0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 1. Крылья для нее (эл. книга) » Отрывок из книги «Крылья. Крылья для нее (#1)»

Отрывок из книги «Крылья. Крылья для нее (#1)»

Автор: Новикова Юлия

Исключительными правами на произведение «Крылья. Крылья для нее (#1)» обладает автор — Новикова Юлия . Copyright © Новикова Юлия

ПРОЛОГ

– Дима,  я думаю Петр прав. Для  Катерины будет полезно осмотреться, попробовать вкус свободы. Тем более, о ней будет кому позаботиться в Оклахоме.
Темноволосый мужчина, одетый в дорогой темно-синий костюм, тяжело вздохнул и отвернулся к окну. Его супруга секунду колебалась, но подошла и встала за его спиной. Она участливо обняла мужа за плечи.
– Дорогой, я понимаю твое беспокойство, но Полина хотела бы, чтобы ее дочь посмотрела мир, получила хорошее образование и познакомилась ближе с родственниками.
При упоминании имени бывшей жены Дмитрия Ворошилова, Маргарита невольно поморщилась. Мужчина этого не мог видеть. Полина три года как умерла, но ее призрак все еще витал рядом. Бороться с ним становилось все тяжелее и тяжелее.  Самое главное напоминание о прошлой семейной жизни Дмитрия всегда было перед его глазами – двенадцатилетняя Катерина. С этим нужно было что-то делать, и срочно. 
– Я верю, что твоя дочь ничего не потеряет, а только приобретет, - продолжила заверять Маргарита. – И не беспокойся, что вы не будете видеться. Соединенные Штаты – это не Луна. Туда летают самолеты. К тому же, так ей будет легче привыкнуть к изменениям, случившимся в нашей семье.
Женщина говорила о браке, в который они вступили полгода назад. Катя была слишком привязана к матери,  поэтому не спешила принять мачеху и ее девятнадцатилетнего сына Антона. 
Старший брат Полины совсем недавно связался с Дмитрием. Разговор, состоявшийся между ними, оставил неприятный осадок на душе Ворошилова. Петр предлагал мужу сестры отпустить Катю к нему в Америку – жить и учиться. Мужчина вслух озвучил свои опасения, что новый брак Дмитрия может негативно сказаться на психике подростка.  Кроме того, у него было достаточно средств, чтобы обеспечить девочке достойную жизнь на время ее пребывания в Оклахоме.  
Ситуация была, действительно, сложной. Маргарита и Катерина не находили общий язык. Девочка воспринимала в штыки любые слова мачехи. Атмосфера в доме была постоянно накалена. Дмитрий тяжело переживал это. Предложение Петра было заманчивым, оно сулило решение проблемы, но мужчина не хотел отпускать своего ребенка за границу. 
– Я все понимаю, Рита, - снова вырвался тяжелый вздох из груди мужчины. – Но не будет ли это выглядеть как предательство с моей стороны?
Ворошилов озвучил свои самые страшные сомнения. Маргарита на это только плотнее сжала зубы. 
– Что за глупости? Если не сейчас, то со временем она поймет, что ты действовал только ей во благо. 
Как же Дмитрий хотел верить в слова жены. Но на душе было тяжело.
– Если бы ты оказалась права, дорогая…

 

***


Катя выглядывала из-за угла гаража, с интересом рассматривая действо, разворачивающееся на ее глазах. Ни Антон – ее сводный брат, ни его друг Денис пока не заметили юную шпионку. 
Спортивный автомобиль Дениса Нагорного блестел своими серебряными боками, на которых были прорисованы огромные черные крылья – по одному с каждой стороны.  Двигатель негромко урчал, словно огромный голодный хищник. Высокий крепкий парень с гордостью смотрел на своего железного коня. 
Но не только красивый автомобиль притягивал внимание Кати. Девочка не могла оторвать глаз от темных волос юноши, в которых, казалось, запутались солнечные лучи, а белозубая улыбка Нагорного  просто зачаровывала ее. Что и говорить, двадцатиоднолетний молодой мужчина производил впечатление, даже не прикладывая к этому никаких усилий. 
– Ты только послушай эту малышку, - довольно обратился Денис к Антону. – После того, как над ней поработал Марат, крошка заставит глотать пыль даже Кощея. 
Его золотоволосый друг согласно кивнул головой. Новая машина приятеля выглядела внушительно. Именно такие имели все шансы придти первыми на нелегальных гонках, в которых оба парня участвовали регулярно.И главным их соперником был именно Кощей – Олег Смирнов – старый недруг Дениса еще со школьных лет. Сколько себя помнил, Антон всегда наблюдал за противостоянием этих двоих.
– Все никак не отпустишь? – поморщился парень.
Улыбка тут же исчезла с лица Нагорного. Вместо этого его лицо исказила гримаса презрения.
– Никогда, - коротко ответил он.
Антон понимающе кивнул головой. Парень не стал развивать эту тему, отлично зная, что она неприятна Денису. Год назад его приятель увлекся девчонкой с факультета журналистики Кариной – дочерью известного в городе судьи. Но его обставил Смирнов. После непродолжительных ухаживаний Дениса, девушка выбрала извечного соперника Нагорного. И хотя их отношения долго не продлились, но неудача негативно сказалась на приятеле Антона. Тот стал жестче в отношении девушек, менее разборчив в связях и ни одна из его партнерш не задерживалась рядом с ним дольше двух недель. 
Катя следила за Антоном и его другом с интересом, свойственным всем юным особам, которые только вступили в пору юности. Девичье сердечко отчего-то трепетало, стоило только глазам остановиться на гордом профиле темноволосого красавца или спуститься ниже, к крепкому скульптурному телу.  Еще не осознавая этого, она впервые в своей жизни на себе ощущала все прелести первой влюбленности. Это было едва различимое чувство, пока только зарождающееся в юной душе, лишенной искушений.
В этот момент взгляд Дениса остановились на девочке, выглядывающей из-за угла. Усмехнувшись, он толкнул локтем приятеля.
– Смотри, гадкий утенок за нами подглядывает. 
Антон посмотрел в сторону девочки, а Катя резко нырнула обратно за угол, прячась от насмешливых глаз. Сердечко в груди трепетало, стучась о ребра так, словно хотело немедленно проломить их и прорваться наружу.
– Эй, Птенчик, иди сюда. Чего прячешься? – вновь подал голос Денис.
Он лукаво подмигнул другу, предвкушая забаву. Не в первый раз он видел сводную сестру Антона, и каждый раз та забавляла его своим восхищенным взглядом и скованностью. С его точки зрения, ничего особенного: просто нескладная влюбленная девчонка.  Парень отметил для себя ее светло русые жидкие волосы, заплетенные в обычную косичку, слегка вздернутый носик, пухлые, словно искусанные губы, льдисто-голубые, как у собак породы хаски, глаза. Разглядывая девочку, Денис даже на перспективу определял ее как дурнушку. 
В тот момент парень хотел позабавиться, поэтому снова ласково позвал девочку.
– Ну, давай, глупышка. Выползай из своей раковины. Хочешь, я тебе дам посидеть в своей машине, - заманивал он ее.
Катя все еще сомневалась. Но чарующий, хрипловатый голос не отпускал, рождая в теле незнакомые чувства: дрожь и предвкушение. Ну и пусть рядом с этим взрослым парнем стоит ненавистный Антон. Главное ведь, что Денис ее позвал. 
Несмело девочка вышла из своего укрытия. Шаг за шагом она медленно приближалась к парням.
– Зачем тебе это, Дэн? – с сомнением обратился к другу Антон.
Ему стало не по себе от взгляда друга. Было в нем что-то жесткое, хотя внешне казалось, что тот излучает доброжелательность. Но парень знал этот взгляд. Ничего хорошего он не предвещал.
– Подожди, - негромко и нетерпеливо бросил в его сторону Денис. – Малявка, похоже, слюнки по мне пускает. Это будет забавно.
Катя не слышала этих слов. Она не сводила глаз с объекта своего тихого обожания. Дождавшись, когда девочка поравнялась с автомобилем, Денис приглашающим жестом указал ей на водительское сидение. 
– Смелее, птенчик, - поощрил он ее.
Катя послушно устроилась на водительском кресле. Детские ладошки легли на рулевое колесо, несмело погладили его. В салоне пахло туалетной водой Дениса, пластиком и кожей – сводящий с ума аромат.
– Нравится? – усмехнулся Денис.
– Да, - с придыханием ответила Катя.
Парень позволил ей насладиться моментом, и вдруг произнес:
– Запомни это чувство. Больше не доведется здесь оказаться. А теперь проваливай отсюда. Не по Птенчику шесток.
На губах играла все та же дьявольская улыбка, но глаза были холодны, словно покрыты непроницаемой коркой льда.
Катя растерялась от пренебрежительного тона, с каким говорил Денис. Он явно насмехался над ней. И от понимания этого сердце девочки заныло, а к глазам подступили предательские слезы. Она все еще боролась с ними, когда Денис продолжил:
– Все вы одинаковые. Только ты пока пустышка нескладная. Но пройдут годы, и как все трусы спустишь по первому требованию. И не важно будет перед кем, лишь бы тачка покруче, да кошелек потолще. 
Антон с недоумением посмотрел на друга. Каким бы циничным по отношению к девушкам тот ни был, но парень не ожидал от Дениса подобных слов. Все же сводной сестре было только двенадцать – ребенок, по сути. Слова же Нагорного предназначались особам куда старше.
Катя вышла из машины. Обида схватила за горло невидимой рукой, забрав с собой ее голос. Она смотрела на самое красивое лицо, которое когда-либо видела, но теперь его искажала злоба. Денис буравил ее неприязненным взглядом, казалось, с нетерпением ожидая реакции оскорбленной девочки. И словно поощрял этим взглядом: «Ну, давай, зареви».
Катерина сдержала слезы. Она никак не могла понять, почему  Денис сказал эти слова. Но не в ее характере было отмалчиваться, когда обижают. Нагорный не знал, что все близкие считали юную Ворошилову маленькой копией своего отца. По крайней мере, в том, что касалось внутренней силы и стойкости. 
Собравшись, Катя вскинула подбородок и посмотрела прямо в глаза обидчика.
– Пройдут годы,  - напомнила она ему его же выражение, - и ты захочешь взять свои слова обратно.  А машина…
Девочка бросила взгляд на дорогой автомобиль. 
– Сам мне ее предложишь. Я же подумаю еще – принимать ее или нет.
С этими словами она развернулась и бросилась в сторону особняка. Подальше от глаз цвета шоколада и надменной улыбки чувственных губ. Вслед ей летел смех парня. Он не поверил словам, брошенным ею в запале.
– Не родилась еще та, что заставит меня сложить крылья. Еще полетаю, - перестав смеяться, громко произнес Денис. 
Антон осуждающе покачал головой. Впервые он не одобрял действия друга. В голове вдруг проскочила мысль, что зарекаться в этой жизни нельзя. Ты словно играешь с Судьбой, бросая тем самым ей вызов. И Судьба, велика вероятность, его примет.

ГЛАВА 1

6 лет спустя
Звонок мобильного телефона ворвался в сознание Дениса неожиданно. Настолько, насколько можно считать неожиданным нечто подобное в девять часов утра в субботу. Хмель так и не выветрился за ночь, удерживая мозг мужчины в тумане еще какое-то время. Была надежда, что неизвестный садист успокоится и передумает доводить его, Дениса, до белого каления. Но телефон продолжал звонить, оставаясь равнодушным к мучениям мужчины.
Откуда-то справа раздалось недовольное ворчание. Хриплый ото сна женский голос попросил выключить аппарат. Денис, не переворачиваясь с живота на спину, хлопнул ладонью по тумбочке, где с вечера оставлял телефон. Подхватил его, поднес устройство к лицу и с трудом сфокусировал на экране взгляд. Абонент оказался знакомым. Поколебавшись мгновение, Нагорный нажал на прием вызова.
– Ты что, Косарь, с ума сошел? Какого черта звонишь в такую рань? – недовольно проворчал Денис своему агенту.
– Дэн, это я должен интересоваться какого черта. Почему ты еще не в пути, - услышал он в ответ такой же недовольный, как у самого, голос приятеля.
Денис никак не мог собрать мысли в голове. Что-то важное крутилось на периферии сознания, что не давало покоя, но он никак не мог вспомнить что именно. Пятничный вечер прошел бурно, как обычно. Лошадиная доза алкоголя, принятая в одном из столичных клубов, завсегдатаем которого он был, сделала свое коварное дело – память отказывала мужчине.
– Надеюсь, ты не забыл, что вечером у тебя важный заезд? - Косарь, или Владислав Полонский, решил облегчить судьбу подопечного. Занимался он этим в последнее время с завидной регулярностью.
Полонский умело вел переговоры от лица Дениса с распорядителями гонок и другими легионерами Котла. Кроме того, на его плечах были все организационные работы: начиная с заказов билетов, заканчивая организацией технического обслуживания автомобиля Нагорного.
– Проклятье, точно, - выругался Денис, переворачиваясь на спину.
Ведь он хотел на этот раз придержать коней. Но что-то пошло не так. Ах, да, сексуальная блондиночка, подсевшая за их столик. Он не мог не уделить ей внимания. А затем был алкоголь. Снова алкоголь. Блондиночка пошла в разнос: сняла с него футболку прямо там, в клубе, облизала всего, словно леденец. Ее шаловливые пальчики скользнули за пояс джинсов, пробрались в трусы и методично наглаживали уже стоявший член. Дикое желание накрыло с головой.
Куколка была что надо. Повернув голову в сторону другой половины кровати, Денис довольно хмыкнул. Да, точно, что надо. Белое облако волос рассыпалось по обнаженной спине и подушке. Мужчина провел пальцами по нежной коже вчерашней нимфы.
«Повторить что ли…»
– Я предупреждал тебя, Дэн – твои вечные гулянки рано или поздно сыграют с тобой злую шутку. Ты нужен на трассе бодрым, с холодной и трезвой головой, - ворвался в сладкие размышления все еще недовольный голос Полонского.
– Не бубни, Косарь, - поморщился Денис. – К вечеру буду огурчиком. Сейчас соберусь, и выдвигаюсь. Тачка готова?
– Да, техник уже провел осмотр, еще вчера. Ждет тебя в ангаре. Дело за тобой.
– Ну и ладно. Это главное. Приеду, еще раз осмотрю.
Полонский не удивился. За годы, что о провел рядом с Нагорным, привык к тому, что свою любимицу Денис осматривает перед выездами всегда сам. Это стало его своеобразным ритуалом. Пусть Котел и не Формула-1, но игроки там серьезные, да и деньги крутятся не малые.
Приятели попрощались, и Денис бросил телефон обратно на тумбочку. Он повернулся на бок и притянул к себе спящую девушку. Та недовольно что-то проворчала, но на настойчивые ласки отозвалась. Мужчина отправился путешествовать по женскому телу: одной рукой сжал небольшую, но упругую грудь, другой вклинился между парой стройных ног. Пальцами он отыскал влажный вход, и скользнул в горячую глубину любовницы. Нимфа сладко застонала. Но Нагорному этого было чертовски мало. Зубами он не сильно впился в плечо девушки, ускорив движение пальцев у нее внутри. Любовный сок стекал по ним, подтверждая, что тело готово к вторжению.
Убрав пальцы, Денис отстранился на время. Достал из прикроватной тумбочки презерватив, и быстро раскатал его по члену. Мужчина накрыл тело незнакомки (память так и не поделилась информацией относительно ее имени) собой, и коленом раздвинул ноги девушки. Он рывком ворвался внутрь, заполняя собой лоно. Пульсирующий от желания член, обожгло горячей влагой. Движение бедер вперед – и Нагорный протолкнулся на всю глубину. На мгновение замер, чтобы в следующую секунду устремиться назад. И снова вперед – выпад.
Кровь разогналась в венах, грудную клетку сдавило от сладостного предвкушения. Не думая о желаниях партнерши, Денис удовлетворял собственное желание: быстро и мощно, без ласк и нежных слов, неистово и жестко.
Блондинка стонала громко, где-то переходила на крик. Мужчина поморщился, но не отвлекся. Закинув правую ногу девушки себе на плечо, он вошел еще глубже, хотя, казалось бы, глубже уже некуда. Спустя несколько минут бешеной гонки, Денис пришел к финишу, оставив партнершу позади. Но это его не сильно волновало. Свое она получила вчера.
Неплохой допинг для утра. Почти такой, как кружка крепкого кофе. К сожалению, даже в свои двадцать семь для Дениса секс с очередной безликой подружкой ровным счетом ничего не значил – просто снятие напряжения. Он никогда не брал их силой. Они всегда сами предлагали себя. А кто же откажется от такого предложения? Вот и он не отказывался.

Мужчина, лежавший в постели и отдыхавший после сексуальных утех, даже не догадывался, что Судьба уже вошла в его жилище и остановилась рядом. С легкой улыбкой на губах невидимая черноволосая дама смотрела на сплетенные в экстазе тела. Для этой особы не существовало временных границ. И вот она здесь, спустя шесть лет после вызова, который он ей бросил, готовая сыграть.
Денис дернулся, словно что-то почувствовал. Но уже в следующее мгновение блондинка притянула его к себе, и он вновь отдался наслаждению. Невидимая дама неслышно хмыкнула и исчезла.


***


Аэропорт был наполнен людьми. Мужчины, женщины, дети – бесконечный поток двигался в разных направлениях, создавая разноцветные живые волны. Если бы Антон прислушался, он мог бы различить нестройный хор голосов и звуков – музыку этого места, где одна судьба пересекается с другой. Но молодой мужчина не занимался глупостями. Он сосредоточенно выглядывал в этом живом потоке лишь одного человека. У него была фотография на телефоне, что-то осталось в памяти из прошлого, но даже это не помогло ему вовремя выхватить из толпы искомый объект.
– Hi, - кто-то сзади звонко хлопнул его по плечу.
Антон даже дернулся от неожиданности. Мужчина обернулся и натолкнулся на пронзительный взгляд льдисто-голубых глаз. Они смотрели на него с насмешкой, и Ледов готов был поклясться, что видел крохотные искорки в их глубине. На лице особы, стоявшей перед ним, тоже блуждала ехидная улыбка.
– Ка-катя? – заикнувшись в начале, поинтересовался Антон.
Мужчина был удивлен. Даже сейчас, видя знакомые глаза необычно яркого и холодного цвета, он не сразу узнал свою сводную сестру.
– Была ею с утра, - мелодичным голоском ответила девушка.
Она надула небольшой белый пузырь из жевательной резинки, и тут же его схлопнула. На проколотой нижней губе слева двумя стальными шариками блеснула подкова. Еще один прокол обнаружился на крыле носа справа. Там блестела бриллиантовая головка сережки-гвоздика.
Небрежным жестом Катя пропустила через пальцы распущенные волосы, отбрасывая их назад, чтобы не мешали. Глубокого красного оттенка на макушке, плавно переходящие в золотистые на концах, пряди волнами опали на плечи.
На девушке кроме светло-голубой джинсовой рубашки поверх белой майки, была одета короткая винтажная юбка с мелким цветочным принтом и широким кожаным ремнем. Легкомысленный наряд демонстрировал стройные ноги, обутые в короткие сандалии-гладиаторы на плоской подошве. За спиной у Кати висел небольшой рюкзак из коричневой кожи, руки прятались в перчатках с обрезанными пальцами. Такие перчатки были и у Антона. Ими он пользовался, когда находился за рулем своего спортивного автомобиля.
Внешний вид сводной сестры его явно впечатлил. Она была похожа на оторву, но оторву с достаточно выразительными формами: небольшой высокой грудью, хрупкими плечиками, тонкой талией и аппетитной попкой. И куда только делась та угловатая девочка, которую они с Денисом прозвали гадким утенком. Похоже, за прошедшие шесть лет с момента их последней встречи девушка превратилась из гадкого утенка в очаровательного лебедя. Хотя и слишком яркого, на вкус Антона.
– Совру, если скажу, что скучала. Так что, братик, я скучала, - хмыкнула Катя. – Ну, что, топаем на выход, или так и будем соляным столбом стоять?
Антон, наконец, пришел в себя. Он против воли улыбнулся.
– Ну, пошли, сестренка, - в тон ей ответил парень.
Забрав багаж, Антон и Катя направились на выход из аэропорта. На парковке быстро погрузились в спорткар молодого человека. Устраиваясь спереди, девушка одобрительно присвистнула.
– Неплохая машинка, - заметила она, когда Антон уже выезжал на трассу.
– Согласен. Она стоит тех денег, которые за нее заплатили.
– Мамочка с «папочкой» расщедрились? – поддела «братика» Катя.
Антон бросил на нее короткий недовольный взгляд и пренебрежительно фыркнул.
– Заработал. Я, знаешь ли, работаю. Но что я тебе рассказываю, ты ведь далека от этого.
– Хочешь сказать, что не доросла до взрослых тем? Ты, Антон, совершенно ничего обо мне не знаешь. Я шесть лет провела в Америке. Полагаю, ты был бы удивлен, если бы узнал, чем я там занималась.
– Ооо, - протянул парень. – Все хотя бы прилично?
Он спросил это беззлобно, и Катя поддержала легкий тон.
– Когда как, - загадочно ответила она.
Мужчина разогнал автомобиль до ста восьмидесяти километров в час, отчего Катю вжало в сидение. Но, казалось, ее это не испугало и не удивило. Она подняла вверх руки и громко закричала радостное «уух».
Антон вдохновился реакцией сводной сестры, и постарался до самого дома не сильно сбрасывать скорость. Что-то внутри него говорило, что приезд Катерины внесет приятное разнообразие в будни семьи.


***


Ворошилов волновался. Обстановка к этому располагала: в той же гостиной, что и шесть лет назад, он вел разговор со своей второй женой о любимой и единственной дочери.
Маргарита Львовна сидела на диване, лениво откинувшись на его спинку. Из-под накрашенных ресниц она спокойно наблюдала за метаниями супруга. Мужчина ходил из одного угла комнаты в другой, останавливался, снова ходил, пока не замер перед окном.
– Не волнуйся ты так, Дим, - решила, наконец, она попытаться разрядить обстановку. – Теперь, когда дочь снова рядом, вы наладите общение. Я поговорила с Антоном. Он поможет девочке влиться в наш круг.
Женщина говорила правду. Она разговаривала с сыном. И, действительно, просила того присмотреть за девушкой. Хоть она и не испытывала к падчерице теплых чувств, Ворошилова решила присматривать за ней. С того времени, как они с Дмитрием объединились (вдовец и вдова являлись представителями двух сильных и влиятельных семейств города), она считала себя обязанной следить за репутацией новой ячейки общества. От юной девушки, которая шесть лет провела за границей, вдали от родины, можно было ожидать любую неприятность. Вряд ли дерзкая еще в свои двенадцать, Катя сильно изменилась сейчас.
– Да, Рита, это хорошо, - через плечо послал ей ответ Дмитрий. – Но шесть лет моя дочь была предоставлена себе. Как это сказалось на ней? В нашу последнюю встречу, она вела себя сдержанно. Не могу даже с уверенностью сказать, что она была рада меня видеть. И это не удивительно. Я, наверное, плохой отец. Нельзя перекладывать обязанности по воспитанию ребенка на чужие плечи.
– Не говори глупостей, - убежденно возразила Маргарита. – Она не была предоставлена сама себе. С ней был Петр и его дети. Они почти ровесники. Уверена, Катя все это время жила в окружении любви и заботы. Если бы все было плохо, если бы она страдала, девочка сообщила бы тебе. Не накручивай себя. И, кстати, ты отличный отец. Катя знает это. Мы предоставили ей отличную возможность посмотреть мир, обрести самостоятельность. А сейчас, когда она вернулась, у тебя с дочерью есть время наверстать упущенное. Она ни в чем не будет нуждаться.
Ворошилов обернулся к жене, подошел, протянул руки. Маргарита вложила свои кисти в его ладони, и встала. Легко коснулась губами мужских губ.
– Мы – семья, Дима. Все проблемы будем решать вместе. Я не оставлю Катю, помогу привыкнуть к изменениям в ее жизни.
– Спасибо, тебе, - благодарно привлек к себе супругу Дмитрий. – Что бы я без тебя делал.
В этот момент в дом вошли Антон и Катерина. Ворошиловы вышли их встречать. В первое мгновение между родственниками воцарилась тишина. Маргарита в изумлении выгнула брови, Дмитрий невольно нахмурился, рассматривая новый образ дочери. Еще несколько месяцев назад, когда они встречались, она выглядела несколько иначе: не было пирсинга, волосы хоть и были покрашены, но не настолько ярко. Все в облике Катерины выдавало ее бунт, протест, против того, что случилось. Да, девушка не горела желанием возвращаться на историческую родину. Это Дмитрий посчитал, что прошло достаточно времени, чтобы семья, наконец, воссоединилась. К тому же, пришло время Екатерине получать высшее образование. Потерять дочь еще лет на пять, мужчине не хотелось.
– Эээ, добро пожаловать домой, Катерина, - первой пришла в себя Маргарита.
Заготовленное заранее продолжение «чудесно выглядишь» женщина просто проглотила. Она постаралась послать падчерице свою самую теплую улыбку, но девушка не поверила в ее искренность.
– Добрый день, - сухо поздоровалась Катя.
– Здравствуй, дочка, - встрепенулся и Ворошилов.
– Папа, - отметила девушка.
Катерина оставалась безучастной к происходящему. На ее лице не отразились никакие эмоции: ни радость, ни разочарование, ни пренебрежение. Дмитрия Петровича хоть это и задело, но он смог внутренне восхититься выдержкой дочери. Не могла она оставаться равнодушной к происходящему, но эмоции скрывала хорошо.
Неловкую паузу решил нарушить Антон.
– Пока вы приходите в себя, я отнесу вещи в комнату Кати. Заодно и напомню сестрице, где ее апартаменты, - с показным воодушевлением потянул он Ворошилову младшую в сторону лестницы.
Взрослые не нашлись что на это возразить. Они, молча, смотрели, как молодые люди поднимаются на второй этаж.
– Все будет куда сложнее, чем мы предполагали, - отчего-то сделала заключение Маргарита Львовна, тихо обращаясь к мужу.
– Мне нужно с ней поговорить, - обреченно ответил Ворошилов.
Он был согласен с супругой, что впереди всю их семью ждут непростые времена.
Тем временем, Катя расположилась в своей комнате. Антон ушел по своим делам, и девушка устало опустилась на постель.
Прошло шесть лет, как она покинула это помещение. С того времени мачеха успела приложить руку к дизайну комнаты. Исчезли бледно-зеленые обои с любимым ею когда-то цветочным панно – подарком мамы. Вместо них стены теперь были выкрашены в бежевый цвет. На одной из них, противоположной глубокому алькову, в котором сейчас стоит полукруглая кровать, красуется огромный цветочный принт в виде ветки орхидеи.
Вся цветовая гамма спальни Кати теперь была выдержана в кофейных и лиловых тонах: начиная с небольших подушек на кровати, заканчивая мебелью. И даже легкая, словно облако, тюль, отделяющая спальное место от остальной части помещения, и то была украшена бледно-лиловыми цветками экзотического растения.
Дорого, со вкусом, но чересчур непривычно для Катерины. Со сменой дизайна исчез и дух комнаты, который еще помнил присутствие мамы девушки.
Запретив себе погружаться в грустные воспоминания, Ворошилова младшая извлекла из рюкзака лэптоп. Загрузив его и выбрав программу для видеосвязи, она набрала знакомый номер. Спустя несколько длинных гудков, на экране возникло заспанное лицо ее двоюродной сестры.
– О, Кэт, я рада тебя видеть, но предпочла бы лицезреть тебя позже. Ты знаешь, сколько сейчас времени? – на английском произнесла кареглазая брюнетка с другого конца Земли.
– Рейчел, извини что разбудила. Просто ты сама просила позвонить, когда я доберусь. Вот теперь я в городе, в доме отца и мачехи. Встреча прошла лучше, чем я ожидала, но мне все равно не по себе, - поделилась первыми впечатлениями Катя.
– Так и должно быть, дорогая, - зевнула ее собеседница.
– Ладно, как-нибудь справлюсь. Надеюсь, ты помнишь о нашей договоренности? Мне нужно, чтобы все было выполнено в точности так, как я сказала.
– Конечно, Кэт. Груз должен уже пребыть. Луи договорился с принимающей стороной, так что с тобой свяжутся. Проблем быть не должно. Счет открыт, как ты и просила, - отчиталась сестра.
– Отлично.
– И еще, Кэт, - Рэйчел замялась, словно что-то мешало ей продолжить.
Катерина нахмурилась. Пауза, созданная двоюродной сестрой, не предвещала ничего хорошего.
– Нейтон выяснил, куда ты уехала, - покаянно призналась девушка.
– Что? – простонала Катя. – Только этого не хватало.
Нейтон Сторн был парнем Екатерины на протяжении полугода. Симпатичный парень – мечта любой девушки – он отличался взрывным характером и маниакальным чувством собственника. Плохой мальчик из вполне обеспеченной семьи, он ни в чем не знал отказа до встречи с Кэт, как называли ее американские друзья.
– Не думаю, что ему хватит мозгов явиться сюда. Это слишком даже для Нейтона, - не уверенная в своих же словах, сказала Катя.
– Даже не знаю, дорогая. Мне кажется, что он так и не смирился с вашим разрывом.
– Плевать, - резко воскликнула Катя. – Он далеко. Даже для такого собственника как Сторн путешествие на другой конец Земли ради самоутверждения – действие на грани фантастики.
Рейчел повеселела. Ее радовала подобная убежденность сестры. Об одном все же девушка решила умолчать, чтобы не волновать Катю: Нейтон пообещал, что вернет Кэт, чего бы ему это не стоило.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям