0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Мама » Отрывок из книги «Мама»

Отрывок из книги «Мама»

Автор: Богатикова Ольга

Исключительными правами на произведение «Мама» обладает автор — Богатикова Ольга Copyright © Богатикова Ольга

ГЛАВА 1

«Уважаемая госпожа Хозер! Спешу уведомить вас, что не далее как в ближайшее воскресенье я намерен оставить все свои дела, покинуть шумную столицу и прибыть к вам в гости. Как долго будет длиться мой визит, я, к сожалению, точно сказать не могу, так как сам этого не знаю. Хочу лишь искренне заверить вас, что, будь на то моя воля, ни в коем случае не нарушил бы вашу спокойную уединенную жизнь…»

- Мам, привет!

«…но, как известно, обстоятельства сильнее нас. Особенно если их волю выражают люди, облечённые высшей властью…»

- Мам! Я пришел, говорю.

- Лео, я читаю корреспонденцию.

«…Возможно, вам придется терпеть мое общество несколько недель, а возможно, несколько месяцев – до самой годовщины нашей свадьбы…»

- Круто. Может, ты отвлечёшься на пару секунд и подпишешь мне мою макулатурку? Очень нужно, мам.

- Если это ежеквартальный отчет, клади его на стол. Если очередное прошение об отпуске, отправляйся писать отчет.

- Вот черт!.. Ладно, попытаться все равно стоило.

Я перевела взгляд с монитора на своего собеседника – нашего штатного мага. Леонард Кари стоял у моего стола в своей фирменной расслабленной позе и, как всегда, был великолепен – огненно-рыжие волосы собраны в небрежный хвост, малиновая рубашка с серыми черепами заправлена в ярко-фиолетовые штаны с модными дырами, в кислотно-салатовых кедах виднеются желтые шнурки.

Меня всегда поражало, что наряды такой бешеной расцветки, в которых любой другой человек казался бы буйным психом, на этом великовозрастном оболтусе смотрятся не только прилично, но и очень даже стильно. Волшебство, не иначе.

- Да отчет это, отчет, - Лео помахал передо мной тонкой прозрачной папкой, в которой виднелись исписанные листы бумаги, а потом мягко положил ее на край стола.

- Умница, - скептически сказала я, перекладывая папку ближе к себе. – Над прошлым полгода трудился, а этот всего за три месяца нацарапал.

- Ага, - довольно улыбнулся Леонард. – Видишь, мам, какие у тебя ценные люди работают! Так что там с отпуском?

- Если договоришься с Диром, отправляйся хоть сейчас, - пожала я плечами. – Подпишу без проблем.

- Договоришься с ним, ага, - фыркнул маг. – Опять начнет орать, что есть график, и мы его все вместе составляли.

- Лео.

- Да понял я, уже ухожу договариваться.          

«…в поместье я прибуду к ужину. Вам лично встречать меня на вокзале не обязательно. Однако надеюсь, что вы пришлете машину, дабы мне не пришлось ловить такси…»

- Ви, представляешь, Конор привез еще одну собаку! И тоже с распоротым брюхом!

Я снова оторвалась от чтения и подняла глаза на ворвавшегося в мой кабинет Шеридана Литта. Этот тоже выглядел так же, как и всегда: на лице восторг, во взгляде огонь, в волосах гнездо, в одежде беспорядок.

Вы когда-нибудь видели увлеченного своей работой судмедэксперта? А вот я вижу каждый день.

- Отлично, Шер. Ты её уже смотрел?

- Пока нет. Я решил сначала сообщить об этом тебе, а уже потом вскрывать.

- Надо было поступить наоборот: сначала вскрыть, а потом рассказывать мне. Вдруг это обыкновенная собака, которую зарезал какой-то недоумок, и к нам она никакого отношения не имеет?

- О! – спохватился Шер. – Ты сейчас, наверное, занята…

- Есть немного.

- Извини. Я зайду позже. Когда вскрою.

- Иди, Шер.

«…Не забудьте распорядиться, госпожа Хозер, чтобы слуги приготовили для меня спальню – телепортационные переходы всегда очень утомительны. Искренне надеюсь, что вы составите мне компанию за ужином и не позволите скучать на протяжении всего моего вынужденного визита. С уважением, Дерек Хозер».

Щелчком мышки я закрыла электронное сообщение и откинулась на спинку кресла.

Вот только тебя, Дерек Хозер, мне сейчас и не хватало. Всего навалом – и дел, и забот, и бумажной работы, лишь твоего смазливого лица в поле видимости не было. Скоро будет, ага.

Дверь кабинета чуть скрипнула и из-за нее показалась голова Дира Штейна – моего первого помощника.

- Ви, к тебе можно? - спросил Дир.

- Заходи, - кивнула я.

- Что-то случилось? – поинтересовался он, усаживаясь в кресло для посетителей.

Кресло жалобно скрипнуло. Ещё бы, попробуй выдержать такую махину – в Дире роста почти два метра, в плечах косая сажень и кулачищи пудовые, как гири. На его фоне я со своим средним ростом и худощавой комплекцией смотрюсь маленькой сказочной феечкой.

- Ничего особенного, - махнула я рукой.

- Да? А я в коридоре нашего блаженного встретил. Он начал было что-то про свой отпуск мяукать, а потом сказал, что ты чем-то расстроена.

Ну да, Лео эмоциональное состояние людей всегда ощущает особенно четко.

- Ерунда, - поморщилась я. – Муженек в воскресенье в гости приезжает.

- Ого! – удивился Дир. – Прямо-таки приезжает? Собственной персоной?

- Да.

- Но ведь обычно ты ездила в гости к нему. Что это он вздумал заявиться сам?

- Судя по письму, его направили сюда высочайшим повелением. Не удивлюсь, если этот дурачок опять где-то набедокурил и его попросту отправляют в неофициальную ссылку, пока не уляжется шум. Если судить по тому, каким подчеркнуто сухим и издевательски официальным стилем изложено его послание, так, скорее всего, и есть.

- И чем нам грозит его визит?

- Вам – ничем. А мне – потраченным на него свободным временем, которого и так немного.

- Ну да, тебе же надо придумать для него культурную программу.

- Еще чего! – фыркнула я. – У меня дел и так по самое горло. Наш Рив ненамного меньше столицы, так что пусть он сам ищет себе развлечения.

- Плохая ты жена, Вифания.

- Так ведь я и не спорю. Хотя Дерек тоже муж так себе. Думаю, он понимает, что восторга его визит ни у кого не вызовет. Ты же знаешь, мы с ним, по сути, чужие друг другу люди.

- Неправильно все это.

- Нормально, я за два с половиной года привыкла. Ладно, оставим лирику. Что там Шер говорил про собаку?

 

***

С работы в этот раз я ушла только в девятом часу вечера. Перед тем, как отправиться домой, позвонила со служебного телефона Лайону Витту, дворецкому поместья Рендхолл - нашего с Дереком Хозером «семейного гнезда». Сама я посещала эту усадьбу два-три раза в месяц – исключительно для того, чтобы люди, имеющие сомнительную честь там служить, не забывали, как выглядит их работодательница. Для постоянного проживания у меня был другой дом, вернее, домик, который располагался сравнительно недалеко от моей работы. Он был мил, уютен и нравился мне гораздо больше внушительного, но слишком пустого и бестолкового Рендхолла.

Лайон внимательно выслушал известие о том, что послезавтра в поместье впервые за последние двадцать лет прибудет его хозяин, особой радости по этому поводу не высказал (а может и высказал, у этого старика никогда не поймешь, доволен он или раздражен), но заверил, что к встрече важного гостя все будет подготовлено по высшему разряду.

В этом господину Витту можно было доверять безоговорочно, поэтому домой я поехала с чувством выполненного по отношению к моему супружнику долга.

На этом месте, думаю, нужно внести кое-какие пояснения.

Прежде всего, позвольте представиться – Вифания Хозер, урожденная Ренделл – старший кеан (проще говоря, шеф-начальник) отдела расследований Управления Стражей Порядка (УСП) славного приморского города Рив. К слову, третьего по величине и значимости в нашем государстве.

Вообще, в Риве я поселилась недавно – менее трех лет назад, да и то волей нелепого случая. Впрочем, если верить рассказам моей бабушки и записям в Родовой книге древних фамилий, бережно хранимой в королевской библиотеке, Рив является «колыбелью» семьи Ренделл. И мое эпическое пришествие в этот город - в некотором роде возвращение домой, так как я единственный прямой потомок этого рода.

Семейство мое на протяжении долгого времени было знатным и очень богатым. Бабушка говорила, что половина окрестных земель и огромное поместье Рендхолл, возвышающееся на высоком холме над Ривом, когда-то принадлежали моим предкам.

Правда, это было очень давно. В течение последних ста-ста пятидесяти лет Ренделлы методично разорялись и раздавали свою собственность ушлым кредиторам. По словам бабушки, особенно много недвижимости, в том числе родовое поместье, в какой-то момент отошло некому Хозеру – выскочке из глухой провинции, который приложил немало усилий к тому, чтобы мои досточтимые предки пошли по миру.

В конце концов, дошло до того, что мой прадед в поисках лучшей жизни едва ли не пешком отправился из Рива в Лиару – столицу нашей страны.

Прежних богатств он там, конечно, не обрел, но быт наладил, завел семью и даже сумел дать своим детям приличное образование.

Если в Риве землевладельцев Ренделлов никто уже не помнит, то в Лиаре членов моей семьи многие знают как потомственных юристов, грамотных и толковых.

Отец любит говорить, что знание буквы закона у нынешних Ренделлов в крови. Я с ним полностью согласна. Наверное, поэтому лично для меня вопрос выбора профессии не стоял никогда – конечно же, стану правоведом. Так в некотором роде и вышло – шесть лет назад я окончила Лиарскую юридическую академию и устроилась криминалистом в отдел расследований Центрального УСП. Тогда я считала, да и считаю до сих пор, что с этой работой мне крупно повезло, ведь я самостоятельно, без помощи папы и его многочисленных знакомых сумела пробиться в главную правоохранительную структуру государства. Должность моя, правда, была не ахти какая значимая, но для двадцатидвухлетней девушки – самое то. Тем более, при должном усердии открывалась неплохая перспектива карьерного роста.

Целых три года моя жизнь была яркой, насыщенной знакомствами и впечатлениями и полностью меня устраивала. А уж в плане приобретения опыта и полезных навыков она являлась просто сказочной. Знаете, каково это – в поисках следов преступления ползать по высокой мокрой траве или осматривать каждый квадратный сантиметр комнаты, залитой липкой вонючей жижой? Я вот знаю и с уверенностью могу сказать: это очень интересно.

Конечно, в течение первых шести месяцев службы в УСП я очень уставала. Приходила домой, ужинала, а затем буквально вырубалась, причем не редко прямо за столом. Потом, правда, вошла в колею, а на третьем году получила свое первое повышение – должность младшего кеана – руководителя группы криминалистов нашего отдела.

Словом, все у меня было хорошо. До того момента, когда родители вдруг объявили, что я выхожу замуж.

Помню, в тот день я пришла со службы достаточно рано – часов в шесть вечера. Мама с папой встретили меня странными, горящими от возбуждения взглядами, терпеливо дождались, когда я поужинаю (наверное, опасались, что я подавлюсь от внезапного счастья), а потом сообщили, что совсем скоро моя жизнь круто изменится.

- Ви, как ты относишься к тому, чтобы выйти замуж? – осторожно спросил у меня отец.

- Пап, если ты хочешь выселить меня из дома, так и скажи, - хохотнула я. – Мне можно все говорить прямо, без намеков.

- Вот и хорошо, - кивнул родитель. – Тогда говорю прямо: через неделю состоится твоя свадьба.

- Ого! – удивилась я. – И кто же жених?

- Дерек Хозер.

От неожиданности я поперхнулась воздухом, а прокашлявшись, скептически посмотрела на серьезные лица родителей.

- Вот не смешно, пап. Ни разу.

- А я не смеюсь, Ви, - сказал он. - И не шучу. Хотя мне очень хочется, чтобы все это оказалось розыгрышем.

В ответ на вопросительный взгляд мама протянула мне небольшой лист плотной дорогой бумаги. Напечатанный на нем текст гласил, что высочайшим повелением Его Величества Георга Первого, короля государства Заринор, госпоже Вифании Ренделл надлежит сочетаться браком с господином Дереком Хозером. Причем сделать это в самые короткие сроки, не позднее, чем через десять дней после получения этого письма. Также на бумаге имелись королевская подпись и печать.

Вообще, это, конечно, был полный бред. Ересь. Чушь. Глупость.

Лично с Дереком Хозером я знакома не была, хотя, конечно, прекрасно знала, кто он такой. В Лиаре, а то и во всем Зариноре, он был известен каждой собаке. Еще бы! Кутила, бабник, забияка, постоянный герой шумных вечеринок и скандальных хроник, один из самых завидных женихов нашего королевства, два года назад получивший в наследство от умершего отца немыслимые капиталы. А еще приближенный нашего государя, и, к слову сказать, потомок тех самых Хозеров, пустивших по миру моего прадеда.

Как стало известно позже, причиной, побудившей Его Величество в приказном порядке женить убежденного холостяка Хозера, был крупный скандал, серьезно затронувший и без того не очень чистую репутацию королевского любимца. Всю суть того дела я, правда, так и не узнала, но столичные сплетники поговаривали о том, что связано оно было с интрижкой, которую Дерек Хозер завел с женой правителя соседней страны, который посетил наше королевство с дружественным визитом. Вроде бы их роман был настолько бурным и страстным, что в итоге легкомысленной королеве пришлось срочно делать аборт. Шило, как известно, в мешке утаить очень сложно, поэтому ее рогатый венценосный супруг в какой-то момент узнал о проделках своей не очень благоверной супруги и потребовал сатисфакции. А наш правитель, дабы избежать международного скандала, не нашел ничего лучшего, чем объявить, что Хозер к слухам никакого отношения не имеет, потому как уже давно обручен и вот-вот женится.

Так все было или не так, ни мне, ни моим родителям никто не пояснил, да это, собственно, и не важно. Нас больше интересовало, почему из сотен тысяч девушек Лиары в невесты горе-любовнику выбрали именно меня.

Причина оказалась не менее бредовой, чем вся история с забеременевшей королевой. Кто-то очень умный и креативный вдруг вспомнил историю «вражды» наших семейств и предложил таким образом их «помирить». Газетчики тут же разнесли по городу слезливую чепуху о влюбленной паре, чей брак положит конец холодной войне двух древних родов.

Лично меня эти розовые сопли очень позабавили. Если наши с Хозером прадеды при личной встрече и могли плюнуть друг другу в глаза, то уж мне с Дереком делить точно было нечего. О какой обиде, а уж тем более вражде, может идти речь, если с тех пор прошло столько времени? К тому же, не будь поблизости Хозера, моих достославных родственничков облапошил бы другой предприимчивый счастливчик.

Известие о том, что скоро мне предстоит официально сменить фамилию, мягко говоря, не обрадовало. Во-первых, что бы там ни говорили восторженные фанатки Дерека, женихом он был совсем незавидным, а во-вторых, я сама уже полгода состояла в весьма близких отношениях с Хедером Мюли – одним из наших криминалистов и разрывать их не планировала.

После знакомства с будущим мужем у меня вообще появилось желание рвать и метать от бессильной ярости.

Дело было так. На следующий вечер после «радостного» известия Дерек Хозер явился в наш дом, чтобы посмотреть, как именно выглядит его будущая жена, и заодно составить брачный договор.

Я тогда как раз пришла с работы, уставшая, как собака. Весь день в компании нашего мага собирала в цеху одного из столичных заводов фрагменты взорвавшейся самодельной бомбочки, подкинутой туда какими-то уродами. Кроме того, коллеги по своим каналам узнали о грядущей свадьбе и до самого вечера выражали мне соболезнования, а в довершение явился Хедер и устроил скандал. Так что Хозера я встречала, будучи не в духе. Мама было попыталась отправить меня наводить марафет, но, увидев в каком раздраженном состоянии я нахожусь, махнула рукой. Поэтому к дорогому гостю я вышла в простом домашнем платье без макияжа и прически.

Дерек Хозер явился к нам с выражением лица аристократа, случайно оказавшегося в трущобах. Правда, переступив порог и стрельнув глазами по сторонам, мнение свое явно изменил – все-таки мы не бедствовали, деньги у семьи имелись, поэтому наш дом выглядел вполне прилично, даже дорого.

Хозер пожал руку моему отцу, вежливо кивнул матери, а меня окинул хоть и быстрым, но таким брезгливым взглядом, что я сразу поняла: не получится у нас нормальной семейной жизни.

Это и понятно - не дотягиваю я до тех девушек, с которыми он привык общаться. Рост у меня средний, фигура худощавая, ноги пропорциональные к остальному телу, волосы темные и длинные, глаза карие, ногти короткие. Хозер же, судя по внешности его многочисленных любовниц, предпочитал высоких длинноногих блондинок с большой грудью и невероятным маникюром. Сам он выглядел им под стать. Высокий, широкоплечий, подтянутый, с густыми черными волосами, зелеными глазами и пушистыми ресницами. Красавчик, ничего не скажешь. Однако, если судить по обстоятельствам нашего знакомства, в свои неполные тридцать лет остался дурак дураком.

От угощения гость отказался и сразу перешел к делу. Прежде всего, продемонстрировал документ, подписанный Его Величеством, в котором говорилось, что Дерек Хозер обязан в течение как минимум трех лет состоять в браке с Вифанией Ренделл, при этом условия договора, на основании которого и брак будет заключен, жених может выбирать по своему усмотрению. Правда, с поправкой, что на время супружества будет обязан обеспечить своей жене безбедную жизнь.  

- Я принес готовый текст договора, - сказал Хозер. – Прежде, чем мы поставим в нем подписи, я вкратце расскажу его суть. Нам с вами, Вифания, брак навязали. Это известно всем, поэтому не вижу смысла лицемерить и играть в счастливую семью. В течение двух дней после свадьбы вам надлежит покинуть Лиару и временно переехать в мое поместье в Риве. Там проведете три года, до самого развода. Приезжать в столицу вам разрешается один раз в год – в день годовщины нашей свадьбы, так как есть подозрения, что с этой датой нас будет поздравлять Его Величество. На четвертом году семейной жизни мы разведемся, распрощаемся и вы сможете жить, где захотите. После брачного обряда я возьму на себя ваши расходы. На ваш банковский счет в качестве свадебного подарка будет переведена хорошая сумма денег, которую вы можете потратить по своему усмотрению. Также каждый месяц я стану переводить вам деньги на личные расходы. Сразу оговорюсь, обращаться ко мне за дополнительной выплатой не стоит, вы ее все равно не получите. Далее. В Рендхолле вы можете распоряжаться, как полноправная хозяйка. Единственное, что запрещено – это выбрасывать или продавать вещи, которые там находятся. Если вдруг купите какую-нибудь недвижимость, она целиком и полностью останется в вашей собственности, и после развода я не буду иметь на нее никаких прав. То же самое касается моего имущества. В Риве можете вести ту жизнь, какую пожелаете, за собой я оставляю такое же право – остаюсь в Лиаре и веду тот образ жизни, к которому привык.

Я слушала его, а внутри у меня медленно закипала злость.

Очень, знаете ли, обидно, когда твою жизнь распланировали на несколько лет вперед, не потрудившись поинтересоваться на этот счет твоим мнением. Понятно, что Хозер, составляя договор, заботился, прежде всего, о собственном удобстве и благополучии. Ему, как и мне, этот брак даром был не нужен, поэтому Дерек стремился максимально минимизировать присутствие в своей жизни навязанной жены.

Проблема была в том, что у этой самой жены на ближайшие три года тоже были планы. Во-первых, на работе со дня на день меня ждало очередное повышение. Должность старшего кеана долго пустовать не может, а значит из-за этой идиотской свадьбы, она, конечно же, пролетит мимо меня. Во-вторых, я попросту не хочу уезжать из Лиары. Мыслимо ли это? Здесь у меня все – родные, друзья, успешная личная жизнь, любимая работа. И что же, просто так все это бросить и уехать к черту на рога из-за того, что чужой мне человек вляпался в нехорошую историю?

Ответ – да. Потому что с королевским решением спорить нельзя. Я, правда, попыталась было убедить женишка немного переделать брачный договор, припомнив все правила его составления, а также права и обязанности обеих сторон, но Хозер был непреклонен. Наш разговор затянулся почти до часу ночи, и добилась я только обещания увеличить размер моего ежемесячного содержания («Это единственное, что я могу для вас сделать, Вифания») и некоторого уважения со стороны будущего мужа («А вы, оказывается, юридически грамотная девушка!»).

Словом, в назначенный день я была упакована в дорогущее свадебное платье и в храме в присутствии Его Величества и нескольких тысяч неизвестных мне людей передана из рук отца в руки Дерека Хозера.

Вообще, всю свою свадьбу я могу охарактеризовать одним единственным словом – фальшь. В тот день фальшивым было все – улыбки, пожелания вечного счастья и здоровых детей, тосты, застольные речи. Единственное, что оказалось настоящим, - это радость во взгляде Георга Первого, который лично убедился, что его непутевый протеже окольцован.

К вечеру я настолько устала от всего этого цирка, что решила не мешкать с отъездом в Рив и отправиться туда на следующий же день, благо, вещи мои уже были упакованы.

Когда же торжество подошло к концу и нас с Хозером доставили в его особняк, я была готова уснуть прямо на крыльце.

В холле нас встретили слуги. На лице каждого из них было насмешливое выражение, и мне это совсем не понравилось. Да, фактически я тут не хозяйка и никогда ею не буду, но такое явное неуважение – просто свинство. Поэтому спустя пару секунд дворецкий, камердинер и горничные стояли, сжавшись и разглядывая пол. Причем ничего особенного для этого делать не пришлось. Я всего лишь внимательно посмотрела им в глаза.

Старший кеан нашего отдела, прочивший меня в свои преемники, как-то сказал, что женщина, от взгляда которой взрослых мужиков бросает в нервную дрожь, непременно сделает в УСП большую карьеру, и вообще, это очень хорошее умение – одним взглядом указывать людям на их место.

Муженек, к слову, от моих глаз и выражения лица «как же я вас всех ненавижу» тоже шарахнулся. Поэтому быстро пожелал спокойной ночи и ретировался куда-то вглубь дома.

Таким образом, брачная ночь оказалась самой приятной частью всей свадьбы – мы с Хозером провели ее в разных спальнях, отлично при этом выспавшись.

На утро, после завтрака муженек лично проводил меня до телепортационного вокзала и даже помахал рукой, когда я переступила рамку портала.

Собственно, таким образом я и попала в Рив.

Когда вышла из голубой воронки на его муниципальном вокзале, оказалось, что меня там уже ждут. Почти сразу ко мне подошел невысокий пожилой мужчина строгой наружности, который представился Лайоном Виттом – дворецким поместья Рендхолл.

В Рендхолле слуги меня встретили гораздо сердечнее, чем в доме мужа. И накормили, и вещи в специально подготовленные для меня апартаменты переволокли, и даже развлекли беседой, вкратце пересказав все городские новости и сплетни.

Милые люди. Радовались, что в доме, наконец, появился хозяин. И я их прекрасно понимаю – лично на меня усадьба произвела гнетущее впечатление. Она явно была рассчитана на большую семью и не менее большой штат слуг. Сейчас же в ней проживали всего шесть человек – дворецкий, водитель, кухарка, садовник и две горничные. Большинство комнат было закрыто на ключ, а мебель в гостиной и библиотеке накрыта белыми чехлами.

К разочарованию работников, в Рендхолле я жила недолго, всего три месяца, потом переехала в сам город. И дело здесь было не в звенящей тишине хозяйского крыла, а в том, что из поместья оказалось жутко неудобно добираться на работу.

С работой, к слову, получилось забавно. Должность старшего кеана отдела расследований все-таки стала моей, только этот отдел располагался не в Лиаре, а в УСП Рива. Мое назначение стало этаким прощальным подарком от начальника и коллег, которые, правда, предупредили меня, что в приморском городе кеаны почему-то меняются, как перчатки и пожелали удачи на новом месте службы.

Так что на работу я отправилась уже на второй день после свадьбы. И появление мое стало в некотором роде феерическим.

Прежде всего, оказалось, что отдел расследований расположен не в одном здании с остальными отделами, а в индивидуальном строении и совсем на другой улице. Меня заверили: подчинённые в курсе, что к ним в конкретный день прибудет новый руководитель. Однако утром в управлении меня встретили лишь узкие пустые коридоры. Рассудив, что сотрудники наверняка совещаются у младшего кеана – моего будущего зама, я отправилась на поиски его кабинета. И через несколько минут буквально столкнулась со странным рыжеволосым парнем в канареечно-желтых штанах, красной рубашке и немыслимых разноцветных кроссовках.

- Ты к кому, красавица? – поинтересовался парень.

- К вам, - ответила я.

- А зачем?

- На работу.

- В каком смысле? – удивился он.

- В прямом.

- Подожди. Так ты что же – мама?

- Кто? – теперь уже удивилась я.

- Ну этот… как его…А! Старший кеан, да?

- Вроде того. А почему мама?

- Потому что начальник – это все равно, что родитель, - глубокомысленно сказал парень, потом окинул меня оценивающим взглядом и улыбнулся. – А что, прикольно! Был у нас папа, теперь будет мама.

- А ты сам-то кем будешь, хохмач? – прохладно поинтересовалась я.

- Леонард я, штатный маг, - уже серьезнее ответил он.

- Ну так отведи меня к коллективу, маг.

Леонард снова бросил на меня взгляд – теперь уже внимательный и повел дальше по коридору.

Коллектив обнаружился за одной из дверей второго этажа, причем в полном составе.

- Народ, я маму привел, - возвестил присутствующих Леонард.

Присутствующие вытаращились на меня, как на чудо-юдо. Собственно, их можно понять. Во-первых, я с моим средним ростом была явно ниже всех. Во-вторых, в своем любимом светлом платье и в нежных туфельках смотрелась не шибко представительно. Да, я помню специфику своей работы, но от платьев и изящной обуви все равно не откажусь никогда. Девушка я или нет?

- Это наш старший кеан? – удивился один из сидевших в кабинете мужчин, светловолосый, спортивного телосложения. – А посолиднее никого не нашлось?

- Встать, когда в кабинет входит старший по званию! – строго скомандовала я.

Мужики подскочили, как ужаленные. Да, владение голосом и его интонациями - ещё один мой полезный талант. Я улыбнулась, мужики чуть расслабились. Мне тогда подумалось, что мы с ними неплохо сработаемся. И была права – сработались мы в конечном итоге прекрасно. Особенно после того, как при случае я продемонстрировала, что здорово умею доставать багром из воды утопленников, неплохо разбираюсь в ядах и взрывчатых веществах, умею делать верные выводы и правильно общаться с вышестоящим руководством, выбивая для отдела необходимые подписи, реактивы и так далее. Так что в команду (замечу, очень хорошую и вполне себе профессиональную) меня приняли относительно быстро. Это при том, что женщин в местном УСП было совсем немного и работали они в основном лаборантами или уборщицами.

Что ж, в целом в Риве мне понравилось.

На деньги, которые драгоценный муж перечислил мне в качестве свадебного подарка (их сумма действительно оказалась весьма солидной), я купила симпатичный домик на одном из живописных ривских холмов, мебель и даже маленький автомобиль.

С самим Хозером мы встречались раз в год, как и было прописано в брачном договоре. 27 августа, в день годовщины нашей свадьбы, через муниципальный телепортвокзал я прибывала в Лиару, навещала родных, светила лицом на шумной вечеринке, устраиваемой по случаю нашего бракосочетания, жала руку Георгу Первому, а на следующее утро отправлялась обратно в Рив.

Отношения с мужем у меня по-прежнему оставались никакими, единственное до чего мы продвинулись за два с половиной года брака – стали называть друг друга на «ты».

Хозер моей жизнью никогда не интересовался. Но деньги на содержание переводил аккуратно. Я их, правда, особо не трогала, тратила только в том случае, если нужно было совершить какую-нибудь крупную покупку. А на повседневные нужды мне вполне хватало собственной заработной платы.

Как проводит время мой муженек, меня и саму не очень-то волновало. Хотя я могла предположить, что у него все прекрасно. Особенно если судить по столичным статьям о светской жизни, которые то и дело появлялись в местных газетах. В них эмоционально обсуждались девушки, с которыми Дерека Хозера видели в клубах, ресторанах или на курортах. Меня эти писульки не трогали, а вот мой дружный мужской коллектив обижался и о чем-то возмущенно пыхтел в курилке.

Вообще, о том, чья я жена в Риве знали все, как и то, что наш брак с Хозером фиктивный - данная новость разнеслась по городу очень быстро. Некоторое время об этом даже перешёптывались местные сплетники, однако, видя, что мне от их разговоров ни жарко, ни холодно, вскоре это дело бросили.

Что ж, у ривских трещоток совсем скоро появится новая тема для разговоров – как только в наш приморский город собственной персоной явится мой ни разу не благоверный супруг.

 

ГЛАВА 2

 

- Ваш заказ, госпожа Хозер. Приятного аппетита.

На столик передо мной мягко опустилось блюдце с чашкой, от которой шел божественно ароматный парок, и тарелочка с кусочком шоколадного торта.

- Спасибо, Лайна.

Завтракать каждую субботу в кафе, расположенном в двух шагах от дома, уже давно стало моей маленькой любимой традицией.

Умные люди в белых халатах говорят, что начинать день с кофе и шоколада вредно для здоровья. Другие умные люди утверждают, что это очень полезно для хорошего настроения, и по выходным я с ними была особенно согласна. Ибо кофе в этом милом заведении чудесный, сладости – свежие, а уж вид из окна и вовсе выше всяких похвал.

Вообще, с тех пор, как я поселилась в Риве субботний завтрак для меня - этакая минутка релакса в шумной суете будних дней. Во время него можно расслабиться, ненадолго выбросить из головы дела и просто получать удовольствие от вкусного напитка, удобного кресла, доносящегося из открытого окна пения птиц и виднеющихся оттуда же кусочка улицы и чистого неба.

В этот раз мне показалось, что ломтик вкусняшки, который мне принесла Лайна, бессменная официантка этого кафе, был почему-то очень мал. По крайней мере, закончился он гораздо быстрее, чем кофе. Я только подумала о том, чтобы заказать еще какое-нибудь пирожное, как прямо передо мной появилось блюдо с ароматными круассанами.

- Я не заказывала выпечку, - сказала, не отрывая взгляда от веселой конопатой девчушки, игравшей на улице со своей собакой.

- Это комплимент от заведения, - ответил мне знакомый мужской голос.

Перевела взгляд и встретилась со смеющимися голубыми глазами.

Ларен Шет.

Светловолосый симпатяга, владелец сети пекарен и кондитерских магазинов, держатель некоторого количества акций ривского судоремонтного завода и руководитель местного теневого дома. Проще говоря, главарь ривских преступников.

Насколько мне известно, в свою «должность» он вступил сравнительно недавно – примерно за год до моего появления в этом городе, став преемником почившего (уж не знаю в результате чего) руководителя. Шет был молод (лет тридцать пять, не больше), хорош собой, обаятелен и на бандита никак не походил.

- Здравствуйте, Ларен, - вежливо улыбнулась я.

- Позволите?

- Присаживайтесь.

Он опустился на соседний стул и придвинул мне тарелку с круассанами.

- Мой повар недавно изобрел потрясающую начинку, - улыбнулся мужчина. - Угощайтесь, Вифания.

- Я так скоро стану габаритнее тумбочки, - улыбнулась, откусывая кусочек булки. – Спасибо, Ларен. Передайте вашему повару, что он волшебник.

- Вы будете прекрасной при любых габаритах, - ответил Шет. 

Вообще, коллеги осудили бы ту легкость, с которой я пробую выпечку из его пекарни, ведь с ее помощью меня можно отравить. Но мне-то было известно наверняка, что если глава теневого дома захочет покуситься на мое здоровье, то выберет для этого другой способ. 

Наши с Шетом отношения многие считали странными. Не сказать, что они были дружеские или даже приятельские. Скорее, мы просто мирно сосуществовали друг с другом. Просто я знала, кто он такой и чем занимается в свободное от официальной работы время, а он знал, что мне об этом известно.

Первые полгода своей службы в Риве я подумывала о том, чтобы обезглавить местный теневой дом, но потом отказалась от этой глупой идеи. Смысл? Преступность этим все равно не искоренить. К тому же, Шет – делец до мозга костей, и с ним о многом можно договориться. А какую политику будет вести тот, кто придет ему на смену – еще вопрос.

Мы с Лареном познакомились в этом самом кафе. Он, как и сегодня, просто подсел ко мне за столик и попросил позволения «пообщаться с восхитительной девушкой». Мы тогда очень мило обсудили погоду и общих знакомых. В конце разговора я пожаловалась на одного из его «подчиненных» - особенно наглого сутенера, который, несмотря на многократные судимости, практически в открытую поставлял местным извращенцам несовершеннолетних проституток. В ответ Ларен поцеловал мне руку и пообещал провести с ним воспитательную беседу.

Больше я об этом сутенере не слышала.

На самом деле, с главой теневого дома я виделась достаточно часто – на улице, в кино или театре, а иногда даже в магазинах одежды. Обычно мы вежливо здоровались друг с другом и шли каждый в свою сторону, но иногда встречи носили и официальный характер.

Каждый из нас выполнял свою работу – он получал от незаконной деятельности деньги, а я передавала в руки правосудия его наименее удачливых приспешников – тех, что имели несчастье попасть в поле моего зрения. Как говорится, работа и ничего личного.

К слову сказать, сам Шет так мастерски прятался от УСП, что я могла ему только поаплодировать. Все стражи знали, что он преступник, но доказать этого не могли.

С друзьями и недругами Ларен всегда был очень вежлив и тактичен, а со мной, единственной женщиной - старшим кеаном, – особенно. Леонард как-то выдвинул предположение, что Шет мне попросту симпатизирует.

- Да этот уркаган влюблен по уши, мамулечка, - сказал маг. – Обрати внимание, как он жрет тебя при встрече глазами. Сама убедишься!

Собственно, о том, что Ларен ко мне неравнодушен, говорило уже то, что каждое утро из его пекарни мне доставляли свежеиспеченные булочки и пирожки. Выпечку я принимала с удовольствием, считая ее знаком вежливости, ведь намеков на близкие отношения Шет мне не делал и разговоров на эту тему не заводил. До сегодняшнего дня.

- Скажите, Вифания, правду ли говорят, что вы совсем скоро станете свободной женщиной? – невинно поинтересовался он, делая глоток кофе.

- Не так уж скоро, - пожала я плечами. Странный вопрос, учитывая, что половина города в курсе срока моего брачного договора. – До развода еще полгода. А что?

- Да так, ничего, - улыбнулся мужчина. – А что же вы собираетесь делать после развода?

- То же, что и всегда, - удивилась я. – Моя свободная жизнь вряд ли будет чем-то отличаться от замужества.

- Знаете, лично мне кажется неправильным, что такая восхитительная женщина живет только работой.

- Осторожнее, Ларен, я могу подумать, что вы собираетесь за мной приударить.

- Напрасно смеетесь, Вифания. Я совершенно серьезен. Скажу больше, если вы были бы свободны, я сделал бы вам предложение прямо сейчас.

Смотри, какой быстрый! То-то два года меня булочками и пирожными кормил. Впрочем, если посмотреть с другой стороны, заигрывать с женой королевского любимца может быть чревато. Это я знаю, что Хозеру на меня плевать с водонапорной башни, а другие могут думать, что у Дерека есть по отношению ко мне чувства, хотя бы даже собственнические.

На самом деле, Ларен был не совсем прав, считая, что в моей жизни есть только работа. Некоторое время назад было в ней место и романтическим отношениям. Правда, недолго.

После переезда в Рив я еще почти год продолжала встречаться с Хедером Мюли. Накануне моей свадьбы мы решили, что три года – не такой уж большой срок, тем более Дерек ничего не имел против того, чтобы я вела активную личную жизнь. Каждый день мы с моим возлюбленным переписывались в Интернете или разговаривали по телефону, а раз в неделю, по субботам он через телепорт приходил ко мне в гости.

В отличие от Хозера, который не считал нужным скрывать свои похождения, мне было стыдно афишировать наличие любовника – все-таки я замужняя женщина, поэтому наши встречи были тайными. И, конечно же, долго продолжаться они не могли.

Если поначалу секретность отношений нас будоражила, то через несколько месяцев начала откровенно напрягать. Плюс к этому Хедера явно задевали мои профессиональные успехи, а мне быстро надоел поток жалоб, который он обрушивал на меня во время каждого нашего разговора: и на работе у него не все ладилось, и родные заели нелепыми претензиями, и девушка (то есть я) живет слишком далеко и так далее, так далее.

В какой-то момент мы оба поняли, что общаться друг с другом нам уже не так интересно, как раньше, поэтому встречи и беседы стали случаться все реже и реже, а потом прекратились совсем.

Собственно, на этом моя личная жизнь в Риве остановилась. Воздыхатели, конечно, имелись, взять хотя бы того же Шета, но все они предпочитали смотреть на меня со стороны – ни у кого не было желания переходить дорогу Дереку Хозеру.

Делать к кому-нибудь первый шаг мне самой пока не хотелось: во-первых, статус замужней женщины по-прежнему не позволял найти себе нового возлюбленного, во-вторых, работа тоже не давала такой возможности.

- Знаете, Ларен, вы несколько торопите событие.

- Ну, если вы так считаете…, - он улыбнулся. – Я очень терпелив, Вифания. Не сомневайтесь, я дождусь, когда для события будет самое время.

Ох уж эта мужская самоуверенность!

- Ларен, можете ответить на мой вопрос? – сменила я тему.

- Смотря что вы спросите.

- Кто из ваших «коллег» ненавидит животных?

- В смысле? – удивился Шет.

- Я имею ввиду зверей, распоротых ножом от паха до груди. Закон об издевательствах над четвероногими, знаете ли, никто не отменял.

- Я вас не понимаю, Вифания.

- В самом деле?

- Честное слово.

- В наш отдел в течение месяца коллеги передают трупы животных. Сначала кошек, потом собак. Причем, недоумок, который их режет, идет по возрастающей – начал с мелких зверюшек, а теперь перешел на крупных. Вчера, к примеру, нам доставили огромного дога. Поймите правильно, Ларен, мне бы очень не хотелось, чтобы завтра где-нибудь на помойке стражи обнаружили ребенка с распоротым животом.

- У этих кошек и собак все внутренние органы были на своих местах? – задумчиво поинтересовался Шет.

- Нет, у них у всех отсутствовал желудок. Да, я тоже сначала подумала о наркодиллерах, которые могли бы использовать животных в качестве перевозчиков. Но наш маг утверждает, что капсул с запрещенными веществами никто из четвероногих не глотал.

- Мой дом не имеет к этим животным никакого отношения, - серьезно сказал Ларен. – И это совершенно точно.

- Значит, шалят приезжие?

- Скорее всего. Я уточню это у своих ребят. Спасибо за информацию, Вифания. Знаете, мне очень неприятно, когда в жизнь Рива вмешиваются чужие люди, да еще тайком от его жителей. Если это приезжие, мы их отыщем. И я дам вам об этом знать.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям