0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Легенды Золотой Империи. Ловушка на демона » Отрывок из книги «Ловушка на демона»

Отрывок из книги «Легенды Золотой Империи. Ловушка на демона»

Автор: Эльба Ирина и Осинская Татьяна

Исключительными правами на произведение «Легенды Золотой Империи. Ловушка на демона» обладает автор — Эльба Ирина и Осинская Татьяна Copyright © Эльба Ирина и Осинская Татьяна

 

 Глава 1

Небольшой серый дом, чуть покосившийся от старости лет, ничем не выделялся среди десятка других точных копий. Некогда добротная деревянная крыша изрядно потемнела, покрывшись пятнами плесени и мхом, расползающимся вместе с сыростью по всему городку. Дождь здесь лил беспрестанно.

Город Аваль находился на западе Империи, совсем рядом с Графитовым морем, из-за чего его постоянными гостями были туман, промозглые ветра и слякоть. Многочисленные болота уютно обосновались  до самых Холмов. Несмотря на то, что дома строили с использованием магии и специальных составов, они не выдерживали столь промозглой погоды и буквально за пять лет приходили в полную негодность. Что уж говорить о людях. Авальцы ­– все как один – обладали серой от недостатка солнца кожей, тусклыми уставшими глазами и кашлем, таким же влажным, как здешняя погода.

Проводив взглядом немолодую женщину с объемной продуктовой корзиной в одной руке и дырявым ломаным зонтом в другой, я покачала головой и медленно поднялась по каменной лестнице. Несколько ударов тяжелым кольцом по темной древесине косяка, и дверь отворилась. Показав металлический круг с символикой Ордена, я прошла в узкий коридор, едва освещаемый одинокой лампой под потолком.

– Здравствуйте, госпожа, – глухо зашептал невысокий мужчина.

Единственной  примечательной деталью в его внешности казались круглые очки в тонкой оправе – в остальном облик нанимателя был столь же серым и унылым, как и сам Аваль. Он забрал из моих рук насквозь промокший плащ, аккуратно развесил его на вешалке и повел меня вглубь дома.

После сумрачного коридора просторная гостиная показалась неимоверно светлой, хотя на самом деле здесь было не светлее чем на улице. На кремовом диване, ссутулившись, сидела молодая женщина с кружкой в руках. Она никак не отреагировала на мое появление, продолжая смотреть в одну точку. Весь ее облик говорил о постигшем дом несчастье: ранняя седина, словно пеплом, припорошила волосы, несвежее платье изрядно помялось.

– Это моя жена, – едва слышно представил наниматель.

Поставив сумку у ближайшего к камину кресла, я прошла к дивану и опустилась на краешек. Аккуратно забрав остывшую чашку, я отставила ее на столик, чтобы осмотреть хозяйку дома. Кисти ее рук были холодны и слегка подрагивали, будто она только что вернулась с долгой прогулки, а не находилась в протопленной комнате. Кожа до локтя оказалась чистой, почти прозрачной, с тонкими синими ниточками вен. А вот выше шли маленькие черные пятна. На шее и в вырезе платья они разрастались, местами сливаясь в единый причудливый узор, предрекая своему носителю скорую смерть.

– Как давно появились отметины, господин Дукан?

– Неделю назад, госпожа Изгоняющая.

– А на вас?..

– Несколько пятен… вчера проявились.

Наниматель поспешно скинул пиджак и закатал рукава рубашки, демонстрируя пять черных пятен, но значительно крупнее по размеру, нежели у госпожи Дукан.

– Вы маг? – глядя на отметины, уточнила я.

– Очень слабый. Всего одна единица. Мать была ведьмой.

– Не стоит расстраиваться, господин Дукан. Только это вас и спасло. Где девочка?

– В дальней комнате. Мы закрыли ее. Я пытался несколько раз зайти и покормить, но… – голос родителя дрогнул и он отвернулся, пытаясь скрыть слезы.

– С момента заявки в Орден прошло две недели. Если ваши отметины проявились только сейчас, значит демон в ребенке совсем слабый. С ней все будет хорошо, господин Дукан, но нужно спешить. Чем дольше малышка соприкасается с тонкоматериальной сущностью, тем сильнее страдает ее душа.

– Да-да, госпожа, пройдемте!

Подхватив сумку, я последовала за нанимателем. Впрочем, провожающий был не нужен – чем ближе мы подходили к помещению, в котором находилась одержимая, тем толще становился ковер из мертвых насекомых.

– Простите за это, – дергано махнул рукой несчастный отец. – Я пытался убирать, но они лезут снова и снова.

Я промолчала, не желая пугать господина Дукана еще больше. Ни к чему ему знать, что при более сильном подселенце, помимо мертвой мошкары, его дом украшали бы трупы крыс, ворон и прочей мелкой живности. Но это относилось только к классификации низших демонов.

– Скажите, госпожа, а моя жена…

– Как только мы изгоним демона, ей станет лучше. Подчиняющие отметины сойдут, и она придет в себя.

– Спасибо, госпожа!

– Пока еще не за что, – я покачала головой и оттеснила господина Дукана от двери, которую он попытался открыть. – Дальше я сама. Скажите, вы умеете варить бульон?

– Д-да…

– Тогда вам есть, чем заняться. Малышка наверняка захочет есть после стольких дней вынужденного голода, но первое время можно давать лишь жидкую пищу, чтобы не болел живот. Вы меня услышали?

– Да, госпожа!

– Тогда ступайте на кухню. И, что бы вы ни услышали, не заходите, пока я вас не позову.

Покивав, господин Дукан бросил последний взгляд в сторону комнаты, а затем поспешно удалился. Несмотря на сильное напряжение, он держался молодцом, однако родительское сердце могло не выдержать и погнать его на помощь дочери. Поэтому, подойдя ближе к двери,  я нарисовала руну Замка, чтобы мне точно никто не помешал.

Дверь поддалась с натужным скрипом, сдвигая с пола мягкий ковер из насекомых. Оглядевшись, я подошла к небольшой тумбочке и, поставив на нее сумку, щелкнула замками.

– Как твое имя, демон? – тихо спросила я, зная, что меня услышат.

– Имя мне – Легион! – привычно, даже как-то скучно отозвалась тонкоматериальная сущность, а затем издала каркающий смех.

– Знаешь, с учетом того, сколько низших Орден уничтожил за последний год, от вашего легиона уже ничего не осталось.

– Нас нельзя уничтожить, смертная! – зашипел демон и, наконец-то, выполз из своего угла на свет.

Маленькая девочка, не больше шести лет. Некогда светлые волосы сбились в грязную паклю, на них налипла пыль и мертвая мошкара. Цвет пижамы угадывался лишь по редким, чистым от крови и рвоты, пятнам. Да-а-а, обычно демоны относились к своим носителям бережнее.

– Отвратительное зрелище, – прокомментировала я и извлекла из сумки черную свечу. – Из всех сущностей, которые я изгоняла, ты самая жалкая.

– Жалкая? – заверещал подселенец и приготовился к прыжку. – Я буду последним, кого ты увидишь в этой жизни!

Чем слабее демон, тем он самоувереннее. Высшие были осторожными и хитрыми, иногда они годами скрывались в чужих телах, используя их как сосуды. Вычислить таких получалось нечасто, и со временем они поглощали душу своего носителя. Для изгоняющего встреча с подобным существом была хоть и опаснее, но предпочтительнее, ведь его не сдерживала необходимость спасти одержимого. При полном слиянии с телом демоны могли использовать магию тонкого плана, становясь чрезвычайно опасными соперниками, поэтому их били на поражение, не боясь осуждения со стороны императора или народа.

С низшими демонами было иначе. Высшие подселяли их в создания, слабые духом. Подселенец полностью подавлял чужую волю, а затем высасывал жизненные силы у носителя и заражал окружающих, питаясь их страданиями и энергией смерти. Уничтожить подобных тварей было легко, но Изгоняющему в первую очередь следовало думать об одержимом и его душе. Именно для ее спасения мы проводили долгие и энергетически затратные обряды, отделяя тонкоматериальную сущность от тела. В некотором смысле этот процесс походил на работу целителя, убивающего паразита внутри пациента, чтобы затем постепенно вывести остатки наружу, избежав отравления организма. Только если при наличии паразита тело отравлял яд, то наших пациентов – тьма. Последствия ее воздействия были совершенно непредсказуемы. В моей практике имелся примечательный случай. В одно из путешествий по окраине Империи я наткнулась на деревеньку в сто домов. Местные жители оказались весьма недружелюбными, но отказать в приюте длани Ордена не посмели. Пока я выбирала место для ночевки, то внимательно осматривала каждого встречного и понимала, эта вражда – не признак ненависти именно ко мне, а проявление страха. Что-то спрашивать или узнавать у деревенских не имело смысла: они не сказали бы ни слова, боясь накликать беду на свои семьи. Мне оставалось только смотреть, подмечать и анализировать – в общем, выполнять привычные действия, а как только ночь вступила в свои права, я отправилась на охоту.

Найти логово твари, запугивающей местных жителей, не составило труда. О нем шептал ветер, принося из густых зарослей запах разложения. На него указывал мох, расползаясь по земле и деревьям: чем ближе я подбиралась к своей жертве, тем гуще и темнее становился малахитовый ковер, напитавшийся силой чужой смерти.

На опушке леса в окружении буйной зелени находился нужный мне дом. Ошибаются те, кто ищет логово темных тварей в мертвых лесах, в окружении ссохшихся деревьев или болот. Нет! Чаще всего одержимые живут в маленьких уютных домах, среди вечно цветущей природы. Почему? Потому что отдают земле тела своих жертв, питая травы и деревья самым лучшим удобрением.

Добравшись до дома, освещенного множеством светлячков, я отворила дверь и осторожно вошла внутрь. Пол устилали лоскутковые дорожки, на стенах были закреплены подсвечники, от которых лился мягкий свет. Справа начиналась лестница на чердак, а напротив располагались две двери. Отголосок темной силы манил меня в правую.

– Доброй ночи, госпожа Изгоняющая, – раздался мягкий голос. – Надо же, женщина – редкое явление в Ордене. И чего тебе не спалось в теплой кровати да на травяной перине?

– И тебе доброй, – ответила я, разглядывая хозяйку.

Она была красива – высокая, статная, с ладной фигурой и длинной черной косой. На пухлых губах играла приветливая улыбка и лишь в глазах была стылая ненависть и ожидание удара.

– Чего же тебе не жилось спокойно, ведьма? Богатства ты не хотела, раз так и осталась  в родной деревне. Могущества тоже нет, лишь слабый дар. Так для чего ты убивала? Во имя чего приносила жертвы? Хотя, не отвечай – и так вижу. Сколько тебе сейчас лет?

– Девяносто, – улыбнулась темная ведьма ровными белыми зубами.

– Хорошо сохранилась. Полагаю, под соснами гниют те, что оказались красивее и желаннее тебя?

– Не только. – Она явно насмехалась. – Наскучившие ухажёры тоже там. Люблю разнообразие, знаешь ли.

– Глупая баба, – покачала я головой, останавливаясь возле окна с белыми занавесками. – Жила бы себе и горя не знала. Нарожала детишек, передала им свой дар и спокойно отправилась в чертоги Светлого. А теперь?

– А что теперь? Ничего не изменилось, госпожа Изгоняющая. Твои молодость и сила продлят мой век еще на несколько лет, а лес с благодарностью примет жертву. Все как всегда. Не ты первая пришла по мою душу, не ты последняя.

– Возможно, другие приходили именно по душу, мне же она ни к чему. Никто ведь и не узнает, если я тебя убью.

– А как же муки совести? Не ваш ли кодекс гласит, что нужно сначала попытаться спасти и только потом убивать? Был у меня один изгоняющий до тебя. Очень упорно пытался меня спасти. Долго грел мою постель и рассказывал сказки про Орден, только и он наскучил.

– Мужчины, – пренебрежительно усмехнулась я, проводя пальцами по теплому дереву стола. – Они действительно слишком чтут кодекс, воспринимая его, как закон.  Мы же, женщины, своевольны и подчиняться очень не любим.

– Хорошо говоришь, Изгоняющая. Мы бы с тобой могли подружиться, но увы…

– Действительно, увы…

Удар был одновременным. В меня полетел сгусток темной силы, но застрял в щите света, который от этого вспыхнул голубоватыми искрами. В ведьму устремился аламитовый нож. Он легко прошел сквозь защиту, которая уберегла бы от магического удара, но оказалась бессильна от простого ножа. Стоило ему пронзить грудь, как белая рубашка раскрасилась алыми узорами.

– Не ожидала… – хрипло выдохнула темная ведьма, а затем медленно осела на пол.

Это была последняя кровь, пролившаяся в проклятом месте. В ту ночь я не вернулась в деревню, до самой зари наблюдая за ярким пламенем, пожирающим дом. И только когда черный дым стал различим в розовеющем небо, я отправилась в дальний путь.

К чему я вспомнила этот случай? А к тому, что каждый бывший одержимый находился под пристальным вниманием Ордена. Никогда не угадаешь, ушла ли тьма полностью или осталась где-то в душе, туманным клочком спрятавшись в потаенном уголке.

Прыжок… И одержимая, натолкнувшись на щит света, с шипением отлетела к дальней стене. Ударившись, девочка тихо заскулила и начала медленно отползать обратно в свой угол. Я зажгла свечу и двинулась следом, шепотом зачитывая слова изгнания.

– Тетенька, не надо! – детским голосом запричитал демон, глядя на меня глазами полными слез. – Не делайте мне больно, пожалуйста!

– Не буду, моя маленькая, – улыбнулась я, присаживаясь перед ребенком на колени.

– Правда? Не хочу, чтобы меня опять обижали…

– А кто тебя обидел, моя хорошая? – ласково спросила я и, поставив свечу на пол, коснулась осунувшейся щеки.

– Злой дядя, – хрипло рассмеялся демон и подался вперед, почти касаясь детским носом моего. – Он очень долго и со вкусом развлекался с малявкой, пока она не сбежала. Разве папаня тебе не рассказал, в каком состоянии нашел нас? М-м-м, это было так легко…

– Злой дядя, говоришь, – задумчиво произнесла я, а затем схватила малышку за руки и, опрокинув, прижала к полу.

Достав из кармана заготовленный флакон с водой из священного источника[1], я быстро вылила содержимое в рот малышке. Раздалось противное шипение, появился запах серы и паленой плоти. Демон кричал и брыкался, пытаясь сбросить меня и дотянуться детскими руками до своего горла, но не мог. Я же продолжала читать слова изгнания, постепенно вплетая силу и отделяя тонкоматериальную сущность от человеческого тела. Действовала я на рефлексах, отработанными до идеала движениями, позволяя голове свободно анализировать полученную информацию.

Злой дядя. Тот, кто либо очень хорошо прятался, и его не могли поймать, либо кого не имели права судить простые жители, да и боялись наверняка. А значит, судить и наказывать за содеянное его буду я.

С последним словом заклинания я наклонила свечу, и на лоб ребенка упали три восковые капли. Это был не простой воск, а смешанный с пеплом осины, и обладающий магически усиленными лечебными свойствами.

Я загасила пламя. Девочка выгнулась в последний раз, выдохнула темное облачко уничтоженного низшего, а затем утихла, обмякнув в моих руках изломанной куклой. Уложив ребенка на кровать, я вышла из комнаты и, безошибочно найдя ванную, включила теплую воду. Только после этого я прошла на кухню, где за столом сидел бледный господин Дукан. Просьбу постелить на диване в гостиной чистую простыню и одеяло он воспринял с радостью. Вернувшись к малышке, я подняла ее на руки и унесла купаться. Для начала я смыла грязь и кровь, а затем обновила воду и влила в нее специальный раствор, который должен был очистить ауру и помочь ей восстановиться. К концу купания малышка уже сладко посапывала.

– Все? – шепотом спросил господин Дукан, пока я укутывала девочку одеялом в гостиной.

– Все. Я стерла ее память, так что она ничего не вспомнит. Абсолютно ничего, – с намеком произнесла я и посмотрела на нанимателя. – Кто это был?

– Я не могу сказать, госпожа…

– Хотите, чтобы это снова повторилось? Желаете такой же боли другой семье и ребенку?

– Нет, но я…

– Вы нашли в себе смелость обратиться в Орден, зная, что вашу малышку вполне могут убить. Теперь найдите смелость, чтобы рассказать мне о твари, сотворившей это.

– Заместитель градоначальника… Господин Турек.

– Спасибо. Наймите женщин, чтобы убрали дом, а все вещи из комнаты ребенка сожгите.

– Да, госпожа, – безвольно подчинился мужчина, устало закрывая лицо руками.

– Не смейте сдаваться, – я одернула его ледяным голосом. – Ближайший месяц вам надо заботиться о двух слабых женщинах, которые не справятся сами. Если не в состоянии, попросите родственников, но не смейте оставлять их одних и упиваться жалостью к себе!

– Да, госпожа Изгоняющая, – уже намного четче ответил господин Дукан и посмотрел на меня. – Как я могу отблагодарить вас?

– Меня отблагодарит Орден.

– А ваше имя? Могу я поставить свечку Светлому за ваше здравие?

– Можете, – мягко улыбнулась я. – Меня зовут Ангелина. Ангелина Дайер.

 

 

Я покидала дом господина Дукана уже в ночи. Медленно спускаясь по опустевшей улице, я старалась успокоиться и взять под контроль вспыхнувшую ненависть. С порывами ветра под капюшон залетали мелкие капли дождя, не добавляя хорошего настроения. На моей памяти это был не первый случай, когда демон вселялся в ребенка из-за… определённых обстоятельств. Чем старше я становилась, тем жестче реагировала на проявление насилия над детьми и мстила тем, кто его совершал. Даже если права на это не имела…

Орден был высшей магической властью, но предпочитал скрываться в тени Квингента[2], под надзором которого находились магические академии, Серые Псы, а так же многочисленные гильдии мастеров. Приоритетной задачей Ордена являлась защита всех живущих от демонов, коих с каждым годом появлялось все больше.

Наша вражда имела древние корни, пронеся сквозь столетия память о Великом Разломе, когда врата между мирами были разрушены и в наш мир хлынули легионы тонкоматериальных тварей в их истинном обличии. Страшное время, объединившее всех созданий единой целью – сохранить наше существование. И нам это удалось, ценой сотни тысяч жизней уничтожив разрыв. Мы были обессилены, всего за год потеряв больше половины населения, но скрупулезно добивали оставшихся без подпитки демонов. Восстановление было длительным и болезненным, но оно сплотило нас, позволяя на осколках старого мира возвести новый. В нем больше не было видовой дискриминации, мы жили по Магическим Законам, почитая власть избранных, но не забывали и о Божественных. По территории Империи распространился культ Светлого. Его храмы возводились в большом количестве, несмотря на то, что у различных народностей были свои верования и святилища других богов. Порой они располагались бок о бок с храмами Светлого, но постепенно, по мере смешения крови и мировоззрения, религиозных течений осталось не более дюжины. В честь богов устраивали праздники, им возносили молитвы и просили заступничества, когда было совсем тяжело. Редко, но боги все-таки отвечали на просьбы смертных, являя миру свою колоссальную силу. Одним из таких проявлений, вернее даже Даров, была слеза Светлого. С ее помощью наши предки смогли уничтожить оставшихся в мире демонов. Тогда же был создан Орден, главной задачей которого стала защита от тонкоматериальных сущностей. В Ордене был свой Кодекс, многочисленные правила, но главное – сила, с помощью которой мы ежедневно спасали мир от тьмы.

Служба, скажем прямо, тяжелая и порой весьма опасная. Демон, которого я уничтожила сегодня, относился к низшим. Обычно на борьбу с таким посылали изгоняющих первого или второго круга, от которых требовалось минимум энергии. Но чем сильнее демон, тем выше был круг для его изгнания. Я состояла в пятом, будучи одной из сильнейших дланей Ордена. Чаще всего мне приходилось выслеживать тех, кто укоренился в нашем мире, выпив душу своего носителя и напитавшись магией. Редко обходилось без травм и разрушений, но я не жаловалась, поскольку получала за риск высокую оплату.

Что же касается сегодняшнего изгнания, то оно было всего лишь ниточкой. Тонкой струной, которая должна была вывести меня на главную добычу – высшего демона. Тварь, что спряталась среди людей, ослабляя их волю и подготавливала для заселения низшими.

Шагая по темным улицам Аваля, я с предвкушением ожидала встречи со своей жертвой, с каждым ударом сердца все сильнее ощущая разгорающийся в крови азарт. Бой с демоном был похож на искусную игру, в которую я бросалась, как в омут с головой, не в силах отказать себе в развлечении. На моем счету было больше сотни Высших и я помнила каждого их них, оставляя на память маленькие трофеи. В моем столичном доме, на подземном этаже имелся музей, коллекция которого в скором времени могла посоперничать с тайниками Ордена.

Усмехнувшись своим мыслям, я свернула на главную площадь и буквально через десяток домов оказалась напротив двухэтажного особняка с огромными окнами и горящими в них светом. Немного понаблюдав за происходящим в доме, я посмотрела на часы и оставшееся до охоты время решила провести с пользой, а именно – подзарядиться энергией в теплом и уютном месте.

Таким для меня стал ресторан в респектабельном районе Аваля. До него я добралась на двуколке. Устроившись возле окна, заказала себе мясной рулет с картофельным гарниром и… пирожных. Целых три: фруктовое, шоколадное и творожное. Еще одна моя маленькая слабость, о которой знали все в Ордене и нередко, когда им нужна была помощь, задабривали именно этим. Пока повар трудился над моим заказом, я прикрыла глаза и позволила себе расслабиться, отпуская на волю силу. Невидимой паутиной оплетя весь зал, она выделила среди присутствующих несколько самых ярких, самых светлых точек, лучащихся счастьем. Зажмурившись от удовольствия, я потянулась к этим маленьким солнышкам, постепенно впитывая в себя чистые, ничем не замутненные эмоции, преобразуя их в магию. Сегодня мне хотелось именно этого сладкого вкуса.

У каждого одаренного был свой способ преобразования энергии, необходимой для магического резерва. Кто-то черпал ее из магических вен, пронизывающих весь наш мир. Кто-то отдавал предпочтение чистой энергии Источников. А были такие, как я, заимствующие энергию из чувств и эмоций. Благо, что нас было совсем мало, и относились мы… к демонам. Не напрямую, потому что эти твари не могли иметь детей в чужой оболочке – магия выжигала любую чужеродную энергетическую структуру. Но вот бывшие одержимые, которые не до конца излечились и были носителями темного дара, могли передать его своим детям. Из поколения в поколение эта сила очищалась, и в определенный момент становилась очень полезной для борьбы со своими прародителями. Мне повезло родиться в семье с темным прошлым, выжить на обряде посвящения и стать одной из дланей Ордена, заслужив почетное звание Изгоняющей.

Отдав должное таланту повара и сполна насладившись сладким десертом, я обменялась ничего не значащими улыбками с парой симпатичных посетителей, сделав мысленную пометку сходить на свидание, а затем отправилась на дело.

Дом господина Турека встретил меня темнотой и охотничьим азартом, который я была не в силах более сдерживать…

 

Глава 2

– Ненавижу провинции! – прошипела я, медленно, но верно расстёгивая многочисленные крючки строгого коричневого платья с уже подсохшими пятнами крови.

– Геля, не фырчи! – пожурил друг и по совместительству коллега, глядя на мои мучения через кристалл связи.

– Не могу! Не понимаю, как здешние женщины носят это убожество! Мало того, что жутко колется, так ведь еще и неудобно! Однозначно наша столичная мода намного лучше!

– О-да, – мечтательно протянул Ирвин, довольно прикрывая глаза. – Особенно летом – выйдешь на улицу и кругом, куда хватает взора, девушки в коротких платьицах.  А если еще и на каблучках…

– Вообще-то я намекала на брюки.

– Особенно если они в обтяжку…

– Ирв, а напомни-ка, какой сейчас лунный день?

– Тот самый, – мученически вздохнул друг и посмотрел на меня несчастными желтыми глазами. – А еще ты, стоишь тут в одной тонкой сорочке, нервы мои сердечные треплешь!

– Так иди к любовнице, кто тебя держит?

– Марта уехала из города.

– А Кирма?

– Муж вернулся из плаванья.

– Элиса?

– Женские дни. Сама знаешь, как я к этому отношусь.

– Жаннет?

– Она узнала про Марту и бросила меня.

– Я тебя умоляю, – хмыкнула я, натягивая штаны. – Они все друг про друга знают. И даже иногда вместе пьют, когда у тебя командировки.

– Да быть такого не может! – возмутился оборотень, подаваясь вперед.

– Может, родной, может. Они и меня звали в компанию, но я пока отнекиваюсь. И чтобы ты знал – меня жалеют больше всего.

– Почему? – не понял Ирвин.

– Потому что я с тобой работаю, – хмыкнула я, застегивая рубашку и накидывая сверху кожаную куртку. – Так, задание выполнено, выдвигаюсь обратно!

– Хм, я бы даже сказал – перевыполнено. Главный изволит гневаться из-за твоего вмешательства в дела людей.

– Если бы Главный не хотел моего вмешательства, не посылал в этот Светлым забытый город. Однако среди всех экзорцистов он выбрал именно меня.

– Ой ли? – усмехнулся друг. – Тебя собирались отправить после изгнания всех низших для уничтожения Высшего, а ты опять решила все по-своему. Собственно из-за этого Сармат и злится.

– Ирв, ты ведь все прекрасно понимаешь, я не могла иначе. Господин заместитель градоначальника заслужил смерти. Хотя, признаться честно, поначалу я думала, что именно он моя добыча.

– А разве не он? – не понял друг. – Нюхачи ведь указали…

– Ошиблись, – отмахнулась я. – Демоном оказалась благоверная господина Турека. Молодая супруга стала первой жертвой этой мрази и сама впустила демона, не желая жить. А уж после этого Высший взял все в свои руки, поощряя нездоровые увлечения муженька и подсовывая ему детей.

– Умна, дрянь. Делала свою работу чужими руками.

– Была бы умной, не следила бы в своем городе.

– И то верно. Удалось спасти душу госпожи Турек?

– Нет, – вздохнула я, отворачиваясь от Ирвина. – Демон полностью ее поглотил. Пришлось убить.

– Ты вызвала ребят для зачистки?

– Вызвала. По моим подсчетам здесь около дюжины пострадавших.

– Думаешь, все одержимые?

– Уверена! Ты ведь знаешь политику малых городов – лучше скрывать свой позор, чем пробовать все исправить. Идиоты!

– Знаю, Гель, знаю, – вздохнул Ирвин

– Так, все, скоро увидимся! С тебя ведерко мороженого и последние сплетни!

– Как и всегда, – клыкасто улыбнулся друг и отключился.

Окинув свою комнату быстрым взглядом, я подхватила сумку с вещами и направилась на выход. Задерживаться в этом городе дольше необходимого абсолютно не хотелось. Расплатившись с хозяином постоялого двора, я побежала под навес и подошла к загону со своей ездовой.

– Как дела, девочка? – улыбнулась я, в ответ получив радостное виляние хвостом. – Пора возвращаться, хорошая моя.

Выпустив лисицу, я закрепила на ней седло и сумки, бросила медную монету смотрящему и, выведя малышку за ворота, скомандовала:

– Домой!

Издав радостный лай, больше похожий на кашель, ездовая  сорвалась с места. Как и мне, ей не нравилась сырость этого края и грязные неухоженные дороги, превращавшие белую шерсть снежной лисицы в серое слипшееся недоразумение. И самое обидное, что не помогали даже амулеты, которые я заказывала специально для моей Снежинки. То есть верхнюю часть тела лисички и всадника они защищали замечательно – никакого тебе ветра, никакого дождя. Но вот лапки и хвост…

В итоге по возвращению домой первым делом я занималась «стиркой» своей ездовой, которую она, кстати, очень любила. Затем была часовая сушка с вычесыванием шерсти, и только после этого нерадивой хозяйке разрешалось идти отдыхать. Иногда мне казалось, что Снежинка специально портила амулеты, чтобы лишний раз искупаться. Впрочем, я была не против отводить под это дело половину дня, получая в ответ намного большее – преданность. 

В качестве транспорта на дальние расстояния снежным лисицам не было равных. С ними могли посоперничать разве что крылатые алоры, передвигающиеся по небу. Но если содержание алоров обходилось невероятно дорого, и было доступно лишь богатейшим, то лисицы стали заменой ездовым ящерам, постепенно и вовсе вытеснив их на грузовые перевозки. В городе же предпочтение отдавали маленьким и изящным двуколкам – для прогулок, либо же надземному транспорту – для дел.

Так вот, особенностью ездовых была возможность использования магии для создания ледяных троп, по которым лисы скользили и сокращали расстояния до нужного места в разы. Во время такого перехода окружающий мир превращался в нечто расплывчатое, с переливами красок или же туманной серостью, если переход происходил в ночное время. Эти часы я предпочитала тратить на отдых или чтение, в зависимости от настроения. В этот раз оно было довольно скверным – убийство демона далось даже легче, чем ожидала, но вот последствия…

Дюжина ни в чем неповинных малышей, которые прошли через руки садистов. Те, что были первыми, наверняка остались сиротами ­ – магия низших хоть и была слабой, но от этого не становилась менее убийственной. Все, кто соприкасался непосредственно с тьмой заражались пакостью, которая вначале заставляла терять интерес к жизни, а затем и вовсе совершать суицид. Такая смерть была еще одним источником питания для тонкоматериальных сущностей, позволяя закрепляться в носителе.

Об этом знали все, и по возможности изолировали одержимого, но… какая мать сможет бросить ребенка, даже если в нем живет демон? Она будет носить малышу еду, разговаривать с ним и пытаться докричаться до пойманной в ловушку души до самого последнего мгновения, пока темные точки Отметин не начнут расползаться по телу, подавляя волю и желания. И, к сожалению, лекарства и защиты от этого гадости не было. Только полное уничтожение сущности, породившей заразу, но успевали мы не всегда…

Вздохнув, я извлекла из кармана письмо, полученное из дома. Писала мне младшая сестренка. Первая половина была посвящена рассказу о делах поместья, что находилось на юге Империи. Моя семья была из древнего, но обедневшего рода, который со временем отдалился от Двора, отдавая предпочтение красотам родного края и Звездного моря. Почему звездного? Потому что в ночное время суток бирюзовая вода становилась чернильно-черной, почти сливаясь с небом на горизонте. И в это время на поверхность всплывали салипфиты – мелкие членистоногие, светящиеся в темноте  подобно светлячкам. Зрелище было невероятным, особенно с высоты маяка, одинокой иглой стоявшего на утесе.

Будучи маленькими детьми, мы с братом часто сбегали туда, оставляя далеко позади многочисленных нянек. Взбирались по крутой лестнице на самый верх и устраивались на широком деревянном столе, часами просиживая в тишине, нарушаемой лишь рокотом разбивающихся о скалу волн. Как же давно это было… Кажется, минула целая вечность для меня обернувшаяся чередой заданий и поездками по всей Империи, а для брата – прогулкой в чертоги Светлого.

Вздрогнув от нахлынувших воспоминаний, я аккуратно стерла с желтой бумаги две крупные капли, размазавшие чернила, и продолжила читать. Аделина со свойственной ей непосредственностью рассказывала о значимых и не очень событиях, с удовольствием делясь сплетнями и домыслами прислуги. Затем выражала надежду на нашу скорую встречу и напоминала, что у кого-то через пару месяцев день рождения. Я помнила об этом и уже приготовила подарок, который наверняка придется по вкусу юной леди, коей моя сестренка становилась. Очень бы хотелось самостоятельно отвезти  подарок, вживую посмотреть на мелкую и обнять ее, но… Для меня больше не было места в родовом поместье, а в генеалогическом древе красовалась выжженная отметина.

Почувствовав мою боль, Снежинка замедлилась, а затем и вовсе сошла с ледяной тропы, поворачивая ко мне свою обеспокоенную мордочку с красивыми, темно-синими глазами. Прижав уши, она жалобно залаяла, а затем и вовсе легла на землю.

– Малышка, все хорошо, – ласково произнесла я, присев рядом с лисицей. – Чего ты испугалась?

Посмотрев на меня, ездовая неожиданно закрыла лапками мордочку и затихла, словно прячась. Так она делала только в двух случаях – когда шкодила и ей было стыдно, либо когда она боялась… меня. Не скрою – основания были. Пару раз я настолько выходила из себя, что не могла контролировать силу и, вместо того, чтобы аккуратно собирать крупицы чужих эмоций, напрямую подключалась к аурам существ, выпивая их. Не до конца, но существенное физическое и магическое истощение было обеспечено.

– Снежинка, со мной все хорошо, правда. Я себя контролирую, малыш. – Приоткрыв один глаз, лисица посмотрела на меня и… снова закрылась.

Ну и в чем дело? Вроде я не злюсь, только если самую малость. Поблизости нет ни единого живого существа – лишь хвойный лес и пробирающая до костей слякоть. Так в чем же дело?

Стон… Тихий, почти на грани слышимости, но стон. Звенящая тишина, которую не мог разогнать даже гуляющий в кронах ветер и снова стон.

– Так это ты не меня испугалась, – протянула я, глядя на пушистую хулиганку. – Опять не можешь пройти мимо нуждающихся, да? Мне твоей прошлой находки хватило за глаза! Снежинка, я с кем разговариваю?

Но лиса упорно прятала от меня свою бесстыжую морду, тем самым давя на жалость. И так всегда…

– Ладно, веди уж, несчастье белое.

Подскочив на месте, ездовая довольно завиляла хвостом, а затем потусила вперед, осторожно пробираясь сквозь заросший лес. Ругнувшись нехорошими словами и помянув демонов, я отправилась за своей лисицей, одновременно сплетая в руках силовые линии. Ну мало ли, кого она решила пожалеть в этот раз? Через мои руки уже проходили и разбойники, подбитые своими же, и несколько видов нечисти, благо, что маленькой. А еще один раз мы нашли ребенка одичавшего оборотня, которого блудная мать кинула прямо посреди леса, еще мокренького и в крови. В общем, сколько бы я не ругалась на Снежинку, но каждый раз послушно шла следом, с затаенным любопытством ожидая встречи с новой находкой. И она не заставила себя ждать.

 Это был… ну, наверное, человек. Хотя, из-за обилия крови и мусора так сразу и не разберешь. На его груди красовались рваные раны от внушительных когтей, а неподалеку возвышалась приличная горсть пепла. Подозрительно оглядевшись, я раскинула поисковую сеть на несколько десятков метров, и только после этого присела рядом с раненным. Если бы не слышала тихих стонов, то решила, что он уже покойник.

Полюбовавшись на это дело, поняла печальное – мужик не жилец, но чтобы не расстраивать сидящую неподалеку Снежинку, решила все-таки попробовать вытащить этого доходягу. Для начала влила ему в рот зелье, которое должно было обезболить тело и затормозить разрушение энергетического поля. Затем срезала с груди немощного кожаный доспех и рубашку, и принялась промывать раны. И только после этого с сожалением истратила почти половину флакона ранозаживляющего эликсира, за который обязательно влетит. Прислушавшись к дыханию доходяги, с удивлением отметила, что оно стало глубже и размереннее, и лишь подивилась живучести данного индивида.

– Ну и чего ты встала? – покосившись на Снежинку, хмуро пробормотала я. – Тащи хворост  – будем оборудовать стоянку.

Радостно завиляв хвостом, ездовая вывернулась и, дернув за шнурок на правом боку, избавилась от седла и вещей. После этого, совершив радостный танец на поляне, она нырнула в лес. Устало покачав головой, я сняла с седла амулет и повесила его на сук дерева, создавая на десяток шагов водонепроницаемое пространство. После обтерла свою находку, избавляя от остатков крови и грязи, и с помощью артефакта перетащила под купол, устроив на походном одеяле. Осмотрев плащ доходяги, лежащий неподалеку, признала его годным для укрывания и занялась местом для костра.

Снежинка вернулась через пять минут, волоча в зубах несколько солидных палок. Бросив их к моим ногам, снова ускакала в неизвестном направлении, махнув на прощание белым хвостом. И так несколько раз, пока не набралось достаточное количество хвороста. Поблагодарив помощницу, вручила ей котелок и послала за водой, а сама развела костер и приготовила сбор для восстанавливающего отвара.

– Моя же ты умница! – забирая котелок из острых зубов лисицы, похвалила я, а после этого кивнула в сторону леса. – Иди, поохоться.

Дернувшись, малышка на мгновение замерла и виновато посмотрела на закутанное тело.

– Иди-иди, я за ним присмотрю, – все равно застыла, теперь глядя напряженно. – Снежинка, да что мне сделает это тело? Разве что испортит одеяло, так не со зла ведь. Беги, не переживай.

Радостно вильнув хвостом, ездовая аккуратно ткнулась головой мне в грудь, чуть не свалив с ног, а затем снова убежала в лес. Проводив ее насмешливым взглядом, я подвесила котел над огнем и села рядом, отогревая озябшие пальцы. Воздух под куполом постепенно прогревался, позволяя снять с себя плащ, а затем и куртку. Отложив вещи в сторону, я привстала, чтобы помешать закипающий сбор, да так и замерла, почувствовав на своей шее шершавую ладонь.

– Не дергайся, – хрипло произнес мужской голос прямо над ухом. – Я не собираюсь делать тебе больно, тем более что ты помогла.

– Тогда как это понимать? – скептически спросила я, намекая на сжимающую шею руку.

Сама же в этот момент пыталась понять: как? Как этот доходяга, всего пару минут назад бывший чуть теплым телом, неожиданно встал? Да еще и умудрился подкрасться ко мне? Не понимала и от этого начинала злиться, но пока не пыталась вырваться.

– Прости, меры предосторожности.

– Как-то ты с ними запоздал. Если бы хотела от тебя избавиться, просто прошла мимо, оставив подыхать.

– Аргумент, – прохрипел неблагодарный бывший, а может и будущий труп, а затем неожиданно провел губами по шее.

– Ты чего?

– Прости, но я слишком слаб. Нужны силы…

– Кровосос? – хмуро спросила я, потихоньку стягивая в руках магию. – Если собрался кусаться – не советую. Отравишься.

– Собрался, но совсем не так, как ты подумала, – ответил этот странный тип, а затем действительно укусил.

Вернее, прикусил мочку уха и потянул за нее. Вздрогнув, я дернулась и попыталась отстраниться, но хватка у доходяги оказалась на удивление крепкой.

– Мужик, у тебя вся грудь исполосована. Уверен, что стоит сейчас насильничать?

– Во-первых, не насильничать. А во-вторых, именно потому, что исполосована – придется. Прости, если бы обстоятельства сложились иначе, я тебя не тронул, но… надо.

– И ты прости, – со вздохом отозвалась я и со всей силы ударила локтем в бок незнакомца.

Прием сам по себе удар был болевым, а с учетом ранения мужчины… Думала, заорет и отвалит, чтобы больше не прилетело. Но он, кажется, даже не почувствовал, принявшись скользить губами по моей шее, изредка покусывая ее. Вторая рука, покоившаяся на талии, тоже пришла в движение, весьма профессионально расстегнув все пуговички на рубашке и стянув ее с плеч. Каждая моя попытка вырваться сопровождалась сдавливанием горла, а магия, покалывающая кончики пальцев… отказала. Взяла и впиталась обратно в тело, оставляя меня абсолютно беззащитной. И мне это категорически не понравилось.

Сжавшись, я приготовилась к очередному удару и почти начала движение, когда мужчина дернул меня за косу, заставляя откинуться назад, а затем поцеловал в губы. Жестко, настойчиво, словно имел на это право. Зло замычав, я замахнулась для удара и тут увидела его глаза. Два темно-фиолетовых омута, смотрящих на меня не отрываясь, всего за мгновение лишив воли. Даргариец…

Это была последняя мысль, после которой я покорно закрыла глаза и расслабилась, отвечая на поцелуй, неожиданно ставший мягче и нежнее. Уже не сопротивлялась, когда с меня стянули рубашку, а затем и короткую сорочку, властно накрывая горячей ладонью грудь. От этой ласки по телу прошлась дрожь удовольствия, напоминая, что у кого-то давно не было мужчины. Даргариец не оставил это без внимания и удвоил усилия, обхватив полную грудь обеими руками. Застонав, я позорно выгнулась, а затем потерлась телом о внушительную выпуклость, которую очень отчетливо чувствовала даже через плотную ткань.

Застонав в ответ, мужчина уткнулся лицом мне в шею, пробормотав что-то неразборчивое, а затем заставил сесть и… принялся расстегивать ремень, удерживающий штаны. И мне бы возмутиться, снова попытаться вырваться, но я не могла, полностью подчинившись воле более сильного мага.

Дальше все было как в тумане, странном, но очень сладком. Приспустив с меня штаны, даргариец накрыл рукой то, что ему даже видеть не полагалось, а затем стал медленно ласкать, вырывая из груди стоны. И чем настойчивее была ласка, тем громче становились мои крики. И это при том, что мужчина использовал только руки, не пытаясь перейти к более решительным действиям.

Несколько раз я была на самой грани, умоляя о пощаде и освобождении, но даргариец был неумолим, вместе со стонами выпивая мое дыхание и эмоции. Точно так же, как я пила эмоции других. Только если мне для заряда хватало чистой энергии, то магам Мрака нужны были куда более темные чувства. И он получал их, умело играя с моим телом, мелко дрожащим от неудовлетворенного желания.

– Пожалуйста! – в очередной раз всхлипнула я, чувствуя, как внизу живота скручивается тугой комок.

– Заслужила… – со смешком ответил мужчина, и накрыл мои губы поцелуем, обрывая сладострастный крик облегчения.

В себя я приходила долго, вздрагивая от отголосков удовольствия, которые никак не хотели отпускать. Даргариец лежал рядом, устроив меня на своей груди и заботливо укутав плащом.  От ран, ранее украшавших его тело, не осталось и следа. Собственно, как и от усталости с бледностью.

Теперь, глядя на эту смуглую кожу, иссиня-черные волосы и весьма характерные для магов Мрака черты, я понимала свою ошибку. Понимала и поминала добрым словом Снежинку, притащившей меня к этому… этому…

– Перестань так сердито сопеть. В конце концов, мы оба получили желаемое.

– Желаемое? – приподнявшись на руках, я возмущенно посмотрела на мужчину.

– Ну да. Мне нужны были силы, а тебе – разрядка. И заметь, я даже не стал тебя домогаться, хотя сейчас очень жалею об этом.

Проследив за взглядом мага Мрака, я демонстративно медленно села и потянулась за своей сорочкой, сразу же надев ее.

– Не заслужил, – холодно ответила я, стряхивая с рубашки колючки.

– Да ладно, еще скажи, что все было плохо.

– Все было средненько, но это по меркам обычных мужчин. На уровень даргарийца, – я бросила косой взгляд на расслабленного мужчину, – ни о чем.

– Нарываешься ведь, девочка, – хмыкнул бывший труп, нисколько не обидевшись. – Но на первый раз, так уж и быть, я тебя прощу. Считай это благодарностью за мое спасение.

– Не дай Светлый, если все начнут так благодарить, – передернув плечами, я поднялась с места и с сожалением посмотрела в котел, где вместо отвара булькали остатки подгоревших трав. – Ну вот, теперь отдирать…

Не успела я закончить мысль, как котел задымился, а затем из него исчезли травы, сменившись чистой водой. Покосившись на мага Мрака, я хмыкнула его показушной ленце и принялась извлекать из сумки новую порцию трав. Затем, подумав, достала лепешки, сыр и копченный рулет, купленные для Ирвина. Надеюсь, он меня простит – очень уж хотелось кушать. Заварив отвар и нарезав скромный, но сытный ужин, я устроилась у костра и посмотрела на молчаливого даргарийца.

– С кем ты сражался?

– Все равно не поверишь, если скажу.

– И все же.

– С демоном, – пожав весьма внушительными плечами, ответил маг Мрака.

– А в чьем теле он был? Человека или кого-то из нелюдей?

– В своем истинном.

– Вот теперь точно не верю, – хмыкнула я.

– Я тоже сначала не поверил, когда увидел его. Думал, кристалл привел к старому кладбищу с пробудившейся нежитью… – задумчиво произнес маг Мрака, прикрывая глаза. – Такая невероятная сила. Древняя, неистовая.

– И как же ты справился с ним? – решив подыграть, спросила я.

– Меч, – кивнув на кучу пепла, ответил даргариец. – Чистый аламит, а в навершее вплавлен кристалл с водой, благословлённой слезой Светлого.

– Не может быть, – покачала головой я, глядя на мужчину. – Такие мечи куют только для дланей Ордена.

Смертьнесущие действительно ковались только для служителей Ордена – самых сильных, доказавших свое право владеть ими. У меня был такой – легкий, как перышко, но смертоносный и наполненный своей особенной магией.

– Считай, что я заслужил право носить это оружие.

– Даже боюсь представить, как ты его заслуживал, – язвительно произнесла я, а затем прислушалась к звукам леса.

Снежинка наконец-то вернулась с охоты и теперь нерешительно переминалась с ноги на ногу у края поляны, не зная, что делать.

– Иди сюда, моя прелесть, – тихо, но очень угрожающе позвала я, желая высказать ездовой все, что думала о ее находке

–  Ну, если ты настаиваешь, – насмешливо ответил маг Мрака и даже поднялся со своего места.

– Я не тебе! – поспешнее, чем хотелось, произнесла я и разглядела на лице мужчины издевательскую улыбку.

Развлекается, сволочь. Наслаждается своей властью и не скрывает этого. Впрочем, даргарийцу мне действительно нечего было противопоставить. Во время Великого Разлома именно маги Мрака приняли на себя основной удар, позволив объединённым войскам собрать силы. Тогда их остались единицы – сильнейшие из воинов, обосновавшихся на границе Черной Пустыни – пустоши, впитавшей в себя кровь тысячи магов и демонов.

Поговаривали, что и сами даргарийцы были в ближайшем родстве с тонкоматериальными сущностями, отсюда имели такие странные, даже страшные силы, которым мало кто мог противостоять. Радовало, что маги Мрака не интересовались властью, отдавая предпочтение охоте на нежить, нечисть и темных тварей, а еще подготовке к Последней Битве – решающему сражению между двумя мирами. Так гласила древняя Скрижаль Пророчеств, которой даргарийцы поклонялись. Данная информация была засекречена, но мы, длани Ордена, обязаны были знать все о своих врагах, даже если эта информация писалась древним сумасшедшим, приравненным у магов Мрака к божеству.

– Снежинка… – строго позвала я, глядя на белеющее среди деревьев пятно.

Коротко залаяв в ответ, ездовая прижалась к земле и медленно поползла ко мне. Остановилась на расстоянии десяти шагов и закрыла морду лапками, пряча от меня свои бесстыжие глаза.

– Больше никаких находок! Не важно, что услышишь или учуешь, понятно? Хватит с меня приключений!

– Так за свое негаданное спасение мне стоит благодарить ее? – улыбнулся маг Мрака и вышел из-под купала, подходя к лисице.

– Не стоит ее трогать. Она куса… Предательница.

А Снежинка, более не обращая внимания на свою хозяйку, подставила голову под руку мужчины, позволяя себя погладить, а затем и вовсе перевернулась на спину. Глядя на это дело, я покачала головой и вернулась к костру. Усталость медленно брала свое. Все-таки третьи сутки без сна, а затем изрядное магическое истощение давали о себе знать. Хотелось понежиться в нормальной ванне, наполненной ароматной водой с маслами, а затем устроиться на мягкой кровати и просто выспаться. За прошедший месяц, из-за частых вызовов, дома я была от силы раза три, и очень скучала. Наверное, это старость…

– Почему ты путешествуешь без сопровождения? – неожиданно спросил маг Мрака, заставляя вынырнуть из накатившей дремы.

– А зачем оно мне? – не совсем поняла я.

– Мала еще колесить по свету в одиночестве. Можешь нарваться на…

– Всяких даргарийцев, охочих до женского тела?

– Мы никогда не берем женщин против их воли.

– Ага, только зачаровываете, эту самую волю подавляя.

– Открою тебе маленький секрет – если бы ты сама меня не хотела, чары бы не подействовали. Они лишь усиливают желание, позволяя отбросить другие, нежеланные чувства.

– Ничего подобного! – возмутилась я, глядя на этого нахального обманщика.

– Неужели? – подозрительно довольно протянул он и приблизился, опускаясь рядом со мной на колени.

– Слушай, мужик, завязывай со своим обольщением. Я устала и хочу спать.

– Так я помогу расслабиться, – коварно улыбнулся он и провел костяшками пальцев по моей щеке.

– Нарасслаблялась уже, спасибо. Если снова нужен источник пищи, в нескольких часах пути есть город. Не думаю, что тебе там будут рады, но можешь попытать счастье.

– Спасибо за наводку, – прошептал маг и подался вперед, целуя в губы.

Отклониться я не успела, зато ударить по уху… Впрочем, мои действия снова остались незамеченными. Повалив меня на землю, даргариец устроился сверху и завел мои руки за голову. Попытка укусить его была пресечена на корню, а затем... через поцелуй в меня потекла энергия. Магия с очень странным привкусом, которая постепенно восстанавливала резерв и силы. В очередной раз тело меня предало, отвечая на поцелуй и благодарно впитывая все, чем так щедро делился маг Мрака.

Когда он отстранился, я инстинктивно потянулась следом, не желая терять такой чудесный источник, но затем остановила себя и распахнула глаза. Судя по насмешливой улыбке, мои действия не остались незамеченными.

– Спасибо, что помогла мне, сладкая девочка. Опрометчивый с твоей стороны поступок, но я искренне благодарен. И за лечение, и за силу. Береги себя.

Короткий поцелуй в щеку, и мужчина легко поднялся, принявшись собирать свои вещи. Накинув плащ на обнаженные плечи, он подошел к куче пепла, которая успела размокнуть от дождя, и вытащил меч, ярко блеснувший во всполохах костра. И тогда я была вынуждена признать невероятное – он не врал. В руках даргарийца действительно был Смертьнесущий.

Обтерев его краем плаща, мужчина коротко кивнул мне, а затем растворился в ночи, оставляя после себя полный резерв и припухшие от поцелуя губы.

 

Глава 3

До столицы нашей Империи я добралась ближе к обеду третьего дня, с наслаждением вдыхая сладкий аромат многочисленных яблоневых садов. Янтарные плоды с тонкой, почти прозрачной кожицей, уже успели налиться сладостью и теперь соблазняли не только многочисленных жужжащих сладкоежек, но и детвору. Бегая среди деревьев, малышня обрывала  с самых низких веток яблоки и проворно прятала по карманам, чтобы позже на берегу озера насладиться сочной мякотью. Не удержавшись, я тоже сорвала несколько плодов и с удовольствием вгрызлась в прогретый солнцем розовый бок, довольно жмурясь.

Радужный город находился в самом сердце Золотой Империи, собрав под своим куполом многочисленные академии и гильдии. Такое название столица получила благодаря магическому куполу, переливающемуся всевозможными цветами, радующими глаз. В солнечный день светлые крыши домов покрывались калейдоскопом причудливых узоров, отражая падающие лучи и делая город еще краше, еще светлее. А в пасмурный – каждая капля становилась отражением радуги, купая город причудливыми красками.

Мне хватило одного взгляда на столицу, чтобы влюбиться в нее. Впитать в себя шум города, неспящего даже ночью, и раствориться в ярком свете тысячи огней, дарящих тепло и уют. И каждый раз, возвращаясь из очередного задания, я не могла отказать себе в удовольствии сойти с добротной широкой дороги и просто замереть, любуясь своим домом.

Да, именно этот город я считала домом. Он принял меня, когда самые родные, самые дорогие люди отвернулись, вычеркнув из своей жизни. Подарил дело жизни, преданных друзей и любовь, которую я до сих пор хранила в сердце. Со дня первой встречи с городом прошло шестнадцать лет, десять из которых я верно служила Ордену, очищая наш мир от скверны.

Почувствовав, как Снежинка нетерпеливо заплясала под седлом, позволила ей сорваться на бег и всего за несколько ударов сердца добраться до ворот. Кивнув знакомым стражникам, показала им небольшой металлический круг с выгравированным Смертьнесущим – единственным отличительным знаком Ордена. В отличие от Серых Псов, у нас не было особой формы, да и зачем она, когда стараешься лишний раз не светить свое лицо? Демоны были серьезными противниками и длани старались не давать им возможности поквитаться за гибель собратьев. Фактически мы были тенями, о которых все слышали, но мало кто запоминал.

Въехав в город, я направила лисицу на главную улицу, украшенную фонарями с живым огнем. Короткая остановка у лавки госпожи Элизы с самыми вкусными пирогами во всей столице, и миновав десяток двухэтажных зданий, я оказалась перед своим домом.

– Госпожа Ангелина! – раскрывая мне ворота, воскликнул Валий, сын моей замечательной кухарки и дворецкого.

– Здравствуй, мой хороший, – улыбнулась я, спрыгивая на землю. – Ничего себе ты вырос!

– На целый сантиметр! – похвалился мальчишка и покосился на Снежинку. – А ее купать надо?

– Желательно. Справишься?

– Справлюсь! – важно кивнул ребенок и подошел к ездовой, обнимая ее и пряча лицо в густой шерсти.

Довольно заурчав, лисица позволила себя потискать, а затем пошла в сторону навеса, где для нее была обустроена собственная купальня и весьма неплохой домик. Ну, хоть сегодня кто-то не вредничает и не требует, чтобы ее купала я. Видимо, чувствовала свою вину за недавнее приключение.

Интересно, даргариец добрался до города? Хотя, что ему сделается после такой подзарядки магией. Если только он не нарвется на очередного демона…

В то, что он встретился с тонкоматериальной сущностью в ее естественном виде – я не верила. Отказывалась верить, потому что иначе… страшно. Половину своего обучения в Ордене я провела в библиотеке, читая всю доступную литературу о выходцах Тонкого мира. Эта тема была интересной, пугающей, но очень нужной. Наверное, именно благодаря своему любопытству я очень быстро из рядовой длани превратилась в изгоняющую пятой ступени. О том, что мне пришлось стать сильной, чтобы не сломаться, я старалась не думать.

– Госпожа Ангелина! – приветственно поклонился дворецкий, открывая двери и принимая куртку. – С возвращением домой.

– Спасибо, Дастьян. Есть что-то срочное?

– Пришло письмо из Ордена  – вас желают видеть.

– Подождут, – отмахнулась я, мечтая сейчас только об одном – ванне. – Еще письма были?

– Да, от вашей сестры и управляющего родовым поместьем.

Первое письмо было запечатано и ждало меня на столе в кабинете, куда я за ним направилась. На ходу извлекла из седельной сумки завернутую в ткань шахматную фигуру, выполненную из платины с вкраплениями драгоценных камней. Королева была моим маленьким трофеем после битвы с демоном, впитав в себя остаточную магию Высшего и толику крови, из-за чего бриллианты налились рубиновым цветом.

– Еще один сувенир? – усмехнулся Дастьян, принимая из моих рук тряпку с королевой и внимательно ее рассматривая.

– Да. Поставь в отдел демонов средней силы. Так что там написал управляющий?

 Дастьян был не только и не столько дворецким, сколько помощником и советником,  зная меня с пеленок. Когда семья от меня отвернулась, он единственный не бросил и перебрался в столицу, поддерживая и опекая. И я очень ценила это, доверяя Дастьяну многие тайны.

– Граф снова проигрался и заложил дом. Сумма весьма приличная даже по меркам столицы.

– Ничего страшного, выплатим.

– В этом и заключается проблема, Ангелина. Герцог Вельс не хочет денег, он требует Аделину в жены.

– Что? – прошипела я, гневно сжимая кулаки.

Герцог Вельс был известен на все Приморье, заслуженно получив звание Черного вдовца. Он пережил семерых жен, четверо из которых погибли в родах вместе с детьми, а трое – при весьма странных обстоятельствах. И это чудовище хотело заполучить мою сестренку?

– Ангелина, боюсь, твой отец согласится. Герцог пообещал не только простить долг, но и дать за леди Астир весьма приличный выкуп.

– Когда пришло письмо? – разрывая конверт с посланием сестры, уточнила я.

– Пять дней назад, всего через несколько часов после твоего отъезда.

– Демоны! – прошипела я, и быстро пробежалась глазами по неровным строчкам.

Дастьян был прав в своих выводах. Отец действительно дал согласие на свадьбу Аделины и герцога Вельса, назначив датой первый день зимы. Сестренка ни о чем не просила, просто ставила перед фактом, но в каждой букве я видела крик о помощи и понимала – сделаю все, чтобы не допустить этого безумия. И плевать, что будут говорить родители – сломать жизнь Аделине я не дам!

– Так, сначала ванна, затем обед и после этого Орден. Напиши управляющему, что я со всем разберусь.

– Я с тобой.

– Нет, Дастьян, не надо. Справлюсь.

Мужчина хотел сказать что-то еще, но под моим твердым взглядом сдался и ушел на кухню. Постояв еще немного и понимая, что не могу совладать с бурлившими эмоциями, я спешно поднялась наверх и выпила  успокоительный травяной отвар, приготовленный подругой-ведьмой.

На сборы ушло не более полутора часов, по истечении которых я стояла в приемной Главного. Первое, что мне не понравилось, это отсутствие секретарши. Тут было два варианта – либо уволилась, а новую не нашли. Либо…

Главный, как и Ирвин, был оборотнем.  Взрослым, матерым, но от этого не менее любвеобильным. Причем сам он к женщинам никогда не приставал, считая это ниже своего достоинства. Но вот если дама проявляла пусть и мимолетный, но интерес – вариантов не было. А интерес был, и всегда. Трудно пройти мимо высокого широкоплечего оборотня, пусть и с ниточками седины на висках, но при этом с невероятным обаянием и животным магнетизмом, которым Главный очень умело пользовался.

В общем, любовниц у него было много – даже Ирвин иногда завидовал. И редкая секретарша могла устоять и не стать жертвой начальника. Об этом я узнала в первый год службы, когда в очередной раз ворвавшись в кабинет оборотня без стука застала весьма фривольную картину. После этого я научилась стучать, и заходила только после разрешения. Но и тут все было не так просто! Иногда Главный в порыве страсти просто выкрикивал «Да!» и было не важно, это реакция на стук в дверь или…

В общем, суть в чем? Когда в приемной никого не было, к кабинету главы Ордена я приближалась очень осторожно. Стучала громко и решительно, а потом тщательно прислушивалась к звукам за дверью.

– Начальник, можно?

– Заходите, Дайер.

– А вы одеты?

– Дайер!

– Точно-точно одеты?

– Ангелина, зайди уже!

Скользнув внутрь, я одарила хмурого Главного радостной улыбкой и вежливо поздоровалась. Впрочем, на приеме у Сармата я улыбалась всегда, потому что знала – мужчинам очень трудно устоять перед трогательными ямочками на юном лице и большими зелеными глазами.

– Не поможет, – сложив руки на груди, покачал головой Главный. – Я тебя зачем послал?

– Уничтожить демона.

– А ты что сделала?

– Уничтожила двоих демонов!

– И…

– И одного помощника, который был с ними в сговоре.

– Хорошо, допустим, это действительно так. Как ты узнала про низшего? В канцелярии я дал четкие указания по этому поводу!

– Совершенно случайно увидела стопку заявок и сделала соответствующие выводы.

–   Дайер! Еще хоть раз ослушаешься, будешь месяц сидеть в Ордене и читать лекции малышне!

Передернув плечами от перспективы заниматься с юными дарованиями, я виновато опустила голову. Впрочем, мы с Сарматом знали, что это показное послушание, и своей вины я не чувствовала.

– Ладно уж, иди, мое блондинистое несчастье.

– Я хочу ее… – неожиданно раздался еще один мужской голос, заставивший меня резко развернуться на звук, скручивая в руках силовые нити.

– Лорд тель Шаран, боюсь, это невозможно. Госпожу Дайер ожидает другое задание.

– Отмените его. Я сделал свой выбор.

С этими словами от окна отошел высокий мужчина, которого я поначалу вообще не заметила. Значит, маг, раз смог скрыть свою силу и ауру. Сбросив с головы глубокий капюшон, он посмотрел на меня фиолетовыми глазами и медленно растянул губы в улыбке.

– Допилась до лыбящихся даргарийцев, – пробормотала я, переводя взгляд на посмурневшего Главного. – Начальник, кажется, мне нужен отпуск.

– Не паясничай! – тихо и строго ответил Сармат, и я сразу напряглась.

Мы были слишком хорошо знакомы, чтобы  понимать оттенки голоса друг друга. Сейчас оборотень был напряжен, что случалось не часто. Хотя, учитывая личность визитера, оно и не удивительно.

– Дайер, прежде всего, позволь тебе представить одного из лучших Охотников – лорда Рамира тель Шарана. Ему необходима помощь длани в одном важном деле. Длани высшей ступени, поэтому я порекомендовал ему Османа.

– Сильнейший из нас, – потвердела я, спокойно глядя на даргарийца.

– Сила не главное, – отмахнулся знакомый маг Мрака и обратился к Сармату. – Вы знаете особенность моего народа. Мы чувствуем эмоции, и для нас это определяющий фактор. Ваш Осман силен и опытен, но он меня боится. А постоянный привкус страха…бесит.

– А госпожа Дайер, значит, не боится? – с намеком спросил Главный, косясь на меня.

– Боюсь! Очень-очень! Это действие успокоительного, – прозвучало неубедительно, и это поняли все присутствующие. Вздохнув, я решила признаться честно. – Лорд тель Шаран, благодарю вас за оказанную честь, но, увы – вынуждена отказаться.

– Почему?

– Ухожу в отпуск.

– Какой отпуск?

– Ежегодный, в который уходят все, кроме меня.

– Хм… И с чем связано столь внезапное желание?

– Личные причины, носящие семейный характер… – многозначительно произнесла я и посмотрела на Сармата, который был в курсе моих отношений с родней.

– Не имею возражений, Дайер. Спустись в канцелярию, Алик все оформит.

– Спасибо, начальник! – благодарно улыбнулась я и перевела взгляд на даргарийца.

Улыбка как-то сама собой сползла с лица, а интуиция буквально завопила о надвигающейся подставе. И точно…

– Боюсь, госпожа Дайер, у вас нет выбора. Я принял решение и не собираюсь его менять. У вас важные семейные дела? Что же, можете решить их, но после отправитесь со мной.

– Лорд тель Шаран, – начал было Главный, но под пристальным взглядом фиолетовых глаз осекся. – Дайер, сколько тебе нужно времени, чтобы со всем разобраться?

– С учетом их сложности – месяц.

– Долго, – качнул головой даргариец. – Я отправлюсь с вами и помогу, насколько это будет в моих силах.

– Но…

– Не обсуждается, госпожа Дайер! – властно произнес маг Мрака, заставляя меня нахмуриться и сжать кулаки от поднимающейся злости. – Ваши дела в столице или?

– В Приморье.

– Выдвигаемся завтра. Надеюсь, вам хватит времени собраться?

– Более чем, – кивнула я, смерив лорда холодным взглядом.

– Замечательно. Я зайду за вами после восьми.

– Как скажете. Еще вопросы или пожелания?

– Нет, Дайер, можешь идти, – покачал головой Сармат, и в его взгляде я отчетливо видела тревогу.

Улыбнувшись Главному, чтобы сгладить сложившуюся ситуацию, я вежливо попрощалась и выскользнула из кабинета. Могла бы, конечно и поспорить, но смысл? Какая разница, в чьей компании выполнять свою работу, если результат один? Лучше потратить это время на сборы, а заодно быстро проверить отчеты управляющего загородным поместьем. Думаю, на первое время поселю Аделину там, чтобы она пришла в себя. А затем заберу в городской дом и найму ей учителей. Все же столичные требования несколько отличались от провинциальных. Думаю, один годик Двор проживет без представления юной леди Астир.

С этими мыслями я спустилась в канцелярию, чтобы отдать кристалл с отчетом о проделанной работе и расписаться в ведомостях. После этого заглянула к Ирвину, без энтузиазма разглядывающему доносы нюхачей.

– Привет!

– Привет! – хмуро отозвался друг, ссутулив широкие плечи.

– Ты чего?

– Плохо мне, Гелька, плохо. Страдаю я!

– Что, так и не нашел свободную любовницу? – хмыкнула я, извлекая из одного пакета, оставленного в приемной Ордена, бутылку холодного сидра, а из второго – мясной пирог от госпожи Элизы.

– Бросили меня, изменщицы, – жалобно протянул изгоняющий, и принюхался к пирогу. – С пряными травами? Мой любимый!

– Любимый-любимый, – подтвердила я, выставляя все на стол и доставая из шкафа нож и кружки. – Слушай, вот чего ты страдаешь? Возьми и заведи новую пассию!

– Не могу, – покачал головой друг, вскрывая бутылку и разливая сидр по стаканам, – я верный!

– Так тебя ведь Жаннет бросила – вот на ее место и возьми кого-нибудь.

– Я не могу так сразу. Надо немного пострадать, чтобы она осознала свою ошибку и пожалела меня. И вообще, Гелька, а выходи за меня замуж, а? Ты ж единственная обо мне заботишься – кормишь, поишь и силой делишься, когда я подыхаю. А они… только секс на уме! Я зайти не успеваю, а меня сразу раздевают и тащат в спальню.

– А ты как будто сильно против.

– Нет, но мне может тоже хочется тепла и любви!

Скептически посмотрев на страдающего оборотня, обошла его стол и извлекла из верхнего ящика новый любовный роман. Прочла название, хмыкнула и убрала книгу обратно. Был у друга такой бзик пару раз в год – читать романы о великой любви между трепетной ланью и не менее трепетным принцем, которые в конце концов жили долго и счастливо. Ровно до первой брачной ночи… Почему до нее? Потому что оба трепетных влюбленных обычно были девственниками, у которых сексуальное образование ограничивалось пестиками и тычинками, а тут первая брачная ночь. Авторы поизворотливее подкидывали своим героям книги с картинками и инструкциями, что, куда и как. Более извращенные подстраивали неожиданные ситуации, в ходе которых «пазл» все-таки складывался. Но больше всего я любила авторов-минималистов, объявляющих весь процесс коротким: «Было!», без объяснения причин и следствий.

Ну, суть в чем? В период определенной фазы луны Ирвин читал эти романы с особым, каким-то извращенным удовольствием, а потом ныл, что у него нет такой чистой и бескорыстной любви. И это детина за два метра ростом, с кулаками чуть меньше моей головы и небритой мордой самого бандитского вида. Ну ладно, морда была очень даже симпатичная, как и у всех представителей оборотной братии. Самцы – они самцы и есть! И вот этот брутальный мужчина, которому для соблазнения женщины стоило лишь немного натянуть рубашку на мускулистом теле, страдал. Причем на полном серьезе!

А вместе с ним начинала страдать и я, выслушивая жалобы на жизнь, плавно перетекающие в предложения о замужестве. Иногда было желание согласиться, чисто из вредности, чтобы посмотреть, насколько Ирвина хватит. Но я каждый раз отгоняла от себя крамольные мысли, жалея самого нестандартного оборотня в своей жизни.

– Так, в общем, пока не вечер, и ты в более или менее адекватном состоянии, делюсь последними новостями. Во-первых, я временно уезжаю из столицы.

– По заданию?

– По домашним разборкам. Отец проигрался по крупному и решил откупиться сестрой. Еду разбираться.

– Я с тобой! Давно хотел познакомиться с твоими… родственниками.

– Спасибо, мой хороший, но я хочу забрать сестру, а не оставить ее сиротой. Так что сама, все сама. Во-вторых, Сармат отправляет меня на новое задание. Ни за что не угадаешь, кто наниматель!

– И-и-и?

– Даргариец!

– Ты никуда не едешь, – хмуро изрек друг и рухнул в свое кресло, застонавшее под весом немалого тела.

– Где-то я это уже слышала, – хмыкнула я и протянула Ирвину самый большой кусок пирога. – Не переживай, все нормально. Главный пусть и нехотя, но одобрил. Так что, как разберусь с делами, отправлюсь в путь. Тебя прошу об одном – приглядывай за Аделиной. Не знаю, насколько затянется это задание, а свою мелкую могу доверить только тебе и Хель.

– Пригляжу, не переживай, – кивнул друг, продолжая хмуриться. – Геля, мне все это не нравится. Сама знаешь, какие слухи ходят о магах Мрака. И вообще, почему выбрали тебя, а не Османа?

– Изначально хотели его, но я сама подставилась. Ирв, это самое обычное задание. Лорд тель Шаран ничем не отличается от прочих нанимателей.

– Разве что демоническим происхождением, силами Мрака и повышенной любвеобильностью.

– Вот не надо про любвеобильность, – улыбнулась я и протянула кружку к другу, чокаясь о керамический бок. – За то, чтобы все наши задания были интересными, плодотворными и хорошо оплачиваемыми!

– За удачу, Гелька. За удачу! – не согласился друг, но тост поддержал.

Поболтав еще немного, я отправилась в Главный Имперский банк, чтобы снять деньги. Дастьян был прав, в этот раз отец проиграл очень крупную сумму, и что-то мне подсказывало – не случайно. Герцог Вельс был весьма скользким типом, о котором я слышала достаточно гадостей. Вернее, читала их, получая ежемесячные доносы от купленных людей. А что поделаешь – приходилось следить за окружением родителей и состоянием отца, чтобы он по пьяни не потерял поместье. Возможно, если бы не Аделина, я не переживала бы за бывший дом – места в нем для меня все равно не было. Но появление в жизни сестренки многое изменило, и родовое гнездо я хотела сохранить именно для нее.

Впрочем, если бы Аделина была чуть старше, могла и сама отстоять свой дом. Напора и смекалки мелкой не занимать. Мы и познакомились только благодаря ей. Когда я попала в Орден, мать только-только забеременела, так что я даже не догадывалась, что в нашей семье планировалось пополнение. Об этом мне сообщили гораздо позже, уже после окончания обучения в Ордене. В один из дней Сармат передал стопку писем от старой нянюшки, глядя на которые я не выдержала и разрыдалась.

– Именно поэтому и не отдавал, – вздохнул тогда оборотень, поглаживая меня по голове. – Все образуется, Ангелочек, вот увидишь.

– Да, – сквозь слезы поддакнула я, хотя не поверила словам Главного.

Но годы спустя лишний раз убедилась в уме начальника. Все действительно наладилось и стало даже лучше. Я была самостоятельной, самодостаточной и свободной. За это стоило благодарить Сармата, выделившего меня из толпы таких же маленьких и испуганных ребят и опекавшего до самого выпуска, не жалея, нет. Наоборот, тренировал в строгости, заставляя быть лучшей. Вынуждая хотеть быть лучшей. И я стала, оправдав его доверие и ожидания.

Свой загородный дом я тоже купила благодаря ему, о чем ни разу еще не пожалела. Старый особняк со временем превратился в уютное гнездышко, в котором я отдыхала после особенно тяжелых заданий. Плантации белого винограда оказались, на удивление, плодоносными и уже через год я запустила в производство свое вино, получившее популярность  с легкой руки Главного. Так что помимо высокой оплаты за свою службу Ордену, я имела стабильный доход от виноградников и небольшого поголовья шантийских овец, из шерсти которых изготавливали удивительной красоты ткань. Овцы, кстати, были подарком одного из маркизов, чьего сына я спасла от Высшего. Задача была сложной – тварь очень хорошо прижилась и почти выпила душу мальчишки, но я смогла вытащить его, вернув лорду единственного наследника.

С сестрой же я познакомилась, когда мне было около двадцати. Я как раз вернулась домой после очередного задания – уставшая, но очень довольная. И тут неожиданно получила конверт от нянюшки. Внутри было письмо выведенное неровным детским почерком, заинтриговав с первой строчки. Это было первое послание от Аделины, в котором малышка искренне радовалась, что у нее есть сестра и спрашивала, почему я не живу с ними. Каюсь, это письмо настолько вывело меня из колеи, вызывая одновременно злость и радость, что я не выдержала и бросила его в камин. А потом проревела половину ночи, растирая в пальцах пепел.

Следующее письмо было похоже на первое. В нем малышка сетовала, что магическая почта недобросовестно выполняет свою работу и не доставляет важные письма. Так же внутри конверта было последнее послание от нянюшки, которая очень просила ответить малышке и… Я не удержалась. Так между нами завязалась переписка, заставившая меня полюбить Аделину и принять, как единственного члена семьи.

И терять ее я была не намерена. Если только герцог попробует заартачиться, привлеку всех знакомых и даже Орден, но не позволю своей сестренке быть несчастной. С этими мыслями я собирала сумку, готовя вещи на неделю пути. Даже с учетом скорости Снежинки добраться раньше было невозможно – дорога к Приморью лежала через горы. Плюс, со мной был спутник, о транспорте которого я ничего не знала, но очень надеялась на какого-нибудь ящера. Тогда можно было бы со спокойной совестью оставить даргарийца в столице, а самой отправиться в путь. Впрочем, я готова была к любому раскладу, ведь главное – результат.

 

Глава 4

– Так и будешь делать вид, что мы не знакомы? – насмешливо спросил даргариец после десяти минут пути.

Вопреки всем моим надеждам, маг Мрака оказался мужиком умным. Помня о моей ездовой, он появился перед домом верхом на умопомрачительном пушистом лисе с черными лапками и затемненной грудкой. Стоило только увидеть этого зверя, я поняла две печальные вещи – он мальчик, и у нас будут проблемы. Эти мысли подтвердила и ездовая, выглянувшая из своего домика. Увидев чужого лиса, она прижала уши к голове и посмотрела на меня несчастными голубыми глазами. Лис же, заприметив абсолютно белую и довольно молодую самку, сделал стойку и  подобрался.

– Только попробуй, – пригрозила я лису и под насмешливым взглядом даргарийца вывела свою ездовую.

Город мы покидали в тишине, каждый думая о своем. Но стоило миновать оживленный тракт, как началось.

– Ну отчего же? Сармат представил нас друг другу.

– Ну-ну, – насмешливо произнес Рамир. – Хотя, в лесу было темно, лица различались с трудом, а вот прикосновения… Надо будет повторить!

– Лорд тель Шаран, у нас с вами сугубо деловые отношения. Не осложняйте их, пожалуйста.

– Осложняю? Я наоборот пытаюсь их сгладить и сделать более близкими.

– Развлекаетесь, да? – вздохнула я, косясь на мага Мрака.

– Только если самую малость. Дорога предстоит долгая, а мне скучно.

– Сочувствую, но давайте вы найдете другой предмет для насмешек?

– Никаких насмешек, Ангелина, немного флирта и юмора. Тебя это напрягает?

– Не совсем, – решила признаться честно. – В другое время я бы обязательно тебе ответила и посмеялась за компанию, но сейчас слишком переживаю. Извини.

– Расскажешь, в чем причина такой спешки?

– Мою сестру выдают замуж. Я сильно против.

– Выдают за нелюбимого?

– Если бы он был просто нелюбимый, но порядочный и из хорошей семьи, я бы промолчала. Все-таки любовь – не самое важное в отношениях. Тут все гораздо сложнее.

– Дай угадаю – отец проигрался и решил расплатиться младшей дочерью за свою свободу и привычную жизнь?

– С чего такие выводы? – настороженно спросила я.

– Есть несколько популярных причин договорных браков. Первую ты отвергла, а это была вторая. Я угадал?

– Угадал, – кивнула я, нисколько не поверив его словам.

Такие, как лорд тель Шаран не угадывали, а знали точно, причем все, обо всем и про всех. Сила и власть, помноженные на деньги, творили самые настоящие чудеса.

– И как зовут того несчастного, что рискнул покуситься на твою сестру?

– Герцог Вельс. Род очень древний и богатый. Получили титул за заслуги перед Империей.

– Что-то слышал о них, но лишь краем уха. Что герцог собой представляет?

– Черный вдовец.

– Серьезный аргумент, – кивнул маг Мрака и о чем-то задумался.

– Рамир, раз у нас выдалось свободное время, расскажешь, зачем ты меня нанял?

– Нужна помощь в поиске и изгнании одного демона. Древнего, очень хитрого и изворотливого. Я давно за ним охочусь, но, увы, – нехотя признался даргариец. – Поэтому я решил обратиться в Орден. У вас большой опыт в выслеживании тварей Тонкого мира.

– Не совсем так. Если хочешь кого-то найти – спроси об этом. Народная молва лучший источник информации. Сначала ты слушаешь и делаешь пометки. Затем все проверяешь, постепенно вычеркивая большую часть полученной информации, и уже оставшуюся обрабатываешь более тщательно. В нашем случае работает целая команда. Вначале в Орден приходят запросы с просьбой о помощи в изгнании. Большая часть этих писем – фикция. Некоторые принимают за одержимость душевные болезни, другие – действие определенных дурманящих зелий, и только третья часть – действительно наши случаи. Но, как бы-то ни было, каждый запрос передается нюхачам и обрабатывается. Если в клиенте действительно демон, нюхач определяет его уровень и потом возвращается в Орден с отчетом. Только после этого на задание отправляют изгоняющего, который очищает тело и душу.

– А как ваши нюхачи определяют уровень демона?

– По влиянию, которое они оказывают на окружающих живых существ и природу. Чем губительнее сила, тем сильнее тварь. Но это касается только низших. Определить высшего демона помогают специальные артефакты или же умение строить логические цепочки, которые тоже стоит проверить!

Уточнять, что я чаще всего доверялась интуиции, которая меня еще не раз не подводила, я не стала.

– А как ты вообще оказалась в Ордене?

– А ты? Как оказался так далеко от Черной пустыни?

– Не хочешь отвечать, – правильно понял Рамир. – Ну что же, мне скрывать нечего. Сейчас моя основная задача выследить одну древнюю сущность, которая доставила достаточно хлопот моему народу и теперь нацелилась на покорение новых земель. У меня есть все основания полагать, что следующей ее целью будет Империя.

– Как давно ты за ней охотишься?

– Двенадцать лет. Мы успели неплохо изучить друг друга, и я почти поймал, но… С недавнего времени все изменилось. Сущность нашла для себя новых сторонников, которые весьма успешно замели следы.

– Поэтому ты решил обратиться в Орден? Чтобы уравнять шансы?

– Да. Тем более, это в ваших же интересах.

– Чем она так опасна?

– Способностью втираться в доверие и использовать любые ресурсы для достижения своей цели.

– Как и любой высший, вздохнула я. Мне следует знать что-то еще?

– Когда отправимся на задание, возьми с собой Смертьнесущего. Он может пригодиться.

– Будем убивать демонов в истинной форме?

– Не веришь, – констатировал маг Мрака. – Очень жаль, девочка. Я надеялся, что ты сможешь отринуть предрассудки.

– Дело не в предрассудках, Рамир, а в магии. Если бы в нашем мире появился настоящий демон, мы бы это почувствовали.

– Да, почувствовали, но только в том случае, если бы вторжение было со стороны Тонко мира. Когда демоны рвут материю, разделяющую наши миры, происходит энергетическое перенапряжение, скапливающееся в местах разрыва. И как только происходит прорыв, сила начинает утекать в пространство – именно это и чувствуют маги. А теперь представь, что вместо грубой дыры мы имеем аккуратный надрез. С помощью заклинаний-блокаторов призывающий не дает энергии вытекать, вместо этого направляя ее на поддержание прохода. Как только демон появляется в нашем мире, брешь закрывается, и течение энергии восстанавливается. В этом случае никто даже не почувствует появление тонкоматериальных тварей.

– Допустим… только допустим, что это действительно так. Что есть некто, кто переправляет демонов на землю. Для чего им это?

– Чтобы положить начало конца. Последняя Битва.

– Наслышана, – вздохнула я, глядя на даргарийца.

А с виду вроде нормальный мужик, красивый даже, хотя это естественное состояние для всех магов Хаоса, но их трепетное отношение к Скрижали Пророчеств портило все впечатление.

– Не веришь, – улыбнулся Рамир, нисколько не обидевшись прозвучавшим в голосе скепсисом. – Я постараюсь, чтобы тебе не пришлось столкнуться с настоящим демоном, но все же прошу – возьми с собой Смертьнесущего. Считай это маленькой прихотью нанимателя.

– Как скажешь, – кивнула я, обдумывая слова мужчины.

До вечера мы в основном ехали в тишине, обмениваясь лишь короткими фразами. Я увлеклась чтением новой книги, добытой Дастьяном, а мой спутник о чем-то размышлял. На постой решили остановиться в небольшом городе, тянувшемся вдоль широкой реки. Солнце уже скатилось за горизонт, так что в город мы вошли в числе последних.

Редкие магические фонари освещали каменную мостовую, уже успевшую намокнуть от накрапывавшего дождя. Прохожих почти не было, если не считать тройки спешащих куда-то девиц, да прогуливающихся стражников. Именно к ним мы и направились, не желая плутать по городу в поиске постоялого двора. Получив более чем подробное объяснение, мы поблагодарили мужчин и поспешили в указанном направлении. Дождь потихоньку усиливался, грозя в скором времени перерасти в ливень.

Аккуратное трехэтажное здание встретило нас неярким светом, мягко стелющимся по помещению, и несколькими посетителями, которые трапезничали. Договорившись о комнатах, мы сели за свободный стол и тоже заказали ужин, состоящий преимущественно из рыбы.

На первое принесли наваристую уху с полупрозрачными ломтиками моркови и зеленью, от которой по помещению поплыл потрясающий запах. На второе я заказала запечённую форель, тогда как мой спутник отдал предпочтение тонкому красному филе, украшенному маленьким картофелем с укропом.

– Будешь? – спросил он, заметив мой заинтересованный взгляд, а затем аккуратно намазал лепешку маслом и положил сверху филе.

Взяв получившийся бутерброд, я аккуратно откусила кусок и… пропала! Это было просто невероятно вкусно! Очень солено, но вкусно. Сжевав один бутерброд, даже не заметила, как мне подсунули второй, а потом и третий. В общем, моя форель была преданна и забыта, уступив пьедестал новому блюду.

На десерт у нас был травяной сбор. Вернее нам принесли заварник, кувшин с кипятком и несколько мисочек с разноцветными ягодами и листьями, от которых тоже неуловимо пахло рыбой.

– Что-то мне как-то не хочется его пить…

– Зря. Во-первых, после соленой рыбы сладкий чай обязателен, иначе всю ночь проведешь в обнимку с кувшином воды. Во-вторых, такой аромат показатель качества при изготовлении чая. Сейчас все смешаем, и запах уйдет.

И действительно, стоило Рамиру ссыпать содержимое чашечек в заварник и залить все водой, как из-под крышечки поплыл приятный фруктовый аромат. Настоявшись, чай стал насыщенного желтого цвета, с легким красным отливом. Разлив его по кружкам, даргариец положил ложку меда, размешал все это дело и протянул мне. Получилось вкусно! Очень!

После сытного ужина меня окончательно разморило, так что до своей комнаты я добиралась в полусонном состоянии. Попрощавшись с Рамиром, которого поселили этажом ниже, быстро искупалась, накинула первую попавшуюся сорочку и упала на кровать, моментально проваливаясь в сон.

Снилось что-то странное, словно дверь в комнату отворилась и зашел высокий человек в темном плаще. Плотно прикрыв дверь, он опустился на край кровати и провел рукой по моим спутанным волосам. Затем взял одну из прядок, поднося его к лицу, скрытому под капюшоном. Сделал глубокий вдох и блаженно улыбнулся, сверкнув в слабом свете магического светильника рядом заостренных зубов. Надо же, кровосос! И всего в сутках пути от столицы.

Пока я дивилась такой наглости, нежить скинула капюшон и, взяв мою руку, склонилась к вене на локте. За происходящим я следила с интересом, потому что раньше видела этих существ только на картинках. Двигаться было лень, да и сон не пугал, скорее заставлял дивиться собственной фантазии. Но это было ровно до того момента, как руку пронзила боль от нескольких десятков впившихся в нее зубов.

Тяжелое тело подчинялось с трудом, однако я все-таки смогла призвать магию и послать в нежить небольшую молнию. Зашипев, кровосос отскочил от кровати, пытаясь затушить маленький пожар на собственном плаще. А затем скинул с головы капюшон и посмотрел на меня черными глазами без белков, в которых плескалась злость и жажда.

– Сунешься еще раз – убью, – пообещала я, кое-как приподнимаясь на кровати.

Видимо, угроза нежить не впечатлила. На сей раз зарычав, он снова бросился на меня, очень удачно уходя из-под двух пущенных молний. Одна врезалась деревянную стену, заставляя ее дымиться, а вторая разбила глиняный кувшин с водой.

Третья так и не успела сформироваться – ледяные пальцы сомкнулись на шее, заставляя потерять с трудом обретенный контроль. Захрипев, я попыталась отбиться силой, но дурманящее средство оказалось качественным.

Задержав дыхание на последнем вздохе, взяла себя в руки и снова призвала магию, на сей раз посылая в нежить чистую силу. Магия света ударила прямо в лицо кровососа, заставляя его противно заверещать и закрыть пострадавшее лицо руками. Как раз этот момент выбрал даргариец, чтобы ворваться в комнату. Окинув ее быстрым взглядом, маг Мрака бросил в кровососа сгусток тьмы, который, добравшись до своей жертвы, в один удар сердца обратил ее прахом. Проследив за маленьким облачком, осевшим на пол, перевела сонный взгляд на полуобнаженного мужчину, у которого из одежды были только штаны.

Приблизившись ко мне, он недобро посмотрел на кровоточащую руку, а затем на мою шею. Что уж он там увидел – не знаю, но взгляд Рамира мне очень не понравился.

– В моей сумке есть ранозаживляющее зелье, – прохрипела я, чувствуя боль в горле. – Зеленая бутылочка.

Кивнув, даргариец довольно быстро нашел искомое и, намочив край простыни, прижал его к моей руке. Кровь остановилась сразу же – все-таки целители Ордена не просто так получали свой хлеб. Убедившись, что ранки затянулись, маг Мрака подхватил меня на руки и быстро спустился по лестнице вниз, занося в свою комнату. Устроив  меня на кровати, он закутал меня в одеяло и пошел к двери.

– Куда? – тихо выдохнула я.

– Кровососы живут гнездами. Там, где один, обитаю и другие. Нужно найти их и уничтожить.

– Я с тобой! – прошептала я и даже попыталась встать.

– Лежи уж, героиня. Хватит с тебя на сегодня приключений.

– Я длань Ордена и уничтожать зло – моя обязанность.

– Твоя обязанность – уничтожать демонов, так что нечего покушаться на мою работу, – усмехнулся даргариец. – Спи, я скоро.

Сказать что-то еще я просто не успела – мужчина уже скрылся за дверью, плотно прикрывая ее за собой. Новая попытка подняться провалилась с треском и все, что мне оставалось, это стоически бороться со сном, дожидаясь возвращения мага Мрака.

Кажется, я все-таки позорно уснула. Дурман оказался сильным и, судя по всему, неизвестным, потому что к большинству ядов у дланей имелся иммунитет. Проснулась от горячего прикосновения к пострадавшей руке, на которой уже не осталось и следа. Затем чужие пальцы добрались до шеи, заставляя нехотя приоткрыть глаза.

– Как ты? – спросил даргариец, устроившись на кровати рядом.

– Слабость и сонливость. Никогда с таким не сталкивалась.

– Дурман-трава Болотного Края. Кровососы обустроили себе хорошую кормушку.

– А ты как?

– Устал, – вздохнул маг, а затем прилег рядом. – Прости, сладкая, но тебе придется немного поработать батарейкой.

– Может ты найдешь себе другую… для восстановления сил? – еле выговорила я.

– У тебя совесть есть? – посмотрев мне в глаза, пробурчал даргариец.

– В смысле?

– Ты их женщин видела? Мало того, что страшные, так я потом весь резерв истрачу на лечение.

– Неожиданно. Собственно, я не против помочь, но сам понимаешь, – вяло улыбнулась я.

– Просто расслабься, – улыбнулся маг Мрака в ответ и медленно наклонился, согревая кожу своим дыханием.

Осторожно коснулся уголка губ, медленно подался чуть вправо, еще не целуя – лаская прикосновением. А затем осторожно раскрыл мои губы, начиная медленное, неторопливое исследование. Невероятно нежное и приятное, от которого по телу потекло тепло, постепенно выжигая дурман и возвращая силы. Когда я начала отвечать, Рамир чуть усилил напор, скользнув по губам языком и дальше… Дальше он подтвердил сплетни про даргарийцев, которые могли соблазнить одним поцелуем.

Шершавые руки аккуратно поглаживали шею и лицо, заставляя таять от невероятной нежности. Мои пальцы зарылись в черный шелк его волос, массируя и чуть оттягивая. Не знаю, что чувствовал маг Мрака, поглощая мои эмоции, но лично я испытывала благодарность с толикой восхищения, впитывая в себя его силу.

– Тебе лучше? – тихо спросил мужчина, немного отстранившись.

– Намного. Спасибо, что поделился силами и спас от кровососа.

– Скорее, спас кровососа от тебя, – улыбнулся маг, а затем запечатлел короткий поцелуй в уголке губ и укрыл нас одеялом, прижимая к себе. – Спи, сладкая, завтра будет тяжелый день.

Лежать рядом с малознакомым мужчиной и прижиматься к его полуобнаженному телу, было странно. Немного волнительно, но тепло и уютно. А главное – я не чувствовала исходящей от Рамира опасности, что окончательно убедило меня расслабиться. И прикрыв глаза, я действительно уплыла в сон.

Утром проснулась одна, зато на прикроватном столике стоял поднос, на котором дымилась кружка с горячим чаем и сдобная булочка. К напитку принюхивалась с опаской, но все-таки решила довериться даргарийцу, который наверняка все это принес. Позавтракав и умывшись, нашла здесь же свою сумку с вещами. Затем оделась, собрала вещи и спустилась на первый этаж, где сновали мужчины в мышиного цвета костюмах. Серые псы в работе.

Рамира я увидела сразу ­– на фоне других мужчин он выделялся и ростом, и статью. Рядом стоял немолодой уже мужчина с аккуратной бородкой, в которой нет-нет, да и проскальзывала седина, а вот короткие черные волосы пока оставались нетронутыми. Через левую щеку тянулся неровный шрам, чудом не задевший глаз. Хотя, подойдя ближе и присмотревшись, поняла – все-таки зацепил, но целители успели вовремя и помогли, но излечили не до конца. В отличие от черного правого глаза, левый был намного светлее, словно покрытый легкой дымкой слепоты.

– Здравствуйте! – поздоровалась я, поравнявшись с мужчинами.

– Ангелина, позволь представить тебе начальника Северо-западной Крепости Серых псов – Османа Идиля. Осман, а эта чудесная девушка – моя невеста.

– Очень приятно, госпожа Ангелина, – поклонился мне мужчина, внимательно осматривая. – Сражён вашей красотой.

– Мне тоже очень приятно, господин Осман. И благодарю за комплимент, – ответила я и вопросительно посмотрела на даргарийца.

– Скоро двинемся в путь.

– А-а-а…

– С кровососами покончено. Я уничтожил создателя, остальные погибнут сами.

– Ума не приложу, как я упустил из вида целое гнездо.

– Не удивительно, они действовали очень осторожно. Понемногу питались одурманенными путниками и жителями города. Никого не убивали, чтобы не привлекать внимание. Да еще и действовали с одобрения стражи.

– Но целое гнездо! Почти сто пятьдесят особей!

– Больше, Осман. Многие разбежались. Я убил только тех, кто защищал короля. Остальных не стал преследовать.

После этих слов я с нескрываемым уважением посмотрела на мага Мрака. Это же сколько должно быть сил, чтобы уничтожить такую популяцию и короля?

– Где они жили? И почему стража не уведомила Крепости? – задала интересующие меня вопросы.

– Под городом есть сеть старых катакомб с удобными выходами на поверхность. Один из них был в подвале, – кивнул Рамир на дверь за стойкой. – Трактирщик, как и Стражи, был в деле. Кровососы платили за содействие золотом.

– Но откуда у них золото? И дурман-трава?

– А вот это хороший вопрос, – кивнул командир. – Им явно кто-то помогал.

– Моя помощь нужна или справитесь сами? – серьезно спросил маг Мрака, явно с каким-то намеком, понятным только этим двум мужчинам.

– Справимся. Я запросил подкрепление, так что к вечеру поднимем весь город. Крепости никому не позволят нарушать Магические Законы!

Собственно, для соблюдения выполнения Магических Законов и создавались Крепости. Много веков назад наш мир был разделен враждой между населяющими ее существами. Люди при поддержке магов сражались за свое существование, отбиваясь от толп нечисти и нежити, охочей до свежей крови и плоти. На тот момент человечество было на грани, и тогда созванный Большой совет, в которой вошли представители всех видов, создал Магический Закон – свод правил, которому были обязаны подчиняться все жители нашего мира. Согласно ему, любой темный маг или нечисть, посмевшие посягнуть на чужую жизнь, подвергались немедленной казни. Для соблюдения Закона были созданы девять Крепостей – четыре Главные по основным сторонам света, и четыре вспомогательные. Девятой была Центральная Крепость  под руководством Серого мага, владеющего как светлой, так и темной магией. У каждой Крепости был свой капитан, отвечающий за подчиненных. Они, подобно верным псам, выполняли любой приказ Серого мага, за что получили народное название Серые псы. Со временем название прижилось, хоть теперь и произносилось без особого трепета.

– Если вдруг понадобиться помощь, ты знаешь, как со мной связаться.

– Спасибо, – кивнул Осман и снова повернулся ко мне. – Был рад знакомству, госпожа Ангелина. Еще свидимся.

– Надеюсь, что не при таких обстоятельствах, – улыбнулась я и вместе с Рамиром покинула постоялый двор.

 

 Продолжение следует...



[1] На дне источника лежала Слеза Светлого, который являлся отцом и прародителем всего сущего в мире.

[2] Квингент – совещательный орган, в том числе контролирующий органы правопорядка, гильдии мастеров и учебные заведения. Представляет верховную власть, но в критических ситуациях подчинялся Ордену.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям