0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 2. Маска безумия (эл. книга) » Отрывок из книги «Маска безумия»

Отрывок из книги «Тени над Сатией. Маска безумия (#2)»

Автор: Романовская Ольга

Исключительными правами на произведение «Тени над Сатией. Маска безумия (#2)» обладает автор — Романовская Ольга Copyright © Романовская Ольга

Дом на Тенистой улице в квартале, населенном представителями второго сословия среднего достатка, жил прежней размеренной жизнью. Так же благоухали цветы в маленьких садиках, грохотали экипажи по мостовой, обменивались последними новостями кумушки на кухне, клубился дым трубок в харчевнях.

Прошло полгода с тех пор, как гоэта Эллина Тэр пережила самый настоящий — предательство лучшего друга, Гланера Ашерина, охоту по подложному обвинению, нескончаемое бегство и смерть. Боги пожалели Эллину, позволив воскреснуть, и не мучали кошмарами: память не сохранила последних минут на жертвенном камне.

В бочке дегтя нашлась ложка меда: весной гоэте не пришлось подтверждать квалификацию. По распоряжению Брагоньера свидетельство на право работы продлили без присутствия Эллины — так он пытался расплатиться за ужасы, который ей пришлось пережить по его вине.

Приходящая служанка Урсула взяла два выходных, гоэте предстояло готовить самой. Поразмыслив, она решила потушить к обеду овощи. Прибавить к ним кусок мяса — получится сытная трапеза. Подруга Анабель предпочла бы курицу: блюла фигуру для любовника (куда денешься, если он тебя содержит?), зато Эллина могла смело жевать свинину. Она сама себе хозяйка, требовательного мужчины нет, да и нравилась ей простая еда: сказывалось происхождение. Имея отца-лавочника и мать-крестьянку, трудно полюбить деликатесы.

Днем Эллина планировала заняться переводами, поэтому на кухню отправилась с утра. Почистив свеклу, взялась за лук. От него текли слезы, то и дело приходилось утирать глаза тыльной стороной ладони. Волосы то постоянно падали на глаза. Гоэта жалела, что не перевязала их, а теперь поздно: руки грязные.

Услышав скрип половиц за спиной, Эллина вздрогнула. Урсула бы стала подкрадываться, Гланера Ашерина нет в живых, а больше некому. Клиенты и коллеги так не шутят, даже если дверь не заперта, постучатся, окликнут. Не выпустив нож из рук, гоэта резко обернулась и обмерла, моля Дагора, чтобы ее не посадили в тюрьму. Вдруг расценят как покушение, никто разбираться не станет. Увы, стоявший на пороге коротко стриженый шатен мог доставить кучу проблем. Брагоньер, впрочем, не думал возмущаться и вежливо поздоровался. Смущенная Эллина промямлила ответное приветствие и положила нож на доску. Она путанно оправдывалась, мол, никого убивать не собиралась, от волнения выходило неубедительно.

— Госпожа Тэр, прекратите нести бред! — не выдержав, прикрикнул соэр и, опомнившись, что перед ним не подследственная, чуть смягчил грубость: — Испугались, бывает.

Гоэта кивнула, задумавшись, зачем к ней пожаловал Брагоньер и почему не предупредил о визите. Или она слишком мелкая букашка, чтобы стучаться. Эллина не удивилась бы, если бы Главный следователь открыл дверь своим ключей.

— Чем обязана, господин соэр? Меня снова в чем-то обвиняют?

Под его пристальным взглядом стало неуютно и стыдно за свой внешний вид. Потертое домашнее платье, запачканный свеклой фартук, кое-как собранные в пучок, чтобы не мешали, волосы. Да еще и в домашних туфлях на босу ногу. И рядом Брагоньер — гладковыбритый, чуть благоухающий одеколоном, в костюме с иголочки, пусть и скучного серого цвета. Сапоги начищены так, что можно смотреться, как в зеркало.

Еще ничего не спросил, а сердце сжимается, будто на допросе, хочется признаться во всех преступлениях. Ну да, Эллина иногда преступала закон, но у кого из гоэтов нет мелких прегрешений? Маги и вовсе по-крупному мухлюют.

— О новых обвинениях мне ничего не известно, разве что вы поведаете. — Бледно-зеленые глаза прошлись по лицу, рот дрогнул в холодной ухмылке. — Снова вызывали айга,[1] поддерживали отношения с кем-то из темных, подделывали документы?

Эллина потупилась. С одним попал в точку. Неужели знает?!

— Тягостное у вас молчание, госпожа Тэр, — укоризненно заметил соэр, выпустив жертву из плена цепкого взгляда. — И нечистая совесть. Щекотливое дело клиента? Я не стану расспрашивать, не затем пришел, но, если пожелаете, выслушаю и дам совет.

— От двух до шести месяцев, — пробормотала гоэта и сделала пару глубоких вдохов, чтобы успокоиться.

Совет он даст! Упечет за решетку. Ольер ли Брагоньер не из тех людей, которые жалеют ближних.

— Все с вами ясно, — махнул рукой Брагоньер и неожиданно смилостивился: — Сделаю вид, будто ничего не слышал. Но перейдем к делу. Загладите вину перед государством.

Показалось, или он рассмеялся? Вдвойне странно: простил попрание закона и проявил эмоции, словно нормальный человек. Только маска быстро вернулась, лицо обрело прежнее бесстрастное выражение.

Брагоньер снял перчатки, и Эллина осторожно взглянула, какой перстень у него на пальце. Она с облегчением выдохнула: не инквизиторский. Значит, не по поводу Малиса. А ведь она пыталась его найти — противозаконное деяние, двусмысленно именуемое «сношение с черными магами, ведьмами и иными адептами зла». После недавних событий гоэта не поскупилась, благо кошелек пополнился, и приобрела Свод законов: не хотелось снова оказаться в тюрьме.

— Обождите в гостиной. Я быстро, только овощи дожарю.

— Даю пять минут.

Брагоньер встал за спиной гоэты, внимательно следя за каждым движением. Эллина чувствовала себя помещенной под стекло бабочкой. Казалось, будто соэр оценивает ее как хозяйку. «И наверняка поставил «неудовлетворительно», — размышляла гоэта, отбирая прилипшую свеклу. — Почему пришел сам, а не вызвал в управление? Опять какой-то пустяк из чувства вины? Здорово же по его самолюбию моя смерть ударила, раз так долго отойти не может. Право слово, денег более чем достаточно. Такую сумму мне на счет перевел! Пусть лежат на черный день. Кстати, нужно поблагодарить за продление лицензии, а то в прошлый раз не успела».

Пресытившись ролью надсмотрщика, соэр сел. Эллина расслабилась, но ненадолго. Она не надела чулки! Платье короткое, до колена, все видно. Хоть сейчас беги, переодевайся!

— Что-то не так? — заметив ее волнение, поинтересовался соэр. Гоэта не напрасно переживала, ноги он рассмотрел. — Вы словно на допросе.

— Разве нет?

— Хорошо, я обожду вас в гостиной.

Вытерев руки, Эллина провела Брагоньера в комнату и развела бурную деятельность. Она швырнула недожаренный обед в ледник, поставила чайник на огонь и стремглав ринулась наверх, в спальню. Переодевшись, гоэта обрела уверенность и, сняв чайник с плиты, водрузила на столик в гостиной поднос с чашками. Теперь она не выглядела замухрышкой.

— Чай, кофе, господин соэр?

Приторная улыбка приклеилась к лицу — с такой общались с капризными богатыми клиентами.

— Не утруждайтесь, госпожа Тэр. Садитесь.

Соэр указал на место напротив. Пришлось опуститься на стул. Улыбка сошла с лица за ненадобностью.

— Видите ли, есть одно дело…

Брагоньер замолчал и задумался. Что ей рассказать и следует ли вообще? Год назад он бы не колебался, теперь стоял на распутье. В конце концов, решил не отступать от правил.

— В детали посвящать не стану, но мне необходимы услуги гоэта. Предвидя закономерный вопрос: к сожалению, я не могу взять кого-то из судебных магов: все они мужчины.

Эллина недоуменно взглянула на него и нахмурилась. В какую историю Брагоньер ее втягивает? Что за чушь, что во всей Сатии не нашлось ни одного квалифицированного мага слабого пола? Ее квартал не самый близкий, но соэр нашел время, нанес визит, а теперь предлагает странную работу. Заподозрив ловушку, гоэта глянула в окно — с него хорошо просматривалось крыльцо. Солдат нет. Совсем непонятно, личная просьба?

— Все строго в рамках закона и морали, — поспешил успокоить соэр. — Потерпевший, вернее, родственник потерпевшего — человек со странностями. Он не пустит в дом мужчину.

— Вас тоже?

— Мужчину-мага, — уточнил Брагоньер. — Он отрицательно относится к магии, а вы не вызовете подозрений.

— Опять изображать любовницу? — нахмурилась Эллина и поджала губы. — Извините, не стану.

Соэр со вздохом покачал головой и извлек из-под сюртука свернутые трубочкой листы. Разгладив, он положил их на стол, подтолкнул к гоэте. Она вопросительно уставилась на бумагу.

— Что это?

— Договор, — терпеливо объяснил Брагоньер. — Заключается от имени Следственного управления города Сатии в моем лице с гоэтой, госпожой Эллиной Тэр. Напомните, какой степени у вас разрешение на работу, я впишу.

— Весной мне выдали четвертую, хотя обычно присваивали смежную, четвертую-пятую.

— Принесите чернильницу, пожалуйста, — соэр принял решение за молодую женщину.

— Но…

— Вас просят оказать услугу государство, — подобная фраза не оставляла путей к отступлению.

— Одну минуту, — смирилась Эллина. — Я всегда встречалась с клиентами в «Белой мышке»…

Пока она искала писчие принадлежности, Брагоньер пристально осмотрел комнату. По всему видно, достаток в доме — вещь редкая, а хозяйка не питает слабости к модным безделушкам под старину, не в пример убитой госпоже Интере. Хотя у них и доходы, и отношение к жизни разные. Диван, на котором он сидел, самый простой, набит плохо. Судя по потертости вышитых наволочек, на нем иногда спали. Столик старый — сколы, потемневшая древесина, мутный лак. Куплен либо у старьевщика, либо на аукционе по распродаже имущества должника. Стулья сосновые, зато новые. Мягкие подстилки на сиденьях ручной работы, видимо, госпожа Тэр сшила сама. Пара безделушек, выцветший коврик под ногами. Картин нет, зато на стене висит карта Тордехеша. На полках — книги, в шкафу — какие-то склянки, коробочки. На видном месте — аттестат об окончании училища. Разрешения на работу прошлых лет стопочкой сложены на полке камина. Такой не столько греет, сколько чадит.

Самое дорогое — часы с боем. Хозяйка наверняка потратила на них пару гонораров. Брагоньер усмехнулся. Сразу видно происхождение человека! Увидела в богатом доме, захотелось приобрести. Могла бы купить подобные вдвое дешевле, а сэкономленные деньги потратить на стол. Жить надо по средствам.

Наконец вернулась Эллина и поставила перед соэром письменный прибор. Он обмакнул перо в чернильницу и заполнил пустые графы. Подпись, однако, не поставил.

Гоэта придвинула стул, пробежала глазами первые абзацы — вроде, стандартное соглашение на оказание услуг.

— Прекрасно, — Брагоньер облокотился о стол, не выпуская из поля зрения собеседницу. Читать под его пристальным взглядом оказалось тяжело, нервно. — Итак, на месте преступления необходимо поработать с тепловой картой и заклинаниями поиска. Меня интересует магическое присутствие, люди, побывавшие там до нас, их местонахождение.

— Возьмите мага, — покачала головой Эллина.

Она опасалась не справиться. Все же образование гоэта скудно, частенько приходилось обкладываться книгами, рыскать по фондам библиотеки, чтобы выполнить заказ клиента.

— Я бы взял, если бы среди судебных магов нашлась женщина, — с легким раздражением ответил соэр. — Связываться с вольными нет желания, найти вас быстрее и проще. Не заставляйте думать, что я зря потратил время.

— Хорошо, постараюсь, — вздохнула гоэта и дочитала договор до конца.

Никакого подвоха, в качестве заказчика — Следственное управление, но внутренний голос упорно шептал, что она ввязывается в неприятности. Прошлый заказ Брагоньера и вовсе закончился арестом и обвинением в массовых убийствах. Правда, теперь он не скрывал ни своего имени, ни должности.

— После исполнения обязательств меня отпустят? — Эллина подозрительно уставилась на соэра.

Не верилось, будто Брагоньер сделал столь щедрый подарок. Главный следователь всегда и во всем блюдет свою выгоду, а государство отродясь благотворительностью не занималось.

— То есть? — не понял соэр.

Намекая на срочность дела, он встал и постукивал пальцем по краю стола.

— Вы посвятили меня во все детали. Не желаю неприятных сюрпризов.

Несмотря на принадлежность к слабому полу, Эллина умела при случае выдвинуть условия и настоять на своем, иначе бы ни домика, ни приходящей прислуги, одни дешевые переводы.

— Полностью гарантировать их отсутствие не могу, но заранее не планирую. Я вас ни в чем не подозреваю, никого ловить не собираюсь, — Брагоньер намекал на события прошлой осени, когда использовал гоэту как приманку. — Даю слово. Подписывайте и поехали, госпожа Тэр, в детали посвящу по дороге. Оружие прихватите, — помедлив, добавил он.

Значит, внутренний голос солгал: слово дворянина и инквизитора нерушимо.



[1] Айг — наполовину упоенный дух темного мага, сохранивший часть его силы.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям