0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Раментайль. Императорская любовь » Отрывок из книги «Императорская любовь»

Отрывок из книги «Раментайль. Императорская любовь»

Автор: Андреева Марина

Исключительными правами на произведение «Раментайль. Императорская любовь» обладает автор — Андреева Марина Copyright © Андреева Марина

Глава 1 Как я попала…

Всем привет! Если вы читаете эти строки, значит, вы такие же ненормальные фанаты историй о попаданках в фэнтезийные миры. Я тоже такой была. Да. Именно "Была". А потом, все изменилось, и я решила записать свою историю. В назидание, так сказать.

Итак, давайте знакомиться. Меня зовут Ларетта, или просто Лара. Мне двадцать один год и когда-то я была обычной студенткой одного из Питерских университетов. Не первая красавица, ибо волосы хоть и густые, но обычные — русые, лицо как лицо, глаза ничегошненькие такие — крупные, голубые, в обрамлении темных густых ресниц, в общем красивые, зато картину портит нос с небольшой горбинкой, ну и при немалом росте, почти сто восемьдесят сантиметров, имеется у меня с десяток  лишних килограмм.

Что ещё? Не спортсменка (смотри выше), не комсомолка (знать бы ещё, что это и с чем едят, но точно песня не обо мне, нутром чую). Не умница, так, с тройки на четвёрку со скрипом перебивалась. Активисткой тоже прежде не была, скорее раздолбайкой, у которой всё в жизни происходило спонтанно. Почему я пишу в прошедшем времени? Потому что, как я уже и говорила — в один миг всё изменилось.

А началась эта история банально: появился у нас в универе супер мачо. Этакий брутальный латинос из мыльных опер. Стильный зараза — весь в коже — облегающие  брюки, сапоги (не упарился ли летом?), куртка типа косухи, но без единой кнопки или молнии, всё на затейливых ремешках, да ещё и насыщенного тёмно-красного цвета. Сам высокий, чернявый, смуглый, с нереальными, смотрящими прямо в душу, зеленющими глазами в обрамлении густых, на зависть многим девицам, ресниц.

Поразил красавчик сердца едва ли не всех, как свободных, так и не очень свободных представительниц прекрасного пола. Я исключением не стала.

Ну, а что? Одно то, что парень под два метра ростом, в моём случае,  
уже огромный плюс. Терять мне не чего. Честь и ту где-то посеяла на одной из первых студенческих вечеринок, любви великой пока не встретила, вот и решила — вдруг он и есть моя большая и возможно чистая?

Помнится, даже в фитнес клуб записалась и на диету села, чтобы экстренно обрести 
более привлекательный вид. Взялась за это дело слишком уж активно, на третий день уже едва ноги волочила, болело всё что можно и нельзя, жрать хотелось, а мачо по-прежнему меня не замечал и это бесило.

А главное, никто не мог выяснить, кто он и что тут делает. Не студент, не педагог — это точно. Только имя удалось выяснить — Мэрион. Ненашецкое, будоражащее фантазию.

И тут, внезапно объявляют набор на конкурс нестандартных логических задач. Где я, а где логика? Но вожделенный мачо выступает в качестве приза. Вернее, не совсем так, победитель едет куда-то в компании этого красавчика, аж на пару недель! Предстояла какая-то работёнка по разгадыванию шарад прошлого. Но не это важно, главное, это же такой шанс закадрить красавчика. Ну и несколько оставшихся несданными экзаменов победителю зачтётся. А что для нормального студента может быть слаще халявы? Правильно: ещё большая халява!

Ну я и кинулась к ноуту, на этот раз "прокачивать" мозги, а точнее логику. Нашла море задач, в чём-то и вправду разобралась, что-то тупо заучила. И не выспавшаяся, по-прежнему голодная и всё ещё ни разу не худая пошла… Участвовать, в смысле.

Что готовилась, что нет, тут всё было иным, словно с ног на голову перевёрнуто. Ассоциации возникали самые бредовые, и за неимением вариантов я озвучивала явную чушь. И, кто бы мог подумать? Победила!

Метнулась домой, покидала вещи в сумку, чиркнула предкам записку. Благо они уже привыкли к моим эпизодическим загулам. И поехала… С ним! Вдвоём!

Вот только ехали мы недолго. Сели в обычную пригородную электричку. А где же так подходящий к образу этого мачо джип?

Минут сорок потеснились среди потных в этот жаркий июньский день дачников и вышли на ни чем не примечательной платформе. Я всё косилась на спутника, ожидая, когда он уже взопреет, в этой своей стильной кожаной броне или хотя бы воротничок расстегнёт показав министриптиз. Увы, даже не вспотел.

Мэрион оказался не разговорчив. Да и улыбка его угасла ещё в тот момент, как стал очевиден финалист конкурса. Неужели я так ему неприятна? О чём прямо и спросила.

— Мы надеялись, победит мужчина, — коротко отозвался он и пошёл дальше.

Хм… Кто такие мы? И говорит он странно да. Почему так официозно — "мужчина"? 
Просто сказал бы — "парень". Сам-то немногим старше меня. С виду, конечно, а там кто знает?

Стоит заметить, я настолько увлеклась конечной целью конкурса, что даже не удосужилась просмотреть бумаги, которые подписывала, всецело положившись на администрацию университета. Ведь они просто обязаны были взвесить все "за и против", прежде чем позволить провести отбор среди студентов.

И вот, мы идём обычной просёлочной дорогой. Хорошо, что я решила не 
выпендриваться, и ещё с утра натянула обычные джинсы-резинки, благо, несмотря на лишний вес, строение позволяет не без гордости носить подобные вещи, футболку и кроссовки, иначе давно бы уже ноги переломала на этих колдобинах.

В какой-то момент мы свернули с начинающей зарастать, но всё же явно 
торной дороги на узкую тропку, ведущую куда-то в лес.

— Вы уверены, что мы правильным путём идём? — интересуюсь, едва поспевая за 
спутником.

Тот что-то буркнул неразборчиво, может мне и послышалось, но кажется, мы куда-то опаздываем. Видимо так и есть, вот он и решил путь срезать. Хорошо если не заплутаем.

Сумка ещё недавно почти невесомая, сейчас тянет вниз, словно в ней не вещи, а гири.

Видать сказываются мои минувшие нагрузки в фитнес-клубе. Ветки так и норовят по лицу хлестануть. Да ещё и комары еду почуяли, налетели окаянные. И спутник ведёт себя так, что все мечты о большой и чистой разбиваются в пыль. Всё это, хорошему настроению отнюдь не способствует.

Из леса вышли как-то неожиданно. Только что он был, и ничто не предвещало перемен, вроде бы он не редел, и подлеска я не заметила и вот мы уже в чистом поле. Аж обернуться захотелось, чтобы убедиться в том, что тот лес вообще был, но сил нет. И так отстаю.

Сколько мы шли? Не знаю. И вот, перед нами посёлок. Странный такой. Может какой-нибудь староверческий? Высоким частоколом обнесён, ворота не для "галочки" навешены, а основательные такие, срубленные из древесных стволов, каждый из которых с моё, отнюдь не дистрофичное, бедро в обхвате. Правда одна створка ворот при нашем приближении отворилась. Вошли.

Оглянулась по сторонам надеясь увидать местных жителей. Никого. До ближайшего строения далековато, а больше спрятаться вроде бы и негде. Странно, кто-то ведь ворота нам открыл?

Мэрион всё спешит куда-то. Бегу за ним из последних сил. И попутно озираюсь по сторонам.

Дома добротные, бревенчатые и что удивительно заборами друг от друга не 
огороженные. Колодцы то тут, то там встречаются.

Пахнет навозом и куриным помётом. И ни одного столба вокруг! Ни одной 
спутниковой тарелки. Думается, и сотовый тут вне зоны. Достала мобильник, бросила взгляд на экран и невольно скривилась.

Как и любой современный человек, я смутно представляю себе жизнь без гаджетов. Привыкла начинать утро с просмотра почты и сообщений в соцсетях и заканчивать день, обнимаясь с планшетом, где либо киношки крутятся, либо очередная книжка фэнтезюшка в электронке куплена.

— Пришли, — коротко бросил спутник и повернул к очередному, ничем не 
примечательному дому.

Скрипнули под ногами половицы крыльца. Распахнулась высокая толстая дверь, обдав вырвавшейся из помещения прохладой. Чудны дела, неужто кондиционер где-то притаился? Видать электричество здесь всё же есть, но под землёй кабели спрятаны, чтобы не портить антураж. Вот только масляные лампы под потолком, почти точь в точь такие, какие я видела в деревне у родственников, в мою теорию совершенно не вписываются. Или это тоже дань специфичному антуражу этого места, и на самом деле они всё же электрические?

— Привёл? — послышался незнакомый мужской голос, и я невольно вздрогнула.

Как-то факт того, что невесть куда еду с красавчиком Марионом это одно, но ещё кто-то из мужчин в этом богом забытом месте?

— Привёл, — отозвался мой спутник, и от его бархатистого голоса у меня аж 
поджилки затряслись.

Вот нельзя быть мужикам такими… Слишком во всём. И внешне хорош и голос ласкает слух. Хочется закрыть глаза и слушать, слушать, слушать.

Наконец-то и я узрела новое действующее лицо. Поджидавший нас человек производил неизгладимое впечатление.

Сколько ему лет с виду понять сложно. Так же высок как Мэрион, широк в плечах, смугл и темнобров, черты лица правильные, кожа гладкая, без единой морщинки, вот только длинные, заплетённые в затейливую косу волосы оказались абсолютно седыми. Одет, так же как и мой спутник, в кожаные брюки, высокие сапоги и опять же кожаную куртку, только в зелёных тонах, а не в красных, как у Мэриона.

— Девка? — совершенно неприлично окидывая мои обтянутые джинсами ноги, выдал этот некто.

Оборзел? Какая я ему девка?!

— Она прошла тесты, — вздохнул Мэрион.

— Прошла, говоришь? — остановив взгляд на моей груди, произнёс мужчина.

А грудь у меня вполне впечатляющая, это да. Ещё и футболкой обтянута, словно 
специально на обозрение выставлена. Хотя, что скрывать? Я же на Мэриона впечатление хотела произвести, вот на все немногочисленные достоинства акцент и делала. Только он что-то никак не желает впечатляться.

— Сейчас проверим, как именно она его проходила. Знаю я тебя, — вставая из-за стола, молвил мужик.

Эм… Это что он удумал? Я невольно попятилась к выходу, хоть и понимала, что обратно дорогу сама ни за что не найду, но всё равно, страшно же когда такой бугай с неопределёнными целями на тебя надвигается.

— Значит, у тебя нестандартная логика, — приблизившись, ни то спросил, ни то констатировал мужчина. — Как кличут?

Я опешила от такой формулировки вопроса.

— Зовут как? — на этот раз как-то резковато спрашивает.

Так и подмывало ответить что-то в духе "меня не зовут, я сама прихожу", но не рискнула нарываться.

— Ларетта.

— Ларетта, говоришь, — покивал каким-то своим мыслям мужчина. — Вот и чудесно. Меня Владисветом кличут, а этого… Ну да ты сама, наверное, знаешь. Вот и познакомились. Так, что там тебе логика твоя говорит? Оглянись-ка по сторонам. Может, что приметишь, да логика твоя хвалёная шепнёт подсказочку.

И тишина. Стоит. Смотрит.

Эм… Вопрос разве не риторический? Ответа ждёт? А что моя логика должна говорить? Вот моя пятая точка уже не просто шепчет, она орёт благим матом, что я вляпалась во что-то по самое небалуй.

— Закрой глаза, — приказывает седой.

Боязно, но подчиняюсь. Внушает этот мужчина какой-то первобытный страх.

— Неужто ничего удивительного не замечаешь?

Хм… Как, замечать-то, если глаза закрыты? Открываю.

— Закрой! — тут же рявкнул Владисвет. — И отвечай. Или все мозги протестировала? — ехидно добавляет.

Я аж задыхаюсь от гнева, но стою с послушно закрытыми глазами.

— Слушай, нюхай, вспоминай, думай…

Вот же чудны дела, так, с закрытыми глазами все чувства будто обостряются.

Слушаю. Тихо. Почти. Сердце моё гулко бьётся. Дыхание мужчин на удивление чётко различается. И запахи словно ярче, насыщеннее стали. Кстати, странные такие запахи. Будто я не в жилом доме, а в глуши лесной. И тут доходит до меня: не хватает едва уловимых, но таких привычных оттенков пластика, парфюмерии.

Опять же и поселение это странное. На улице жара, в доме прохлада. Прислушалась ещё раз, пытаясь уловить тихое шуршание кондиционера. Ничего. Да и воздух циркулировал бы по помещению, а он недвижим.

Что ещё? Свет. Кстати, слишком яркий для масляных ламп, а в действии я их когда-то видела. К тому же, в обход любым соображениям пожарной безопасности в деревянном доме эти лампы висят прямо под потолком, а одна вообще вплотную к занавеске возле окна. А они ведь нагреваться должны, ткань воспламениться может. Да и как их зажигать? Неужели каждый раз под высоченный потолок лезть?

О, вот что ещё! Стекло у этих ламп незакопчённое совсем. То ли они новые, то ли свеженачищенные, то ли не греются и не коптят. Значит, не пламя в них. Но и проводов я не видела, и вариант спрятанной проводки отметается хотя бы потому, что дом как снаружи, так и изнутри бревенчатый, где провода прятать? Не заклеить, не заштукатурить.
Слышала я когда-то или читала о беспроводной разводке электроэнергии, но что-то подсказывает мне — нет здесь электричества. Совсем нет.

Как ни крути, странное место. А ещё удивительнее то, что в каких-то сорока минутах езды от города обнаружился такой оазис первозданной природы. Вспомнился путь сюда. Отсутствие населённых пунктов, вездесущих линий электропередачи, вышек сотовой связи. И лес странный был. А закончился он ещё страннее, словно лоскут от картины оторвали: был и нет. Как зачарованный.

Хих… Этак я и до магии додумаюсь, с моей-то извращённой логикой.
Кстати… Ворота как-то открылись же, а никого за ними не было. Да и в одиночку такую махину не сдвинуть.

— Ну как оно? Думается? — ехидно интересуется Владисвет.

— Магия, — решив убить его наповал своей "железной" и сугубо «женской» логикой, ляпнула я.

— Ну, надо же, — в голосе мужчины вместо ожидаемых усмешек послышалось удивление.

Вот и гадай. Это сарказм был или реальное удивление, основанное на правильности моей догадки? Нееет. Бред. Какая к чертям магия?

А вокруг тишина. Открываю глаза. Мужики взирают на меня округлившимися глазами, едва рот не раззявив. И как это понимать прикажете?

— Прекрасный выбор, Мэрион, — произнёс наконец-то седой. — В корень зрит. Не то что её предшественники. Может быть, на этот раз нам и повезёт. А коль не повезёт… — мужчина лишь вздохнул тяжко да рукой махнул.

То есть были и другие до меня, и уже их нет. Вопрос: совсем нет, или они больше не участвуют в этом странном мероприятии?

Спросить ни о чём не успела. Седой приблизился и, выставив перед моим лицом руку с расставленной пятерней, приказал:

— Смотри. И рассказывай, что видишь.

— Руку, — не понимая к чему всё это, честно ответила я.

— Само собой не ногу, — раздражённо огрызнулся мужчина. — Внимательно смотри.

Да что ж ему надо-то? Но делать нечего, смотрю.

Пальцы, пять штук, ладонь — одна штука, запястье, тоже одна штука. Всё как у всех. Шрамик небольшой возле мизинца. Может, он болен чем? Если и так, руки это не коснулось. Кожа гладкая, без сыпи или покраснений. Может он хочет, чтобы я погадала? Так не адресу обратился, ибо не умею.

Сама тем временем всё ещё смотрю на руку, моргнуть боясь. И тут, замечаю что-то странное, будто всю кисть обволакивает едва заметный перламутрово-золотистый туман.

Всматриваюсь до рези в глазах, замечая, что туманность словно живая: сгущается в одном месте, вытягивает жгутиком, и словно пёс, идущий по следу, водит кончиком, как носом, будто что-то ища. Хм… А что она может искать? Почему-то никаких идей кроме одной: угрозу.

Боже мой, какие ещё бредни мне в голову со страха придут? Моргнула, желая прогнать зрительные галлюцинации.

Туманность и жгутик-ищейка не исчезли, даже, кажется, чётче стали. Как бы понять, что это на самом деле? Подняла свою руку, провела рядом со жгутиком, тот лениво пошевелился, словно провожая мою кисть невидимым взглядом. А если?..

— Ай!!! — восклицаю, потирая пострадавшую конечность.

Туман считал мимолётное желание причинить вред седому, и, хлестнул меня по руке похлеще крапивы. Жжёт кожу вполне ощутимо. Но что-то мне подсказывает — это не более чем предупреждение. А этот туман — защита.

— На вас поставлена защита? — интересуюсь, невольно продолжая любоваться переливами золотистой с различными отливами энергии.

— Ещё и истинновидящая. Да, врождённая защита, — это уже мне сказано. — Ну и что ты ещё надумала?

— Ничего.

— Плохо, что ничего. Ведь наблюдательность имеется, способности к магии тоже, и нестандартное логическое мышление в наличии. Очевидно же, всё что мы видим, слышим и чувствуем,  это не более чем кусочки головоломки. Неужели общей картины в упор не замечаешь? Думай.

Вот привязался. Думай. Смотри. Слушай. Нюхай. И Мэрион помалкивает, в разговор не встревает, присел на лавку и прикинулся ветошью. Я тут по его воле оказалась как бы, мог бы что-то объяснить для разнообразия или намекнуть, что вообще от меня требуется.

Опять же. Тут. Где это тут? Бросила взгляд в высокое окно. Небо чистое, голубое, ни единого инверсионного следа, а ведь самолёты постоянно летают то тут, то там.

Странный лес. Отсутствие электричества, самолётов и пластика, наличие магии. Земля ли это?

— Ну, наконец-то! — обрадовано воскликнул седой, и я с опозданием осознала, что произнесла последнюю мысль вслух.

— Это шутка, да?

—Увы, — усмехнулся седой.

— Ээээ… Я на такое не подписывалась. Верните меня назад!

— Вот с заданием справишься, и сразу вернём, — подал голос Мэрион.

— И что от меня требуется? — интересуюсь, понимая, что открутиться, явно не получится.

Глава 2 Шок это по-нашему

— Вот с заданием справишься, и сразу вернём, — подал голос Мэрион.

Не мужики, вы явно переигрываете. И чего я здесь нанюхалась, коль у меня сплошные галлюцинации. Вижу, невесть что. Слушаю, какой-то бред…

— И что от меня требуется? — для приличия интересуюсь, понимая, что открутиться и свалить прочь от этих сумасшедших, не усыпив их бдительность, явно не получится.

Мужчины переглянулись. Мэрион лишь плечами пожал, видимо давая седому возможность лично преподнести новость. Тот скривился, будто лимон съел и произнёс:

— Магию вернуть надо.

— Что?! — опешила я.

По-моему шутки пора уже заканчивать. Вот только мужик с виду серьёзен до ужаса. И это пугает, мало приятного попасть в руки умственно отсталых, или, вернее, помешанных, вдали от какой-либо помощи и цивилизации. Вон и мобильник даже не поможет, что с него толку без приёма? Нужно сначала выбраться отсюда и найти зону действия сети.

— Вам? — растерянно спросила.

Пока не придумаю, как сбежать, надо подыгрывать. Значит, делаю вид, что совершенно не понимаю при чём здесь я и магия?

— Видишь ли, эээ… Ла… Ла…

— Ларетта, — подсказала я.

— Да, Ларетта. Так вот, видишь ли, жизнь в нашем мире всецело завязана на магии. Все процессы, будь-то брачные союзы, зачатие детей, защита планеты, всё держится на магии. А её нет. Уже почти год, как нет…

Хрррр… Нет, ну точно надо поскорее заговаривать зубы, усыплять бдительность и валить отсюда, пока не стемнело. И никогда больше не вестись на смазливых мужиков.

— Постойте, — прервала я собеседника. — Как так нет? Я же вашу защиту видела? Видела, — с самыми честными глазами говорю.

Ага-ага, и не важно, что всё это глюки.

— И это, — я ткнула пальцем в явно не масляную лампу, которая в принципе вполне может питаться от батареек или аккумулятора. — Это же тоже работает. И на Землю, и обратно вы как-то переместились, — соловьём заливаюсь я, придерживаясь их ветки развития сюжета.

— Всё что ты перечислила, это остатки былого, — горько вздохнул, явно вошедший в роль, или и вправду верящий в этот бред, Мэрион.

Грустно. А с виду такой мужчина! Хотя… Может он просто-напросто прекрасный актёр и по нему "Оскар" плачет? О! А может я попала на какое-нибудь реалити-шоу, и сейчас, миллионы зрителей с увлечением наблюдают за происходящими в этой комнате событиями? Или… Может, у меня появился экстравагантный, находчивый, и явно богатый поклонник, организовавший для меня "эксклюзивный тур в попаданство"? Последнее, конечно, маловероятно, не настолько уж я прекрасна, чтобы так тратиться.  А вот шоу? Вполне возможно. Это нынче в моде. И финансируют их хорошо.

— То есть? — стараясь поддержать беседу, произношу.

— Эти светильники, всего лишь артефакты, их использовали лишённые магии, — при этих словах, мужчина не сумел скрыть брезгливости. Нет, всё же он точно сумасшедший. Фанатик фэнтези, блин. — Прочие же, всегда использовали плярисы… — распинается тем временем он.

Это слово из уст красавца резануло слух. Совсем недавно я дочитала очередную книгу фэнтези, этакий милый романтичный "девочковый" романчик, где описывался полностью завязанный  на магии, по воле создавших его богов, мир Раментайль. И там, источники света назывались плярисами. Конечно же, это всего лишь выдумка автора, а они… Мои кто? Просто ли собеседники, актёры, ведущие шоу, или стоит взглянуть правде в глаза и назвать их похитителями? Ведь этот странный конкурс в университете мог быть тоже розыгрышем. Ну, то есть,  они могли предоставить руководству какие-то поддельные документы, а если это шоу, то и настоящие. И моя победа слишком подозрительна…

Что-то не о том я думаю. Но почему-то кажется важным понять их мотивы, жаль мысли разбегаются в разные стороны, видать, я и вправду чем-то надышалась странным, или это от избытка кислорода, после прогулки по лесу?

Вот, опять отвлеклась. О чём я там думала? Ах, дааа. Плярисы. Книга. В общем, видимо они читали ту же книгу, что и я недавно. Или организаторы шоу, или мой тайный воздыхатель… В любом случае — организатор всего этого знал, что именно я читала. Или это совпадение и я попала в руки обычных фанатов?

Хотя, странно это. Мужчины обычно не читают, так называемый "ромфант". И уж тем более от него не фанатеют.  И всё же, одной из самых реалистичных версий, кажется, что кто-то решить разыграть меня и нанять актёров. Хотя, нет. Вряд ли. Дороговато удовольствие. У меня нет знакомых шутников-миллионеров, способных по велению кошелька воссоздать такой антураж. Или они хорошо скрываются? В смысле — миллионеры.

— Мы опаздываем, — ворвался в мои мысли голос седого.

Ну да, ну да, помнится и Мэрион об этом бурчал ещё по дороге сюда. Но сам факт, что я выберусь из этого дома, а возможно и посёлка — порадовал. Может, удастся сбежать? Ну а что? Скажу, мол, простите мужики, но мне вон в те, дальние кустики,  по естественным надобностям требуется. Неужто следом попрутся? Какое-то время выиграю. Пока они будут ждать, я смоюсь.

— Куда спешим? — интересуюсь.

Мэрион как-то подозрительно на меня покосился, но всё же ответил:

— В столицу, нас ждёт аудиенция у Его Величества, — и столько значимости вложено в эти слова, что так и хочется рассмеяться ему в лицо.

Ну да и ладно, к королю аль императору надобно податься? Ну, я вот прямо-таки вся из себя готовая. Даже сбегать, пожалуй, пока не стану. А что? Интересно же! Может его играет сам организатор сего действа? Как там говорят? По канонам жанра в жизни "прекрасной" попаданки просто обязан появиться прекрасный прЫнц, или хотя бы завалящий властный пласт… Ой, властелин. Чем я-то хуже? Может вовсе и не этот Мэрион моя большая и чистая?

— Как добираться будем? — интересуюсь, понимая, что на столицу, или её предместья, здешние пейзажи явно не тянут. — Предупреждаю, на лошадь не сяду! Я их боюсь.

Интересно же, как они выкручиваться теперь будут? Всё же заигрались, как мне кажется. Одно дело, если бы сейчас седой сообщил, что он ни много ни мало сам король или император, в общем, монарх, а другое, пообещать некую столицу. Это вам не селение в оригинальном антураже отстроить. Это город. А значит, там обязаны быть парки, дворцы, куча народа ведущего себя и одетого в соответствии с эпохой.

— Лошади нам без надобности, — отозвался седой и коснулся браслета на своей руке, активируя…

— Вау! — не сдержав восхищения, воскликнула я.

В пространстве перед нами, сантиметрах в пятнадцати над поверхностью пола, повис подёрнутый рябью серебристый, в обрамлении мерцающей всеми цветами радуги туманности, овал. Красоты неописуемой. Думаю, такие спецэффекты не каждая киностудия может похвастаться, заменяя их компьютерной графикой.

— Вот это голограмма!  Качество супер!

— Голо… Что? — сделал вид, что не понял меня Владисвет.

Ну да, они же иномирцы типа, откуда им наши техногенные словечки знать? И ведь как хорошо отыгрывают выделенные им роли, прямо так и хочется зааплодировать.

— Иди первый, — обращаясь к Мэриону и кивая в стороны проекции, изображающей межпространственный портал, произнёс седой.

Тот послушно делает несколько шагов по направлению к "порталу", и… Исчезает. Как? Если бы прошёл сквозь голограмму, снизу были бы видны его ноги. Но их нет. Я даже нагнулась, чтобы в этом убедиться. Неужели учли заранее расположение мест, где мы будем стоять и создали эффект оптического обмана? Я как-то раз была в таком музее, впечатлений осталось море. А сейчас… Сейчас, у меня всё больше разрастается любопытство: что будет дальше, и кто стоит, за этой, мягко говоря, недешёвой постановкой.

Мысли мыслями, но я даже обошла "портал", наивно полагая, что сейчас, застукаю спрятавшегося с той стороны красавчика. Увы, никого. Может и вправду спрятался? Как и те, кто открыл нам ворота на входе в селение? Хотя, там, скорее всего вообще с какого-нибудь брелока открывалось всё. Неуверенно потрогала ногой пол позади проекции. Ровный. Вытащила из кармана джинсов обёртку от конфеты, которую некогда так и позабыла выбросить. Прикинула длину мужского шага и положила бумажку на пол, примерно туда, куда должен был ступить Мэрион. Вернулась к наблюдающему за моими трепыханиями Владисвету, повернулась к голограмме,  и… Замерла с открытым от удивления ртом. Вот это высший пилотаж! Вот это фокусы! Фантик виден. Лежит себе.

— Наигралась? — поинтересовался Владисвет. — Напоминаю — Мы опаздываем. Император, не то лицо, которое будет ждать.

Хм… Значит, всё же император. В той книге тоже был именно император. О… У той расы, именуемой вельхорами, в повседневной жизни имелось единственное внешнее отличие от людей — заострённые ушки!

С этими мыслями я и направилась к седому, у которого, кстати, как и у успевшего слинять Мэриона волосы собраны таким образом, чтобы ушки не были видны. Неужто организаторы этого шоу, разорившиеся на столь крутые спецэффекты, не смогли прилепить им кончики ушек?

Видимо что-то было пугающее в моем решительном наступлении, коль этот двухметровый, седовласый детина, с косой саженью в плечах, даже попятился. Вот только отступать ему было уже некуда, сам же ранее загнал меня в угол, а теперь, сам оказался в ловушке.

— Стой! — увлёкшись своим исследованием и напрочь позабыв о минувших страхах, скомандовала я.

То ли подчинился. То ли причина в том, что отступать собственно некуда? А может, это просто шок от внезапно прорезавшихся в моем голосе командных ноток? В общем, стоит, безвольно наблюдая как моя рука тянется к его голове… Вот, мои пальцы тихонько, едва ли не ласково, касаются его лба, скользят к виску, подцепляя седую прядь оказавшихся неожиданно мягких волос, и заправляют их за… Остроконечное ушко! Ну надо же! Как натуралистично смотрится! И зачем было прятать такое произведение искусства перевоплощения? Прямо как настоящее. Не удержавшись даже подёргала, отчего мужчина скривился, видимо боясь, что оторву приклеенную часть. Нет, ну до чего же натуралистично! Даже на ощупь. Так разве бывает? Для пущего эффекта ущипнула.

Мужчина неожиданно тонко взвизгнул, ухватившись за пострадавшую "конечность", которая начала… Стремительно краснеть! Да ладно? Ну я слышала конечно о том, что есть идиоты считающие себя эльфами и для пущего сходства делающих пластические операции, но… Но что? Не похож этот Владисвет на такого? А не я ли не так давно думала, что он сумасшедший фанат фэнтези? Или мне, вопреки здравому смыслу, захотелось поверить в сказку и ощутить себя в роли настоящей попаданки?

— Эльф или вельхор? — сама уже не понимая в шутку ли интересуюсь.

На эльфа никак не отреагировал, а вот услышав о вельхорах… Глаза мужчины подозрительно сощурились:

— Откуда ты знаешь о нашей расе?

Уууу… Переигрывает. Или я спутала им карты, и по сюжету эта новость должна была как-то эффектно преподнесена?

— Читала, — честно отозвалась я, подавляя желание сказать: "как и вы".

— Идём! — явно отойдя от шока, излишне резковато рявкнул он и подтолкнул меня к всё ещё мерцающей голограмме "портала".

Ну, хочет он, чтобы вошла? Заложена эта сцена в программу? Хорошо. Делаю шаг, и… Меня буквально оглушают звуки: крики зазывал, цокот копыт по мостовой, птичьи трели, доносящиеся из раскинувшегося неподалёку парка, журчание фонтана. По глазам ударяет солнечный свет. И оно греет! В смысле, это самое настоящее солнце, а не подсветка в павильоне. Ветерок доносит ароматы свежей выпечки и цветов. Прохожие одеты совсем не по-земному, у женщин априори юбки "в пол". Стоит ли говорить, что все они странно косятся на мою одежду. Всё слишком реально. Выходит… И окружающие огромную площадь, где мы очутились, парки и дворцы, тоже настоящие? Ну, прямо-таки…

— Раментайль… — выдыхаю и оказываюсь под пристальным взглядом двух пар глаз: Мэриона и Владисвета.

— Говорит, читала о нашем мире, — пояснил товарищу седой.

— Да? — удивлённо приподнял бровь красавчик. — Вот так совпадение. Мне говорили об одной книге из вашего мира. Может это и к лучшему. Добро пожаловать, — усмехнулся он, витиевато поклонившись. — Тогда, тебе должно быть известно, какое значение для нашего мира играет магия.

О да, я знала. И… Уже практически поверила, да нет, дело далеко не в вере, вдруг осознала, что реально — попала!

— Мать вашу… — простонала я. — Это отнюдь не розыгрыш, да?

Мужчины переглянулись и дружно кивнули.

Мамочки! Вот сколько времени они пытались донести до меня суть происходящего. Не на словах, понимая, что не поверю, а вынуждая прислушиваться к собственным чувствам, делать выводы, а о чём думала я? О том, кто они, кто стоит за моим "похищением"? Ой… Это что же,  мы сейчас реально на аудиенцию к самому императору попадём? И… И…

— Вы реально думаете, что я могу чем-то помочь в возвращении магии? — интересуюсь.

— Нам нужен некто нестандартно мыслящий для нашего мира. Кто-то, кто не привык полагаться на магию, но и не чувствующий себя ущербным из-за её отсутствия, — произнёс седой. — Идёмте.

Глава 3 Попала по-полной

Хм… Им нужен некто, нестандартно мыслящий для их мира. Кто-то, кто не привык полагаться на магию, но и не чувствует себя ущербным из-за её отсутствия. Это, конечно, подходит для моей характеристики, житель Земли по-любому многое воспринимает иначе в силу отличий менталитетов, и магия для меня не более, чем сказка из фильмов и книжек. Была.

Вот же! Одно дело зачитываться историями, и в тайне мечтать оказаться на месте героинь фэнтезийных романов, и другое, по-настоящему "попасть".

Ну да ладно, порефлексирую позднее. Сначала надо бы оценить масштабы трагедии.

Тем временем, мы уже успели покинуть площадь, миновали молчаливо проводившую нас взглядами охрану на воротах. Вокруг, сколько хватает зрения, простирается величественный парк. Не рядки искусственно высаженных тщедушных кустиков и деревьев вперемешку с клумбами. Вокруг ровные, будто подстриженные газоны, и могучие деревья, вершинами устремляющиеся к самому солнцу, а по обхвату стволов достойные воспевания поэтами, и при этом всё это явно многовековое великолепие цветёт, распространяя дурманящие ароматы разнотравья. Мощно, и в тоже время чарующе. Создатели земных ботанических садов умерли бы от зависти, если смогли бы увидеть этот шедевр садово-паркового дизайна.

Ну да ладно, насмотрюсь ещё, надеюсь. Что мы имеем? Почему у них пропала магия? Как её вернуть? Подумаю над этими вопросами, когда появится хоть какая-то дополнительная информация, а пока надо бы вспомнить, что мне известно о Раментайле.

Мир создали две сестры богини, одна слишком сблизилась с вельхорами — как именуется населяющая планету раса. Сблизилась настолько, что вступила в брак с простым смертным. Вторая богиня, посчитала этот поступок предательством и прокляла род вероломной сестрицы.

Собственно, та книга, которую я читала, как раз и рассказывала о том, как это проклятие в итоге было снято. И сейчас мне это вряд ли чем-либо поможет, хорошо хоть почерпнула общую информацию о мире. В общем, то дела божественного пантеона и надеюсь меня они не коснуться. Где я, а где боги? Хотя… Не так давно я так же думала о магии.

В остальном, что мы имеем? Вельхоры — раса, внешне почти не отличимая от людей, исключение — острые ушки. Из прочих отличий — наличие магии, которой сейчас нет, и способность оборачиваться в лериреев — как по желанию (при наличии магии), так и в обязательно-принудительном порядке на протяжении трёх ночей во время полнолуния. Выглядят лериреи как наши земные песцы, но с крыльями. По описаниям — милашки. Интересно будет взглянуть на этих лериреев живьём.

Стоп. В период массового обращения, срабатывает установленная ещё богами защита планеты, и всех гостей-иномирян выкидывает в их родные миры! То есть… Я невольно скользнула рукой по кончику собственного уха, искренне надеясь, как и героиня того романа, обнаружить там небольшие, но весьма важные изменения. Увы, обычное, человеческое. Это что же выходит, у меня времени на «всё про всё» — до ближайшего полнолуния? А ведь кто-то из мужчин обмолвился, что я их последний шанс. Магии нет, а значит, создать новые артефакты для перехода между мирами они не смогут.

— Когда полнолуние? — уточняю у спутников.

— Через двадцать восемь дней, — вздохнул седой.

Учитывая то, что соотношение здешнего времени и земного один к двум, то да, всё как и сказали — на Земле меня не будет всего пару недель. Но почему тогда, на моё требование вернуть назад, ответили не спустя такой-то срок, а как только решу проблему? Хотели простимулировать моё стремление к сотрудничеству?

— И меня выкинет обратно на Землю, — уже начиная сомневаться в правильности собственных предположений, не слишком уверенно резюмировала я.

— Не факт, — отозвался Мэрион. — Магии нет. Защита слабеет.

Ой-ей… Это что же выходит? Не выкинет меня? И межмировой портал не создадим, пока не вернём магию?! А если вообще не вернём? Я до смерти останусь тут? Наблюдая, как погибает мир, наивно возложивший на меня надежды. А там, на Земле, мои родные будут сбиваться с ног, безуспешно разыскивая ушедшую в загул блудную дочь?

— Будем надеяться, — продолжил тем временем Мэрион. — Что до той поры твою хорошенькую головку посетит какая-нибудь спасительная идея.

От этих слов я аж зарделась, да. Ну а что? Приятно же, когда такой красавчик говорит, что ты хорошенькая, да ещё и искренне надеется, что умненькая. Если учесть, что по их взглядам женщина должна стоять у плиты, ну или вести хозяйство, руководя прислугой, в зависимости от сословия, то это наивысшая похвала, можно сказать.

Всё-таки неплох этот вельхорчик, очень даже неплох. Может, стоит в награду за оказанное доверие закрутить с ним романчик? Этакий, почти курортный. Если он не женат, — мелькнула печальная мысль.

Дело не в том, что я такая уж рачительная поборница нравов, просто здешние боги ещё те затейники и слегка перемудрили при создании мира.

Здесь женщины, в обличии вельхор, обязаны блюсти честь до брака. Скажете — ну и что такого? История знает множество примеров столь пуританских взглядов! Однако сколько якобы порядочных дев приносили тайком приплод в подоле, рожая бастардов. Увы, не всё так просто.

Во-первых, не получив благословения брачного артефакта Раментайльские женщины не в состоянии забеременеть. Круто! Гуляй не хочу, и никаких тебе залётов. Но… Пройдя брачный обряд, потерявшая до брака невинность вельхора карается… Смертью! И тому есть причины. Их немало, но одна из них — смерть супруги в первые сутки после венчания освобождает мужчину от брачных уз и всех связанных с этим ограничений. Каких? Это отдельная тема.

До брака мужчины могут заниматься сексом, но в обличии вельхора это просто-напросто не с кем делать, а после брака — чисто на физиологическом уровне они уже не могут этого сделать ни с кем кроме собственной жены. И неважно даже жива она или уже отошла в мир иной. Причём на мужчин это правило распространяется во всех обличиях. А разводов не существует. Раз и навсегда, в болезни и здравии.

При этом, у лериреев царит полная свобода нравов (не считая ограничения для женатый мужчин). Вельхор даже к брачному артефакту не сможет прийти до той поры, пока в ипостаси лерирея не понаставит меток своей избраннице. То есть не так, прийти к артефакту можно, они имеются в каждом храме, вот только брак признан не будет.  И ставятся они, эти самые метки, именно в процессе животной вязки! Зачастую в этом участвует сразу несколько самцов, и это норма! Вот такой дисбаланс нравов в разных ипостасях.

Что мы в итоге имеем? Учитывая то, что без магии нельзя поставить метку… Да, на Раментайле возникли реальные проблемы, грозящие вырождением расы. Нет магии — нет брака, нет брака — нет детей. Весело. И что мне с этим всем делать?!

Дальнейшие мысли ушли на второй план, деревья, стоящие вдоль аллеи, по которой мы до сих пор шли, расступились, и я увидела во всей красе императорской дворец!

Монументальный и в тоже время какой-то воздушный, он не давил своим величием, не вызывал желания раболепствовать, наоборот вдохновлял на свершения. Словно шепча на ушко: "посмотри на меня, и ты можешь создать нечто не менее прекрасное. Попробуй".

Наверное, многие из посетивших это место вельхоров раскрыли здесь свои таланты. Меня вот, так и тянуло взять в руки кисть и увековечить эту красоту на холсте, хотя прежде за собой такого не замечала. А у кого-то возможно в голове рождались рифмы или мелодии. А ещё, я вдруг поняла, что даже имей я такую возможность, уже не смогу отказаться от возложенной на меня миссии, не позволю погибнуть расе, способной создавать подобные шедевры.

Я шла и впитывала в себя окружающую красоту, величие, силу этого места. Мы давно уже оказались внутри здания. Миновали неисчислимое количество лестниц, коридоров, залов и галерей, и все они были по-своему прекрасны. А главное, на фоне обилия эмоций,  вызванных величественностью дворца, я напрочь позабыла о волнении перед встречей с императором. Да и разве может, живущий в подобной атмосфере чело… Вельхор, быть плохим? В ходе событий, описанных в ранее прочитанной книге, император показал себя очень мудрым и дальновидным правителем, хотя, не все его поступки можно было истолковать верно, до поры до времени. Опять же, неизвестно какова доля вымысла в том романе, и сколько с той поры прошло времени?

— А кто у вас нынче император? — шёпотом уточняю у Владисвета.

— Его Величество? Леонель…

Дальше я просто-напросто не слышала. Леонель! Я его увижу! Лично! Настоящего, из плоти и крови! Я же была буквально влюблена в этого героя книги, грезила о нём, не понимала выбор сделанный героиней. На тот момент он являлся пока ещё кронпринцем. Интересно, какой он? В смысле, наяву. Похож ли на тот образ, что некогда нарисовало моё воображение?

— А он женат? — сама того не замечая, озвучила я очередной проносшийся в голове вопрос и Мэрион тут же скривился, пробормотав:

— И эта туда же…

Хм… Это куда, туда же? И почему "и эта"? Ну, он завидная партия для здешних дам, но я-то не они. Или до меня среди "избранных спасителей" были девушки?

Спросить не успела, как раз в этот миг мы остановились перед  очередными дверями и я, по внезапно затрепыхавшемуся в груди сердечку поняла — он там, за этой дверью.

Я невольно затаила дыхание в тот момент, когда распахнулись двери… Вот смотреть бы мне во все глаза, ан нет, не ожидала от себя подобной реакции, но да, я смутилась. Опустила взгляд к полу. Обычному такому. Деревянному. Конечно же, начищенному до блеска, но всё же, как-то это простовато для тронного зала.

— Ваше Величество, — молвил стоящий по правую руку от меня Владисвет. — Прибыла избранная…

— Избранная, — повторил бархатистый голос, от звуков которого всё внутри совершило кульбит, а сердце забилось едва ли не вдвое быстрее.

Невероятный голос! Ой! Что ж это я? Как там принято было приветствовать императора? Ах да, никаких реверансов, просто наклон головы.

— Ваше Величество, — произношу, учтиво склоняя голову и наконец-то отрывая взгляд от пола, но поднять его выше сапог стоящего чуть в отдалении мужчины так и не решилась, боковым зрением в общих чертах оценивая окружающую обстановку.

Хмм… А это вовсе и не тронный зал, скорее кабинет.

— С моей обувью что-то не так? — вкрадчиво интересуется монарх и в его голосе слышится… Растерянность?

Нууу… Если не считать того, что я как-то не представляла себе императора в сапогах, то нет, всё в полном порядке. Но это не более чем мысли. Как-то странно завязывается наше знакомство.

— Простите, Ваше Величество, — пробормотала я, наконец-то поднимая взгляд. — О, боги… — вырвалось наружу.

Глава 4 Нюансы родословной

Окружающий мир подёрнулся дымкой, чёткими остались лишь черты лица стоящего напротив мужчины. Он оказался куда красивее, нежели некогда мне позволила представить моя скудная фантазия. Черты его лица были отнюдь не идеальной классической формы, но в этом и была особая прелесть. Как там, в книге, писалось? Брутальный блондин с ярко-голубыми глазами? Именно так и есть. Добавить нечего, просто нет подходящих слов, чтобы описать.

— Вы… Вы, случаем не… — неожиданно робко начал что-то говорить император, но прервался, мотнув головой, словно отгоняя какие-то назойливые мысли.

— Что я? — на удивление спокойным голосом уточняю.

— Нет-нет, мне показалось. Да, определённо показалось. Благодарю вас, милорды, можете быть свободны. О размещении нашей гостьи, я позабочусь лично, — обратился он к мужчинам.

Я даже не видела, как Владисвет и Мэрион вышли, просто вдруг ощутила, что воздух вокруг будто наэлектризовался. Его Величество сделал несколько шагов, приближаясь ко мне. Протянул руку к моему лицу, и я едва не подалась ей навстречу, как кошка, жаждущая ласки, невольно прикрывая глаза в ожидании прикосновения. Мгновение растянулось в вечность. Однако чуда не случилось. Послышался звук удаляющихся шагов, и всё внутри внезапно заполнила какая-то щемящая пустота.

— Простите, я не хотел вас напугать, — произносит мужчина, и в голосе его слышится напряжение.

Напугать?! Бог мой! Так вот как он истолковал мою реакцию? Да я… Да он… Да… Ай, что толку от всех этих глупых мыслей. В конце-то концов, кто он, а кто я? Император и попаданка. По канонам жанра мы безусловно пара, но здесь отнюдь не сказочное, написанное каким-то автором фэнтези, тут сводящая с ума реальность. Так что, и думать нечего, даже о мимолётном романе.

— Присаживайтесь, нам многое предстоит обсудить, — жестом указывает на одно из имеющихся здесь кресел, сам же занимает стоящее напротив. — И простите за упущение, я слишком быстро отпустил ваших спутников. Не успев узнать имени нашей избранной.

— Ларетта, Ваше Величество. Меня зовут Лареттой.

— Ларетта, — повторил император. — Непривычное для наших мест имя, что и не удивительно, да, — задумчиво произнёс он и дёрнул висящий над столом колокольчик. — Вы напомнили мне одну старую знакомую… — тем временем признался мужчина. — Немного иной профиль… — откровенно разглядывая моё лицо, произносит.

Хм… Даю голову на отсечение, это явно "камушек" в мой нос. Бабушка любила об этом изъяне моей внешности припоминать при каждом удобном случае. Я в какой-то момент даже почти решилась на пластическую операцию, но была осмеяна, мол, это наследственность не исправит. Она очень гордилась чистотой своей крови, только я никогда не понимала в чём именно, та чистота заключалась. Своих прабабку и прадеда, по материнской линии, я никогда не видела, даже фотографий их в доме не было. Мама их тоже не помнила, зато по её словам, деда, бабуля буквально в могилу свела всевозможными упрёками. От него, кстати, маме достались русые волосы, перешедшие и мне в наследство, что так же было поводом для бабулиного недовольства. Хотя в целом, она была неплохой, по-своему доброй и любящей, просто странноватой. Вот только нет её больше, пару лет назад умерла, а мои комплексы всё так же живут: на всех фото корректирую в фотошопе нос и всё никак не решу — в какой оттенок перекраситься, чтобы позабыть про мой блеклый цвет волос.

— Волосы светлее… — словно считав мои мысли, продолжает озвучивать свои наблюдения император. — Но это естественно, при условии смешения с аборигенами вашего мира.

— Что?! — опешила я от такого заявления.

— Не обессудьте за бестактность, — встрепенулся он. — Насколько хорошо вы знаете свою родословную?

Эм… А это тут причём? Начали за здравие, закончили за упокой, называется. Я только что об этом думала, и тут же на эту тему вопрос, совпадение? Опять же, в книге не говорилось о способности Леонеля считывать мысли, но его отец обладал талантом видеть гораздо больше, нежели готов о себе рассказать чело… Вельхор. Но речь не о мыслях, иначе бы не было необходимости в задаваемых мне вопросах, или он так вынуждает меня думать о том, что хотел бы узнать? Наружу так и рвался вопрос: "Вы читаете мои мысли?"

Вот только спросить я ничего не успела, раздался стук в дверь и на пороге появился седоволосый пожилой вельхор с идеальной выправкой плеч и в безупречно сидящем костюме, явно соответствующем эпохе этого мира.

— Роланд, распорядись, чтобы подготовили комнату для миледи, — молвил император, чем немало меня поразил, это я-то миледи? — Обед на две персоны, сюда, — продолжает раздавать поручения. — Подыщи нашей гостье служанку. Через час-полтора потребуются её услуги, и… Пришли модисток в комнату миледи, пусть снимут мерки для полного гардероба. А пока, подберут что-нибудь готовое на первое время. И заберите багаж, — он взглядом указал, на брошенную на пол сумку.

— Эээ… Благодарю, но это слишком личное! – подтягивая её поближе к себе заявила я, на что император лишь плечами пожал, мол, как пожелаете.

И на том спасибо. Значит, по мнению Его Величества, я тут застряну надолго. Вот даже и не знаю, радоваться мне или плакать?

— Будет исполнено, — тем временем, поклонился тот, кого назвали Роландом и удалился.

— Миледи? — удивлённо произношу.

— Магия пропала, но врождённые, вернее, наследственные способности сохранились. Так же как и работоспособность артефактов. Я вижу вашу связь с одним из самых древних родов нашего мира. К сожалению, представить вас вашим родственникам не удастся, — уже тише добавил он, а я…

Я молчу. У меня слов нет. Не думаю, что он так шутит, но мои родные и этот мир? Как? Кто? Неужели моя бабка была отсюда родом? Как вариант, такое возможно. По крайней мере, это бы объяснило её вечные стенания о чистоте крови. Если тут она была дочерью каких-нибудь титулованных родителей, знающих свою родословную до самых её истоков, то на Земле… Да к тому же в России, вернее, тогда ещё в СССР, никакой речи о титулах и чистоте крови не было.

— А почему меня нельзя представить возможным родственникам? — интересуюсь.

— Они… Одна давно уже перебралась к вам, на Землю, и как найти её мы не знали, к сожалению. А это могло нам помочь. Вторая, пропала вместе с мужем и едва рождённым сыном, как раз год назад.

Хм… Одна пропала с год назад. Причём он не зря сказал "как раз", а значит, считает, что происходящее сейчас на Раментайле как-то связано с ней или её… Моим родом? Обнаружение второй могло помочь? И она на Земле. Что-то напоминает мне это ранее прочитанную книгу. Там одна из героинь осталась на Земле. Однако в их роду всегда рождались девочки, а тут сын, или это было до снятия проклятия? Ну, уж нет, не могу я с ними быть в родстве. Слишком это как-то. Но ещё… Как вариант: не бабуля ли, та, вторая?

— А той, что на Земле… Сколько лет?

— Трудно сказать, — устало вздохнул сидящий напротив меня мужчина, меньше всего, в этот момент, напоминающий императора. — Стабильный переход между нашими мирами был создан не так давно, но и он теперь истощился. Прежде же, скачки происходили хаотично относительно времени.

М-да, ну очень исчерпывающий ответ. Вот прямо-таки сразу всё стало понятно, ага. Нет, в целом-то ясно, что именно он имел ввиду, но ответа на свой вопрос я так и не получила. Как вариант, это может быть моя бабка, а может и не она.

— Но как она выглядела, хотя бы на момент ухода отсюда?

— Лет сорока по нашему… По вашим меркам, дели возраст на два. А так… — и опять этот исполненный тоски взгляд, будто ласкающий моё лицо, словно старающийся запечатлеть, впитать в память мои черты, или… Будем честны, корректирующий мою внешность? — Как ты, но…

— Нос поровнее и волосы потемнее? — буркнула я, не особо-то и придав значение тому, что император перешёл на «ты».

Мужчина вздрогнул от моих слов, но кивнул. Ну как бы да, на бабку в молодости похоже. Хотя, сколько таких может быть, или было, или ещё будет на Земле? Особенно если учесть, что прежде переселенцев перекидывало спонтанно в различные эпохи.

— Почему вы так решили? – интересуется, снова «выкая».

— На счёт чего?

— Внешности.

— Вы сами сказали о профиле и волосах, и… — я остановилась на полуслове, так и не решив, стоит ли говорить про бабулю?

— Что? — мужчина аж немного подался вперёд.

Это удивило, при его-то положении требуется железная выдержка, а передо мною, если кончики ушей в расчёт не брать, то по сути, обычный человек, в меру открытый, со своими слабостями. Хотя… Насчёт обычного, я конечно загнула, таких красавцев, даже на обложках глянца прежде не видела, или всерьёз их внешность не воспринимала, считая её не более чем детищем пластической хирургии и фотошопа.

Эх, была ни была. В конце концов, какой смысл что-то скрывать?

— Моя бабушка безумно гордилась чистотой своей крови и вечно укоряла нас с мамой за то, что не сумели в полной мере унаследовать семейные черты, — едва ли не на одном дыхании выпалила я.

— Как её зовут? — вновь встрепенулся собеседник.

— Звали, — уточнила я, и только после этого ответила: — Клавдия.

— Фууух, — с некоторым облегчением выдохнул император, и я вновь утонула в его, кажущихся бездонными, и какими-то магнетически притягательными, глазах. — Не она. Но однозначно одна из их рода.

Сказать, что я что-то поняла? Нет. Вообще ничего. Хотя, вру. Поняла, что если я в вымышленного персонажа некогда едва не влюбилась, то вот этот, живой, из плоти и крови, буквально сводит меня с ума взглядом своих голубых глаз, тембром голоса. Так хочется прикоснуться к нему… Никакого эротического подтекста в этом желании нет, всего лишь стремление убедиться в том, что этот мужчина реален, что он не плод моей фантазии.

— Ларетта… — собирался что-то сказать император, но раздавшийся, словно гром среди ясного неба, стук в дверь, оборвал его на полуслове.

Дверь распахнулась, и на пороге появились служанки с подносами. Выставили их содержимое на поспешно освобождённый от каких-то бумаг стол и удалились. А по комнате поплыли умопомрачительные ароматы еды! А я голодная. Нет, не так. Я — ГОЛОДНАЯ!!! И этот красавец рядом. Ароматы божественные от блюд, у меня уже слюнки буквально капают. Внутри всё аж скручивает от желания вцепиться зубами вон в то румяное запечённое рёбрышко. Но у меня же диета. Мне прямо вот срочно надо стать стройной и красивой! Желудок тут же предательски заурчал.

— Присаживайтесь, — мужчина с лёгкостью подхватил одной рукой довольно громоздкий с виду стул, больше напоминающий облегчённую версию кресла и приставил его к столу. — Не стесняйтесь. Как там у вас говорят? Будьте как дома. Ведь на какое-то время здесь и вправду будет ваш дом.

— Я буду жить в этом… В вашем дворце?

— Если вы не против… — отозвался император. — И ещё, мне сложно постоянно настраиваться на вашу, земную манеру общения и "выкать". Не хотел оскорбить, вызвать ощущение высокомерия или пренебрежения, поэтому честно пытался, но… Здесь это не принято. Титулы, обращения в соответствии с ними, но несмотря на это нет никакого "вы", есть "ты". Не знаю, понятно ли я излагаю свою мысль?

— Да, — киваю, пожирая голодным взглядом расставленные на столе блюда, но не решаясь к ним прикоснуться раньше Его Величества.

— Хорошо, — неожиданно улыбнулся он, отчего стал ещё привлекательнее и даже моложе. — И ещё, Ларетта, у меня просьба, обращайся ко мне по имени — Леонель, без посторонних можно просто Лео.

Упс… Лео. В этом предложении проскользнуло нечто столь личное, едва ли не интимное. Я невольно потупила взгляд, ощущая, как щеки вспыхивают от смущения. Я! Покраснела?!

Идея и дальше придерживаться диеты прямо здесь и сейчас вмиг выветрилась из головы. Я ухватилась за столовые приборы, как утопающий за спасительную тростинку, и начала накладывать себе в тарелку пищу,  отнюдь не духовную. Того чуток, этого немножечко, ещё вон то, и… В общем, пока боролась со смущением, всецело погрузившись в вопрос выбора блюд, навалила себе целую тарелку. Как на это отреагировал император не знаю, взгляд поднять стыдно было. Ведь я…

Я как в том анекдоте, едва услышав его предложение, тут же мысленно сыграла вальс Мендельсона… Вот такая я в душе блондинка. Прежде за собой такого не замечала. Ну и мужиков таких на моём жизненном пути пока ещё не попадалось.

За время обеда, Леонель рассказал в общих чертах всё, что знал о предшествующих исчезновению магии событиях. Ускорило этот процесс моё признание о прочитанной прежде книге, давшей неплохие базовые знания о мире и некоторых замешанных во всей этой истории лицах.

А суть сводилась к тому, что порой лучше бы боги не вмешивались в жизнь простых смертных. В данном случае, имелись ввиду боги-неумёхи, совсем недавно по "наследству" принявшие опеку над Раментайлем. О том, как они сменили прежнюю богиню, я тоже читала, поэтому никаких вопросов не возникло. Да и неважно это было для решения имеющейся проблемы. Главное, боги были сильны и могущественны, но из-за неопытности не сумели предусмотреть последствия своих деяний. А потом… Как оказалось, вместе с магией исчезли и они.

— Мы надеялись найти кого-то нестандартно мыслящего, но и предположить не смели, что это окажется некто из их рода, — на "их" он сделал акцент, вот только я так и не поняла к чему это?

— Кого их? — уточняю, решив, что лучше уж выяснить всё сразу, нежели позднее половину не понять из-за глупого нежелания показаться глупой.

— Ты так и не поняла, что являешься родственницей Катрионы, о которой читала? — ошарашил меня собеседник.

Уууу… Ну вот за что мне такое наказание, а? Выходит, и я отношусь к той полубожественной ветви? И именно в Катриону некогда был беззаветно влюблён нынешний император. В мою дальнюю родственницу, черты которой он и выискивал на моём лице.

От обиды горло сдавил спазм, а на глаза навернулись непрошенные слезы. Я-то наивная успела поверить, что хоть немного заинтересовала его. Ан нет. Его внимание привлекло лишь сходство с некогда любимой женщиной. С той, которая предпочла другого и уже никогда не будет принадлежать Леонелю. А я… Я даже сгожусь в качестве альтернативной замены: внешне почти она, на нос можно не обращать внимания или с возвращением магии откорректировать, волосы подкрасить, кровь несмотря на примесь землян в двух поколениях, всё равно, наверняка, обладает столь ценными для императорской семьи свойствами.

По завету недавно покинувшей этот мир богини, от союза императорского рода и… Ну да, моего… В общем, будет произведено весьма ценное по племенным качествам потомство: сильное во всех смыслах, мудрое, способное целиком и полностью изменить уклад жизни этого мира.

И так обидно стало от осознания того, что этот супер-мужчина возможно будет стремиться связать наши жизни, но при этом видеть во мне лишь племенную кобылку. 

Готова ли я стать всего лишь заменой? Казалось бы, чего ломаться — он красив, обаятелен, богат, да в конце-то концов, он император! Но так вдруг захотелось любви, взаимности… Бог мой, что у меня в голове? Он же ни малейшего повода пока не давал, а я уже едва ли не имена нашим детям придумываю! Вернее, как и некогда делала Катриона — ищу заблаговременно пути для отступления. Чтобы там дальше не произошло, как бы не повернулись события, я не стану бледной тенью своей дальней родственницы, её заменой и свиноматкой для императорского рода.

— Что-то случилось? — явно заметив подступающие к моим глазам слезы, с кажущейся вполне искренней тревогой во взгляде, поинтересовался мужчина.

— Нет-нет, — солгала я, решив заодно проверить, читает ли он мои мысли. — Просто, вот это блюдо… — Я указала на одно из наиболее понравившихся. А-то вдруг, решат меня потом им баловать постоянно, и жуй изо дня в день какую-нибудь гадость. — Бабушка такое иногда готовила.

— Хм… — едва почему-то не подавился от моих слов, потягивающий вино Леонель. — Не знал, что женщины вашего рода увлекаются изучением столь экстремальных видов кулинарии. Магией, наукой, некоторые политикой интересуются, но кухня? — продолжал он, а я навострила ушки, пытаясь понять, в чем именно успела проколоться?

— Даже представить такое сложно, — добавляет, и тут же спрашивает: — А где она брала мясо бердонга у вас, на Земле?

На этот раз уже император меня удивил своими познаниями в явно женской сфере.

— Что такое бердонга? — уточняю, уже предчувствуя, что ответ мне, скорее всего совсем не понравится.

— Бердонг — особо ядовитый вид змей, — пояснил он.

Уууу… Я ощутила, как содержимое желудка стремительно направляется к выходу. Получается, это что-то типа рыбы фугу, неправильное приготовления которой, может стоить гурману жизни? Никогда не понимала таких гастрономических изысков.

— Не волнуйтесь, мы никого не принуждаем рисковать жизнями отлавливая ползучих гадов, — тут же принялся оправдываться по-своему истолковавший мою реакцию собеседник. — Всегда находятся те, кто осознанно идут на этот риск, ради вознаграждения.

— Спрос рождает предложение, — буркнула я, вставая из-за стола. — Наверное, я ошиблась. Моя бабуля ни за что не стала бы лишать жизни невинных змеек!

От этих слов глаза императора в прямом смысле едва не вылезли из орбит.

— Невинных? М-да, это точно семейное, — едва слышно проворчал он.

Вот и о чем это речь? Что-то мне подсказывает о дурости…

— Простите, дорога сюда была непростой.

— Прости, — произнёс он, и я на миг даже с мысли сбилась.

— Что?

— Не простите, а прости, помнишь? — произносит, и от звуков его голоса опять дрожат колени.

Хрррр… Пора валить! И чем быстрее, тем лучше, а то расплывусь тут лужицей или сама чего натворю…

— Да и все эти новости, свалившиеся, словно ком снега на голову, — продолжаю тараторить, отступая к двери. — Я хотела бы отдохнуть, разобраться с полученной информацией…

И собственными мыслями и чувствами, — уже про себя, добавила я.

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям