0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Мое крылатое приключение » Отрывок из книги «Мое крылатое приключение»

Отрывок из книги «Мое крылатое приключение»

Автор: Эльба Ирина и Осинская Татьяна

Исключительными правами на произведение «Мое крылатое приключение» обладает автор — Эльба Ирина и Осинская Татьяна Copyright © Эльба Ирина и Осинская Татьяна

Сегодня впервые в жизни мне хотелось убивать!

А виной всему был один сапфировый дракон, возжелавший приключений! И вроде ведь взрослый и умный парень, но это только с виду. Внутри – ребенок ребенком! Иначе как назвать нелюдя, буквально похитившего меня из Обители, чтобы показать «нечто». Об этом «нечто» он рассказывал последние десять минут, пока мы пробирались сквозь кусты и буреломы, шагая по влажной от дождя земле.

Нет, друга я искренне любила. Он был чудесным собеседником, хорошим учителем и верным товарищем, но… ребенок! Радует, что эти качества проявлялись только в моем присутствии. Когда рядом был его наставник, лорд Даррак, друг превращался в серьезного хмурого дракона – образчик мудрости с ноткой пафоса.

Если бы только его наставник и знакомые драконы знали, что из себя представляет Карим на самом деле…

– Я убью тебя! – прошипела сквозь сжатые зубы, морщась от хлюпающей в туфельках воды.

Да, домашняя обувь ну никак не подходила для долгих прогулок. Да и погода не особо располагала – даже несмотря на то, что мы прилично забрались на юг, поздняя осень отголосками прохладного ветра напоминала о себе.

– Если я заболею перед экзаменом и меня сделают подопытной… Учти, буду являться к тебе призраком до конца дней! И после смерти тоже! Я тебя везде достану!

– Мелочь, ну прости, пожалуйста! Я не думал, что за день здесь так похолодает! Ну, хочешь, я тебе свою рубашку отдам?

– Нет уж, иди и мучайся угрызениями совести! И вообще, ты мне скажешь, куда мы идем?

– Осталось совсем немного, честно-честно!

Я не верила, потому что слышала такую же фразу десять минут назад. Однако шла следом за Каримом, прекрасно понимая, что выбора у меня нет – летели сюда мы на его широкой драконьей спине. И летели довольно долго, так что – ругаемся и топаем.

– Кстати, об экзамене. Дочитала книгу, которую я принес?

– Дочитала! Слушай, такая замечательная. Там такие картинки!

– Да, дракон в разрезе – действительно потрясающая картина.

– Ой, а ты тоже смотрел, да? Там все виды оборотней в разрезе, кстати. И Дети Природы! Вот бы нам преподавали все это вживую…

– Знаешь, клыкастик, иногда я тебя боюсь!

– Карим, – я остановилась и недобро посмотрела на друга, – что я тебе говорила по поводу клыков?

– Если еще раз назову клыкастиком, накрутишь мне хвост на морду. Но, опытным путем мы выяснили, что у одной отдельно взятой сильфочки не хватит на это сил.

– Вот ничему тебя жизнь не учит. Значит, быть тебе снова розовым драконом.

– Не-а, не прокатит. Я озаботился защитой от твоей мсти. Так что ищи другие варианты.

– Найду, будь уверен, крылатый!

Дракон промолчал, но на лица расцвела такая ехидная улыбочка, что я точно решила – мсте быть! Да еще и грандиозной! Но пока же… Продолжаем хлюпать замерзшими ногами и шмыгать носом. Кажется, я действительно начинала заболевать.

Опустив голову и глядя исключительно под ноги, чтобы не споткнуться о корень или камень, я совсем не смотрела по сторонам. Оттого, наткнувшись на препятствие в виде застывшего друга, покачнулась и начала заваливаться назад. От встречи с землей меня спасла исключительно реакция друга. Придержав за плечи, он радостно улыбнулся, а затем указал на причину неожиданной остановки. Мы оказались на поляне, заполненной бриллиантовыми розами.

Свое название эти цветы получили за прозрачные лепестки, сверкающие и переливающиеся разноцветными бликами от любого источника освещения. На ощупь эти цветы были подобны шелку, а про целительные свойства и вовсе молчу! Бриллиантовые розы были редкостью и роскошью. Оттого огромная поляна, заполненная этими растениями, вызывала настоящий восторг. Я сразу же простила Карима за все прошлые и будущие проказы, любуясь невероятной красотой цветов.

– Как ты нашел это место?

– Не поверишь, летел от наших соседей и случайно заметил блеск на земле. А когда спустился, обнаружил эту поляну. Извини, что далеко сели – не хотел использовать магию вблизи от этих цветов – слишком уж они чувствительные.

– И правильно сделал! Они действительно могу изменить свои свойства под действием чужеродной магии. Но… как же они прекрасны! Спасибо, что привел сюда!

– На самом деле, я хотел не столько показать, сколько предложить нарвать цветов для Марики. Думаю, все знакомые обзавидуются, если она пойдет к алтарю с букетиком из бриллиантовых роз.

– Карим, ты – чудо!

– Эх, женщины, непостоянный вы народ! То обзываешь всякими плохими словами, то – чудо.

– Если бы ты был постоянно чудом, никто не называл плохими словами. Хотя, ты и так чудишь все время…

– Вот сейчас кто-то договорится! – в подтверждение своих слов друг пробежался пальцами по моим бокам, заставляя дернуться и вырывая из груди смешки. Я ужасно боялась щекотки!

– Карим! – возмутилась я, а затем вырвалась и побежала вперед, к манящим своей красотою цветам. – Если бы я знала, что мы отправимся на охоту, то взяла ножницы.

– Не переживай, клыкастик, я взял.

– Кари-и-им! – угрожающе протянула я, демонстрируя те самые клыки.

Они, как и черные глаза, достались по наследству от мамочки-ведьмы. Она у меня была выходцем из Межмирья, что наложило на внешность и характер определенный отпечаток. Папочка же был сильфом, наградив дочку голубой кожей и серебряной копной кудрявых волос. Сказать, что внешность у меня была довольно экзотичная – ничего не сказать! Сколько же гадостей я натерпелась за время учебы, сколько злых слов. Пожалуй, только Марика и Карим не обращали внимания на мою внешность. Вот только… Скоро подруга выйдет замуж и переедет к мужу. Придется самой учиться давать отпор и не реагировать на обидные слова и злые шутки.

Карим в этом деле тоже помогал, как мог. Когда он приезжал в гости, якобы с подарком для Верховной от своего наставника, все время был рядом. Пресекал попытки заклятых врагинь мне навредить, брал на себя удары, которые я случайно пропускала. И вообще – был самым лучшим на свете другом. Вторым, за всю мою жизнь

– Ну, что, приступим к сбору букетика?

– Давай! Чур я…

– Ты будешь их держать. Я соберу и очищу от шипов.

– Но…

– Аника, ты – целительница. Тебе нужно беречь руки, и ты это прекрасно знаешь.

– А ты – лорд!

– Лорд-дракон, у которого есть возможность сделать так! – С этими словами мне продемонстрировали руку, частично покрывшуюся чешуей.

С завистью посмотрев на трансформацию Карима, была вынуждена признать его правоту. Ну и пожалуйста!

Цветы нарвали довольно быстро, причем свадебный букетик плавно перерос в букетище, который я еле-еле держала в руках. Дочистив последнюю розу, дракон забрал у меня внушительную охапку и кивнул в противоположную сторону поляны.

– А мы не пойдем обратно?

 – Не раньше, чем я покажу тебе еще одно место!

– Не думаю, что после этой чудесной поляны, что-то еще способно меня удивить!

­– Вот и проверим! – весьма коварно улыбнулся друг и первым двинулся в путь.

Следуя за ним, я любовно гладила кончиками пальцем многочисленные бутоны. Нежные, волшебные, чудесные! Да и весь наш мир был одним большим чудом, подарившим дом стольким существам! Много веков назад он стал пристанищем для выходцев из Межмирья, явившихся на новые земли из разрывов мировой материи. Вначале мои далекие предки были гостями дивного места, что по праву считался домом самих богов. А затем перебрались в Пятилунье окончательно, и начался Раскол…

Эта война была самой кровопролитной и разрушительной для мира, искажая не только магические вены, но и живущих существ. Многие виды, не сумевшие постоять за себя, сгинули. Те же, что смогли отстоять свое право на жизнь, основали тридцать великих родов, возглавляемых Владыками.

И началось преображение…

Каждый народ старался привнести на новые земли кусочек своей культуры, своего наследия, выбирая для этих целей самое лучшее. Так дети Природы создали обширные территории Светлых Лесов, населив их разумными животными и живыми деревьями-великанами. Двуипостасные создавали невиданной красоты города, которые постепенно расползлись по всему Пятилунью. А люди… Люди были коренными жителями этого мира, оберегаемые самими богами. Война обошла их стороной, затронув Равнину лишь по касательной. Зато после нее оставшиеся в живых существа с удовольствием делились своими знаниями и навыками с коренными жителями, надеясь тем самым заслужить прощение и расположение богов.

Название наш мир получил из-за пяти лун, у каждой из которых имелась своя особая магия. Раз в год, который длился десять месяцев, из разрыва материи появлялся сгусток энергии, который нес с собой волшебную дымку. Голубая Луна была первой, на целых два месяца укрывая землю снежным покрывалом. Это было время праздников и отдыха, нарушение которого жестоко каралось Сеймом. Следом шла Белая Луна, оплетающая мир теплой дымкой, в которой без следа растворялась магия Голубой. В этот период дети Природы разбредались по соседям, помогая им засаживать поля и восстанавливать леса. Потом было время Зеленой Луны, самой сильной из всех Лун. Она взращивала посевы, питала силой детей Пятилунья и восстанавливала силу самого мира. Четвертой шла Красная Луна. Месяцы празднования и гуляний, когда между родами или внутри них заключались браки. Последней была Золотая Луна – сбор урожая и подготовка к приходу Голубой Луны.

И так по кругу, снова и снова, из века в век. Все жители Пятилунья свято оберегали заветы предков, всячески стараясь избежать повторения страшной кровопролитной войны. Но… всегда находились уникумы, желающие мирового господства. Из-за них страдали все, а особенно целительницы и дарны.

Не так давно мои сестры оказались в плену сумасшедших магов и спаслись буквально чудом. Вернее, благодаря моей подруге, ее жениху, а еще драконам. И ведь вначале именно драконов хотели обвинить в предательстве и похищении, но наставник Карима смог доказать свою верность Великим Родам. И теперь драконы были почетными гостями в Обители. Правда, в исключительно дозированном количестве – все-таки среди целительниц и дарн были одни девушки, а драконы… такие драконы!

И Карим тому яркий пример. Он был весьма красивым мужчиной с армией поклонниц. Но, надо отдать другу должное, никогда не строил глазки в Обители. Разговаривал с почтением, вел себя предельно вежливо, даже иногда холодно, из-за чего стал еще более желанной добычей для некоторых девчонок.

– Аника, ты как?

– Убивать уже не хочется, а вот стукнуть тебя – очень даже! Если еще раз умыкнешь меня из Обители без предупреждения, я тебя точно покусаю!

– Ну я же говорил – клыкастик!

– Вот и бойся меня.

– Вот сейчас дойдем до нужного места и начну.

– Кстати, а долго нам еще идти?

– А вот сейчас обойдем эти валуны и…

– Ух ты! – в очередной раз за этот день выдохнула я, разглядывая открывшееся зрелище.

Прямо посреди леса, в окружении огромных камней, от которых шел жар, раскинулось озеро. И не простое, а с магическими источниками. Из-за них вода буквально сияла, переливаясь множеством мельчайших частиц волшебства.

– Невероятно! Такие чудесные места и их до сих пор никто не нашел! Как это возможно?

– Не знаю, но лично я очень рад, что мы – первые!

С этими словами дракон приблизился к озеру и окуну в воду срезы цветов, напитывая их магией. И секунды не прошло, как розы засверкали еще ярче, превращаясь в сгустки энергии. Выдохнув от восхищения, я приблизилась к воде и с сожалением посмотрела на источник.

– Чего загрустила?

– Искупаться бы, но нельзя.

– Почему?

– Это же магический источник. Кто знает, как он отреагирует на межмирную магию.

– Восстановит твои силы и резерв. Это обычный водоем с теплой водой, так что можешь спокойно плавать. Поверь, жабры не вырастут, я проверял.

– То есть, ты здесь уже купался?

– Ну не пущу же я тебя в непроверенную воду! Ладно, если не веришь, смотри!

Отложив цветы, друг принялся быстро избавляться от одежды. И минуты не прошло, как он в одних подштанниках ушел под воду, демонстрируя глубину водоема.

– Убедилась?

– Не очень. А еще я не взяла платье для купания, так что процедуры отменяются.

– Купайся в этом, потом посушишься на камнях.

– В этом платье я пойду на дно раньше, чем успею сделать хотя бы один гребок.

– Тогда снимай его и ныряй. Считаю до пяти – либо заходишь сама, либо я тебя затаскиваю. Ра-а-аз…

– Карим, я против.

– Два-а-а…

И ведь с него действительно станется затащить меня в воду.

– Отвернись! – пробурчала я и принялась расшнуровывать платье.

Просияв победной улыбкой, дракон нырнул под воду, позволяя мне спокойно избавиться от одежды. Оставшись в нательной рубашке в желтый горошек, я кинула платье на ближайший камень, чтобы прогреть его, а сама зашла в воду. Она была не то, что теплой – горячей!

– Карим!

– Что такое?

– Больше не ныряй. Тут слишком высокая температура, ты можешь…

– Ани, я – дракон. Со мной все будет в порядке.

– А я – целительница. И как профессионал…

Договорить мне не дали, окатив водными брызгами с ног до головы, из-за чего рубашка мгновенно намокла, как и собранные в тугие косы волосы. Возмутиться мне не дали, снова обрызгав. А затем еще и еще, пока я не ринулась в бой, сначала осыпая вредного дракона в ответ, а затем запрыгнула на него, заставляя уйти под воду.

Последующие полчаса мы играли в салочки в воде, по очереди притапливая друг друга. Под конец, устав от активного отдыха, я вылезла на мелководье и растянулась пятиконечной звездочкой.

– Слабак! – усмехнулся друг, устраиваясь рядом. – И чему вас только в Обители учат?

– Помогать нуждающимся, и спасать чужие жизни.

 – Не много ты спасешь с такой физической подготовкой, особенно если окажешься в полевых условиях. Надо тобой серьезно заняться!

– Не надо! – взмолилась я, не оценив энтузиазма Карима. – Я и так одна из самых шустрых и худых учениц!

– Худая не значит натренированная, так что это даже не обсуждается! С завтрашнего же дня займемся твоим физическим воспитанием!

Покосившись на друга, показала ему неприличную фигуру из сложенных пальцев, за что получила новую порцию щекоток. Затем была лекция о пользе физической нагрузки для молодого и растущего организма, а после этого мы засобирались домой. Карим планировал забрать цветы к себ, и привезти их непосредственно к празднику. Я была не против, потому что даже не представляла, где хранить такой потрясающий букет. Да и сестры, увидев меня с такой красотой и в обществе дракона, достали бы расспросами или новыми гадостями. А мне этого очень не хотелось. Я и так дергалась каждый раз, когда меня называли любовницей дракона. Было очень неприятно, но я не жаловалась другу. Знала, что он бы обязательно разобрался в этой ситуации и поставил всех на место, но… было банально стыдно. Так что я мужественно терпела, как и всегда, стараясь игнорировать все злые языки.

– Ну что, я прощен?

– Пока еще не решила, но плюсик определенно заработал!

– Значит, день прожит не зря! – рассмеялся Карим, а затем превратился в потрясающего дракона, взмывая в звездной небо.

***

Вечеринка-девичник, организованная в честь свадьбы Маришки и ее жениха – Браяра, который по совместительству оказался наследником рода пум, была впечатляюще масштабной. Помимо целительниц здесь крутились рогатые, хвостатые и крылатые представители всех видов, усиленно строя глазки друг другу. Сдерживающим фактором для любвеобильных представителей разных видов служили хмурые оборотницы, патрулирующие территорию дома и следящие за порядком.

Территория, кстати, была впечатляющей. Любовь оборотней к простору находила отклик не только в архитектуре, но и в планировке окружающей территории. Трехэтажное здание из черного камня масляно переливалось в свете многочисленных огней, искажая реальность причудливыми бликами и загадочными тенями.

Сад, больше напоминающий полноценный парк, тонул в яхонтово-золотом мраке опавших листьев. Осень на мягких лапах подкрадывалась в наш мир, пушистым хвостом раскрашивая деревья и кусты. А следом, по пятам, скользили призраки утреннего инея, провожающие стайки кочующих птиц. Мой чудесный мир медленно готовился ко сну, забирая с собой тепло лета со звонкими грозами и сладким вкусом ягод на губах.

Скользя по безмолвному саду, я касалась пальцами коры деревьев. Ласкала пожухлую листву и впитывала в себя ни с чем несравнимый аромат. И даже изредка доносившиеся стоны не мешали мне наслаждаться этим вечером. Я отключила звуки, сосредоточившись на ощущениях.

Это и стало моей главной ошибкой…

Погрузившись в свои мысли, я плутала, не разбирая дороги. Гуляла, мечтала, и совсем не обратила внимания на тихие стоны и смех. Свернув с дорожки, я по инерции сделала несколько шагов, а затем застыла, в шоке наблюдая за открывшейся картиной.

Возле дерева, совершенно обнаженная, стояла Рамина – главный кошмар моей жизни. Задира, не дававшая мне и минуты покоя злым языком и гадкими проделками. С ее подачи многие целительными называли меня плохими словами. Странная внешность никому не давала покоя, и каждый стремился напомнить, насколько я гадкая и некрасивая.

Но, сейчас не об этом. Прижимаясь к дереву и закинув голову назад, Рамина принимала ласки от одного из оборотней. Стоя на коленях перед девушкой, он вытворял такое…Я увидела только мельком, но эта картина буквально врезалась в память, заставляя мгновенно залиться краской стыда. Поспешно отвернувшись, я уже хотела уйти, когда меня заметили.

– Ну, надо же, у нашей прелюдии появился наблюдатель, – хрипло произнес оборотень, поднимаясь с колен и позволяя оценить ширину плеч и общий внешний вид. – Хочешь присоединиться?

– Что? – испуганно выдохнула я и даже сделала шаг назад.

– Калеб, ты с ума сошел? – прошипела Рамина, бросая в мою сторону гневные взгляды.

­– О-о-о, кошечки не ладят? Тогда это будет еще интереснее. Ну же, малышка, куда ты? Втроем нам будет гораздо веселее.

– Спасибо, но меня это не интересует. Я уже ухожу!

– Зато интересует меня, – усмехнулся оборотень и оказался рядом в один прыжок. – Я еще не пробовал таких экзотических девочек. Подожди пару минут, я закончу с подружкой и займусь тобой. Уверен, ты будешь в восторге. Жаль, конечно, что ты плоская, но это наверняка компенсирует твой сладкий ротик.

Обхватив меня за талию, оборотень прижал к своему полуобнаженному боку и по-хозяйски положил руку на попу. От такой наглости я поперхнулась гневными словами и смогла разве что замахнуться для пощечины, но драться не пришлось. Объятия разжались сами, а оборотень отлетел на несколько десятков метров, в полете группируясь и приземляясь на ноги.

Все, что я успела заметить, это недобрый рык незнакомца и Карима, в следующее мгновение превратившегося в размытую тень. Я и пискнуть не успела, а эти двое сцепились, перемещаясь среди проплешин сада на нереальной скорости. Испуганно вскрикнув, Рамина быстро натянула платье и, бросив на меня полный ненависти взгляд, скрылась в темноте. Я же осталась стоять на месте, не в силах уйти и бросить друга. Ну, зачем он полез драться? Ведь было видно, что оборотень пьян! Нужно было просто поговорить, а он…

Слушая страшные хрусты, я до боли сжимала руки в кулаки и отчаянно сдерживала слезы. Только бы с крылатым все было в порядке! Только бы этот поганец не пострадал, иначе я сама откручу ему хвост!

Когда истерика начала проявляться в полном объеме, вырываясь потоками слез и всхлипами, Карим, наконец-то, оказался рядом. Закрыв собой пространство сада, он обеспокоенно заглянул в глаза.

– Хорошая драка, славная! ­– прохрипели за спиной друга, и я все-таки смогла разглядеть оборотня, который выглядел не лучшим образом, но при этом довольно улыбался. – Если еще захочешь поспарринговать, буду рад видеть. За кошечку прости – не думал, что девочка занята.

– Не занята, – качнул головой дракон. – Это моя подруга.

– А может, тогда я приглашу ее на свидание? – Грозный рык послужил оборотню ответом. – Понял, не дурак. Но девочка – конфетка, так бы и съел.

От очередной попытки почесать кулаки, Карима я остановила буквально силой. Вцепившись в него клещом, посмотрела заплаканными глазами и все, дракон оттаял.

– Клыкастик! – произнес он и погладил меня по голове. – Ты почему плачешь?

– Испугалась.

– Ты ведь знаешь, что со мной ничего не случится.

– Знаю, я испугалась за себя. Вдруг, ты бы убил оборотня, а мне потом пришлось бы прятать труп посреди ночи. А я хочу спать, между прочим! И замерзла! А еще здесь совсем нечего кушать…

– Не вечеринка, а настоящая пытка для ребенка, – с кривой улыбкой произнес Карим, и взял меня за руку. – Пойдем, горе. Полетим в Обитель.

– Тебе нельзя, – хмуро произнесла я, глядя на движения друга. – У тебя сломано несколько ребер. Если обернешься сейчас, при трансформации рискуешь прорвать легкие. Никаких полетов!

– Тогда найдем старших, чтобы открыли портал…

– До двенадцати никого не будет. Думаешь, почему я ушла в сад? Там совсем скучно…

– Зато здесь нашла приключения, – страдальчески вздохнул дракон. – Ладно, поедем в наш городской дом. Там сейчас слегка запущено, но запасы и одежда найдутся.

Спорить я не стала. Главное, сейчас заманить дракона в логово, чтобы он расслабился, накормить и оставить в покое. Тогда начнется нормальная регенерация, и все эти жуткие следы драки сойдут.

Мысленно в очередной раз обругав себя последними словами, я поплелась следом за другом, который, кстати, снова был только в рубашке и штанах.

– Карим, а как ты здесь оказался?

– Прилетел за тобой, – нехотя признался дракон. – Совсем забыл про праздник – наставник завалил работой. А когда вспомнил и пожаловал в Обитель, Верховная сообщила, что все целительницы давно ушли. Вот я и прилетел.

– А зачем ты прилетал за мной? – подозрительно спросила я.

– Чтобы ты не влипла в приключения без меня. И вот…

– Карим, спасибо, что вмешался, но я бы справилась сама.

 – Не справилась, клыкастик, и мы оба это знаем. Ты слишком мягкая и добрая, и совсем не умеешь говорить «нет». И этим пользуются всякие темные личности, – с нескрываемой злостью произнес друг. – Убил бы этого кошака!

– Он ничего не собирался делать…

– Не собирался? Он лапал тебя! И, поверь, только этим точно не ограничился.

Вздрогнув, я опустила голову, снова пряча слезы. Признавать правоту Карима не хотелось, но… Оборотень был пьян и возбужден от игр с Раминой. Возможно, он бы действительно не услышал моего отказа или принял за кокетство. И тогда… Что произошло бы тогда, я прекрасно знала. Теория у нас в Обители была очень хорошей, да и роды я принимала не единожды. Но думать о себе, как о вещи для удовлетворения чужих потребностей, совсем не хотелось.

– Мелкая, не плачь, пожалуйста. Прости, я погорячился.

– Нет, ты прав. Лишний раз убеждаюсь, что я совсем не знаю окружающий мир.

– Ничего, клыкастик, у тебя есть я.

Да, есть… Но надолго ли хватит терпения друга? Я ведь на самом деле очень бедовая. И это даже без тех приключений, в которые Карим меня постоянно втягивал. А что со мной станет, когда он устанет и исчезнет из жизни? Когда найдет свою пару и будет все время уделять только ей? Будет здорово – ведь он обретет свое счастье, но… думать об этом совсем не хотелось.

До дома дракона мы добрались на пойманном экипаже. И хотя он был относительно недалеко, я пошла на хитрость и настояла на поездке. Лишний раз тревожить травмы крылатого оболтуса совсем не хотелось.

Дом пустовал, зияя черными провалами окон. Почувствовав руку хозяина, охранное плетение спало с двери, принимая нас в мягкую тьму.  Магический фонарь на входе вспыхнул искрами, а затем засветился мягким светом, позволяя разглядеть в полумраке очертания большой прихожей и неясные силуэты нескольких дверей.

Карим направился к одной из них, так и не отпустив моей руки. За стеклянной створкой оказалась просторная гостиная с большим камином. Друг небрежно кинул небольшой листик бумаги, и в каменном углублении во всю стену весело затрещало пламя, даря волны приятного тепла. Впрочем, я мало обращала на это внимание, сосредоточившись на друге. Его состояние мне не нравилось, от слова совсем. За время нашей поездки регенерация уже должна была начаться, но… Что-то шло не так.

Нахмурившись, я остановила дракона прямо посередине гостиной, не позволяя больше сделать и шага, а затем принялась расстёгивать пуговицы на рубашке.

– Аника, ты чего?

– Почему нет регенерации?

– Скоро начнется, не переживай.

– Скоро начнется? Серьезно? Прошло уже двадцать минут! – хмуро произнесла я и продолжила расстегать ряд мелких пуговичек. – Рассказывай, в чем дело.

– Все хорошо, клыкастик. И я все еще не пойму, что ты делаешь?

– Мне нужно увидеть места повреждений.

– Все заживет, не переживай. Тем более что ты ничего не сможешь сделать. У меня магическое истощение и лечение начнется только после того, как я наберусь сил.

– Ты потратился на задании наставника?

– Да, но оно того стоило.

– Очень надеюсь на это.

Закончив с последней пуговицей, я мягко положила холодные ладони на бока парня, из-за чего он вздрогнул, а затем закрыла глаза. Я не была одаренной целительницей в полном смысле этого слова – не могла лечить серьезные ранения, как Маришка. Не видела ауру существ и их болячки… но только без непосредственного контакта. Стоило коснуться и сосредоточиться, как мир наполнялся яркими красками, а существа превращались в открытую книгу, по которой я считывала нужную информацию.

Карим действительно был истощен до той точки, где начинался предел. Видимо, последние силы он отдал на трансформацию из дракона в человека, чтобы добраться до меня. От понимания этого стало очень стыдно. Вздохнув, открыла глаза и хмуро посмотрела на замершего друга.

­– Ты на нуле. Источник совсем пуст и восстановится не скоро. Сейчас мы с тобой отправимся в ближайшую…

– Нет, клыкастик.

– Почему?

– Нельзя, чтобы меня видели в таком состоянии. Лучше вообще никому не знать, что у меня было магическое истощение.

Вопросов задавать не стала. Указала Кариму на диван, намекая, чтобы он лег, а сама отправилась на поиски кухни ­– нам обоим нужен был сладкий горячий чай.

Пока я возилась, друг успел заснуть. Восковая бледность мне категорически не понравилась. Так же, как и частое дыхание. А еще у него была температура, и даже жар от камина не мог согреть вздрагивающего дракона! Отыскав в этом огромном доме несколько пледов, я укутала парня, а затем села рядом и задумалась. Вариантов было не так много.

Первый – начать рыскать по столице в поисках нужных зелий. Это было бы самым простым и верным решением, но… Карим не хотел, чтобы об его состоянии кто-то узнал, и на это наверняка имелись свои причины.

Второй – оставить друга в таком состоянии и позволить ему самому излечиться. Но этот процесс явно будет долгим и болезненным. А ведь Карим собирался трансформироваться в дракона и отнести меня в Обитель! Страшно подумать, чтобы с ним тогда стало! Надо будет прочитать ему лекцию о вреде геройства и его последствиях!

Третий вариант… Самый простой, быстрый, но очень нежелательный. Я могла поделиться с другом своей силой. Отдать магию, плескавшуюся в источнике и запустить процесс регенерации, но у такого обмена были свои последствия. Весьма неприятные последствия в виде сильного влечения. Не просто симпатии, а желания на грани зависимости. И пусть этот эффект длился всего десять дней, мне все равно было не по себе.

Но еще страшнее оказалось наблюдать за мучениями дракона и слышать его хриплое дыхание. Вздрогнув от протяжного стона, я заметалась по комнате, стараясь собраться с мыслями, а затем приняла решение.

Склонившись к лицу Карима, заставила его слегка приоткрыть губы, а затем сосредоточилась и буквально вдохнула в него свою магию. Потоки живительной силы с бешеной скоростью заструились по мужскому телу, наполняя силой и раздувая искру его магии в обжигающий пожар. Мой новый выдох, и сила окутала целебным коконом все тело, убирая следы драки и исцеляя. Третий вдох, заключительный, и…

Сильные руки сомкнулись на талии. Я смогла лишь пискнуть, а затем оказалась подмята под горячее тело. Кажется, Карим даже не проснулся, действуя только на инстинктах, но мне и этого хватило. Миллиметры, отделявшие наши лица, были ничтожным расстоянием. А затем и вовсе утратили свою защитную силу, когда мягкие губы накрыли мои. Лишь на мгновение прижались невинным поцелуем, чтобы затем обрушится обжигающей лавиной. Целуя так, что все попытки сопротивления мгновенно сошли на нет. Да и как противостоять такому напору, силе и соблазну, когда за спиной нет абсолютно никакого опыта? Вот и я не смогла, позволив себе лишь мгновение слабости. Понимая, что все эти ощущения – последствия моего вмешательства, но не в силах противостоять им.

Смогла сделать лишь одно… Когда руки Карима пришли в движение, лаская мое податливое тело, я послала в друга сонное заклинание. Убедившись, что регенерация идет полным ходом и ему больше ничего не угрожает, затушила разгулявшееся пламя в камине, плотнее закутала друга в одеяла и на негнущихся ногах пошла к двери. Прочь из дома и от воспоминаний о моем первом поцелуе.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям