0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Миссия невыполнима, или Как захомутать полубога » Отрывок из книги «Миссия невыполнима, или Как захомутать полубога»

Отрывок из книги «Миссия невыполнима, или Как захомутать полубога»

Автор: Шерстобитова Ольга

Исключительными правами на произведение «Миссия невыполнима, или Как захомутать полубога» обладает автор — Шерстобитова Ольга . Copyright © Шерстобитова Ольга

– Нарис, я против! – наверное, в сотый раз за последний час рявкнул Алэрин, мой жених и по совместительству декан факультета магов Военно-морской Академии, где я училась.

– Ты еще кулаком по столу ударь, – ехидно заметил магистр Нарис, ректор Волчка. – Чтобы доказать, насколько ты прав.

– Неужели не понимаешь, что нечем хорошим подобное для Трин не закончится?

Ал поднялся, подошел к заваленному свитками и бумагами столу в ректорском кабинете, отбросил резким жестом волосы, что лезли на лицо, и, скрестив руки на груди, уставился на Нариса.

Я лишь вздохнула и прикрыла глаза.

Спор о том, куда я отправлюсь на практику, длился второй час, но никаких результатов не приносил. Ал, сверкая голубыми глазами, которые буквально лишали меня воли, стоило в них заглянуть, желал, чтобы я провела это время в городской библиотеке, обновляя и составляя, если нужно, картотеку опасных для королевства существ. По его мнению, мне так было безопаснее, а ему – спокойнее. Ректор Нарис же настаивал на нормальной для боевого мага старших курсов Военно-морской Академии, каким я являлась, практике. То есть – на корабле в открытом море.

О том, чего именно хотела бы я, никто не интересовался. Впрочем, это тот случай, когда я бы предпочла не вмешиваться. Что не выбери – все равно кому-то не понравится, а решать опять же, не мне.

– Тогда, что же ты туда Шарлотту не отправишь, если там безопасно? – снова вспылил Ал, поражая меня своими эмоциями.

И что на него нашло? Всегда же был непробиваемым, как скала. Если дело не касалось меня.

– Запрещенный прием – бить в мое слабое место, Алэрин. И ты это знаешь, – спокойно заметил магистр Нарис.

– Ты действуешь точно так же!

Ал махнул рукой и гневно уставился на ректора.

– И все же я не понимаю, почему ты не хочешь, чтобы Тринлейн прошла нормальную практику?

– А ей было мало? Дай посчитаю, сколько чудовищ встретилось на ее пути за год. Дух воды – раз, гидра – два, василиск – три. И это не считая Азелеры и моего отца! – снова рявкнул Ал. – Да тут на десять лет вперед хватит.

Ректор поднялся со стула, на котором сидел, откинул бумаги, готовые на подпись, уперся руками в стол.

– Тринлейн – боевой маг. Неужели ты хочешь, чтобы она не набиралась опыта? А если наступит момент, и ей не повезет, как в прошлые разы?

– Я буду рядом.

– А если нет? Кого станешь винить в случившемся?

Гнев магистра Нариса был столь очевидным, что мне захотелось спрятаться, но на Алэрина он не подействовал.

– Тогда отправляем вместе с ней Шарлотту!

– Нет!

– Это почему же, нет? – теперь ехидно уточнил Ал.

Ответить ректор не успел, потому что Шарлотта, моя подруга, влетела в его кабинет без стука. Магистр Нарис и опомниться не успел, как она обошла стол, взобралась на него и, притянув ректора к себе, нежно поцеловала в губы.

– Нарис, я хочу на нормальную практику. Перебирать бумажки – не для меня.

Понятно. Значит, подслушивала. Я с трудом сдержала улыбку. Как это похоже не Лотту! Она всегда все делает по-своему. Может, поэтому бравый магистр Нарис и не устоял перед ее русалочьими чарами?

Ректор, тяжело дыша, выругался, не спуская глаз с сияющей Лотты, застенчиво теребившей белокурую косу, увитую жемчугом. Алэрин усмехнулся. Только Лотта одним своим появлением может все расставить по местам. Вернее, перевернуть с ног на голову. Даже я сейчас знала, чем закончится дело: Нарис сдастся и сделает, как хочет его невеста. И отправимся мы с подругой вместе на корабль, чтобы…

– Нет! – отозвался магистр Нарис.

– Почему?

– Ты не боевой маг.

– Разумеется. Всего лишь студентка Военно-морской Академии, – ухмыльнулся Ал, который тоже понял, что едва Лотта вмешалась в разговор, магистр Нарис уже проиграл их спор.

– Алэрин, ты хоть не начинай!

– Либо они отправляются вдвоем, либо…

Ректор устало вздохнул, посмотрел на Лотту, потом на меня, затем снова на Лотту.

– Никаких василисков! – рявкнул магистр Нарис, запрокидывая голову Лотты и окутывая ее серьезным взглядом.

– Обещаю, – выпалила подруга.

– Никаких гидр и духов! – припечатал Алэрин, не сводя с меня глаз.

– Хорошо, – покладисто согласилась я, радуясь, что мне не придется глотать пыль в библиотеке. Я все же воин, а не архивариус. И пусть Алу с этим сложно смириться, но ничего не изменишь.

– Никаких…

– Да поняли мы, – перебила Лотта ректора. – Лучше поцелуй меня. Я та-а-ак соскучилась. И ласково, словно лиана, обвила несчастного (или наоборот счастливого) магистра Нариса.

С этого момента ректор Военно-морской Академии для разговора был потерян. Его уже никто, кроме Лотты, не волновал.

Алэрин вздохнул, покачал головой и подошел ко мне, терпеливо сидевшей в кресле у небольшого столика. Протянул руку, помогая подняться, потянул к двери.

У выхода я обернулась. Магистр Нарис и Лотта, по-прежнему сидевшая на столе, целовались, забыв обо всем на свете. Неразобранные бумаги же валились по всему кабинету.

– Надеюсь, ты тоже по мне соскучилась? – поинтересовался Ал, едва мы оказались в коридоре.

Я остановилась, поймала его шальной взгляд.

– Совесть имей. Мы не виделись всего-то два часа, пока у меня шла пара…

– Два часа три минуты, – дотошно заметил Ал, скользя пальцами по моей щеке.

– Ал… – хрипло прошептала я. – Не здесь же.

– Все знают, что ты – моя невеста, – напомнил он. – Моя. Невеста. Звучит, знаешь ли.

Я покраснела под его потемневшим взглядом.

– Ко мне или к тебе? – совсем тихо спросил он, будто это имело значение.

– Ко мне, – отозвалась я, понимая, что Лотта вернется нескоро.

Как мы добирались до комнаты – не помню. На каждом углу останавливались, прятались в ниши, целовались, как будто только сейчас осознали, что мы – вместе. И едва оказались в моей комнате, как Ал закрыл дверь, прижал меня к ней и жадно поцеловал.

Я не сопротивлялась, чувствуя, как жар расползается по телу, а колени слабеют. Ал отодвинулся, уперся руками в стену и прикрыл глаза.

– Что случилось? – хрипло поинтересовалась я, не понимая, почему он вдруг остановился.

Ал глубоко вдохнул, приблизился, нежно провел кончиками пальцев по моим губам.

– Я без тебя не могу, мое сокровище.

И от этих слов, вроде бы самых простых, захотелось навсегда остаться с ним, не отпускать, стать целым…

Прижалась к нему, своему единственному, вдыхая горьковатый запах лилий, потянулась к желанным губам.

– Я так тебя люблю, Трин, – хрипло прошептал Ал.

– Докажи.

Близость моего мужчины пьянила так, что я уже с трудом соображала.

– Кто-то пытается меня соблазнить? – удивился он.

И не дав ответить, быстро расстегнул мою рубашку и откинул в сторону, заскользил губами по ключицам, заставляя еле сдерживать стон. А когда от его ласк я чуть не сошла с ума, подхватил на руки и понес к кровати. Стянул с меня остальную одежду, быстро скинул свою, не сводя с меня потемневшего взгляда. В такие моменты я особенно часто вспоминала, что Ал – полубог. Казалось, вот-вот по его плечами заструятся нити магии, а в руках вспыхнет молния. И от этого по телу катились угольки, расползались по венам, тлели внутри, почти не давая возможности дышать. И дело вовсе не в красоте мужчины, а в его силе, смелости, уверенности. С ним и я становилась другой, переставала бояться, безоглядно веря, что с Алом я смогу все. Абсолютно все.

– Я никому тебя не отдам, – прошептал, накрывая собой.

Я выгнулась в его объятьях, застонала. Как у него получается оставаться таким нежным и страстным одновременно?

Не понимаю. Только позволяю ему пить мое дыхание, откликаюсь на каждую ласку. Как я без него жила? Как?

– Никому не отдам, – повторил Ал, заставляя выдыхать его имя в полураскрытые губы.

И мир стал стремительно исчезать. Остался только он и я. Сильные уверенные движения, мои стоны и хриплый шепот из двух слов «мое сокровище», который лишает воли, заставляя вскрикивать. Жар, ползущий по позвоночнику, окутывающий, почти испепеляющий, но такой нужный. Жадные поцелуи и почти болезненные объятья, когда мы взлетаем вместе.

– Как же хочется отвести тебя в храм прямо сейчас, – глухо заметил Ал, даже не пытаясь отодвинуться.

– Мы договорились, что свадьба состоится через месяц, когда закончится практика, – заметила я, перебирая его волосы и глупо улыбаясь.

– Знаю, но это не мешает мне мечтать.

И снова накрыл мои губы поцелуем.

 

 

На практику мы с Лоттой собирались в ужасной спешке. Сказывалась бессонная ночь с нашими возлюбленными. Теперь вдвоем носились по комнате, пытаясь понять, какие вещи необходимы на три с половиной недели.

– Через десять минут выходить! – крикнула подруга, засовывая в чемодан вечернее платье.

– А оно-то тебе зачем? – поразилась я. – Мы же на практику отправляемся.

– Мало ли…

– Наверное, нечисть собираешься очаровывать, – заметил ректор, появляясь в дверях нашей комнаты и кидая на кровать два увесистых походных мешка.

 – А ты и к ней ревнуешь? – тут же нашлась подруга.

Магистр Нарис закатил глаза, подошел к ней, наклонился и ласково поцеловал.

Я кашлянула, парочка оторвалась друг от друга.

– А это что? – тут же отвлеклась Лотта, пытаясь скрыть покрасневшие щеки и собственное смущение.

– Ваши вещи, берите и отправляйтесь к выходу. Вас уже ждут.

Мы с подругой переглянулись.

– А ты уверен, что там есть все необходимое? – поинтересовалась она.

– Даже не сомневайся, – усмехнулся ректор. – Тринлейн, Алэрин просил передать, что совет магов затягивается, проводить не сможет. Но он постарается вас навестить, как будет возможность.

Я кивнула. После того, как исчезли Слезы Моря, у моего жениха дел прибавилось. Все люди и маги шли к нему со своими проблемами, а он никому не отказывал. Рэм же, его помощник и друг, буквально зарылся в донесениях. И сегодня на рассвете, когда Ал нежно поцеловал меня, уходя, он сказал, что его дни будут непредсказуемы, пока все не утрясется. Я, правда, не верю, что потом все изменится. Алэрин… он такой, не сможет пройти мимо, если кто-то попал в беду. И несправедливости не потерпит. За это я его и люблю, как никого на всем белом свете.

Стоило подумать о моем полубоге, как по позвоночнику пополз жар. И сердце застучало быстрее, чем раньше.

Я, кажется, по  Алу уже соскучилась. А впереди почти месяц практики, где будет лишь море да корабль с командой.

– Запомните, ваша цель – наблюдать за поведением нечисти. Не более.

– А если возникнут непредвиденные обстоятельства?

– Море сейчас тихое. Нечисть опасается лезть к людям. И кому я это рассказываю? Русалке! – возмутился магистр Нарис, не сводя глаз со встрепанной Лотты. – Так что лучше тренируйтесь, сливайтесь со стихией, закрепляйте пройденные навыки. И по возможности, помогайте морякам.

Лотта вздохнула.

– Удачной практики! И постарайтесь не лезть в неприятности.

– Больно надо, – фыркнула подруга, подхватывая свой мешок.

Магистр Нарис улыбнулся, поцеловал ее в макушку и с нами распрощался.

Мы с Лоттой спустились, вышли за ворота Военно-морской Академии. Сколько раз я ее покидала за последнее время? И даже думала, что навсегда…

– Доброе утро! Алерэ и Дарэ, полагаю? – поинтересовался невысокого роста мужчина в темно-синем плаще с нашивкой военно-морского флота.

Волосы у него были короткие, каштановые, а небольшие, аккуратно подстриженные усы, придавали немного нелепый вид, делая его похожим на сома.

– Да, капитан Турэ, – бодро отозвалась Лотта, которой ректор, по-видимому, сообщил, как зовут нашего руководителя практики.

– Пойдемте, время не терпит. Мы отплываем через четверть часа.

Через Кардос, тонувший в утреннем тумане, мы шли медленно, так как каменные мостовые оказались мокрыми и скользкими. Проснувшийся город был наполнен жизнью. Продавали горячие пирожки старушки в цветастых шалях, носилась чумазая малышня, а ветер приносил терпкие запахи моря. Незабываемые, ни с чем несравнимые. И я в нетерпении прибавила шагу, стараясь побыстрее оказаться на берегу.

«Трин, у тебя все хорошо?» – раздался в голове голос Ала. «Да», – отозвалась я. «А что?» «Чувствую твое волнение», – ответил он, намекая на рисунок артефакта. «Я по морю соскучилась». «А по мне?» – поинтересовался Алэрин. «Еще больше», – созналась я, вспоминая, как мы всю ночь прощались, и, краснея от подобных мыслей. «Я отправляюсь далеко на север. Там нападения водной нечисти участились. Эфраил просит о помощи. Я вряд ли смогу тебя дозваться». «Я справлюсь, не волнуйся», – вздохнула, чувствуя, что тоскую по-моему единственному. «Будь осторожна, мое сокровище». «И ты»

Пока разговаривала с Алэрином, мы вышли на берег. Волны лениво наползали на песок, сверкая под редкими, но такими желанными лучами солнца. Сколько же тайн хранит море? Сколько прячет на дне сокровищ? Интересно, если спрошу, оно ответит?

Захотелось на миг прикрыть глаза, прислушаться к неторопливому говору стихии, но на это сейчас не было времени. Да и одной у меня крайне редко получалось уловить едва слышимый для мага шепот волн. Другое дело, если за спиной стоял Ал, обнимал, щекотал макушку дыханием.

«Сокровище мое, я так никуда не уеду», – снова раздался в голове его голос. Не думала, что он сейчас читает мои мысли.

Я спрятала улыбку и поправила меч в ножнах, пытаясь перестать волноваться. Раньше, если у нас и была практика, то никак не в открытом море. Патрулировали улицы Кардоса, проверяли защиту, отлавливали нечисть. А теперь… Наверное, налюбуюсь на море вдоволь. Так, что до конца жизни хватит. Или не хватит?

На пристани в этот раз было шумно. Многочисленные торговки заполонили почти все пространство. Мне даже на мгновение показалось, что я оглохла от криков. Просто слишком давно здесь не бывала. Да и зимой корабли к нам захаживают безумно редко. В такое время года путешествовать – весьма опасное занятие. Можно наткнуться на рифы, или того хуже – на айсберги.

С двух торговых кораблей снимали при помощи магии грузы, от чего любопытных стало сразу же в пять раз больше. Горожанки степенно прохаживались под ручку с мужьями, а ребятня носилась, восхищаясь бригом. Двухмачтовый корабль сиял белыми парусами, пленял любое воображение. К нам в Кардос редко заходили такие судна, в основном торговые или пассажирские, а уж никак не дозорные.

Мы с Лоттой поднялись на палубу, капитан быстро представил нас команде, состоящей из десяти человек, не считая его самого.

Я понимала, что смотрят они с прищуром не просто так, оценивают. Особенно не понравился взгляд боцмана. Слишком он был жадным, каким-то бесцеремонным. Нет, и я, и Лотта сможем за себя постоять. Но прожить на одном корабле в постоянном напряжении…

– Все будет хорошо, – тихо заметила подруга, каким-то образом почувствовав мое настроение.

 – Надеюсь на это.

И зачем-то оглянулась на Кардос. Где-то там сейчас собирается в дорогу Ал. Или уже…

«Нет еще, не уехал. Через пару минут отправляюсь, сокровище», – ворвался в мои мысли голос Алэрина.

И мне вдруг отчаянно захотелось сбежать на берег, найти его, обнять… А потом спрятаться в его объятьях и никуда не отправляться.

«Трин, у тебя все хорошо?»

Я глубоко вдохнула. Нельзя так. Это просто волнение, пережитое сказывается. А Ал… он должен уехать с легким сердцем.

«Я в порядке».

«Точно?»

И в этом вопросе почудилось, что он прямо сейчас готов все бросить и сорваться ко мне. И тревога на сердце исчезла.

 

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям