0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Любовь под прицелом » Отрывок из книги «Любовь под прицелом»

Отрывок из книги «Любовь под прицелом»

Автор: Головина Оксана

Исключительными правами на произведение «Любовь под прицелом» обладает автор — Головина Оксана . Copyright © Головина Оксана

ПРОЛОГ

Солнце вздумало заглянуть в окна и скользнуло по золотистым волосам невесты. Нижняя губка Вероники дрожала, что только умиляло регистратора, находившегося в безмятежном неведении. Ведь невесте полагалось нервничать и даже расчувствоваться до слёз в день своей свадьбы. Но пистолет, упиравшийся девушке в поясницу, плюс наигранная белоснежная улыбка «жениха», были куда более убедительным аргументом к выражению чувств. Этот мерзавец ещё смел улыбаться! Склоняя к ней свою светлую голову, он заглянул в зелёные глаза девушки. Немного прищуриваясь, мужчина словно засомневался на мгновение, скажет ли бедняжка «да», но Вероника едва слышно прошептала заветное слово.

– В знак любви и верности прошу обменяться кольцами… – медовый голос женщины, стоящей перед ними, заставил невесту вздрогнуть.

Вероника нехотя протянула руку, позволяя своему мучителю нацепить тонкое блестящее колечко. К немалому удивлению девушки, кольца были настоящими. И что самое обидное, колечко идеально подходило к её тонкому пальцу. Жених ловко надел его, не опуская второй руки с оружием, холодившим спину. Затем настала очередь невесты. Девушка зло нахлобучила украшение на его палец и попыталась испепелить негодяя взглядом. Не вышло. Этот парень был непрошибаем…

Вероника теребила подол короткого белоснежного платьица, украшенного прекрасным кружевом по верху пышной юбки. Проклятое платье тоже сидело идеально. Ему удалось лишь окинуть её взглядом и точно вычислить нужные размеры. Кто этот человек? Точно маньяк! Никем другим он не мог быть, типичный уголовник.

А свидетели? Мужик с такой физиономией бандитской… и чего всё время улыбается? Костюм на два размера меньше чем нужно, того и гляди, по швам разойдётся. Про свидетельницу вообще нужно молчать: волосы в узел связала, ни косметики, ни украшений. Стоит, сложила руки на груди, вся в чёрном. А костяшки на тех самых руках все ободраны… и кому, спрашивается, челюсть полировала?

Вероника вздохнула, чувствуя, что глаза предательски увлажнились. Она поставила подпись на предложенной бумажке, подписывая собственный приговор. Прижимая её к себе, новоиспечённый муж также размашисто расписался, да так, что девушку даже зависть одолела. Почерк-то, какой красивый…

– Можете поздравить друг друга!

Проклятая тётка… С чем поздравлять-то? Тем временем Веронику развернули и запечатлели короткий звонкий поцелуй на лбу. Она оторопела, даже приоткрыла рот, глядя на своего похитителя. Запомни его, дорогуша. Это лицо гада, который разрушил твою жизнь. Лицо убийцы, маньячины, за которым наверняка гоняется вся полиция города…

– Ну всё, капитан, принимай поздравления! – огромный небритый детина сунулся на них, крепко обнимая обоих, едва давая дышать.

Вероника почувствовала, как он отобрал злосчастный пистолет у её муженька, пряча оружие от посторонних глаз. Конечно! Теперь-то он зачем? Они своё грязное дело сделали. Стоп…

– Какой капитан? Моряк что ли? – пролепетала девушка.

Громила рассмеялся и потрепал её огромной ручищей по вспыхнувшей щеке.

– Уголовного розыска, капитан. Хороший тебе мужик девонька достался, эх люблю я вас!! – дядька снова сгрёб их, рискуя раздавить.

Головы новобрачных соприкоснулись, и Вероника, воспользовавшись моментом, снова посмотрела на «мужа». Серо-голубые глаза мужчины глядели на неё, откровенно насмехаясь.

– Ты полицейский?!

 

ГЛАВА 1

Немного ранее…

Лучи заходящего солнца проникали в небольшой уютный кабинет, вместе с порывами свежего воздуха. Здесь, в западной части города, расположенного в щедрой зелени природных парков, он был особенно благодатен. Сегодня ей ужасно захотелось всё бросить и поскорее сбежать. Вероника прикусила губу, продолжая возиться с горой бумаг. Под потоками свежего воздуха, которые приподнимали аккуратные занавески, документы норовили разлететься, как осенняя листва. Девушка поглядела на симпатичный голубой плащик. Он так соблазнительно висел на высокой деревянной вешалке, выполненной в виде деревца с ветвями, которые служили крючками для одежды.

Из кабинета, располагавшегося по правую сторону от её стола, по-прежнему раздавался громкий, полный печали голос. Он повествовал о том, что инопланетное вторжение неизбежно и нам всем уже давно пора закупать тушёнку и туалетную бумагу в неограниченном количестве. Вероника покачала головой, и русые волосы гладкой волной рассыпались по плечам, укрытым мягкой тканью бежевого платья.

Табличка на кабинете гласила: «Д-р Дорофеев Е.Е.». Евгений Евгеньевич был психологом, надо сказать хорошим, по крайней мере, так считала Вероника и те странные типы, что являлись клиентами доктора. Сегодня последний сеанс затянулся, что было нехарактерно для начальника, но не ей об этом рассуждать. Вероника с удовольствием подрабатывала, получая при этом внушительную денежку, которая приятно радовала кошелёк, который в свою очередь лежал в замечательной сумочке в цвет платья.

В свои девятнадцать, она могла гордиться собой, учась и подрабатывая. Этим Вероника обеспечивала себе достойное содержание, способное оплатить учёбу и сладости, которые ожидали её каждый вечер на уютном диванчике, перед большим телевизором. Всего-то и нужно было, что очаровательно улыбаться и приводить документы в порядок, проверяя почту доктора три-четыре раза в неделю. Вот и спешила она после занятий, стараясь не свалиться с высоких каблуков, сверкая белозубой улыбкой, когда очередной «несчастный», уставший от жизни человек, переступал порог их кабинета.

Вообще, честно говоря, Вероника сомневалась в том, что хотя бы один из пациентов доктора действительно был болен. Она уже не в первый раз отмечала про себя, что посетители были скорее странными и смешными богатеями, которые выдумывали себе болячки и платили огромные деньги за сеансы, только затем, чтобы их хоть кто-то выслушал…

Двери кабинета наконец открылись, и за ними показалась голова мужчины средних лет. Он опасливо поглядел по сторонам, затем остановил свой «пронизывающий» взгляд на девушке и долго смотрел, проверяя, не является ли она одним из инопланетных захватчиков. Вероника нацепила очки и показала язык. Мужчина немедленно встрепенулся и прошмыгнул в коридор, скрываясь в сумерках за дверьми. Наконец-то! День окончен. Сегодня всё тянулось как резина. Вероника совсем измоталась на па̀рах. Как никогда хотелось размять ноги, прогуливаясь до остановки трамвая, и поскорее оказаться в своей уютной квартирке.

Девушка уже предвкушала тихий вечер за просмотром любимого сериала и поеданием огромной коробки шоколадных конфет, которые она приобрела, ещё идя на работу, в небольшом магазинчике. Вероника заходила туда почти каждый день, любуясь на горы разноцветных пирожных и прочих манящих десертов.

– Вероника, думаю, на сегодня мы закончим. Поспешите, скоро совсем стемнеет, мне бы не хотелось заставлять вас блуждать в потёмках.

 Девушка счастливо улыбнулась доктору, появившемуся у дверей. Евгений Евгеньевич уже накинул свой плащ, теперь поправляя тонкие, смешно подкрученные усики.

– Я уже всё закончила, Евгений Евгеньевич. Неделя выдалась просто сумасшедшая…

Вероника поджала губы, понимая, что подобрала неудачное сравнение, но вызвала лишь ответную усталую улыбку у своего начальника.

– Пусть ваши выходные пройдут спокойно, если вы, в ваши удивительные годы, мечтаете именно об этом, дорогая Вероника.

Девушка быстренько бросила очки и телефон в сумочку, затем терпеливо подождала, пока услужливый доктор накинет плащик на её плечи. Осталось схватить коробку шоколада, перехваченную тонкой голубой ленточкой и вежливо распрощавшись с начальником, наконец выбежать под вечернюю прохладу.

***

Каблуки её туфель в этот раз слишком громко звучали на неожиданно тихой улице. Вероника торопливо перебежала через дорогу. Она заметила, как загорелся красный свет светофора, едва достигла противоположного края.

Именно в этот самый несчастный момент её жизни, девушка услышала, как завизжали шины. Тёмная машина, развернувшись на трассе на девяносто градусов, врезалась в тот самый светофор, возле которого Вероника стояла. Она вскрикнула, прикрывая голову руками, в которых продолжала держать коробку.

Преследователи не заставили себя ждать: на полной скорости две машины уже мчались к месту аварии. Вероника не стала дожидаться, чем всё это закончится, и понеслась прочь, сворачивая в первый попавшийся переулок. Она услышала, как хлопали дверцы машин, которые остановились у обочины. Затем раздались звуки, которые на беду заставили девушку оглянуться. За её спиной стреляли.

Вероника не разбирала грубых отрывистых фраз, которые выкрикивали те, кто сегодня решил прикончить друг друга. Наверняка мафиозные разборки! Девушка снова вскрикнула, когда одна из пуль просвистела рядом, впиваясь в дерево, которое она посчитала надёжным укрытием. Вероника испуганно выглянула из-за коробки, когда раздался следующий выстрел.

Один мужчина, который стоял к ней спиной, пошатнулся, а затем просто упал на чёрный асфальт. Вероника не смогла разглядеть его, так как уже стемнело, да и зрение её не отличалось особой остротой. Зато второго человека видела ясно, как днём. Фары ярко освещали мужчину, державшего пистолет. Он стоял, возвышаясь над распростёртым телом. Сердце девушки ушло в пятки, когда бандит поднял голову, и глянул прямёхонько туда, где стояла она.

– Мамочки… – Вероника должна была бежать, но как заворожённая глядела на убийцу, словно кролик на удава.

Мужчина прекрасно понял, что она видела больше, чем следовало. Девушка готова была поклясться, что тень смятения скользнула по его лицу. Бандит нервно стянул вязаную шапку, обтёр ею перепачканное чем-то тёмным лицо, и запихнул испорченную вещь в задний карман джинсов. Он откинул светлые волосы с глаз, и широким шагом направился к Веронике. Убийца махнул ей рукой, веля оставаться на месте, и вот тогда она наконец очнулась.

С тихим вскриком, девушка швырнула в него коробку. Ударяясь об руку мужчины, она раскрылась, и осыпала бандита шоколадными конфетами. Выругавшись, он ускорился, но в него полетела туфелька, теперь больно ударяя острым каблуком. Незнакомец что-то проворчал насчёт слабости её ума, и попытался схватить Веронику за рукав. Но вторая туфелька оцарапала протянутую к ней руку, заставляя убийцу вскрикнуть и на секунду выпустить свою жертву.

 Вероника помчалась на скорости, которой можно было гордиться. Босые ноги замёрзли, болезненно реагируя на каждый камешек и прочую дрянь, которой была полна улица. Но она неслась, как трепетная лань, молясь, что везение всё же не оставит её окончательно.

Звук открывавшихся дверей трамвая был подарком небес. Девушка заставила себя ещё немного поднажать, и в последний миг успела заскочить в него, чувствуя, как спасительно закрылись за спиной двери. Вероника прижалась к холодному стеклу, в последний раз встречаясь взглядом со своим преследователем. Она показала негодяю средний палец, победно поднимая подбородок.

– Получил?! – девушка нервно поёжилась, ощущая холодный пронзительный взгляд человека, оставшегося в ночи.

Он не отошёл, продолжая глядеть вслед вагончику, и девушка поняла, что сердце снова колотится. Нужно было, как можно быстрее добраться до дома. И закрыться на двести замков! Только сейчас Вероника поняла, что и этот отморозок разглядел всё не хуже её самой. Он запомнил её, а значит, непременно захочет расправиться. Ведь она видела, как он убил того бандита на перекрёстке…

– Как же быть? – Вероника всхлипнула, поджимая замёрзшие пальцы ног, и грустно поглядела на порванные колготки.

Она услышала, как начали перешёптываться немногочисленные пассажиры, рассматривая её. Девушка тихонечко отодвинулась в самый конец салона, нетерпеливо дожидаясь, когда же трамвай дотянется до её остановки. Когда это наконец случилось, Вероника поспешила к заветному дому. Но «поспешила» было сильно сказано, ведь теперь её бедные ноги совсем отказывались идти.

Айкая и ойкая, она добрела до подъезда, и благословенный лифт донёс её до шестого этажа. Девушка проскользнула за двери собственной квартирки и немедленно закрыла её на все замки. Затем похромала на кухню, притащила тяжёлый деревянный стул и для пущей верности подпёрла двери. Усевшись на него, Вероника наконец вздохнула с некоторым облегчением.

– Спасена…

 

ГЛАВА 2

– Оленька, дай мне что-нибудь! – начальник почти умоляюще смотрел на судмедэксперта.

Она поглядела на него поверх своих очков, хмуря брови, и снова отвернулась, продолжая работу. Сдаваясь, полковник выдохнул и замолк, упираясь обеими ладонями на скрипящую крышку стола.

– Ладно, давай коротенько. Только вывод, – проговорил мужчина и ему согласно кивнули.

– На основании судебно-медицинской экспертизы трупа Фролова Сергея Витальевича, тридцати двух лет, учитывая результаты дополнительных исследований, прихожу к следующим выводам: смерть последовала от сквозного огнестрельного ранения шеи с повреждением левой общей сонной артерии и обильной кровопотери. Входное отверстие расположено на левой стороне шеи, выходное – на левой заднебоковой поверхности шеи. Раневой канал проходит горизонтально, по отношению к вертикальному положению тела. Ранение причинено выстрелом с расстояния около ста пятидесяти сантиметров.

Локализация ранения и расстояние выстрела указывают на то, что ранение гражданину Фролову нанесено посторонней рукой. Смерть последовала в течение нескольких минут после ранения, что подтверждается наличием повреждения крупного сосуда и аспирацией крови. Виктор Иванович, не сверлите меня взглядом, будьте добры. Это всё, что я могу дать на сегодня.

– Оленька, у меня там человек, которому сейчас нужно немного больше, – полковник стянул узел галстука и устало потёр глаза.

– Вы знаете, как делается экспертиза? К тому же, наличие оружия ещё не всё, а пуля так и не была найдена. Ваш капитан стрелял из своего табельного, но пока невозможно ни доказать, ни опровергнуть то, что он стрелял в этого беднягу, – проговорила судмедэксперт.

Виктор Иванович нервно хлопнул ладонями по столу и отпрянул от него. Полковник оставил кабинет, направляясь обратно, туда, где даже с коридора были слышны крики.

– Я не стрелял в него!

– Что ты вообще там делал Сиверин? Ты в отпуске! – коренастый мужчина не мог скрыть отвращения, глядя на сидящего за столом коллегу, – почему ты сбежал?

– Я не сбежал, – молодой человек повторил по слогам, скрипя зубами и теряя терпение.

– Ты вернулся, когда группа уже была на месте. Куда ты ходил? Что там произошло на самом деле, сынок? – Виктор Иванович вернулся и снова присел напротив.

Сынок? Чёрт, бесит-то как! Вот только сынка не надо! Сиверин мысленно чертыхнулся. Когда он увидел того самого подонка, за которым гонялся последние полгода, то всё остальное уже не имело значения…

– Водитель машины погиб. Ни приводов, ни задержаний – чист. Ерунда какая-то получается. Давай, Максим, соберись. Ты узнал Фролова? И?

 – Я узнал его и просто поехал следом, – мрачно пояснил капитан, – они преследовали какую-то машину. Она потом врезалась в светофор! Наверное, водитель не справился с управлением. Я приехал позже и не видел их, чёрт возьми! Я просто хотел задержать Фролова!

– Это дело ведёт Хворостин. Зря ты вмешался. Я сделаю всё, что смогу. Я тебя просто так не отдам, но мне нужно, чтобы ты был честен. Максим, ты меня понял? Я жду правду, – его отечески потрепали по плечу и шеф вышел.

Максим опустил голову на холодный стол и несколько раз стукнулся лбом о его железную поверхность.

– Чёрт, чёрт, чёрт!!!

– Пуля прошла навылет и мы её пока не нашли, Сиверин. Но это только вопрос времени, – Хворостин склонился над ним, нависая и выпучивая маленькие глазёнки.

– Я её найду. Клянусь тебе. И я узнаю, куда ты бегал, пока наши разбирались на том месте, где ты наследил, Сиверин. Я узнаю всё. И тогда лично помашу тебе ручкой, когда твою задницу закроют за решёткой. Знаешь, как там любят таких красавчиков? Знаешь, что они с тобой блондинчик сделают? – мужчина навис над ним ещё ниже и Максим не удержался, подхватываясь и разбивая ему нос своей головой.

В комнату допроса немедленно вбежали двое сотрудников, разнимая их. Хворостин продолжил кричать, что капитан совсем озверел и кинулся на него. Но начальник, прокашлявшись в кулак, заверил остальных, что ему, Хворостину, нужно быть осторожнее с углами, и не задевать их своим лицом. Мужчина разъярился, зажимая окровавленный нос одной рукой и задирая голову. Затем он пригрозил Сиверину кулаком, и поспешил выйти в коридор, направляясь к умывальнику.

– В твоём табельном три патрона не хватает. Две пули мы нашли, третья пока не обнаружена. Найдём, и всё будет хорошо. Нужно немного терпения, – Виктор Иванович снова присел напротив капитана.

– Куда ты всё же уходил, Максим?

Сиверин угрюмо поглядел на него из-под длинной спутанной чёлки.

– Мне показалось, что я что-то заметил… – голос молодого человека охрип, и он замолк, задумываясь.

– Что-то? Поясни, – тихо потребовал полковник.

– Да, но меня отвлекли, – сухо отозвался Максим.

– Что? Что это было? – отеческий тон начальника раздражал всё больше.

– Я не знаю, не нашёл… – капитан и сам не понимал, почему не смог признаться, но сдержался и продолжил, – я услышал звук сирены и вернулся.

Начальник вздохнул и сцепил руки в замок.

– Максим, – теперь Виктор Иванович поглядел по сторонам, наклонился к подчинённому через стол, и голос его был едва слышен, – у них ничего толкового на тебя нет. Отстранят пока и на этом остановятся. Вот только Хворостину ты зря дорогу перешёл.

Полковник выжидая поглядел на Максима. Небритое лицо молодого человека покрылось испариной, он откинулся на спинку стула и горько усмехнулся.

– Отстранят? – мрачно отозвался капитан.

– Ты услышал только это? – негромко заметил начальник.

– Да бросьте вы! Он пил мне кровь семь часов! – только и фыркнул Сиверин.

– Скажи мне одно – если найдут третью пулю, я должен начать беспокоиться? – проворчал полковник.

Максим резко поднялся, но начальник встал следом за ним, жестом руки указывая сесть обратно.

– Ладно–ладно, ты уже достаточно погорячился. Позвонили с управления. Официально будет сделано заявление, что находившийся в розыске Фролов был застрелен при задержании. Пока это всё. Сейчас ты можешь идти. И не вздумай приблизиться к этому перекрёстку!

 Максим снова поднялся и обошёл стол, направляясь к дверям кабинета:

– Я не стрелял в него, – холодно бросил капитан.

Виктор Иванович угрюмо кивнул.

– Он был мразью, но всё же… – начальник замялся, собираясь с мыслями.

– Всё же? – притормозил Сиверин.

– Максим, если ты смолчал…

– Товарищ полковник!

– Если то, что ты смолчал, накопает Хворостин, я сам подпишу ордер на твой арест. Ты меня понял? – Виктор Иванович поглядел на него своим пронзительным взглядом, и Сиверин тряхнул светлой головой, согласно кивая.

– Ступай.

***

На крыльце Максим задержался на минуту, поднял воротник короткого пальто, и сделал глубокий вдох, ощущая, как прохладный воздух наполнял лёгкие. Теперь, немного поостыв, Сиверин спустился со ступенек, и пошёл по знакомой дороге, пока не имея представления, куда она его приведёт. Он просто должен был идти и идти, главное не останавливаться. Ещё лучше было бы побежать, но и так достаточно внимания привлёк к своей скромной персоне. Шагая, Максим ещё раз выровнял упрямо падавший воротник, и его взгляд остановился на руке, на которой красовалась яркая царапина. Молодой человек остановился и закрыл глаза.

– И откуда ты взялась на мою голову?..

Он забросил проклятые туфли в один из мусорных баков, понимая, что пока они не привлекут ничьего внимания. Но это только в том случае, если девчонка не решит исполнить гражданский долг, и не заявит в полицию.

– Чёрт… – капитан взъерошил волосы, затем сжал кулаки от отчаянья, – чёрт!

Он должен был найти её раньше Хворостина. Максим зашагал по улице, и спрятал ободранные руки в карманы пальто, прикидывая возможные варианты. Сегодня суббота, та девица, возможно, шла с работы. А ещё у него был трамвай… точно! Её должны были запомнить. Сиверин резко развернулся, и направился в сторону небольшого парка, издалека замечая блестевшие полосы рельсов.

Он почти добрался до перехода, когда большая чёрная машина остановилась, преграждая ему дорогу. Стекло с водительской стороны опустилось, и капитан встретился взглядом с каменным профилем женщины. Она повернулась, и некоторое время изучала его, затем коротко кивнула в сторону задних сидений. Дверь машины распахнулась, и Максим с сомнением поглядел на неё, затем на парк, с которым его разделяла полоса асфальта. Но пассажир машины, недолго церемонясь, просто схватил молодого человека за полы пальто, и втащил в салон. Дверца немедленно захлопнулась, и машина рванула с места. На заднем сидении ещё некоторое время продолжалась борьба, пока наконец похититель не пробасил на весь салон:

– Стоило человеку взять выходной, на рыбалку собраться, первый раз за целый год, ты уже успел башку свою в такую дурь всунуть! – огромный дядька, обхватил Сиверина за шею своей ручищей, и едва не задушил, прижимая к себе.

Максим закашлялся, раскрасневшись, и попытался освободиться, но тщетно.

– Пусти идиот, задушишь… – прохрипел он, чувствуя, что в глазах уже темнело.

Дядька ослабил хватку, и как щенка потрепал товарища по голове. Максим вырвался, и зло ударил его кулаком в плечо. Но сосед только загрохотал сиплым смехом.

– Откуда вы взялись?! – теперь Сиверин поглядел на женщину, которая невозмутимо вела машину.

Она вообще когда-нибудь меняла выражение лица? Хотя нет, однажды, капитан вспомнил, как одна её бровь приподнялась. Это был показатель крайнего удивления…

– Прохоров, я тебя спрашиваю, какого чёрта вы оба тут делаете? – Максим воззвал к своему довольному коллеге.

– Иваныч запретил к тебе соваться на месте, но про улицу он ничего не говорил. Да, Светусь? – здоровяк заговорщицки подмигнул их молчаливому водителю.

– Еле дождались, пока ты выйдешь! Всю задницу себе отсидел. Теперь давай к делу! Свет, притормози где-нибудь аккуратненько, обмозгуем.

– Я сам разберусь. Всё в порядке! – Максим рискнул возмутиться, но был безжалостно прижат всё той же рукой к спинке сиденья.

– Не-е, это ты Иванычу можешь впаривать, брат! Ему на пенсию через пару месяцев, так что сильно рваться дед не будет. А тебе малыш ещё служить и служить, так что мне мозги не пудри. Выкладывай!

Максим поджал губы, глядя, как Светлана парковала машину на обочине. Он снова одёрнул помятый воротник пальто, на что немедленно последовала ответная реакция товарища:

– Вот-вот! Всегда одёжку дёргает, когда в полной…

– Прохор, заткнись, ради Бога! – прорычал капитан.

– Максим, это на тебя совсем не похоже. Почему ты решил преследовать его? – неожиданно, мелодичный голос Светланы отвлёк спорящих мужчин.

Она повернулась к ним, обнимая одной рукой спинку сиденья.

– Я говорю, как есть, – Максиму порядком надоели вопросы.

 Всё, что он хотел, так это – есть, спать, и найти девчонку, которая забросала его конфетами и туфлями. За это, он ещё с неё спросит!

– Заливаешь, брат. Ох, заливаешь! Что ещё? – Прохоров почесал свой небритый подбородок.

– Я есть хочу! – Сиверин сердито проворчал, кутаясь в пальто, и в него немедленно полетел свёрток с бутербродом.

Светлана кивнула на еду, веля приступать. Максим жевал молча, уже в который раз прокручивая в голове последние события. Двое товарищей, не моргая, сверлили его взглядами, заставляя едва ли не давиться. Но капитан угрюмо приканчивал предложенную еду, решая, что мог им выложить. Собравшись с духом, молодой человек вздохнул, и скомкал салфетку, в которую Светлана ранее завернула его бутерброд.

– Есть свидетель… – Сиверин замер, ожидая реакции и, она незамедлительно последовала.

– Ты мать твою, совсем ума лишился?! Ты чё творишь, Макс?! – его яростно схватили за грудки, тряся и грозя оторвать рукава.

– Отстань, разберусь! – фыркнул Максим.

– Разберётся он… ты уже наразбирался! – хрипло ревел Прохоров.

– Кто это Максим? За этим человеком ты отлучался с места аварии? – Светлана отобрала у капитана салфетку, каждый раз сердясь на них, когда засыпали крошками салон машины.

Сиверин отодвинулся от коллеги и зло одёрнул пальто.

– Да.

– Кто это был? Кто-то из прохожих? Ты уверен, что тебя видели? Что этот человек видел? – Светлана продолжила гипнотизировать его своим взглядом.

– Чёрт, да сколько вопросов?! – раздражённо кинул молодой человек.

– Лучше их зададим мы, а не ОВР, Максим, – она как всегда была права.

Сиверин сдался, глядя в окно. Он опустил стекло, подставляя разгорячённое лицо свежему ветру.

– Это – девушка. Она видела меня с оружием. Уверен, что она считает, что именно я прикончил Фролова.

– И ты её упустил, – удручённо заметил Прохоров.

– Мне что, придушить её нужно было? Слава Богу, что ещё не заорала на всю улицу, что я убийца! – язвительно заявил Максим, – я уже слышал сирену и должен был вернуться.

– Нужно побеседовать с ней, Светусь, нужно её найти! – запаниковал Анатолий.

– Это я и делал, пока вы двое не потратили зря моё время, – пожал плечами Сиверин.

– Мы банда, брат! – ухмыльнулся Прохоров.

– О Боже… – Максим уже потерял терпение.

– Давай, поподробней, и разделяемся. Когда что-нибудь найдём, созвонимся, – мужчина довольно потёр огромные руки.

– Прохор, вам к ней не стоит соваться. Вообще не лезьте в это дело, – сухо пояснил Сиверин.

– Мы банда, Макс, я уже своё слово сказал, – Анатолий крепко обнял его, от чего глаза Максима в ужасе расширились.

– Совсем идиот…

– Он прав, Максим. Нам нужна информация. И скорее тебе лучше не соваться в это дело. Сейчас ты отправишься домой и переоденешься. Ты мне все чехлы запоганил.

Максим поглядел на пальто, стряхивая чёрные разводы, которые прошлой ночью стирал и со своего лица. Он так и бродил по улице? Молодец…

– Вернее всего будет довезти его, Свет. Сбежит ведь!

 Светлана молча кивнула. На сегодня фонтан её красноречия исчерпался. Машина тронулась с места и Максиму оставалось только бессильно наблюдать, как парк отдалялся, оставаясь позади них.

 

ГЛАВА 3

Она высунула голову из-под одеяла, в которое продолжала кутаться, наверняка целую вечность. Вероника в который раз убеждала себя, что находилась в безопасности, но до колик в пятках боялась даже в окно выглянуть.

Всё же решаясь, девушка соскочила на пол и, поправляя свой растрепавшийся хвостик, быстро пробралась на кухню. Открывая холодильник, она печально вздохнула: тот был грустно пуст! Этот факт совсем испортил настроение. Сколько она продержится без еды? Вероника поникла. Конечно, голодная смерть ей не грозила, но не осталось ничего, что бы подняло настроение…

Ей просто необходимо выбраться в ближайший магазин. Не могла же она прятаться вечно? В понедельник – занятия, и нужно будет явиться к доктору. Вероника вернулась в комнату и нахлобучила очки, которые прихватила со столика. Теперь она осторожно отодвинула шторы и опасливо выглянула на улицу. Обычный яркий солнечный день. Люди спешат по своим делам, деревья шумят, птицы летят… ни одного маньяка. Она счастливо улыбнулась. Наверняка полиция уже поймала того гада и ей вообще него бояться. Так и есть!

Девушка распахнула двери шкафчика и задумчиво поглядела на свою одежду, висящую на разноцветных вешалках. Сегодня был выходной, и ей не нужно выглядеть ни солидно, ни ответственно, как в те дни, когда она спешила в кабинет Евгения Евгеньевича. Вероника надела огромный оранжевый свитер и бледно-зелёные легинсы. Она расчесала волосы и завязала высокий хвост, затем улыбнулась своему отражению, и мысленно пожелала самой себе удачи.

Хватая огромную холщовую сумку с изображением толстого кота и яркой надписью «Я люблю котов», Вероника открыла двери, и побежала к лифту. Она была рада, что на её бедных ногах сегодня красовались удобные мокасины. Этот факт значительно увеличит шанс на побег, если вдруг понадобится.

– Он никогда меня не найдёт…

Район города был людным, а ещё и выходной! С помощью тёплого ветра и ярких красок майской субботы, её страхи улетучивались. Вероника почти вприпрыжку поспешила к огромному зданию супермаркета.

***

– Туфли я нашла, – Светлана поглядела на обувь, которую держала в одной руке.

Максим положил телефон на край раковины и включил громкую связь, продолжая чистить зубы.

– Местные алкаши пытались их загнать за бутылку, тут же за углом, у остановки. Эти туфельки сделаны на заказ, совсем новые, ещё не стёрся логотип на подошве. Золушка твоя при деньгах. Я была в этом ателье. Узнала адрес, так что отправляй туда Прохорова.

– Я сам! – Максим закинул щётку в стакан и вытер мокрое лицо полотенцем.

– Она тебя знает. Сам понимаешь, какая реакция будет, – попыталась образумить товарища Светлана.

– А от Прохора будет лучше? – Сиверин накинул полотенце на шею, снова хмурясь и глядя на своё отражение в небольшом зеркале в ванной.

– Просто дождись в условленном месте, и всё будет путём, Максим, – голос подруги не терпел возражений.

Капитан с разочарованием должен был признать, что она права.

– Свет, пусть ничего не предпринимает, иначе она… Боже, я вообще не представляю, что мы делаем! – молодой человек устало потёр переносицу, прогоняя сонливость. Глаза слипались.

– Давай ещё раз:молодая женщина, лет двадцати – двадцати трёх…

– Да, примерно. Глаза – зелёные. Волосы русые, ниже плеч. Рост где-то сто шестьдесят восемь…

– Телосложение?

Он задумался. Фигура у этой штучки была что надо. Бежевое платье прекрасно облегало эту самую фигуру, и если бы не обстоятельства, то он вполне мог бы…

– Нормальное телосложение! Примерно, как у тебя. Свет, без шума, ладно? – то, о чём он просил, было практически невозможно.

 Вздох, раздавшийся из телефона, был тому подтверждением. Максим поджал губы и сердито отключил телефон. Он упёрся руками о края мокрой раковины, чувствуя, что голова раскалывалась. Молодой человек тряхнул ею и резко отпрянул от умывальника, затем метко кидая полотенце, повисшее, как он и желал, на вешалке. Нужно быстро переодеться и спешить к старым складам, там обычно они и собирались, если хотели обсудить что-либо без посторонних глаз и ушей.

***

– Элегантная молодая женщина в платье и стильных туфлях? Он ничего не напутал, Светусь?

Прохоров снова наклонил набок голову и поглядел на свою «жертву». Из ужасной, даже по его мнению сумки, торчал длинный край багета. Девушка заливалась смехом, болтая по телефону, и вышагивала по тонкому бордюру вдоль дороги.

– Да ей лет семнадцать на вид… ой чую, беды не оберёмся, если этому чуду и вправду нет восемнадцати!

Анатолий повернул телефон, стараясь лучше расслышать коллегу на шумной улице.

– Ладно! Брать у дома буду. Надеюсь, она туда наконец дотопает. Здесь людей много…

Через час он понял, что девица и не думала убираться домой. Теперь она бродила вокруг небольшого озерца в парке, забрасывая плавающих уток кусками хлеба. Незнакомка откусывала от целого багета, радуясь, когда дикие птицы подплывали ближе и хватали предложенную еду.

– Иди домой…

Прохоров почесал колючий подбородок и радостно тряхнул кулачищами, когда девушка, будто услышав его, наконец пошла по дороге, к выходу из парка. Он, держась на нужном расстоянии, направился за ней.

– Давай… давай, иди уже, – мужчина быстренько обогнал свою добычу, пересекая небольшую площадку с лавочками, стоявшими полукругом.

Его машина была припаркована совсем рядышком и Прохоров уже довольно потирал руки, когда Вероника резко изменила направление, озабоченно принявшись искать что-то в траве. Она наклонилась, от чего лямки сумки переехали, и едва не просыпалось её содержимое. Очки девушка сумела придержать, сосредоточенно продолжая шарить руками в буявшем клевере.

Плюнув, Прохоров озверел и выскочил на поляну как чёрт, не дожидаясь, пока «жертве» удастся его рассмотреть. Он немедленно привлёк внимание отдыхающих, перекидывая девушку через плечо. Проклятая сумка опять свалилась, и ему пришлось наклоняться со своей брыкающейся ношей, чтобы подобрать её.

Вероника закричала, в ужасе колотя мужчину по спине. Но Анатолий, ловко закидывая сумку на второе плечо, принялся возмущённо отчитывать пленницу, откусывая большой кусок от багета, который не удалось впихнуть обратно в торбу.

– Всю ночь шлялась где попало! Мать извелась, всю аптечку уже доела! – он вынес девушку на дорогу, поглядывая на прохожих и мысленно молясь, что никто не кинется спасать это шумное создание.

– Чего?! – Вероника замолотила кулаками ещё сильнее, пуская в ход и ноги, – спасите!!

– Доча, батя всю ночь тебя искал! Совесть-то имей! – Прохоров скорчил несчастную физиономию, почти готовый пустить скупую мужскую слезу, быстренько поворачиваясь, в поисках машины.

– Ты мне не отец!! – она голосила на весь парк.

– Ага, а мать – не мать! – крепко удерживая её одной рукой, Анатолий снова откусил хлеб, вспоминая, что сам не ел с утра, как и его бедовый друг.

Люди качали головой, сочувствуя дядьке, и с укоризной глядели на девушку.

Он, надеясь успокоить пленницу, участливо похлопал её пониже спины, получая в ответ пронзительный визг. Вот и машина! Прохоров открыл дверцу, скинул свою вырывающуюся поклажу и затолкал на заднее сиденье. Ещё мгновение, и вопли были остановлены захлопнувшейся дверью.

Мужчина вытащил из кармана джинсов телефон, намереваясь связаться со своей подельницей. Одному вести машину не представлялось возможным. Пленница все волосы выдернет, да глаза выцарапает. Об этом Прохоров и сообщил Светлане, теперь ожидая её прихода. Он присел, заглядывая в салон. Растрёпанная девушка со всей силы молотила ногами по стеклу машины, и Анатолию ничего не оставалось, как вытащить пистолет и пригрозить ей.

Вероника немедленно забилась в дальний угол сиденья, поджимая колени и обнимая их руками. Она разглядывала своего похитителя из-за спутанных волос, огромными испуганными глазами. Они расширились ещё больше, когда подошёл второй человек, который отобрал оружие, крепко стукнул страшного дядьку, да так, что тот даже пополам согнулся.

Наконец обретая надежду, Вероника глядела, как открывалась дверца, но спаситель не собирался освобождать её. Присаживаясь рядом на сиденье, неизвестная женщина строго поглядела на девушку и протянула аккуратно сложенный платок.

– Приведи себя в порядок, – Светлана терпеливо дождалась, пока Вероника взяла предложенную вещь и немедленно потребовала, чтобы та опустила ноги вниз, и не пачкала сиденья обувью.

Её взгляд пугал ещё больше дядьки, который уселся на место водителя. Ужас пронял Веронику до самих пяток, когда машина тронулась с места.

– Мы немного побеседуем, – Шадрина предупредила протест девушки, качая указательным пальцем перед её лицом.

 – Никто тебя и пальцем не тронет. К сожалению, мы вынуждены прибегнуть к таким крайним мерам, что не делает нам чести, – женщина угрюмо поглядела на взъерошенный затылок коллеги, – прошу прощения за то, что этот медведь напугал тебя.

Вероника ни на грамм не поверила её словам. Светлана поняла это по раскрасневшемуся лицу. У девочки и впрямь выдались трудные выходные…

***

Машину он не стал брать, уж слишком приметным был красный «бмв», подаренный дядей на двадцатипятилетие. Максим как мог, старался сократить дорогу, в конце концов, добираясь до складов. Старые, проржавевшие местами строения, навевали зелёную тоску. Ветер так символично гонял рваные газеты по растрескавшемуся асфальту, что в пору было ожидать нападение зомби. Апокалипсис, как он есть…

Капитан быстрым шагом прошёл через несколько распахнутых насквозь ангаров. Он поглядел на останки проржавевшей техники, которую так щедро сбрасывал сюда народ, в надежде, что некая высшая сила приберётся тут. Нужное здание находилось прямо перед ним. Сиверин расстегнул пуговицы серого свитера, пытаясь немного остыть. Погода становилась совсем мягкой, обещая больше не капризничать, дразня то дождями, то нежданным похолоданием. Максим услышал голоса, подходя к высоким, почти с два человеческих роста воротам. Он притормозил с протянутой рукой, которой намеревался толкнуть их.

– Полиция вас непременно поймает! Там знаете, какие люди работают? Они вас на раз вычислят!

Девичий голос звонко плыл, эхом отражаясь от высоких стен пустого здания. Сиверин закрыл глаза, и устало вздохнул. Глупая затея. Нужно было просто сдаться и будь что будет. Но, слишком многое тянулось следом. Молодой человек решился и толкнул ворота. Они ужасно заскрипели и распахнулись, впуская его и яркий свет улицы. Так, в лучах весеннего щедрого солнца он и явился Веронике, медленно ступая, глядя на неё серо-голубыми восхитительными глазами, и стряхивая со лба золотистые пряди послушных волос…

– Проклятый убийца!! – девушка вознамерилась метнуть в него очередную обувь, но яркие, крепко завязанные шнурки, не дали ей осуществить это намерение.

Максим изумлённо изучал всклокоченную девчушку, восседавшую на старом обшарпанном стуле, посреди пустого помещения. Не хватало только серебристого скотча, которым обычно похитители любят приматывать своих жертв к подобным стульям. А ещё не хватало той ухоженной женщины, что стала нечаянным свидетелем его провала. Сиверин поглядел поверх головы незнакомки на Светлану, невозмутимо стоявшую у неё за спиной.

– Кого вы двое притащили? – глухо проговорил капитан.

– Не боись, брат. Её причесать, да приодеть, такая ляля выйдет! – Прохоров доедал содержимое сумки, прихваченной вместе с их пленницей.

Вероника обиженно надулась. Мало того, что похитили, так ещё и безвкусной дурой обозвали. Она эти вещи так долго подбирала! Что они понимают?!

– Девочка действительно видела тебя, Максим, – Шадрина опустила руки на плечи Вероники, едва та собралась соскочить с места.

Твёрдые ладони удержали девушку крепче всякого скотча. Капитан остановился перед ней, и окинул серьёзным взглядом.

– Я не убивал того человека… – он старался говорить мягко.

Вероника прищурилась, глядя на молодого человека, как партизан на допросе. Ей не было дела до его слов. Эта банда ни в чём её не убедит!

– Я видела это своими собственными глазами!! – выкрикнула пленница.

Максим стянул очки с её возмущённого личика и повертел их в руке.

– Была почти ночь. И имея такое зрение, ты можешь утверждать, что видела, как я стрелял в него? – Сиверин наклонился к девушке, заглядывая прямо в глаза.

 У Вероники мурашки побежали он этого холодного взгляда. Идя сюда, Максим был полон намерения вежливо расспросить беднягу, надеясь на взаимное понимание. Но теперь, глядя на эту самонадеянную особу, не смевшую даже допустить возможность его невиновности, он и сам закипел.

– Ты не могла это видеть. Потому что это – ложь! – капитан зашвырнул очки за спину.

– Ты сядешь в тюрьму, и надолго!.. – Вероника испуганно прижалась к спинке стула, крепко держась за него руками.

Максим наклонился ещё ниже, нависая грозной тучей, намереваясь высказать всё, что думает по поводу её заявлений.

– Я тут подумал грешным делом… выхода-то не остаётся, ребят… – Прохоров сложил огромные руки на груди, сурово глядя на пленницу.

– Вы меня убивать будете? – девушка испуганно выглянула из-за плеча Максима.

Что-то во взгляде и ухмылке, расползавшейся на небритом лице друга, заставило капитана задержать дыхание.

– Замуж мы тебя выдавать будем, девонька!

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям