиков.

– Погоди, ты сказал «рёв двигателей»? Откуда он там, не говоря уже о том, что ваши космоциклы и двигателей, кажется, не имеют.

– М-м-м, – раздалось у самого уха, а теплое дыхание защекотало кожу, вызывая приятное томление, – а я думал, ты разбираешься только в бабочках.

Жаль, что я не надела туфли на каблуке. Но зато локти всегда при мне, и с ними легко можно донести свою позицию до тех, кто усомнился в моём интеллекте.

Предусмотрительный капитан умудрился выставить блок, и локоть не достиг цели. Более того, его ладони легли мне на живот, обжигая даже сквозь кофту.

– Какая обидчивая, – прошептал Итан и вновь поцеловал меня в шею. – Ты всегда такая сладкая или только когда обижаешься?

– А ты проведи исследования, сравнительный анализ сделай, а я пока за гонками послежу.

– Что за ними следить?

Жаркий шёпот переместился к другому уху, и пока я млела от волнующих ощущений, которые мурашками разбегались по коже, правая рука шустрого сатурианина забралась мне под кофту.

– Сначала гонщики огибают центральный сектор на уровне главной палубы, – пальцем мужчина нарисовал эллипс на горящей от прикосновений коже, повторяя трассу. – Затем по спирали взбираются на нос корабля…

Выводя узоры, пальцы капитана добрались до груди и, обведя оную, накрыли сосок.

Я куталась в теплые объятия как в одеяло. В животе уже сплелся тугой клубок вожделения и предвкушения. Он зародился как раз под второй ладонью Итана, все еще лежащей на поясе юбки. Когда ладонь начала тихонько опускаться ниже, то и клубившиеся чувства последовали за ней, распаляя и без того готовое тело.

Но гонки продолжались. Я старалась следить за экранами, несмотря на участившееся дыхание и расшалившиеся руки. Участница с эмблемой пчелы пыталась вырваться вперед, но пока ее на полкорпуса опережал какой-то дракон.

Учитывая, что мне надо было продержаться до окончания гонок и не наброситься на капитана прямо над головами изумленной публики, я попробовала поболеть за пчелку. Ну как поболеть – переводила взгляд с одного монитора на другой и отслеживала ее перемещения, периодически кося глазами на переливающуюся за «окном» туманность. Она была так прекрасна, что волей-неволей притягивала взгляд. Но вот гонщица сравнялась со своим соперником, и я опять пристально всмотрелась в экраны. Кажется, капитан болел за дракона, ибо как только этому ящеру в затылок стал дышать другой участник, поползновения по моему горящему телу приостановились. Положив подбородок мне на макушку, мужчина, видимо, присоединился к просмотру трансляции.

– Пчелка, расправь крылья! – выкрикнула я в знак поддержки, но голос тут же потонул в общем гуле.

– Я смотрю, ты не изменяешь своей любви к насекомым.

– Я вообще предпочитаю не изменять, и именно поэтому придерживаюсь одноразовых отношений.

– Вру-у-ушка, – тихонько рассмеялся мужчина и поцеловал меня в висок, – ты уже изменила…

– Кому?! – возмущению не было предела, и я попыталась развернуться, чтобы посмотреть наглецу в лицо, но мне не предоставили такую возможность.

– Себе, – и нежный поцелуй за ушком, – неужели не заметила?

Цепочка из поцелуев спускалась по шее, вынуждая прикрыть глаза и откинуть голову на мужское плечо, давая больше простора для маневра. И тут в Аритане вновь проснулся комментатор. Очень своевременно – участники как раз пошли на второй заход.

– Сделав пару кругов вокруг носа корабля, гонщики начинают движение в сторону двигателей, – руки мужчины снова пришли в движение, а подушечки пальцев начали выводить спирали на слегка подрагивающем животе. – К этому моменту космоциклы набирают головокружительную скорость, и если вдруг встречают препятствие… – тут палец капитана, рисующий траекторию трассы, наткнулся на пояс юбки, и с ходу поднырнуть под преграду ему не удалось. – Последствия могут быть непредсказуемы.

Словно в подтверждение этих слов «болид» моей фаворитки выпустил сноп искр из-под переднего крепления и встал как вкопанный, отчего заднее колесо поднялось вверх, и конструкция замерла перпендикулярно монорельсу. В это мгновение мимо нее промчались двое других участников.

– Вот видишь, не все крылья одинаково полезны. Дракон ее сделает.

Оставив на время юбку, капитан едва ощутимыми движениями пальцев продолжил знакомить меня с траекторией движения гонщиков. Мои чувства смешались. Было не ясно волнуюсь я за пчелку или подрагивающие коленки результат нежных чувственных касаний, которые, оставив в покое живот, вновь вернулись к груди.

Я не боялась, что нас кто-нибудь заметит. Наоборот, маленькая провокация в виде блуждающей под кофтой руки, добавляла перчинки в тот коктейль эмоций, что бушевал внутри. Я позволяла играть собой и провоцировать, совершенно ничего не давая взамен. Мне было хорошо и уютно, как не было уже очень давно. С тех пор как исчез…

Надо было срочно прогнать неуместные воспоминания об этом предателе Замане. Тем более было чем. Пчелка, не позволив космоциклу завалиться, смогла вернуть его в исходное положение. На руках она переползла к переднему креплению и что-то там делала, в то время как ноги ее каким-то немыслимым образом цеплялись за руль. Видимо добившись желаемого, девушка по-рачьи ногами вперед вернулась в исходное положение и оседлала железного коня. Еще мгновение – и они устремились вперед, навстречу финишу.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям