0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Маячок моей души » Отрывок из книги «Маячок моей души»

Отрывок из книги «Маячок моей души»

Автор: Шаронина Мария Алексеевна

Исключительными правами на произведение «Маячок моей души» обладает автор — Шаронина Мария Алексеевна Copyright © Шаронина Мария Алексеевна

Глава 1. Вот что бывает, когда говоришь "нет!"

 

- Кариоши! - до моего сонного сознания медленно доходило то, что до меня, явно кто-то хочет достучаться. Но вот бессонная ночь, и даже не одна на этой неделе, сказывались на моем самочувствие. Я очень, очень хотела спать!

- Кариоши! - хлопок ладони по моему учебному столу, все же привел меня в относительно бодрое состояние.

- Как долго мне лицезреть вашу мирно храпящую макушку? А? - архар Хаери издевательски заломил идеальную, даже для девушки, бровь, высказывая тем самым свое отношение к моему некрасивому поведению на его занятии. - Может нам всем выйти и не тревожить ваш покой? Или принести подушку, что бы поудобней было?

- Извините, такого больше не повторится, - глядя прямо перед собой и стараясь, не обращать внимание на смешки одногруппников, повинилась я.

- Я надеюсь,  - хмыкнул рарк, отходя к преподавательскому столу, наконец, перестав давить своей мощью на маленькую меня, - а то, до экзамена по моему предмету, у вас будет недопуск.

Собрав все еще сонные мозги в кучу, я сосредоточилась на монотонном голосе преподавателя, который вещал о контрольном программирование маршрута космолетов Б-класса. Тема была не новая, но довольно серьезная, и если бы не постоянный недосып, то слушала бы ее с открытым ртом.

Что говорить, я любила учиться, и, что немало важно, умела это делать. Теоритические предметы давались мне куда проще, нежели практические, но и их я вытягивала на отлично, пусть и не с первого раза. Как говорит моя мама - упорство и труд все перетрут!

Вообщем, в группе я была зубрилкой, да и в целом, отличалась ото всех очень сильно.

Рарки - высокие, сильные, мощные, воины по своей сути, и даже девушки этой расы отличались статностью. И я - среднего роста, хрупкого телосложения, достающая своей макушкой максимум до груди сверстников.

Думаете, я комплексовала? Вовсе нет. Просто поначалу, я боялась, что меня просто напросто раздавят где-нибудь в шумном коридоре академии, когда все ее учащиеся вываливались из учебных кабинетов, чтобы сделать короткую передышку перед следующим занятие.

Сколько раз я, падая или задеваемая кем-то из них плечом, слышала: "Ой, прости, я тебя не заметил!" 

Сначала, было немного обидно, а потом, я просто научилась ловко уворачиваться от "неуклюжих" всесильных рарков.

Я взрослела вместе с ними, но не была одной из них. Меня любили учителя за прилежность и хорошую успеваемость, а вот одногруппники, так и не смогли смириться с тем, что с ними вместе учится какая-то пигалица, роняя честь и достоинство академии.

Не чета им.

Изгой и отщепенец.

Вот кем я была для них.

Они дали мне это понять сразу, на первом же занятии, когда я, робко улыбнувшись, всех поприветствовала, а в ответ, получила молчание и шквал презрительных взглядов. 

Нет, они не говорили это вслух, но как только, я пыталась наладить разговор  или начать дружественное сближение, получала лишь отстраненное недовольство моей инициативой. Переживала я тогда сильно, но Оливия, моя приемная мама и самый дорогой в моей жизни человек, сказала: "Когда ты одинока, это не значит что ты слабая. Это значит, что ты достаточно сильная, чтобы ждать того, кто достоин тебя и твоей дружбы!" 

И знаете, я с ней согласилась. 

Перестала бращать внимания на взгляды и ядовитые реплики, научилась отвечать всем тем, кто пытался за мой счет развлечься.

Так и проучилась я, почти десять лет, без друзей и подруг, сама по себе.

И, слава великому космосу, обучение подходит к концу, через месяц начнутся экзамены, а после них, распределение на флот.

Все идет так, как я себе когда-то представляла. Скоро, очень скоро, сбудется моя мечта бороздить просторы вселенной, открывая новые миры и возможности.

Осталось подождать совсем чуть-чуть.

- Ты опять спишь, заучка? - арх Алер Шеарай, взрослый детина, почти не уступающий в росте и ширине плеч моему папе, встал напротив моего стола, нагло ухмыляясь. 

- Что тебе нужно? - насторожившись, как всегда, в его присутствии, резко спросила я, ожидая очередную гадость. 

- Врядли ты согласишься дать то, что мне нужно, - с непонятной интонацией произнес он, уперев руки в мою столешницу, тем самым, лишая меня, моего личного пространства. 

- Уйди с глаз долой, вести с тобой диалог, у меня нет настроения, -  наклонив голову к плечу, ровно ответила я, внимательно рассматривая молодого парня. Хотя нет, уже мужчину.

Алер был не только самым популярным рарком на моем потоке, он был негласным императором всей академии. 

Ну как же, младший внук прославленного адмирала Аранской империи, с самого детства получал все, что захотел.

Это не могло не отразиться на его характере, который, как по мне, оставлял желать лучшего.

Наглый, эгоистичный задира, думающий, что весь космос создан лишь для того, чтобы исполнять его прихоти. Девушки не только из моей группы призывно оглядывали его каждый раз, когда тот проходил мимо.

Еще бы! Такая выгодная партия! Высший рарк, которого в будущем, ждет почетное и хорошо оплачиваемое место. Плюс ко всему, Алер был наделен привлекательной брутальной внешностью самца и природным обоянием, которое, так легко кружило голову наивным дурочкам.

 

Никто из них не хотел упускать такого шанса, и поэтому, они всеми правдами и неправдами пытались заслужить благосклонность местного царька.

Вот только, сам Алер не готов был связывать свою жизнь и судьбу ни с одной из них, с удовольствием принимая предложения хорошо провести время, а на утро, даже не впомнить, как зовут очередную подружку.

 

В общем, как по мне, он любвиобильный наглый засранец, который не стоит такого повышенного к себе внимания. 

 

Правда, один плюс у него все же имелся, учился он не хуже меня.

 

- Нравлюсь? - снисходительно улыбнувшись краешком рта, спросил он, заметив, как я на него пялюсь.

 

- Ты? - удивилась я его вопросу. - Ни капли, самовлюбленые эгоисты не в моем вкусе.

 

- Даже так...- протянул он, - и кто же нравится нашей фиалочке? - специально назвав меня моим прозвищем, которое намертво прилипилось ко мне с первой недели обучения, и которое из его уст, всегда звучало как насмешка. Хотя так, называла меня Оливия.

 

Просто тогда, когда я только-только делала первые шаги на учебном поприще, то, довольно часто, по визору связывалась с родителями, и всегда старалась это делать в уединенном месте.

 

Но в один момент, что-то пошло не так, и мой разговор с мамой, стал достоянием общественности, которая тогда и услышала мое ласковое прозвище, данное ей же, за цвет моих глаз.

 

Помню, они, смеясь, поинтересовались, что за дурацкую кличку дали мне мои родители, а я, в тихой ярости ответила, что так называется прекрасный цветок с далекой планеты. 

 

Но и к этому они нашли, как придраться, сказав, раз меня называют в честь цветка, значит я такая же слабая и бесполезная, на которую, и наступить не жалко.

 

Вот с тех самых пор, я "фиалка" для одногруппников, по имени ко мне, в основном, обращаются только преподаватели.

 

- Тебя мои симпатии не касаются, - резко одернула парня, - лучше смотри за своим выводком тупеньких воздыхательниц, которые так жаждут твоего внимания, в отличии от меня, - вставая со своего место и увеличивая расстояние между нами, саркастично заметила я.

 

- Меня касается все, что происходит, - внимательно наблюдая за моими телодвижениями пафасно, заявил наглец, - твой недосып от зубрежки по ночам или, у нашей маленькой девочки, наконец-то появилась личная жизнь?

 

Тон, каким был задан последний вопрос, оставлял желать лучшего, будто я обязана перед ним отчитываться.

 

- Алер, ты явно не в себе. С какой стати мне перед тобой отчет держать? - често признаться, я была немного в шоке от его допроса с пристрастием, возникло ощущение крупной подставы. 

 

- Я привык получать ответы, если задаю вопрос, - направляясь в мою сторону и сокращая расстояние, сказал, как отрезал он, а я, быстро лавируя спиной между учебными столиками направлялась в сторону двери, банально спасаясь бегством.

 

- А мне наплевать к чему ты там привык, поэтому оставь меня в покое и больше не трать мое время, - выпалила я, уже касаясь рукой спасительной ручки. Развернулась, чтобы открыть дверь и наконец покинуть неприятное общество, но не успела совсем чуть-чуть. Молодой рарк толкнул ее обратно, и она с громким хлопком закрылась прямо у меня перед носом. Я же, была мгновенно развернута к крепкому сильному телу и к нему же прижата.

 

- Девочка, тебе никто не говорил, что бежать от зверя равносильно самоубийству? М? - все это, он мне прошептал на ушко, задевая чувствительную мочку.

 

- Какой мрачной бездны ты творишь?! - упираясь ладонями в стальную грудь, злостно прошипела я, пытаясь отвоевать хоть немного свободы. - Поиграться вздумал? Или это ты так самоутверждаешься? Отойди от меня сейчас же!

 

- Играю, говоришь? - задумчиво протянул этот наглец, не сдвинувшись даже на миллиметр, - нет, игры у нас с тобой будут в другом месте и более комфортной обстановке, - заявил он, прижимаясь еще плотнее, давая прочувствовать всю разницу полов.

 

И то, что я ощутила, говорило лишь об одном: этот недоделанный наглый засранец меня хочет!

 

Мне это совсем, совсем не нравиться! 

 

- Убери от меня свои лапы и другие нужные тебе части тела, - чувствуя ползущие к моим бедрам загребущие руки, гневно рявкнула я, - а то лазарет академии пополниться на одного рарка!

 

- Какие эмоции! Какая экспрессия! - не внял моим словам этот умственный калека, чувствительно сжимая ладонями полушария моей попки, от чего, ярость, бушующая внутри меня, вырвалась наружу.

 

- Я по хорошему просила, - только и сказала я, чтобы в следующее мгновение остренькой коленочкой со всей силой двинуть в пах зарвавшемуся парню. Он попытался блокировать удар, но, так как я, хоть и маленькая, но очень шустрая, ему это не удалось.

 

Тихий мужской стон сквозь стиснутые от боли зубы, был отрадой для моих ушей. Руки рарка расжались, подарив желанную свободу, которой я неприминула воспользоваться.

 

- Не смей ко мне больше прикасаться! Иначе, своих детей, ты не увидишь! - пообещала я наглецу, после чего, быстрее гоночного авиакара вылетела из аудитории.

 

Я уже не слышала, как придерживая свое ноющее от боли достоинство, Алер сказал: "Ты мне их и родишь, цветочек".

 

Остаток учебного дня пролетел для меня незаметно, слава всем богам, "коронованный" придурок не лез, а просто смотрел со стороны, изучая и не давая расслабиться ни на минуту. 

Только уже садясь за руль недавно подаренного собственного авиакара, я спокойно выдохнула и запрограммировав полет, неспеша направилась в сторону дома.  

Не успела я переступить родного жилища, как почти в дверях  столкнулась с наследником семейства Кариоши.  

Десятилетний Ринар Кариоши, мой названный брат, ребенок Оливии и арха Дэнара, чуть не вынес меня своей тушкой обратно на улицу, успев остановиться буквально за мгновенье до столкновения.

- Эй! Ты чего несешься как стая голодных ракшей? - отлипая от стены к которой прижалась, в возмущении спросила я.

- Прости, сестренка, но в доме становится жарковато, - бесцеремонно схватив меня за руку своей лапищей, он попытался вывести меня из прихожей.

- Так, - вывернув свою руку из захвата приемом самообороны, я встала в дверях, не понимая причин его бегства. - Ты можешь нормально объяснить, что происходит?

Что за день то такой!

Кто как хочет, так и хватает!

- Мама с папой пытаются выяснить, кто прав, кто виноват, опять - закатив янтарные, точь в точь как у отца глаза, пояснил брат, а я, наконец, услышала то, от чего пытался уйти младшенький.

На повышенных тонах, мама высказывала отцу то, что мы слышали примерно раз в три месяца, а именно:

- Ты на работе сутками, до позднего вечера пропадаешь, а я, дома сижу и тухну, скоро совсем деградировать начну! - я, тихонечко обогнув застывшего брата, заглянула в гостинную, из которой, собственно, и слышались гневные реплики.

- Ты знаешь, у нас сейчас идет объединение отделов, и я не могу оставить все на самотек, - спокойно возражал отец, заложив перед собой руки, рассматривая полыхающую от негодования маму.

- И вообще, я сам тебя дома частенько не застаю, так что, кто из нас отсутствует больше, еще посмотреть нужно, - добавил приемный батюшка, сразу отметив, как от его слов, у мамы вытянулось лицо.

- Я открыла три студии по урокам вокала, они тоже требуют моего внимания и контроля, - фыркнула она, уперев руки в широкие округлые бедра, чем приковала к ним взгляд мужа, который на них так и завис.

- Ну и чего ты всполошилась тогда? Я пытаюсь каждую свободную минуту провести рядом с семьей, - всесильный архар Дэнар Кариоши, притянул к себе упирающуюся для вида, жену.

- Да я понимаю, - положив руки на мощную грудь отца, мама тот час же ее погладила, - просто мне тебя в последнее время очень не хватает, - протянула она, обвивая шею своего мужчины.

- И мне, огонек, и мне, - после этой фразы, подслушивать, а тем более подглядывать, было просто некрасиво. Родители, после того, как предъявили друг другу взаимные претензии, мирились. Бурно, страстно и очень громко.

Вот и сейчас, они самозабвенно целовались посреди комнаты, никого и ничего не замечая. Уверена, что поцелуями дело не ограничится, так что, пару-тройку часов дома можно не появляться.

Развернувшись на сто восемьдесят градусов, теперь уже я сама, сцапав за руку заинтересованно развесив уши брата, направилась в сторону выхода.

- Перемирие? - лукаво улыбнувшись, спросил брат, не нуждаясь в моем ответе, а скорее констатируя факт.

- Как всегда, - улыбнувшись в ответ, пожала плечами, - пусть побудут вдвоем, глядишь, братика или сестричку через девять месяцев нянчить будем, - усмехнулась я.

- Лучше сестричку, - засмеялся брат, - это ты у нас умница-красавица, а я, ее головная боль и вытрепанные нервы.

- Ты просто шалопай и шкода, но она, тебя очень сильно любит, - потрепала огненную шевелюру брата, от чего тот скривился. Ему, уже такому взрослому, непристало так делать.

- Я это знаю, - буркнул он, -  но это все равно не мешает маме контролировать каждый мой шаг.

- Если она не будет этого делать, ты совсем отобъёшься от рук, - поучительно произнесла я, вспоминая, как неделю назад этот шустрик с друзьями разнес кафедру военно-космического командования и контроля, а родителей вызывали на ковер к ректору.

 

После данного проишествия, мама отвесила сыночку волшебного пенделя, да такого, что он до сих пор ходит тише воды ниже травы.

 

- Ты куда сейчас? - спросила я брата, вновь направляясь к авиакару.

 

- У нас с Карахом есть неотложное дело, - с загадочным видом произнес Лиар, явно затевая очередную шалость.

 

 Эх, мальчишки, что с них взять?

 

- Будь осторожен, - попросила я его, и, чуть помедлив, добавила: - и побереги мамины нервы, видишь, она итак в последнее время на взводе.

 

- Не волнуйся, в этот раз все пройдет как надо, - подмигнул мне братец и, перемахнув через забор одним махом, быстренько направился в противоположенную от меня сторону.

 

Мне же, оставалось только закатить глаза и подумать о том, что мама, все-таки еще не раз поседеет, пока у Лиара в одном месте свербить не перестанет.

 

Сев в свой автотранспорт, на минутку задумалась о том, куда же отправиться и переждать премирение родителей. Решено было дать отдых мозгам и просто доехать до ближайшего приличного кафетерия и насладиться чашечкой вкусного лиаранского чая.

 

Если бы я знала, чем закончится для меня эта поездка, переждала бы все три часа в авиакаре около дома.

 

Без проблем припарковавшись в довольно известном месте, с легким сердцем и светлой головой зашла в уютное просторное помещение. 

 

- Вы заказывали столик? Или вам подыскать место среди незанятых ниш? - миловидная атара сразу подошла ко мне, стоило только переступить порог.

 

Я даже рта раскрыть не успела, как за меня ответил такой знакомый и ненавистный мне голос: 

 

- Она со мной, - Алер второй раз за день, бесцеремонно сграбастал мою руку и потащил к одному из дальних столиков. Вырываться и кричать, как истеричка посередине зала я не стала. Не виноваты же вокруг остальные отдыхающие в том, что мой одногруппник беспардонный придурок.

 

- Ты что творишь?! - в тихой ярости просипела я, когда тот, чинно усадил меня за стол к своим друзьям, которых,  явно забавляло разворачивающиеся перед ними представление.

 

- Хочу пригласить тебя праздно провести время и разбавить нашу мужскую компанию такой красивой девушкой, - как ни в чем не бывало, ответил Алер, усаживаясь рядом со мной, причем вплотную.

 

- Манеры у тебя так себе, - сквозь зубы прошипела я, пытаясь отодвинуться от него, но безуспешно. Места для маневра не было, я сидела около стены зажатая с двух сторон. Вот Бездна!

 

- Какие есть, - пожало плечами мое личное несчастье, - не привык я долго расшаркиваться, это не по мне.

 

- Ах, да! Я забыла, что твое - это пришел, увидел, поимел, - грубо высказалась я, отражая  всю суть его отношений с девушками.

 

- Я уже понял, что с тобой, эта тактика не работает, - ничуть не обиделся он, но все же предупредил: - Не зарывайся, девочка, тебе не идет быть грубой.

 

- Верно, не работает, - дернула я плечом, не проникшись его словами, - мне нужно больше, чем твоим недалеким воздыхательницам, кое-что еще, помимо отличительных мужских признаков!

 

- Больше? Ана, дай мне только шанс, и поверь, мои отличительные признаки, тебя не разочеруют, - усмехнулся он, положив свою руку на мое бедро. Горячая ладонь обожгла кожу даже через ткань академической формы. Недолго думая, я быстро взяла со стола двузубую острую вилку, и ни секунды не колеблясь, воткнула ее в наглую конечность.

 

На лице парня не дрогнул ни один мускул. 

 

Он спокойно, будто ничего из ряда вон происходящего не произошло, вынул ее одним резким движением. 

 

- Неплохо, фиалочка, - протянул он, рассматривая мое сердитое лицо, даже не обращая внимание на то, что по кисти течет кровь. - Регенерация у рарков быстрая, так что, я сделаю вид, будто ничего не было, - добавил он, а мне вдруг стало совсем, совсем нехорошо. Я смотрела на текущую алую кровь и вспоминала. Как я ни старалась забыть страшные, кровавые мгновения моей прошлой жизни, искоренить их, была не в силах.

 

Перед глазами стояла бойня на пиратском корабле, где повсюду была лишь кровь и ее тяжелый тошнотворный запах, проникающий под самую кожу и вызывающий отвращение ко всему живому.

 

С каждой секундой, меня что-то распирало изнутри, грозясь вырваться наружу и поглотить всю, без остатка.

 

Сильная тошнота, холодная испарина на лбу и еле заметное  золотистое свечение, все подводило к тому, чего в принципе не может быть.

 

Дар, почти забытый, запертый глубоко внутри меня, вновь рвался наружу.

 

- Ана, что с тобой? - я первый раз слышала обеспокоенность в голосе Алера по отношению ко мне. - Ана!

 

Я не смогла даже ответить, рот онемел, а тело начало трясти мелкой противной дрожью. 

 

- Девочка, посмотри на меня, - мой личный кошмар резко развернул меня к себе лицом вместе со стулом, приподнимая вверх голову. - Что происходит?

 

Я честно хотела ответить, но из-за затуманненного взгляда, даже не смогла сфокусировать изображение его лица перед собой. Золотое свечение становилось все ярче, а сознание было спутанным и неясным. Последнее, о чем я подумала, проваливаясь в спасительную темноту, что все повторяется, судьба и вселенная дали мне лишь небольшую отсрочку, которая подошла к концу.

 

И я снова, та маленькая девочка, среди грязных серых стен домов, в которых и нашла меня Оливия.

 

Глава 2. Случайных встреч на свете не бывает…Друг другу для чего то мы нужны..

 

- Ана! Очнись! - голос Алера, настойчиво пробивался сквозь марево затуманенного сознания и звучал так глухо, словно я находилась под толщей воды. Плюс ко всему, он легонько, но ощутимо тряс за плечи мое бренное тело, которое пока, было не в состоянии меня слушаться. 

- Алер, не тряси, и так не сладко - тихо простонала я, мысленно проклиная свой дар и сидящего на корточках передо мной одногруппника. 

"Великий космос! Почему там плохо-то, а?" 

- Ну, слава богам, я уж думал, за грань ушла не попрощавшись, - пошутил он, оглядывая меня на предмет увечий. 

- Вот ты бы рад был, да? - съязвила я, потихоньку начиная набираться сил. Давненько я не ходила сквозь пространство, забыла, как после этого плохо. 

- Ну что ты, ты мне живая нужна, - серьезно, без капли иронии произнес Алер, теперь рассматривая место, в котором мы оказались. - Фиалочка, не подскажешь, куда ты нас переместила? И мне очень интересно знать, каким образом ты смогла скрыть и заблокировать дар Ходящей так, что сестры из Башни Мира до сих пор до тебя не добрались? - рарк не просто спрашивал, а словно требовал отчета. 

- Мы на планете Земля, - прислонившись к серой стене дома, мне хватило лишь одного взгляда, чтобы узнать переулок, в котором я однажды уже побывала. 

Все осталось ровно в том же виде, в котором и было. Темный переулок с тупиком, огражденный с трех сторон бетонными стенами, ржавые мусорные баки воняющие отходами, а впереди, узкий просвет, через который, ко мне и пришла на помощь Оливия.

- Какое странное название планеты, - прокомментировал мой ответ Алер, - не слышал о такой. И ты не ответила на мой второй вопрос.

Не ответила, потому что не доверяю, - огрызнулась я, потихоньку вставая с насиженного места, - вообще, тебя это не касается.

Все же, сидеть почти голой попой на земле, то еще удовольствие. Так как, переодеться дома я не смогла, то до сих пор находилась в форме академии, которая включала в себя юбку чуть выше колена, белую блузку и приталенный жакет. Вот как раз, нижняя часть моего туалета и не защищала нежную кожу бедер от стылой земли, задравшись почти по пояс.

Эх, повезло Алеру, он хоть в брюках.

- Ошибаешься, Ана, - покачал головой рарк, - раз я здесь сейчас с тобой, то меня это касается, - Алер подошел вплотную ко мне и, давя своими немаленькими параметрами, еще раз спросил: - Как Ходящая между мирами, почти собственность правителей межгалактического союза, смогла так долго скрывать свой дар?

 

- До двенадцати лет я ничего не скрывала, - нехотя отозвалась я, стараясь обстрагироваться от запаха близко стоявщего одногруппника. Мужчина пах свежим лесом, хвоей, нагретой солнцем, и еще, чем-то чисто мужским, что я не могла интарпритировать. Аромат рарка был насыщенным, но не отталкивающим, наоборот, у меня появилось странное желание, уткнуться в широкую грудь напротив моего лица и вдохнуть приятный запах поглубже.

 

Да уж, видимо, при переносе на Землю, меня не слабо приложило головушкой, раз я думаю о том, что, в стоящем напротив рарке, мне  начало хоть что-то нравится.

 

- А потом, суп с котом, - ответила я в стиле моей мамы, которая привнесла в наш быт и речь, земные выражения. Они, кстати, настолько прочно и быстро оседали в наших головах и мыслях, что мы, уже не задумываясь, использовали их в тех или иных ситуациях.

 

- Ладно, не сейчас, так потом расскажешь, - невозмутимо пожал плечами Алер, отходя на шаг, - тем более, место для объяснений так себе, - скривился он, - нужно выбираться отсюда.

- Я знаю лишь один адрес, - быстро прокручивая в голове всю информацию о Земле, которою я получила от мамы за десять лет, в том  числе и ее бывшее место проживание, о котором о нас хоть и вскользь, но упоминала.

Вместо нужной мне информации, в голове всплывали сказки, песни, рассказанные нам с Ринаром в период нашего взросления. 

Ааа! Ну почему, когда мне что-то нужно срочно вспомнить, на уме лишь ерунда?

- Фиалочка, я, конечно, не настаиваю, но поторопись, если не хочешь заночевать прямо здесь, в одном из смердящих баков, - еще раз брезгливо осмотрев унылую картину вокруг нас, выдал одногруппник.

- Я тебя не держу, можешь валить на все четыре стороны, - копаясь в осколках своей памяти, отозвалась я, - на этой планете пришельцев никогда не было, земляне вообще уверены, что они высшая ступень эволюции и кроме них в галактике никого быть не может. Так что вперед, тебя поймают в качестве трофея и сдадут на опыты, - помечтала я.

- Вот с…самая красивая, - явно не то хотел сказать рарк, но в последнее мгновенье передумал, - раз земляне настолько отсталый в космическом прогрессе народ, не станем лишать их илюзий.

- Есть! Вспомнила! - моему счастью не было конца и края. Ай, да я! Ай, да умничка!

- Ленинская сорок три, подъезд четыре, квартира пятьдесят пять, - отрапортовала я, посмотрев на Алера, который заломив широкую бровь, явно ждал дальнейшего пояснения.

- Я думаю, тебе известно то, что в семье я не родная, - начала рассказ я, внимательно наблюдая за лицом мужчины, - моя приемная мама с этой планеты, и десять лет назад, я уже была здесь, на этом самом месте, где она меня и нашла. Перемещаться я тогда только училась, и в состоянии аффекта, нечаянно, перенесла ее и саму себя на пиратский корабль, где находилась в плену, - лицо рарка ничего не выражало, лишь глаза смотрели серьезно и очень внимательно, будто боялись пропустить что-то крайне важное.

- Даже так, - протянул Алер, - фиалочка, тебя выкрали из Башни Мира?

 

- Не совсем, - ответила я, вспоминая день, когда у меня произошел выьрос силы, вот как сейчас. - Меня пленили в торговом порту, дезориентированную маленькую девочку, которая первый раз в своей жизни видела большой мир.

 

- Почему не вернулась обратно? - спросил рарк, - ведь вы можете оказаться в любой точке необъятной вселенной, если этого захотите.

 

- Все не так просто, как это кажется со стороны, - я передернула плечами от влажного холодного воздуха, который с каждой секундой все больше превращался в густой туман. - Этому, нужно долго учиться, чувствовать дар так, как ты сейчас чувствуешь свою правую руку, быть с ним одним целым. На тот момент, я была только в самом начале своего обучения и знала лишь примитивный и слишком энергозатратный способ перемещения, - от чего-то, в голову пришла мысль, что сейчас, кровь не поможет, да и сил пока на скачок у меня не было.

 

- Так, с этим ясно. Остальное, расскажешь, как только мы найдем более надежную крышу над головой, - в категоричной форме высказался рарк, после чего, сгреб своей лапищей мою ладонь и потянул к выходу из опостылевшего, промозглого переулка.

 

Выйти на свежий воздух из затахлого тупика, было хорошей идеей. На улице был почти поздний вечер, солнце уже скрылось за горизонт, и лишь пара лучей еще цеплялась за небосвод. 

 

Мы оказались на широкой и оживленной улице, по которой туда-сюда сновали люди и машины, наподобие наших авиакаров, мама показывала мне их на фотографиях.

 

Наверное, с целую минуту мы оглядывали окружающую нас действительность, я - любопытно перебегала взглядом с одного лица или предмета на другой, а Алер - настороженно, оценивая ситуацию и подмечая каждую деталь.

 

- Нужно спросить, далеко ли находится тот дом, в котором жила твоя мама, и как туда добраться, - видимо, Алер решил взять на себя главенствующее право и начать поиски жилья.

 

В данный момент я была совсем непротив, в голове все еще немного шумело, да и в целом состояние нестояния присутствовало.

 

- Пойдем, - все так же, не отпуская мою ладонь, рарк направился в одну из сторон, буквально таща меня за собой.

 

Мы прошли буквально несколько метров, когда я остановилась как вкопанная, во все глаза, рассматривая вывеску на фасаде красивого здания.

"Академия искусств им. Юрия Золотницкого" - вот что она гласила.

- Ана, мы идем? Или ты все же решила здесь заночевать? - Алер вопросительно поднял бровь.

- Когда-то, здесь работала Оливия, моя приемная мама, - просто ответила я, вспоминая, с каким упоением, а иногда тоскою, рассказывала Оливия о своей работе на Земле. Она так долго и упорно шла к своей цели, что достигнув ее, так и не смогла порадоваться, как следует своему успеху. Она повстречала меня.

И, хотя она и открыла несколько популярных вокальных студий по всей столице Арантской империи, ее музыкальная душа скучала по этому месту, колыбели ее творческой жизни.

Задумавшись, я не увидела, как к нам, подошел уже не молодой мужчина, только почувствовала как мой спутник, придвинулся ко мне почти вплотную.

- Добрый вечер, молодые люди, - твердым, хорошо поставленным голосом поприветствовал он нас.

- Добрый, господин, - почти без акцента ответила я, радуясь тому, что выучила язык матери. Алер же просто кивнул, лишь догадываясь, о чем говорит старик.

- Знаю, подслушивать, это совсем не по-джентельменски, но я услышал последнюю вашу фразу, юная леди, - незнакомец смотрел на меня пристально, словно выискивал что-то, но, тем не менее, отталкивающих чувств и эмоций своим взглядом не вызывал.

- Что же вас в ней привлекло? - спросила я, пока не понимая его заинтересованности в нашем коротком диалоге. Он не мог знать наш язык, следовательно, и понимать не должен.

- Вы назвали имя, Оливия, - продолжил он, - дело в том, что когда-то, и я знал девочку с таким именем, оно в России редкое, - пояснил он, - может быть та, о которой вы говорите, и была моей хорошей знакомой?

 

- Возможно, - уклончиво ответила я, - а что за интерес к этой особе?

 

- Я просто хочу узнать, все ли с ней хорошо, ведь почти десять лет я терзаю себя мыслью, что недоглядел за той, которую взял под опеку, - на улице уже почти совсем стемнело, но даже в сумерках было видно, как изменилось лицо мужчины. Переживание, грусть и тоска, все сменялось колейдоскопом на морщинистом, но добром лице.

 

После его фразы, я поняла, кто же стоит передо мной. Юрий Золотницкий, мамин покровитель с детдома и основатель академии, возле которой мы остановились. Мне было бесконечно жаль этого немолодого, но прямого как палка старика, который с гордой осанкой нес бремя своей старости.

 

- Мою приемную маму зовут Оливия Вяземская, она помнит вас и очень скучает, - от моих слов, наш собеседник резко вскинулся, в глазах загорелся огонек надежды, еще пока очень маленький, но разгоравщийся  с каждой секундой.

 

- Она в добром здравии? Куда она пропала? - он непроизвольно и не сильно схватил меня за руки, от чего Алер почти сросся с моей спиной, устрашающе возвышаясь, готовый в любой момент свернуть голову незнакомцу как цыпленку.

 

- С ней все хорошо, она вышла замуж за иностранца и проживает в другой стране, - мягко пожала сухие кисти рук в ответ, успокаивая взбудораженного мужчину и надеясь, что Боги простят меня за мое откровенное вранье.

 

- Почему не сказала тогда? - наивно и по-детски спросил он, - я бы принял любое ее решение, только была бы счастлива.

 

- На то были свои причины, - уж рассказывать ему про то, куда и каким образом мама отправилась с Земли я не стану. Врядли поверит, так еще и сумашедшими посчитает.

 

- Я вам верю, и надеюсь, когда-нибудь снова увидеть Оливию, - кивнул он мне, - вы уж извините, я даже не спросил, как вас зовут, - повинился он, оглядывая нас с рарком.

 

- Меня зовут Ана, а моего спутника...

 

- Алер, - вдруг перебил меня одногруппник, от чего, я развернулась к нему лицом, так как не ожидала, что он заговорит.

 

- Очень приятно, молодые люди, а меня Юрий Золотницкий, - протянув руку для пожатия Алеру, сказал он.

 

- Пожми ему руку, - подсказала я рарку на арантском, - здесь так принято.

 

- И нам приятно, - заминка вышла несущественная, Алер задержался на доли секунды, после чего, среагировал как надо. Причем так, что от его крепкого пожатия, Золотницкий поморщился.

 

- Вот это хватка, - покачал головой он, - эх, молодость… Когда-то и я был совсем другим...

 

- Извините, я не хотел причинять вам боль, - видно было, что рарк слегка смутился.

 

- Ничего, я еще крепкий старик, - усмехнулся он, спрашивая: - Откуда вы? Такая красивая пара…Молодожены? Извините, что спрашиваю, вы почти одинаково одеты, а сейчас, насколько я знаю, тематические свадьбы в моде.

 

Я не успела ничего ответить, рарк ответил за нас двоих:

 

- Да, утром узаконили отношения, - обвивая мою талию в стальной захват, пророкотал он, явно довольный своим ответом. Я же, мысленно его расчленила, хотя и вида не показала, что это все блажь его восполенного мозга. Просто натянуто улыбнулась в ответ.

 

- Поздравляю, - мягко улыбнувшись, сказал Золотницкий и вновь спросил:

 

- Куда же теперь направляетесь? Отмечать радостное событие?

 

- Мы уже отметили, - не дав раскрыть Алеру рта, быстро выговорила я, плюс ко всему с наслаждением впилась ногтями в стальную руку, предупреждая этим жестом о том, что не надо лезть. Рарк в ответ еще крепче притиснул меня к себе, глубоко вздохнув широкой грудью так, что я спиной ощутила ее стальные мышцы.

 

Это было волнительно.

 

И это, было неправильно.

 

- Так получилось, что все наши личные вещи и документы затерялись в космопорте, и теперь мы заняты поиском приличной гостинницы, чтобы там остановиться на некоторое время, - о, Вселенная, сказительница из меня так себе, но, будем надеяться, что поверит.

 

- Да уж, неприятная ситуация, - отозвался мамин опекун и вдруг предложил: - Зачем гостинница? Можете остановиться в квартире Оливии, она до сих пор принадлежит ей, у меня и ключи имеются, - после чего, Золотницкий, раскрыв личное портмоне, достал оттуда ключ с магнитным брелком. - Адрес знаете? 

 

- Ленинская сорок три, подъезд четыре, квартира пятьдесят пять, - как скороговорку проговорила я, в душе ликуя от такого поворота событий.

 

- Верно, вот теперь, я совсем убедился в том, что Оливия действительно хорошо знакома вам, - одобрительно отозвался пожилой мужчина, передавая в руки рарка ключ.

 

- Благодарим вас, вы оказали нам большую услугу, я это буду помнить, - Алер поклоном головы поблагодарил Золотницкого,  а свободную руку приложил к груди, как было принято у их расы, вызывая удивление на лице нашего нового знакомого.

 

- Я словно в царскую Россию вернулся, - усмехнулся он, - вы издалека?

 

Мы не поняли его первой фразы, смазанно отвечая на вопрос:

 

- С севера, у народа моего мужа так принято, - пояснила я его жест, в душе обмирая от количества вранья, сказанного за сегодня.

 

- Хм… Занятно как у вас все, - протянул Золотницкий, а потом и вовсе всплеснул руками: - Что ж, дети, не буду вас задерживать, вас брачная ночь впереди ждет, а тут я со своими разговорами, - он еще раз пожал руку Алеру, а расстеряной от его слов мне, поцеловал наружную часть кисти, чем вызвал еще большее смущение.

 

- Ана, Алер, я могу попросить своего водителя отвезти вас, не откажете старику в этой мелочи? Как небольшая услуга в честь свадьбы?

 

- Будем рады принять и эту помощь, - Алер вновь заговорил первый, на что мне, оставалось только согласно кивнуть.

 

- Вот и славно, - произнес он, жестом подзывая к месту, где мы стояли, черный, как ночь автомобиль.

 

Я залезла первая, рарк следом за мной, усаживаясь рядом и опять тесно прижимаясь. Хорошо, что машина была не маленькая, а то крупногабаритный рарк итак занял почти все пространство в салоне.

 

- Виктор отвезет вас к нужному дому, - кивком головы указывая на водителя, произнес Золотницкий, - надеюсь, это не последняя наша встреча, и я рад, что судьба, все же рассказала мне о судьбе моей девочки, пусть и не лично. Трогай!

 

Транспорт плавно тронулся с места, а я немного выдохнула. Ложь в таких количествах выматывала похуже строевой, хоть она и была во благо.

 

Ехали быстро и молча, Алер так и обнимал меня за талию, не выходя из роли. Только оказавшись внутри квартиры, он, не давая мне даже осмотреться, прижал к закрывшейся двери мое тело, и глядя своими бестыжими глазами в мои, спросил:

 

- Ну, что, женушка, готова к первой брачной ночи?

 

Глава 3. Мы не знаем, что будет завтра: наше дело - быть счастливыми сегодня.

 

Боги, ну за что? 

 

Все рарки славились своей темпераментностью, а уж если дело касалось понравившейся девушки... То ее добивались любой ценой, постоянно навязывая свое общество, словами и прикосновениями пытаясь обратить все внимание облюбованного объекта на себя. Брали напористостью и упорством и дарованным богами звериным магнетизмом.

 

Правда, черту не переступали, насильно никто никого в кровать не тащил, если близость и случалась, то только по обоюдному согласию. Звериная натура не допустит опуститься до насилия, ведь женщина для их народа, впервую очередь мать будущих детей, залог успеха и процветания вида и популяции, поэтому, их ценили, уважали и всячески берегли. 

 

Вот только мне было не понятно сейчас, что за игру затеял тот, кто с самого моего появления в академии насмешками и замечаниями всеми силами пытался задеть или обидеть. Интерес к моей персоне пугал и настораживал, ведь я не искала его внимания, а наоборот, лишний раз старалась не реагировать на иронично-язвительные реплики.

 

Просто отмалчивалась.

 

Но сейчас, прижатая сильным телом рарка к двери, отмалчиваться было бессмысленно. Хотелось дать жесткий отпор, задеть, обидеть и поизлеваться над мужским эго и самолюбием.

 

Вот только чем больше мы смотрели друг другу в глаза, тем сильнее я ощущала каждую клеточку тела, прижатого к моему. Это волновало женскую суть, путая мысли пока непонятными мне чувствами и ощущениями.

 

Собрав в относительно рабочее состояние мозг, решила отплатить ему его же монетой.

 

Он постоянно провоцирует меня своими действиями, выводя на эмоции, теперь моя очередь.

 

- Знаешь, здесь, на Земле, есть одно выражение, - положив ладони на глубоко вздымающуюся грудь, я говорила ласково, тихим, вкрадчивым  шепотом, внимательно следя за реакцией Алера. Он, вздрогнув от моего добровольного касания, окаменел, превращаясь в одну большую гору натянутых мышц. Довольная произведенным эффектом, продолжила игру. Позволила рукам начать движение вверх, лаская то, что попадалось им на пути. Чуть поцарапала ноготком ключицу мужчины, огладила мощную шею, замечая, как дернулся кадык, после чего, обвила ее руками, становясь к мужчине еще ближе, давая прочувствовать всю разницу полов между мужчиной и женщиной.

 

- И какое же? - хриплый голос Алера стал на тон ниже, а сердце, стучавшее напротив моего, зашлось в бешеном темпе. Руки, что до этой поры просто упирались по обе стороны от моей головы, пришли в движение. Одна зарылась в копну шелковистых волос, чуть сжимая на затылке, вторая легла на талию, удерживая тесный контакт.

 

- Невесту, человек выбирает себе сам, - прошептала я, находясь в нескольких сантиметрах от его губ, - а жену, дает Бог, - добавила я, зарываясь пальчиками в жесткие короткие волосы на затылке. Рарк шумно выдохнул, а я поспешила продолжить.

 

- И я не помню, чтобы боги, были ко мне так немилосердны, выбирая в мужья эгоистичного наглого засранца, - все это, я резко выдала ему, в одно мгновение, скидывая его руку с талии и выворачиваясь из захвата.

 

Не думая, как это видится со стороны, не обарачиваясь, медленно прошла вглубь квартиры, оставляя за спиной возбужденного, раззадоренного хищника. Если бы, я все же обернулась, то увидела, что Алер, улыбаясь хищной, похожей на оскал улыбкой, провожал мою спину звериным светящимся взглядом. 

 

Это был первый раз в моей жизни, когда рарк промолчал, не сказав ничего вслед. А я и рада. Потому что, собственная игра завела не только его, но и меня. Я не хотела в этом признаваться даже самой себе, но томление, испытанное мною там, когда я прижималась к мужчине, было настоящим. Оно смешивалось с триумфом от первой словесной победы над одногруппником и будоражило оголенные нервы. 

 

Вот в таких разрозненных чувствах я осматривала квартиру, краем уха услышав, как рарк занял уборную, виденною мной краем глаза. Судя по шуму, он умывался, а я, вновь кривенько улыбнулась, радуясь мелкой пакости.

 

Пока он отсутствовал, я осмотрела две небольших комнаты, причем одна из них соединялась с кухонной зоной. Обставлено все было просто и со вкусом, как любила Оливия, и как терпеть не могла я. Мне больше по душе были яркие краски, неформатная оригинальная мебель, а не скучные спокойные тона. 

 

Ну да ладно, есть крыша над головой и на том спасибо. 

 

Мои исследования жилой площади прервал звук дверного звонка, от которого я непроизвольно вздрогнула. - Ты кого-то ждешь? - спросил меня Алер, выходя из ванной без пиджака, в брюках и рубашке с закатанными рукавами.

 

- Конечно, любовника, - съязвила я, сама пребывая в недоумении от того, кто это может быть. На мою реплику он лишь поднял бровь и пошел встречать незванных гостей. Я тоже вышла в коридор, спрятавшись за широкой спиной.

 

- Чего надо? - совсем не гостеприимно рыкнул рарк, резко откравая дверь, да так, что я побоялась, как бы не отлетела на совсем.

 

За дверью оказался водитель Золотницкого, держащий в руках увесистый пакет, который он чуть не уронил от нашего гостеприимства.

 

- Это просил передать Юрий Константинович, - проблеял он, осторожно передавая пакет в руки Алера, после чего, спешно ретировался восвояси.

 

- Спасибо, - уже вдогонку исчезновшему водителю крикнул рарк, закрывая дверь.

 

- Что там? - я любопытно сунула нос в пакет, обнаружив там еду и напитки.

 

- Наш ужин, видимо, - усмехнулся Алер, видя мою заинтересованность. А после того, как мой живот голодно заурчал и вовсе широко улыбнулся.

 

- Переход отнимает много сил и энергии, - неловко оправдалась я, чувствуя алеющие щеки. - Да и вообще, я люблю покушать, не вижу ничего плохого в здоровом аппетите! - теперь я рассердилась, и, в основном, на себя. Почему я вдруг начала оправдываться и смущаться?!

 

- Я тоже… Покушать люблю, - подмигнул мне рарк, ставя весь пакет со съесным на небольшой обеденный стол.

 

- По тебе видно, - выдала я, окидывая мощную фигуру без капли жира. Одни лишь жгуты стальных мышц.

 

- А по тебе нет, - ответил Алер, - худенькая, маленькая, того гляди переломишься.

 

- Стройная, миниатюрная, - парировала я, - не нравиться, не смотри. Найди высокую и мужеподобную ару и любуйся сколько влезет!

 

- Поздно, мне и зверю ты и такая нравишься, - просто сказал он, а я замерла.

 

Он сказал, нравишься?

 

Я не ослышалась? 

 

- Тут и записка имеется, - протягивая мне клочок бумаги, мужчина, как ни в чем не бывало, начал выкладывать продукты и контейнеры на стол. На автомате взяла протянутое, прочитав:

 

" Ана, Алер, знаю, что опять беру на себя много, но не мог не прислать ужин. За квартирой следит соседка, оплачиваю ее я, на случай, если все же Оливия когда-нибудь вернется. Но продуктов в ней нет. Так что, прятного аппетита, дети. И еще раз поздравляю с женитьбой! 

 

                                                                                            Золотницкий Ю.К."

 

- Ну и что там? - спросил Алер, испытующе глядя на меня.

 

- Золотницкий прислал, говорит, все мне, - ехидненько улыбнулась я.

 

- Лопнешь, - парировал рарк, открыв первый контейнер, в котором оказалось жаркое, от запаха которого, мое слюноотделение увеличилось в несколько раз.

 

- Я быстренько умоюсь, и перекусим, - скомандовала я, - усилием воли разворачиваясь в сторону ванной туда же и направляясь.

 

В ванной, я ничего необычного не обнаружила, привычные для нас душевая кабина, санузел и небольшой комод с зеркалом - вот и все, что в ней было. Очень хотелось умыться, а еще лучше, сходить в горячий душ, смыть с себя пыль и вонь затахлого переулка, а вместе с ними и напряжение, что преследует меня с самого утра. Но пока, я только поплескала холодненькой водичкой на лицо и пальцами, как могла, пригладила растрепавшиеся пряди. Из зеркала на меня смотрела юная симпатичная девушка с фиолетовыми глазами, чуть вздернутым носик и нежными розовыми губками. Мои черные, с синим отливом волосы резко констатировали с белой мраморной кожей, которая даже в жаркую солнечную погоду не покрывалась загаром. "Аристократочка ты моя!" - часто называла меня Оливия, при этом добавляя, что такую оригинальную красоту днем с огнем не сыщишь. Плюс ко всему, ей почему-то нравиоись мои буйные кудри, которые с годами, под тяжестью волос хоть немного, но выпрямились. Меня же они раздражали, я себя сравнивала с овечкой, которую давно не стригли. Поэтому, в шестнадцать лет, я уговорила маму свозить меня в салон красоты, где кудри, под воздействием косметических средств и горячего пара стали гладкими как шелк, нисподая по спине до самой талии. Такими же оставались, и по сей день. 

 

Насухо вытерев лицо, сходила еще и по нужде, чтобы уж совсем не отвлекаться от предстоящего пиршества живота. Немного подумав, сняла верхний жакет, оставаясь в белой блузке, которую, на манер Алера закатала в рукавах жо локтя. Ну, все, теперь можно идти.

 

Немного посвежевшая и предвкушающая сытный и вкусный ужин, я вышла из ванной, чтобы застать такую картину: Алер сервировал стол. Сам. Не дожидаясь пока это сделаю я. И, причем у него, это отлично получалось.

 

- Не знала, что ты умеешь еще что-то делать, кроме того, как язвить и свысока своего роста снисходительно на всех посматривать, - не могла удержаться от ехидной реплики я, подходя ближе к столу.

 

- На данный момент, язвишь ты, а это… - он обвел взглядом результат своих усилий и удоволетворенно кивнул, - лишь малая частт того, что я могу. Ты меня совсем не знаешь, а уже загнала в удобные тебе рамки, поставив клеймо засранца.

 

- Твое поведение, за все десять лет нашего с тобой совместного обучения, не давало мне повода считать тебя кем-то другим, - усаживаясь за стол, произнесла я.

 

- Знаешь, я смогу переубедить тебя в обратном, - присаживаясь напротив, самоуверенно заявил Алер. - Приятного аппетита, Фиалочка.

 

- И ты не подавись, - язвительно улыбнулась я в ответ, беря столовые приборы. - А на счет твоего заявления - это врядли получится. Ты безнадежен.

 

- Посмотрим, - хмыкнул он и мы, молча, приступили к еде.

 

Вообще, несмотря на нашу открытую неприязнь друг к другу, ужинать с ним было комфортно. Сейчас, мы ни чем не отличались от других пар, которые по-семейному собирались за столом, и для меня, это было очень странно. Я все еще не верила в то, что Алер заинтересовался мной как девушкой, все время ожидала подвоха. Ведь за десять лет, так легко привыкнуть к одной и той же модели поведения рарка, и, если она вдруг резко меняется, трудно поверить в то, что это не фарс, розыгрыш или злая шутка.

Такие мысли бродили в моей голове почти весь ужин, хотя я и не забывала отдавать дань вкусным блюдам. Мясо и овощи в жарком были восхитительно сочными, свежий салат с морепродуктами тоже вызывал восторг моих вкусовых рецепторов. А уж когда пришло время десерта, тут и вовсе я поймала вкусовую эйфорию. Не знаю название ягоды, но красная и сочная, она манила меня с самого начала ужина. Ее вкус оказался кисло-сладким, а в сочетании с молочным шоколадом…нереально вкусно! 

- Поделиться не хочешь? - не отрывая взгляда от моего рта, в который я собиралась отправить очередную ягодку, поинтересовался Алер.

Увлекшись, даже не заметила как, перетащила всю пиалку с лакомством к себе поближе и с завидной скоростью ее поглащала. На тарелочке оставалось всего четыре ягодки и пятая у меня в руках.

- Извини, обычно, я так не делаю, - с сожалением поддвигая на середину стола оставшееся, смущенно произнесла я.

- Нет, забери эти, - вернув на место пиалку, рарк пояснил, - я не любитель сладкого, но ты, с таким удовольствием поглащаешь его…тоже хочу попробовать, но, только ту, что в твоей руке.

- А какая разница? - удивилась я его словам. - По-моему, они все одинаковы вкусны.

- Тебе жалко? - приподнял бровь одногруппник, а я отчего-то почувствовала себя жадюгой.

- Да, пожалуйста! - и протянула требуемое. Алер же, гипнотизируя мою протянутую руку еще несколько секунд, не просто принял лакомство, а приподнявшись, взял его губами, прямо из моих пальцев, которых в процессе, немного коснулся. При все при этом, внимательно наблюдал за моей реакцией, которая не заставила себя ждать. Сначала я опешила, а потом спешно отдернула руку, прижав ее к телу, причем второй рукой придержала первую, словно рарк и от нее кусочек откусить хотел. Пальцы, в том месте, где их коснулся мужчина покалывало, словно под напряжением.

 

- Вкусная, - сверкая бестыжими глазами, Алеру моя реакция явно была по душе.

 

- Не нужно было слюнявить мои пальцы, мог и по нормальному взять ягоду, - все же несмолчала я, на что рарк только пожал плечами.

 

Сидеть за столом вдруг стало некомфортно, да и чувство сытости присутствовало в полной мере, так что, сидеть и переглядываться с беспардонным одногруппником я больше не стала.

 

- Я наелась, - встав из-за стола, направилась в другую комнату, где, да простит меня мама, порылась в шкафу. Я сама не любила, когда в моих вещах кто-то роется или берет без спросу, но тут, почти безвыходная ситуация. Теперь, когда чувство голода было утолено, я очень хотела искупаться и переодется во что-то поудобней. На мое счастье, Оливия была чуть выше меня, да и фигура отличалась стройностью, так что, подобрать подходящий наряд, не составило труда.

 

Выбор пал на черный спортивный топ с перекресщивающими на спине бретелями и мягкие свободные спортивные штаны. Плюс к вот такому домашнему наряду, еще прихватила нижнее белье, на него у мамы всегда был прекрасный вкус. 

 

Вот так вот, с охапкой чистых вещей и полотенцем я бодро потрусила в ванную, где не сразу заметила, что душевая уже занята. Лишь наткнувшись на мужские вещи на полу, поняла, что рарк меня опередил. Пока я выбирала наряд, первый решил освежиться.

 

Недовольно скривившись от того, что омовение откладывается, уже почти развернулась в сторону двери, собираясь уйти, да не успела. 

 

Стеклянная, запотевшая от гопячей воды дверца душевой резко открылась, явив голого Алера собственной персоной. 

 

Ты мне полотенце принесла? - даже не пытаясь прикрыться, он во всей красе демонстрировал совершенное литое тело, с четко прорисованными группами мышц, по которым стекали капли влаги.

 

Я же, застыв на месте, завороженно следила за водными каплями, во все глаза, уставившись на мужчину. 

 

- А может, ты хочешь присоединиться? - хрипловато поинтересовался он, еще больше раскрывая дверцу душевой, - Ана, если ты и дальше продолжишь так меня рассматривать, то я возьму реванш, и тоже посмотрю, что скрывается под твоей одеждой, - смысл сказанного до меня дошел через мгновенье. Резко развернувшись от скульптурного тела, я, сгорая от смушения и стыда, вылетела из ванной, рявкнув на ходу:

 

- Закрываться надо! - после чего, понимая, что у Алера действительно нет полотенца, а выйти в чем мать родила, ему не составит труда и даже потешит его самолюбие, через себя, не оборачиваясь, кинула захваченное мною ранее полотенце все еще в раскрытую дверь и быстро скрылась с глаз. Ответом на мои действия стал громкий мужской смех и фраза:

 

- Спасибо, радость моя, ты такая заботливая!

 

Уууу! Прибила бы, если бы могла!

 

Для успокоения нервов и восстановления душевного равновесия, хотела прибрать со стола, но и тут не успела. Рарк все убрал, оставив лишь бутылку шампанского и тарелку с фруктами. 

И когда, спрашивается, все успел? 

Мне не оставалась ничего делать, как кроме того, что сидеть и ждать, пока освободится душевая. Перед глазами, то и дело всплывало совершенное тело, которое везде оказалось большим, даже там, куда приличные девушки смотреть не должны. 

Теперь понятно, почему от воздыхательниц отбоя нет, такое тело грех не изучить. 

О, Вселенная, о чем я думаю вообще?  

Это все бушующие женские гормоны, требующие тепла, ласки и любви.  

Я со своей учебой и думать забыла о парнях, не было к ним интереса, а тут на тебе, стоило Алеру раздеться и я поплыла.. 

Аааа! Хватит думать об этом!  

Отдав себе четкий мысленный приказ, решила, что этот нескончаемый день в конец меня доконал, и мне просто необходима разгрузка моей нервной системы. Поэтому, без зазрения совести, открыла бутылочку шампанского и с удовольствием налила себе в один из фужеров, стоявших тут же, на столе.

 

На самом деле, алкоголь я не любила, считала всегда, что ясная голова и хорошее самочувствие залог успеха и процветания. Меня не интересовали студенческие тусовки и ночные гулянья, но на праздники и семейные торжества могла себе позволить пару бокалов некрепкого алкоголя. 

 

Не успела сделать и глотка, как спиной почувствовала взгляд рарка, а потом и вовсе услышала раздражающе-насмешливый голос:

 

- Ана, пить в одиночестве, тем более, когда рядом есть привлекательный и стоящий женского внимания мужчина, это моветон, - я затылком ощущала, как он скользит взглядом по моей застывшей фигуре, но поворачиваться к нему не спешила.

 

- Алкоголь  в малых дозах безвреден в любом количестве. Умный пьет до тех пор, пока ему не станет хорошо, а дурак — до тех пор, пока ему не станет плохо, - развернувшись к нему с каменный лицом, я демонстративно, маленькими глоточками выпила весь фужер, после чего добавила: - Всегда считала себя хорошей девочкой, так что сегодня, это мое лекарство от нервов, пью до тех пор, пока не станет хорошо.

 

- Расслабиться можно не только таким способом, и я уверяю, тебе тоже будет хорошо, - с интимным подтекстом, рарк, в одном полотенце, державшимся на честном слове, начал сближение со мной.

 

- У кого о чем болит, - фыркнула я, не став дожидаться когда тот, опять что-нибудь выкинет или скажет, и обогнув того по дуге, направилась в ванную комнату, специально погромче хлопнув дверью, тем самым показывая свое отношение к его словам.

 

Закрыла довольно хлипкую дверь на замок, надеясь на благоразумие рарка, ведь если он вдруг захочет зайти, она его не остановит. 

С наслаждением скинув себя надоевшую форму, ступила в кабинку и включила горячую воду. 

 

О, Божечки!

 

 Какой же вселенский кайф, вот так стоять и смывать с себя все напряжение и усталость, что накопилась за целый день. Чувствовать, как упругие струи воды ласкают нежную кожу, унося с собой переживания, оставляя лишь покой и умиротворение. 

Как бы долго не хотелось мне так простоять, но усталость брала свое, если я не потороплюсь, то засну прямо здесь. Поэтому, взяв одно единственное мыло, что было здесь в наличии, быстро вымылась, и сполоснувшись, вылезла из кабинки.

Чисто черное кружевное белье, что было выбрано мною из вещей мамы, смотрелось на мне вполне прилично, разве что, в области груди было чуть большеватым. У мамы верхние женские прелести были побольше моих, и хорошо, что можно отрегулировать лямки и скрыть это маленькое упущение.

 

Натянув оставшуюся одежду на еще немного влажного тело, не спешила выходить из ванной. Меня даже здесь преследовал пристальный, все подмечающий взгляд рарка. 

 

Но и отсиживаться здесь было глупо, так что, расчесав, как могла мокрые тяжелые пряди, вышла из ванной с прямой, как палка спиной, готовясь к новым язвительным комментариям и насмешкам. 

 

Но их не было.

 

Алер, так и не переодевшись во что-то более приличное, чем полотенце, запрокинув голову и раскинув в стороны руки, тихо, мирно спал на широком гостевом диване. 

 

В первую секунду пришла мысль о том, что, может, притворяется? Или замышляет очередную пакость?

 

Но нет, широкая грудная клетка мерно вздымалась в такт замедленного сном дыхания, а сильное тело было максимально расслаблено. 

 

Во сне, он выглядел так же мужественно, как и наяву, оставаясь все тем же привлекательным молодым мужчиной, который, даже в таком состоянии, притягивал взгляд. 

 

Я, в который раз, мысленно призналась себе, что физические данные одногруппника волнуют мою женскую суть, даже, несмотря на то, кем он для меня является. 

 

Простояв, наверное, с минуту около сопящего рарка, сжалилась над неприкрытым телом и принесла из спальни покрывало, которым, хотела прикрыть вызывающую наготу рарка.

 

Подошла к нему достаточно близко и уже собиралась укрыть спящего, как он, мгновенно среагировав, выбросил одну руку вперед, хватая меня за талию и укладываясь вместе со мной поперек дивана в более удобную для сна позу.

 

Все произошло настолько быстро, что я не успела отскочить или сбросить наглую конечность, и теперь, лежала спиной вплотную к рарку, который обнял меня руками и ногами как любимого питомца.

 

-Ты что творишь, изверг?! - тихо прошипела я, закипая от насильственного произвола с его стороны.

 

- Тихо, Ана, я просто устал ждать, пока ты прекратишь меня рассматривать и наконец, составишь компанию, - рарк сонно потерся носом об мои влажные волосы, довольно рыкнув. - Ты вкусно пахнешь.

 

- Здесь две комнаты, и ночевать с тобой рядом, в мои планы не входило, - сквозь зубы прошипела я, попытавшись выбраться из объятий, но потерпела полное фиаско. Руки мужчины, словно приклеились к моему телу!

 

- Что поделать, жизнь - штука непредсказуемая, - обманчиво-грустно выдохнул он, - Спи, фиалочка, я тебя уже все равно не отпущу, пригрелся.

 

- Знаешь, что! - я даже сформулировать в ответ ничего не смогла, так и пыхтела как сломанный космодвигатель, пытаясь выбраться из захвата.

 

В конце концов, выдохлась, затихла и тоже пригрелась, так как, мои попытки обрести свободу на передвижение в другую комнату не увенчались успехом. 

 

Последняя мысль, что посетила мой уставший и уже сонный мозг, была о том, что не так уж и плохо, лежать вот так, в теплых надежный объятиях, под сильное и мерное биение мужского сердца.

 

 

 

Глава 4. Если проблема имеет решение - воноваться не зачем. Если решения нет - волноваться бессмысленно.

 

Место действия - Военно-космическое ведомство Арантской империи

 

Поздний вечер, почти ночь, но одно из самых важных знаний столицы работало как часы, не прерывая свою деятельность ни на минуту. 

 

Рарки, аранты, веары - все трудились на благо империи, четко и быстро выполняя приказы вышестоящего начальства, и, иногда, можно было подумать о том, что все они, вовсе не живые, а синтетические роботы, которым не требуется отдых. Но нет, у каждого работника в этом здании есть сменщик, который меняет его по индивидуально разработанному графику, а у некоторых, их не один, а два и даже больше.

И только у адмирала военно-космических сил, смены нет, и никогда не будет. Есть заместители, но они не вправе принимать жизненно-важные решения, которые пойдут на благо страны и всей расы в целом. Поэтому,

 

Арх Эван Шеарай почти жил на работе, в ущерб личным целям и семейным ценностям.

 

- Адмирал Шеарай, к вам архар Дэнар с супругой, пригласить их в ваш кабинет? - тихо постучав в дверь и сунув светловолосую макушку, его секретарь, архара Ниара Вогарт, вопросительно на него посмотрела. 

 

- Приемные часы закончены, и я могу записать их к вам на завтра с утра, - смущенно добавила она.

 

- Нет, я приму их сейчас, - если адмирал и удивился неожиданным визитерам, то виду не подал. Дэнар Кариоши отлично служил на благо империи уже больше двадцати лет и ни разу не подвел в своей службе. За какое бы дело не брался, какую бы должность не занимал, сильный духом и телом мужчина всегда оправдывал возложенную на него ответственность. Таких рарков нужно ценить и уважать, чтобы подрастающее поколение видело на кого нужно равняться, и у кого перенимать опыт.

 

По роду деятельности, пересекались оба рарка довольно часто, обсуждая насущные проблемы на совещаниях и сходках, и теперь, Эван Шеарай лишь мог догадываться о том, что же привело начальника безопасности к нему, почти ночью, да еще и с женой.

 

- Силы и мира вам, адмирал, - традиционно поприветствовал его безопасник, уверенным шагом проходя в кабинет, но прежде, пропуская перед собой красивую огненноволосую женщину. 

Жена генерала была миниатюрной и очень красивой, с необычной яркой внешностью. Повезло, в пылу передряг не только не пропасть, но и встретить свою истиную. 

При виде нее, адмирал встал, приветствуя женщину легким поклоном. 

- Силы и мира вам обоим, Дэнар, что привело тебя ко мне в столь поздний час? Адмирал специально опустил вежливое и дистанционное "архар", так как наедине мог себе это позволить, ведь стоящего перел ним рарка, он считал если не другом, то очень хорошим знакомым.

- Адмирал, дело касается вашего внука и нашей старшей дочери, - генерал хоть и говорил спокойно, но все же, чувствовалось в его голосе и позе определенное волнение.

- Что натворил этот шалопай? - внутренне напрягаясь от слов подчиненного, спросил мужчина, так как с внуком, у него были не самые простые отношения.

- Он ушел пространственным порталом вместе с нашей дочерью, и пока, мы не знаем, на какой они планете, и в каком состоянии находятся. 

Жена рарка от волнений и переживаний за дочь, сильно сцепив руки в замок, стояла, словно боец на плоцу - прямая напряженная спина, острый взгляд зеленых, чуть влажных глаз, в которые, если посмотришь, увидишь все волнение мира за судьбу собственного ребенка.

- Архара Оливия, присядьте, пожалуйста, - предложил женщине адмирал, прекрасно понимая состояние матери, после чего, спросил: - Как такое возможно? - Эван Шеарай если и тревожился за судьбу Алера, то виду не показывал. Мальчишка не глупый и сильный, в случае чего, сможет защитить и себя и девчонку.

Генерал, встав за спиной своей жены, выдохнув, спросил:

- Помните историю с моей подставой? - дождавшись утверждающего кивка от начальства, мужчина продолжил: - Так вот, на том корабле, вместе с моей истиной парой, в соседней клетке, где нас держали, летела маленькая девочка с даром Ходящей. Именно она тогда, пытаясь бежать, нечаяно перенесла мою жену с ее родной планеты на корабль. Корш поставил на нее маячок с привязаннык к месту действием, поэтому попытка спастись бегством - провалилась. Плюс ко всему, ребенок был лишь в начале своего обучения в овладении даром, ей не хватало знаний, умений и навыков, которые бы, помогли бежать. За то время, пока мы находились на пиратском корабле, девчушка видела много насилия, убийств, но даже это, не смогло сломить сильного духом ребенка. Лишь одна мысль страшила девочку, расставание с нами и возвращение в Башню Мира, где ее, держали бы годами, дожидаясь пока та, полностью не вступит в силу.

Решение о сокрытии девочки с даром Ходящей было принято единолично мной, это лишь моя ответственность, - в упор, глядя на адмирала, архар Дэнар понимал, что за такой проступок, ему светит смертная казнь, и все равно не побоялся сказать. 

После его последней фразы, архара Оливия чуть всхлипнула, давая волю эмоциям, а по нежным щекам женщины текли соленые слезы, при виде которых, адмирал растерялся.

- Архара Оливия, не переживайте, ваша дочь обязательно вернется к вам, живой и невредимой, - успокоил как умел, мужчина, - Дэнар, ты думаешь, я не понимаю причин вашего поступка? На твоем месте, я сделал бы точно тоже самое. Нам сразу стало известно, кого ты удочерил, и, раз ты все еще до сих пор жив, значит, у нашего правителя есть определенная нужда в том, чтобы в столице была Ходящая.

 

- Использовать свою дочь не позволю, - первый раз за все время, заговорила жена генерала, смотря прямо в глаза адмиралу. - Не для того мы ее прятали от всей вселенной, чтобы здесь, ее так же использовали, как и в той проклятой башне, из которой она чудом сбежала.

Архара Оливия Кариоши говорила тихо, но твердо и бескомпромисно.

- К сожалению, уважаемая архара, это решать не вам, - так же как и она, не отводив взгляд, уверенно заявил седовласый мужчина, - вы сейчас, подданные Арантской империи, и, кем бы вы ни были, ваш первоочередный долг служить на благо государства.

Архара промолчала, но плотно сжатые в жесткую линию губы женщины, выдавали ее несогласие с прозвучавшими словами.

- Огонек, давай пока оставим этот вопрос в стороне, и решим насущные проблемы, - генерал положил широкие ладони на узкие плечи жены, таким образом, успокаивая свою пару.

- Если я правильно понял суть проблемы, ваша дочь, и мой внук, ушли пространственным порталом, и сейчас, неизвестно где и непонятно как себя чувствуют, верно? - это был не вопрос, а утвержденее ранее полученной информации, - что ты предлагаешь делать, Дэнар?

- Нам срочно нужно встретиться с архаром Шераем. Именно он, тогда, поставил на дочь сдерживающий ее дар маячок, который не позволял отследить местоположение Аннаис сестрам по дару. Он каждый год перепрограммировал его заново, усиливая действие маячка, так как с возрастом, сила Ходящей росла. В этот раз, он должен был это делать только через месяц, но, видимо, всплеск негативных эмоций, недосып, и  перенагрузка организма во время подготовки к выпускным экзаменам, повлияли на состояние дочери не лучшим образом, и дар вышел из-под контроля, - генерал говорил сухо, четко и посуществу, не упуская ни единой детали.

 

 Вот что значит, всю жизнь быть военным. 

 

- Только Шерай, как создатель маячка, может отследить местоположения наших детей, и по состоянию здоровья Аннаис предположить, все ли у них в порядке, - закончил говорить архар Дэнар, добавляя: - Я узнал, что сейчас он на учениях, и только ваш приказ может вернуть его в столицу.

 

- Я сейчас же распряжусь о том, чтобы он вылетал сюда, - сразу же ответил адмирал, тоже переживая за судьбу внука, единственного родного рарка, который остался в живых, несмотря на то, что Алер почти не общается с ним. 

 

Правда,  кое-что, в словах генерала его зацепило.

 

- Это может занять не больше трех часов, - отсылая отзыв на военно-космический корабль, адмирал спросил:

 

- Дэнар, в объяснении, ты сказал, что твоя дочь испытывала негативные эмоции, мой внук недостойно себя вел с девушкой?

 

- Ваш Алер, это большая головная боль и огромная заноза в за..в одном месте, для моей девочки, - вместо мужа ответила архара, не сдержала эмоций. - Все десять лет, что они обучались вместе, он не переставал задирать и придираться к дочери. Врядли, после такого поведения, она будет испытывать положительные эмоции к вашему внуку!

 

- Я прошу прощение, за поведение моего подопечного, - серьезно произнес адмирал, понимая чувства женщины, - к сожалению, я уже давно не проживаю вместе с внуком, да и воспитать того, как это сделали бы родители, не в силах.

 

- Мне не нужно ваших извинений, мне нужна здоровая и счасливая дочь, которая бы сейчас, находилась рядом. А со слов друзей вашего внука, которые, были рядом в момент исчезновения - это Алер спровоцировал своими действиями ее, насильно усадив за их стол в ресторане! После "обстоятельного разговора" с Дэнаром, они, в один голос утверждают, что Алер Шеарай воспылал к моей девочке неземной любовью, и таким образом, просто хотел привлечь внимание к своей персоне!

 

- Быть может, ваша дочь пара моего внука? - внимательно выслушав  отповедь архары, адмирал и предположить, не мог, что на его безобидный вопрос, лицо красивой женщины превратиться в маску ужаса и кошмара.

 

- Да упаси, Боже! - только и выдохнула она, а мужчине вдруг стало чуточку обидно за внука.

 

- Моя жена хотела сказать, что это -  врядли возможно, - усмехнувшись краешком рта, архар Дэнар сгладил резкие слова супруги.

 

- Да, я знаю, что Алер, далеко не подарок, но и в нем, можно разглядеть много положительных качеств, если присмотреться, - Эван Шеарай в это искренне верил.

 

- Пусть другие присматриваются, мы ваше сокровище, как-нибудь стороной обойдем, - "мило" улыбнувшись, архара Оливия явно не стремилась породниться с одним из самых старых и уважаемых родов планеты.

 

- Если они истиная пара, решение только за ними будет, - пожал плечами генерал.

 

- Я и смотрю, как ты, дал мне обстоятельно принять решение, утаив крайне важную информацию, когда парность, касалась нас с тобой - фыркнула жена в ответ, складывая на пышной груди руки в негодующем жесте.

 

- Жалеешь? - приподняв бровь, спросил архар Дэнар супругу, напрочь позабыв, что они не одни в кабинете.

 

Адмирал же, с легкой грусть, наблюдая за этой парой, вспоминал своего погибшего сына с невесткой, которые, вот точно так же сначала выясняли отношения, а потом любили друг друга так, что стены тряслись, не то что кровать.

 

Эх, молодость...

 

Ушедшие годы не вернуть, поэтому, нужно ценить каждый прожитый миг, который отмерила тебе судьба и Вселенная.

 

- Нет... И никогда не пожалею! - тихо произнесла в ответ супруга генерала, и накрыла своими узкими ладошками руки супруга, все еще лежавшие на ее плечах.

 

Как бы не хотелось портить семейную идилию, адмирал все же предложил:

 

- Архары, предлагаю нам всем, в ожидании архара Шерая, спуститься в служебное кафе и выпить по чашке крепкого чая. - Честно признаться, я сегодня даже не обедал, - встав со своего места, произнес мужчина.

 

- Для нас это будет честь, адмирал, - с легким, уважительным поклоном голы, генерал ответил за них обоих, принимая предложение старшего по званию.

 

Тяжелее всего дается ожидание…

 

В такие вот тягостные моменты, успеваешь надумать в голове разных ужасов, которые, то и дело заставляют материнское тревожное сердце биться чаще. 

 

Мужчины, почти осязаемо чувствовали напряжение, сковавшее архару Оливию.

 

- Огонек, ты как? - забота и участие в голосе мужа, заставили Оливию хоть ненадолго выбраться из тревожных дум.

 

- Плохо, - не стала отпираться женщина, поднимая зеленые, влажные от сдерживаемых слез глаза. Ей действительно было плохо, и не только морально, но и физически. Кружилась голова, подташнивало, причем с каждой секундой все сильнее.

 

"Боже, да меня сейчас банально вывернет, прямо перед всеми!" - это была последняя мысль перед тем, как резко встать, и побежать в сторону туалетной комнаты, виденную по пути в кафетерий.

 

- Оливия! - встревожанный крик мужа она слышала уже спиной, считая секунды до вожделенной двери.

 

Залетев в дамскую комнату, она успела рухнуть на колени в ближайшей кабинке, где ее мгновенно стошнило. 

 

- Огонек, - чувствуя на своих волосах руки мужа, убиравшие мешавшие пряди, вспомнила, что точно так же и в таком положении, они были десять лет назад, когда она забеременела Лиаром.

 

Только декорации не те, тогда ее тошнило в их собственном доме.

 

Рвотные позывы ушли быстро, оставив после себя неприподъемную усталость.

 

Поднявшись с помощью мужа, Оливия подошла к раковине, умылась и прополоскала рот, а потом, все так же молча, уткнулась в крепкую грудь мужа, чтобы разреветься.

 

- Ну, что ты, моя девочка, все с нашей малышкой хорошо, я в этом уверен, - гладя по спине вздрагивающую жену, Дэнар старался успокоить ту, котрая за десять лет, с момента их встречи, стала той, кто держит в своих руках его сердце, которое тоже, как сумашедшее, волнуется за судьбу дочери.

 

- М…мы… Кажжется беременны, - все еще всхлипывая, озвучила свою догадку огонек, от чего руки рарка, еще сильнее сжали любимую в объятиях.

 

- Ты уверена? - рвано выдохнул мужчина, чувствуя, как к терзавшим, его на протяжении уже нескольких часов злости, бессилию и переживанию, прибавляется сумашедшее, заполняющее всю душу, безграничное счастье. 

- На девяносто девять и девять процентов, - откликнулась жена, даже в таком состоянии, умудрившись посчитать дни, которые запоздали на целую неделю. 

- Как только Шерай скажет нам, что с Аннаис, поедем в клиннику, - словно приказал Дэнар, беря на руки ослабевшую супругу и направляясь к выходу. 

- Я сама могу, - вяло попыталась протистовать Оливия, прикладывая голову к надежной груди мужа, где так уверенно и громко билось сердце, будто обещая, что вскоре все наладиться. 

- Можешь, но не будешь, - ответил рарк, неся меня через все кафе под удивленные взгляды служащих. 

Аккуратно ссадив жену на прежнее место, сел рядом, охраняя свое сокровище даже от косого взгляда. 

- Архара Оливия, вам нездоровится? - в голосе адмирала слышалось неподдельное участие. - Может, вызвать медика? 

- Нет, нет, уже все в порядке, - покачала головой та, - волнение сказывается на мне не лучшим образом. 

- Женщины, по своей сути, намного чувствительней нас, твердолобых мужланов. И это, никак нельзя считать слабостью, потому что, только чутко чувствующая наьура, может познать все глубинные грани как печали, так и радости, - филосовски высказался адмирал, пребывая, словно в каком-то другом месте.

Молчаливое согласие со стороны четы Кариоши было красноречивей слов.

 

Еще немного побыв в кафетерии, все трое вернулись обратно в кабинет адмирала.

 

Время тянулось медленно, иногда казалось, что оно и вовсе остановило свой бег. Но, в конце концов, в тишине коридоре, раздались быстрые четкие шаги, которые приближались все ближе. К тому времени, как архар Шерай зашел в кабинет, все трое были на ногах, встречая программиста в напряженной, тревожной тишине.

 

- Силы и мира, мой адмирал, - первым поздаровался взволнованный рарк, - Дэнар, Оливия, что с Аннаис?

 

- Силы и мира, архар Шерай, - ответил главнокомандующий, сейчас гегерал все объяснит, присядь.

 

Сухо и коротко объяснив ситуацию, Дэнар ждал реакции друга, которая не заставила себя ждать.

 

- Я говорил вам о том, что с взрослением Ходящей, процедуру программирования маячка нужно делать не реже двух раз в год, - набирая на встроенном в запястье визоре только ему известные команды. - Девочка растет, дар растет, - продолжал отчитывать чету Кариоши он, - да, процедура проверки неприятная, но терпимая. Вы сами настояли на том, чтобы интервал между проверкой был год, но теперь, как оказалось, это было недостаточно.

 

- Мы поняли тебя, Шерай, виноваты, признаем. Теперь можешь сказать, где наша дочь!? - рыкнул Дэнар, признавая правоту соратника и друга. Слышать, как тебя отчитывают, неприятно, но сегодня, правда оказалась именно такой.

 

- Не рычи на меня, - одернул того Шерай, тоже понимая, как себя чувствует рарк. Сам являлся отцом, и тоже всегда переживает за сына.

 

- Шерай, миленький, скажи, что она жива, - тихо, но так просительно, прозвучал голос Оливии, что у каждого из присутствующих в кабинете мужчин, от жалости, сдавило в груди.

 

Еще секунд тридцать все ждали вердикта программиста, когда тот, откинувшись на кресло спиной, облегченно выдохнул:

 

- Жива и невредима.

 

- Слава Богам, - всхлипнула женщина, схватив за руку мужа, - а где, ты можешь узнать?

 

- Уже знаю, - кивнул ей Шерай, - ты не поверишь, но Аннаис и Алер сейчас находятся на твоей родной планете.

 

- Они на Земле? - безграничное удивление, вот что отражалось на лице Оливии. - А почему Земля? - спросила она, и сразу поняла, как глупо прозвучал ее вопрос. Раз там, значит, воспоминание Аннаис привели ее туда.

 

- Судя по вам, земляне довольно развитый и процветающий вид, - высказался адмирал, молчавший до этого момента.

 

- Не настолько, насколько бы хотелось, - невесело усмехнувшись, ответила жена Дэнара, - людям не чужды такие качества как злость, лживость и потребленченское отношение к своим же. Аннаис - красивая молодая девушка, а мужчины, в моем мире, не настолько щепетильны в отношении с женским полом, чем рарки. Насилие - очень частое явление с их стороны, которое, в основном, остается безнаказанным.

 

- Вы знаете, у нас это карается смертью, - произнес адмирал. - Значит хорошо, что в вашем варварском мире, она не одна, а с моим внуком. Он не даст ее в обиду.

 

- Не переживай за это, огонек, инстинкт защитника в нас сильно развит, зверь не позволить обидеть самочку, - Дэнар сзади обнял жену, заключая ту, в крепкие объятия.

 

- Ладно, с местоположение и здоровьем, разобрались, как вытаскивать будем? - спросил Шерай,  не сомневаясь в том, что эта мысль уже не раз посетила их всех. - Не забывайте, сейчас, Аннаис уязвима для тех, от кого мы скрывали ее десять лет. Я уверен в том, что ее сигнатуру, сестры по дару уже отследили, и лишь вопрос времени, когда они ее обнаружат.

 

- Тогда, в первую нашу встречу, Аннаис перенесла себя и меня обратно на корабль, посредством моей крови, - невольно погладив давно зажившее запястье, Оливия до мельчайших подробностей вспомнила тот момент,  - может и сейчас этот метод сработает? - предположила она.

 

- Тогда, она бы уже вернулась, - с сомнением произнес Дэнар.

 

- Не факт, - покачал головой Шерай, - мы не знаем, какой силы был выброс ее дара. Скорее всего, перенос забрал довольно много, и, чтобы восстановить резерв, нужно время. Так что, я бы не сбрасывал со счетов этот вариант.

 

- Архара Оливия, насколько я понял, ваш мир не контактирует с внеземными цивилизациями и не входит в межгалактический союз, так? - спросил ее адмирал, присаживаясь в свое кресло и что-то набирая на панели управления.

 

- Верно, человечество, пока смогло долететь только до единственного спутника Земли - Луны.

 

- Красивое название, - между делом отметил седовласый мужчина, добавляя: - Так как ваша родная планета не контактирует с другими внеземными цивилизациями и видами, то официально направить на вашу планету спасательный отряд с дипмиссией я не могу. Остается только одно: выслать маленькое разведовательное судно, которое сможет незаметно для систем обнаружения Земли войти в ее атмосферу и забрать наших детей, - закончив говорить, адмирал поднял взор от визора на всех тех, кто внимал его словам самым внимательным образом. - Сам полетишь? - это уже относилось к Дэнару.

- Сам, и группу сформирую тоже сам, - ответил генерал, тот час же спросив: - Шерая могу взять с собой?

- Можешь, у него не военные действия на флагмане, а учебные. Как раз к их концу и вернетесь, - дал добро адмирал.

- Я тоже полечу, - архара Оливия, исподлобья смотрела только на своего мужа, уже приготовившись к тому, что ее мнение будут оспаривать. Но супруг удивил.

 

- При одном условии, - если до вылета пройдешь, полное обследование у Реная, и лично он мне скажет о том, что ни тебе, ни ребенку которого ты носишь, ничего не угрожает.

 

- Оливия, ты носишь дитя? Поздравляю! - Шерай даже не спрашивая разрешения у друга, крепко обнял смущенную молодую женщину. - Когда узнали? Срок большой? И ты пустишь ее в космос?

 

- Несколько часов назад, - улыбаясь своему счастью, ответил Дэнар за нее, - и да, я возьму жену с собой.

 

- Генерал, не лучше было бы отправить пару в безопасное место? - адмирал не понимал, почему рарк принял такое решение, ведь в пути может случиться все что угодно. - Космос коварен и порой, бывает весьма недружелюбен, тебе это известно непонаслышке, - а потом запоздало, но добавил: - Поздравляю вас обоих с прекрасным событием, сил и здоровья вам, архара Оливия.

 

- Адмирал, мне спокойнее, когда жена рядом, я сумею ее защить. А вот если я ее не возьму, и, как вы выразились, направлю в безопасное место, она себя так накрутит, что коварный космос, по сравнению с этим, детская сказочка.

 

- Отчаянные вы, - усмехнулся мужчина в ответ.

 

- Не мы такие, жизнь такая, - высказалась архара Оливия, мысленно соглашаясь с просьбой, нет - требованием мужа.

 

- Я буду постоянно отслеживать местоположение и состояние здоровья Аннаис, и сейчас же свяжусь с Ренаем, - Шерай почесал переносицу, вновь погружаясь в ручной визор, - повезло, что сейчас, он как раз находится в столице.

 

Дэнар коротко кивнул головой другу, вновь обратившись к начальству:

 

- Адмирал, как только сформирую группу, сразу же доложу вам, и в принцепи, можно будет вылетать.

 

- Я знаю, у вас есть старший сын. С кем он будет в ваше отсутствие?

 

- С моей семьёй, - ответил за друга Шерай, - он частый и желанный гость в моем доме.

 

- Спасибо, - тепло, пожимая ладонь рарка, ответила ему Оливия.

 

- Вы бы поступили точно так же, на то и нужен круг близких и родных, чтобы в трудной ситуации поддержать и помочь, - пожал плечами Шерай.

 

- Раз все решено, предлагаю приступить к активным действиям, - недвусмысленно выразился адмирал, - прошу держать меня в курсе всего, что происходит.

 

Рарки чуть склонили головы, принимая командование и поставленную задачу, а Оливия еще раз тихо поблагодарила за аудиенцию. По женщине было видно, что большая часть напряжения оставила ее, уступив место усталости.

 

Как только за неожиданными посетителями закрылась дверь, адмирал и сам немного выдохнул.

 

Он переживал за внука, но был уверен, тот не обидит девушку и сможет защитить и ее и себя, каких бы между этой парочкой не было разногласий.

 

Он мало знал о той жизни, которой жил Алер, ведь постоянное присутствие на работе, не способствует сближению с единственным родным существом. Он тысячу раз уже пожалел о том, как пытался сделать из него "достойного" продолжателя рода, слишком жестко и критично подходя к воспитанию мальчика, которому на тот момент, нужны были забота и участие. 

 

Ему было стыдно за тот случай, что на всю жизнь отдалил от него близкого и родного человека. Хорошая успеваемость и отстраненное, холодно - уважительное отношение к нему, вот и все на сегодня, что он знает о внуке. 

 

Алер рос в жесткой дисциплине, которую дистанционно обеспечивал ему адмирал, тогда, это казалось правильным.

 

А сейчас...

 

Мужчина устало прикрыл глаза...

 

Сейчас главная задача - вернуть детей домой, а там, в дальнейшем, он все же попросит прощение у внука и будет надеяться, на, что Алер его простит. 

 

Ведь только семья будет рядом, если случится беда.

 

Он это знал и раньше, но увидел только сейчас, на примере семьи Кариоши.

 

Настоящей семьи. 

 

 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям