0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Любовь по акции и бонус на удачу » Отрывок из книги «Любовь по акции и бонус на удачу»

Отрывок из книги «Любовь по акции и бонус на удачу»

Автор: Грон Ольга

Исключительными правами на произведение «Любовь по акции и бонус на удачу» обладает автор — Грон Ольга Copyright © Грон Ольга

 

ПРОЛОГ

В городе почти закончились новогодние приготовления. Но люди просто застряли в предпраздничной суете, как мухи в варенье, и барахтались в этом круговороте, заканчивая последние дела уходящего года.

Хлопоты должны были разрешиться яркой вспышкой через несколько дней, в полночь. Все радовались приближающимся выходным, обсуждали подарки родным, корпоративы, вечеринки и то, как проведут праздники.

Такое ощущение, что момент Нового года может что-то изменить в жизни. Смешно! Все будет как прежде: вернутся рабочие будни, снег станет таять и снова падать, добавляя забот коммунальным службам. Опять начнется круговорот, который продлится весь год. Неужели одна ночь может хоть что-то изменить?

Если да — то уж точно не у меня. Если поискать самую неудачливую в мире женщину — так вот она я. Подходите, не стесняйтесь! Хотите селфи на память с самым невезучим человеком? Мне не жалко. Вот только беда — даже внимания на меня никто не обратит. Все пройдут мимо и не заметят, что я здесь есть. Потому как судьба обделила меня не только фортуной, но и внешностью. Я кажусь себе настолько серой, что порой маскируюсь под асфальт или офисную мебель. Все просто проходят мимо и вспоминают обо мне лишь тогда, когда нужно выполнить какую-то работу, за которую другие не взялись. 

Я пялилась в рабочий монитор, но о делах почему-то не хотелось думать. Да и как подумаешь, когда коллеги совсем рядом только и рассуждают, что наденут на новогоднюю вечеринку компании и с кем туда пойдут? А меня, кажется, и пригласить забыли. Но не очень-то и хотелось.

Мои размышления прервал голос начальника, Виктора Степаныча. Он появился в отделе, как довольный рыжий кот, улыбаясь из-под закрученных усов. И от одного приторного тона, за которым всегда скрывались неприятности, наши девчонки разбежались по своим рабочим местам, как мыши по норам, выглядывая из-за мониторов и ожидая новых фортелей шефа.

— Варвара! Зайди ко мне в кабинет, — прозвучали грозно слова, и до меня не сразу дошло, что он обращается ко мне.

Обычно он кричал: «Карпову ко мне!» — будто меня не было рядом, и он обращался к пустому месту. И, впервые услышав свое имя от Степаныча, я даже опешила. Проглотив застрявший в горле комок, оглянулась, удивленно рассматривая застывших в недоумении сотрудниц.

— Давай бегом, дело срочное, — добавил начальник и скрылся за дверью.

«Карпову вызвал… Ей и поручит контракт с Багряновым», — услышала я чью-то реплику, пока пробиралась между компьютерных столов.

Мне показалось, что прозвучала какая-то зависть. Что за Багрянов, интересно? Не тот ли тип, владелец медиа агентства, что на днях приходил в нашу компанию? Если да, то странно, что шеф позвал меня, а не какую-нибудь Машу Ручкину из отдела маркетинга, которая считает себя богиней рекламы.

 

ГЛАВА 1

Вследствие своего невезения я трижды споткнулась в коридоре фирмы. Потом поняла, что свернула не туда, а в довершение проблем налетела на мужика в пиджаке, который разговаривал по телефону. Я склонилась, чтобы собрать свои бумаги. И мой взгляд вцепился в начищенные ботинки — слишком красивые для той грязи, что покрыла все улицы сегодня, во время очередной оттепели.

— Вам помочь? — Голос прозвучал сверху, как насмешка.

— Не стоит. Простите. — Я подхватила свои бумаги и, стараясь не смотреть на субъект столкновения, и рванула в кабинет начальника.

Только опять по кругу, не тем путем. Но пять минут спустя все же промчалась через приемную и вломилась в двери, поправляя очки на носу. Шеф стоял посреди кабинета, сложив руки на груди, и сопел в усы, испуская пар. Казалось, сейчас он испепелит меня взглядом, и я осяду пеплом на коврике у входа.

— Карпова! Опаздываешь! — серьезно произнес он. Но вдруг приторно улыбнулся. И я только сейчас поняла, что он в кабинете не один.

В кресле для гостей, рядом с большим столом шефа, сидел мужчина в черном костюме, забросив ногу на ногу, и гневно смотрел то на меня, то на шефа, теребя пальцами ручку.

— Присаживайся, знакомься. Тимофей Дмитриевич. Наш дорогой клиент, — услужливо добавил Степаныч.

Судя по костюму, шелковому шарфику на шее и стильной прическе, клиент был и правда «дорогой», причем во всех смыслах этого слова. Я снова поправила очки и присела. Открыла блокнот, чтобы делать записи. Изучающий взгляд гостя из-под нахмуренных бровей ввергал в панику. И я даже не стала на него смотреть, опустила глаза, пока мой шеф что-то твердил о важности контракта и всячески заискивал перед этим типом.

— Мне нужен креативный специалист. Ответственный, исполнительный. Тот, кто поможет мне выработать стратегию, а не будет повторять шаблоны других. Собранный и целеустремленный, — нервно произнес клиент, стукнув по столу шефа ручкой.

В этот момент у него зазвонил мобильный. Ручка выскользнула из пальцев и укатилась на пол. И пока мужчина разговаривал по телефону, я решила сделать доброе дело — согнулась и залезла под стол, чтобы поднять ручку. Жалко, дорогая вещица. И тут произошло самое худшее — я увидела те самые блестящие ботинки мужика, с которым столкнулась в коридоре.

Вот растяпа! Это все мое вечное невезение.

Теперь он точно не согласится со мной работать.

«Медиа-агентство Багрянова — лучшее, — звучал над столом голос, пока я пялилась на мужскую обувь. — Поверь, что я согласую размещение рекламы там, где тебе и не снилось, Иван…»

О! Только этого не хватало. Мало, что я врезалась в этого мужика, так он еще оказался главой медиа-агентства, которое хотело заключить с нами какой-то договор подряда. Шеф к этой встрече готовился, а я его подвела...

Я высунулась, желая рассмотреть этого Багрянова. И скромно протянула ему ручку с виноватым видом, будто это я зашвырнула ее под стол.

Бывают же на свете красивые и ухоженные мужики. Хоть они и раритетные существа. Такое чувство, что их еще при рождении разбирают, консервируют в банки и ставят в кладовку, чтобы никто не зарился. Багрянов — один из них. Явление мужчины мечты. Но не моей, увы. На меня не смотрит даже дворник из соседнего подъезда.

— …Хорошо. Я подумаю над вашим предложением, Виктор Степаныч. Специалист нужен срочно. Поездка. Как раз праздники на носу. 

— Варвара разбирается во всем этом, поверьте, — пел ему шеф.

В чем это я разбираюсь, интересно мне знать? Вечно сваливают на меня то, что другим не под силу. Подумаешь, диплом по специальности! У других вон тоже они есть, эти дипломы. Вон Оксанка — психолог, а Наташка — вообще педагог-математик. Однако за копейки работать никто не хочет. Все идут в рекламный бизнес, ведь у нас медом намазано.

— Не знаю, — оценивающе посмотрел на меня Багрянов, заставив вжать голову в плечи. — Мне нужна девушка, которая сможет сопровождать меня. Два дня осталось, мне придется принимать решение быстро.

«Я не подхожу его критериям», — уныло подумала я и отвернулась, желая поскорее скрыться от пытливого взгляда гостя, с грустью вспомнив, что начался обеденный перерыв, о котором мой шеф забыл.

— Варвара, ты пока свободна, — наконец-то выдал начальник отдела. Я схватила свой блокнот и вылетела из кабинета пробкой.

Мысленно подсчитав количество случившихся в этот день неприятностей, я наивно подумала, что, согласно теории вероятности, на сегодня они закончились. Однако я ошиблась. Они росли с потрясающей скоростью, которой позавидовал бы даже пилот Формулы-1.

Ошибка обходилась дорогой ценой. Первая неприятность произошла, когда я покинула офис. Я поправила шапку, из-под которой торчали распушившиеся от влажности локоны, и двинула в сторону ближайшего кафе. Наши там обедали частенько. Но сегодня, в разгар суеты, когда многие люди выбирались в город, чтобы купить подарки и совершить променад по магазинам, в зале не оказалось свободных столиков.

Вывалившись из кафе наружу, я вдруг попала в поток людей, спешащих по улице, и кто-то случайно толкнул меня в сторону дороги. Проезжающая мимо машина тут же щедро одарила порцией грязи, что скопилась на обочине проезжей части. И я с отчаянием смотрела на свое пальто и брюки, по которым стекали капли, сделав мой и без того жалкий вид вообще плачевным.

Я протиснулась к стене здания, вытирая следы грязи салфеткой. Подняла голову, прикидывая, сколько шагать до ближайшего заведения общепита. С моим везением было бы лучше вернуться в офис, тихо сесть на рабочее место и не испытывать судьбу. Но желудок считал иначе — он напоминал о себе рычанием. И я решила рискнуть и двинула в сторону заманчивой вывески, что виднелась за перекрестком в конце квартала. Там находилось заведение, в котором продавали фастфуд.

Через пять минут, повесив свое пострадавшее пальто на вешалку у свободного места, я выдохнула, решив, что не все так плохо. Верхнюю одежду, конечно, придется сдать в химчистку. Но это не худшее, что могло произойти. Я уже привыкла находить неприятности там, где их априори быть не должно быть.

Поставив на стол поднос с картошкой фри, я принялась есть. Но вдруг увидела на мобильном сообщение. Оно пришло за то время, что я добиралась сюда. Я открыла его и прочитала: «Документы и трудовую получите в любой рабочий день. Расчет с вами будет произведен в течении недели». Я даже глаза протерла, еще раз читая текст, буквы которого вдруг начали расплываться.

Меня уволили?! За что?

Ах да, не угодила клиенту.

Я ожидала от Степаныча любую подлянку, но не до такой степени. Значит, Багрянов отказался работать с нами, а шефу рассказали, как я налетела на него в коридоре. Конечно, я такая растяпа. Но неужели меня так быстро уволили? И почему бы шефу было не сказать об этом лично? Видно, я не удостоилась даже такой чести.

Еда больше не лезла в глотку. Кое-как заставив себя съесть половину порции, я дрожащими руками поставила поднос на столик. Вышла на улицу, решив вернуться в офис и все же спросить, что за несправедливость и с каких это пор об увольнении уведомляют в смс-сообщениях. 

Шагнув через дорогу, я не сразу поняла, что иду на красный свет. И только когда раздались протяжный сигнал и скрип тормозов, обернулась.

Но слишком поздно. Автомобиль успел остановиться, задев бампером буквально на сантиметр, да и то не меня, а мое многострадальное пальто. Но от страха в глазах потемнело. Я упала прямо перед машиной, ударившись головой об асфальт.

Вспыхнули яркие звезды, тут же расплывшись кругами. Я не понимала, что происходит. Чьи-то голоса раздавались словно в тумане. Я отключилась прямо на дороге и не знала, что случилось дальше. Просто провалилась в небытие и пребывала там, пока меня не разбудил тихий голос, что шел из глубины моей души.

Открыв глаза, я сообразила, что лежу в белоснежном помещении на кровати, а вокруг все обволакивает белый яркий свет.

— Я уже умерла? — спросила вслух на всякий случай, схватившись за голову рукой. Да нет, все на месте. Тогда что случилось? И чей голос преследовал меня?

— Нет, Варя, с тобой все в порядке, — услышала ответ тем же голосом.

— Даже здесь не повезло, — выдохнула я, пытаясь подняться и сесть.

Голова кружилась, и я не могла рассмотреть собеседника, который стоял спиной, а свет падал с другой стороны с контровым эффектом. Незнакомец вдруг повернулся, шагнув ко мне. Я увидела голубой халат и колпак доктора. В остальном, ничего особенного. Мужчинка лет шестидесяти с седыми волосами, которые выбивались из-под головного убора. На шее стетоскоп, а в руках синяя папка-скоросшиватель. Мелкие морщинки покрывают лицо. Но не портят, а, наоборот, делают хитрым. Черты лица мелкие, а голубые глаза прищурены и искрятся. 

— Вряд ли это возможно. А вы доктор? — поинтересовалась я.

— Можно сказать и так. Приходится частенько менять антураж. Сегодня доктор, завтра адвокат, послезавтра психолог на линии экстренной помощи. Все от ситуации зависит, — спокойно произнес мужчина, перелистывая бумаги в папке. — Итак, Варвара Карпова. Двадцать пять лет. Не замужем. Детей нет. Родители в другом городе. А это еще что?.. С работы уволена за несоответствие занимаемой должности.

— За свое невезение. И за то, что внешностью обделена, — с обидой в голосе произнесла я. — Вся жизнь такая, коту под хвост.

— Хочешь ее изменить?

— Еще бы, — вздохнула я. Голос доктора действовал успокаивающе. — Только ничего не выйдет.

— А я здесь зачем? — обрадованно произнес он. — Но у меня к тебе есть предложение. Предновогодняя акция под названием «Измени свою жизнь». Ты же деловой человек, Варвара. Выслушаешь, чтобы принять решение.

В этот момент он напоминал мне не доктора, а торгового агента, которые ходят по офисам, предлагая свои товары «только здесь, сейчас и за бесценок». Или лектора интернет-курсов, которые сначала заговаривают зубы, чтобы продать, в итоге, свой продукт, и ищут целевую аудиторию. Говорил он, по крайней мере, так же — быстро и убедительно.

— Изменение линий судьбы, смена вероятностей. Сегодня ты невезучая серая мышь, а завтра совсем другая. Красотка, от которой все мужчины просто упадут к ногам. Все тендера — твои! Любая лотерея приносит удачу. Головокружительная любовь. Успех и остальное — бонусами.

— Постойте! — перебила я. — Ведь не может все это достаться просто так, бесплатно.

— Конечно же нет, Варенька, — добродушно произнес он. — Мы предлагаем только, как сказать... Только пробники. Все это у тебя будет до Нового года. Потом станет как прежде. Но что-то одно ты имеешь право оставить себе в качестве поощрительного подарка.

— Что же взамен? — недоверчиво поинтересовалась я. — И какова оплата за все, даже если это правда?

— Умная девочка. Конечно, все имеет свою плату. Но об этом потом. Так, может, ознакомишься с ассортиментов предлагаемых благ?

Кажется, меня хотели нагло обуть. Но любопытство — не порок. В конце-то концов мне, как представителю рекламного бизнеса, просто необходимо узнать методы работы потусторонней организации. Моя, так сказать, профессиональная обязанность.

— Как зовут вас хоть, — уныло спросила я, — и кто вы?

— Ах, как же, забыл представиться. Агент корпорации «Исполни мечту», Пантелеймон, — представился он, протягивая мне прайс-лист.

Конечно же, я понимала, что халявы не бывает. Нужно перечитать внимательно. Вдруг найдется зацепка, и я смогу выиграть от этой дурацкой ситуации. Итак, что нам здесь предлагают? Я пробежала глазами по строчкам услуг корпорации.

Лист белоснежной бумаги имел золотое тиснение, а надписи были выполнены ярко-красными буквами с крутыми завитками. В списке числились красота, сексуальность, удача, здоровье, чувство юмора, коммуникабельность и еще пару строк. В чем же подвох?

Я посмотрела на Пантелеймона, что-то рассматривающего на стене больничной палаты с невозмутимым видом, и спросила:

— Как же другие положительные качества. Например, доброта, справедливость и честность?

— Это в наше время излишества, — отмахнулся агент. — Рудиментарные элементы. Ну так что, Варенька, скажете? Неужели вам не хочется провести неделю, имея все, что только захотите получить? Потом оставить одно из предлагаемых благ себе навсегда. Только все то, что за неделю у тебя появится, исчезнет, будто и не было. Взамен потребуется только одно твое воспоминание.

— Всего лишь?

— Так акция же, — тяжело вздохнул Пантелеймон. — Предновогодняя. Да и экспериментальный срок небольшой. Но при верном подходе можно подзаработать и на этом. Энергия воспоминаний порой бесценна. В конце-то концов, у меня тоже выходные скоро. Времени мало. Ты думай быстрее, а то пойду искать другого клиента.

— Хорошо, — произнесла я вслух. А сама подумала: «Верно, это мне снится. Даже если нет, то что я теряю? Всего одно воспоминание. В жизни и так ничего хорошего не произошло».

— Вот и славно. Договорчик тоже здесь. Типовой, так сказать, экземпляр. Сейчас только твое имя впишем.

— Паспортные данные не потребуются? — поинтересовалась я, отбрасывая голову на подушку. 

Все происходящее казалось нереальным. Потому как не верила я во всякие там высшие силы и прочую дребедень. Явно кто-то из работников больницы, куда меня привезли, разыграть решил. Мне же везет на всякие казусы. Уверена — меня снимает скрытая камера.

— У нас не требуются, — подмигнул он. — Только твоя подпись.

В сухой ладони Пантелеймона, как по мановению волшебной палочки, возникла ручка, позолоченная, совсем как у того типа, который у шефа сидел. Да только чернила в ней были странными — светящимися. Я даже глаза второй рукой потерла, когда моя скромная подпись вспыхнула оранжевым пламенем.

— А где дополнительные экземпляры?

— Так вот, — развел руками в стороны Пантелеймон, и вместо одной бумаги в них вдруг стало две. — Один тебе, один нам, как полагается. Ну, я помчался. Еще отчет по продажам составлять.

Я взяла в руки бумагу, прижав к груди. Жутко хотелось спать. Всего на миг я решила закрыть глаза. Но сон повлек меня за собой, и я поняла, что не могу очнуться и уплываю в царство Морфея. Перемешались все события этого странного дня, и только голос Пантелеймона звучал в голове: «Акция на любовь и бонус на удачу».

 

***

Проснулась я довольно скоро. Взглядом обвела больничную палату. Странно, у меня же не такая страховка, чтобы позволить себе такие условия. В остальном — ничего сверхъестественного. Только света того нет — на окне плотно задвинуты жалюзи. Да только и договора никакого нет. Словно все это мне действительно приснилось.

Чувствовала я себя при этом отлично. Поэтому поднялась и села, ожидая, пока кто-нибудь придет и объяснит мне, в чем же дело. А вскоре и доктор объявился — обычный медработник, который первым делом поинтересовался моим самочувствием.

— Вам повезло. Ни единой царапины. А уж как тот мужчина, что привез вас, переволновался! Он и оплатил все расходы. Везучая вы девушка, — произнес доктор.

Я покрутила головой — вдруг не ко мне обращаются — и сказала:

— Мне никогда не везет. А скажите, у вас тут не работает доктор такой, Пантелеймон. Приходил недавно.

— Вам приснилось. Спали вы как раз-таки крепко. Нет у нас таких, — улыбнулся он.

— Что же, раз у меня все в порядке, пойду я домой.

— Конечно, никто не задерживает, — ответил врач. — Проверим еще разок, чтобы сотрясения не было. И вы свободны.

Никакого сотрясения мозга, кстати, у меня не нашлось. Никакой тошноты или головной боли. Я выспалась и чувствовала себя так прекрасно, как никогда. Продержав пару часов в больнице, меня отпустили восвояси, выдав мою одежду. И я вызвала такси, решив не связываться с дорогой. Вдруг опять что произойдет.

— С вас пятьсот рублей, — произнес таксист. — Хотя нет, с такой красивой девушки — четыреста. Как последнему клиенту.

— Это я-то красивая? — усмехнулась я и достала кошелек, чтобы рассчитаться с водителем. — Вы меня без грима не видели.

Понимая, что он сказал это из чистой вежливости, я вздохнула и двинула домой. Сняла пальто, повесила его на вешалку, вспомнив, что предстоит занести его в чистку. И остановилась напротив зеркала.

Эй! Что за чертовщина?! Да у меня грудь увеличилась!

Я даже в профиль встала, чтобы удостовериться, что у меня не галлюцинации. Пощупала — да нет, моя. Только на два размера больше. Теперь даже талия зрительно кажется тоньше. Лицо тоже изменилось. Из отражения в зеркале на меня смотрела совсем другая девушка. Это была все та же я, но выглядела иначе.

Звонок телефона прервал любование собой. Степаныч решил лично напомнить мне об увольнении. Да он никогда в жизни мне не звонил лично, хоть и имелся в списке контактов для приличия.

— Варвара, как ты? Говорят, были неприятности? Я рад, что с тобой все в порядке. А теперь слушай. Багрянов согласился взять тебя. Такая удача! Жду утром, обговорим детали.

— Меня же уволили, — недоверчиво произнесла я. — Как же смс?

— Какое еще смс? — удивленно спросил шеф. — Никто тебя и не думал увольнять. С чего ты взяла? Я решения Тимофея ожидал.

— Странно. Хорошо, буду утром, — ответила я.

Где же то сообщение? Вот же, черным по белому написано... Ой! А за ним еще одно: «Простите, ошиблись номером».

Вот дела!.. Иначе, как вмешательством потусторонних сил, я никак не могла объяснить происходящее. Значит, это правда! И Пантелеймон из корпорации «Исполни мечту» мне не приснился.

Я действительно подписала странный договор с призраком, или кто он там на самом деле?

«Вот дура!» — выругалась сама на себя.

Значит, до Нового года я буду везучей сногсшибательной красавицей, а после все снова вернется на круги своя? И невезение мое вернется, и внешность. И меня опять уволят с работы, ведь сказал же агент, что ничего не останется.

Но терять-то нечего! Осталось семь деньков, когда я буду чувствовать себя красоткой. А еще работать с новым заказчиком, главой медиа-агентства. Только теперь это будет куда проще. Потому как меня не будут на каждом шагу преследовать проблемы вселенского масштаба.

Что же, Тимофей Багрянов, посмотрим, что ты за мужчина!

Почему-то до сих пор в памяти вставал соблазнительный взгляд этого сероглазого брюнета. И перспектива провести рядом с ним несколько дней смущала до чертиков и заставляла подумать, что может произойти за это время.

 

ГЛАВА 2

На работу шла как на праздник. В короткой юбке, которую не надевала со студенческих времен, и в новых колготках, купленных вечером в местном супермаркете. Сапожки были на каблуках. Они долгое время хранились в коробке, ведь я боялась, что обязательно упаду и сломаю каблук — а скорее, сразу ногу. Но сегодня мой страх прошел, а ощущение, что мне обязательно повезет, не покидало.

Расставшись в гардеробе со своим пальто, которое снова стало чистым, когда с него стряхнулась дорожная пыль, я поправила элегантную блузку, тесно обтягивающую нововылепленный бюст. И двинула в кабинет, привлекая завистливые взоры коллег по цеху. Я бросила на стол свою сумочку и, поправив волосы, направилась к шефу.

Он оказался не один. Рядом с ним попивал кофе тот самый Тимофей Багрянов.

Я смущенно отвела взгляд, стараясь не пялиться на мужчину, лицо которого излучало беспредельное счастье. Присела напротив, чувствуя, как любопытный взгляд Багрянова скользит по моему декольте. От этого взгляда стало трудно дышать, и я машинально, сама от себя не ожидая, расстегнула верхнюю пуговицу блузки.

— Прекрасно выглядишь, Варенька, — похвалил меня шеф. — Ознакомься с нашим договором. Все подписано. И ты назначена главным исполнителем проекта. 

— Хорошо, — ответила я, пробегая глазами по тексту документа, но в голове стояла картина вчерашней беседы с типом из потустороннего мира и тот самый договор. — С чего начать?

— Поедешь с господином Багряновым, он тебе все объяснит. — Шеф выдернул у меня из-под носа документ. — Это тебе вышлют по сети.

— А когда ехать? — подняла я взгляд.

Брови Багрянова сложились домиком, когда он посмотрел на меня. В серых потемневших глазах бушевал шквал эмоций.

— Сейчас и поедем, Варя, — ответил за шефа Багрянов, окончательно ввергнув меня в панику.

К счастью, я вспомнила, что мои комплексы остались там, во вчерашнем дне. В конце концов, работы с ним всего на несколько дней, в течении которых я останусь такой же, как сейчас. А потом он никогда меня больше не увидит. Чего переживать?! Правильно, не буду.

 

***

Выходили из кабинета вместе. Багрянов пропустил меня вперед, а сам шел чуть позади. Было немного не по себе. Я никогда не оказывалась в подобной ситуации. У меня и мужчин-то почти не было. Один давно, да и тот по случайности. Потому как кому нужна простушка, у которой за душой ничего нет, кроме невыплаченной ипотеки?

— Варя, все в порядке? — поинтересовался Тимофей, открывая двери на улицу. Мы застыли на крыльце, и я запахнула пальто, глядя на мужчину.

— Конечно. Что может быть не так? — нахмурилась я.

— Тогда прошу. — Он указал жестом на блестящую иномарку, которая стояла перед зданием. — Это моя машина.

Он открыл двери, помог сесть и ловко захлопнул ловушку прямо перед моим носом. Сам тут же обошел автомобиль и уселся за руль. Я сжала в руках сумку, преодолевая страх.

Почему-то от одного взгляда Багрянова меня будто сжимало тисками. Слишком он был хорош. За словом в карман не лез. Все его жесты и манеры напоминали мне, что это человек из другого мира — того, где нет места таким, как я настоящая. Альфа-самец. Мечта любой женщины. Интересно, он женат?

— Вот и все, можно ехать, — низким тоном произнес он, пока заводил машину.

От бархатного голоса мои колени сами сжались, словно их склеили суперклеем. В таком положении я и сидела, в то время как Багрянов выруливал на широкую дорогу и включил музыку.

В салоне пахло дорогим мужским парфюмом и работал климат-контроль. Наконец-то я смогла расслабиться и откинулась на спинку, слушая мягко льющуюся из динамиков композицию.

Я даже не заметила, как мы оказались у высокого здания, где находилось «Медиа-агентство Багрянова».  Ночью эта многоэтажка светилась как новогодняя елка, а в эти предпраздничные дни на ней появились огни с цифрами наступающего года. Они были видны с ближайших кварталов города. Но сейчас строение выглядело скорее строгим и слишком правильным, как и сам владелец агентства.

Только не пойму до сих пор, зачем ему я? У него же целый штат своих сотрудниц. Почему он приперся в нашу захудалую конторку и выбрал меня в качестве временного помощника? Получить бы ответ на этот вопрос, да поскорее, пока я не лопнула от любопытства.

— Вот и приехали. Сейчас посмотришь, как мы тут живем. Мне нужно тебе кое-что рассказать.

У меня застучало сердце. И я даже не догадывалась, что хотел сообщить мне красавчик. Сейчас он не казался надменным. В глазах мелькала некая усталость. Он выдохнул, затем остановился на парковке около стеклянных дверей офисного здания. Вышел и подал мне руку. Его ладонь была горячей, по сравнению с моей, что я даже не хотела вынимать свою из теплого плена.

Мы прошли мимо ресепшена и проследовали к лифту. В тесной кабине я ловила каждый вдох-выдох этого мужчины, и мне становилось не по себе — слишком маленькое пространство, чтобы чувствовать себя уверенно рядом с таким самцом. И опять же, вспоминая о смене своего антуража, пыталась расслабиться и думать о том, что все идет по плану.

— Вот мы и на месте. Ты присаживайся, в ногах правды нет, — произнес он, вешая в шкаф свою одежду. Я нервно теребила подол своего пальто.

— Кажется, вы хотели что-то сказать, — напомнила я, переминаясь с ноги на ногу, пока он что-то искал в шкафу среди бумаг.

— Именно так. Немножко терпения, Варенька, — отозвался он. Из шкафа показалась чуть взъерошенная голова Тимофея, и я вдруг поняла, что он моложе, чем я думала. — Вот то, что нам нужно. Не стой, как истукан!

Он подхватил меня под руку и едва ли не насильно усадил в кресло около себя, напротив большого монитора. Мое пальто при этом было наглым образом отобрано и теперь лежало на одном из стульев, выделяясь на фоне этой роскоши дешевой подделкой.

Я вытянула голову, пытаясь разглядеть, что он принес, и Тимофей протянул мне цветной рекламный буклет, на котором не было ни слова по-русски. Я удивленно покрутила его в руках, пытаясь понять, зачем он мне это вручил.

— Господин… Багрянов. А это что? — отдала я ему обратно загадочный проспект.

— Просто Тимофей. Пожалуйста, — заглянул он мне в глаза, чуть прищурившись.

Определенно, он что-то скрывал от меня. И шеф недаром не дал мне дочитать условия договора, сославшись на электронку. Ох, темнят они оба!

— Хорошо, Тимофей. Что это такое? — прямо спросила я, сложив руки на груди.

— Недавно у нас открылся филиал одной сербской фирмы, главный офис которой находится в Белграде. Они обратились ко мне с просьбой проработать стратегию рекламной кампании. Но мне придется лететь в Белград, чтобы лично познакомиться с руководством.

— Я вам зачем для этого нужна? — не понимала ничегошеньки в его словах.

Нет, в работе как раз мне все было понятно. Странным казалось другое: кому понадобилась я, и зачем Тимофей вообще пришел в наш офис.

— Вот в этом и весь вопрос. Мне требуется помощница только на время поездки. А я не могу взять никого из своих. Это первоначальный период работы, я все переговоры проведу лично, но мне нужен специалист твоего уровня. Понимаешь, я давно знаю Виктора Степановича. И когда я рассказал ему о своей проблеме, он посоветовал взять кого-то со стороны, а точнее, из его фирмы.

— Уже становится понятнее, — кивнула я. — Конкретнее можно?

— Понимаешь, долгое время я встречался с одной девушкой, которая работает у нас. Но я поздно понял, что ей от меня нужны лишь мои деньги. И когда я вежливо решил с ней расстаться, она закатила мне грандиозный скандал. А потом собралась мстить. Я не могу взять в недельную командировку ни одну из моих сотрудниц, потому как все они контактируют с Кристиной. Она просто подставит меня при первой же возможности, а я не могу пока ее уволить, ведь в бизнес были вложены деньги ее отца. Но и один не могу лететь. На переговорах мне нужна спутница, которая обладает приятной внешностью и умением вести деловой разговор. Таково пожелание заказчика. Иначе я просто взял бы кого-то из наших маркетологов, и проблем бы не было.

— И вы предлагаете лететь с вами в Белград, Тимофей? — начала понимать я, к чему он клонит.

— Именно так. Вылет завтра. Вернемся тридцать первого. Виктор Степанович специально нашел мне девушку, не обремененную семейными обязанностями.

— И подписал все за меня. Продал в рабство. Не ожидала, — пробормотала я, осознав, что за работа меня ожидает.

— Не в рабство, — рассмеялся он. — Тебе отлично заплатят — это раз. Во-вторых, неужели самой не хочется побывать в другой стране накануне Нового года и набраться впечатлений? Горнолыжный курорт рядом. Заказчик лично обещал, что свозит нас посмотреть все достопримечательности. Расстраиваться не стоит.

— И меня ведь даже не спросили, — сжав зубы, произнесла я.

Теперь я поняла, зачем выбрали для этой поездки именно меня — невзрачную и незаметную, о которой не поползут слухи по агентству Багрянова. Его бывшей невесте нечего будет предъявить в качестве обвинения. И подставить она его не сможет, потому как меня не знает.

— Если ты категорически против, то я найду другую. Пока есть время. Решение нужно сейчас. Мне еще заказывать билеты на самолет. — В голосе Тимофея прозвучало сожаление. — Твой начальник уверил, что ты ответственно относишься к работе. И именно ты не станешь пускать обо мне лишние слухи. Я могу тебе доверять, Варя?

Мое имя как-то особенно перекатилось у него на языке, словно он пробовал его на вкус. А в голосе сквозило сожаление. Мне стало даже неудобно.

Такая перспектива! Провести почти неделю рядом с этим обворожительным красавчиком, который явно был бабником, хоть и не сознавался. Это было заметно по его поведению и повадкам. Шеф выбрал для него простушку, которая не станет претендовать на этого мужчину. А договор с потусторонним агентством полностью поменял мою внешность, и теперь Тимофей смотрит на меня так, будто готов раздеть одним только взглядом.

Эх, была не была! Когда еще выдастся такая возможность?!

Пусть хотя бы несколько дней в жизни запомнятся мне сказкой, которой у меня никогда не будет. Тридцать первого я вернусь домой в пустую квартиру. Может быть, даже успею уехать к родителям. И этот мачо не заметит, как с боем курантов царевна превратится в лягушку. А больше я ему не понадоблюсь. Понятное дело: кого интересуют амфибии, когда полно золотых рыбок?

— Хорошо, Тимофей. Я помогу вам. С одним условием, — выдала я, отворачиваясь от него.

Широкая мужская ладонь накрыла мою. Тимофей пригнулся, нагло заглядывая мне в глаза.

— Каково же условие?

— Когда мы вернемся обратно, контракт будет завершен. И выпутываться из своих проблем потом будете лично. На том наши пути разойдутся.

— Не поверишь. Именно это мне и нужно. Так что, Варенька, поедем, пообедаем вместе и обсудим некоторые организационные вопросы? — приподнялась одна бровь, а на губах застыла легкая улыбка, делая его лицо еще привлекательнее. — Я возьму с собой планшет и покажу, что от тебя требуется.

 

***

В ресторане я на миг почувствовала себя гадким утенком среди прекрасных белых лебедей. Но я быстро осознала, что никто не обращает на меня внимание, и все заняты своими делами. Уверенность в себе приходила со скрипом. Видно, для такой неудачницы, как я, даже самое крутое изменение линий судьбы сказывалось медленно.

Впрочем, один внимание обращал, да еще как! Тимофей обхаживал меня с грацией хищника, кружил вокруг своей добычи. Хотя все выглядело почти что невинно. Или мне в жизни доставалось так мало внимания, что теперь все казалось излишеством?

— Так, Варя, билеты я заказал. От тебя необходим только паспорт, все остальное — моя забота. Визу оформлять не потребуется. Номер двухместный, так что будем постоянно рядом. Заказчик, Сречко Милатович, ждет нас через два дня. Успеем отдохнуть.

Отдыхать мне не очень хотелось. Я ломала голову, что взять из одежды и вещей. Рядом со стильно одетым Тимофеем я казалась какой-то невзрачной. Но в этот момент пришло сообщение из банка, что мне на карту переведены деньги. Вот и выход из ситуации. Утром я не успею ничего сделать — рейс в первой половине дня.

— Варя, я заказал тирамису. Ты ведь любишь? — прищурился Тимофей, поглядывая на официанта.

— Я не знаю, что люблю, — вздохнула я.

— Значит, будет повод выяснить, — загадочно улыбнулся Багрянов. — Я заеду за тобой утром, чтобы не опоздать на самолет. Лететь три часа, по пути расскажу больше о специфике нашей работы. — Ты попробуй, это правда вкусно! — указал он мне на десерт.

— Договорились, — улыбнулась вдруг я.

— Варя, ты такая красивая, когда улыбаешься, — прозвучал голос Тимофея, вползая мне в душу ядовитой змеей.

«Конечно, он же не помнит, какая я была! Это ведь альтернативная реальность, я всегда выглядела для него так, как сейчас!» — догадалась я. Как странно, будто эта жизнь — не моя.

Я промолчала, глядя на него. В глазах мужчины танцевали чертики. И он улыбался. Это делало его серьезное лицо совсем другим, не таким, каким я запомнила при нашей первой встрече. Главное, не успеть влюбиться в этого красавчика. Остальное как-нибудь переживу.

— Кажется, я начинаю думать не о работе, — выдохнул он. — В целом я тебе рассказал все, что требуется.

Я даже не заметила, что мы находимся в ресторане уже два часа. Как же быстро летело время, а его голос очаровывал, закрадывался в душу, язвой проедая остатки моего самообладания.

— Хорошо, Тимофей. Я буду готова пораньше. А теперь мне пора идти.

— Конечно. Я подвезу, — спохватился он. — Тебе ведь нужно собраться. А поговорить мы можем и завтра.

Мы вышли из ресторана на холод, и я спрятала нос под воротник. Снега все еще не было. Только промозглый ветер и небольшой мороз. Но за сутки лужи подсохли и теперь не приходилось пробираться по грязи. Сев в машину Тимофея, я молча наблюдала, как он выкручивал руль, выбираясь с тесной парковки ресторана. Мои мысли крутились вокруг грядущей командировки, что подкинула мне судьба в лице моего шефа.

Никогда бы не подумала, что все быть иначе в этой жизни. Я уже привыкла к череде неудач, преследующих меня.

— Говори свой адрес, — повернулся Тимофей. — Я же не знаю, где ты живешь.

Я тихо сообщила ему улицу и номер дома. Вот же я растяпа! Ведь он сможет искать меня потом по этому адресу! Да, хотя, какая разница? Все изменится, и он просто разочаруется, посчитав дураком себя, раз обратил внимание на такую, как я.

— Приехали. Я пошла. До завтра.

— До завтра, Варенька, — проговорил Тимофей, выпуская меня из машины.

Наши руки на одно мгновенье встретились, и он сжал мои пальцы, заглядывая при этом в глаза, словно хотел что-то сказать, но не мог. Потом все же отвернулся, сел в свою машину и уехал, оставив меня перед домом.

Я собиралась зайти домой, а потом прогуляться по магазинам в поисках обновок. Еще было светло, обычно в такое время я на работе. И теперь чувствовала себя не в своей тарелке, будто все изменилось в одно мгновение. Только, вот, в какое именно? Откуда Пантелеймон запланировал переход в иную реальность? Не в больнице же! Я помню свое детство и студенческие годы.

Как проверить, я это или же нет? Ведь я прекрасно понимаю, что происходит на самом-то деле.

Вернувшись домой уже в темноте, я оставила свои покупки на диване и бросилась к телефону, набирая номер мамы. Ведь подруг, способных подтвердить мою теорию, у меня не было. Последние разбежались еще пару лет назад, а я с тех пор вела одинокий образ жизни.

— Мамочка, привет! — радостно произнесла я, услышав родной голос.

— Доченька, Варенька. Как ты? Я хотела тебе сегодня позвонить.

— Я улетаю завтра, в командировку. Буду только к Новому году, — ответила я. — Ма, скажи мне. Я всегда была такой неудачницей?

— Ты о чем? — не поняла мать. — Ты у меня была умницей. Надумаешь вечно себе проблем. У тебя кто-то появился?

— Пока нет. Просто я не знаю, что мне делать. Если бы он вдруг увидел, какая я на самом деле?

— Все мы такие, какими хотим себя видеть, — ответила мать теплым голосом. — Так что не забивай голову. Ты с ним уезжаешь?

— Да. У нас ничего с ним нет и не было, — оправдываясь, сказала я.

— Значит, все впереди. У тебя даже голос изменился сегодня. Я хочу, чтобы ты была счастлива.

Я положила телефон и задумалась. Кажется, я действительно испытывала к Тимофею нечто особенное, но объяснить себе, что именно, не могла. Мы всего один день провели вместе, а кажется — целую вечность. Что же будет за неделю? Получится ли не испортить жизнь ни себе, ни ему?

Отбросив сомнения, я пошла примерять обновки и собирать чемодан. Нужно выспаться — завтра трудный день.

Будь что будет! Если мне не суждено остаться с ним, то нечего из-за этого страдать. Все это лишь акция, которой нужно воспользоваться, чтобы потом не жалеть об упущенной возможности побыть счастливой хотя бы недолго.

 

***

Утром Тимофей заехал на такси. Я вышла из подъезда, кутаясь в новый пушистый шарф. Водитель подхватил мои вещи, поставив в багажник, и мы выехали. За окном черной лентой тянулась дорога. Багрянов разговаривал по телефону по работе. Я старалась ни о чем не думать. Только представляла, что через несколько часов окажусь в другом месте, где все будет как в сказке. 

Расположившись в кресле самолета, я наблюдала из-под опущенных ресниц, как суетятся люди, улыбаются друг другу. Может, наш мир не так уж и плох? И все мои неудачи — как в жизни, так и на личном фронте — вовсе не из-за того, что у меня несчастная судьба, а все относительно и зависит лишь от взгляда на вещи?

— Варя, о чем задумалась? — спросил Тимофей, усаживаясь рядом.

— О работе. О чем же мне еще думать, — улыбнулась я в ответ.

— Знаешь, я едва не совершил ошибку, когда хотел отказаться от предложения Виктора Степановича. А теперь думаю, что было бы, если бы я не принял его? С кем бы летел сейчас в Белград? Наверное, один. — Ладонь мужчины накрыла мою, и я почувствовала исходящее от нее тепло. 

— Мы же просто работать собрались. Не забудь про наш договор, — повернулась я, и мы не могли оторвать друг от друга взгляды.

— Я ничего не забываю. Смотри, мы взлетаем, — указал он на иллюминатор, за которым проносилась территория аэропорта. Самолет уже набирал скорость, а потом оторвался от поверхности, унося нас и сто с лишним других пассажиров в небо.

Весь полет Тимофей пытался меня разговорить. Он явно заигрывал, и я не могла сказать, что мне это не нравилось. Со мной никогда не происходило подобных приключений, и все казалось каким-то чудом. Особенно когда Тимофей касался моей руки, указывая на розовую гладь облаков за иллюминатором.

Я даже удивилась, что объявили посадку — слишком быстро прошло время. Я повернулась к Багрянову, желая что-то сказать о работе. Он думал о чем-то своем, впервые за три последних часа. Чувственные губы сжались в плотную линию, словно его что-то волновало.

— Все в порядке? — вежливо поинтересовалась я.

— Просто отлично. Я тут думаю, что было бы, если бы не…

Его слова были прерваны появлением стюардессы, и разговор стих до того момента, пока мы не выбрались из самолета. Потом его молчание как рукой сняло. И он показывал мне виды из окна такси, говорил про заказчика и компанию. Вот только про свою бывшую невесту он явно что-то умалчивал. Не могло быть все так просто, как он мне это расписал. Почему-то я не верила в свое везение до конца, а скорее, полагалась на логику.

— Вот мы и на месте. Прошу за мной, — подмигнул мне Багрянов, пока таксист доставал наши сумки из багажника.

Я подняла голову, с удивлением разглядывая симпатичный отель у набережной — здание с аккуратной парковкой, вывесками и новогодним убранством. В большом холле в глаза бросились кашпо с пальмами и яркие картины на стенах. И пока Багрянов заполнял документы и разбирался с администратором, я подошла к окну.

В моей реальной жизни за этот день могли произойти тысячи различных неприятностей. Как минимум — я поскользнулась бы на этом полу, а как максимум — наш самолет просто не долетел бы до места назначения. Промежуточных вариаций было бесчисленное множество, стремящееся к бесконечности.

Выберу я, пожалуй, удачу, когда придет время оставлять бонус. Все-таки не хочется постоянно примерять на себя все беды.

Заполнив анкеты, мы поднялись на второй этаж. Номер оказался не менее симпатичный, чем весь отель. Но мужчина, который находился рядом, делал это место особенным. И когда я понимала, что нам предстоит провести здесь неделю до 31 декабря, внутри что-то сжималось. Это только начало.

Нужно ловить удачу за хвост. Даже если я потом забуду эти дни, хоть испытаю, каково это — быть счастливой. Интересно, Тимофей и правда смотрит на меня, как на постоянную женщину, а не временное явление его жизни?

В подтверждение моих мыслей он тут же вышел из своей спальни и двинул ко мне навстречу.

— Варя, предлагаю сходить в ресторан, а потом прогуляться по городу. Думаю, здесь есть много интересного, — загадочно сказал он.

— Хорошо, Тимофей, — улыбнулась я.

— Вот и славно. Тогда раскладывай вещи, я буду ждать тебя здесь. А я пока посмотрю, что мне нужно сделать по работе, — кивнул он в сторону ноутбука на маленьком столике у окна.

 

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям