0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Легенды Золотой Империи. Ловушка на демона » Отрывок из книги «Легенды Золотой Империи. Ловушка на демона»

Отрывок из книги «Легенды Золотой Империи. Ловушка на демона»

Автор: Эльба Ирина и Осинская Татьяна

Исключительными правами на произведение «Легенды Золотой Империи. Ловушка на демона» обладает автор — Эльба Ирина и Осинская Татьяна . Copyright © Эльба Ирина и Осинская Татьяна

Ирина Эльба & Татьяна Осинская

 

 

ЛОВУШКА НА ДЕМОНА

 

Глава 1

Небольшой серый дом, чуть покосившийся от старости, ничем не выделялся среди десятка других точных копий. Некогда добротная деревянная крыша изрядно потемнела, покрывшись пятнами плесени и мхом, расползающимся вместе с сыростью по всему городку. Дождь здесь лил беспрестанно.

Город Аваль находился на западе Империи, совсем рядом с Графитовым морем, из-за чего его постоянными гостями были туман, промозглые ветра и слякоть. Многочисленные болота раскинулись до самых Холмов, добавляя и без того унылому пейзажу нотки отчаяния.

Несмотря на то, что дома строили с использованием магии и специальных составов, они не выдерживали столь промозглой погоды и всего за несколько лет приходили в полную негодность. Что уж говорить о людях с серой от недостатка солнца кожей, тусклыми уставшими глазами и кашлем, таким же влажным, как здешняя погода?

Проводив взглядом немолодую женщину с объемной продуктовой корзиной в одной руке и дырявым ломаным зонтом в другой, я покачала головой и медленно поднялась по каменной лестнице. Несколько ударов тяжелым кольцом по темной древесине косяка, и дверь отворилась. Показав металлический круг с символикой Ордена, я прошла в узкий коридор, едва освещаемый одинокой лампой под потолком.

– Здравствуйте, госпожа, – глухо зашептал невысокий мужчина.

Единственной примечательной деталью в его внешности казались круглые очки в тонкой оправе – в остальном облик нанимателя был столь же серым и унылым, как и сам Аваль. Забрав из моих рук насквозь промокший плащ, серый человек аккуратно развесил его на вешалке и повел меня вглубь дома.

После сумрачного коридора просторная гостиная показалась неимоверно светлой, хотя на самом деле здесь было не светлее чем на улице. На кремовом диване, ссутулившись, сидела молодая женщина с кружкой в руках. Она никак не отреагировала на мое появление, продолжая смотреть в одну точку. Весь ее облик говорил о постигшем дом несчастье: ранняя седина, словно пеплом, припорошила волосы, а несвежее платье изрядно помялось.

– Это моя жена, – едва слышно представил наниматель.

Поставив сумку у ближайшего к камину кресла, я прошла к дивану и опустилась на край. Аккуратно забрав остывшую чашку, я отставила ее на столик, чтобы осмотреть хозяйку дома. Кисти ее рук были холодны и слегка подрагивали, будто она только что вернулась с долгой прогулки, а не находилась в протопленной комнате. Кожа до локтя оказалась чистой, почти прозрачной, с тонкими синими ниточками вен. А вот выше шли маленькие черные пятна. На шее и в вырезе платья они разрастались, местами сливаясь в единый причудливый узор, предрекая своему носителю скорую смерть.

– Как давно появились отметины, господин Дукан?

– Неделю назад, госпожа Изгоняющая.

– А на вас?..

– Несколько пятен… Проявились вчера.

Наниматель поспешно скинул пиджак и закатал рукава рубашки, демонстрируя пять черных точек, но значительно крупнее по размеру, нежели у госпожи Дукан.

– Вы маг? – глядя на отметины, уточнила я.

– Очень слабый. Всего одна единица. Мать была ведьмой.

– Не стоит расстраиваться, господин Дукан. Только это вас и спасло. Где девочка?

– В дальней комнате. Мы закрыли ее. Я пытался несколько раз зайти и покормить, но… – голос родителя дрогнул и он отвернулся, стараясь скрыть слезы.

– С момента заявки в Орден прошло две недели. Если ваши отметины проявились только сейчас, значит демон в ребенке совсем слабый. С ней все будет хорошо, господин Дукан, но нужно спешить. Чем дольше малышка соприкасается с тонкоматериальной сущностью, тем сильнее страдает ее душа.

– Да-да, госпожа, пройдемте!

Подхватив сумку, я последовала за нанимателем. Впрочем, провожающий был не нужен – чем ближе мы подходили к помещению, в котором находилась одержимая, тем толще становился ковер из мертвых насекомых.

– Простите за это, – дергано махнул рукой несчастный отец. – Я пытался убирать, но они лезут снова и снова.

Я промолчала, не желая пугать господина Дукана еще больше. Ни к чему ему знать, что при более сильном подселенце, помимо мертвой мошкары, его дом украшали бы трупы крыс, ворон и прочей мелкой живности. Но это относилось только к классификации низших демонов.

– Скажите, госпожа, а моя жена…

– Как только мы изгоним демона, ей станет лучше. Подчиняющие отметины сойдут, и она придет в себя.

– Спасибо, госпожа!

– Пока еще не за что, – я покачала головой и оттеснила господина Дукана от двери, которую он попытался открыть. – Дальше я сама. Скажите, вы умеете варить бульон?

– Д-да…

– Тогда вам есть, чем заняться. Малышка наверняка захочет есть после стольких дней вынужденного голода, но первое время можно давать лишь жидкую пищу, чтобы не болел живот. Вы меня услышали?

– Да, госпожа!

– Тогда ступайте на кухню. И, что бы вы ни услышали, не заходите, пока я вас не позову.

Покивав, господин Дукан бросил последний взгляд в сторону комнаты, а затем поспешно удалился. Несмотря на страх за ребенка, он старался быть сильным, однако родительское сердце могло не выдержать и погнать его на помощь дочери. Поэтому, подойдя ближе к двери, я нарисовала руну Замка, чтобы мне точно никто не помешал.

Дверь поддалась с натужным скрипом, сдвигая с пола мягкий ковер из насекомых. Оглядевшись, я подошла к небольшой тумбочке и, поставив на нее сумку, щелкнула замками.

– Как твое имя, демон? – тихо спросила я, зная, что меня услышат.

– Имя мне – Легион! – привычно, даже как-то скучно отозвалась тонкоматериальная сущность, а затем издала каркающий смех.

– Знаешь, с учетом того, сколько низших Орден уничтожил за последний год, от вашего легиона уже ничего не осталось.

– Нас нельзя уничтожить, смертная! – зашипел демон и, наконец-то, выполз из своего угла на свет.

Маленькая девочка, не больше шести лет. Некогда светлые волосы сбились в грязную паклю с налипшей пылью и мертвой мошкарой. Цвет пижамы угадывался лишь по редким, чистым от крови и рвоты, пятнам. Да-а-а, обычно демоны относились к своим носителям бережнее.

– Отвратительное зрелище, – прокомментировала я и извлекла из сумки черную свечу. – Из всех сущностей, которые я изгоняла, ты самая жалкая.

– Жалкая? – заверещал подселенец и приготовился к прыжку. – Я буду последним, кого ты увидишь в этой жизни!

Чем слабее демон, тем он самоувереннее. Высшие были осторожными и хитрыми, иногда годами скрываясь в чужих телах и используя их как сосуды. Вычислить таких получалось нечасто, и со временем они поглощали душу своего носителя. Для Изгоняющего встреча с подобным существом была хоть опасна, но более предпочтительна, ведь нас не сдерживала необходимость спасти одержимого. При полном слиянии с телом демоны могли использовать магию тонкого плана, становясь чрезвычайно опасными соперниками, поэтому после первой же провальной попытки изгнания их били на поражение, не боясь осуждения со стороны императора или народа.

С низшими демонами было иначе. Высшие подселяли их в создания, слабые духом. Тонкоматериальная сущность полностью подавляла чужую волю, а затем высасывала жизненные силы у носителя и заражала окружающих, питаясь их страданиями и энергией смерти. Уничтожить подобных тварей было легко, но Изгоняющему в первую очередь следовало думать об одержимом и его душе. Именно для ее спасения мы проводили долгие и энергетически затратные обряды, отделяя подселенца от тела. В некотором смысле этот процесс походил на работу целителя, убивающего паразита внутри пациента, чтобы затем постепенно вывести остатки наружу, избежав отравления организма. Только если при наличии паразита тело отравлял яд, то наших пациентов – тьма. Последствия ее воздействия были совершенно непредсказуемы.

В моей практике имелся примечательный случай. В одно из путешествий по окраине Империи я наткнулась на деревеньку в сто домов. Местные жители оказались весьма недружелюбными, но отказать в приюте длани Ордена не посмели. Выбирая место для ночлега, я внимательно осматривала каждого встречного и понимала, эта вражда – не признак ненависти именно ко мне, а проявление страха. Что-то спрашивать или узнавать у деревенских не имело смысла: они не сказали бы ни слова, боясь накликать беду на свои семьи. Мне оставалось только смотреть, подмечать и анализировать – в общем, выполнять привычные действия. Как только ночь вступила в свои права, я отправилась на охоту.

Найти логово твари, запугивающей местных жителей, не составило труда. О нем шептал ветер, принося из густых зарослей запах разложения. На него указывал мох, что стелился по земле и деревьям: чем ближе я подбиралась к своей жертве, тем гуще и темнее становился малахитовый ковер, напитавшийся силой чужой смерти.

На опушке леса в окружении буйной зелени находился нужный мне дом. Ошибаются те, кто ищет обитель темных тварей в мертвых лесах, в окружении ссохшихся деревьев или болот. Нет! Чаще всего тьма живет в маленьких уютных домах, среди вечно цветущей природы. Почему? Потому что отдает земле тела своих жертв, питая травы и деревья самым лучшим удобрением.

Добравшись до дома, освещенного множеством светлячков, я отворила дверь и осторожно вошла внутрь. Пол устилали лоскутковые дорожки, на стенах были закреплены подсвечники с толстыми коричневыми свечами, от которых лился мягкий свет. Справа начиналась лестница на чердак, а напротив располагались две двери. Отголосок темной силы манил меня в правую.

– Доброй ночи, госпожа Изгоняющая, – раздался приятный голос. – Надо же, женщина. Редкое явление в Ордене. И чего тебе не спалось в теплой кровати да на травяной перине?

– И тебе доброй, – ответила я, разглядывая хозяйку.

Она была красива – высокая, статная, с ладной фигурой и длинной черной косой. На пухлых губах играла приветливая улыбка и лишь в глазах была стылая ненависть и ожидание удара.

– А тебе чего не жилось спокойно, ведьма? Богатства ты не хотела, раз так и осталась в родной деревне. Могущества тоже нет, лишь слабый дар. Так для чего ты убивала? Во имя чего приносила жертвы? Хотя, не отвечай – и так вижу. Сколько тебе сейчас лет?

– Девяносто, – улыбнулась темная ведьма ровными белыми зубами.

– Хорошо сохранилась. Полагаю, под соснами гниют те, что оказались красивее и желаннее тебя?

– Не только. – Она явно насмехалась. – Наскучившие ухажёры тоже там. Люблю разнообразие, знаешь ли.

– Глупая баба, – покачала я головой, останавливаясь возле окна с белыми занавесками. – Жила бы себе и горя не знала. Нарожала детишек, передала им свой дар и спокойно отправилась в чертоги Светлого. А теперь?

– А что теперь? Ничего не изменилось, госпожа Изгоняющая. Твои молодость и сила продлят мой век еще на несколько лет, а лес с благодарностью примет жертву. Все как всегда. Не ты первая пришла по мою душу, не ты последняя.

– Возможно, другие приходили именно по душу, мне же она ни к чему. Никто ведь и не узнает, если я тебя убью.

– А как же муки совести? Не ваш ли кодекс гласит, что нужно сначала попытаться спасти и только потом убивать? Был у меня один Изгоняющий до тебя. Очень упорно пытался меня перевоспитать. Долго грел мою постель и рассказывал сказки про Орден, только и он наскучил.

– Мужчины, – пренебрежительно усмехнулась я, проводя пальцами по теплому дереву стола. – Они действительно слишком чтут кодекс, воспринимая его, как закон. Мы же, женщины, своевольны и подчиняться очень не любим.

– Хорошо говоришь, Изгоняющая. Мы бы с тобой могли подружиться, но увы…

– Действительно, увы…

Удар был одновременным. В меня полетел сгусток темной силы, но застрял в щите света, который от этого вспыхнул голубоватыми искрами. В ведьму устремился аламитовый нож. Он легко прошел сквозь защиту, которая уберегла бы от магического удара, но оказалась бессильна от физического. Нож пронзил грудь, раскрашивая белую рубашку алым бисером.

– Не ожидала… – хрипло выдохнула темная ведьма, а затем медленно осела на пол.

Это была последняя кровь, пролившаяся в проклятом месте. В ту ночь я не вернулась в деревню, до самой зари наблюдая за ярким пламенем, пожирающим дом. И только когда черный дым стал различим в розовеющем небе, я отправилась в путь.

К чему я вспомнила этот случай? А к тому, что каждый бывший одержимый находился под пристальным вниманием Ордена. Никогда не угадаешь, ушла ли тьма полностью или осталась где-то в душе, туманным клочком спрятавшись в потаенном уголке.

Прыжок… И одержимая, натолкнувшись на щит света, с шипением отлетела к дальней стене. Ударившись, девочка тихо заскулила и начала медленно отползать обратно в свой угол. Я зажгла свечу и двинулась следом, шепотом зачитывая слова изгнания.

– Тетенька, не надо! – детским голосом запричитал демон, глядя на меня полными слез глазами. – Не делайте мне больно, пожалуйста!

– Не буду, моя маленькая, – улыбнулась я, присаживаясь перед ребенком на колени.

– Правда? Не хочу, чтобы меня опять обижали…

– А кто тебя обидел, моя хорошая? – ласково спросила я и, поставив свечу на пол, коснулась осунувшейся щеки.

– Злой дядя, – хрипло рассмеялся демон и подался вперед, почти касаясь детским носом моего. – Он очень долго и со вкусом развлекался с малявкой, пока она не сбежала. Разве папаня тебе не рассказал, в каком состоянии нашел нас? М-м-м, это было так легко…

– Злой дядя, говоришь, – задумчиво произнесла я, а затем схватила малышку за руки и, опрокинув, прижала к полу.

Достав из кармана заготовленный флакон с водой из священного источника[1], я вылила содержимое в рот девочки. Раздалось противное шипение, появился запах серы и паленой плоти. Демон кричал и брыкался, пытаясь сбросить меня и дотянуться детскими руками до своего горла, но не мог. Я же продолжала читать слова изгнания, постепенно вплетая силу и отделяя тонкоматериальную сущность от человеческого тела. Действовала я на рефлексах, точными выверенными движениями, позволяя голове свободно анализировать полученную информацию.

Злой дядя. Тот, кто либо очень хорошо прятался, и его не могли поймать. Либо тот, кого не имели права судить простые жители, да и наверняка боялись. А значит, наказывать его буду я!

С последним словом заклинания я наклонила свечу, и на лоб ребенка упали три восковые капли. Это был не простой воск, а смешанный с пеплом осины, и обладающий магически усиленными лечебными свойствами.

Стоило загасить пламя, как девочка выгнулась в последний раз и выдохнула темное облачко уничтоженного низшего, а затем утихла, обмякнув в моих руках изломанной куклой. Уложив ребенка на кровать, я вышла из комнаты и, безошибочно найдя ванную, включила теплую воду. Только после этого я прошла на кухню, где за столом сидел бледный господин Дукан. Просьбу постелить на диване в гостиной чистую простыню и одеяло он воспринял с радостью. Вернувшись к малышке, я подняла ее на руки и унесла купаться. Для начала смыла грязь и кровь, а затем обновила воду и влила в нее специальный раствор, который должен был очистить ауру и помочь ей восстановиться. К концу купания малышка уже сладко посапывала.

– Все? – шепотом спросил господин Дукан, пока я укутывала девочку одеялом в гостиной.

– Все. Я стерла ее память, так что она ничего не вспомнит. Абсолютно ничего, – с намеком произнесла я и посмотрела на нанимателя. – Кто это был?

– Я не могу сказать, госпожа…

– Хотите, чтобы это снова повторилось? Желаете такой же боли другой семье и ребенку?

– Нет, но я…

– Вы нашли в себе смелость обратиться в Орден, зная, что вашу малышку вполне могут убить. Теперь найдите смелость, чтобы рассказать мне о твари, сотворившей это.

– Заместитель градоначальника… Господин Турек.

– Спасибо. Наймите женщин, чтобы убрали дом, а все вещи из комнаты ребенка сожгите.

– Да, госпожа, – безвольно подчинился мужчина, устало закрывая лицо руками.

– Не смейте сдаваться, – одернула его ледяным голосом я. – Ближайший месяц вам надо заботиться о двух слабых женщинах, которые не справятся сами. Если не в состоянии, попросите родственников, но не смейте оставлять их одних и упиваться жалостью к себе!

– Да, госпожа Изгоняющая, – уже намного четче ответил господин Дукан и посмотрел на меня. – Как я могу отблагодарить вас?

– Меня отблагодарит Орден.

– А ваше имя? Могу я поставить свечку Светлому за ваше здравие?

– Можете, – мягко улыбнулась я. – Меня зовут Ангелина. Ангелина Дайер.

 

 

Я покидала дом господина Дукана уже в ночи. Медленно спускаясь по опустевшей улице, я старалась успокоиться и взять под контроль вспыхнувшую ненависть. С порывами ветра под капюшон залетали мелкие капли дождя, не добавляя хорошего настроения. На моей памяти это был не первый случай, когда демон вселялся в ребенка из-за… определённых обстоятельств. Чем старше я становилась, тем жестче реагировала на проявление насилия над детьми и мстила тем, кто его совершал. Даже если не имела на это права …

Орден был высшей магической властью, но предпочитал скрываться в тени Квингента[2], под надзором которого находились магические академии, Серые Псы, а так же многочисленные гильдии мастеров. Приоритетной задачей Ордена являлась защита всех живущих от демонов, коих с каждым годом появлялось все больше.

Наша вражда имела древние корни, пронеся сквозь столетия память о Великом Разломе, когда врата между мирами были разрушены и к нам хлынули легионы тонкоматериальных тварей в их истинном обличии. Страшное время, но именно тогда все создания объединились ради общей цели – сохранения нашего существования. И нам это удалось, ценой сотни тысяч жизней уничтожив разрыв. Мы были обессилены, всего за год потеряв больше половины населения, но скрупулезно добивали оставшихся без подпитки демонов. Восстановление было длительным и болезненным, но оно сплотило нас, позволяя на осколках старого мира возвести новый. В нем больше не было видовой дискриминации, мы жили по Магическим Законам, почитая власть избранных, но не забывали и о Богах. По территории Империи распространился культ Светлого. Его храмы возводились в большом количестве, несмотря на то, что у различных народов были другие верования и святилища. Порой они располагались бок о бок с храмами Светлого, но постепенно, по мере смешения крови и мировоззрения, религиозных течений осталось не более дюжины. В честь богов устраивали праздники, им возносили молитвы, а в тяжелые моменты просили заступничества. Редко, но боги все-таки отвечали на просьбы смертных, являя миру свою колоссальную силу. Она проявлялась по-разному. Например, слезу Светлого относили к божественным Дарам. С ее помощью наши предки смогли уничтожить оставшихся в мире демонов. Тогда же был создан Орден, главной задачей которого стала защита от тонкоматериальных сущностей. В Ордене был свой Кодекс, многочисленные правила, но главное – сила. С ее помощью мы ежедневно спасали мир от тьмы.

Служба, скажем прямо, тяжелая и, порой, опасная. Демон, которого я уничтожила сегодня, относился к низшим. Обычно на борьбу с такими посылали изгоняющих первой или второй ступени, поскольку от них требовалось минимум энергии. Я, будучи одной из сильнейших, являлась дланью Ордена пятой ступени. Чаще всего мне приходилось выслеживать тех, кто укоренился в нашем мире, выпив душу своего носителя и напитавшись магией. Редко обходилось без травм и разрушений, но я не жаловалась, получая за риск высокую оплату.

Сегодняшнее изгнание было всего лишь ниточкой, ведущей к главной добыче – высшему демону. Тварь, что спряталась среди людей, ослабляя их волю и подготавливая для заселения низшими.

Шагая по темным улицам Аваля, я с предвкушением ожидала встречи со своей жертвой, с каждым ударом сердца все сильнее ощущая разгорающийся в крови азарт. Бой с демоном всегда похож на искусную игру, которая затягивала меня как омут. Несмотря на опасность, я не столько не могла, сколько не хотела отказывать себе в развлечении. На моем счету было больше сотни высших, и на память о каждом из них я хранила маленькие трофеи. В моем столичном доме, на подземном этаже, располагалась коллекция, которая в скором времени могла посоперничать с тайниками Ордена.

Усмехнувшись своим мыслям, я свернула на главную площадь и буквально через десяток домов оказалась напротив двухэтажного особняка с огромными окнами. Сквозь неплотно задернутые шторы лился теплый свет, позволяя наблюдать за происходящим. Часы подсказывали, что время охоты пока не пришло, и я успею подзарядиться энергией в теплом и уютном месте.

Единственный приличный ресторан располагался в респектабельном районе Аваля. Я быстро добралась до него на двуколке и, устроившись в углу возле окна, заказала себе мясной рулет с картофельным гарниром, а еще - пирожных. Целых три: фруктовое, шоколадное и творожное. Об этой моей маленькой слабости знали все в Ордене, нередко задабривая, если им нужна была помощь.

Пока повар трудился над заказом, я прикрыла глаза и позволила себе расслабиться, отпуская на волю силу. Невидимой паутиной оплетя весь зал, она выделила среди присутствующих несколько самых ярких, самых светлых точек, лучащихся счастьем, словно маленькие солнышки. Зажмурившись от удовольствия, я потянулась к ним, постепенно впитывая в себя чистые, ничем не замутненные эмоции, и преобразуя их в магию. Сегодня мне хотелось именно этого сладкого вкуса.

У каждого одаренного был свой способ преобразования энергии, необходимой для наполнения магического резерва. Кто-то черпал ее из магических потоков, пронизывающих наш мир. Кто-то отдавал предпочтение чистой энергии Источников. А были такие, как я, заимствующие энергию из чувств и эмоций. Благо, что нас было совсем мало, и относились мы… к демонам. Не напрямую, потому что эти твари не могли иметь детей в чужой оболочке – темная сущность выжигала любую чужеродную энергетическую структуру. Но вот бывшие одержимые, не до конца излечившиеся, являлись носителями темного дара и могли передать его своим детям. Из поколения в поколение эта сила очищалась и, в определенный момент, становилась очень полезной в борьбе с тем, что ее породило. Мне повезло родиться в семье с темным прошлым, выжить на обряде посвящения и стать одной из дланей Ордена, заслужив почетное звание Изгоняющей.

Вечер шел своим чередом, я медленно смаковала ужин, отдавая должное таланту повара. Сполна насладившись сладким десертом, я обменялась ничего не значащими улыбками с парой симпатичных посетителей, сделав мысленную пометку сходить на свидание, а затем отправилась на дело. Дом господина Турека встретил меня темнотой, подстегивая охотничий азарт, который я не в силах была сдерживать…

Глава 2

– Ненавижу провинции! – прошипела я, медленно, но верно расстёгивая многочисленные крючки строгого коричневого платья с уже подсохшими пятнами крови.

– Геля, не фырчи! – пожурил друг и по совместительству коллега, глядя на мои мучения через кристалл связи.

– Не могу! Не понимаю, как здешние женщины носят это убожество! Мало того, что жутко колется, так еще и неудобно! Я соскучилась по столичной моде!

– О-да, – мечтательно протянул Ирвин, довольно прикрывая глаза. – Особенно летом – выйдешь на улицу, а кругом, куда хватает взора, девушки в коротких платьицах.  А если еще и на каблучках…

– Вообще-то я намекала на брюки.

– Особенно, если они в обтяжку…

– Ирв, а напомни-ка, какой сейчас лунный день?

– Тот самый, – мученически вздохнул друг и посмотрел на меня несчастными желтыми глазами. – А еще ты, стоишь тут в одной тонкой сорочке, нервы мои сердечные треплешь!

– Так иди к любовнице, кто тебя держит?

– Марта уехала из города.

– А Кирма?

– Муж вернулся из плаванья.

– Элиса?

– Женские дни. Сама знаешь, как я к этому отношусь.

– Жаннет?

– Она узнала про Марту и бросила меня.

– Я тебя умоляю, – хмыкнула я, натягивая штаны. – Они все друг про друга знают. И даже иногда вместе пьют, когда у тебя командировки.

– Да быть такого не может! – возмутился оборотень, подаваясь вперед.

– Может, родной, может. Они и меня звали в компанию, но я пока отнекиваюсь. И чтобы ты знал – меня жалеют больше всего.

– Почему? – не понял Ирвин.

– Потому что я с тобой работаю, – усмехнулась я, застегивая рубашку, и накинула сверху кожаную куртку. – Так, задание выполнено, выдвигаюсь обратно!

– Хм, я бы даже сказал – перевыполнено. Варх[3] изволит гневаться из-за твоего вмешательства в дела людей.

– Если бы Варх не хотел моего вмешательства, то не послал бы в этот Светлым забытый город. Однако из всех экзорцистов он выбрал именно меня.

– Ой ли? – усмехнулся друг. – Ты должна была дождаться возвращения Нюхачей, и, только в случае подтверждения подозрений на наличие Высшего демона, отправляться в Аваль. А ты опять решила все по-своему. Собственно из-за этого Сармат и злится.

– Замечу, что моя интуиция вновь оказалась на высоте. А господин Турек… – я вздохнула, – признаю, что не должна была его трогать, но он заслужил смерть. Хотя, признаться честно, сначала я думала, что именно заместитель градоначальника и есть моя добыча.

– А разве не он? – не понял друг. – Нюхачи ведь указали…

– Ошиблись, – отмахнулась я. – Демон оказался в благоверной господина Турека. Молодая супруга стала первой жертвой этой мрази, и сама впустила демона, не желая жить. А уж после этого Высший взял все в свои руки, поощряя нездоровые увлечения власть имущего урода и подсовывая ему детей.

– Умная дрянь. Делал свою работу чужими руками.

– Был бы умный, не следил бы в своем городе.

– И то верно. Удалось спасти душу госпожи Турек?

– Нет, – вздохнула я, отворачиваясь от Ирвина. – Демон полностью ее поглотил. Пришлось убить.

– Ты вызвала ребят для зачистки?

– Вызвала. По моим подсчетам здесь около дюжины пострадавших.

– Думаешь, все одержимые?

– Уверена! Ты ведь знаешь политику малых городов – лучше скрывать свой позор, чем попытаться исправить. Идиоты!

– Знаю, Гель, знаю, – вздохнул Ирвин

– Так, все, скоро увидимся! С тебя ведерко мороженого и последние сплетни!

– Как и всегда, – клыкасто улыбнулся Ирв и отключился.

Окинув комнату быстрым взглядом, я подхватила сумку с вещами и направилась на выход. Задерживаться в этом городе дольше необходимого абсолютно не хотелось. В загоне уже заждалась ездовая, и, расплатившись с хозяином постоялого двора, я поспешила под навес.

– Как дела, девочка? – улыбнулась я, в ответ получив радостное виляние хвостом. – Пора возвращаться, хорошая моя.

Выпустив лисицу, я закрепила на ней седло и сумки, бросила медную монету смотрящему и повела ездовую за ворота.

– Домой! – скомандовала я.

Под радостный лай, больше похожий на кашель, ездовая  сорвалась с места. Как и мне, ей не нравилась сырость этого края. Грязные неухоженные дороги превращали белую шерсть снежной лисицы в бурое слипшееся недоразумение. Самое обидное, что не помогали даже амулеты, которые я заказывала специально для Снежинки. Всадника и верхнюю часть тела лисицы они, конечно, защищали замечательно – никакого тебе ветра, никакого дождя. Но вот лапы и хвост…

Каждый раз возвращаясь домой, я сперва занималась «стиркой» ездовой, затем следовала часовая сушка с вычесыванием шерсти, и только после этого мне позволялось заняться собой. Подспорьем в этом нелегком деле служила любовь Снежинки к банным процедурам. Порой даже  казалось, что она специально портит амулеты, чтобы лишний раз искупаться. Но я не сетовала. Ради своей Снежинки я могла пожертвовать гораздо большим временем, потому что мне преподнесли несравнимо более важный дар – преданность. 

В качестве транспорта на дальние расстояния снежным лисицам не было равных. С ними могли посоперничать разве что крылатые алоры, передвигающиеся по небу. Но если содержание алоров обходилось невероятно дорого и было доступно лишь богатейшим, то лисицы стали заменой ездовым амалонским ящерам, постепенно вытесняя их на грузовые перевозки. Только в крупных городах встречалось все разнообразие способов передвижения: изящные лошади, впряженные в двуколки и экипажи, алоры, ездовые лисицы,  маламуты, перетаскивающие за собой парящие доски, и новинка магической мысли – самоступы.

Особенность ездовых лисиц заключалась в использовании магии для создания ледяных троп, по которым они скользили, развивая невероятную скорость. При передвижении окружающий мир сливался в расплывчатое пятно с переливами красок днем и туманной серостью ночью. В зависимости от настроения часы в дороге я предпочитала тратить на отдых или чтение. Сейчас же меня не покидали мысли о закрытом деле, отчего на душе сделалось совсем скверно. Убийство демона далось даже легче, чем я ожидала, но вот вскрывшиеся обстоятельства…

Дюжина ни в чем неповинных малышей, которые прошли через руки садиста. Самые первые наверняка остались сиротами ­ – магия низших, хоть и слабая, была не менее убийственной, чем у высших. Все, кто находился в тесном контакте с одержимым, заражались тьмой, которая заставляла терять интерес к жизни. Если близкие не приглашали вовремя Изгоняющего, зараженные совершали суицид. Такая смерть являлась еще одним источником питания для тонкоматериальных сущностей и позволяла закрепиться в носителе.

Об этом знали все, и правила предписывали изолировать одержимого, но какая мать сможет бросить ребенка, даже если в нем живет демон? Она будет носить малышу еду, разговаривать с ним, пытаться докричаться до пойманной в ловушку души, пока темные пятна отметин не начнут расползаться по телу, подавляя волю и желания. К сожалению, лекарства и защиты от заражения не было, только полное уничтожение сущности, породившей заразу. Но успевали мы не всегда…

Вздохнув, я извлекла из кармана письмо, полученное из дома. Первые две страницы, исписанные угловатым подчерком младшей сестры, рассказывали о делах поместья, которое находилось на юге Империи. Моя семья происходила из древнего, но обедневшего рода. Со временем предки отдалились от Двора, отдавая предпочтение красотам родного края и Звездного моря. Почему звездного? Потому что в ночное время бирюзовая вода становилась чернильно-черной, порой сливаясь с небом на горизонте. Тогда на поверхность всплывали салипфиты – мелкие членистоногие, светящиеся подобно светлячкам. Зрелище было невероятным, особенно с высоты маяка, одиноко возвышающегося на утесе.

Будучи маленькими детьми, мы с братом часто сбегали туда, прячась от многочисленных нянек. Взбирались по крутой лестнице на самый верх и устраивались на широкой деревянной галерее, часами просиживая в тишине, нарушаемой лишь рокотом разбивающихся о скалу волн. Как же давно это было… Кажется, минула целая вечность, для меня обернувшаяся обучением, чередой заданий и поездками по всей Империи, а для брата – прогулкой в чертоги Светлого.

Вздрогнув от нахлынувших воспоминаний, я стерла с желтой бумаги две крупные капли, размазав чернила, и продолжила читать. Аделина со свойственной ей непосредственностью рассказывала о значимых и не очень событиях, с удовольствием делилась сплетнями и домыслами прислуги. Под конец она выражала надежду на скорую встречу и напоминала, что у кого-то через пару месяцев день рождения. Я помнила об этом и уже приготовила подарок, который наверняка придется по вкусу юной леди, коей моя сестренка становилась. Мне очень хотелось отвезти  подарок лично, вживую посмотреть на мелкую и обнять, но обстоятельства не позволяли. Дорога в родовое поместье была для меня закрыта, а на генеалогическом древе красовалась выжженная дыра.

Почувствовав мою боль, Снежинка замедлилась, а затем и вовсе сошла с ледяной тропы, поворачивая ко мне обеспокоенную морду с красивыми темно-синими глазами. Прижав уши, она жалобно залаяла, а затем и вовсе легла на землю.

– Малышка, все хорошо, – ласково произнесла я, присев рядом с лисицей. – Чего ты испугалась?

Посмотрев на меня, ездовая неожиданно закрыла лапами морду и затихла, словно прячась. Так она делала только в двух случаях – когда нашкодила и ей было стыдно, либо когда она боялась… меня. Не скрою, основания для этого имелись. Пару раз я настолько выходила из себя, что не могла контролировать силу и, вместо того, чтобы аккуратно собирать крупицы чужих эмоций, оплетала создания коконом пополняя свой резерв прямо из ауры. Не до конца, но существенное физическое и магическое истощение было обеспечено.

– Снежинка, со мной все хорошо, правда. Я себя контролирую, малыш. – Приоткрыв один глаз, лисица посмотрела на меня и… снова закрылась.

Ну и в чем дело? Вроде я не злюсь, только если самую малость. Поблизости нет ни единого живого существа – лишь хвойный лес и пробирающая до костей слякоть. Так в чем же дело?

Стон… Тихий, почти на грани слышимости, но стон. Звенящая тишина, которую не мог разогнать даже гуляющий в кронах ветер и снова стон.

– Так это ты не меня испугалась, – протянула я, глядя на пушистую хулиганку. – Опять не можешь пройти мимо нуждающихся, да? Мне твоей прошлой находки хватило за глаза! Снежинка, я с кем разговариваю?

Но лиса упорно прятала от меня свою бесстыжую морду, вынуждая сжалиться. И так всегда…

– Ладно, веди уж, несчастье белое.

Подскочив на месте, ездовая довольно завиляла хвостом, а затем потусила вперед, осторожно пробираясь сквозь заросший лес. Ругнувшись нехорошими словами и помянув демонов, я отправилась следом, одновременно сплетая в руках силовые нити. Ну мало ли, кого она решила пожалеть в этот раз? Мне уже доводилось сталкиваться и с разбойниками, которых подбили своими же, и с различной нечистью, благо, что маленькой. Однажды мы нашли ребенка одичавшего оборотня, которого блудная мать кинула посреди леса – мокрого и в крови. В общем, сколько бы я ни ругалась на Снежинку, но каждый раз послушно шла следом, с затаенным любопытством ожидая встречи с новой находкой. И она не заставила себя ждать.

 Это был… ну, наверное, человек. Хотя, обилие крови и мусора мешало определить наверняка. На груди красовались рваные раны от внушительных когтей, располосовавших не только кожаные доспехи, но и тело. Неподалеку возвышалась приличная куча пепла. Подозрительно оглядевшись, я раскинула поисковую сеть на несколько десятков метров, и только после этого присела рядом с раненым. Если бы не слышала тихих стонов, то решила бы, что он уже покойник.

Зрелище представлялось печальное, но чтобы не расстраивать сидящую неподалеку Снежинку, решила все-таки попробовать вылечить найденыша. Для начала влила ему в рот зелье, чтобы обезболить и замедлить разрушение энергетического поля. Затем срезала с пострадавшего амуницию и рубашку, и принялась промывать раны. Истратив почти половину флакона ранозаживляющего эликсира, я тяжело вздохнула – за такое расточительство мне обязательно влетит. Я прислушалась к дыханию пострадавшего и с удивлением отметила, что оно стало глубже и размереннее. Много раненых я повидала по долгу службы, но такого живучего встретила впервые.

– Ну и чего ты встала? – покосившись на Снежинку, хмуро пробормотала я. – Тащи хворост  – будем оборудовать стоянку.

Радостно виляя хвостом, ездовая вывернулась и, дернув за шнурок на правом боку, избавилась от седла и вещей. Принюхиваясь, она обежала по кругу поляну и нырнула в лес. К ее возвращению нужно было выбрать и расчистить место под кострище.  Я устало покачала головой и сняла с седла амулет. Размещенный на ветке дерева он создавал водонепроницаемый купол в радиусе десятка шагов. Место под костер я определила и подготовила быстро, рядом бросила походное одеяло, после чего вновь переключилась на пострадавшего. Остатками рубашки обтерла его, избавляя от крови и грязи, а затем с помощью артефакта перетащила под купол. Валявшийся неподалеку от места сражения плащ оказался еще пригоден для использования, им я и  укрыла мужчину.

Снежинка вернулась через пять минут, волоча в зубах несколько солидных палок. Бросив их к моим ногам, она снова ускакала в неизвестном направлении, махнув на прощание белым хвостом. И так несколько раз, пока не набралось достаточное количество хвороста. Поблагодарив помощницу, я вручила ей котелок и послала за водой, а сама развела костер и приготовила сбор для восстанавливающего отвара.

– Моя же ты умница! – забирая котелок из острых зубов, я кивнула в сторону леса. – Иди поохоться.

Дернувшись, лисица на мгновение замерла и виновато посмотрела на закутанное тело.

– Иди-иди, я за ним присмотрю.

Ездовая переступила с лапы на лапу и вновь застыла, теперь напряженно.

– Снежинка, да что мне сделает этот полутруп? Разве что испортит одеяло, так не со зла ведь. Беги, не переживай.

Радостно вильнув хвостом, лисица аккуратно ткнулась головой мне в грудь, чуть не свалив с ног, а затем скрылась в лесу. Проводив ее насмешливым взглядом, я подвесила котел над огнем и опустилась рядом, отогревая озябшие пальцы. Воздух под куполом постепенно прогревался, позволяя снять куртку. Отложив ее в сторону, я привстала, чтобы помешать закипающий сбор, да так и замерла, почувствовав на своей шее шершавую ладонь.

– Не дергайся, – хрипло произнес мужской голос прямо над ухом. – Я не собираюсь делать тебе больно, тем более что ты помогла.

– Тогда как это понимать? – скептически спросила я.

Произошедшее не укладывалось в голове: как этот полутруп, всего пару минут назад бывший чуть теплым телом, неожиданно встал?! Да еще умудрился подкрасться ко мне… Сложившаяся ситуация сильно разозлила, но пока я не пыталась вырваться.

– Прости, меры предосторожности.

– Как-то ты с ними запоздал. Если бы хотела от тебя избавиться, просто прошла мимо, оставив подыхать.

– Аргумент, – прохрипел неблагодарный бывший, а может и будущий, труп, а затем неожиданно провел губами по шее.

– Ты чего?

– Прости, но я слишком слаб. Нужны силы…

– Кровосос? – хмуро спросила я, потихоньку накапливая в ладонях магию. – Если собрался кусать – не советую. Отравишься.

– Собрался, но совсем не так, как ты подумала, – ответил этот странный тип, а затем действительно укусил.

Вернее, прикусил мочку уха и потянул за нее. Вздрогнув, я дернулась и попыталась отстраниться, но хватка у раненого оказалась на удивление крепкой.

– Мужик, у тебя вся грудь исполосована. Уверен, что стоит сейчас насильничать?

– Во-первых, не насильничать. А во-вторых, именно потому, что исполосована – придется. Прости, если бы обстоятельства сложились иначе, я бы тебя не тронул, но… Мне надо.

– И ты прости, – со вздохом отозвалась я и со всей силы ударила незнакомца локтем в бок.

Прием сам по себе был болевым, а с учетом ранения… Думала, он заорет и отвалит, чтобы больше не прилетело. Но он, кажется, даже не почувствовал, принявшись скользить губами по моей шее, изредка покусывая ее. Вторая рука, покоившаяся на талии, тоже пришла в движение, весьма профессионально расстегнув все пуговички на рубашке и стянув ее с плеч. Каждая моя попытка вырваться сопровождалась сдавливанием горла, а магия, покалывающая кончики пальцев, рассеялась, оставляя меня абсолютно беззащитной. И мне это категорически не понравилось.

Сосредоточившись, я приготовилась нанести очередной удар и почти начала движение, когда мужчина дернул меня за косу, заставляя откинуться назад, а затем поцеловал в губы. Жестко, настойчиво, словно имел на это право. Зло замычав, я замахнулась и тут увидела его глаза. Два темно-фиолетовых омута, смотрящих на меня не отрываясь, всего за мгновение лишили воли. Даргариец…

Это была последняя мысль. Я покорно смежила веки и расслабилась, отвечая на поцелуй, неожиданно ставший мягче и нежнее. Когда вслед за рубашкой с меня стянули короткую сорочку – я уже не сопротивлялась. Горячая ладонь властно накрыла грудь, и от этой ласки по телу прошла дрожь удовольствия, напоминая, что у кого-то давно не было мужчины. Даргариец не оставил это без внимания и удвоил усилия, обхватив полную грудь обеими руками. Застонав, я позорно выгнулась, а затем потерлась ягодицами о внушительную выпуклость, которая отчетливо чувствовалась даже через плотную ткань.

Мужчина уткнулся лицом в мою шею, пробормотал что-то неразборчивое, а затем, заставив сесть, принялся расстегивать ремень на штанах. Мне бы возмутиться, снова попытаться вырваться, но я полностью подчинилась воле более сильного мага.

Дальнейшее происходило как в тумане, странном, но очень сладком. Приспустив с меня штаны, даргариец накрыл рукой то, что ему даже видеть не полагалось, а затем стал медленно ласкать. Я прикусила губу, стараясь сдержать стон, но от этого удовольствие становилось только острее. Движения искусных пальцев были все настойчивее, и в конечном итоге я закричала. Удивительно, что мужчина использовал лишь руки, не пытаясь перейти к более решительным действиям.

Несколько раз я просила о разрядке, находясь на самой грани, но даргариец был неумолим. Подобно тому, как я пила эмоции других, он вместе со стонами выпивал мое дыхание. Магам Мрака для наполнения магического резерва требовались темные чувства и низменные страсти. Он легко получал их, умело играя с моим телом, мелко дрожащим от неудовлетворенного желания.

– Пожалуйста! – в очередной раз всхлипнула я, чувствуя, как внизу живота скручивается тугой узел.

– Заслужила… – со смешком ответил мужчина, и накрыл мои губы поцелуем, обрывая сладострастный крик облегчения.

В себя я приходила долго, вздрагивая от отголосков удовольствия, которое никак не хотело отпускать. Даргариец  устроил меня на своей груди и заботливо укутал плащом. От ран, украшавших его тело, не осталось и следа. Собственно, как и от усталости с бледностью. Теперь, глядя на его смуглую кожу, иссиня-черные волосы и весьма характерные для магов Мрака черты, я поняла свою ошибку. Но все, что мне оставалось, это поминать «добрым» словом Снежинку, притащившую меня к этому… этому…

– Перестань так сердито сопеть. В конце концов, мы оба получили желаемое.

– Желаемое? – приподнявшись на руках, я возмущенно посмотрела на мужчину.

– Ну да. Мне нужны были силы, а тебе – разрядка. И заметь, я даже не овладел тобой, хотя сейчас очень жалею об этом.

Проследив за взглядом мага Мрака, я демонстративно медленно села и, дотянувшись до сорочки, сразу же надела ее.

– Не заслужил, – холодно ответила я, стряхивая с рубашки колючки.

– Да ладно, еще скажи, что все было плохо.

– Все было средненько, но это по меркам обычных мужчин. На уровень даргарийца, – я бросила косой взгляд на представителя данной расы, расслабленно лежащего рядом, – ни о чем.

– Нарываешься ведь, девочка, – хмыкнул бывший труп, нисколько не обидевшись. – Но на первый раз, так уж и быть, я тебя прощу. Считай это благодарностью за спасение.

– Не дай Светлый, если все начнут так благодарить, – передернув плечами, я поднялась с места и с сожалением посмотрела в котел, где вместо отвара булькали остатки пережженных трав. – Ну вот, теперь отдирать…

Не успела я закончить мысль, как котел задымился, а затем неудачное варево сменила чистая вода. Покосившись на мага Мрака, я хмыкнула его показушной ленце и принялась извлекать из сумки новую порцию трав. Затем, подумав, достала лепешки, сыр и копченый рулет, купленный для Ирвина. В надежде, что он меня простит – очень уж хотелось кушать. Заварив отвар и нарезав скромный, но сытный ужин, я устроилась у костра и посмотрела на молчаливого даргарийца.

– С кем ты сражался?

– Все равно не поверишь, если скажу.

– И все же.

– С демоном, – пожав весьма внушительными плечами, ответил маг Мрака.

– А в чьем теле он был? Человека или кого-то из нелюдей?

– В своем истинном.

– Вот теперь точно не верю, – хмыкнула я.

– Я тоже не поверил, когда увидел его. Думал, кристалл привел к старому кладбищу с пробудившейся нежитью… – задумчиво произнес маг Мрака, прикрывая глаза. – Такая невероятная сила: древняя, неистовая.

– Как же ты справился с ним? – решив подыграть, спросила я.

– Меч, – он кивнул на кучу пепла. – Чистый аламит, а в навершее вплавлен кристалл с водой, освещенной слезой Светлого.

– Не может быть, – покачала я головой, глядя на мужчину. – Такие мечи куют только для дланей Ордена.

Смертьнесущие действительно ковались только для служителей Ордена – самых сильных, доказавших свое право владеть ими. У меня был такой – легкий, как перышко, но смертоносный и наполненный своей особенной магией.

– Считай, что я заслужил право носить это оружие.

– Даже боюсь представить, как ты его заслуживал, – язвительно произнесла я, а затем прислушалась к звукам леса.

Снежинка наконец-то вернулась с охоты и теперь нерешительно переминалась с ноги на ногу у края поляны, не зная, что делать.

– Иди сюда, моя прелесть, – тихо, но очень угрожающе позвала я, желая высказать ездовой все, что думаю о ее находке

–  Ну, если ты настаиваешь, – насмешливо ответил маг Мрака и даже поднялся со своего места.

– Я не тебе! – поспешнее, чем хотелось, произнесла я и разглядела на лице мужчины издевательскую улыбку.

Развлекается, сволочь. Наслаждается своей властью и не скрывает этого. Впрочем, даргарийцу мне действительно нечего было противопоставить. Во время Великого Разлома именно маги Мрака приняли на себя основной удар, позволив объединённым войскам собрать силы. Тогда их остались единицы – сильнейшие из воинов, обосновавшиеся на границе Черной Пустыни, пустоши, впитавшей в себя кровь тысячи магов и демонов.

Поговаривали, что и сами даргарийцы были в ближайшем родстве с тонкоматериальными сущностями, отсюда имели такие странные, даже страшные силы, которым мало кто мог противостоять. Радовало, что маги Мрака не интересовались властью, отдавая предпочтение охоте на нежить, нечисть и темных тварей, а еще подготовке к Последней Битве – решающему сражению между двумя мирами. Так гласила древняя Скрижаль Пророчеств, которой даргарийцы поклонялись. Данная информация была засекречена, но мы, длани Ордена, обязаны были знать все о своих врагах, даже если эта информация писалась древним сумасшедшим, приравненным у магов Мрака к божеству.

– Снежинка… – строго позвала я, глядя на белеющее среди деревьев пятно.

Коротко залаяв в ответ, ездовая прижалась к земле и медленно поползла ко мне. Остановилась на расстоянии десяти шагов и закрыла морду лапами, пряча от меня свои бесстыжие глаза.

– Больше никаких находок! Не важно, что услышишь или учуешь, понятно? Хватит с меня приключений!

– Так за свое нежданное спасение мне стоит благодарить ее? – улыбнулся маг Мрака и вышел из-под купала.

– Не стоит ее трогать. Она куса… Предательница.

Снежинка, более не обращая внимания на свою хозяйку, подставила голову под руку мужчины, позволяя себя погладить, а затем и вовсе перевернулась на спину. Глядя на происходящее, я покачала головой и вернулась к костру. Усталость медленно брала свое. Все-таки третьи сутки без сна, а затем изрядное магическое истощение давали о себе знать. Хотелось понежиться в нормальной ванне, наполненной ароматной водой с маслами, а затем устроиться на мягкой кровати и выспаться. За прошедший месяц из-за частых вызовов дома я была от силы раза три, и очень скучала. Наверное, это старость…

– Почему ты путешествуешь без сопровождения? – неожиданно спросил маг Мрака, заставляя вынырнуть из накатившей дремы.

– А зачем оно мне? – не совсем поняла я.

– Мала еще колесить по свету в одиночестве. Можешь нарваться на…

– Всяких даргарийцев, охочих до женского тела?

– Мы никогда не берем женщин против их воли.

– Ага, только зачаровываете, эту самую волю подавляя.

– Открою тебе маленький секрет – если бы ты меня не захотела, чары бы не подействовали. Они лишь усиливают желание, позволяя отбросить другие, нежеланные чувства.

– Ничего подобного! – возмутилась я, глядя на этого нахального обманщика.

– Неужели? – подозрительно довольно протянул даргариец и, приблизившись, опустился рядом со мной на колени.

– Слушай, мужик, завязывай со своим обольщением. Я устала и хочу спать.

– Так я помогу расслабиться, – коварно улыбнулся он и провел костяшками пальцев по моей щеке.

– Нарасслаблялась уже, спасибо. Если снова нужен источник пищи, в нескольких часах пути есть город. Не думаю, что тебе там будут рады, но можешь попытать счастье.

– Спасибо за наводку, – прошептал маг и подался вперед, целуя в губы.

Отклониться я не успела, зато ударить по уху… Впрочем, мои действия снова остались незамеченными. Повалив меня на землю, даргариец устроился сверху и завел мои руки за голову. Попытка укусить его была пресечена на корню, а затем... через поцелуй в меня потекла энергия. Магия с очень странным привкусом, которая постепенно восстанавливала резерв и силы. В очередной раз потребности тела сыграли со мной злую шутку, я отвечала на поцелуй, сама того не желая, и охотно впитывала магию, которой так щедро делился маг Мрака.

Когда он отстранился, я инстинктивно потянулась следом, не желая терять такой чудесный источник, но затем остановила себя и распахнула глаза. Судя по насмешливой улыбке, мои действия не остались незамеченными.

– Спасибо, что помогла мне, сладкая девочка. Опрометчивый с твоей стороны поступок, но я искренне благодарен. И за лечение, и за силу. Береги себя.

Короткий поцелуй в щеку, и мужчина, легко поднявшись, принялся собирать свои вещи. Накинув плащ на обнаженные плечи, он подошел к краю поляны и поднял с земли меч, ярко блеснувший во всполохах костра. Я была вынуждена признать невероятное – он не врал. В руках даргарийца действительно был Смертьнесущий.

Обтерев оружие краем плаща, незнакомец коротко кивнул мне, а затем растворился в ночи, оставляя после себя полный резерв и припухшие от поцелуя губы.

 

Глава 3

До столицы я добралась ближе к обеду третьего дня и с наслаждением вдохнула сладкий аромат многочисленных яблоневых садов. Янтарные плоды с тонкой, почти прозрачной, кожицей уже успели налиться сладостью и теперь соблазняли не только многочисленных жужжащих сладкоежек, но и детвору. Бегая среди деревьев, малышня обрывала с нижних веток яблоки и проворно прятала по карманам, чтобы позже на берегу озера насладиться сочной мякотью. Не удержавшись, я тоже сорвала несколько штук и с удовольствием вгрызлась в прогретый солнцем розовый бок.

Радужный город располагался в самом сердце Золотой Империи, на пересечении множества дорог. Свое название столица получила благодаря магическому куполу, защищающему ее от одержимых. В солнечные дни крыши домов переливались калейдоскопом причудливых узоров. А в дождливые – каждая капля становилась отражением радуги.

Мне хватило одного взгляда на столицу, чтобы влюбиться в нее. Впитать в себя шум города, неспящего даже ночью, и раствориться в свете тысячи огней. Каждый раз, возвращаясь с очередного задания, я с удовольствием съезжала с широкой дороги и замирала на обочине, любуясь панорамой. Здесь был мой дом, подаривший тепло и уют.

Этот город принял меня, когда самые родные, самые дорогие люди отвернулись, вычеркнув из своей жизни. Здесь я нашла свое призвание, преданных друзей и любовь, которую я до сих пор хранила в сердце. Со дня первой встречи с этими улицами прошло шестнадцать лет, но впечатления не притупились. Немало этому способствовали регулярные отлучки по заданиям Ордена, которому я верно служила уже не один год, очищая мир от скверны.

Почувствовав, как Снежинка нетерпеливо заплясала под седлом, я позволила ей сорваться на бег и всего за несколько ударов сердца добраться до въездных ворот. Кивнув знакомым стражникам, я показала им небольшой металлический круг – единственный отличительный знак служителей Ордена – на котором был выгравирован меч Смертьнесущий. В отличие от Серых Псов, у Изгоняющих не было особой формы, наоборот, мы старались не выделяться. Демоны являлись серьезными противниками и Орден старался не давать им возможности поквитаться за гибель собратьев. Мы словно тени растворялись в толпе людей, не привлекая к себе внимания.

Проехав исполинские ворота, я направила лисицу на главную улицу. Здесь было мало зелени, но зато фасады украшали фонари с живым огнем, и, глядя на их причудливые переливы, на душе становилось теплее. После короткой остановки у лавки госпожи Элизы с самыми вкусными пирогами в столице, я миновала десяток двухэтажных зданий и оказалась перед своим домом.

– Госпожа Ангелина! – раскрывая мне ворота, воскликнул Валий, сын моей замечательной кухарки и батлера[4].

– Здравствуй, мой хороший, – улыбнулась я, спрыгивая на землю. – Ничего себе ты вырос!

– На целый сантиметр! – похвалился мальчишка и покосился на Снежинку. – А ее купать надо?

– Желательно. Справишься?

– Справлюсь! – важно кивнул Валий и, подойдя к ездовой, обнял ее, спрятав лицо в густой шерсти.

Довольно заурчав, лисица позволила себя потискать, а затем пошла в сторону навеса, где для нее была обустроена собственная купальня. Справа от навеса стояла конура, красотой и размерами больше походившая на игрушечный дом. Я проводила ездовую взглядом, порадовавшись, что сегодня она не вредничала и не требовала моего участия в банных процедурах. Видимо, чувствовала свою вину за недавнее приключение.

Мне было интересно, добрался ли даргариец до города. Здраво рассуждая, после такой подзарядки магией ему вряд ли могло что-то угрожать. Разве что очередная встреча с демоном…

В то, что маг Мрака встретился с тонкоматериальной сущностью в ее естественном виде – я не верила. Отказывалась верить, потому что для Империи это могло стать началом конца. Половину своего обучения в Ордене я провела в библиотеке, читая всю доступную литературу о выходцах Тонкого мира. Эта тема была интересной, пугающей, и очень нужной. Наверное, именно благодаря любопытству я довольно быстро из рядовой длани превратилась в Изгоняющую пятой ступени. О том, что мне пришлось стать сильной, чтобы не сломаться, я старалась не думать.

– Госпожа Ангелина! – приветственно поклонился отец Валия, открыв дверь, и принял у меня куртку. – С возвращением домой.

– Спасибо, Дастьян. Есть что-то срочное?

– Пришло письмо из Ордена  – вас желают видеть.

– Подождут, – отмахнулась я, мечтая сейчас только об одном – ванне. – Еще письма были?

– Да, от вашей сестры и управляющего родовым поместьем.

За первым письмом мне пришлось подняться в кабинет, где оно запечатанное ожидало моего возвращения. По дороге я извлекла из седельной сумки завернутую в ткань шахматную фигуру. Королева была выполнена из слоновой кости с вкраплениями драгоценных камней и стала моим маленьким трофеем после битвы с демоном. Она впитала в себя остаточную магию Высшего и толику крови одержимого, из-за чего ее бриллианты налились рубиновым цветом.

– Еще один сувенир? – усмехнулся Дастьян, принимая из моих рук трофей.

Он внимательно рассматривал его, словно мог видеть нечто скрытое от посторонних глаз.

– Да. Поставь в шкаф «Демоны средней силы». Так что там написал управляющий?

 Дастьян был не только и не столько батлером, сколько помощником и советником, потому что знал меня с пеленок. Когда семья отвернулась, вычеркнув меня из книги рода, он остался верен маленькой госпоже. Перебравшись в столицу, он поддерживал меня, опекал. Я очень ценила отношение Дастьяна и доверяла ему многие тайны.

– Граф снова проигрался и заложил дом. Сумма внушительная даже по меркам столицы.

– Ничего страшного, выплатим.

– В этом и заключается проблема, Ангелина. Герцог Вельс не хочет денег, он требует Аделину в жены.

– Что? – прошипела я, гневно сжимая кулаки.

Герцог Вельс был известен на все Приморье, заслуженно получив звание Черного вдовца. Он пережил семерых жен, четверо из которых погибли в родах вместе с детьми, а трое – при весьма странных обстоятельствах. И это чудовище хотело заполучить мою сестренку?

– Ангелина, боюсь, твой отец согласится. Герцог пообещал не только простить долг, но и дать за леди Астир весьма приличный выкуп.

– Когда пришло письмо? – я разорвала конверт с посланием сестры.

– Пять дней назад, через несколько часов после твоего отъезда.

– Демоны! – прошипела я и быстро пробежалась глазами по неровным строчкам.

Дастьян оказался прав в своих выводах. Отец действительно дал согласие на свадьбу Аделины и герцога Вельса, назначив торжество на первый день зимы. Сестренка ни о чем не просила, просто ставила в известность, но в каждой букве я видела крик о помощи и понимала – сделаю все, чтобы не допустить этого безумия. Плевать, что скажут родители, но сломать жизнь Аделине я не дам!

– Так, сначала ванна, затем обед и после этого Орден. Напиши управляющему, что я со всем разберусь.

– Я с тобой.

– Нет, Дастьян, не надо. Справлюсь.

Батлер хотел сказать что-то еще, но под моим твердым взглядом сдался и ушел на кухню. Постояв еще немного, я поняла, что не могу совладать с бурлящими эмоциями, поэтому спешно поднялась наверх и выпила  успокоительный травяной отвар. Его готовила одна знакомая ведьма, и я всегда держала несколько порций про запас. С такой насыщенной жизнью как у меня, это было не лишним.  

На сборы ушло не более полутора часов, по истечении которых я уже входила в приемную главы Ордена. Отсутствие секретарши на положенном месте вынудило меня замереть в дверях, поскольку покинуть пост она могла только в двух случаях: либо ее все достало и бедняжка уволилась (а новую пока не нашли), либо она зашла в кабинет, а значит в ближайшее время туда лучше не соваться.

Варх, как и Ирвин, являлся оборотнем. Матерым, резким и чрезвычайно…  любвеобильным. Причем он никогда не приставал к тем, кто оставался равнодушен к его волчьему обаянию, поскольку считал это ниже своего достоинства. Но стоило женщине проявить хотя бы мимолетный интерес – Сармат загорался, и тогда ни одна из них не могла устоять. А интерес был, и всегда. Варх обладал животным магнетизмом и умело им пользовался. А в дополнение к этому был высок и широкоплеч, пусть и с нитями седины на висках.

Количеству его любовниц даже Ирвин иногда завидовал. Секретарши не были исключением, о чем я узнала в первый год службы. Однажды я позволила себе ворваться в кабинет главы Ордена без стука и застала весьма фривольную картину. После этого я не только научилась стучать, но и заходила лишь после разрешения. А еще через некоторое время я научилась различать рабочее «Да», от вырвавшегося в порыве страсти одновременно со стуком в дверь.

Воспоминания всплыли в памяти не случайно. Когда в приемной главы Ордена никого не было, к кабинету я приближалась с опаской, стучала громко и решительно, а потом тщательно прислушивалась к звукам за дверью.

– Шеф, можно?

– Да.

– Точно?

– Заходите, Дайер!

– А вы одеты?

– Ангелина, зайди уже!

Аккуратно прикрыв за собой дверь, я одарила хмурого Варха радостной улыбкой и вежливо поздоровалась. В этом кабинете я улыбалась всегда, потому что знала – мужчинам очень трудно устоять перед трогательными ямочками на щеках и большими глазами, а уж отчитывать и вовсе желание пропадает.

– Не поможет, – сложив руки на груди, покачал головой Сармат. – Я тебя зачем послал?

– Уничтожить демона.

– А ты что сделала?

– Уничтожила двух демонов!

– И…

– И одного приспешника. Но! Он был с ними в сговоре.

– Хорошо, допустим, это действительно так. Почему не дождалась нюхачей? В канцелярии я дал четкие указания по этому поводу!

– Речь шла о душе ребенка, промедление могло стоить ему жизни.

–   Дайер! Еще хоть раз ослушаешься, будешь месяц сидеть в Ордене и читать лекции малышне!

Передернув плечами от перспективы занятий с юными дарованиями, я виновато опустила голову. Впрочем, мы с Сарматом знали, что это показное покаяние, своей вины я не чувствовала.

– Ладно уж, иди, несчастье мое.

– Я хочу ее… – неожиданно раздался еще один мужской голос, заставивший меня резко развернуться, скручивая в руках силовые нити.

– Лорд тель Шаран, боюсь, это невозможно. Госпожу Дайер ожидает другое задание.

– Отмените его. Я сделал свой выбор.

С этими словами от окна отошел высокий мужчина. Учитывая, что я его сразу не заметила, он – маг, раз смог скрыть свою силу и ауру. Сбросив с головы глубокий капюшон, он посмотрел на меня фиолетовыми глазами, и его губы медленно растянулись в улыбке.

– Допилась до веселящихся даргарийцев, – пробормотала я, переводя взгляд на посмурневшего Варха. – Шеф, кажется, мне нужен отпуск.

– Не паясничай! – тихо и строго ответил Сармат.

Я напряглась. Мы были слишком хорошо знакомы, чтобы  не просто понимать друг друга с полуслова, а даже по интонации. Сейчас оборотень не был настроен шутить. Это можно было бы объяснить личностью визитера, но глубокая складка на лбу Варха подсказала, что все серьезнее.

– Дайер, прежде всего, позволь тебе представить одного из лучших Охотников – лорда Рамира тель Шарана. Ему необходима помощь длани в одном важном деле. Длани высшей ступени, поэтому я порекомендовал ему Марата.

– Сильнейший из нас, – подтвердила я, спокойно глядя на даргарийца.

– Сила не главное, – отмахнулся знакомый маг Мрака и обратился к Сармату. – Вы знаете особенность моего народа. Мы чувствуем эмоции, и для нас это определяющий фактор. Ваш Марат силен и опытен, но он меня боится. А постоянный привкус страха… бесит.

– А госпожа Дайер, значит, не боится? – с намеком спросил Варх, покосившись на меня.

– Боюсь! Очень! Просто успокоительное недавно выпила, – судя по иронично-осуждающим взглядам, мне не поверили. Вздохнув, я решила признаться: – Лорд тель Шаран, благодарю вас за оказанную честь, но, увы – вынуждена отказаться.

– Почему?

– Ухожу в отпуск.

– Какой отпуск?

– Ежегодный, в который уходят все, кроме меня.

– Хм… С чем связано столь внезапное желание?

– Семейные обстоятельства. – Я многозначительно посмотрела на Сармата, поскольку он был в курсе моих отношений с родней.

– Не имею возражений, Дайер. Спустись в канцелярию, Алик все оформит.

– Спасибо, начальник! – благодарно улыбнулась я.

Стоило мне перевести взгляд на даргарийца, как улыбка сползла с лица, а в солнечном сплетении всколыхнулось предчувствие надвигающейся подставы.

– Боюсь, госпожа Дайер, у вас нет выбора. Я принял решение и не собираюсь его менять. У вас важные семейные дела? Рекомендую не затягивать их решение, а после вы отправитесь со мной.

– Лорд тель Шаран, – начал было глава Ордена, но под пристальным взглядом фиолетовых глаз осекся. – Дайер, сколько тебе нужно времени, чтобы разобраться с семьей?

– С учетом всех обстоятельств – месяц.

– Долго, – качнул головой даргариец. – Я отправлюсь с вами и помогу, насколько это будет в моих силах.

– Но…

– Не обсуждается, госпожа Дайер! – властно произнес маг Мрака, заставляя меня нахмуриться и сжать кулаки от поднимающейся злости. – Ваши дела в столице или?..

– В Приморье.

– Выдвигаемся завтра. Надеюсь, вам хватит времени собраться?

– Более чем, – кивнула я, смерив лорда холодным взглядом.

– Замечательно. Я зайду за вами после восьми.

– Как скажете. Еще указания будут?

– Нет, Дайер, можешь идти, – покачал головой Сармат, и в его взгляде я отчетливо видела тревогу.

Я вежливо попрощалась и напоследок улыбнулась Варху, чтобы сгладить сложившуюся ситуацию. Я не видела особой разницы в чьей компании выполнять свою работу. Главное, что мне предоставили отпуск и я успею помочь сестре. Вместо споров я предпочитала тратить время на сборы и проверку отчетов управляющего загородным поместьем. Аделину на первое время стоило поселить там, чтобы она пришла в себя. А уже после забрать в городской дом и нанять учителей. Все же столичные требования несколько отличались от провинциальных. За год сестренка пообвыкнется, а Двор пока проживет и без представления юной леди Астир.

Эти рассуждения крутились в голове, пока я спускалась в канцелярию, чтобы отдать кристалл с отчетом о проделанной работе и расписаться в бумагах. Освободившись, я заглянула к Ирвину, без энтузиазма разглядывающему доносы нюхачей.

– Привет!

– Привет! – хмуро отозвался друг, ссутулив могучие плечи.

– Ты чего?

– Плохо мне, Гелька, плохо. Страдаю я!

– Что, так и не нашел свободную любовницу? – хмыкнула я.

Подойдя к столу, я извлекла из одного пакета бутылку холодного сидра, а из другого – мясной пирог от госпожи Элизы. Пока я пребывала в кабинете главы Ордена, провиант дожидался меня в приемной, и я серьезно опасалась, что не дождется.

– Бросили меня, изменщицы, – жалобно протянул оборотень, и принюхался к пирогу. – С пряными травами? Мой любимый!

– Любимый-любимый, – подтвердила я, выставляя перекус на стол и доставая из шкафа нож и кружки. – Слушай, вот чего ты страдаешь? Возьми и заведи новую пассию!

– Не могу, – покачал головой Ирв, вскрывая бутылку и разливая сидр по стаканам, – я верный!

– Так тебя ведь Жаннет бросила – вот на ее место и возьми кого-нибудь.

– Я не могу так сразу. Надо немного пострадать, чтобы она осознала свою ошибку и пожалела меня. И вообще, Гелька, а выходи за меня замуж, а? Ты ж единственная обо мне заботишься – кормишь, поишь и силой делишься, когда я подыхаю. А они… только секс на уме! Я зайти не успеваю, а меня сразу раздевают и тащат в спальню.

– А ты как будто сильно против.

– Нет, но мне может тоже хочется тепла и любви!

Скептически посмотрев на страдающего оборотня, я обошла его стол и извлекла из верхнего ящика новый любовный роман. Прочитав название, я только хмыкнула и убрала книгу обратно. Был у друга такой бзик: пару раз в год он читал романы о великой любви между трепетной ланью и не менее трепетным принцем, которые в конце концов жили долго и счастливо. Ровно до первой брачной ночи… Почему до нее? Потому что оба трепетных влюбленных обычно были девственниками, у которых сексуальное образование ограничивалось пестиками и тычинками, а тут первая брачная ночь. Авторы поизворотливее подкидывали своим героям книги с картинками и инструкциями, что, куда и как. Более извращенные подстраивали неожиданные ситуации, в ходе которых головоломка все-таки складывалась. Но больше всего я любила авторов-минималистов, объявляющих весь процесс коротким: «Было!», правда, Ирв в этих случаях обиженно восклицал: «А хде?..»

В период определенной фазы луны Ирвин читал эти романы с особым, каким-то извращенным удовольствием, а потом ныл, что в его жизни нет чистой и бескорыстной любви. Это детина под два метра ростом, с кулаками чуть меньше моей головы и небритой мордой самого бандитского вида. Ну ладно, морда была очень даже симпатичная, как и у всех представителей оборотной братии. Он являлся Самцом в полном смысле этого слова и с большой буквы! Для соблазнения женщины ему стоило лишь немного натянуть рубашку на мускулистом теле, но перед влиянием луны волк был бессилен. Он страдал, причем на полном серьезе!

Вместе с ним приходилось страдать и мне, выслушивая жалобы на жизнь, плавно перетекающие в предложения о замужестве. Порой на меня накатывало желание согласиться, чисто из вредности, чтобы посмотреть, насколько Ирвина хватит. Но я каждый раз отгоняла от себя крамольные мысли, жалея самого нестандартного оборотня в своей жизни.

– Так, в общем, пока не вечер, и ты в более-менее адекватном состоянии, делюсь последними новостями. Во-первых, я временно уезжаю из столицы.

– По заданию?

– На домашние разборки. Отец проигрался по-крупному и решил откупиться младшей дочерью. Еду разбираться.

– Я с тобой! Давно хотел познакомиться с твоими… родственниками.

– Спасибо, мой хороший, но я хочу забрать сестру, а не оставить ее сиротой. Так что сама, все сама. Во-вторых, Сармат отправляет меня на новое задание. Ни за что не угадаешь, кто наниматель!

– И-и-и?

– Даргариец!

– Ты никуда не едешь, – хмуро изрек друг и рухнул в свое кресло, застонавшее под весом немалого тела.

– Где-то я это уже слышала, – хмыкнула я и протянула Ирвину самый большой кусок пирога. – Не переживай, все нормально. Варх пусть и нехотя, но одобрил. Так что, как разберусь с делами, отправлюсь в путь. Сестренку поселю в поместье, а тебя попрошу приглядывать за ней. Не знаю, насколько затянется это задание, а Аделину смогу доверить только тебе и Хель.

– Пригляжу, не переживай, – кивнул друг, продолжая хмуриться. – Геля, мне все это не нравится. Сама знаешь, какие слухи ходят о магах Мрака. И вообще, почему выбрали тебя, а не Марата?

– Изначально хотели его, но я сама подставилась. Ирв, это самое обычное задание. Лорд тель Шаран ничем не отличается от прочих нанимателей.

– Разве что демоническим происхождением, силами Мрака и повышенной любвеобильностью.

– Вот не надо про любвеобильность, – улыбнулась я и чокнулась с Ирвом кружкой. – За то, чтобы все наши задания были интересными, плодотворными и хорошо оплачиваемыми!

– За удачу, Гелька. За удачу! – не согласился друг, но тост поддержал.

Поболтав еще немного, я отправилась в Столичное отделение Имперского банка за наличностью. Дастьян оказался прав, в этот раз отец проиграл очень крупную сумму, и что-то мне подсказывало – не случайно. Герцог Вельс был скользким типом, про которого я слышала достаточно мерзких историй. Вернее, читала их, получая ежемесячные хорошо оплачиваемые доносы. Мне приходилось следить за окружением родителей, особенно в свете усугубляющегося пристрастия отца. Он легко мог по пьяни потерять поместье. Если бы не Аделина, я не стала бы переживать за дом, в котором для меня больше не было места. Но появление в жизни сестренки многое изменило, и родовое гнездо я хотела сохранить именно для нее.

Впрочем, я была уверена, что будь Аделина чуть постарше, и вполне смогла бы отстоять не только свой дом, но и право самой решать за кого выходить замуж. Напора и смекалки сестре было не занимать. Мы и познакомились только благодаря ей. Когда я попала в Орден, мать только-только забеременела, поэтому я даже не догадывалась, что в нашей семье планировалось пополнение. Об этом мне сообщили гораздо позже, уже после окончания обучения в Ордене: в один из дней Сармат передал стопку писем от старой нянюшки. Не получавшая столько лет ни строчки из родного дома, глядя на них я разрыдалась.

– Именно поэтому и не отдавал, – вздохнул тогда оборотень, поглаживая меня по голове. – Все образуется, ангелочек, вот увидишь.

– Да, – сквозь слезы поддакнула я, хотя не поверила словам Варха.

Но годы спустя боль утихла, я стала самостоятельной, самодостаточной, свободной, и не помышляла о другой жизни. Своими успехами и достижениями я была обязана Сармату. Он выделил меня из толпы маленьких испуганных детей и пристально следил за обучением и тренировками, заставляя быть лучшей. Вынуждая хотеть быть лучшей. И я стала, таким образом отблагодарив его за доверие и опеку.

Даже загородный дом я купила благодаря ему, и ни разу еще об этом не пожалела. Старый особняк со временем превратился в уютное гнездо, куда я приезжала отдохнуть после особенно тяжелых заданий. Плантации белой ягоды оказались, на удивление, плодоносными, и уже через год я договаривалась со специалистами о производстве тягучей наливки. А через два с легкой руки Варха получившийся напиток стал набирать популярность в Радужном городе.

Однако на этом я не остановилась, и вскоре к плантациям добавилось пастбище и небольшое поголовье шантийских овец, из шерсти которых изготавливали удивительной красоты ткань. Овцы были подарком одного из маркизов, чьего одержимого сына я спасла от Высшего. Задача была сложной – тварь очень хорошо прижилась и почти выпила душу мальчика, но я смогла вытащить его, вернув лорду единственного наследника.

Вот так и получилось, что помимо высокой оплаты за службу Ордену, я имела стабильный доход от белоягодников и шантийской шерсти.

С сестрой же я познакомилась, когда мне было около двадцати. Я как раз вернулась домой после очередного задания – уставшая, но очень довольная. И тут неожиданно получила конверт от нянюшки. Внутри находилось письмо, выведенное неровным детским почерком и заинтриговавшее с первой строчки. Это было первое послание Аделины, в котором малышка искренне радовалась, что у нее есть сестра и спрашивала, почему я не живу с ними. Письмо настолько выбило меня из колеи, вызывая одновременно злость и радость, что я не выдержала и бросила его в камин. А потом проревела половину ночи, растирая в пальцах пепел.

Следующее письмо было похоже на первое. В нем малышка сетовала, что магическая почта недобросовестно выполняет свою работу и не доставляет важные письма. Так же внутри конверта обнаружилось последнее послание нянюшки, которая очень просила ответить Аделине, и я не удержалась. Так между нами завязалась переписка, заставившая меня полюбить сестру и принять, как единственного члена семьи.

Я собирала сумку, рассчитывая вещи на неделю пути. Дорога к Приморью лежала через горы, и добраться быстрее не представлялось возможным, даже с учетом скорости Снежинки. Помимо этого меня немного беспокоил неожиданный спутник, о способах передвижения которого я ничего не знала. Могло оказаться, что он поедет на Амалонском ящере, правда, тогда я со спокойной совестью оставила бы даргарийца в столице. Лишние свидетели мне ни к чему, ведь стоит только герцогу заартачиться, как я не постесняюсь пустить вход нечестные методы и все свои связи, включая Орден. Я не могла позволить сестре быть несчастной, поэтому готовилась к любому раскладу, главное – результат.

 

 

Глава 4

Вопреки моим ожиданиям, маг Мрака оказался мужиком умным. Он запомнил, на чем я езжу, и появился перед домом верхом на умопомрачительном пушистом лисе с черными лапами и затемненной грудью. Стоило мне увидеть этого зверя, как я поняла, что у нас будут проблемы. Поведение Снежинки подтвердило опасения. Выглянув из конуры, она прижала уши к голове, повела носом в сторону незнакомого самца, и посмотрела на меня несчастными голубыми глазами. Лис же, заприметив абсолютно белую и довольно молодую самку, сделал стойку и подобрался.

– Только попробуй, – пригрозила я лису и под насмешливым взглядом даргарийца вывела свою ездовую.

По залитым солнцем улицам мы ехали в молчании. Мне было о чем подумать, да и не хотелось начинать разговор первой. Но как только городские ворота скрылись из виду...

– Так и будешь делать вид, что мы не знакомы? – насмешливо спросил даргариец.

– Это было бы странно, ведь Сармат представил нас друг другу.

– Ну-ну, – насмешливо произнес Рамир. – Я понимаю, в лесу было темно, лица различались с трудом, только прикосновения… Возможно, повторение освежит твою память.

– Лорд тель Шаран, у нас с вами сугубо деловые отношения. Не осложняйте их, пожалуйста.

– Осложняю? Я наоборот пытаюсь их сгладить и сделать более… партнерскими.

– Развлекаетесь, да? – вздохнула я, покосившись на мага Мрака.

– Только если самую малость. Дорога предстоит долгая, а мне скучно.

– Сочувствую, но давайте вы найдете другой объект для насмешек?

– Никаких насмешек, Ангелина, немного флирта и юмора. Тебя это напрягает?

– Как сказать… – решила я признаться честно. – В другое время я бы обязательно тебе ответила и посмеялась за компанию, но сейчас слишком переживаю. Извини.

– Расскажешь, в чем причина такой спешки?

– Мою сестру выдают замуж. Я сильно против.

– Выдают за нелюбимого?

– Если бы он был просто нелюбимый, но порядочный и из хорошей семьи, я бы промолчала. Все-таки любовь – не самое важное в отношениях. Тут все гораздо сложнее.

– Дай угадаю – отец проигрался и решил расплатиться младшей дочерью за свою свободу и привычную жизнь?

– С чего такие выводы? – настороженно спросила я.

– Есть несколько популярных причин договорных браков. Первую ты отвергла, а это была вторая. Я угадал?

– Угадал, – кивнула я, нисколько не поверив его словам.

Такие, как лорд тель Шаран не угадывали, а знали точно, причем все, обо всем и про всех. Сила и власть, помноженные на деньги, творили самые настоящие чудеса.

– И как зовут того несчастного, что рискнул покуситься на твою сестру?

– Герцог Вельс. Род очень древний и богатый. Получили титул за заслуги перед Империей.

– Что-то слышал о них, но лишь краем уха. Что герцог собой представляет?

– Черный вдовец.

– Серьезный аргумент, – кивнул маг Мрака и о чем-то задумался.

– Рамир, раз у нас выдалось свободное время, расскажешь, зачем ты меня нанял?

– Нужна помощь в поиске и изгнании демона. Древнего, очень хитрого и изворотливого. Я давно за ним охочусь, но, увы, – нехотя признался даргариец. – Поэтому я решил обратиться в Орден. У вас большой опыт в выслеживании тварей Тонкого мира.

– Не совсем так. Если хочешь кого-то найти – спроси об этом. Народная молва лучший источник информации. Сначала ты слушаешь и делаешь пометки. Затем все проверяешь, постепенно вычеркивая большую часть полученной информации, и уже оставшуюся обрабатываешь особенно тщательно. В нашем случае работает целая команда. Вначале в Орден приходят запросы с просьбой о помощи в изгнании. Большая часть этих писем – фикция. Некоторые принимают за одержимость душевные болезни, другие – действие определенных дурманящих зелий, и только третья часть –наши случаи. Но, как бы-то ни было, каждый запрос передается нюхачам. Если в пациенте на самом деле демон, нюхач определяет его уровень и потом возвращается в Орден с отчетом. Только после этого на задание отправляют Изгоняющего.

– А как ваши нюхачи определяют уровень демона?

– По влиянию, которое он оказывает на окружающих живых существ и природу. Чем губительнее сила, тем сильнее тварь. Но это касается только низших. Определить высшего демона помогают специальные артефакты или же умение строить логические цепочки.

Уточнять, что я чаще всего доверяла интуиции, которая меня еще ни разу не подводила, я не стала.

– А как ты вообще оказалась в Ордене?

– А ты? Как оказался так далеко от Черной пустыни?

– Не хочешь отвечать, – правильно понял Рамир. – Ну что же, мне скрывать нечего. Сейчас моя основная задача выследить одну древнюю сущность, доставившую достаточно хлопот моему народу. Теперь она нацелилась на покорение новых земель. У меня есть все основания полагать, что следующий удар будет нанесен по Империи.

– Как давно ты за ней охотишься?

– Двенадцать лет. Мы успели неплохо изучить друг друга, и я почти поймал, но… С недавнего времени все изменилось. Сущность нашла для себя новых сторонников, весьма успешно заметающих следы.

– Поэтому ты решил обратиться в Орден? Чтобы уравнять шансы?

– Да. Тем более, это в ваших же интересах.

– Чем она так опасна?

– Способностью втираться в доверие и использовать любые ресурсы для достижения цели.

– Как и любой Высший, вздохнула я. Мне следует знать что-то еще?

– Когда отправимся на задание, возьми с собой Смертьнесущего. Он может пригодиться.

– Будем убивать демонов в истинной форме?

– Не веришь, – констатировал маг Мрака. – Очень жаль, девочка. Я надеялся, что ты сможешь отринуть предрассудки.

– Дело не в предрассудках, Рамир, а в магии. Если бы в нашем мире появился настоящий демон, мы бы это почувствовали.

– Да, почувствовали, но только в том случае, если бы вторжение было со стороны тонкого плана. Когда демоны рвут материю, разделяющую наши миры, происходит энергетическое перенапряжение, скапливающееся в местах разрыва. И как только происходит прорыв, сила начинает утекать в пространство – именно это и чувствуют маги. А теперь представь, что вместо грубой дыры мы имеем аккуратный надрез. С помощью заклинаний-блокаторов призывающий не дает энергии вытекать, вместо этого направляя ее на поддержание прохода. Демон появляется в нашем мире, брешь закрывается, и течение энергии восстанавливается. В этом случае никто даже не почувствует появление тонкоматериальных тварей.

– Допустим… только допустим, что это действительно так. Что есть некто, кто переправляет демонов на землю. Для чего им это?

– Чтобы положить начало конца. Последняя Битва.

– Наслышана, – вздохнула я, глядя на даргарийца.

Трепетное отношение магов Мрака к Скрижали Пророчеств было хорошо известно за пределами Даргамена. Однако в Ордене любое упоминание Скрижали встречали довольно скептически, опытные длани относились к пророчествам как к сказкам, которые учат уму-разуму, но имеют мало общего с реальностью. Сейчас мне довелось лично убедиться, что даже разумные с виду даргарийцы сохраняют безоговорочную веру в мифический артефакт, и это немного портило общее впечатление. Оставалось утешаться тем, что мой наниматель хотя бы красив, правда, это естественное состояние для всех магов Мрака.

– Опять предрассудки, – улыбнулся Рамир, нисколько не обидевшись на прозвучавший в голосе скепсис. – Я постараюсь, чтобы тебе не пришлось столкнуться с настоящим демоном, но все же прошу – возьми с собой Смертьнесущего. Считай это маленькой прихотью нанимателя.

– Как скажешь, – кивнула я, обдумывая слова мужчины.

До вечера мы в основном ехали в тишине, обмениваясь лишь короткими фразами. Я зачиталась новой книгой, добытой Дастьяном, и даргариец меня не отвлекал. На постой мы решили остановиться в небольшом городе, растянувшемся вдоль широкой реки. Солнце уже скатилось за горизонт, так что в ворота мы въезжали в числе последних.

Редкие магические фонари освещали каменную мостовую, уже успевшую намокнуть от накрапывавшего дождя. Из прохожих нам попалось только несколько спешащих куда-то девиц да прогуливающихся стражников. Именно к последним мы и направились, не желая плутать по окрестностям в поисках постоялого двора. Дождь потихоньку усиливался, предвещая скорый ливень, и я порадовалась довольно подробному описанию дороги к месту ночлега.

Аккуратное трехэтажное здание встретило нас неярким светом, мягко стелющимся по помещению. Несколько посетителей трапезничали в дальнем углу, рядом с пылающим камином. Договорившись о комнатах, мы сели подальше от всех и тоже заказали ужин.

Как и следовало ожидать, меню не баловало разнообразием и состояло преимущественно из рыбных блюд. На первое принесли наваристую уху с полупрозрачными кружочками моркови и зеленью. На второе я заказала запечённую форель, тогда как мой спутник отдал предпочтение тонко нарезанному красному филе незнакомой мне рыбы, украшенному молодым картофелем с укропом.

– Будешь? – спросил лорд тель Шаран, заметив мой заинтересованный взгляд.

Не дожидаясь ответа, он отломил кусок лепешки, аккуратно намазал маслом и положил сверху филе. Я с опаской протянула руку за угощением, откусила и… пропала! Это оказалось невероятно вкусно. Насыщенно соленый вкус рыбы смягчался маслом и пресной лепешкой. Я не заметила, как все съела, но мне тут же подали еще кусочек. В результате пришлось делиться с лордом форелью, поскольку я серьезно подъела его ужин.

На десерт нам принесли травяной сбор. Форма подачи стала для меня неожиданностью: на стол водрузили пустой заварник, кувшин с кипятком и несколько пиалок с разноцветными ягодами и листьями. Подозрительно принюхавшись, я сморщила нос: от ингредиентов неуловимо пахло рыбой.

– Что-то мне как-то не хочется это пить…

– Зря. Во-первых, после соленой рыбы сладкий чай обязателен, иначе всю ночь проведешь в обнимку с кувшином воды. Во-вторых, такой аромат показатель качества при изготовлении напитка. Сейчас все смешаем, и запах уйдет.

Рамир ссыпал содержимое пиал в заварник, залил все водой, и из-под крышки действительно поплыл приятный фруктовый аромат. Настоявшись, чай стал насыщенного желтого цвета с легким красным отливом. Разлив его по кружкам, даргариец положил ложку меда, размешал напиток и протянул мне. Получилось необычно, но вкусно.

После сытного ужина неожиданно разморило так, что до своей комнаты я добиралась в полусонном состоянии. Попрощавшись с Рамиром, которого поселили этажом ниже, я быстро искупалась, надела сорочку для сна и упала на кровать.

Меня мгновенно окутала странная дрема. Я вроде бы уснула, но в то же время сон казался чрезвычайно реалистичным. Сквозь туманную дымку я видела, как дверь в комнату отворилась и впустила высокого гостя в темном плаще. Он опустился на край кровати и провел рукой по моим спутанным волосам. Затем взял прядь и поднес ее к лицу, слегка прикрытому капюшоном. Глубоко вдохнув, он блаженно улыбнулся, и в слабом свете магического светильника сверкнули заостренные зубы. Надо же, кровосос! Было странно встретить такую нежить всего в сутках пути от столицы, пускай даже и во сне.

Я рассеянно рассматривала кровососа, удивляясь, что могло занести его в наши края, а он тем временем скинул капюшон и, взяв мою руку, склонился к локтевому сгибу. Раньше мне доводилось видеть этих существ только на картинках, поскольку даже если служба в Ордене забрасывала меня далеко от столицы, там, где поселялся демон, места для кровососов уже не оставалось.

Страшно не было, ведь я спала. Правда, такой реалистичный сон меня не устраивал, поскольку я не отдыхала, а маялась от тяжести в теле, какой-то заторможенности, и еще неизвестно чего. Все изменилось, когда руку пронзила острая боль от впившихся зубов.

Тело подчинялось с трудом, однако я все-таки смогла призвать магию и послать в нежить небольшую молнию. Зашипев, кровосос отскочил от кровати, пытаясь затушить огонь, возникший на плаще. Справился он быстро, а затем посмотрел на меня. В его черных без белков глазах плескались злость и жажда.

– Сунешься еще раз – убью, – пообещала я, кое-как приподнимаясь на локте.

Видимо, угроза нежить не впечатлила. Зарычав, он бросился на меня, успешно избежав двух пущенных молний. Одна врезалась в деревянную стену, отчего она задымилась, а вторая разбила глиняный кувшин с водой.

Третья так и не успела сформироваться – ледяные пальцы сомкнулись на шее, и я потеряла с трудом обретенный контроль. Из горла вырвались хрипы, я попыталась отбиться силой, но дурманящее вещество оказалось качественным.

Задержав дыхание на последнем вздохе, я взяла себя в руки и снова призвала магию, на сей раз посылая в нежить чистую силу. Магия света ударила прямо в лицо кровососа, заставляя его противно заверещать и закрыться руками. В этот момент наконец-то подоспела подмога. Ворвавшись, даргариец быстро оценил обстановку и бросил в кровососа сгусток тьмы, в один удар сердца обративший его прахом. Проследив за облачком, осевшим на пол, я перевела сонный взгляд на полуобнаженного мужчину.

Приблизившись к кровати, он недобро посмотрел на мою кровоточащую руку, а затем на шею. Рамир ни слова не произнес, но его взгляд мне очень не понравился.

– В моей сумке есть ранозаживляющее зелье, – прохрипела я, чувствуя боль в горле. – Зеленая бутылочка.

Кивнув, даргариец довольно быстро нашел лекарство, намочил им край простыни и прижал к ране на руке. Кровь остановилась сразу же – все-таки целители Ордена не просто так ели свой хлеб. Убедившись, что ранки затянулись, маг Мрака подхватил меня на руки и быстро спустился в свою комнату, а там аккуратно положил на постель, укутал одеялом и…

– Куда? – тихо выдохнула я, когда Рамир потянулся к дверной ручке.

– Кровососы живут гнездами. Там, где один, обитаю и другие. Нужно найти их и уничтожить.

– Я с тобой! – прошептала я и даже попыталась встать.

– Лежи уж, героиня. Хватит с тебя на сегодня приключений.

– Я длань Ордена и уничтожать зло – моя обязанность.

– Твоя обязанность – уничтожать демонов, так что нечего покушаться на мою работу, – усмехнулся даргариец. – Спи, я скоро.

Сказать что-то еще я не успела – мужчина скрылся за дверью. Новая попытка подняться провалилась с треском, и все, что мне оставалось, это стоически бороться со сном, дожидаясь возвращения мага Мрака.

Однако в этот раз я по-настоящему уснула. Дурман оказался сильным и, судя по всему, неизвестным, потому что к большинству ядов у дланей имелся иммунитет. Проснулась я от горячего прикосновения к пострадавшей руке, на которой уже не осталось и следа. Затем чужие пальцы добрались до шеи, заставляя нехотя приоткрыть глаза.

– Как ты? – спросил даргариец и прилег рядом.

– Слабость и сонливость. Никогда с таким не сталкивалась.

– Дурман-трава Болотного края. Кровососы обустроили себе хорошую кормушку.

– А ты как?

– Устал, – вздохнул маг, и прилег рядом.

– Я не об этом, вернее и об этом тоже, – поспешила добавить, смутившись, – но меня интересует, куда они подмешали отраву? Ведь мы ели вместе.

– В напиток, просто я быстро справился с дурманом.

– Вот! Я говорила, что не стоит это пить, а ты…

– А я отомстил за тебя, истребив целое войско. Теперь прости, сладкая, но тебе придется немного поработать подпиткой.

– Может ты найдешь себе другую… для восстановления сил? – еле выговорила я.

– У тебя совесть есть? – посмотрев мне в глаза, пробурчал даргариец.

– В смысле?

– Ты их женщин видела? Мало того, что страшные, так я потом весь резерв истрачу на лечение.

– Неожиданно. Собственно, я не против помочь, но сам понимаешь, – я с трудом приподняла руку и тут же уронила ее на покрывало, демонстрируя повышенную слабость.

– Просто расслабься, – улыбнулся маг Мрака в ответ и медленно наклонился, согревая кожу своим дыханием.

Осторожно коснулся уголка губ, медленно подался чуть вправо, еще не целуя – лаская прикосновением. А затем осторожно раскрыл мои губы, начиная неторопливое исследование. Невероятно нежное и приятное. От него по телу потекло тепло, постепенно выжигая дурман и возвращая силы. Когда я начала отвечать, Рамир чуть усилил напор, скользнув по губам языком и дальше… Дальше он подтвердил сплетни про даргарийцев, способных соблазнить одним поцелуем.

Шершавые ладони аккуратно поглаживали шею и лицо, заставляя таять от невероятной нежности. Мои пальцы зарылись в черный шелк его волос, массируя и чуть оттягивая. Не знаю, что чувствовал маг Мрака, поглощая мои эмоции, но лично я испытывала благодарность с толикой восхищения, впитывая в себя его силу.

– Тебе лучше? – тихо спросил Рамир, немного отстранившись.

– Намного. Спасибо, что поделился силами и спас от кровососа.

– Скорее спас кровососа от тебя, – усмехнулся маг Мрака, а затем запечатлел короткий поцелуй в уголке губ и, прижав меня к себе, укрыл нас одеялом. – Отдыхай, сладкая, завтра будет тяжелый день.

Спать рядом с малознакомым мужчиной и прижиматься к его полуобнаженному телу, было странно, немного волнительно, но тепло и уютно. А главное – я не чувствовала исходящей от даргарийца опасности, что окончательно убедило меня расслабиться, и прикрыв глаза, я действительно уплыла в грезы.

Утром меня разбудил запах горячей сдобы. В комнате никого не было, зато на прикроватном столике стоял поднос с дымящейся кружкой горячего чая и свежеиспеченной булочкой. К напитку я принюхивалась с опаской, но все-таки решила довериться даргарийцу: должен же он был проверить завтрак, прежде чем угощать меня. В любом случае, думать на голодный желудок я не хотела, поэтому прислушалась к интуиции.

На завтрак и умывание я не потратила много времени. Даже сборы удалось закончить в считанные минуты, поскольку Рамир принес мою сумку с вещами. Больше в этом захолустном постоялом дворе меня ничто не держало, и я отправилась на поиски спутника.

На первом этаже сновали Серые Псы. Они будто заполонили все, выделялись среди остальных формой мышиного цвета. Но Рамиру затеряться среди них не удалось, его рост и стать сразу привлекали внимание. Рядом с ним стоял немолодой уже мужчина с аккуратной бородкой, местами посеребренной сединой, а вот короткие волосы пока оставались совершенно черными. Через левую щеку незнакомца тянулся неровный шрам, чудом не задевший глаз. Правда при ближайшем рассмотрении я поняла: задел, но Псу повезло с целителями, которые успели вовремя и частично спасли око. В отличие от черного правого глаза, левый был намного светлее, словно покрытый легкой пеленой.

– Здравствуйте! – поздоровалась я, приблизившись к мужчинам.

– Ангелина, позволь представить тебе начальника Северо-западной Крепости Серых Псов – Османа Идиля. Осман, а эта чудесная девушка – моя невеста.

– Очень приятно, госпожа Ангелина, – мужчина поклонился, при этом не переставая меня внимательно рассматривать. – Сражён вашей красотой.

– Благодарю за комплимент. Мне тоже приятно познакомиться, господин Осман. – Ответив, я вопросительно посмотрела на даргарийца.

– Скоро двинемся в путь.

– А-а-а…

– С кровососами покончено. Я уничтожил создателя, остальные погибнут сами.

– Ума не приложу, как я упустил из вида целое гнездо.

– Не удивительно, они вели себя очень осторожно. Понемногу питались одурманенными путниками и жителями города. Никого не убивали, чтобы не привлекать внимание. Да еще и действовали с одобрения стражи.

– Но целое гнездо! Почти сто пятьдесят особей!

– Больше, Осман. Многие разбежались. Я убил только тех, кто защищал князя. Остальных не стал преследовать.

После этих слов я с нескрываемым уважением посмотрела на мага Мрака. Это сколько же должно быть сил, чтобы уничтожить такую популяцию и князя?

– Где они жили? И почему стража не уведомила Крепости? – В силу особенностей профессии, меня в первую очередь интересовали детали.

– Под городом есть сеть старых катакомб с удобными выходами на поверхность. Один из них расположен здесь, в подвале, – Рамир кивнул на дверь за стойкой. – Трактирщик, как и Стражи, был в деле. Кровососы платили за содействие золотом.

– Но откуда у них золото? И дурман-трава?

– А вот это хороший вопрос, – кивнул командир. – Им явно кто-то помогал.

– Кстати о помощи: я тебе нужен или справитесь сами? – серьезно спросил маг Мрака, явно с каким-то намеком, понятным только им двоим.

– Справимся. Я запросил подкрепление, так что к вечеру поднимем весь город. Крепости никому не позволят нарушать Магические Законы!

Собственно, для соблюдения Магических Законов и создавались Крепости. Много веков назад наш мир был разделен враждой, бушевавшей между населяющими ее существами. Люди при поддержке магов сражались за свое существование, отбиваясь от толпы нечисти и нежити, питающейся свежей кровью и плотью. На тот момент человечество находилось на грани выживания, и тогда созванный Квингент, в который вошли представители всех разумных видов, создал Магические Законы – свод правил, которому были обязаны подчиняться жители нашего мира. Согласно ему, любой темный маг или нечисть, посмевшие посягнуть на чужую жизнь, подвергались немедленной казни. Для соблюдения Магзаконов были созданы девять Крепостей – четыре Главные по основным сторонам света, и четыре вспомогательные. Девятой была Центральная крепость под руководством Серого мага, владеющего как светлой, так и темной магией. У каждой Крепости был свой капитан, в подчинении которого находился элитный отряд. Они, подобно верным псам, выполняли любой приказ Серого мага, за что получили в народе прозвище Серые Псы. Со временем название прижилось, хоть теперь и произносилось без особого трепета.

– Если вдруг понадобится помощь, ты знаешь, как со мной связаться.

– Спасибо, – кивнул Осман и снова повернулся ко мне. – Был рад знакомству, госпожа Ангелина. Еще свидимся.

– Надеюсь, что не при таких обстоятельствах, – улыбнулась я, и вместе с Рамиром покинула постоялый двор.

 

Глава 5

– На следующем постоялом дворе ночуем вместе! – поставил меня в известность даргариец, когда мы достаточно далеко отъехали от города.

– Ты решил сэкономить на оплате комнаты? – усмехнулась я, глядя на сосредоточенное лицо. – Или боишься спать один?

– Совмещаю.

– А как же моя честь? Я девушка приличная и с мужчинами в одной комнате не сплю!

– Я тоже, так что не переживай.

– Тоже не спишь с мужчинами? – я рассмеялась, увидев ошарашенный взгляд Рамира. – Ну хоть конкуренции можно не бояться.

– Вот кто-то сейчас договорится, – многообещающе протянул маг Мрака, и я поспешно умолкла, чтобы не дразнить зверя.

Хотя очень хотелось, потому что наши пикировки начинали доставлять удовольствие. Еще вчера настроение было отвратительным, я переживала по поводу предстоящей встречи с родителями. Но после веселой ночи все наладилось, небольшая встряска позволила взять себя в руки и сосредоточиться на дороге, которая тоже таила в себе уйму опасностей.

Ездовые легко скользили по ледяной тропе. Лис Рамира двигался чуть впереди, буквально на полшага, а Снежинка семенила следом. Такое поведение любимой ездовой меня настораживало. У нее был очень вредный и своевольный характер, обычно она не терпела конкуренции, а тут доверчиво поглядывала на суровый профиль. Только прибавления в семействе мне не хватало для полного счастья! Вернее, я была бы рада лисятам, но только после того, как разберусь с первоочередными проблемами.

– А почему ты представил меня своей невестой? – я решила продолжить разговор.

– Сделаю сюрприз демону, когда отыщу его. Даже если он следит за мной, то вряд ли заподозрит в симпатичной девушке длань Ордена.

– И то верно, – пришлось согласиться мне. – Но почему невеста, а не… подруга?

– Я никогда не брал с собой любовниц, так что это сразу вызовет подозрение. А вот невеста, привезенная с севера…

Больше вопросов у меня не было, и я невольно залюбовалась пейзажем. Лес, тянувшийся вдоль дороги, постепенно из лиственного превратился в хвойный, наполняя воздух упоительным ароматом смолы. Его багряные наряды сменились изумрудными. Чем дальше мы забирались на юг, тем интереснее становился климат. Промозглый осенний дождь центра Империи остался позади, сменившись умеренным теплом предгорий. Правда, порывы холодного ветра, иногда налетающие с заснеженных вершин, заставляли зябко ежиться. Несмотря на это очень хотелось остановить Снежинку и немного углубиться в чащу, чтобы там, вдали от тракта собрать белых грибов. Из них получалось изумительное жаркое! Или набрать опят, чтобы пожарить с картошкой и луком. А еще были подосиновики, маслята, лисички. М-м-м…

– Меня пугает выражение твоего лица.

– И какое у меня выражение? – лениво приоткрыв один глаз, я покосилась на спутника.

– Кровожадное. Проголодалась?

– Скорее, соскучилась по грибам. Сейчас как раз сезон.

– Если хочешь, можем остановиться и собрать.

– Не стоит. Лучше добраться до деревни засветло, иначе после заката нас замучают глупыми вопросами и искупают в святой воде.

– Ну, воду я еще могу понять, а вопросы какие?

– Будут проверять нашу принадлежность к людскому роду. В начале моей практики был случай, когда Орден послал меня в несусветную глушь, где якобы выявили одержимого. Работа с нюхачами еще не была отлажена, поэтому мне самой предстояло все проверить и применить силу, при необходимости. Тогда я еще не встретила Снежинку, – я похлопала лисицу по холке, получив в ответ довольный рык, – и до деревни добиралась не меньше двух недель на гнедой кляче. Сам понимаешь, в ворота я въезжала уже уставшая, голодная, и, как назло, после заката. Сначала меня больше часа мучили вопросами о пантеоне богов Империи, затем расспрашивали про жизнь в столице, после пошли глупейшие вопросы, видимо призванные выявить во мне нежить, а напоследок окатили тазиком освященной воды. Я выдержала все и даже никого не убила, хотя очень хотелось. А затем увидела их одержимого…

– Что, совсем плохо было?

– Не то слово! Эти ироды поймали последователя культа Свидетелей Первозданного. Он вещал о несовершенстве мира и предлагал сменить веру.  Ты сталкивался с этими фанатиками?

– Сталкивался, – кивнул Рамир, а затем засмеялся. – Даже не знаю, кого мне жалко больше – свидетеля или деревенских.

– Обе стороны хороши, – улыбнулась я в ответ. – В общем, с тех пор в деревни я предпочитаю въезжать засветло, чтобы избежать нежелательных казусов. А там, если нас приютят добрые люди, может и грибочков перепадет. В супчике или маринованных…

– Знаешь, я еще вчера хотел спросить: как в тебя столько влезает? Вроде худая и мелкая, а ешь, как здоровый мужик.

– У меня растущий организм. В связи с постоянными нагрузками и магическим истощением он требует пополнения запасов. Ну и… просто люблю покушать. Есть у меня привычка, когда оказываюсь в новом городе, ищу лучшее заведение и заказываю местное блюдо. Вроде всегда одно и то же – мясо с картошкой или рыба, но вкусы и названия абсолютно разные. И виной тому не только способ приготовления, но и специи, а порой даже настроение повара. Видел бы ты мою кухню! Целая стена увешана разными травами и заставлена баночками с приправами. Все привезенные рецепты Ларика подшивает в огромную книгу. Что?

– Любишь путешествовать, – не спросил, констатировал маг Мрака.

– Люблю, но по настроению. Иногда хочется просто посидеть у камина с книгой в руках и ни о чем не волноваться, не переживать, что можешь не успеть, и по твоей вине погибнет человек или нелюдь.

– Сколько тебе лет?

– Смотря, с какой целью ты интересуешься.

– Совращать тебя можно?

– С этим делом ты прилично опоздал.

– Хорошо, спрошу по другому – сколько ты служишь Ордену?

– Десять лет.

– Значит обряд ты проходила в девять, максимум десять лет. Шесть лет учеба и плюс десять лет службы. Получается двадцать шесть. Как же ты стала дланью пятой ступени в столь юном возрасте?

– Силе без разницы сколько лет носителю и как он выглядит. Она выбирает сосуд и руководит им, очищая этот мир от скверны.

– Видимо, я не первый, кто задал тебя этот вопрос.

– Далеко не первый, так что я уже привыкла. У благого дела нет возраста. А сколько тебе лет?

– Если интересуешься с целью совращения…

– Не исключено, – ответила я игривым тоном и окинула мужчину придирчивым взглядом. 

– Вижу, сегодня у тебя хорошее настроение.

– Да, встряска и вкусная еда творят чудеса. Еще бы ты взял меня с собой…

– Уж прости, но под действием дурман-травы ты бы стала для меня обузой. А я привык действовать быстро и жестко. Не думаю, что молодой девушке стоит это видеть.

– Молодой девушке может и не стоит, но ты забываешь, что я Изгоняющая и на своем веку уже много всего повидала.

– Тем более, лишние трупы тебе ни к чему.

– Настоящий мужчина, – пробурчала я под нос, но дальше развивать тему не стала.

Как я и планировала, до деревни Затишье мы добрались засветло. Край солнца только-только коснулся вершин заснеженных гор, придавая им нежный розоватый цвет с золотым свечением. Деревенька оказалась совсем небольшой – домов на двадцать, не более, зато перед ней раскинулись широкие поля, оттеснившие сосновый лес. Странно только, что посевы были не убраны. Золотые колосья мерно покачивались на ветру, создавая неповторимую шелестящую мелодию. По оросительным каналам бежал тонкий ручеек, рискующий в любое мгновение пересохнуть.

– Что-то не так? – уточнил Рамир.

– Да нет, задумалась. – В конце концов, деревенским лучше знать, как ухаживать за собственными полями и когда собирать урожай. – Ездовых отпускаем или берем с собой?

– Думаю, лучше отпустить. Пусть поохотятся, здесь полно дичи.

Остаток пути мы проделали пешком, а у околицы уже появились первые встречающие лица. Старичок в свободной холщовой рубахе хитро щурил белесые глаза в нашу сторону, опираясь на диковинную клюку из темного дерева. Дождавшись, пока мы приблизимся, он отворил плетеную калитку с вырезанными на ней охранными рунами и пропустил нас на территорию деревни.

– Добрый день!

– И вам всего хорошего, путнички. Какими судьбами в наших местах?

– Проездом, уважаемый, – взял слово Рамир. – Ищем дом, чтобы переночевать, а утром двинемся дальше.

– Молодцы, что до деревни добрались, а не остались в лесу. В наших краях водится много всякого, – вздохнул старик.

– Так чего же заявку в Крепость не отправите?

– Отправляли, милок, отправляли. Вместе с молодцами передавали, да только никто так и не вернулся…

– А сигнальный амулет?

– Так поди уже с десяток лет как разрядился. Магов-то у нас нет, а заезжие в основном торговцы да Свидетели Первозданного.

При упоминании последних мы с Рамиром невольно переглянулись и улыбнулись. Да уж, эти забирались в такие дебри, куда обычные путешественники даже не сунулись бы.

– Как достигнем ближайшей Крепости, обязательно уведомим Серых Псов. А пока, добрый человек, не подскажешь, у кого мы можем заночевать?

– Так у меня и оставайтесь. Тахат я, староста Затишья.

– Я Рамир, а это моя невеста ­– Ангелина.

Я изумленно взглянула на «жениха»: одно дело придерживаться легенды в крупных городах да на широких трактах, но зачем это делать в захолустье. Однако спорить при посторонних  не стоило, поэтому я молча двинулась следом за Тахатом.

Озираясь по сторонам, я примечала в окнах бледные лица, провожающие нас взглядами. Выйти к ограде никто из жителей не решился, хотя солнце еще не полностью скрылось. Значит, нежить и нечисть действительно расшалились в этих местах.

Дом у старосты был в центре деревни, добротным срубом возвышаясь над остальными. Отворив дверь, которая даже не скрипнула, Тахат приглашающе махнул внутрь. Первое, что бросилось в глаза, стоило мне переступить порог, – это паутина под потолком. Наверное, я бы не обратила внимания, все-таки в деревне всякие букашки явление обычное, вот только свисающие тонкие нити сильно контрастировали с абсолютной чистотой дома. Это не могло не вызвать удивление.

Впрочем, вопросы отпали сами собой, когда мы увидели хозяйку. Это была немолодая уже женщина, с темными кругами под глазами и тонкой бледной кожей. Двигалась она с трудом, неловко вытаскивая из печи горшки с дымящейся едой.

– Алсея, погляди, каких гостей я к нам привел! – улыбнулся старик и обнял замершую супругу. От ее пустого взгляда мне сделалось жутковато. – Простите ее молчаливость. Болеет родная.

– Так давайте я помогу накрыть? А хозяйка пойдет отдыхать.

– Будет чудесно, девонька, – улыбнулся староста и показал, где и что у них находится.

Расставив на столе тарелки с горячей кашей и мясной подливой, я нарезала хлеб и, захватив ложки, села рядом с Рамиром. Хозяин устроился напротив и принялся разливать по кружкам какую-то домашнюю настойку.

– Может, отнести ужин хозяйке?

– Спасибо, девонька, не надо. Она сама придет за едой, – отмахнулся Тахат и залпом осушил свой стакан.

Рамир последовал его примеру, а вот я стакан отодвинула.

– Неужто брезгуешь? – с некоторой обидой спросил старик, глядя на меня с укором.

– Нет, но…

– Ей нельзя, – ответил за меня маг Мрака, после чего весьма недвусмысленно накрыл мой живот ладонью.

– А-а-а, – протянул староста, – тогда за это дело надо выпить!

Ну, они и выпили, а потом еще несколько раз, пока бутыль не опустела. Мужчины заметно захмелели, а я не знала, чем себя занять. На смену закатным сумеркам пришла глухая тьма, которую едва разгоняли магические светляки у калиток да появляющиеся звезды.

После ужина Тахат, слегка покачиваясь, проводил нас к комнатам, расположенным на первом этаже. Одна, предназначенная мне, выходила окном на чуть покосившийся забор, едва подсвеченный защитными рунами. Насколько я помнила расположение деревни, невдалеке должен был расти лес, сейчас совершенно невидимый. А вот окна во второй комнате выходили на улицу. У меня сложилось ощущение, что во мраке кто-то бродит и наблюдает за нами, и очень хотелось списать это на усталость.

– Вот ваши спаленки, проходите.

– Спасибо, добрый человек! – заплетающимся языком проговорил даргариец.

– Да не за что, хорошим людям мы завсегда рады! Только куда же вы? – удивленно спросил староста, когда Рамир обнял меня и решительно потащил в комнату с видом на лес.

– Так с невестой вместе…

– Невеста – не жена. Уж прости, но в своем доме срамоты не потерплю. Проведете ночку порознь, ничего с вами не станется.

– Ну, если та-а-ак, – протянул маг Мрака и, чмокнув меня в макушку, подтолкнул в комнату. – Только без меня никуда не уходи! А то еще уведут деревенские такую красавицу!

– Это да, невеста у вас действительно хороша, – услышала я уже сквозь закрытую дверь.

Поведение что старосты, что Рамира откровенно озадачило. Решив немного подождать, а затем пойти с вопросами к даргарийцу, я погасила свечу и приблизилась к окну. Нежити, подпирающей забор,  видно не было. Я усмехнулась своим мыслям и тряхнула головой, как почувствовала, что дверь отворилась. Резко развернувшись, я неожиданно оказалась в мужских объятиях, придавивших меня к стене.

– Дорогая, – пьяно протянул Рамир, скользя руками по моей талии, – не могу уснуть без тебя!

– Сказку на ночь почитать?

– Я знаю способ, который намного действеннее сказки… – и меня весьма недвусмысленно огладили по спине и ниже.

– Ох, родной, я бы с радостью, но в моем положении... Тем более, я всего лишь невеста, а не жена. Так что до свадьбы ни-ни!

– Хотя бы поцелуйчик? Ма-а-аленький!

Наклонившись ко мне, Рамир скользнул губами по щеке и, прижавшись к уху, тихо зашептал:

– Знаешь, почему поля до сих не убрали? Некому.

– Но как же? Я видела людей в домах, – обнимая мужчину за шею, шепнула в ответ.

– Не людей – нежить. Кроме Тахата все остальные мертвяки.

– А он?

– Скорее всего – отступник, но пока не использует магию, не смогу сказать точно. Ангелина, нежити не так уж много. Я закрою тебя здесь и выпущу, когда все закончится.

– Я не сомневаюсь в твоих силах, но, если вместе с мертвяками нападет создатель, тебе понадобится помощь. Моих сил хватит, чтобы тебя прикрыть.

– Хорошо, но если почувствуешь, что не справляешься, дай знать. Не хочу, чтобы вы с малышом пострадали!

– Вот стукнуть бы тебя, да перед боем не хочется травмировать. Но я запомнила эту мысль!

– Потом обсудим, – улыбнулся Рамир и направился на выход.

Ранее мне не доводилось видеть так близко волшбу даргарийцев, я с удивлением наблюдала, как маг Мрака призвал тьму, и она заклубилась в его ладонях послушным котенком, подвластная чужой воле. После чего маг приоткрыл дверь, и выпустил темную силу в образовавшуюся щель. Послышался грохот ломаемой мебели, перемежаемый громкой руганью. Видимо, Тахат подслушивал, что мы делаем. Когда я выскочила из комнаты следом за Рамиром, хозяин избы уже успел сбежать, а вот то, что изображало его жену – двигалось нам навстречу. Как и предсказывал Тахат – Алсея сама шла за едой, низко пригибаясь к земле и буквально обнюхивая пол. Заметив нас, она на мгновение замерла, а затем кинулась вперед. Сгусток тьмы сорвался с пальцев даргарийца и настиг жертву на подлете к цели, пеплом осыпая ее на пол.

– Хорошо сделано, – прокомментировал Рамир, тихо ступая дальше. – Абсолютная привязка к силе хозяина. Это позволило сохранить тело в приличном состоянии и отвести взгляд так, что даже я не сразу почуял подвох.

– Это-то меня и пугает…

Обычно маги-отступники предпочитали использовать скелеты или полуразложившиеся тела. Такие для подъема требовали намного меньше энергоресурсов, но выглядели не очень привлекательно с эстетической точки зрения. Поэтому сильнейшие из них нередко брали в услужение свеженькие трупы. Сами выбирали себе жертву, убивали ее и превращали в мертвяка.

Отвернувшимися от Закона магами занимались Серые Псы, но бывали случаи, когда они не справлялись с отступниками, которые напитались от источников темной силы, и тогда на помощь приходили Охотники. Видимо, Рамир был частым гостем в Империи и участвовал в зачистках, поэтому и знаком с командиром Северо-Западной Крепости.

На этом я оставила размышления, потому что даргариец открыл дверь, и множество темных силуэтов метнулось в нашу сторону. Я пустила в ход светлую магию, поджигая нежить сгустками света. Одно из немногих заклинаний, доступных Изгоняющим против подобных тварей. Несмотря на то, что мы владели магией, она была несколько иного уровня, по сравнению с обычной силой, и помогала дланям бороться именно с демонами. Против других тварей мы использовали оружие, артефакты и вот такие сгустки светлой энергии. Сталкиваясь с жертвой, они очень быстро разрушали все магические потоки, поддерживающие в мертвяке подобие жизни, а затем сжигали и тело, освобождая от бремени чужой воли.

Восставших трупов оказалось несколько больше, чем предполагал Рамир. Наверное, оттого, что были среди них и слегка погрызенные путники, коим не посчастливилось забрести в эту деревню, и Свидетели Первозданного. Тяжелее всего было направлять заклинания в детей. Умом я понимала, что они уже мертвы и их невозможно спасти, но все равно вздрагивала, когда ночную тишину оглашал крик.

Когда пепел от последнего тела опал на землю, я устало привалилась к высокому столбу. Магический резерв, не рассчитанный на боевые заклинания, слишком быстро опустел, оставив после себя слабость в теле. Посмотрев на Рамира, хищно оглядывающего соседние постройки, я тронула его за плечо и кивнула в сторону дома.

– Я, наверное, посижу в комнате. А ты, как разберешься, позовешь.

Маг Мрака кивнул и, проводив меня в безопасное место, наложил на помещение несколько заклинаний, после чего вновь отправился на охоту. Я же, замотавшись в свой плащ, забралась на кровать и провалилась в сон.

Не знаю, сколько прошло времени, прежде чем Рамир вернулся. Немного потеснив меня, он лег рядом и затих, видимо тоже умаявшись.

В следующий раз я проснулась, когда за окном уже светало. Поерзав в кольце мужских рук, почувствовала, как просыпаются отдельные части тела моего «жениха» и впечатлилась.

– Не крутись, – хриплым со сна голосом попросил даргариец и прижал меня сильнее, буквально впечатывая в свое тело.

Хотела было возмутиться, но вспомнив, что кое-кто всю ночь потратил на охоту и сражение с нежитью, покорно затихла, снова засыпая.

– Ангелина, пора вставать.

Открыв глаза, я резко села и оглядела комнату. Даргариец стоял у двери и, заметив, что я проснулась, скрылся в коридоре. Поднявшись, я сладко потянулась, а затем быстро сменила одежду и поспешила в горницу.

– Рассказывай! – попросила я, доставая из сумки травяную смесь для чая.

– Как я и предполагал, Тахат оказался отступником. В этой деревне он появился не случайно – ему неплохо заплатили, чтобы он превратил жителей Затишья в нежить и осел здесь на время. Лица заказчика он не видел, но сказал, что это был мужчина.

– А как он убил стольких людей без колебания магического фона?

– Отравил колодец. Люди гибли постепенно, один за другим, поэтому никто не почувствовал всплеска. Путников и Свидетелей Первозданного скармливал своей нежити, наиболее целых затем поднимал, но держал в подвале.

– Но для чего? Деревня находится далеко от торгового тракта. Я специально выбрала этот путь, чтобы ни с кем не столкнуться и обойти крупные города.

– Не знаю, Ангелина, он не сказал.

– А где…

– Мертв.

– Хорошо. Туда ему и дорога.

– И что, никакого возмущения по поводу убийства живого существа без суда и следствия?

– Рамир, ты забываешь, кто я. Длани не гнушаются убийством, когда видят, что спасти одержимого нельзя.

– Действительно, забываю. Меньше всего ты похожа на беспощадную Изгоняющую.

– И хорошо, – пожала я плечами, протягивая мужчине кружку с чаем, а следом ломоть хлеба с вяленым мясом, – никто до последнего не ожидает от меня проблем. Но честно, иногда моя внешность очень мешает, особенно в путешествиях. Находится столько желающих скрасить ночи одинокой путницы.

– Булыжник в мой огород?

– Маленький камушек, – усмехнулась я, припоминая нашу первую встречу. – Но вообще, я удивлена, что ты тогда ко мне… приставал. У тебя ярко выраженные аристократические манеры, хотя ты их усиленно скрываешь.

– И в чем же они проявляются?

– В отношении к женщинам. Ты даже сам не замечаешь, как все время пытаешься за мной ухаживать.

– Ну, прости, постараюсь исправиться, – усмехнулся маг Мрака, при этом протягивая мне половинку красного яблока. – Что же касается приставаний... Ты действительно очень красивая женщина, и это трудно игнорировать.

– А придется.

– То есть от тела ты меня отлучаешь? – почти с детской обидой в голосе спросил Рамир.

– Отлучаю, – подтвердила я, тяжело вздохнув, и не смогла удержаться от шпильки. – Раз я всего лишь невеста, будь добр соблюдать дистанцию. А вот когда стану женой, тогда и поговорим!

– Да-а-а, прав был Сармат, характер у тебя колючий.

– Ничего подобного, я пушистая и мягкая, пока меня не трогают.

– А если трогают…

– Все зависит от того, как, где и кто трогает, – усмехнулась я в ответ, а затем сполоснула наши кружки и направилась на выход. – Что будет с Затишьем?

– Я отправил сообщение Осману, дальше ему решать, что делать.

Покинув деревню, мы встретили наших ездовых. Ночь, потраченная на охоту, пошла им на пользу. Интуиция подсказывала, что добычей была не только дичь, но и нечисть: слишком уж довольным выглядел лис Рамира, и восторженной – моя девочка. Это подтолкнуло меня к решению не вмешиваться в их отношения. В конце концов, пять лет – достаточный возраст для того, чтобы обзавестись лисятами.

Глава  6

Благо, на этом наши приключения закончились, и до приморского городка Янтарный Берег мы добрались без проблем. Стоило покинуть ледяную тропу, как на нас обрушился теплый морской, ветер. Он трепал волосы и оставлял на губах и лице соленые прикосновения с горьковатым привкусом. Но я все равно была ему рада, он дарил нежной коже облегчение от жалящих поцелуев солнца.

Вдыхая полной грудью знакомый с детства запах, я медленно таяла, впитывая в себя успевшие позабыться ощущения. Так хотелось сбросить сапоги и пробежаться по морскому берегу, утопая стопами в белом песке. А затем, отринув условности, избавиться от одежды и окунуться в лазурные воды. Я даже направила ездовую в сторону пологого спуска, но вовремя себя остановила. Не сейчас. Вернуться домой меня вынудило важное дело, и до его разрешения нельзя было расслабляться.

Янтарный Берег ближе всего располагался к нашему поместью, так что здесь я могла переодеться в подобающий наряд и, сменив Снежинку на карету с лошадьми, прибыть в родовое гнездо. Остановиться я планировала на постоялом дворе, чтобы не привлекать к себе лишнее внимание, но Рамир все решил за меня.

Проезжая по набережной, где располагались дорогие гостиницы и особняки, даргариец неожиданно спешился и повел лисиц к пятиэтажному зданию из белого кирпича, увитому нежно-розовыми глициниями.

– Ты куда? – спросила я, когда мы миновали кованые ворота.

– В гостиницу. Или у тебя были другие планы?

– Вообще-то были. Я хотела снять номер на постоялом дворе в другом конце города.

– Да? Ну ладно, – вздохнул Рамир и грустно посмотрел на открывающийся за нашими спинами вид. – А я так хотел полюбоваться красотами безбрежного края…

Он говорил так жалобно и проникновенно, что я не выдержала и с тяжелым вздохом произнесла:

– Хорошо, можем поселиться и здесь. Собственно, особой разницы нет.

Улыбнувшись, Рамир помог мне спешиться, а затем, подозвав смотрящего, передал ему поводья наших лисиц. После этого даргариец предложил мне локоть и повел в гостиницу.

Внутри было так же светло и уютно, как и снаружи. Неброско, но при этом дорого и со вкусом. Рассматривая интерьер, я упустила момент, когда мой спутник из Охотника перевоплотился в аристократа: величественного и надменного даже в расстегнутой рубашке и с растрепанными от ветра волосами.

– Лорд тель Шаран! – воскликнул управляющий, выходя к нам на встречу. – Безмерно рад видеть вас в наших краях!

– Здравствуй, Густав. Смотрю, твое детище процветает.

– Не без вашей помощи, мой лорд! – с почтением произнес управляющий. – Вы к нам надолго? Приказать подготовить ваш номер?

– Думаю, на несколько дней. Да, будь любезен подготовить аппартаменты для нас с невестой и еще один номер для её родственницы.

– Ваша невеста, мой лорд? – выдохнул управляющий и перевел восхищенный взгляд на меня. – Поздравляю!

– Спасибо, Густав. Итак…

– Да-да, мой лорд, сейчас вас проводят.

Хлопнув в ладоши, управляющий привлек внимание ближайших лакеев и начал раздавать указания. Вокруг нас тут же забегали и засуетились, что вызвало нешуточный интерес многочисленных постояльцев. Спустя несколько минут мы уже входили в номер на последнем этаже, откуда открывался изумительный вид на море.

– Значит, красоты безбрежного края? – припомнила я слова даргарийца и недобро на него посмотрела.

– Но ведь действительно красота!

Он ничуть не смутился, напротив, чувствовал себя, как дома: стянул через голову рубашку и вольготно уселся на диван.

– С этим не спорю, но… Почему опять невеста? Ты хоть представляешь, какие поплывут слухи, когда меня узнают?

– И какие же? Что ты, после долгих лет отсутствия, прибыла в город с богатым женихом? Это плохо?

– Это нежелательно. Я планировала забрать сестру и тихо покинуть Приморье.

– То есть фактически сбежать. Теперь представь, что у тебя бы все получилось. Отец позволил забрать сестру и даже дал свое родительское благословение на ваш отъезд – правда, я в этом сомневаюсь. А что дальше? Далеко бы вы не уехали. Ты сама сказала, что герцог Вельс захотел твою сестру в жены. Думаешь, он так просто отпустил бы двух девушек? Сильно сомневаюсь.

– Я длань Ордена…

– Которая, согласно кодексу, не имеет права вмешиваться в дела обывателей, а значит, никакого влияния на герцога у тебя нет. Поверь, я знаю подобных ему людей – вас бы не отпустили. А если бы ты применила силу, еще и подвели под следствие. Теперь взгляни на сложившуюся ситуацию с другой стороны. Ты приехала в город вместе с женихом, имеющим определенное влияние и связи. Как будущий родственник я пожелал забрать своячницу от погрязшего в долгах родителя. Значит теперь все вопросы касаемо ее дальнейшей судьбы решать только мне. Никто не сможет оспорить это право.

Слушая Рамира, я была вынуждена согласиться с его рассуждениями. Он явно наперед просчитал варианты развития событий и выбрал наиболее короткий путь, к тому же требующий минимальных усилий с моей стороны. Такая помощь оказалась неожиданно приятной, но вызывала обоснованное подозрение.

– Спасибо, конечно, но зачем тебе это?

– Не люблю тратить время впустую, тем более, когда ждут насущные дела. Чем быстрее вытащим твою сестру, тем скорее приступим к поиску демона. Не ищи скрытых мотивов, сладкая, все просто.

– Хорошо, я согласна на твой план. Но, если я пока всего лишь невеста, почему бы не взять отдельные комнаты? Или ты все-таки решил на мне сэкономить?

– Именно, дорогая! Тут, знаешь ли, весьма недешевые номера, – со смешком ответил лорд тель Шаран.

– А как же моя девичья честь?

– Моя честь тоже страдает, но я же не переживаю по этому поводу!

– Боюсь, что твоя страдала задолго до моего появления и, полагаю, не единожды.

– Совести у тебя нет, напоминать мне о такой утрате! Пойду помоюсь с горя.

– А я?

– Хочешь помыться вместе со мной? – Рамир издевательски изогнул бровь, а, увидев выражение моего лица, рассмеялся. – Лучше подожди наш ужин.

С этими словами он скрылся в спальне, а мне не оставалось ничего иного, как действительно устроиться в кресле у окна в ожидании слуг. Явились они довольно быстро. Позволив им сервировать стол на две персоны, я отошла к окну, чтобы не видеть любопытные взгляды и едва прикрытый интерес. Постепенно темнеющее море всколыхнуло воспоминания о нашем с братом детстве.

Мы росли очень активными детьми и постоянно влезали в неприятности. Заводилой всегда была я, втягивая брата в различные истории. Разбитые коленки, царапины и ссадины – без этих мелких травм не обходился ни один день. Многочисленные учителя, приглашённые матушкой, лишь разводили руками и спешно покидали наше поместье. Никто не выдерживал двух шалопаев, у которых площадка для игр простиралась далеко за пределы поместья. Мы по-детски верили, что так будет всегда, но однажды в нас проснулся дар…

– О чем задумалась? – тихо спросил Рамир, заставляя меня вздрогнуть.

– Воспоминания… – отмахнулась я и повернулась к даргарийцу.

Он счел мягкие домашние штаны достаточной одеждой для ужина, и я позволила себе пройтись оценивающим взглядом по весьма привлекательному телу, принимая из рук мага Мрака бокал с белым вином. Я с наслаждением сделала глоток, смакуя яркий букет. Сразу обострившееся чувство голода затмило желание искупаться. К тому же, когда Рамир поднял металлическую крышку с одного из блюд, комнату наполнил аппетитный аромат.

– Запеченный окунь с сантийскими травами, – прокомментировал соблазнитель и перешел к следующему. – Виноградные листья, фаршированные крабовым мясом и сыром. Кстати, листья пассируют в кипящем масле, так что их лучше есть горячими, пока хрустят.

– Знаю, – улыбнулась я и, проигнорировав столовые приборы, схватила виноградный конверт руками.

– Приятно знать, что я не один так делаю, – и Рамир, последовав моему примеру, с удовольствием откусил половину.

– Вредные привычки приживаются быстро и незаметно.

Я откусила еще кусочек и блаженно зажмурилась, чувствуя, как сыр с мясом тают во рту. По пальцам потек сок, и, не удержавшись, я его слизнула.

– Не делай так, пожалуйста, – раздался серьезный мужской голос, заставивший меня открыть глаза и непонимающе посмотреть на мага Мрака. – Я все-таки не железный.

– Если что, я ничуть не мешаю тебе… расслабиться.

– Мешаешь, сладкая. В этом городе меня многие знают и обязательно заметят, если я решу посетить заведение для телесного отдыха.

– И что? Ты взрослый мужчина с естественными потребностями, а я твоя «невинная невеста». Никто не осудит, даже если заметят.

– Это бросит тень на тебя, а пока мы не разобрались с твоими родственниками и герцогом – это ни к чему.

– Ну, хочешь, я приведу тебе девушку сюда? Помнится, ты снял второй номер, я вполне могу переночевать там.

– А если я не хочу другую девушку?

– Лорд тель Шаран, это что за намеки?

– Всего лишь мысли вслух, – с полуулыбкой ответил Рамир, но взгляд у него был такой, что захотелось прикрыться. – И все же, для нашего с тобой спокойствия, не облизывай больше пальчики. Или я могу не сдержаться.

Демонстративно вытерев руки салфеткой, я разложила окуня по тарелкам, и дальше мы ели молча, отдавая дань талантам повара. После трапезы я все-таки добралась до ванной, где провела не меньше часа, наслаждаясь горячей водой и пеной. А когда вернулась в гостиную, мне сделали предложение, от которого я не смогла отказаться…

Прогулка на закате получилась неописуемо красивой. Золотой диск уже коснулся воды, окрашивая синюю гладь алыми росчерками и редкими розовыми мазками. Пенные барашки больше походили на подтаявшее ягодное мороженое. Волны ластились к обнаженным ступням, словно кошка выпрашивающая лакомство. Если поначалу я и пыталась выглядеть благородной леди, чинно прогуливающейся по берегу под ручку с женихом, то полчаса спустя не выдержала и убежала вперед, на ходу избавляясь от обуви. Подол легкого голубого платья намок и облепил ноги, но мне было все равно. Небольшая укромная бухта, спрятавшаяся за скалами, позволяла быть свободной и счастливой.

– Не хочешь искупаться? – спросил Рамир, стягивая рубашку.

– Хочу, – вздохнула я, с сожалением глядя на воду, – но не могу.

 – И что тебе мешает?

– Я не взяла с собой платье для купания, а в этом далеко не уплыву.

– Ну, здесь кроме нас никого нет, так что можешь купаться и вовсе без платья.

– Лорд тель Шаран, что за намеки приличной девушке?

– Самые неприличные, – усмехнулся лорд и избавился от штанов.

Если он думал смутить меня этим, то очень сильно просчитался. Я любила получать эстетическое удовольствие, и тело даргарийца немало этому способствовало. Тренированное, поджарое, явно закаленное охотой, о чем свидетельствовали росчерки шрамов по бронзовой коже. Широкие плечи, узкие бедра. Дойдя взглядом до впечатляющего мужского достоинства, я отметила, что Рамиру есть чем гордиться (особенно, если он умеет этим пользоваться). Растрепавшиеся на ветру черные волосы идеально довершали великолепный образ.

– И как?

– Хорош, – честно ответила я, непроизвольно облизнувшись.

– Польщен оценкой, – усмехнулся Рамир и зашел в море.

Через несколько шагов он скрылся в толще темной воды. Проводив его завистливым взглядом, я немного потопталась на месте, еще раз осмотрела окрестности на предмет уединённости данного места, а затем махнула рукой на условности и решительно стянула платье, оставив на плечах лишь короткую сорочку. О том, что она из белой превратится в прозрачную, я не подумала. Только доплыв до большого валуна, выбралась по пояс из воды и обнаружила эту досадную оплошность. Правда, ни о чем не жалела, поскольку плавание в морской воде – это ни с чем не сравнимое удовольствие! Я неожиданно поняла, как мне его не хватало все эти годы.

– И что дальше? – спросила я, задержав дыхание, когда на талии сомкнулись мужские руки, и меня прижали спиной к сильному телу.

– А чего тебе хочется? – вопросом на вопрос ответил даргариец, а его правая рука двинулась вверх, чтобы накрыть ладонью грудь.

– Я рассчитывала поплавать, но ты явно настроен на иное времяпровождение, – и я многозначительно потерлась об упирающееся в спину достоинство. – Скажи, мое соблазнение – дело принципа?

– Скорее, желание получить обоюдное удовольствие. Тогда, в лесу, мы не закончили.

– А тебе кто-то мешал?

– Совесть, – нехотя признался маг Мрака. – Я думал, что ты несовершеннолетняя.

– Спасибо за комплимент, – усмехнулась я, а затем коротко застонала, когда его пальцы сжали чувствительный сосок. – Рамир, не буду отрицать, ты для меня огромный соблазн. И как прекрасный представитель мужского племени, и как даргариец с отменным послужным списком. Но нам с тобой предстоит работа, которая может затянуться на долгое время. Стоит ли осложнять отношения плотскими утехами?

– Возможно, ты права. Но именно как даргариец я очень хорошо чувствую чужие эмоции, желания, и твои сводят с ума! Я смогу продержаться еще несколько дней. Максимум – неделю. Но потом все равно возьму тебя и буду наслаждаться – долго и со вкусом.

– Так уверен, что сможешь взять?

– Уже, – и в подтверждение своих слов Рамир медленно повел ладонь по моему животу вниз, подбираясь к краю задравшейся сорочки.

Я не мешала, прикрыв глаза и впитывая в себя эти прикосновения. Даргариец снова был прав, желания предавали, осложняя работу и совместную ночевку с магом Мрака. И все же разум отказывался так легко сдаваться, даже несмотря на то, что тело уже было согласно на все.

Мокрые завязки на шелковых шортах легко поддались, позволяя мужской руке скользнуть меж бедер. Когда первый палец скользнул внутрь, я не выдержала и оперлась руками о валун, податливо выгибаясь  в умелых руках. Второй палец заставил позабыть и о разуме, и о необходимости вести себя тихо. А когда шеи коснулись губы, а затем и зубы Охотника, я утонула в удовольствии.

Все, что происходило дальше, было на грани… На грани безумия, потому что от обоюдного удовольствия нас отделяла лишь выдержка Рамира. На грани приличия, поскольку в определенный момент я не выдержала, и развернулась к мужчине лицом, обхватывая руками твердый символ мужественности. Новый виток обоюдных ласк обострялся поцелуями – жалящими, немного болезненными от покусываний, но невероятно возбуждающими.

В этот момент я чувствовала себя подростком, впервые познающим мужское тело. С одной стороны смешно, а с другой – настолько возбуждающе и остро, что остановиться невозможно.

Я содрогнулась первая и попыталась заглушить собственный крик, уткнувшись лицом в мужскую шею. Замерев лишь на мгновение, я протянула руку и довела до пика Рамира. Стоило услышать его глухой рык, как на моих губах расплылась довольная улыбка.

Прислонившись затылком к валуну, я заглянула в фиолетовые глаза, потемневшие с приходом сумерек, и поняла, что уже проиграла. Даже не успев толком начать сражение, сдалась под напором даргарийца. И мне бы испугаться, но я оказалась слишком азартной. Это понял и Рамир, наградив меня весьма многообещающим взглядом.

Обратно в номер мы возвращались по главной улице города, чинно осматривая светящиеся витрины магазинов. Благодаря магическим способностям лорда, напоминанием о случившемся служила лишь легкая усталость, но и она быстро отступила, стоило Рамиру угостить меня стаканчиком ванильного мороженого с кусочками фруктов.

Гуляющих по Янтарному Берегу оказалось достаточно много, но в основном это были путешественники или приезжие отдыхающие. Одни закупали сувениры, другие наслаждались поздним ужином на многочисленных открытых террасах. Некоторые парочки прятались в укромных углах, и я мысленно усмехалась: видимо воздух здесь какой-то особенный, располагающий к шалостям. Мы с Рамиром словно юнцы украдкой разглядывали друг друга и улыбались, сверкая довольными глазами.

После мороженого меня угостили холодным сидром, а затем экзотическим фруктом, который я никогда раньше не встречала. Оказалось, что этот плод, наполненный сладкой немного вязкой мякотью, привозили с Островов, с которыми Империя не так давно подписала мирный договор.

Я наконец-то расслабилась, доверившись спутнику, и наслаждалась вечером, пока, засмотревшись на витрину, случайно не столкнулась с чинно прогуливающейся дамой.

– Простите, – извинилась я и уже собиралась пойти дальше, когда женщина неожиданно окликнула меня.

– Графиня Астир? – она немного подалась вперед, пристально вглядываясь в мое лицо.

– Боюсь, вы ошиблись. – У меня в груди все заледенело.

– Глаза меня немного подвели. Свою подругу я знаю хорошо, а вы намного моложе, и эти золотые локоны… Ангелина?

Изобразив растерянность, я бросила короткий взгляд на Рамира, а затем снова повернулась к незнакомке.

– Ты была маленькой и, наверное, меня не помнишь. Маргарита Диро, вдовствующая баронесса Мистель.

– Миледи, – я сделала книксен. – Простите, но я действительно не помню. Столько лет прошло.

– Да, немало. Когда ты вернулась?

– Буквально несколько часов назад, миледи.

– А где остановилась?

– Мы с женихом поселились в «Чайной розе».

– Женихом? – с нотками зависти в голосе переспросила леди Диро, отчего я испытала злорадное удовольствие.

– Баронесса, позвольте представить вам лорда Рамира тель Шарана.

– Миледи, – галантно поцеловав протянутую руку, даргариец выпрямился и приобнял меня за талию.

Вспомнив, чем мы занимались всего час назад, я вызвала на щеках приличествующий случаю румянец, а затем опустила глаза, успев заметить на лице баронессы досаду.

– Странно… Разве дочери Проматери выходят замуж?

– А с чего вы взяли, что я Дочь?

– Твоя матушка сказала. Проявившийся магический дар обязал тебя пойти в услужение богам. Вот я и решила, что ты стала дочерью Проматери.

– Вы ошиблись, баронесса. Я действительно служу богам, но они не запрещают мне быть счастливой с любимым мужчиной.

– Что же, поздравляю, – весьма наигранно произнесла мамина подруга, при этом окидывая Рамира весьма горячим взглядом. – Надеюсь, вы выкроите время, чтобы посетить меня? Буду рада гостям!

– Непременно, баронесса, – ответил за нас Рамир.

Он вновь коснулся губами ее руки, и, распрощавшись, мы продолжили прогулку. Я честно молчала целых десять минут, но затем не выдержала и покосилась на загадочно улыбающегося мага Мрака.

– Ну вот, а ты страдал, что не можешь позволить себе женщину!

– Вообще-то я выразился несколько иначе.

– Не суть! На ловца и зверь бежит.

– Польщен твоей заботой, но этот зверь несколько не в моем вкусе. Мясо жестковато за сроком лет.

– Рамир, ты же лорд! Как можно так говорить о леди, пусть и немного за пятьдесят?

– Ты первая начала эту беседу, так что нечего взывать к моей совести. Тем более, у меня намечается более желанная добыча.

– Мечты-мечты, – насмешливо отозвалась я, а затем потащила даргарийца на площадь, откуда доносились звуки музыки и смех.

Как я и предполагала, здесь начались танцы. Простые, народные, очень популярные среди людей и нелюдей, не обремененных условностями рода. Музыка лилась с небольшой сцены, у которой собралась пестрая толпа детишек, а молодежь отплясывала в импровизированном кругу.  Пробравшись к краю, я принялась хлопать танцующим, чувствуя теплую руку мага Мрака на талии. Пару раз ко мне пытались подойти молодые парни, но хмурый вид широкоплечего Охотника вынуждал их поспешно менять траекторию движения. Меня это веселило, но я старалась придать лицу печальное выражение, чтобы вызвать у некоторых муки совести. Совесть мучиться отказывалась категорически, и даже не подавала признаков жизни.

– Даже не мечтай, – покачал головой даргариец, заметив мой хитрый взгляд. – Я готов на многое, но только не на танцы.

– Ну ладно, я понимаю - возраст и все такое.

– А вот за насмешку над возрастом ответишь, – пообещали мне, и незаметно ущипнули за мягкое место.

– Рамир! – От неожиданности я чуть не подпрыгнула.

– Сама виновата. И вообще, пора спать. Детское время закончилось.

– Детское, значит? Что ж ты о нем не вспомнил раньше, когда…

– Так возраст – склероз и все такое.

– Ну-ну, – усмехнулась я, но позволила повести себя в сторону гостиницы.

Мне предстоял сложный день, и я планировала хорошенько выспаться, чтобы набраться моральных сил. Ванну в этот раз я заняла первая: мне требовалось хорошенько промыть волосы после морской воды. Закончив с сушкой и расчесыванием длинной гривы, я надела самую целомудренную сорочку и уступила место Рамиру. Пока он приводил себя в порядок, я разобрала постель в своей комнате и сладко заснула.

 

 

Глава  7

– По какому поводу ты так напряжена? – спросил даргариец, когда я в очередной раз поправила широкополую шляпу, прикрывающую лицо от солнца.

– Я не… Так заметно? – Я вздохнула. – Просто сейчас поняла, что если бы не обстоятельства, ни за что бы не вернулась сюда вновь.

– Не хочешь видеть родителей? – проницательно спросил маг Мрака и ободряюще сжал мою руку. – Можешь не разговаривать с ними, я сам все решу.

– И как же?

– Предстану перед ними властным деспотом, ревнующим свою очаровательную невесту даже к родным. Думаю, из меня вышел бы неплохой тиран. Еще бы гарем…

– И к каждой наложнице и жене по теще, – хмыкнула я, но благодарно улыбнулась Рамиру. – Спасибо, что помогаешь. Хотя меня не покидает ощущение тайного умысла с твоей стороны.

– Почему же тайного? Вчера я очень явно продемонстрировал свой «умысел». Или намек был слишком прозрачным? Что же, сегодня повторим, – с явным предвкушением пообещал Рамир, заставляя меня улыбнуться чуть шире.

– Посмотрим, на что ты способен, – не осталась я в долгу. Эта небольшая пикировка позволила мне успокоиться и проделать оставшийся путь с высоко поднятой головой и довольным лицом.

Короткий магический звонок понудил дворецкого отворить дверь. Мужчина средних лет окинул нас цепким взглядом.

– Добрый день, господа. Чем могу помочь?

– Мы с визитом к чете Астир.

– Простите, вы были приглашены?

– А разве наследнице требуется уведомлять родителей о визите? – высокомерно поинтересовалась я. – Передайте графу, что приехала Ангелина Астир.

Вытянувшееся лицо дворецкого поведало о многом, однако он коротко кивнул и пригласил нас в дом, после чего поспешил уведомить хозяев о незваных гостях.

Гостиная ничуть не изменилась с тех пор, как я была здесь в последний раз. Разве что обои сильно выцвели, из темно-синих став голубыми с редкими желтыми пятнами от солнечных лучей. Изящная мебель, несмотря на все заботы, утратила свой прежний вид. Дом явно нуждался в ремонте, но граф, пристрастившийся к выпивке и азартным играм, этого не замечал, а почему бездействовала хозяйка дома, я могла только догадываться.

Графиня Астир первой ворвалась в гостиную, игнорируя все правила приличия.

– Как ты посмела явиться в этот дом?! – зашипела она, сверкая злыми зелеными глазами.

– И вам доброго дня, матушка, – холодно улыбнулась я, окидывая некогда родного человека почти равнодушным взглядом.

Она изменилась, и сильно. Горе оставило темный след на красивом лице, превратив его в кукольную маску. Длинные золотые волосы казались припорошенными пылью прожитых лет. Мы с ней были похожи как две капли воды, и в то же время абсолютно разные, разделенные непониманием, обидой и ненавистью.

– Не смей называть меня матерью, выродок! – прокричала графиня и  подалась ближе, замахиваясь для удара.

К этому я была готова, и даже мелькнула шальная мысль не препятствовать. Возможно, это позволило бы окончательно избавиться от родственных чувств и стать свободной, но тут в происходящее вмешался даргариец. Перехватив руку графини, он несильно сжал ее, привлекая к себе внимание, а затем перевел потемневший взгляд на вошедшего в комнату мужчину.

– Неожиданно теплая встреча, – произнес маг Мрака, и от его голоса захотелось вздрогнуть даже мне. – Я знал, что южные женщины не сдержаны, но не думал, что до такой степени!

С этими словами Рамир несильно оттолкнул графиню в сторону, отодвигая от меня. Почувствовав теплую ладонь на своей талии, я невольно прижалась к даргарийцу, с ужасом понимая – одна бы я не справилась. Переоценила свои силы и выдержку, и могла поплатиться за это счастьем сестры.

– Простите мою супругу, она немного не в себе, – произнес вошедший, в котором я с трудом узнавала отца.

Этот старик с отекшим лицом, покрытым серыми пятнами, меньше всего походил на того статного и сильного мужчину, что остался в моей памяти. Сейчас перед нами стояла жалкая тень бывшего графа Астир, и виновата в этом я. Снова посмотрев на родителей, я судорожно вздохнула и пошатнулась, но устояла, благодаря стальной хватке Рамира.

– Ангелина? – удивленно спросил мужчина, щуря выцветшие глаза.

– Здравствуй, отец.

– А это? – кивок на мага Мрака.

– Позвольте представить вам моего жениха, лорда Рамира тель Шаран.

– Лорд, как же, – усмехнулась мать, смерив меня презрительным взглядом.

– Графиня, сейчас вы живы лишь потому, что являетесь родственницей моей невесты, – очень спокойно произнес даргариец, но в голосе явно звучала угроза. – Если вам так нужен полный титул, мне не сложно представиться. Лорд Рамир тель Шаран, шиссар Второго Правящего Дома Даргамена.

От этой информации даже я вздрогнула, а уж про побледневших родителей и вовсе говорить не стоило. Шиссар. Наследник рода Второго Правящего Дома, который в случае гибели правителей Первого Дома становился владыкой всего Даргамена. Светлый, с кем я связалась?

– Простите, л-лорд, – заикаясь, произнес граф и умоляюще посмотрел на меня.

– Сожалею, что явились без предупреждения. Вижу, вы были не готовы к визиту гостей. Что ж, не будем обременять вас своим присутствием. Где ваша младшая дочь?

– Зачем она вам?

– Мы приехали забрать Аделину в столицу. Там она получит лучшее образование и будет представлена ко двору.

– Польщены вашей заботой о будущей родственнице, но ее судьба уже решена. Скоро она станет супругой герцога Вель…

– Не станет, папочка, – на полуслове оборвала я, успев взять себя в руки. – Я ни за что не отдам сестру Черному вдовцу!

– Это не тебе решать! – влезла мать, которую заметно потряхивало. – Ты уже забрала у меня одного ребенка. Второго я не отдам!

– Конечно, лучше сплавить ее старому сластолюбцу, неплохо заплатившему за молоденькую невесту, – недобро усмехнулась я и подалась вперед, но мужская рука снова удержала, на сей раз не давая мне наделать глупостей. – Я забираю Аделину, и ваше согласие мне не требуется.

–   Ангелина! – возмутился граф и хотел сказать что-то еще, но его оборвал Рамир.

– Дорогие родственники, хотите вы того или нет, но Аделину мы заберем. – Лорд окинул комнату тяжелым взглядом. – Я не собираюсь оставлять сестру своей будущей жены… здесь.

Даргариец явно хотел сказать более крепкое слово, но в последний момент сдержался, немного подправив фразу. А я стояла рядом и чувствовала, как меня с головой накрывает теплое чувство благодарности.

– Где она сейчас?

– Прогуливается с женихом в парке, – злобно ответила женщина, которую я даже мысленно больше не хотела называть матерью.

Прогуливается… Наверняка одна, в компании старого извращенца. Не знаю, как я сдержалась и не наговорила гадостей. Смерив некогда дорогих мне людей презрительным взглядом, я только тихо сказала:

– Аделину мы забираем. Вещи можете выкинуть, она за ними не вернется. Мой поверенный переведет на ваш счет деньги для уплаты долга и ремонта дома. Можете считать, что я выкупила сестру вместо герцога. Прощайте. Надеюсь, мы с вами больше никогда не увидимся.

Взяв за руку Рамира, я повела его прочь из имения, желая как можно скорее найти сестру. Парк располагался в черте города, так что до него было около четверти часа езды. Правда, я очень переживала, что мы могли разминуться, и тогда бы вновь пришлось возвращаться в отчий дом.

– Позволишь взять немного твоей крови? – спросил Рамир, видя, как я обеспокоенно выглядываю в окно.

Вместо ответа я протянула руку, даже не спрашивая, для чего нужна кровь. Пусть хоть демонов вызывает ­– после оказанной поддержки я была согласна помочь в любом деле. Правда, чего уж скрывать, степень доверия невероятно повысилась после того, как я узнала о принадлежности нанимателя к правящему роду Даргамена. Это среди людей попадались мерзавцы, подобные герцогу Вельсу, не гнушавшиеся использовать положение и связи для своих грязных дел. Даргарийцы же чтили заветы предков, и честь для них значила очень многое. Так что в благих намерениях своего нанимателя я даже не сомневалась.

Легкая боль от укола немного отрезвила, заставляя посмотреть на Рамира. Подняв в воздух кровяную горошину, он накрыл мой палец губами и зализал ранку. От этой простой ласки я вздрогнула, но руку не одернула, попав в ловушку потемневшего взгляда. Впрочем, время для шалостей сейчас было не подходящее. Достав из кармана потертый от времени компас без стрелок, даргариец поместил кровь в центр диска и принялся ждать. Буквально в следующее мгновение на испещренной знаками поверхности появились четыре стрелки. Самая яркая из них указывала на меня, две побледнее – на оставленный за спиною дом, и еще одна ­– вперед.

– Теперь точно найдем, – успокоил меня маг Мрака.

– Спасибо тебе. За все…

– Не стоит, сладкая. Я отдаю тебе долг жизни.

– Но ты ведь тоже меня спас. От кровососа, – напомнила я.

– Как я уже говорил, спасать надо было не тебя, а нежить. Так что мой долг пока еще в силе.

– Ну ладно, уговорил. Можешь еще пару раз спасти меня от кровососов и мертвяков. Это было довольно… интересно.

– Сплюнь! – совсем не аристократически посоветовал маг Мрака, но своего добился – я вновь отвлеклась от переживаний, благодаря нашим маленьким пикировкам. – Стрелка стала ярче. Почти добрались.

Постучав по стенке наемного экипажа, Рамир дождался, когда он остановится, и помог мне выбраться. В парк мы направились довольно быстрым шагом, но стараясь не приступить приличий, чтобы не привлекать к себе лишнее внимание. С каждым шагом магическая стрелка сестры разгоралась все сильнее, на очередной незаметной развилке почти сравнявшись цветом с моей. Впрочем, недовольный девичий голос я смогла различить уже безо всякой магии.

– Ну что же вы творите, герцог? В вашем возрасте не за девушками бегать нужно, а уделять внимание здоровью и питанию! Я вам когда еще сказала, что нужно сесть на диету?

Миновав кусты, я наконец-то вышла на небольшую поляну со статуей русалки. Весьма выдающиеся части тела скульптуры отбрасывали солидную  тень на каменную скамейку. Именно на ней сидел покрасневший герцог с развязанным шейным платком и расстегнутым камзолом, а рядом, держа двумя пальцами его кисть, стояла молодая девушка в строгом платье из голубой ткани.

– Ну, как я и предполагала, аритмия вызванная лишним весом и отсутствием нормальных тренировок. Вот, выпейте воды, а я сейчас волью в вас немного силы. Не пугайтесь, я училась целительству у… В общем, училась.

Я с удивлением наблюдала за разворачивающимся действом, не зная, как быть, но затем решила дать о себе знать негромким покашливанием.

– Ой! – пискнула сестренка, поворачиваясь к нам и сверкая зелеными глазами. – Простите, я вас не заметила. Добрый день!

– Здравствуй, – кивнула я, рассматривая сестру.

В том, что это была она, я даже не сомневалась. Очень характерный цвет глаз и черты лица. Правда, она оказалась более высокой и жилистой, еще не успев приобрести приятные мужскому глазу округлости. А вот волосы были темные, почти шоколадные, как у отца в молодости.

– Простите, мы знакомы? – тихо спросила она, рассматривая меня в ответ.

– Формально – знакомы. До сих пор с трудом разбираю твой почерк, и теперь начинаю понимать, почему. У бабушки Миры тоже был целительский дар. Только отчего ты про него не писала? Я  бы забрала тебя раньше! В академию принимают с тринадцати лет, между прочим.

– Ангелина? – недоверчиво произнесла девушка, делая шаг в мою сторону. – Сестричка!

Шумный ураган по имени Аделина налетел на меня с радостным смехом и криком, чуть не повалив на землю. Это чудо оказалось выше меня на целую голову, явно переняв с отцовской стороны не только цвет волос и дар, но и рост. Обняв сестренку, я крепко прижала ее к себе и тихо спросила:

– Герцог тебя не обидел?

– Пытался поцеловать, – так же зашептала мелкая, – а я начала убегать. В итоге – вот. У него сердце слабое.

– Только это его и спасло, – хмуро ответила я, глядя на Черного вдовца. – Герцог Вельс, позвольте представиться – я Ангелина Астир, старшая сестра леди Аделины, ее опекун…

– И забирун, – хмыкнул из-за спины Рамир, и пристально посмотрел на герцога. – С сожалением вынужден сообщить, что свадьба отменяется. Удачи вам с поиском более подходящей партии, счастья и здоровья. До свидания.

Высказав все это опешившему герцогу, даргариец подхватил нас с сестрой под руки и повел на выход из парка. Посмотрев на хмурое лицо мага Мрака, я хотела поинтересоваться, в чем дело, но из-за Аделины промолчала. А вот сестренка молчать явно не собиралась.

– Ангелин, а это кто?

– Мой жених и твой опекун – лорд Рамир тель Шаран.

– А мне к нему как обращаться?

– Можно по имени, – ответил Рамир и помог нам забраться в ожидающий экипаж.

– Спасибо! – улыбнулась Аделина, и продолжила беседу. – Как вы здесь очутились?

– Спешили к тебе на помощь, но как оказалось, зря. Ты почему не сказала, что маг?

– Не знаю. Даже как-то не подумала, что это может быть важно.

–  Лина, каждый одаренный обязан пройти обучение в академии либо при гильдии! Тем более – целитель. Ты ведь знаешь, насколько это ценный дар?

– Не знаю, – смущенно призналась сестра и опустила глаза. – Родители запрещали им пользоваться и рассказывать другим, так что приходилось заниматься самой. К тому же, я не совсем целитель. Моя наставница назвала меня Чувствующей…

– Рамир, давай вернемся в поместье? – хмуро попросила я. – Кажется, я не все высказала родителям.

– Завтра, если не передумаешь, обязательно съездим. А на сегодня у меня другое предложение. Сейчас мы остановимся в центре, и вы пройдетесь по магазинам, пока я буду заниматься делами. Если помнишь, дорогая, у твоей сестры нет одежды.

– Как нет? Дома ведь…

– Прости, мелкая, но домой ты не вернешься. Если запрет на использование магии я еще могла простить, то продажу герцогу… Ты достойна лучшего, Лина, и вольна сама выбирать свою судьбу.

– А как же мама и папа?

– За ними присмотрят, не переживай. Если захочешь, сможешь их навестить, но позже. Они должны осознать, что чуть не натворили.

– Знаешь, я не держу на них зла и даже в какой-то мере понимаю, – тихо проговорила Аделина.

– Знаю, мелкая. У тебя очень доброе сердце, поэтому за тебя букой буду я.

– Я рада, что ты приехала, – улыбнулась Аделина и снова меня обняла. – И твоему жениху тоже рада. Впервые вижу живого даргарийца!

– А до этого видела мертвых? – хмыкнул Рамир.

– Ну… да.

Эти слова повисли в воздухе, разрушая чувство легкости и веселья, что всего мгновение назад царили в карете. Маг Мрака выпрямился, не сводя с Лины пристального фиолетового взгляда, а вокруг него заклубилась тьма.

– Рамир, – окликнула я негромко, чувствуя, как мелкая вздрогнула.

– Простите, – тихо произнес он и посмотрел на Аделину. – Расскажи, пожалуйста, где и при каких обстоятельствах ты видела… тело.

– Около полугода назад. Я возвращалась с… учебы. Немного припозднилась, поэтому решила заночевать в городе. У меня здесь несколько подруг, так что родители не беспокоились, если я не приходила домой. Так вот, решив навестить Филану, я направлялась к ремесленному кварталу, когда почувствовала всплеск магии. Хотела убежать, но, – тут сестра перевела на меня виноватый взгляд, – я очень любопытная. Так что не сдержалась и пошла по остаточному следу, чтобы посмотреть на источник. Когда пришла, там был только истерзанный даргарийец, с остекленевшими глазами. И кровь. Много-много крови. Я хотела помочь, но он уже был мертв. Вид трупа меня не испугал, а вот то, что с ним сделали и как… В общем, я сбежала. Думала на следующий день весь город только и будет говорить, что о смерти Охотника, но никто даже не узнал.

– Кто-то сокрыл преступление и не сообщил в Крепость. Плохо, – посмотрев на прямого, как струна, Рамира, я осторожно взяла его за руку и легонько сжала. – Это мог быть кто-то знакомый?

– Нет, я контролирую свой Дом, но это не отменяет того факта, что убит один из даргарийцев. Мне нужно…

– Конечно, не переживай за нас. Мы пройдемся по магазинам, а потом вернемся в гостиницу и будем ждать тебя там.

Благодарно кивнув, Рамир проводил нас до входа в лавку готовых платьев, а затем поспешил по делам. Проводив его сочувствующим взглядом, я взяла сестренку за руку, и мы окунулись в мир нарядов и аксессуаров. Помимо легких платьев, я сразу озаботилась костюмом в дорогу, а так же теплыми вещами. Еще были всякие приятные женскому сердцу мелочи, но совсем немного – я пообещала Аделине, что все остальное купим в столице.

Затем мы немного посидели в кафе, наслаждаясь мороженым и лимонадом со льдом, и только после этого отправились в «Чайную розу». Все это время мы разговаривали. Лина буквально светилась изнутри, заставляя меня улыбаться в ответ. По письмам я давно поняла, что у меня очень добрая и милая сестра, но я даже не представляла насколько. Рядом с ней мне самой хотелось стать лучше.

Заболтались мы до позднего вечера, совсем потеряв счет времени. Наверное, просидели бы до утра, но вернулся Рамир. Мне хватило одного взгляда на даргарийца, чтобы поспешить к  нему, отправив сестру спать.

– Помощь целителя нужна? – хмуро уточнила Аделина уже в дверях.

– Нет, дамы, все хорошо, – устало выдохнул маг Мрака и скрылся в своей спальне.

– Как скажете, – не поверила она. – Геля, если передумаете, сразу позови.

– Спасибо, мелкая.

Коротко попрощавшись, Лина ушла в соседний номер, а я поспешила за Рамиром. Пока он избавлялся от грязных вещей, перепачканных Светлый знает в чем, я включила воду в ванной и достала ароматическое масло с расслабляющим эффектом. Обычно пары капель этого средства хватало, чтобы смыть усталость. Затолкав даргарийца в воду, я вышла, чтобы заказать поздний ужин. Пока слуги сервировали стол, я обдумывала ситуацию. Получалось, что на данный момент магу Мрака требовалась помощь не длани Ордена, а одаренной женщины, способной выслушать, поддержать и, возможно, поделиться своими силами. Я не собиралась отказывать ему в этой малости, после всего, что он для меня сделал, поэтому решительно направилась в ванную комнату.

Рамир сидел неподвижно, глядя в одну точку. Вооружившись мочалкой и мылом, я принялась аккуратно намыливать его спину, руки, грудь. Потом переключилась на серые от пыли и грязи волосы. Молчала, ни о чем не спрашивая. Ему требовалось время, чтобы собраться с мыслями и обдумать ситуацию.

– Они его даже не похоронили, – глухо произнес маг Мрака, когда я смывала с него мыльную пену. – Выбросили на свалке магических отходов. Думали, сила разрушения уничтожит тело и все следы, но ошиблись. Я нашел его, Ангелина.

– Знакомый?

– Нет, но от этого нелегче. Я едва сдерживаю желание воззвать к родовой магии и уничтожить весь город. И ведь мне за это ничего не будет – я в своем праве.

– Знаю, и даже не буду тебя отговаривать, если все-таки решишься. Я последний человек, который тебя осудит. Вот только весь город не при чем. Наказания заслуживает тот, кто это сделал.

– Ты права, но я слишком устал, чтобы искать призрачные нити, способные вывести на убийцу. А еще невероятно зол.

– Поэтому сейчас мы с тобой поужинаем, выпьем и пойдем спать, а завтра я помогу с поисками.

Протянув мужчине полотенце, я отвернулась, чтобы подготовить для него халат, когда почувствовала сильные руки, обхватившие талию. Рамир прижал меня к себе, уткнулся в макушку и замер. Мне ничего не оставалось, как накрыть его руки ладонями и, прикрыв глаза, поделиться своим теплом, молча разделяя скорбь утраты. Я тоже теряла… Родных, любимых, друзей. Вопреки сплетням о неуязвимости дланей, мы были такими же смертными, как и все. Но нам отчаянно приходилось казаться сильными, чтобы поддерживать хотя бы иллюзию безопасности в этом жестоком мире.

После короткого поцелуя в висок, даргариец забрал халат и оделся. Поздний ужин прошел в тяжелом молчании, но слов и не требовалось. Сейчас Рамиру хватало моего присутствия, чтобы не скатиться в пучину гнева и разрушений. Легкими прикосновениями я отвлекала его от тяжелых мыслей и желания мести и неспешно потягивала вино. Когда подошел момент, я за руку отвела даргарийца в спальню и помогла подготовиться ко сну. Уже лежа в постели, я легко поцеловала его в уголок красивых губ, после чего крепко обняла, прижимаясь всем телом.

Днем он помог мне, разделив боль, снедавшую на протяжении шестнадцати лет. Поддержал, защитил и позволил отпустить горечь, что отравляла душу. Теперь была моя очередь потихоньку, глоток за глотком, забирать его эмоции, чтобы позволить собраться и сосредоточиться на предстоящей охоте.

Так мы и заснули в объятиях друг друга, потерянные, но уже не одинокие…

Глава 8

  Утро нового дня началось с нежного прикосновения к плечу. Дорожка из легких поцелуев потянулась к шее, заставляя довольно заурчать и прижаться к горячему телу за спиной. Это движение Рамир воспринял как сигнал к дальнейшим действиям и медленно спустил тонкую лямку сорочки с моего плеча, открывая себе доступ к груди. Шершавая ладонь удобно устроилась на пышной округлости, легко поглаживая и сжимая ее. Но особого внимания удостоилась уже набухшая розовая горошина. Стоило пальцам несильно сжать ее, как я сладко застонала. Слегка прогнувшись в спине, потерлась ягодицами о мужской пах, и с удовольствием почувствовала степень возбуждения мага.

Стоило повернуть голову, как я попала в плен темно-фиолетовых глаз. От страсти плескавшийся в них у меня перехватило дыхание, я невольно облизнула пересохшие губы, тем самым привлекая к ним внимание даргарийца. Прикосновение его губ было медленным, неторопливым, как и ласки сильных рук, но от этого еще более возбуждающим. Дыхание сбилось, и это не осталось незамеченным.

Перевернув меня на спину, Рамир навис сверху и раздвинул коленом мои ноги, устраиваясь между ними. Он не разрывал зрительный контакт, и я видела все оттенки его эмоций. Коснувшись ладонями широких плеч, я не удержалась и  впилась ногтями в бронзовую кожу. В ответ на это даргариец вжался в меня бедрами и очень красноречиво потерся, срывая с губ очередной стон. Выгнувшись ему на встречу, я позорно пропустила момент, когда мою сорочку разорвали на две части и отбросили в сторону. Жадный рот накрыл измученный пальцами сосок, то ли даря облегчение, то ли мучая еще больше. Второй тоже не остался без внимания, оказавшись в плену мозолистых пальцев. Все, что мне оставалось, это позорно подаваться навстречу, зарывшись пальцами в черные волосы.

– Рамир… – со стоном выдохнула я, когда зубы ощутимо прикусили болезненно чувствительную плоть.

Потянув его голову, я с жадностью припала к мужским губам, поглощая его дыхание. Вторая рука нетерпеливо потянулась к завязкам его штанов. У меня почти получилось ослабить шнурок, когда тишину раннего утра нарушил громкий стук в дверь номера.

– Ангелина, Рамир, вы уже встали? – донесся приглушенный голос Аделины.

Замерев, я затуманенными страстью глазами посмотрела на несчастное лицо даргарийца, а затем не выдержала и рассмеялась.

– Видимо, сам Светлый блюдет мою честь.

– Или мою, – пробурчал Рамир, коротко целуя в призывно торчащий сосок, и откатился в сторону.

Улыбнувшись, я вскочила с постели и, накинув халат, поспешила к сестре. Дверь в спальню я предусмотрительно закрыла, чтобы не травмировать девичью психику видом полуобнажённого даргарийца.

– Доброе утро! – улыбнулась я, пропуская сестренку в номер.

– Доброе! – Меня окинули виноватым взглядом. – Прости, что помешала вам, но… Я всю ночь не могла уснуть – волновалась.

– Из-за родителей?

– Нет, из-за тебя. Понимаю, что Рамир твой жених и не сделает плохого, но… – она понизила голос до шепота, – он вчера был таким страшным.

– Был повод, мелкая, – вздохнула я, покосившись на спальню.

– Он нашел его, да?

– Нашел. На свалке.

Прижав руку к губам, сестренка тоже посмотрела на дверь соседней комнаты, а в глазах заблестели слезы.

– Бессовестные… – наконец выдохнула Лина, и мотнула головой. – Прости. Я должна была рассказать хоть кому-то и попытаться выяснить…

– Не должна! – оборвала я ее, став серьезной. – Ты еще ребенок, а здесь явно замешаны весьма сильные маги, раз смогли убить даргарийца. Ты правильно сделала, что смолчала. Свидетелей никто не любит.

– Но что теперь? Будете искать зацепки, да? Тогда я с вами!

– Аделина…

– Что? Все равно без меня вы не найдете тот проулок, а я смогу провести. Геля, я чувствую себя виноватой, что не смогла помочь ему. Позволь хотя бы так загладить свою вину.

– Настоящий целитель, – вздохнула я. – Ладно, но прежде позавтракаем.

– Договорились! Я вас здесь подожду? – невинно спросила мелкая.

– Не переживай, без тебя не сбежим, – я усмехнулась этой детской уловке и отправилась приводить себя в порядок.

Спустя полтора часа мы неспешно прогуливались по кварталу ремесленников, осматривая с самым заинтересованным видом разнообразный товар. Впрочем, нигде толком не останавливались, стараясь как можно скорее, но без лишнего внимания, добраться до нужного места. Честно говоря, я думала, что убийство произошло именно в этом квартале, но… Каково же было мое удивление, когда через очередной проулок мы вышли к аллее Развлечений.

– Лина, сестренка, меня одолевает беспокойство по поводу мест, в которые заводит тебя любопытство.

Я огляделась по сторонам, выхватывая взглядом лица прохожих: усталые, хмурые или разгульные и не особо дружелюбные.

– Откуда, говоришь, ты возвращалась? – строго спросила я.

– От наставницы, – вжав голову в плечи, ответила мелкая.

– Аделина Астир, не заставляй вытягивать из тебя каждое слово!

– Я правда шла от наставницы. Она обучает меня целительской магии. Как раз недалеко от ее дома я и почувствовала всплеск силы. Мы почти дошли.

Буквально через несколько шагов мы оказались у небольшого переулка, раскидистыми кустарниками укрытого от любопытных глаз. Пока Рамир осматривал место преступления, я обводила взглядом ряды ярких, но старых домов ­ – игорные, несколько питейных заведений и, как вишенка на торте, публичный дом «Пристанище сирен». Вряд ли бы настоящие сирены обрадовались, узнай они про это заведение.

– Мелкая, только не говори, что была там, – я указала на вход к «сиренам», украшенный броской вывеской.

– Тогда молчу.

На меня совершенно невинно смотрели широко распахнутые зеленые глаза в обрамлении густых ресниц.

– Аделина!

– Не ругайся, Гель, – попросила она и затараторила: – Ты сама сказала, что дар целителя ­ – это ценность, а еще, как выяснилось – редкость. В городе я не нашла никого, кто смог бы стать моим наставником. Ты не представляешь, как я расстроилась. Дар изводил меня, требуя применения силы. А как я ее применю, если ничего не умею, не знаю… Однажды я совершенно случайно услышала разговор двух господ, нахваливающих это место. Они говорили, что крошки в «Сирене» всегда чистые и здоровые. Я решила, что это неспроста, и оказалась права. В «Пристанище сирен» живет госпожа Малика. За некоторое вознаграждение она согласилась меня учить целительскому искусству, и даже позволяла испытывать умения на девочках.

– И сколько ты уже… учишься?

– С четырнадцати лет.

– Аделина! А если бы тебя увидел кто-то из знакомых? Представляешь, какой бы разыгрался скандал?

– Я действовала очень осторожно, так что никто не узнал. А госпожа Малика очень хорошая – она поделилась со мной книгами по целительскому делу и много всего показала. А еще мы с ней принимали роды, представляешь? – воодушевленно воскликнула наследница рода Астир, а я протяжно застонала и закрыла лицо руками.

Вот тебе и маленький невинный ребенок, которого я мчалась спасать от герцога. Оказывается, я герцога спасла от этого чуда, жадного до знаний.

– Все хорошо? – мгновенно оказавшись рядом, Рамир обеспокоенно посмотрел на меня.

– Да, прости. Нашел что-нибудь?

– Нет, все следы замели. Явно работа мага, но за давностью времени его уже не найти.

– А если опросить работников соседних домов?

– Не думаю, что они что-то скажут. Жизнь дороже золота.

– Ну… Мы можем спросить у госпожи Малики, – предложила Аделина. – Заодно я вас познакомлю, чтобы ты не волновалась.

– Давай. Рамир, ты не против, если мы посетим вон то заведение? – и я кивнула на дом терпимости.

– Не думал, что у тебя такие интересные увлечения, – насмешливо шепнул даргариец, коснувшись губами щеки. – Идите, я буду ждать вас в… да хотя бы вот в этой таверне.

Договорившись встретиться через час, я последовала за Аделиной. Вопреки моим ожиданиям, мы пошли не напрямую к дому, а вышли на соседнюю улицу с магазинчиками. Там буквально сразу нырнули в неприметную лавку, от которой шел потрясающий запах сушеных трав и цветов. Здесь торговали зельями. Немолодая уже женщина, увидев меня, поднялась из-за прилавка и вежливо кивнула, но стоило ей перевести взгляд на мелкую, как лицо озарила приветливая улыбка.

– Аделина, девочка моя!

– Здравствуйте, госпожа Корнелия. Хочу вас кое с кем познакомить. Это Ангелина – моя старшая сестра.

– Старшая сестра? – удивленно переспросила травница, а затем нахмурилась, словно что-то вспоминая. – Да, припоминаю, что у графа Астир были старшие дети. Приятно познакомиться, леди.

– Просто Ангелина, – вежливо улыбнувшись, попросила я.

Леди я перестала быть уже давно, проявляя манеры лишь там, где это требовало задание. Став дланью, я старалась вести себя как обычная простолюдинка, но всегда находились те, кто легко разгадывал мои ухищрения.

– Вы к Малике?

– Да, госпожа Корнелия. Пропустите?

– Конечно, милая, ступайте.

– И еще… Скоро мы с сестрой уезжаем, и я не знаю, когда вернемся вновь. Можно вас попросить раз в неделю передавать успокаивающий сбор в поместье? Маме он очень хорошо помогает.

– Конечно, девочка моя, не переживай. И тебе в дорогу соберу твой любимый состав.

– Спасибо! – просияла сестричка и потянула меня к одной из дверей за прилавком.

Небольшой коридор вывел нас на задний двор, засаженный плодовыми деревьями. В конце него нашлась аккуратная лестница на каменной стене трехэтажного дома. Поднявшись на пару пролетов, мы оказались в «Пристанище сирен». После короткого стука Лина вошла в небольшую, но довольно светлую и уютную комнату. Возле окна стояла койка, застеленная белой простыней, видимо для пациентов. Рядом два столика с многочисленными склянками. А напротив книжный шкаф почти во всю стену, диван и удобные кресла, в одном из которых сидела молодая женщина. Приятные черты лица, мягкий взгляд и весь облик выдавали в ней человека, неравнодушного к чужой боли.

При нашем появлении она отложила в сторону книгу и внимательно оглядела меня с ног до головы. Затем повернулась к Аделине и уточнила:

– Пришла знакомить с сестрой?

– Да, – смущенно ответила мелкая. – Госпожа Малика, это Ангелина – я вам про нее рассказывала. Геля, а эта моя наставница. Я тебе тоже о ней рассказывала.

– Рада встрече, – кивнула я, окидывая целительницу не менее цепким взглядом.

– Не смотри на меня так, девочка, – неожиданно улыбнулась хозяйка комнаты, и в уголках ее глаз появились глубокие морщины. Она оказалась не так молода, как мне привиделось на первый взгляд. – Присаживайтесь. Вижу, нам есть о чем поговорить.

– Есть, – подтвердила я и спросила напрямую. – Что делает маг с даром целителя в столь… неприятном месте.

– Это место ничуть не хуже любого другого, – пожала плечами госпожа Малика, мягко улыбаясь. – Каждый зарабатывает, как может. В этом нет ничего предосудительного.

– И все же…

– Меня сюда продали, – легко пожав плечами, Малика откинулась на спинку кресла. – Мне было двенадцать, когда родители решили избавиться от лишнего рта. Привели сюда, получили несколько серебрушек и оставили на попечение Хозяйки. С тех пор я работаю в этом доме.

– Работаете или…

– Лечу девушек, иногда кого-то из клиентов. Хозяйка сразу поняла, что перед ней маг и создала все условия для учебы и работы.

– Понятно, – облегченно кивнула я. Не хотелось, чтобы сестренка общалась с продажными женщинами, пусть у каждой из них и было оправдание для подобной работы. Кстати, сама я не гнушалась их обществом, по службе иногда попадая и в такие места, но… Аделина совсем другое дело. – И у вас никогда не было желания покинуть сей дом и зажить нормальной жизнью?

– Смотря, что ты понимаешь под нормальностью. Замужество, дети и собственный дом? Секс один раз в неделю, а то и месяц. Скандалы, горы посуды и белья? Нет, это не для меня. Да и ты не спешишь связывать себя узами брака.

– Спешит! – вмешалась в нашу беседу Лина. – У нее такой жених! Даргариец, между прочим.

Наверное, если бы я не следила за лицом целительницы, не заметила мелькнувшую тень. Но я смотрела слишком внимательно, и госпожа Малика это поняла.

– Вы ведь видели того, другого?

– Видела, – не стала отрицать наставница Аделины. – Он посещал «сирен» несколько раз. Девочки бегали такие довольные.

– Не знаете, кто помимо девочек с ним общался?

Целительница молчала, переводя хмурый взгляд с меня на сестренку, а я отчетливо понимала – знает, но боится сказать.

– Госпожа Малика, пожалуйста, – тихо прошептала мелкая, и ее глаза наполнились слезами. – Я видела, что с ним сделали, и это было ужасно. Вы учили меня, как спасать жизни, а там даже спасать было нечего…

– Моя девочка, – выдохнула целительница и подалась вперед. – Почему ты мне ничего не рассказала?

– Боялась. Так же, как вы боитесь. Но сейчас у меня есть защита, и я вас уверяю, Рамир сможет справиться с этим чудовищем, убившим даргарийца.

– Если это чудовище убило одного, с чего вы взяли, что не избавится от другого?

– Я не позволю, – глядя целительнице в глаза, уверенно произнесла я.

– Девочка, он убил мага Мрака, понимаешь? Убил того, кто всю жизнь посвятил тренировкам и подготовке к Последней Битве. Думаю, ты догадываешься, что это была за тварь… Вернее, твари.

– Вы видели, ведь так? Это окно не выходит на проулок, но смотровое на лестнице...

– Видела, – не стала отрицать госпожа Малика, – и поэтому буду молчать. Твой мужчина не справится с этими существами, а письма в Орден слать бесполезно.

– Почему?

– Вся корреспонденция проходит жесткую проверку. Они все контролируют, девочка.

–  Значит, Наместник и его помощники, – предположила я и, судя по побледневшему лицу целительницы, угадала. – Вот как… Давно он занимает свой пост?

– Почти год. С тех пор многое в Приморье изменилось. В каждом городе появились соглядатаи, держащие жителей в страхе.

– Получается, когда в город пришел даргариец, один из приспешников наместника дал знать и вызвал подмогу. Кто он?

– Девочка, не лезь. Забирай родных и беги. С ними не справится никто.

– Простите, госпожа Малика, но уже не могу – долг зовет, – с этими словами я достала из корсажа круг со знаком Ордена, демонстрируя его целительнице. – Прошу, назовите мне имя.

– Изгоняющая, – благоговейно произнесла госпожа Малика, а Аделина удивленно выдохнула. – Граф Элар Нарим.

– Не знаю такого, – нахмурилась я.

– Он приехал вместе с Наместником и сразу же прибрал к рукам власть.

– Вы много о нем знаете?

– Лишь в рамках этого дома. Большая часть моих пациентов – девочки, которые проводили с ним ночь. У графа весьма своеобразные пристрастия.

– Он часто здесь бывает?

– Все время, – вздохнула наставница Аделины и поморщилась.

– Вы мне поможете?

– Ангелина, что ты задумала? – взволнованно спросила сестренка.

– Буду ловить зверя на живца. Хорошая моя, найди, пожалуйста, Рамира и расскажи ему все. Передай, что я осталась, чтобы выполнить свой долг. Как только закончу с графом, вернусь. И еще, в нашем номере есть кожаная сумка – принеси ее. Для изгнания мне понадобятся некоторые вещи.

– Хорошо, но Геля… Он не просто одержимый, да? Он владеет силой? Я боюсь за тебя.

– Мелкая, не переживай, я справлюсь. И чем скорее ты выполнишь мои просьбы, тем мне будет легче.

– Хорошо, – кивнула сестренка и, не прощаясь, поспешила на выход.

– Чем я могу помочь, Изгоняющая?

– Каких женщин предпочитает граф?

– Молоденьких и красивых. Ему нравится мучить и издеваться. Я просила Хозяйку наложить на него запрет, но потом началось все это…

– Мне нужна комната с крепкими деревянными столбами, одежда ваших девочек и помощь с созданием соответствующего образа.

– Сделаем, – кивнула целительница, поднимаясь с места. – Подождешь немного? Я все устрою.

Кивнув, я откинулась на спинку дивана и задумалась. Почти год… Двенадцать месяцев в течении которых эти твари безнаказанно промышляли в Приморье, наверняка успев подготовить сосуды. И Орден ничего не знал, как и Крепости. Значит, надо исправлять ситуацию.

Встав, я подошла к столику у окна и взяла один из скальпелей. Легкий надрез на пальце, и набухшая алая капля скользнула на кристалл вызова. Прикрыв глаза, я приготовилась к вспышке боли. Связь на дальние расстояния всегда давалась с трудом.

 – Ангелина? – спросил слегка помятый Варх.

– Сармат, у нас проблемы. Наместник Приморья – Высший. С ним еще несколько шавок, но я пока не знаю уровень их силы. Мне нужна помощь.

– Я пришлю Ирвина. Продержишься сутки?

– Вполне. Спасибо, шеф.

– Береги себя.

Стоило прервать связь, как в комнату вплыли две девушки в весьма фривольных платьях. Эти наряды совсем не скрывали красивые фигуры и выгодно подчеркивали все достоинства «сирен». Улыбнувшись мне, девушки сразу же взялись за дело.

К тому моменту, когда вернулась Аделина, я была уже полностью готова. Как оказалось, с Рамиром они разминулись, но мне уже некогда было волноваться об этом – я полностью сосредоточилась на предстоящем деле. Мне было даже на руку отсутствие Охотника, я сама потом ему все расскажу. Порыв сестры остаться в «Пристанище сирен», мы с Маликой не оценили. Мелкая была отправлена обратно в гостиницу в сопровождении одного из сыновей госпожи Корнелии.

Осмотрев выделенную мне комнату, я подготовила все необходимое для обряда и вышла на внутренний балкон второго этажа. Отсюда замечательно просматривался  зал, постепенно заполняющийся мужчинами. Некоторые сразу рассаживались за столики, другие свободно передвигались, присматриваясь к девушкам.

– Который? – уточнила я, быстро осмотрев присутствующих.

– Видишь рыжего в черном камзоле? Это и есть граф Нарим.

– Выходец с Востока, – прокомментировала я и повела плечом, скидывая на пол плащ.

На мне осталось полупрозрачное шифоновое платье на тонких лямках. Верхнюю часть нательного белья пришлось снять, чтобы не выделяться среди остальных красоток, а нижнюю мы заменили на кружевные полоски, оставляющие мне хотя бы иллюзию одетости. Как вернусь в Орден, стребую с Варха повышение зарплаты и моральную компенсацию!

– Удачной охоты, девочка, – прошептала целительница, скрываясь за дверью своей комнаты.

– Спасибо, – тихо ответила я, а затем, состроив испуганное выражение лица, начала спуск по лестнице.

Он заметил меня сразу – трудно проигнорировать светловолосую белокожую девушку среди местных мулаток. Взгляд черных глаз мгновенно зажегся интересом, но я проигнорировала его, дергаясь от каждого взрыва смеха и протяжных стонов. Встав на последнюю ступеньку, я беспомощно осмотрелась и тут же попала в руки к довольно молодому мужчине, явно из аристократов.

Выслушав похабный анекдот, я мысленно усмехнулась, сделав зарубку рассказать Ирвину, и стыдливо покраснела. Прыткий юноша тут же пустил в ход руки, нагло возложив их на грудь. Эту атаку я отбила, все еще прикрываясь скромностью, но так долго не могло продолжаться. Пока я прикидывала, как лучше выйти из сложившейся ситуации, моя жертва все-таки проявила интерес.

– Новенькая? – раздался сбоку голос, заставивший юношу отступить, а затем и вовсе сбежать.

– Д-да, господин.

– Не бойся, моя любовь, я тебя не обижу. Конечно, если будешь хорошей девочкой.

– Да, господин, – покорно прошептала я и вложила свою ладонь в протянутую руку.

Присоединившись к группе гостей, расположившихся в одной из полускрытых ниш и весело обсуждающих какой-то случай из жизни, граф Нарим усадил меня к себе на колени. Сильные руки тут же принялись оглаживать мои ноги, медленно задирая подол платья. Краснея и бледнея, я то и дело одёргивала его, чем заслужила ощутимый шлепок по бедру.

– Будь послушна, иначе последует наказание! – прошептал граф на ухо, поглаживая меня по запястью, а затем с силой сжал его, оставляя красные отметины. – У тебя такая нежная кожа…

Вот же… Демон! Теперь мне предстояло выводить синяки. Но вместо ругательств я только тихо сладострастно застонала.

– Малышка любит боль? – удивленно спросил граф и, зарывшись пальцами в мои волосы, с силой оттянул их назад.

 – Да! ­– вскрикнула я и закусила нижнюю губу.

К этому времени специальные капли должны были начать свое действие, и я перевела на графа затуманенный страстью взгляд.

– Тебе нравятся мои прикосновения, цветочек?

– Нравятся, господин, – выдохнула я, – но… Здесь…

Я обвела затравленным взглядом остальных мужчин.

– Стесняешься?

– Д-да, господин.

– Хочешь, найдем более уединенное место, моя любовь?

– У меня… у меня есть своя комната, – смущенно отозвалась я, стесняясь поднять на графа взгляд.

– Веди, – улыбнулся одержимый, поднимаясь вместе со мной.

Покорно взяв его за руку, я поспешила на второй этаж, в одну из дальних комнат, где нам никто бы не смог помешать. Я шла впереди, на несколько ступеней выше, мысленно порадовавшись столь откровенному белью. Судя по всему, кроме моего тыла одержимого в этот момент ничего не интересовало.

В комнате, которую мне выделили, царил мягкий полумрак. Сквозь приоткрытое окно залетал теплый ветер, ласкающий кожу. Смущенно улыбнувшись графу, я приблизилась к нему и провела рукой по плечам, стягивая черный камзол. Мужчина следил неотрывно, не мешая и не перехватывая инициативу, а я рассматривала его лицо и размышляла, что же заставило этого мага впустить в себя демона? Несмотря на внешний вид – рыжих я не очень любила – граф был довольно красив. Смуглая кожа, но немного светлее, чем у жителей Юга. Широкие брови и глубоко посаженные глаза. Легкая щетина добавляла ему шарма. Хорош собой, аристократ и маг – чего ему не хватало в жизни?

За этими размышлениями я успела стянуть белую рубашку, оставляя графа полуобнаженным. Подарив ему еще одну смущенную улыбку, я подвела мужчину к кровати и вынудила опуститься на покрывало. Затем села сверху и медленно склонилась к губам, начиная вполне невинный поцелуй. На попытки графа перехватить инициативу и углубить поцелуй, я отвечала неловко, немного неумело поглаживала разгоряченное тело, при этом незаметно для одержимого связывая его руки магическими путами. В последний момент я успела завязать узелок, чтобы заклинание активировалось – попытка Нарима схватить меня за волосы провалилась.

Отстранившись, я проследила за полетом рук, заведенных за голову резко укоротившимися «веревками», и улыбнулась. Одержимый удивленно посмотрел на путы, подергал руками и перевел черный взгляд на меня.

– Цветочек любит пожестче?

– Даже не представляешь, насколько.

Для надежности ноги я связала вполне материальными веревками. Только теперь на лице одержимого стало проступать понимание.

– Маленькая хитрая девочка. Поймала меня для изгнания? Зря, моя любовь. Ты даже не догадываешься, с кем связалась.

– Вообще-то догадываюсь, – пожав плечами, я вытащила из-под кровати сумку и принялась выкладывать необходимые для ритуала предметы на столик.

– Подготовилась, значит, – подозрительно спокойно произнес демон. – Уверена, что справишься?

– Не беспокойся, не впервой, – хмыкнула я и плеснула на одержимого освященной водой, заставляя его зашипеть от боли. – А теперь не мешай. Чем тише будешь себя вести, тем быстрее все закончится.

Удивительно, но демон меня послушался. Замерев, он стал с интересом наблюдать за процессом, даже не пытаясь вырваться. Подозрительно посмотрев на графа и проверив целостность пут, я вновь забралась на постель, расположившись для удобства на животе пленника, и продолжила свое занятие. Из сумки был извлечен выплавленный из святого металла символ изгнания с короткой ручкой, я поднесла его к зажжённой черной свече и принялась ждать, пока нож раскалится.

Одержимый же в это время со странным интересом рассматривал меня, сверкая черными глазами. Спокойный, собранный, словно совсем не боялся скорого развоплощения. Он был уверен в себе и своих силах, и мне это категорически не нравилось.

С самой доброй улыбкой я прижала раскалённый металл к груди одержимого, прямо над сердцем, заставляя демона негромко рыкнуть. Пока он медленно втягивал в себя воздух, я сжала его подбородок и вылила содержимое одного из флаконов в рот. От тела пошел пар с запахом серы, плоть вокруг символа изгнания зашипела, но я уже не обращала на это внимание, принявшись зачитывать слова древнего ритуала и постепенно вплетая в них силу.

С каждым мгновением демон брыкался все сильнее. Выгибаясь, он пытался сбросить меня, но я держалась крепко. Лишь раз чуть не упала, когда потянулась за горящей свечой, но даже не сбилась, продолжая ритуал. Когда с губ сорвались последние слова, я налила воск в клеймо одержимого и загасила пламя. В этот момент из груди графа Нарима вырвался нечеловеческий рев, а затем вылетело чернильное облако. Молниеносно подставленный кристалл втянул в себя чужеродную сущность, не дав развеяться. Так моя коллекция пополнилась еще одним трофеем.

Пока я отвлеклась на завершение обряда, совершенно упустила из виду тот факт, что на мне надет фривольный наряд одной из сирен, а я слишком низко склонилась над лицом графа Нарима, который, несмотря на ожидания, сознание не потерял. Возможно, причиной и послужила моя грудь, представшая перед бывшим одержимым во всей красе – этого я никогда уже не узнаю, поскольку забыла повесить на дверь запирающее заклинание, и в этот момент кто-то очень настойчивый ее выбил.

 

Глава 9

– Я попал в рай? – глядя на маячившую перед глазами грудь, блаженно спросил граф Элар Нарим.

– Скорее вернулся на грешную землю, – разбила я мечты и обернулась.

В дверях стоял Рамир. Злой, со сверкающими глазами и с тьмой, клубящейся вокруг его фигуры. Осмотрев представшую перед ним картину, он пару раз моргнул, а затем опустил руки.

– Дорогой, это не то, о чем ты подумал!

– А о чем я подумал?

– Не знаю, но явно не о том, – усмехнулась я.

– На  краткий миг мне показалось, что одна Изгоняющая, не дожидаясь меня, решила разобраться с демоном, убившим даргарийца голыми руками.

– Я же сказала, что не о том! Я соблазняла совершенно незнакомого графа, чтобы немного подзаработать.

Я слегка покачнулась, чувствуя, как усталость медленно разливается по телу.

– И мне все нравится! – донеслось снизу. Я перевела взгляд на расплывшегося в улыбке Элара. – Светлый, как же мне все нравится!

– Даже не сомневаюсь, – хмыкнул даргариец, после чего приблизился и сдернул меня с того, кто еще недавно был одержим демоном.

Рамир снял с себя темный плащ и поспешно замотал в него меня, не давая даже пискнуть.

– С этим что? – уточнил он, кивнув на улыбающегося графа.

– Отходит после избавления от подселенца.

– Это блаженство! Я три года делил тело с этой тварью. И ладно бы, мужик был. Так нет, засунули в меня бабу!

– О-о-о, сочувствую, – действительно прониклась я. – Хороший мой, графа Нарима надо бы развязать и проводить домой.

– А стоит ли?

– Стоит, Рамир. Он больше не под властью демона и вроде бы не опасен. К тому же, вряд ли что-то помнит из периода одержимости.

– Может вначале следовало его допросить?

– Демоны любят пытки, так что он ничего бы не сказал.

– Ты просто не умеешь пытать, – усмехнулся маг Мрака. – Как-нибудь на досуге научу.

– М-м-м, буду ждать с нетерпением.

– Простите, что прерываю, но не могли бы вы все-таки меня развязать? И да, я прекрасно все помню… – уже не так весело отозвался пленник и закрыл глаза. – О Светлый, что же я натворил…

– Ну, допустим, не вы, а демон. – Почувствовав, что босые ноги стали подмерзать, я забралась обратно на широкую постель. – Если хотите, могу стереть память.

Рамир, кинув на меня суровый взгляд, начал быстро освобождать конечности пленника от пут.

– Не хочу, – покачал головой граф. – Тем более, последние воспоминания были весьма приятными.

– Что только не сделаешь ради Ордена, – пожав плечами, я попыталась выпутаться из плаща, но Рамир не дал, подхватив меня на руки.

– Сам доберешься до дома? – уточнил маг Мрака.

– Доберусь.

– Жди завтра в гости –­ есть разговор.

– Хорошо. Госпожа Изгоняющая, а после обряда всегда такие перепады настроения?

Граф Нарим тяжело поднялся с постели и сделал пару неуверенных шагов, будто проверяя, способен ли он двигаться как прежде.

– Обычно еще хуже. Вам вообще повезло, что можете стоять на ногах.

– Что-то мне подсказывает, что это ненадолго, – пробурчал Элар и, взлохматив рыжую шевелюру, медленно направился на выход.

Проводив его задумчивым взглядом, я посмотрела на Рамира и по потемневшим глазам поняла, что меня сейчас будут ругать. И это в лучшем случае!

– А давай мы пропустим момент выяснения отношений и сразу вернемся в гостиницу? А то Лина там совсем одна сидит, нервничает. Только мне, наверное, стоит переодеться.

Даргариец как-то зловеще ухмыльнулся, но комментировать не стал. Перехватив меня поудобнее, он позволил подхватить сумку и направился на выход. До гостиницы мы добрались рекордно быстро, а в номер попали через черный ход. Увидев нас, Аделина тут же оказалась рядом, суетливо пытаясь найти признаки ранения или травм.

– Мелкая, со мной все хорошо, – улыбнулась я, но посмотрев на хмурого мага Мрака, поспешно добавила. ­– По крайней мере – пока.

–  Ну, я тогда пойду… А то день был тяжелый, напряженный, – пролепетала сестренка и, поспешно попрощавшись, скрылась за дверью.

– Предательница! – прокричала я ей вслед.

На ноги меня поставили только в спальне, аккуратно вытряхнув из плаща. Лорд тель Шаран отошел на несколько шагов и окинул меня пристальным взглядом. Стоя перед ним пусть и не обнаженной, но в невероятно провокационном и соблазнительном наряде, я поняла: сейчас все и произойдет. Если не физически, то морально уж точно.

Сглотнув, я невольно подняла руку вверх, чтобы поправить волосы, да так и замерла. Взгляд у Рамира стал еще тяжелее. Он стащил через голову рубашку и, приблизившись ко мне, буквально разорвал это подобие платья. Пока я набирала в грудь воздуха, чтобы выразить свое возмущение, меня перекинули через плечо и потащили в ванную. Однако привычное место омовения было проигнорировано: Рамир открыл скрытую дверь, на которую я до этого не обращала внимания, и мы очутились во второй комнате с маленьким бурлящим бассейном! В него меня и сгрузили (благо, что не кинули). Пока я радовалась искрящимся пузырькам, даргариец успел до конца разоблачиться и, спрыгнув в воду, прижал меня к бортику всем телом.

– Можешь начинать, – прошептал он мне в губы, слизав с подбородка капли воды.

– Что начинать?

– Рассказывать, за каким Мраком ты полезла разбираться с демоном!

Проговаривая все это, Рамир скользил руками по моему телу, словно стараясь стереть прикосновения другого мужчины. И тут я поняла одну нехорошую вещь – он ревновал.

–– Это мои обязанности. Здесь действует группа одержимых под предводительством Высшего. Я уже запросила подмогу, и завтра к вечеру в Янтарный Берег прибудет мой коллега, – подушечками пальцев я провела по лицу Рамира и разгладила хмурую морщинку между бровей.

– Тогда тем более, зачем ты пошла одна и без Смертьнесущего? Почему не дождалась служителя Ордена?

– Хороший мой, я длань пятой ступени. Для меня изгнание таких демонов – привычная работа.

– Не в этом случае, – хрипло прошептал Охотник, а затем весьма ощутимо укусил за шею. – Я уже жалею, что настоял на твоей помощи.

– Рамир, перестань воспринимать меня как женщину. Прежде всего, я служитель Ордена, способный за себя постоять. Мы живем для того, чтобы уничтожать выходцев Тонкого мира.

– И меня это бесит, – неожиданно зло произнес маг Мрака и накрыл мои губы поцелуем.

Грубым, жадным, но при этом настолько потрясающим, что я откликнулась сразу. Подавшись вперед, обняла даргарийца за шею и принялась отвечать с не меньшим жаром, впиваясь ногтями в плечи. Это было невероятно возбуждающе, и когда рука мужчины скользнула между моих ног, я застонала. Прохрипев что-то нечленораздельное, он снова набросился на мой рот, тогда как сразу два пальца проникли внутрь и принялись двигаться, заставляя подаваться бедрами навстречу. Рамир с упоением пил каждый мой стон, безошибочно находя самое чувствительное место. Уже совсем скоро я оказалась на самой грани. Почувствовав это, даргариец отстранился, глядя на меня совершенно темными глазами. А я невольно подалась следом, и это стало моей ошибкой.

Рамир решительно развернул меня к себе спиной и вынудил опереться руками о бортик бассейна, а затем начал медленно входить, но уже не пальцами. Даже несмотря на полную готовность, принять его было тяжело: слишком большой оказалась твердая плоть. Войдя немного, мужчина подался назад и продолжил ласки руками. Затем еще немного проник в меня и снова отступил, заставляя тянуться следом. Когда эта пытка повторилась вновь, я не выдержала и подалась на встречу, с громким протяжным криком принимая его целиком. Замерев на мгновение, Рамир снова прошептал что-то непонятное, а затем начал двигаться. Горячие губы ласкали шею, чередуя поцелуи с чувствительными укусами. Одна рука сжимала грудь и теребила горошину соска почти до боли, тогда как вторая держала за бедра, задавая ритм. Мне в данном случае оставалось только беспрерывно стонать и выкрикивать имя мужчины, судорожно цепляясь пальцами за бортик бассейна.

Волна наслаждения накрыла совершенно неожиданно, когда при очередном толчке Рамир чуть сместил угол. Задохнувшись от накрывшего оргазма, я содрогнулась в его руках, чувствуя, как медленно умираю. Несколько выпадов и даргариец последовал за мной, вызывая волну тепла по всему телу.

Опустив голову на сложенные руки, я с удовольствием принимала нежные поцелуи на плечах и в местах особо сильных укусов, а так же легкие поглаживания, которые помогали расслабиться и успокоиться.

– Скажи, что за любовь к покусываниям? – хрипло спросила я, не открывая глаза.

– Частичка демонской сущности со звериными замашками, – пробормотал Рамир, все так же лаская мне шею. – Мне нравится пробовать свою женщину на вкус, подчинять ее и направлять. Владеть единолично и безраздельно, упиваясь своей властью и возможностью дарить наслаждение.

– Тиран, значит, – усмехнулась я и слегка пошевелилась, чувствуя снова твердеющую плоть внутри себя.

– И собственник. Сегодня я готов был оторвать этому Нариму голову, за то, что он только посмел на тебя взглянуть.

– Рамир… – я старалась подобрать правильные слова. – Меня тянет к тебе, глупо это отрицать. То, что произошло сейчас – восхитительно. Но это не повод считать меня своей. Это потребности плоти, которые удовлетворяются к обоюдной радости.

– Ангелина, не сравнивай меня с вашими мужчинами. Я – даргариец, и у нас совершенно другие отношения с женщинами. Твой отклик на мои прикосновения дал повод считать тебя своей, а значит защищать даже от чужих взглядов.

– Боюсь, это может стать проблемой, мой хороший, – вздохнула я, а затем тихо застонала, почувствовав движение внутри.

– И в чем же она заключается? – спросил маг Мрака, прижимая ладонь к моему животу и позволяя острее прочувствовать пока еще медленные толчки.

– Пытаясь защитить, ты мешаешь мне делать свою работу, ох… А ведь именно для уничтожения демона ты меня и нанял.

– Я уже признал свою ошибку, – хрипло произнес Рамир и снова качнул бедрами, – но отказываться от тебя не намерен.

– Ты имеешь в виду, от моих услуг?

– И это тоже, – невнятно подтвердил маг Мрака, лаская мочку уха.

Решив оставить этот разговор для более адекватного состояния, я прогнулась в спине и шире расставила ноги, при этом чуть сжав внутренние мышцы. Издав довольный рык, Рамир задвигался быстрее, заставляя воду выливаться за края бассейна. Я чувствовала, как срываю голос, в беспрерывных мольбах выкрикивая его имя, но остановиться не могла. Даргарийцы не зря слыли потрясающими любовниками, и один из них доказывал это снова и снова, сводя меня с ума.

Я предполагала, что после бассейна мужчина выдохнется и позволит мне передохнуть, но он оказался неутомим. На протяжении всей ночи раз за разом он брал меня, словно доказывая обоим, кому именно я принадлежу. Вскоре мои сладострастные крики сменились хриплыми стонами. В какой-то момент показалось, что я не выдержу сладкой пытки и растворюсь в ощущениях, утонув в волнах очередного оргазма. Но всякий раз Рамир вытягивал меня на поверхность, до предела заполняя не только собой, но и силой, которая питала тело и давала энергию. И все повторялось вновь…

Заснула я только на рассвете, в какой-то момент постыдно отключившись. Несмотря на усталость мне снилось нечто светлое и теплое, способное защитить от любых проблем и невзгод.

Из забытья меня выдернул звук приоткрывшейся двери и тихие шаги. По-видимому я проспала до обеда, но ничуть о том не жалела – такой ночи в моей жизни еще не было. Тело сладко ныло, отказываясь отзываться даже на малейшее движение. Сквозь опущенные ресницы я наблюдала за приближающимся даргарийцем и как никогда отчетливо понимала чувство полнейшей лени. Губы сами растянулись в улыбке.

– Привет, соня, – улыбнулся маг в ответ. Присев на край кровати, он коротко поцеловал меня в губы. – Как ты?

– Как женщина, которой всю ночь не давал покоя ненасытный мужчина.

– Прости, несколько увлекся, – покаянно произнес Рамир, а затем провел пальцами по шее и спустился к груди, отодвигая край одеяла. – Нет, сильно увлекся.

– Засосы, да? – вздохнула я. – Не переживай, это нормальное явление.  Особенности моей кожи.

– Да, нежная и сладкая, – протянул маг Мрака, склоняясь над грудью и целуя.

– Даже не думай, хороший мой! У нас много дел. Кстати, который час?

– Обеденное время.

– Так и думала, – я вздохнула. – Аделина…

– Она убежала к госпоже Корнелии.

– Непоседа. Тогда надо наметить план действий. Во-первых… нет, это подождет, – перебила я сама себя, – сначала завтрак! А вот потом необходимо навестить графа Нарима и выяснить, что он помнит.

– Кстати о графе. Как он выжил после изгнания?

– Не знаю. Какое-то событие ослабило его душу и позволило впустить демона в тело, но, предполагаю, в дальнейшем граф не сдался и боролся до последнего. Знаешь, я думала, что все будет сложнее и придется сражаться с Высшим, а он даже не сопротивлялся.

– Не ждал от тебя угрозы?

– Изначально может и не ждал, но затем… Предполагаю, что граф сам подавлял вторую сущность и помог с изгнанием.

– Вот пообщаемся с ним и узнаем. Что дальше по списку?

– Нужно встретить Ирвина, ввести в курс дела и согласовать дальнейшие действия. Но прежде всего ванна и еда!

Решительно отодвинув наглую руку даргарийца, хозяйничающую под одеялом, я попыталась подняться и… села обратно. Ноги не держали. Вообще! Переведя недовольный взгляд на виновника моего теперешнего состояния, я снова попыталась встать, но результат остался прежним.

– Надеюсь, совесть тебя мучает, – пробурчала я, глядя на Рамира.

– Не то слово, но самодовольство сильнее, – усмехнулся даргариец и подхватил меня на руки.

В ванной мне помогали уже без попыток соблазнения. Бережно вымыли, постоянно касаясь легкими поцелуями то виска, то волос. Вытерли, завернули в халат и отнесли в гостиную, где уже был накрыт стол. После водных процедур мне стало значительно лучше, так что обратно в спальню я вернулась сама. Выпила бодрящее зелье, чтобы окончательно разбудить разнеженное тело, смазала лечебным кремом следы нашей страсти, украшавшие кожу яркими пятнами. После чего оделась и вернулась к Рамиру, встретившему меня  улыбкой сытого кота.

– Доволен, да? Соблазнил собственную невесту и радуется! Совести у тебя нет.

– Ни капельки. И да, мне понравилось тебя соблазнять, и не только… Надо обязательно повторить! Только не в таких экстремальных условиях.

– Кстати, я вчера не успела спросить – а где ты был? Почему Аделина не смогла тебя найти?

– Сидя в питейном заведении, я краем уха услышал довольно любопытные сплетни. Поговаривали, что на окраине города появилась темная ведьма, из-за которой полегло уже несколько человек. Сама понимаешь, я был обязан проверить.

– И что?

– Там действительно живет ведьма, но не темная – природница. Вместе с мужем переехала с Запада, сбежав от Ковена.

– Так ведьмы вроде не выходят замуж.

– Как оказалось, выходят, если встречают подходящего мужчину. – Не знаю, почему, но в этих словах даргарийца мне послышался скрытый намек.

– Давно она в городе?

– Пару месяцев. Кстати, часть зелий для лавки, примыкающей к дому терпимости, готовит именно она. И знает твою сестру.

– Кажется, нам с мелкой предстоит серьезный разговор.  – Я отложила столовые приборы в сторону и допила сок. – Ладно, пора за работу. Идем.

 

+++

Дом графа Элара Нарима мы нашли без проблем. Его знали все жители Янтарного Берега. Правда, управляющий отеля объяснял нам дорогу с опаской, видимо о жестокости приспешника Наместника ходили страшные слухи.

Великолепный особняк располагался в респектабельном районе города в окружении фруктовых садов и дивных цветов. На подъездной дорожке нас встретил молчаливый слуга и без вопросов проводил в гостиную, попросив подождать хозяина там. Видимо бывший одержимый заранее предупредил дворецкого о визите гостей, и наша колоритная пара: светловолосая нежная леди и хмурый суровый даргариец; не вызвала удивления.

Ожидая графа Элара, я бросала задумчивые взгляды на Рамира, пытаясь понять причины необычного поведения: он то и дело касался либо моей руки, либо волос и ни в какую не хотел отпускать от себя дальше, чем на шаг. Началось это сразу после того, как мы покинули номер и спустились на первый этаж.

Мое появление вызвало неожиданную заинтересованность у представителей противоположного пола. Я привыкла к повышенному вниманию мужчин, этому немало способствовала моя внешность. Но сейчас они провожали слишком откровенными взглядами. Показалось даже, что некоторые пытались подойти, но отступили под угрожающим взглядом мага Мрака. Пешая прогулка по городу также походила на публичную демонстрацию, где я чувствовала себя главной достопримечательностью. К концу пути я заподозрила, что это было связано с прошедшей ночью, в ходе которой даргариец так неосторожно обменивался со мной энергией.

К сожалению, я не успела об этом спросить. В гостиную вошел граф Нарим, смерил Рамира настороженным взглядом, а потом посмотрел на меня и замер.

– Госпожа…

–Ангелина Дайер, а это лорд Рамир тель Шаран.

­– Госпожа Ангелина, при свете дня вы оказались еще прекраснее!

– Не уверена, что повышенное обаяние – моя заслуга, – хмыкнула я и покосилась на напрягшегося Охотника. – Как вы себя чувствуете, граф?

– Чувствую… свободным. Это было тяжелое бремя, и я очень благодарен вам за спасение души. Скажите, как я могу вас отблагодарить?

– Расскажите, пожалуйста, все что помните. Нам важны любые мелочи, любые сведения о Наместнике и тех, кто ему помогает.

– Конечно, – серьезно кивнул Элар и тряхнул рыжей шевелюрой. Несмотря на некоторую бледность, он выглядел помолодевшим. – Давайте пройдем в мой кабинет, чтобы подстраховаться.

Мы последовали за хозяином дома. Кабинет находился на первом этаже и выходил окнами на цветущий сад, который дарил прохладу и защищал от палящего южного солнца. Служанка споро сервировала низкий столик, расположенный в дальнем углу в окружении кресел. Расставив стаканы с холодным лимонадом, фрукты и закуски, она спешно удалилась.

– Итак, Наместник. Честно говоря, я плохо помню, как мы с ним познакомились. Кажется, виделись несколько раз на закрытых приемах у знакомых, где я развлекал высокую публику.

– Развлекали? – удивленно переспросила я, не совсем понимая, что имеется в виду.

– Я – маг-универсал. Владею силой огня и даром иллюзий. Наверное, именно эти таланты привлекли демонов и определили мою судьбу.

– Смею предположить, что остальные одержимые тоже маги.

– Маги, и весьма сильные. Кстати, я удивлен, что вы смогли со мной справиться и лишить сил.

– Магические путы блокируют не только силу демона, но и способности носителя, – пояснила я.– Да и думается мне, это произошло не без вашей помощи. Скажите, за время одержимости вам удавалось перехватывать контроль над телом?

– Кажется, было несколько раз. Жаль, ненадолго.

–  Этого хватило, чтобы демон не сумел окончательно закрепиться.

– Все ясно. А я было списал все на очарование вашими прелестями, – усмехнулся Элар, и тут в комнате послышался угрожающий рык.

– Граф Нарим, прошу вас впредь воздержаться от любых намеков в адрес моей невесты, – тихо и зло произнес Рамир. – Иначе оторву все выпирающее.

– Невесты? – повторил граф и перевел взгляд на меня. – Ну вот, и тут опоздал. Впрочем, не удивлен, что столь прекрасная девушка оказалась занята. А у вас есть сестра?

– Есть, но за нее уже я могу вам что-нибудь оторвать, – ответила я с безмятежной улыбкой, но мужчина впечатлился. – Итак, вернемся к магам. Вы помните их имена?

– Да, и уже подготовил список с пометками о роде деятельности и магических способностях.

Нам протянули несколько листков, исписанных ровным почерком. В них значилось двадцать четыре имени – по одержимому в каждый город Приморья.

– Вы знаете, для чего вас прислали в Янтарный Берег?

– Для контроля. Наместник очень осторожен и чужое внимание ему ни к чему. Когда в городе появился даргариец, он даже не стал разбираться, что ему известно. Убил, а от следов приказал избавиться.

– Как он его убил? – хмуро спросил Рамир, и я сжала его ладонь, осторожно поглаживая.

– Не поверите – руками, – словно не веря самому себе, ответил граф. – В какой-то момент они превратились в алые когти со всполохами пламени и без усилий пробили грудь мага Мрака. Никогда такого не видел.

– Невозможно, – качнула головой я, – у одержимого не хватило бы сил на трансформацию.

– Если Наместник действительно одержимый…

– Рамир, он не может быть демоном, – покачала я головой. –  Орден бы почувствовал разрыв материи.

– Ангелина, мы уже проходили это. Я объяснял, как можно скрыть появление демона.

– Хорошо, допустим ты прав, и это действительно Высший. Высший демон, имеющий рост под три метра, рога и копыта, а Наместник, насколько я поняла, выглядит как обычный человек.

– В этом и заключается основная проблема, сладкая. Есть Высшие демоны – военная сила Тонкого мира, а есть их повелители – Дарги.

– Ни в одной из книг Ордена нет подобной информации. Высшие  считаются правителями другого мира и именно с ними сражались наши предки.

– Ваши – возможно, а наши истребляли Даргов. Ангелина, что ты знаешь о даргарийцах?

– Ну, говорят, что вы потомки демонов, вышедших из разлома и осевших на земле. Как я понимаю, это миф?

– Если бы, моя сладкая. Мы действительно потомки демонов, только не обычных, а Даргов. Именно отсюда возникло прозвище – даргарийцы, а земли носят название Даргамен.

Годы учебы в Ордене требовали оспорить слова Рамира – ни в одном древнем трактате не было даже упоминания о подобном. Я не хотела ему верить, потому что становилось страшно от одной мысли, что это может быть правдой, но… Рамир не врал, не стал бы. А значит, по нашему миру свободно разгуливает один из повелителей демонов, множа своё войско и накапливая силы.

– Рамир, – шепотом спросила я, глядя в фиолетовые глаза, – ты охотился за ним, да?

– Моей целью был одержимый, владеющий тайными знаниями, но теперь все изменилось. Если в этот мир проник Дарг, мне необходимо поставить в известность шиссаров Правящих Домов.

– Он настолько опасен?

– Очень, а если сможет сплотить вокруг себя других демонов... Грянет Последняя Битва.

– Я уведомлю Орден.

– Нет, Ангелина, это личное дело даргарийцев и вмешательство Империи нежелательно.

– Если этого не сделаю я, то граф Нарим тоже все слышал, – я кивнула на Элара и только сейчас заметила, что он сидит неподвижно, ни на что не реагируя.

– Не слышал, на нем заклинание. Сладкая, я рассказал это, чтобы ты поняла мои дальнейшие действия.

– И какие же?

– Ты отправишься обратно в столицу и, как хорошая девочка, будешь сидеть дома, пока все не закончится. Думаю, года нам с братьями хватит, чтобы уничтожить Дарга и всех созданных им одержимых.

– Рамир, хороший мой, я тебе очень благодарна за все, но сейчас отчаянно хочу стукнуть. Во-первых, я длань Ордена, а не «хорошая девочка», и отсиживаться, когда миру грозит опасность, не собираюсь! Во-вторых, Орден обязан знать о происходящем, чтобы принять соответствующие меры и защитить население. И в третьих – я не позволю убить одержимых. В большинстве своем это невинные создания, которых заставили впустить в себя тьму. А значит – они достойны спасения! Еще вопросы?

– Женщина…

– Да, Рамир, женщина. Единственная на весь Орден и не горжусь этим, потому что ты даже не представляешь, через что мне пришлось пройти, чтобы выжить. Но я сделала это и живу для защиты нашего мира. И никто не имеет права указывать мне, как быть и что делать!

В конце тирады я уже практически шипела, едва сдерживая ярость от подобного отношения к длани Ордена пятой ступени.

– А теперь послушай меня! – рыкнул маг Мрака, заставляя смотреть ему в глаза. – То, что ты изгнала демона из графа и осталась жива – это чудо. Если Наместник действительно Дарг, то его окружение – не обычные Высшие, а командиры легионов. Поверь, лучше тебе не знать, на что они способны. Хочешь втянуть Орден? Что же, давай, но смерти дланей будут на твоей совести. А они погибнут, поверь мне, потому что противопоставить этой силе им нечего. Да ты даже не знала о существовании Даргов, пока я не рассказал!

– Не важно, – я упрямо качнула головой, – с первого дня обучения в Ордене мы знали, на что идем. Многие не доживали даже до восемнадцати лет. Я теряла друзей, потеряла любимого, но ни разу у меня не возникло мысли оставить службу родине и сбежать. Потому что если не мы, то кто?

– Мы, Ангелина. Даргарийцы созданы для уничтожения тьмы и ее порождений.

Я не заметила, в какой момент Рамир оказался так близко, но сейчас он нависал, испепеляя меня фиолетовым взглядом.

– Да, но сейчас вы собираетесь убить одержимых, большую часть которых наверняка можно спасти! А спасать – это наша работа. Так что прекрати оберегать меня и позволь помочь. В конце концов, именно для этого ты меня и выбрал!

– Я выбрал тебя совсем по другой причине, сладкая, – прошептал Рамир и коснулся моих губ коротким поцелуем. – Тогда я в последнюю очередь думал головой…

– Тогда стоит поблагодарить то место, которым ты думал, – хмыкнула я, ничуть не обидевшись. – Из-за него мы узнали про Наместника, спасли сильного мага и получили шанс предотвратить Последнюю Битву. Не отказывайся от помощи Ордена, Рамир. Мы нужны друг другу.

– Умная женщина – наказание для любого мужчины, – вздохнул маг Мрака и снова поцеловал, таким образом, закрывая тему.

Глава 10

Ирвин, как и обещал Сармат, прибыл ближе к вечеру, в качестве транспорта использовав крылатую алору. Дорого – зато быстро. Встретив его в холле гостиницы, я подставила щеку для поцелуя и крепко обняла друга. Но, видимо, напрасно, потому что сразу почувствовала, как напрягся и посуровел мой «жених». Последние несколько часов он не отходил от меня ни на шаг.

– Рамир, позволь представить тебе моего напарника – Ирвина из клана Серебряных. Ирвин, а это лорд Рамир тель Шаран, мой наниматель и…

– Жених, – закончил фразу даргариец, чем вызвал мой полный возмущения взгляд.

Наша байка про помолвку отлично подходила для родителей и сестры, но вот Ирвину врать не стоило. Да и смысла не имело, поскольку оборотни очень остро чувствовали ложь.

– И когда только успела, – неожиданно произнес Ирв и покачал головой. – Отпустил всего на неделю! Но ладно я – Сармат тебя покусает…

– За что?

– За налаживание личной жизни.

– Да нет, ты не понял, – прошептала я, косясь на собравшихся в холле отдыхающих, которые не сводили с нашей компании заинтересованных взглядов. – Это всего лишь легенда, чтобы не привлекать к себе лишнее внимание.

– А-а-а, – протянул оборотень и хмыкнул, как-то странно посмотрев на стоящего за моей спиной Рамира. – Ну-ну.

– Что? – нахмурилась я, но тут даргариец осторожно меня обнял и потянул к лестнице.

– Давайте лучше поговорим в номере. Слишком много лишних ушей.

Спорить никто не стал, тем более наверху нас уже ждал отличный ужин.

– Добрый вечер! – приветливо улыбнулась Аделина, поднимаясь с дивана, стоило нам открыть дверь.

– Добрый, – поздоровался в ответ оборотень и внимательно осмотрел сестренку, к чему-то принюхиваясь. – Это она, да?

– Она, – кивнула я.

– Вот тебе и мелкая, – усмехнулся Ирв, а затем подошел и обнял пискнувшую Лину. – Ну, здравствуй, ходячая катастрофа. Наслышан о всех твоих похождениях и горжусь. Если бы не знал, что ты человечек, принял за настоящую оборотницу!

– А вы, как я полагаю, тот самый Блохастый, напарник моей сестры?

– Блохастый? – взревел друг и повернулся ко мне, недобро щурясь.

– Я назвала тебя так всего один раз! И на тот момент ты действительно был блохастым – вспомни задание под Кромом.

– Обязательно мне об этом напоминать?! Между прочим, юная леди, – обратился он уже к Лине, – блохи у оборотней очень больная тема, так что не советую ее затрагивать в мохнатом обществе!

– Поняла! – тут же послушно произнесла сестренка, а затем закусила нижнюю губу, явно из последних сил сдерживая любопытство.

– Что? – хмуро спросил Ирв, продолжая обнимать мелкую за плечи.

– А как вы избавились от паразитов? – невинно спросила она, чем заработала обалдевший взгляд от Ирвина.

– Чувствующая, – решила я сразу прояснить причины любопытства, пока мелкая не ляпнула еще что-то.

– А-а-а, ну тогда все ясно. А чего сразу не написала, что магичка? Тебе сейчас сколько? Тринадцать?

– Почти семнадцать! – обиделась Аделина и отошла от Ирвина на несколько шагов.

– Да? Тогда тем более надо было написать! Академия по тебе плачет.

– С этим мы разберемся позже, – примирительно произнесла я, – а сейчас давайте поужинаем.

Сегодня для разнообразия помимо рыбы в меню было несколько мясных блюд, которые я заказала специально для мужчин. Изыски-изысками, но без мяса им никуда. Тем более оборотню. Мохнатые готовы с удовольствием уплетать его сутки напролет. Во время еды мы, как-то не сговариваясь, старались не затрагивать рабочие вопросы, чтобы не портить друг другу аппетит. А вот стоило нам с Линой доесть мороженое, отлично сохранившееся в ледяных креманках, как мужчины подхватили бокалы с вином и предложили переместиться на диванчики. Прежде чем начать рассказ, я попыталась отправить сестру спать – ей не стоило участвовать в поимке демона.

– И не подумаю! – выпалила Аделина, не дав мне и рта открыть. – Я имею право знать, что происходит. Тем более, без моей помощи вы бы до сих пор ничего не знали!

– Не спорим и очень благодарны тебе за это. Но в дела Ордена, моя хорошая, тебе лучше не лезть.

– Поздно, – насупилась мелкая, явно не желая сдаваться. – И вообще, я владею ценными знаниями!

– Это какими? – с любопытством уточнил Ирвин.

– Вот если не будете меня выгонять и дадите послушать, то расскажу.

– Значит, это пустые слова, и ты ничего не знаешь, – отмахнулся друг, косясь хитрыми желтыми глазами на Лину.

– Знаю! Госпожа Даната кое-что рассказала…

– А ее ты откуда знаешь? – обреченно спросила я.

– Помогла ей несколько раз. Понимаешь, она уже совсем старенькая и не в силах таскать корзины с продуктами, а мне было не сложно.

– А почему никто другой не помог? – не понял Ирв. – В этом городе мужиков что ли нет?

– Есть, но они все ее боятся. До сих пор не понимаю, почему!

На вопросительный взгляд мужчин я мученически выдохнула.

– Даната – одна из старейших Видящих. В свое время работала на Орден. Сами понимаете, мало кто хочет знать свое будущее, тем более от Черной Вещуньи.

Видящими в нашем мире называли пророков. Они умели разворачивать полотно будущего и читать его. Только если пророчество обычных Видящих можно было изменить, выбрав одну из сотен нитей, из которых плелось полотно Жизни, то слова Черной Вещуньи были законом. Они всегда сбывались. Это вызывало в окружающих страх и ненависть.

– Что она тебе напророчила? – хмуро спросил оборотень.

– Что множество случайностей, с которыми столкнулись Ангелина и Рамир, вовсе не случайны.

– Множество случайностей, – протянула я и посмотрела на даргарийца. – Какова вероятность, что именно Наместник прикрывал кровососов в городе и нанял отступника для создания мертвяков?

– Очень высокая.

– Но для чего? Дорога, по которой мы ехали, не имеет стратегического значения. Она неудобна для обозов, да и аристократы предпочитают укатанный тракт. Чем его заинтересовал именно этот путь?

– А вы уверены, что нечисть и нежить были только там? – тихо спросила Аделина, глядя на нас. – Что если на каждой дороге, ведущей из столицы к Приморью, есть свои темные твари, прирученные Наместником?

– Я добирался по воздуху, поэтому подтвердить эту теорию не смогу. Единственное, для чего Наместнику могло понадобиться перекрыть все пути – чтобы взять власть в свои руки и подселить в население демонов… – предположил Ирвин.

– Дерево… – тихо прошептала сестренка, глядя на нас большими испуганными глазами.

– О чем ты?

– Госпожа Даната упомянула дерево, но тогда я не сообразила, о чем она говорит. Зато понимаю сейчас – Дерево Мира, питающее энергетическую структуру всего сущего. Если его не станет, граница между мирами ослабнет, и демоны смогут прорваться к нам, как во времена Великого Разлома.

– Мелкая, теория интересная, но не жизнеспособная, – усмехнулся Ирв, расслаблено откидываясь на спинку кресла. – Древо – всего лишь красивая сказка для детей.

– Я бы не был так в этом уверен, – ответил Рамир, и я невольно вздрогнула от его голоса. – Дерево Мира настолько же реально, как и народ, его оберегающий. Ивен-тааль спрятан в горах, как раз между столицей и Приморьем. И если оно действительно стало целью Наместника, то все гораздо серьезнее, чем я предполагал. Ангелина, сообщи в Орден все, что мы узнали. А я свяжусь с Османом, чтобы он оповестил Крепости и отправил на проверку Псов.

– Я могу рассказать все? – уточнила на всякий случай.

– Да, – кивнул Рамир и легко поцеловал в висок. – Мне придется ненадолго отлучиться. Пообещай, пожалуйста, что не будешь выходить из апартаментов.

– Это как-то связанно с повышенным вниманием мужчин? – подозрительно уточнила я.

Нехотя кивнув, даргариец с настороженностью ожидал моей реакции, явно готовясь к скандалу. Однако сейчас он был неуместен, в свете более важных проблем, требовавших немедленных действий. Их решением я и занялась, пообещав магу Мрака не высовываться из номера.

– Ты удивительная, – шепнул Рамир на ухо, а затем встал с дивана и поманил за собой Ирвина.

– Да понял я уже, понял, – хмыкнул оборотень, заставляя меня настороженно покоситься на мужчин.

Друг явно знал больше меня, но делиться своими мыслями не спешил. Я же решила узнать все непосредственно у Рамира, но позже, когда будет подходящее время. Так что, выкинув все посторонние мысли из головы, я сосредоточилась на деле. В первую очередь необходимо было связаться с Сарматом, для чего я уединилась в соседней комнате.

Разговор был тяжелым, главным образом потому, что я сама пока не до конца верила во все, что узнала. Вот только если меня терзали сомнения, то Варх воспринял все серьезно. Некоторое время помолчал, явно что-то для себя решая, и принялся раздавать приказы.

– Ангелина, бери Ирвина и возвращайтесь. Если все действительно так серьезно, вам двоим там делать нечего. Графа Нарима тоже придется забрать – он ценный источник информации.

– Да, шеф, – ответила я, а затем задала мучавший меня вопрос. – Что мы будем делать?

– Для начала нужно собрать доказательства. Если все действительно так серьезно, придется обращаться в Квингент.

– А как быть с людьми Приморья? Многие из них не подозревают, что здесь творится.

– Тем лучше для них. Сейчас мы бессильны и не имеем права показывать свою осведомленность.

– Это жестоко, Сармат.

– Это малая жертва для блага всего мира. Возвращайся, Ангелина. Сейчас вы нужны здесь.

– Да, шеф, – со вздохом сдалась я, понимая, что Варх прав.

Как бы мне ни претила сама мысль оставить Приморье на растерзание демонам, другого выхода не было. Как и сказал Сармат – это малая жертва, и я была вынуждена согласиться, успокаивая себя тем, что мы достаточно рано узнали о надвигающейся угрозе, и шансы на спасение жителей Приморья были велики.

В гостиной царила тишина. Притихшая Аделина стояла у окна и не сводила глаз со Звёздного моря. Я грустно улыбнулась. Моя маленькая девочка, волею случая оказавшаяся втянутой в темные игры. Не по годам взрослая и мудрая, но при этом не утратившая веру в лучшее и способность сопереживать. Моя сестренка, которую я чуть не потеряла…

– Аделина, завтра мы отправляемся в столицу.

– Пойду собирать вещи, – понятливо кивнула мелкая, но прежде, чем уйти, крепко меня обняла. – Гель, все будет хорошо.

– Обязательно будет, – грустно улыбнулась я, обнимая ее в ответ.

После этого я написала записку для графа Нарима и, пересказав Ирвину разговор с Сарматом, попросила ее отнести. Заодно и познакомится с нашим будущим попутчиком. Теперь оставалось собрать собственные вещи и дождаться Рамира.

Пока укладывала платья в сумку, размышляла о превратностях судьбы. Интересно, как бы все обернулось, не встреть я несколько недель назад даргарийца? Возможно, он бы смог сам справиться с ранением и добраться до города, где окончательно пришел бы в себя. А может так и остался лежать в том лесу, пока до него не добрались падальщики. Да и потом, мы ведь могли разминуться в Ордене, но нет – встретились и среди всех дланей он выбрал именно меня. А затем закрутилось – событие за событием, в итоге открывшие нам страшную тайну Приморья. Так что это, стечение обстоятельств или помощь высших сил, которые не хотят для своих детей повторения прошлого?

– О чем задумалась? – спросил Рамир.

Он стоял, опираясь плечом о косяк.

– О словах Данаты, что все произошедшее с нами – не случайно. Судьба или Боги?

– А есть разница?

– Наверное, нет, – вздохнула я и посмотрела на даргарийца. – Что с Крепостями?

– Формируют отряды для рейда. Насколько я понял, Осман уже связался с вашим Вархом, так что в каждую боевую единицу войдет один изгоняющий. Видимо, Сармат впечатлился твоим рассказом.

– Да, и приказал уходить. Завтра утром выдвигаемся. Граф Нарим отправляется с нами.

– Хорошо. Я провожу вас до столицы, а затем мне необходимо будет вернуться в Даргамен. Правитель Первого Дома созывает синклит[5].

– Рамир, поезжай сразу. Мы сами доберемся до Радужного города, не переживай.

– Нет. Если мы правы, и все дороги контролируют приспешники Наместника, вам не безопасно путешествовать в одиночку.

– Две длани четвертой и пятой ступеней… Думаю, мы справимся.

– Ангелина, сколько вы выстоите против толпы нежити? На графа Нарима рассчитывать бесполезно – после использования Слезы Светлого[6] магия блокируется на неделю. Аделина так же не сможет помочь. И что вы сделаете?

– Мы будем стоять до последнего. – Я грустно улыбнулась. – Хороший мой, нежить не имеет значения в сравнении с той угрозой, что несет Дарг. Пожалуйста, отправляйся сразу в Даргамен.

Он колебался. Сейчас его глаза походили на два ярких альмандина, смотревших пристально, но как-то обреченно. Он не хотел расставаться, и не понятно: то ли действительно беспокоился, то ли не хотел отпускать от себя, но при этом должен был следовать зову долга.

Рамир тяжело вздохнул.

– Ангелина, ты на меня злишься?

– За что?

– За мою маленькую навязчивость сегодня.

– Ну, во-первых, она была совсем не маленькая, – усмехнулась я, обнимая за шею приблизившегося даргарийца. – А во-вторых, если расскажешь, с чем это было связано, то и повода для злости не будет.

– Скажем так, я вчера несколько увлекся и, помимо чистой энергии, поделился с тобой своими ощущениями.

– Это как?

– Даргарийцы Второго Правящего Дома отличаются от других. Мы можем не только поглощать энергию, но и отдавать ее другим созданиям со сходным энергетическим обменом. Но одно дело, когда ты вливаешь чистую силу, и совсем другое, когда она окрашена чувствами. Вчера я расслабился и поделился с тобой своим восхищением, удовольствием и желанием обладать. В итоге все это отразилось на ауре, ставшей своеобразным магнитом для других мужчин.

– Теперь понятно, откуда столь плотоядные взгляды. И надолго мне это счастье?

– Завтра утром флёр рассеется.

– Значит, во избежание повторения, придется разорвать нашу помолвку и разъехаться по разным комнатам.

– Отлучаешь меня от тела?

– Скорее, тренирую твою выдержку в профилактических целях.

– Так дело не пойдет, – усмехнулся маг Мрака, касаясь губами подбородка. – Как я могу загладить свою вину?

– Какие есть предложения? – заинтересованно спросила я, чувствуя, как руки мужчины пришли в движение, медленно расстёгивая крючки на платье.

– Ну, могу загладить вот так, – приглушенно ответил даргариец, покрывая поцелуями шею и обнажившиеся плечи. – А могу и так…

После этих слов меня принялись очень быстро избавлять от одежды. Когда и как я оказалась на постели – не обратила внимания, отдавшись ощущениям. Поцелуи постепенно спускались с лица на грудь, вызывая волны приятного жара. После оставили влажную дорожку на животе, заставляя кусать губы, чтобы сдержать рвущиеся наружу стоны. А затем… Даргариец принялся заглаживать вину буквально. Его руки были везде, они гладили, исследовали, сжимали. Когда пальцы добрались до самого сокровенного места, я судорожно вцепилась в простыню, но это было только начало пытки. На смену пальцам пришел язык, и я очень быстро потеряла связь с реальностью, растворяясь в мужских ласках. Голова шла кругом от частого дыхания и беспрерывных стонов. Это было настоящее наслаждение, которое очень быстро смирило меня и с собственническим характером Рамира и с его несдержанностью. Он заставил меня разлететься на сотни сладких осколков.

– Ну что? Я прощен? – шепотом спросил маг Мрака, лаская мочку уха.

– Прощен, – выдохнула я, не в силах даже открыть глаза.

– Это радует, – довольно пробормотал Рамир, а затем я почувствовала, как он медленно входит в меня, вызывая новую волну возбуждения. – Мириться с тобой одной удовольствие, сладкая.

Не знаю, сколько прошло времени, прежде чем мы все-таки смогли оторваться друг от друга. Очередная ночь принесла с собой множество интересных открытий о собственном теле и его чувствительности.

Лежа на груди даргарийца и прислушиваясь к сильным ударам его сердца, я лениво смотрела на наши переплетённые пальцы, чувствуя себя сытой и довольной жизнью.

– Скажи, в тебе есть кровь демонов? – тихо спросил Рамир, поглаживая меня по спине второй рукой.

– Есть, но весьма разбавленная и успевшая превратиться в светлую.

– Видимо, не до конца.

– С чего ты решил?

– Человеческие женщины не выдерживают более двух раз, полностью отдавая нам свои силы. Ты же можешь не только отдавать, но и брать. Поначалу я списал это на особенности твоей силы, но после вчерашнего обмена энергией засомневался.

– Это плохо?

– Это замечательно, – возразил маг Мрака. – Ты ходячее искушение для любого даргарийца.

– Из-за этой особенности?

– Не только. Ты не испугалась меня, когда встретила впервые. Да и потом выражала недовольство, смущение и интерес – что угодно, кроме страха. А для нас это немаловажный фактор не только при выборе женщины, но и при общении.

– Не любите страх?

– Поначалу он пьянит, заставляя чувствовать себя особенным, всесильным, а затем начинает раздражать, вызывает неприязнь по отношению к тому, кто боится. С тобой же мне невероятно повезло. Даже как-то подозрительно, что я встретил такую идеальную во всех смыслах женщину. Видимо, я сделал в этой жизни что-то хорошее, раз боги решили меня наградить.

– А может, наоборот? И я не награда, а наказание за твои грехи?

– Тогда я готов грешить и дальше, – усмехнулся маг, а затем как-то странно напрягся. – Ангелина, я уже предупреждал тебя о своем собственническом характере, потому хочу знать ­– что связывает тебя с Ирвином? Он смотрит на тебя не как на коллегу, и меня это раздражает.

– Ирвин мой друг. Один из немногих, кому я могу доверить свою жизнь. Но если тебя интересует, спала ли я с ним – то нет.

– Тогда почему он так тебя опекает? Только из-за дружбы?

– Не совсем, – вздохнула я и приподнялась, чтобы заглянуть в фиолетовые глаза. – Рамир, мы с тобой слишком мало знакомы, чтобы вести такие разговоры. Я благодарна за помощь и удовольствие, но это еще не повод лезть друг другу в душу.

– А что для тебя является поводом? Букеты цветов, подарки и робкие поцелуи?

– Хороший мой, а ты случайно не читал роман «В объятиях эльфа»?

– Скорее пролистывал, и не только его. Довольно любопытные пособия для юнцов.

– Скорее, издевательство над ними, – хмыкнула я. – Нет, Рамир, мне не нужны цветы и конфеты. В моем возрасте перестаешь смотреть на красивые жесты и ждешь от мужчины серьезных поступков.

– Например, убийства гнезда кровососов, которые посмели посягнуть на понравившуюся женщину? Или уничтожение деревни мертвяков и их создателя? А может представление для зарвавшихся родственников?

– Хм, так это были попытки ухаживания? Прости, не сразу сообразила.

Я рассмеялась и села, выпутавшись из объятий даргарийца. Так было удобнее разговаривать.

– Именно поэтому говорю тебе, как есть. Ты мне нравишься, и я не готов отказываться от этих отношений и делить тебя с другими мужчинами.

– Мне приятно это слышать, но, увы, я не могу ответить взаимностью. У меня весьма специфическая работа, и она плохо сочетается с отношениями.

– Женщина, не надо списывать свои страхи на работу.

– Считаешь, что я боюсь? – я удивленно приподняла бровь. – И чего же?

– Моего напора. Прости, сладкая, но я не умею по-другому. Даргарийцы – воины, и привыкли действовать напрямую. Мне хорошо с тобой. Я тебе тоже нравлюсь. Так что нам мешает быть вместе?

– Ничего, поэтому я с удовольствием делю с тобой постель. Разве этого недостаточно?

– Наверное, пока действительно достаточно, – задумчиво протянул маг Мрака. – И все же, я хочу знать о твоих бывших. Считай это маленькой платой за помощь в спасении Аделины.

– Мужчины, как же с вами тяжело! Что я могу сказать? У меня было много ни к чему не обязывающих отношений. Сам понимаешь, я девочка взрослая и самостоятельная.

– А серьезные? Ты никогда не хотела выйти замуж?

– Хотела, когда была молодой и глупой. Собственно эти единственные серьезные отношения и связывают нас с Ирвином. Когда я только начала работать в Ордене, мне назначили куратора, который в первый год должен был подстраховывать и следить за выполнением заданий. Им стал Тарий, двоюродный брат Ирва. Для меня, шестнадцатилетней девочки, этот оборотень являлся эталоном мужественности и силы. В него невозможно было не влюбиться. Через полгода знакомства я подарила ему свое сердце и тело, а через год похоронила на кладбище Ордена. Он отдал жизнь, защищая меня от Высшего. Это было тяжело. Я долгое время не могла смириться с утратой, но… Со временем боль ослабевает, превращаясь в отголоски памяти.

– Ты смогла отпустить его?

– Не сразу. Мне потребовалось два года, чтобы подобраться к тому Высшему в обход Ордена, но я сделала это и уничтожила тварь, отомстив за любимого. Только после этого стало легче, но не намного. И повторения той истории я совсем не хочу.

Я почувствовала, как от воспоминаний на глаза наворачиваются слезы, и уткнулась лицом в ладони. Нужно было срочно взять эмоции под контроль.

– Боишься снова потерять?

Я задумалась, а затем серьезно посмотрела Рамиру в глаза.

– Боюсь сама потеряться в мужчине и стать слабой. Это не для меня.

– Ангелина, ты – девушка, и по своей природе должна быть слабой, милой, нежной…

– А еще босой, в положении и у печи? – усмехнулась я. – Нет, хороший мой, такая жизнь не для меня. Я буду служить Ордену до последнего вздоха.

– Кстати, как ты в него попала? – решил сменить тему маг Мрака, но его взгляд мне абсолютно не понравился. – Женщин ведь не берут.

– Туда берут всех. Другое дело, что не все подходят. Ты знаешь, как становятся дланями и получают силу Изгоняющих? Никогда не задумывался?

– Честно говоря, нет. Я думал, туда отбирают магически одаренных мальчиков с определёнными силами.

– Почти верно с одной маленькой поправкой – детей с одинаковым даром должно быть двое…

Я вздохнула, легко соскочила с постели и, запахнувшись в халат, налила себе полный бокал вина. Если уж бередить старые раны, то лишь вооружившись обезболивающим.

– У меня был брат – мой близнец. Мы были не просто одной крови, мы делили единую силу. Знаешь, в семье всегда бывают ссоры между родными. Глупые склоки по пустякам, ничего не значащие. Мы же не ссорились даже из-за игрушек. Никогда. Не расставались ни на миг. Вместе придумывали шалости. Вместе сбегали из дома полюбоваться красотами Звездного моря. Вместе убили первую нечисть, вылив на нее поток чистой силы. Тогда-то нас и заприметили в Ордене. Письмо с вызовом пришло в наше десятилетие.

Этот день был особенным для обоих. Проснувшись поутру, я позволила служанке надеть на себя красивое белое платье с яркими розовыми бантами, хотя обычно носила штаны с рубашкой, подражая брату. Не возмущалась, когда мои волосы заплетали в косы с живыми цветами. Вытерпела все, ведь этот день был особенным.

В общую комнату я выходила с широкой улыбкой на губах, шагая навстречу такому же довольному брату. Он был словно мое отражение, только в строгом брючном костюме. Встретившись, мы обменялись друг с другом подарками, обернутыми дорогой тканью с яркими лентами. Свой я раскрывала очень осторожно, бережно, с затаённым ожиданием чуда. Так оно и вышло – брат подарил мне кинжал. Невероятно красивое оружие из аламита с тонким вьющимся узором по лезвию. Рукоять была простой, даже неприметной, если бы не огромный кусок янтаря в оправе из золота. Это был невероятный, пожалуй, самый лучший подарок, который мне только могли подарить!

Переведя взгляд на брата, я встретила такой же, полный благодарности зеленый взор. Я подарила ему свирель. Этот музыкальный инструмент делали из особого вида дерева, и в наших краях он считался большой редкостью. По всей длине трубки тянулись рисунки птиц и животных, плавно переходящие друг в друга. На этот подарок я копила целый год, приметив его в городе.

Возможно, кому-то подобный выбор даров показался бы странным. Оружие считалось прерогативой мужчин, тогда как девочкам полагались куклы и музыкальные инструменты. Вот только у нас с братом все было иначе. Несмотря на свое старшинство, Дайер позволял мне быть ведущей, легко соглашаясь на любые затеи. Сам же предпочитал свободное от занятий время проводить за созерцанием окружающего мира. Его манила красота Звездного моря, в ночные часы сливающегося с небом. Восхищали краски леса, наполненные изумрудной зеленью с яркими пятнами цветов. Брат был рожден созидать, в то время как я умела лишь разрушать…

После обмена подарками, которые мы спрятали в нашем тайнике, пришло время празднования. Спустившись вниз, мы тут же оказались в объятиях родителей, получив по поцелую. После были вкусный торт с воздушным кремом и ароматный ягодный чай. Прогулка по городу и переполнявшее меня счастье. Это был самый лучший день рождения в моей жизни. Лучший и последний…

По возвращению домой нас ждало письмо из Ордена. Я плохо помню дорогу, которую мы провели в закрытой карете. Лица встречающих тоже стерлись из памяти. Пожалуй, из всей вереницы служителей я запомнила только Сармата, сопровождавшего нас в закрытый зал для испытания.

Никто не знал, как оно проходило – Орден тщательно оберегал эту тайну. Но все догадывались, чем оно заканчивалось: из двоих вошедших обратно возвращался лишь один… Тогда я этого не знала. Не понимала, почему плачет мама. Обнимая меня, она словно прощалась. Не осознавала болезненного взгляда отца. Он тоже со мной прощался, только тихо, без слов. А затем нас отвели в зал…

– Мне тяжело вспоминать то время, да и сложно описать словами, что происходило за закрытыми дверями. Что же касается обретения изгоняющим силы… – я осушила бокал до дна. – Знаешь, почему мы можем противостоять демонам? Почему никогда не становимся одержимыми? Потому что у нас две души… Обряд заставляет нас сражаться друг с другом – не физически, а на энергетическом уровне. Душа, что оказывается сильнее, поглощает вторую, становясь единоличным владельцем общей магии и дара. И ты ничего не можешь с этим поделать! Ритуал невозможно прервать. Дайер был добрым и ласковым. Такой же оказалась его душа, которую я впитала.

Я поняла это не сразу. Очнувшись и увидев бездыханное тело своей половинки, я долго кричала. Звала на помощь и не могла понять, почему все присутствующие отводят глаза и ничего не делают. А потом встретилась с родителями…

Знаешь, они даже не допускали мысли, что выживу я. И когда вместо братишки из зала вынесли ослабевшую меня – ушли. Тогда я все осознала. Жить мне не хотелось. Я была готова наложить на себя руки, но теплый комочек чужой души, поселившийся рядом с моей, не позволил, заставляя быть сильной. И я стала, каждую победу над демоном посвящая своему брату. Так умерла леди Ангелина Астир, лишившись имени и титула, а так же истории в генеалогическом древе. На смену ей пришла Ангелина Дайер – двоедушница и Изгоняющая, – закончила я и серьезно посмотрела на Рамира. – Так что, хороший мой, не пытайся приручить меня и сделать своей. Я буду принадлежать ровно настолько, насколько захочу сама.

– Я тебя услышал, – спокойно ответил даргариец, а я криво улыбнулась.

Услышать может и услышал, но не принял. Мой отказ лишь сильнее всколыхнул его интерес и желание обладать. Жаль. Мы бы могли замечательно провести время вместе, а теперь придется его избегать, чтобы не давать ложных надежд. Впрочем, мне не привыкать.

 

 



[1] На дне источника лежала Слеза Светлого, который являлся отцом и прародителем всего сущего в мире.

[2] Квингент – совещательный орган, в том числе контролирующий органы правопорядка, гильдии мастеров и учебные заведения. Представляет верховную власть, но в критических ситуациях подчинялся Ордену.

[3] Варх – глава Ордена, высшая магическая сила Империи.

[4] Батлер - наемный работник, занимающийся различными бытовыми вопросами.

[5] Синклит – заседание избранных или высокопоставленных лиц.

[6] Слеза Светлого – вода, освященная верховным божеством этого мира.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям