0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Дилогия. Катарисса (эл. книга) » Отрывок из книги «Катарисса»

Отрывок из книги «Катарисса»

Автор: Соболянская Елизавета

Исключительными правами на произведение «Катарисса» обладает автор — Соболянская Елизавета . Copyright © Соболянская Елизавета

Жестокие игры

 

Мама назвала ее Катариссой, соединив в имени две традиции – дроу и вампиров. Это имя всегда казалось ей немного неуклюжим – как можно смешивать строгие обычаи вампиров и мелодичный напев речи дроу?

Вдвоем с мамой они жили в уютном чистом домике с внутренним двориком, выложенным каменными плитами. Во дворе стояли кадки с апельсиновыми деревьями и уютные плетеные кресла. Когда солнце скользило по колоннам из розового гранита, Катара тянулась смуглой ладошкой за лучом, и ей казалось, что она вот-вот схватит его. Девочка звонко смеялась и кричала:

- Мама! Смотри! Я поймала! Поймала его!

Мама улыбалась, отбрасывая за спину длинные тонкие косы, перевитые по обычаю дроу цепочками с синеватым металлическим отливом, и грустно вздыхала. Катара бежала к маме, стараясь принести кусочек солнечного света в густую тень, но донести луч никогда не получалось.

До определенного возраста ребенку неинтересно, почему маленькую семью никто не навещает, кроме высокого мужчины в темном плаще. Он приносил с собой запах корицы и перца, и каждый раз после его появления мама запиралась в спальне на день или два. А домовушка носила в спальню бульон и горячий грог. Выйдя из спальни, мама  несколько дней плакала и гладила Катару по волосам. Потом успокаивалась и вновь танцевала под луной на каменных плитах внутреннего дворика.

Они почти никогда не выходили на улицу. Два окна, выходящих на соседние дома держали плотно занавешенными, продукты доставляли прямо к дверям, а за чем-то срочным отправляли слугу, занимавшего в доме все мужские должности: садовника, привратника, дворецкого и, собственно, лакея.

Маленькая Катара не страдала от одиночества: она с удовольствием проводила время в саду, дружила с полненькой хлопотуньей домовушкой и не понимала, почему  кухарка иногда тяжко вздыхает и гладит ее по голове.

Кое-что прояснилось, когда Катаре пришло время идти в младшую школу. Именно там она впервые услышала презрительное словечко «хумс» от одной из родительниц. Воспитательница быстро увела покрасневшую, как помидор разгневанную даму, но девочка запомнила слово и вечером спросила у мамы, что оно означает.

Мама выронила черепаховый гребень, которым расчесывала на ночь длинные черные волосы Катары и заплакала. Бросившись утешать ее малышка, конечно, забыла о своем вопросе, но на следующий день пристала с ним к домовушке. Остервенело мешая тесто для пирожков, домохозяйка долго бурчала себе под нос про жестокость детей, а потом объяснила:

- «Хумс» называют тех, кто родился от двух рас, не признающих полукровок. В переводе это словечко означает «дитя любви».

- Значит, папа любит маму? – удивилась девочка, болтая ногами, - а почему тогда она все время плачет?

- Может и любит, - проворчала домовушка, - да только в гроб загоняет…

Больше Катаре ничего узнать не удалось – мама уже успокоилась, заглянула на кухню и, выловив чумазую ладошку дочери, повела ее умываться перед встречей с бабушкой и дедушкой. Эти встречи Катара страшно не любила, но мама настаивала на ежемесячных визитах.

Около часа Катарисса провела перед зеркалом, сначала терпеливо ожидая, пока оденут ее, потом, когда оденется мама. Магомобиль с темными стеклами ждал их у крыльца, чтобы отвезти в небольшой солидный особняк, расположенный на одной из центральных улиц.

Там мать и дочь встречал дворецкий, церемонно кланялся и провожал в маленькую гостиную выпить чаю с крохотными пирожными, которые крошились от легчайшего прикосновения. После пары неодобрительных взглядов бабушки Катара перестала брать пирожные вообще.

Дед редко присутствовал на чаепитиях – обычно он лишь проходил через салон, едва заметно кивнув маме, и исчезал в  следующей комнате.

Мама и бабушка пили чай, ели пирожные, обмениваясь несколькими фразами, а непоседливая девочка с трудом высиживала положенный час. Потом с невероятным облегчением слышала вежливые фразы прощания и торопливо соскальзывала с дивана, на котором у нее затекали ноги.

После этих визитов мама снова закрывалась в спальне и не выходила по два-три дня. Только неурочный визит мужчины в плаще мог заставить ее прервать свое затворничество, точнее перевести его в другую плоскость. Так продолжалось до тех пор,  пока Катаре не доросла до средней школы.

К этому времени  девочка умела читать и писать, очень много знала об архитектуре и готова была часами сидеть на скамье в саду, возводя с помощью магии дроу удивительные сооружения из песка и камней.

В новую школу Катариссу отвезла мама. Коляску подали к дверям, но возле школы вознице пришлось помочь женщине и девочке выйти.  Просторное здание окружала огромная толпа детей и родителей. Катара огляделась и с удивлением поняла, что вокруг нет никого похожего на них с мамой. Ребятишки, в основном, были светловолосыми, светлоглазыми, изредка щеголяли зеленоватой кожей или синими волосами. Они с мамой выглядели двумя угольными пиками среди снега и травы.

Через год Катарисса уже знала во всех подробностях, кто такие «хумс», и почему  она учится в муниципальной школе для мигрантов.

История оказалась простой и печальной. Мать Катариссы принадлежала к благородному, но обедневшему роду дроу.

Все они ютились в скромной квартирке из трех комнат, но блюли родовую честь и хранили гордое имя рода. Глава семьи служил во дворце приемов, отвечал за сервировку столов ко всевозможным официальным мероприятиям. Его супруга сидела дома, сын служил мелким чиновником, а дочь удалось пристроить «под крылышко» к отцу – в службу сервиса. Работа горничной во дворце не считалась зазорной для девушки знатного рода.

Однажды в город прибыла делегация вампиров. Обычно высокомерные и пугающие гости удовлетворялись эмоциями взволнованного персонала, но в этот раз кортеж попал в аварию. Один из послов получил тяжелые травмы. Глава делегации потребовал от принимающей стороны донора крови. Девственницу хорошего рода.

Переговоры находились под угрозой, но дворцовые службы сработали безупречно: юная аристократка-горничная была доставлена в покои высокого гостя, а ее семья получила особняк и повышение в негласной табели о рангах.

И все бы обошлось, если бы вампир не балансировал на тонкой грани между жизнью и смертью. Кровь девушки вдохнула в него жизнь, а вместе с кровью пришло и влечение.

Забыв обо всем, он соблазнил юную дроу, привязав себя к ней навсегда.

Оскорбленные родители хотели добиваться компенсации за потерю невинности, но ситуация усугубилась беременностью юной леди. К этому времени вампир  пришел в себя и переговоры продолжились. Новых осложнений никто не хотел, тем более что вампир принадлежал к знатнейшему роду, был женат и имел наследников.

Позднее, став старше, Катарисса поняла, что в тот момент жизнь ее матери висела на тонкой ниточке – гораздо проще объявить о смерти никому не нужной девушки, чем улаживать межрасовый конфликт.

 Однако вампир оказался не только знатным, но и весьма эгоистичным. Он не смог разорвать кровную связь, зато смог превратить пострадавшую девушку в свою личную «хранительницу крови». Таким эвфемизмом пользовались другие расы, говоря о любовницах-донорах.

Правитель дроу договорился с родителями девушки, предложив им пенсию от казны, потом выдал посланцу вампиров соответствующую бумагу, и тихий домик на окраине обрел новую хозяйку.

На некоторое время в мире наступило равновесие: вампир навещал любовницу, питаясь ее кровью. Семья дроу смогла достойно появляться в обществе, а правитель завершил переговоры ко взаимному довольству двух рас.

Спустя положенное время к изумлению многих  родилась Катарисса. Полудроу-полувампир. Дочь двух аристократических родов, о которой они предпочитали не знать. До четырнадцати лет ее жизнь протекала довольно ровно: учеба в школе, игры в саду, редкие появления отца и еще более редкие выезды к родственникам.

А потом девочка стала девушкой. К счастью, отец в это время «навещал» ее мать. Крик домовушки и потоки крови на лестнице, испуганные глаза матери и странный взгляд отца. Срочный вызов мага-лекаря и исцеляющий кокон – всё слилось для нее во что-то хаотичное и ускользающее из памяти. Должно быть милосердный разум отключился от адской боли, которую переживало ее тело, проходя трансформацию.

Придя в себя, девушка узнала, почему у вампиров и дроу не может быть детей – лекарь объяснил ей, что лишь единицы выживают в переходном возрасте, когда организм выбирает следующий шаг развития. Подросток, приходя в себя, обнаруживает себя вампиром либо дроу. И только тогда принимается решение, какая семья возьмет его себе.

Катариссе повезло. Или не очень. Она выжила, но осталась и тем и другим. Растерянный маг-лекарь разводил руками. Мама плакала. Отец излучал столько тоски, что Катара моментально насытилась его эмоциями, завернулась в простыню и задремала. Он уже говорил ей, однажды, что в городе вампиров у него растут сыновья, а ему хотелось бы привезти в фамильный особняк дочь.

Она опять не справилась. Ну и пусть! С этого дня Катара вступила в схватку с окружающим миром. Бабушка возмущенно поджимает губы, глядя на крошки? Отлично! Раскрошим все пирожные и посыплем ими подоконник, воркуя «гули-гули». Дед высокомерно кивает головой при встрече? Еще лучше! Поинтересуемся медовым голоском, за сколько он продал дочь… 

Отец не желает показывать дочь своей родне – выпадем из дорожного сундука его магомобиля прямо под ноги официальной супруге и отпрыскам…

 

Катарисса

Лорд Сириус сидел у окна, потягивал любимый кофе с перцем и любовался хлопьями снега.  За окном царила зима, и на душе у дракона было так же холодно и пусто. Казалось, что для этого не было причин:  дракон был здоров и силен, гости  после бала уже разъехались, раструбив по всей столице о визите императора.  Поднос в кабинете полон писем и приглашений на всевозможные балы и увеселения. а на сердце тяжело и одиноко. Все видится через тусклое стекло скуки и уныния.

Допив  последний глоток, дракон решительно отодвинул кресло, прихватил из гардеробной теплый плащ и велел подать к воротам магомобиль.  Дворецкий сработал безупречно – через полчаса машина с шофером ожидала хозяина:

- Я в клуб, - инструктировал дворецкого лорд, - передай леди Юзбинии, чтобы не волновалась.

Халфлинг в  ливрее с гербом каменного дракона почтительно поклонился.

Сириус сел в машину, прикрыл глаза и услышал, как радостно застучало его сердце – скоро он увидит Катариссу!

***

Катарисса вернулась и быстро заметила, как преобразилось знакомое ей здание. Красивый паркет из драгоценных пород дерева блестел и пах воском. Начищенные бронзовые светильники мягко сияли в приемной, в которой собрались девушки. Огромные кожаные кресла и диваны явно обработали средствами для кожи, так что теперь они тонко приятно пахли и упруго поскрипывали. Роскошь и комфорт в первых рядах.

Девушки, названные кандидатками, резко отличались от окружающей их обстановки. Пожалуй лишь Катарисса и еще одна рыжая красотка могли похвастаться дорогой качественной одеждой. На остальных нельзя было взглянуть без слез – дешевые джинсики, застиранные блузки, растянутые кофточки или странные бесформенные накидки. И при этом все девушки несомненно были красавицами. Каждая в своем стиле конечно. Русалки, сильфиды, фейри, - трудно было перечислить расы, которые смешали свои гены, чтобы получить целую комнату очаровательных красавиц.

Катара тихо дремала на диване, стараясь избежать перегрузки сенсоров, но девушки очень волновались, так что полукровке приходилось несладко. К счастью с ней никто не решился заговорить. Сведенные брови и мрачный серый костюм с черной отделкой отталкивали всех любопытных.

Кандидаток быстро разбили на пятерки, выдали опознавательные браслеты и распределили по комнатам. Катаре достался номер «десять». Оценив свою группу, полукровка невольно поморщилась – слабые, пугливые и плаксивые создания. Только у рыжей белокожей красотки пожалуй хватит пороху дать ей отпор. Впрочем, кормиться на коллегах, ей было запрещено контрактом.  Украшение с гербом пришлось спрятать, и постараться слиться  с толпой  девушек  едва закончивших школу.

Первые сутки в клубе дались Катариссе нелегко – ее сверчувствительные сенсоры мучительно ярко реагировали на толпу взволнованных девушек обладающих магическими силами. Убежать в свою комнату и отлежаться, усиливая щиты тоже не получалось – шли организационные моменты.  Поздним вечером полукровка рухнула на кровать  и попыталась уснуть, сжав ладонями виски.  Неожиданно в дверь деликатно постучали. Явилась домовушка с подносом и вручила  его изнывающей от боли полудроу:

- Ешь, пей,  да сил набирайся,  - проворчала она, поднимая с пола небрежно сброшенные девушкой сапожки, - мисс Вайс велела передать, если совсем плохо станет идти в медпункт, там доктор дежурит.

- Спасибо! – Катара дрожащими руками сняла крышку и просто остолбенела.

На тарелке лежал кусок горячего мяса с кровью и перцем,  значит, наставница заметила, что за обедом она ничего не ела. Стаканчик с кровью, душистый отвар, приглушающий работу сенсоров и большая плитка темного шоколада на сладкое. Девушка смела поздний ужин в один момент, а потом  сытая и расслабленная уснула, забыв отдать поднос.

Утром всех девушек вновь собрали в общей аудитории, раздали планшеты, объяснили системы оценок и занятий. Катарисса отнеслась ко всему спокойно – она знала, что Сириус никому не позволит выбрать ее, главное, чтобы он сам не отказался от своих намерений. В ее дневном расписании доминировали спортивные дисциплины – скалолазание на искусственном утесе, фехтование, бег,  тренажерный зал.  Плюсом шел этикет, основы домашнего хозяйства и … тут девушка судорожно вздохнула, архитектура и строительство в различных широтах. Лекции читал один из профессоров архитектурной академии.

Теперь полудроу и сама ни за что не уйдет отсюда! Расцветая улыбкой, Катарисса еще раз восхитилась создателями клуба. Судя по физиономиям девушек,  читающих свое расписание,  для каждой нашлось нечто этакое, стоящее всех трудов и затрат.

На обед каждой подали свое блюдо на подносе с личным номером. Катаре пришлось делить судки с очаровательной чернокожей ламией. Поскольку эта раса питалась в основном сырым мясом, то бифштексы с кровью устраивали обеих.  

Этот день прошел лучше – правильное питание и разумная активность сдерживали колебания щитов. Когда появились портные и дизайнеры, Катара спокойно отдалась в их руки. По ее мнению ничего сверх оригинального они с ее внешностью сотворить не смогут.  

Однако мастерам удалось удивить яркую клиентку. Полукровке сохранили ее излюбленную серо-черно-красную гамму, но добавили женственности и сексуальности. Особенно выразительно смотрелись ее гладкие черные волосы. Их немного постригли, придавая форму, а затем посеребрили несколько прядей и уложили их в изысканный колючий цветок с серединкой из крупного огненного страза.

Катарисса вынуждена была признать, что стилисты клуба не зря едят свой хлеб, а когда им представили оборотня-художника, девушка мысленно застонала. Они уже встречались на одном из обширных пляжей Моря Слез. Тогда «Бешенный Кот» фотографировал моделей на пляже и казалось был готов разорвать бледных снулых русалок и сильфид, демонстрирующих новую коллекцию купальников.

Катарисса неподалеку занималась с группой туристов, зарабатывая деньги на собственные погружения. Фоторграф заметил ее, и предложил заработать на фотосессии. Катара рассмеялась ему в лицо, заявив, что ни за какие деньги не позволит орать на себя парню ниже ее на голову. Бешеный Кот оскорбился и больше не подошел.

А вот теперь она оказалась в его власти. Пара огрызаний и ее выгонят из клуба за нарушение дисциплины.  Кот узнал ее, но злиться не стал, лишь игриво подмигнул и  моментально щелкнул спуском своего фотоаппарата. Мысленно пообещав себе открутить фотографу голову при следующей встрече, Катарисса мрачно взглянула на щебечущих ассистенток, увлекающих девушек в зал. Похоже, денек будет нелегким.

***

 Леди Юзбиния заперлась в своих покоях и никого не принимала. Принц Иссиасс явился вечером после бала с обручальными браслетами в резной шкатулке. Драконица кинула в него подушкой и захлопнула дверь. Дроу поговорил с лордом Сириусом, получил его разрешение на ухаживание и перепрятав браслеты за пазуху полез на башню под завывание пурги. Добрался. Окно выбивать не стал, просто  сидел на узком подоконнике, как птица на жердочке и уговаривал добросердечную леди не лишать себя в будущем маленьких семейных радостей:

- Юза, милая, еще чуть-чуть и мой зад примерзнет к подоконнику. Тебе конечно будет приятно рассматривать отпечаток на металле, но говорят  у мужчин после переохлаждения возникают проблемы с потенцией…

Драконица кусала губы, но упорно смотрела в камин.

-          Ну хорошо, - дроу зацепился за невнятный выступ и сделал вид, что удобно уселся. – Я умру тут от переохлаждения, наш сын останется сиротой…

-          Откуда ты знаешь? -  леди Юзбиния не выдержала и подошла ближе.

-          Милая, я же поставил на тебя брачную метку, - улыбнулся Иссиасс, - я  чувствую твое тело, как продолжение своего.

-          И почему ты решил, что это будет мальчик? – драконица резко распахнула раму и отошла подальше, - я хочу девочку!

-          Девочку, так девочку! – улыбнулся побелевшими от холода губами принц. - Если не получится, мы попробуем еще раз, - прошептал он в самые губы женщины бережно целуя ее.

У хозяйки покоев не осталось сил на сопротивление, а дроу не давая ей восстановить дыхание, с той же нежностью увлек женщину на кровать:

- Отец дал свое позволение, - прошептал он, целуя шелковистый молочный животик, - так что я готов заплатить выкуп, моя красавица.

Губы принца  скользнули ниже, соблазняя драконицу потерять голову в наслаждении, но леди Юзбиния моментально вцепилась в его длинные черные волосы и  всмотрелась в темные как чернослив глаза:

- Иссиасс, нам надо поговорить!

- Юзбиния, - дроу изловчился и поцеловал великолепную обнаженную грудь своей супруги: - если ты про свадьбу и прочие женские радости, то я готов принести себя в жертву твоему хорошему настроению, хотя по нашим обычаям мы уже женаты. Правда папа желает тебя видеть, а еще обещает устроить бал в твою честь, но это совершенно не обязательно делать прямо сейчас. Мы можем подождать до рождения ребенка, или до его совершеннолетия…

Болтая, принц ласкал и целовал все, до чего мог дотянуться, мешая леди сосредоточиться.

- Иссиасс! - наконец рявкнула она на принца, точно на расшалившегося ребенка, - прекрати! Я так не могу!

Из глас леди потекли слезы и дроу тотчас перестал дурачится. Он немедля обнял свою драконицу и поцелуями начал собирать ее слезы:

- Не плач! Пожалуйста, не плач моя красавица, - приговаривал он укачивая женщину, как малого ребенка, - я знаю, ты удивлена и не привыкла к мужчинам в своей жизни, но теперь я никуда не денусь. Мы женаты по обычаю моего народа, и если для тебя важно, я готов провести церемонию по обычаям ваших земель.

Он взял в ладони лицо леди, заглянул в наплаканные голубые глаза, поцеловал их и спросил:

- Или ты не хочешь меня больше видеть? Тогда я уйду. – Мужчина сделал попытку двинуться к окну, но драконица обняла его крепче и зарыдала громче, уткнувшись в широкое мужское плечо.

Улыбнувшись Иссиасс удобнее устроился на постели, уложил тонкую, изящную фигурку жены на себя и перебирая ее светлые волосы запел. Странная это была песня. Одни звуки, без слов. В ней слышался вой ветра и щебет птицы, скрип двери и шелест шелковых простыней, он колдовал, рисуя перед расстроенной женщиной картины их светлого будущего, любви, семейного счастья и тех испытаний, которые им предстоит пройти вдвоем.

Под эту своеобразную колыбельную леди Юзбиния расслабилась и уснула. Принц укрыл их обоих одеялом, аккуратно надел на тонкое запястье браслет синеватой дровской стали,  и в свою очередь задремал, убедившись в том, что его клинки рядом. Ему снился недавний разговор с отцом и дроу даже во сне гневно изгибал выразительные черные брови.

Конечно, король дроу не пришел в восторг от сообщения младшего сына. Его старший сын и наследник все еще не был женат, лениво перебирая окрестных принцесс,  а младший, известный своими специфическими вкусами вдруг явился с сообщением о «вечном» браке, да еще и с драконицей!

- Ты понимаешь, что если ты хоть раз поднимешь на нее свою любимую плеть, нашу столицу выжгут до основания! – сорванным полушепотом кричал король. – Ты понимаешь, что женился на родственнице императорской семьи и выкуп ты не потянешь? Да и где вы собираетесь жить? Твоя летающая ящерица не посмеет явиться в наш дворец…

Король не успел договорить, как принц вскочил и жестко посмотрел отцу в глаза:

- Можешь сколько угодно орать на меня отец, но Юзбинию не тронь даже словом! – ноздри дроу раздувались, грудная клетка ходила ходуном, и король неожиданно понял, скольких усилий стоит его сыну такая сдержанность. – Это я потерял голову, это я поставил метку, не предупредив Юзу, и это я виноват в том, что она забеременела в первую нашу ночь. Ты не знаешь мою жену и не имеешь права чернить ее имя.

Принц вскочил и отошел к оконному проему, стараясь взять себя в руки. Король посмотрел на напряженную спину сына, оценил его слова и заговорил:

- Прости сын. Я не понял, что ты нашел свою женщину. Думал, это очередное увлечение юности.

Иссиасс повернулся:

- Я люблю ее отец, и никому не позволю отозваться о моей жене плохо. На выкуп мне хватит. Сын леди не хочет отпускать мать в новый брак, но не будет препятствовать ее счастью, - тут принц пожал плечами: - от своих обязанностей я не отказываюсь.  Жить пока вполне могу  в драконьей империи, куплю дом или поместье для жены, если она согласиться переехать из замка…

- А если нет? – ворчливо спросил король. – Женщины не любят уезжать из знакомых мест, тем более беременные!

- Значит, я останусь рядом с ней. Пойми, отец, - принц вновь тяжело взглянул на родителя, - она для меня все. Я не думал, что так бывает. Прости, что смеялся над тобой.

Король прищурил глаза и почесал в затылке:

- Я-то ладно, вот погоди, мама узнает!

Лицо принца вытянулось, но вдруг он весело прищурился:

- А я на маму  будущего сыночка напущу и его харран заодно.

- А это еще кто? – удивился король.

Принц еще раз усмехнулся и начал объяснять запутанные семейные связи его будущей жены.

***

Лорд Сириус подъехал к зданию клуба и неторопливо вышел из магомобиля. По его лицу никто бы не догадался, что он волнуется перед встречей со своей харран.  Дракон неторопливо вынул сигарету, спокойно закурил, глядя, как шофер звонит в дверь и просит пригласить в приемную управляющего. Мистера Джонсона не было слишком долго,  и лорд раздраженно загасил сигарету – табак неожиданно приобрел неприятный горький привкус.

Наконец швейцар распахнул дверь и сообщил, что управляющий ждет. Лорд моментально поднялся на крыльца, скинул плащ на руки дежурному халфлингу и прошел  в кабинет. Мистер Джонсон встретил его у дверей:

- Лорд Сириус, что-то случилось?

- Не волнуйтесь, мистер Джонсон, все в порядке, - лорд был нетороплив и холоден, как обычно, - просто мой доктор настаивает на продолжении занятий с моей подопечной и я приехал узнать, позволит ли это ее расписание.

- Присядьте, я вызову старшую наставницу и уточню.

Халфлинг предложил дракону напитки и сигару, пока  мисс Вайс спешила к его кабинету. Великолепная полусильфида вошла, обдавая мужчин волной тонкого изысканного и свежего аромата. Управляющий тотчас вскочил и поцеловал ей руку, дракон лишь бросил оценивающий взгляд и вновь требовательно уставился на халфлинга.

- Мисс Вайс, - белозубо улыбнулся полурослик, - мы пригласили вас, чтобы спросить, есть ли в расписании леди Катариссы время для индивидуальных занятий с лордом Сириусом.  Его доктор рекомендует продолжение терапии.

Полусильфида вынула свой планшет, что-то набрала, вгляделась в полученную информацию и мелодично сказала:

- Да у этой кандидатки есть немного свободного времени перед сном. Поскольку этикет и некоторые аспекты светского общение ей преподавать не нужно с восемнадцати до двадцати двух она вполне свободна.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям