0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Моё мохнатое приключение » Отрывок из книги «Моё мохнатое приключение»

Отрывок из книги «Моё мохнатое приключение»

Автор: Эльба Ирина и Осинская Татьяна

Исключительными правами на произведение «Моё мохнатое приключение» обладает автор — Эльба Ирина и Осинская Татьяна Copyright © Эльба Ирина и Осинская Татьяна

­

– Марика-а-а! – гневный голос Верховной разнесся по всей Обители, заставляя дернуться.

До этого ровный надрез немного скривился к концу, вызывая недобрый взгляд у напарницы и весьма недовольный у руководителя.

– Моя прелесть, будешь сдавать экзамен под звон колоколов и крики рожениц до тех пор, пока не научишься игнорировать посторонние факторы!

– Простите, госпожа Флер, – покаянно произнесла я, откладывая скальпель в сторону и косясь на трупик невинно убиенной лягушки.

За прошедший месяц это была четвертая неправильно разделанная жертва, павшая под нервной рукой начинающего целителя. То есть меня. Покосившись на свою напарницу, которая ассистировала в ходе операции, я смущенно опустила глаза. Было невероятно стыдно от своей косорукости, но у меня имелось оправдание – Верховная! От ее голоса вздрагивали все, даже пожилые целительницы, прошедшие Теневую войну.

– Что ты опять натворила? – хмуро спросила Аника, снимая защитные очки и маску.

– Не знаю, – честно призналась я, – но Верховная непременно сообщит. Госпожа Флер, я могу идти?

– Ступай с глаз моих! Такой экземпляр загубила! Где я теперь найду нового самца пучеглазого бородавочника?

– Там же, где и четыре предыдущих, – хмыкнула себе под нос подруга, но преподаватель по видовой анатомии услышала и недобро улыбнулась.

– Аника, свет очей моих, а расскажи-ка мне про пищеварительную систему бородавочника, пока твоя напарница будет получать очередное наказание.

– Почему сразу наказание? – обиженно спросила я, поспешно избавляясь от испачканного в синей жиже халата.

– Не помню ни одного случая, чтобы тебя вызывали для похвалы, – насмешливо отозвалась госпожа Флер, и я не нашлась с ответом.

В Обители я жила больше тринадцати лет, из которых три года являлась официальной ученицей и за это время успела многое. Были в моей характеристике и драки, когда мы с Аникой только-только познакомились и еще не знали, что станем лучшими подругами. Было несколько саботажей, когда под моим влиянием небольшая группа молодых целителей в количестве девяти человек отправилась освобождать из плена учебные материалы. Горные виверны редкостью не были, даже наоборот, активно заселяли ближайшие заснеженные вершины, грозя в скором времени выселить и нас, но… они ведь были разумными! Пусть и наполовину, но разумными, а проводить опыты на таких существах – кощунство! И да, нам было жалко несчастных животных! А потом и себя, когда выяснилось, что это были курсовые работы выпускников.  Но мы все равно были горды проделанной работой, даже несмотря на недельное дежурство по кухне.

Взрыв в лаборатории, доведение до нервного тика преподавателя по истории, создание нового неизвестного вещества и еще ряд проступков, за которые мне было стыдно. А почему? Потому что я нечаянно!  Вот честно, все происходящее было странным стечением обстоятельств, которые вообще никак от меня не зависели! Однако настоятельница считала совершенно иначе и за каждый проступок, даже самую маленькую оплошность – наказывала.

За прошедшее время я успела перемыть всю Обитель, и не по одному разу. Перебрать библиотеку и расставить все книги по алфавиту, и даже один раз сходить в поход на Равнину, в качестве помощницы одной из целительниц. Она, к сожалению, моей компании была не рада и старалась самостоятельно справиться с Болотной Хворью, напавшей на деревню. Но когда меня это останавливало? В итоге я на практике узнала, как выглядит и лечится эта противная болезнь, получив полезные знания, а так же немного седую и слегка заикающуюся наставницу.

В общем, как я уже говорила, неприятности лезли ко мне сами. Почти всегда сами, за очень редкими исключениями. Но я не сильно расстраивалась по этому поводу и стойко принимала все удары судьбы в лице Верховной. Окинув быстрым взглядом притихших одногруппниц, опустила голову и медленно поплелась на выход.

– Не стоит заставлять настоятельницу ждать.

Слова госпожи Флер заставили ускорить шаг. Пока петляла по белым коридорам Обители, судорожно вспоминала последние дни и свои проступки. Вроде ничего серьезного – подмешала вредной Рамине в сок три капли злын-травы, отчего ее золотые волосы и белое личико уже к вечеру приобрели болотный оттенок. А нечего было доводить Анику до слез и смеяться над ее цветом кожи! Красивым цветом, между прочим. Подруга родилась в браке человека и сильфа, унаследовав от родителей самые диковинные черты. От матери-ведьмы ей достались пронзительные черные глаза с чуть желтоватым белком и маленькие клыки, выдающие выходцев Межмирья. А от отца – нежно-голубая кожа и длинные серебристые волосы в тугих кольцах. Неудивительно, что многие девушки завидовали столь вызывающей и завораживающей красоте, стараясь побольнее уколоть. Ани, несмотря на кровь завоевателей, девочкой была тихой и милой, всю жизнь прожив под опекой родителей. Я, иногда, тоже бывала тихой и мирной, но ровно до того момента, пока дело не касалось меня или моих друзей. Еще с детства я уяснила одно главное правило – нельзя прогибаться.

Если кто-то бьет – надо дать сдачи. Пытается подмять – нужно ответить. Иначе жизни не будет. Перед глазами было достаточно неприятных примеров и, глядя на них, я зареклась – такой не стану. Не сломаюсь, не прогнусь, не сдамся! И друзей в обиду не дам, потому что они – часть меня.

Так вот, получается, что кроме возмездия Рамине я ничего и не сделала. Все остальное было в рамках дозволенного и не нарушало законов Обители. Значит, зеленовласка донесла на меня Верховной. Что же, за это дело я была готова понести наказание. А уж мысль о том, что болотная зелень будет целый месяц мучить Рамину и вовсе грела душу! Сама виновата, раз не смогла распознать ее по запаху в своем чае!

– Марика-а-а! – эхом усиленный голос снова разнесся над Обителью, заставляя меня сорваться на бег.

До кабинета, расположенного в южной башне я добралась в рекордные сроки. Сердце буквально выпрыгивало из груди, заставляя судорожно хватать воздух и держаться за покалывающий бок. Физические нагрузки у нас, скажем прямо, были не в почете, а вкусно кушать любили все, из-за чего половина учащихся красовалась пышными формами. За исключением полукровок, у которых обмен веществ был значительно лучше человеческого.

Постучав в дверь и дождавшись разрешения войти, я шагнула на территорию настоятельницы. Ее личными владениями считалась вся Южная башня, поделенная на секторы для работы и отдыха. Верховная очень редко покидала это место, предпочитая все свободное время проводить за чтением книг, а не свободное – за общением с многочисленными желающими заполучить в свое пользование целителей.

Ну, как целителей? Правильнее будет сказать травниц, знахарок и ученых в одном лице, которые за восемь лет обучения в Обители овладевали необходимыми знаниями. Целителей с врожденным магическим даром называли дарнами. Они умели не только работать с зельями, но и врачевать при помощи энергии мира. Маги с целительским даром были редкостью, сокровищем и… камнем преткновения среди Владык, которые желали владеть столь редкими ресурсами.

Нет, по древнему закону все было весьма просто и логично – каждому правящему роду, в зависимости от уровня власти и силы, выписывали одну или две настоящие целительницы. Они приносили клятву верности на крови и до конца своих дней служили роду, отдавая свою силу на его благо. На деле же, когда шла борьба за власть, в первую очередь страдали именно дарны, у которых было два варианта: либо медленно умирать, ценой своей силы и жизни сохранив род, либо пройти через мучительный обряд отречения, после которого целительница могла сменить хозяев. Благо, что до озвучивания принадлежности определенному роду, на каждой из нас стояла печать принадлежности Обители, которая сдерживала нашу магию, тем самым оберегая от посягательств Владык. Мерзко и противно, но именно таким был наш мир. Мир Пяти Лун.

– Здравствуйте, Верховная! – с великой скорбью в голосе прошептала я, не отрывая глаза от ворсистого ковра с диковинными узорами.

– Марика… – почти прорычала женщина, а затем произнесла уже гораздо спокойнее. – Опять?

– Она сама виновата! – Отпираться от содеянного я не собиралась, потому что врать не умела и не любила.

– Что на этот раз?

– Она прилюдно оскорбила Анику и довела ее до слез.

– Опять прицепились к внешности девочки?

– Угу, – кивнула я и подняла взгляд на женщину. – Злишься?

– Злюсь, цветочек. Сколько раз просила – если шкодничаешь, заметай за собой следы!

– Я не хотела заметать, бабуль. Она должна была знать, кто это сделал.

– Чтобы отстала от Аники и переключилась на тебя?

– Чтобы понимала – ей есть, кому ответить. Я не собираюсь терпеть унижение дорогих мне существ!

– Ох, горе мое маленькое. Вся в отца, – вздохнула Верховная и, по совместительству, моя бабуля.

– Будешь ругаться?

– А смысл? В данном случае я с тобой согласна, поэтому не вмешиваюсь в ваши разборки. Только прошу – будь осторожна. Ты у меня умненькая, но иногда очень импульсивная. От этого все твои проблемы.

– Знаю, ба. Ты уже придумала мне наказание или помочь?

– Вечером привезут новую партию трав. Поможешь лаборантам перебрать их. Анику возьми с собой. Вам будет полезно повторить программу первого курса.

– Хорошо, бабуль, – улыбнулась я, глядя на молодое лицо с редкими морщинками.

Несмотря на свой солидный возраст в восемьдесят лет, выглядела госпожа Намира не старше сорока, поддерживая внешность магией и кремами собственного приготовления. Кстати, замечательные продукты, пользующиеся большой популярностью у знатных леди из человеческих земель.

Родственниц в нас с бабушкой можно было признать с большим трудом. Внешностью я пошла в отца, унаследовав лиловые волосы с редкими черными прядями и серебряные глаза, выдававшие во мне демоницу. По материнской линии мне достался целительский дар, слегка своенравный из-за крови Межмирья, но сильный и полезный.

Когда родителей не стало, бабуля забрала меня в Обитель и принялась учить всему, что знала сама, подготавливая для будущей службы одному из родов. Какому именно – я не знала до сих пор, но определенные подозрения были.

– Ба, тебе чай сделать?

– А на урок вернуться не хочешь?

– На анатомию? Не хочу! Знаешь ведь, как я не люблю практические занятия.

– Знаю, цветочек, но они тебе пригодятся. В мире есть места, где магия не действует. Если окажешься в таком, твоим единственным спасением станут знания и опыт, полученные в Обители.

– Понимаю, но все равно не могу резать ни в чем не повинную зверюшку. Жалко…

– А если придется резать человека? Или оборотня?

– Легко! Даже рука не дрогнет.

– Вся в отца! – вздохнула бабушка и указала на неприметную дверь, за которой находилась кухня. – Разогрей пирог, пожалуйста. А то я еще не успела позавтракать.

– Ба! – возмущенно протянула я и поспешила на кухню, ставя чай на плиту, а пирог в небольшое каменное углубление, с солнечными плитами. Отодвинув боковые заслоны, оставила пирог подогреваться, а сама взялась за заварку. Раз Верховная до сих пор не поела, значит, с утра у нее были важные посетители. Наверняка кто-то из Владык, интересующийся новыми дарнами. Очередь на нас расписывалась на несколько лет вперед, чтобы обеспечить великим родам стабильное наследование целителей.

Кстати, о дарнах. Родиться мы могли в любой семье, и только богам известно, как сила выбирала своего владельца. Были случаи, когда целительницы рождались у Владык, и тогда Великие пытались скрыть это и оставить одаренную девочку себе, но… не могли справиться с даром. Чтобы он правильно развивался и нес пользу, а не вред, дарны должны были проходить специальный обряд. А проводился он только в Обители, в сердце Священного Озера Силы. Так что скрыть одаренных не удавалось и, рано или поздно, они попадали сюда, чтобы в дальнейшем получить назначение в другой великий род. Иногда это приносило пользу – враждующие рода могли помириться, а затем и вовсе породниться, если целительница выбирала себе в пару Владыку или его приближенных. А иной раз все заканчивалось очень печально, и отречение от дарны было самым невинным исходом.

– Бабуль, а кто приходил?

– Лорд Даррак.

– Ого! Он прилетел или пришел порталом?

– Если бы прилетел, об этом болтала бы вся Обитель.

Ну да, верно. Не каждый день к нам залетали драконы, тем более Владыка, с невероятно красивым алебастровым окрасом!

– А что он хотел?

– Да так, по делу…

Угу, догадывалась я, по какому делу он прилетал вот уже не первый год. Только вот упертая бабуля никак не хотела признавать симпатию к дракону и отвечать на его ухаживания, предпочитая заниматься делами Обители и мною. А может просто никак не могла забыть дедушку, который умер задолго до моего рождения. Как именно это произошло, мне никогда не рассказывали, но судя по обрывочным фразам, там была темная история.

Разлив чай по чашкам и нарезав мясной пирог, я накрыла на стол и позвала бабулю. Пока любимая родственница заканчивала изучать документы, я заглянула в холодильную комнату и быстро огляделась. Мое внимание привлекла жирная тушка неизвестной птицы, которую я решила запечь с травами на ужин. А то уйду отрабатывать наказание, а настоятельница так и останется голодной или опять будет жевать бутерброды.

Посидев немного с бабулей, я пожелала ей хорошего дня, пообещала больше не шкодить и поспешила на занятия. Впереди ждала Мировая история, которую я очень любила.

Мир Пяти Лун – один из самых красивых миров в связке бус вселенной. Много веков назад он стал домом для многочисленных выходцев из Межмирья, явившихся на новые земли из разрывов мировой материи. Вначале они были гостями дивного места, что по праву считался домом самих богов. А затем перебрались в Пятилунье окончательно, и начался Раскол…

Война, кипевшая долгие годы и разрушающая силовые потоки мира. Дележка территорий, в которой не было места слабым. Те народы, что не смогли противостоять соседям, бесследно растворились в истории, не оставив о себе даже воспоминаний. Те же, что смогли отстоять свое право на жизнь, основали тридцать великих родов, возглавляемых Владыками.

И началось преображение…

Каждый народ старался привнести на новые земли кусочек своей культуры, своего наследия, выбирая для этих целей самое лучшее. Так дети Природы создали обширные территории Светлых Лесов, населив их разумными животными и живыми деревьями-великанами. Двуипостасные создавали невиданной красоты города, которые постепенно расползлись по всему Пятилунью. А люди… Люди были коренными жителями этого мира, оберегаемые самими богами. Война обошла их стороной, затронув Равнину лишь по касательной. Зато после нее оставшиеся в живых существа с удовольствием делились своими знаниями и навыками с коренными жителями, надеясь тем самым заслужить прощение и расположение богов.

Что же касается названия нашего мира – то здесь все просто. Пятилунье оберегало пять лун, у каждой из которых имелась своя особая магия. Раз в год, который длился десять месяцев, из разрыва материи появлялся сгусток энергии, который нес с собой волшебную дымку. Голубая Луна была первой, на целых два месяца укрывая землю снежным покрывалом. Это было время праздников и отдыха, нарушение которого жестоко каралось Сеймом. Следом шла Белая Луна, оплетающая мир теплой дымкой, в которой без следа растворялась магия Голубой. В этот период дети Природы разбредались по соседям, помогая им засаживать поля и восстанавливать леса. Потом было время Зеленой Луны, самой сильной из всех Лун. Она взращивала посевы, питала силой детей Пятилунья и восстанавливала силу самого мира. Четвертой шла моя любимая Красная Луна. Два волшебных месяца празднования и гуляний, когда между родами или внутри них заключались браки. Последней была Золотая Луна – сбор урожая и подготовка к приходу Голубой Луны.

Днем луна была полупрозрачной, почти незаметной, теряясь на фоне яркого солнца. Зато с наступлением ночи весь мир тонул в таинственном сиянии, завораживающим не только своей красотой, но и силой. Именно в ночное время суток проводились все магические обряды, таинства и  заключались браки. Чудесное время!

Магия дарн, в отличие от магии других существ, не зависела ни от цвета луны, ни от времени суток. Мы тянули силу из естественных энергетических потоков, пронизывающих мир, и всегда имели доступ к магии. Очень полезное качество, поскольку болели наши подопечные так же независимо от сезонов и часов.

После Мировой истории, на которой мы разбирали период становления княжества Шакалов, расположенного на отшибе земель Двуипостасных, мы с Аникой отправились в свою комнату. Отбывать наказание было еще рано – обычно травы привозили после девяти вечера. До ужина тоже было далеко, так что мы решили заняться любимым делом – чтением. Если сереброволосая подруга предпочитала читать приключенческие истории о безрассудных оборотнях и кровожадных подземных монстрах, то я отдавалась во власть сказок и легенд. Изучала существ, которые жили многие века до нас, но вымерли по той или иной причине. С интересом следила за историей современных народов и мечтала сделать какое-нибудь великое открытие. Например, найти тайный город Эхо, хранящий в себе уникальные наработки первых людей. Или отправиться в морское путешествие и погостить на дне океана, у морских драконов. Правда, никто их не видел, но я ведь вполне могла оказаться первооткрывателем!

В общем, в нашей комнате царила блаженная тишина, позволяя каждой заниматься своим делом. И так было вплоть до неожиданного рева тревожной сирены, звучащей нечасто. Вскочив с кровати, я бросилась к шкафу, вытаскивая из него тяжелую серую сумку, а затем посмотрела на испуганную подругу.

– Марика, это что, сирена третьей ступени?

– Срочный сбор одаренных и учениц старших курсов, – согласно кивнула я, вытаскивая белый зачарованный плащ.

– Я с тобой!

– Даже не думай, – уже открывая двери, резко бросила я. – Эту сирену включают только в крайних случаях, и тебе там точно делать нечего.

– Но…

– Ани, мне некогда спорить. Если хочешь, побежали со мной, но у порталов тебя вернут обратно.

– Знаю, – вздохнула подруга и бросила напоследок. – Будь осторожна!

Кивнув, я стремительно выбежала в коридор, мысленно гадая, что могло случиться. Влившись в поток старшекурсниц, спускающихся по лестнице с такими же серыми сумками и плащами, я старалась успокоиться и взять себя в руки. Главное правило любого целителя – хладнокровие! В любых ситуациях, при любом раскладе. Но как же тяжело оно мне давалось!

Бабуля была права, сравнивая меня с отцом. Характер был его – таким же живым, иногда даже взрывным, что для дарны непозволительная роскошь. Поэтому я нередко прибегала к помощи успокаивающих пластинок, позволяющих сосредоточиться.

В зал я входила уже собранная, шагая в колонне таких же хмурых коллег. Ученицы северной башни были на месте, выстроившись в два ряда перед встревоженными преподавательницами. Наша Восточная колонна заняла место сразу на ними, а последней пристроилась Западная. Несмотря на приличное количество собравшихся, в помещении царила тишина, нарушаемая лишь тяжелым дыханием запыхавшихся целительниц. С построением последних в зал влетела Верховная, сверкая злыми зелеными глазами.

– Девочки, у меня для вас очень плохие новости, – без приветствия начала она. – Сегодня в пять часов дня было совершено нападение на приграничный гарнизон двуипостасных и близлежащие к ним деревни. Число жертв насчитывает четыре сотни. Подробностей никто не знает, так что будьте готовы к проведению операций в полевых условиях. Через минуту для нас откроют портал. Не подведите меня и нелюдей, которые на вас полагаются!

Портал открылся раньше. Стоило бабуле договорить, как у стены за спинами преподавательниц открылась огромная сверкающая брешь, из которой потянуло запахом гари и жаром огня.

– Северная башня, за мной! – приказала госпожа Флер, и первая скрылась в портале, подавая пример своим ученицам.

– Восточная башня, за мной! – скомандовала госпожа Льеро и мы поспешили за ней, без лишних слов выполняя приказ старшей.

Переход через брешь был похож на короткое падение с высоты, когда ты ощущаешь себя крохотной песчинкой в океане магии, плывущей по неуправляемому течению. Чужая сила протаскивала нас сквозь пространство, прокладывая широкий тоннель к месту, где сейчас так отчаянно нуждались в нашей помощи.

Небольшое сопротивление на выходе, и… мы оказались на поле боя. Вернее, бойни, среди многочисленных полыхающих домов и грязных тел, издающих стоны боли. Едкий дым рванными клочьями поднимался к небу, накрывая землю пологом ранних сумерек. Было страшно, но никто из нас не дрогнул. Ровным строем подходя к старшей, мы получали указания и разлетались в стороны, принимаясь за работу. Мне досталась молодая женщина в обгоревшем платье и с раной в боку, из которой торчала стрела. Отложив в сторону свою сумку, я сделала глубокий вдох и призвала свою магию, принимаясь за лечение. Все последующие пациенты так же имели тяжелые ранения, для лечения которых требовалась дарна.  И я выкладывалась на полную, стараясь спасти жизни ни в чем не повинных двуипостасных.

Не знаю, сколько прошло времени, когда среди гула горящего пламени и криков я услышала свое имя. Зов родного человека, на который невозможно было не откликнуться. Закончив с раненым, я вскочила с места и побежала на голос бабушки, не разбирая дороги и не замечая ничего вокруг.

С каждым шагом ее голос в моей голове становился все сильнее. Она звала меня прочь от горящей деревни, в сторону леса, по которому стелился удушающий запах паленой плоти. Здесь тоже был пожар, но другой – более страшный и опасный. Где-то совсем рядом пировало Живое Пламя…

– Марика!

– Я здесь! – выдохнула я и подбежала к своей родственнице, которая старалась удержать здоровенного мужчину с многочисленными ожогами.

– Цветочек, нужна твоя помощь. Уведи его отсюда и помоги.

– Не смогу, ба, – покачала я головой, глядя на гиганта.  – Он еле стоит на ногах.

– Я открою портал в башню. Помоги ему, Мариша.

– А ты? Ты пойдешь с нами?

– Нет, моя девочка. Время! – выдохнула Верховная и впихнула мне в руки свой портальный камень.

Подскочив к мужчине, я обняла его со спины, где было меньше всего ожогов и, бросив прощальный взгляд на бабулю, сжала камень. Яркая вспышка света, ощущение полета, и мы оказались в Южной башне. После перемещения незнакомец покачнулся, и я на мгновение испугалась, что он не устоит, но нет. Выровнялся, лишь зашипел сквозь зубы что-то неразборчивое. Обогнув великана, я заглянула ему в глаза и уточнила:

– Вы в состоянии идти? Нам надо добраться до купальни!

Кивнув вместо ответа, он последовал за мной, еле-еле передвигая ноги и опираясь о стены. Я шла немного впереди, но рядом, чтобы в случае чего поддержать и помочь. Слава богам, до купальни добрались без происшествий. Набрав холодной воды, я приказала мужчине залезть в бассейн. Благо, что на нем была только странная набедренная повязка, и незнакомцу не пришлось разрезать одежду. Пока раненный выполнял указания, я побежала в лабораторию. Нужное мне зелье хранилось отдельно от остальных, в крепком шкафу из дьянового дерева, экранирующего магию.

Свойства этого состава были весьма специфическими – они вытягивали магию из организма. Бывали такие ранения и заклинания, которые убивали своих владельцев за счет силы в крови. Ожоги от Живого Пламени относились именно к этой категории. Иногда хватало маленькой искорки, чтобы началось магическое и физическое разрушение организма, а у моего пациента были очень и очень нехорошие ожоги…

Забежав в купальню, я заставила мужчину нырнуть с головой, а затем вылила всю склянку с зельем в бассейн. Мгновение… и вода окрасилась ярким золотым светом, начиная вытягивать из пациента магию. Это был быстрый и безболезненный процесс, который завершился небольшой вспышкой и всплеском силы, растворившейся в пространстве. А вот следующее зелье было болезненным. Оно вскрывало ожоговые пузыри и прочищало раны от грязи.

 По напряженному лицу вынырнувшего мужчины было видно, как ему больно, но незнакомец не проронил ни звука. Лишь сильнее сжал зубы, закрывая глаза и тяжело дыша. Когда зелье закончило чистку, я помогла пациенту выбраться из воды и накинула на него простынь. До кровати в моей старой комнате мы добирались еще медленнее, чем до купальни. Зато добрались, и уже там он потерял сознание. Аккуратно обтерев мужчину, я отбросила в угол мокрую ткань и достала из кармана мази. Пришло время лечения!

Больше всего досталось животу и рукам. Смею предположить, что он поймал шар с Живым Пламенем и попытался локализовать его, но что-то пошло не так. В итоге незнакомец получил тяжелые ожоги, которые я обильно смазывала ранозаживляющей смесью с обезболивающими добавками.

Обработав живот с хорошо развитыми косыми мышцами, ладони и часть запястий, я недовольно уставилась на набедренную повязку. С одной стороны она была целой и кожа под защитой плотной ткани могла не пострадать, но с другой – целитель во мне требовал все проверить, чтобы не допустить даже возможности повторного возникновения очага поражения.

Вздохнув, аккуратно развязала ткань и убрала ее, стараясь не задеть раны. Боги, хорошо, что  я прислушалась к своей совести! Живое Пламя пробралось и сквозь защиту, опалив бедра и… мужской орган. Выдохнув сквозь зубы и пожалев несчастного, который наверняка испытывал адские боли, я снова взялась за мазь. В первую очередь обработала ноги, где было всего несколько темных пятен, а затем перешла на мужское достоинство.

Честно говоря, это был мой первый практический опыт. До этого половую систему мы изучали только в теории на уроках по анатомии, проходя репродуктивные органы мельком. Зато теперь получила возможность рассмотреть и даже потрогать. Впечатления были… странными. На ощупь это нечто напоминало лягушку, которую я разделывала всего несколько часов назад – такое же холодное, сморщенное, ну и, собственно, все. Я честно не поняла, чему так восхищались некоторые наставницы, когда возвращались после выходных и делились друг с другом впечатлениями о свиданиях. И вот об этом было столько разговоров? Дела-а-а…

Посчитав свой долг выполненным, я немного увеличила температуру в комнате, чтобы пациент не замерз, и оставила его лежать обнаженным. Так не будет риска, что ткань прилипнет к ранам, да и мазь лучше впитается.

Короткий взгляд на часы показал, что времени на лечение ушло прилично. Ночь успела вступить в свои права, окрашивая мир светом Зеленой Луны. Бабушка еще не вернулась и это откровенно настораживало. Неужели раненых оказалось больше, и девочки до сих пор не закончили? Эх, мне бы вернуться обратно, чтобы помочь им, но увы – портал бабули работал только в одну сторону, а для настройки другого требовалось знать координаты выхода.

Разогрев ужин, я наспех перекусила, запив все восстанавливающим отваром, а затем отправилась в купальню. Вещи и волосы пропитались запахом едкого дыма, напоминая об увиденной картине. Интересно, кто сделал это? У кого могло хватить наглости и сил разгромить гарнизон двуипостасных?

Можно было предположить, что это дело рук детей Природы, на границе с которыми и произошло нападение. Но  я сильно сомневаюсь, что они использовали бы огонь, и тем более Живое Пламя. Значит – Изгнанные? Или кто-то из людских магов? И с какой целью они подожгли деревни?  Столько вопросов и никого, кто мог бы дать на них ответы. И это тоже настораживало. Обычно Верховная не покидала Обители, координируя действия подопечных из своего кабинета. А здесь сорвалась с места и до сих пор не вернулась.

Приведя себя в порядок, я проверила больного и решила не спускаться в свою комнату. По-хорошему стоило предупредить Анику, что со мной все хорошо, но… Во-первых, я не хотела оставлять раненного, чтобы в случае чего оказать ему помощь. Во-вторых, собиралась дождаться бабушку. Ну и в-третьих, у меня банально не было сил для спуска и обратного подъема по лестнице. Постелив себе на кушетке в гостиной, я ненадолго прилегла, чтобы дать отдых уставшему телу, да так и уснула, забывшись тяжелым сном.

Из тягучей дымки туманного забытья меня вывел резкий звук, больше всего напоминающий шипение, плавно переходящее в злой рык. Соскочив с места, я быстро огляделась, стараясь восстановить в памяти обрывки вчерашнего вечера, а затем побежала к купальне, откуда и доносился шум. Как я и предполагала, это был мой беспокойный пациент, который еще вчера с трудом переставлял ноги. Видимо, природа заставила проснуться и отправиться по вполне определенным делам. Я все понимаю, но… Руки мужчине напрягать не стоило.

Его ладоням досталось больше всего и после влияния Живого Пламени они напоминали куски плоти без кожи. Конечно, за ночь мазь должна была существенно подживить их, но все равно – тревожить не стоило. А незнакомец именно этим и занимался, пытаясь стереть с себя остатки целительно средства.

– Замрите! – гневно воскликнула я, встав в дверях и недовольно уперев руки в бока. – Раскройте ладони и не смейте ими шевелить! Вы хотя бы знаете, сколько я потратила сил и времени, чтобы все обработать?

– И вам светлого дня, – кивнул мужчина, но руки разжал и демонстративно поднял.

– Идите за мной. Надо снова все обработать и перевязать.

Развернувшись, я поспешила в лабораторию, спиной ощущая задумчивый взгляд незнакомца, а еще поражаясь его габаритами. Он был выше как минимум на две головы, а уж про ширину плеч и вовсе молчу. Настоящий двуипостасный, только я пока не смогла понять, к какому роду он относился. У каждого из них были свои отличительные черты, будь то цвет и форма глаз, уши и клыки, а у этого ничего! Разве что подавляющая звериная сила, заставляющая тянуться за ней и… к ней.

Отмахнувшись от наваждения, отвлекающего от работы, я принялась выкладывать на столь банки с мазью, бинты и несколько зелий, которые должны были помочь больному восстановиться. Раны от Живого Пламени заживали на оборотнях так же тяжело и неохотно, как и на обычных людях. А с учетом того, что магию исцеления можно было применять не раньше полных суток, то заживление происходило еще и мучительно больно.

Подготовив все необходимое, я повернулась к мужчине и чуть не уткнулась ему в грудь, на которой красовались красные пятна ожогов. Задрав голову, чтобы посмотреть незнакомцу в уставшие зеленые глаза, я кивнула в сторону стула и попросила сесть. Подчинившись, он опустился на стул, а я занялась привычным делом.

– Так, для начала обработаем руки. Покажите, что вы успели с ними сотворить.

Взяв протянутую ладонь, я очень осторожно стерла остатки не успевшей впитаться мази, отмечая отсутствие черных пятен и новых очагов. Значит, успела вовремя и смогла все вывести!

После осмотра нанесла толстый слой лечебного состава и замотала руки бинтами, чтобы у кое-кого больше не возникло желания геройствовать. Затем пришло время груди и живота…

Все время, пока занималась делом, чувствовала на себе любопытный взгляд. Мужчина явно был удивлен, что его лечит молодая целительница, однако не возмущался и не мешал, за что я была весьма благодарна. Все же насколько проще лечить бессознательных пациентов! Когда с верхней частью туловища было покончено, я опустила взгляд на ноги больного и нахмурилась.

– Зачем вы надели повязку? Инородные предметы мешают регенерации, не говоря уже о раздражении и лишних травмах!

– Я счел, что вид обнаженного мужчины может шокировать жительниц Обители. Я ведь верно определил место своего пребывания? – сорванным и оттого немного хриплым голосом спросил незнакомец, смахивая со лба светлую челку.

– Верно, господин. И должны были понять, что целительниц трудно смутить.

– Вы пока ученица, а не целительница. Тем более, совсем юная. Не думаю, что мой вид…

– Господин…

– Лэд Браяр, – представился мужчина, не сводя с меня пронзительных зеленых глаз. Лэд – значит двуипостасный.

– Лэд Браяр, уж простите, но когда перед нами стоит задача спасения чужой жизни, все предрассудки и сомнения уходят на второй план. Возможно, вы стесняетесь меня, но уверяю вас – не стоит. Воспринимайте меня как специалиста своего дела.

– Ну, раз вы специалист, тогда мне действительно нечего стесняться, – насмешливо произнес мужчина.

– Рада, что мы поняли друг друга. Сейчас я сниму повязку и обработаю вам пораженные участки.

– Обработать ноги можно и не снимая повязки…

– Уважаемый, огонь попал не только на бедра, но и репродуктивные органы! Если в будущем хотите стать счастливым отцом семейства, не мешайте мне делать свою работу. Вопросы?

– Никаких, – уже не так весело отозвался пациент и наконец-то замолчал.

Довольная проведенной беседой, я быстро осмотрела единичные очаги, часть из которых уже покрылась розовой пленкой молодой кожи, а затем потянулась к завязкам набедренной повязки.

– Госпожа целительница, давайте я лучше сам все сделаю?

– Как? У вас руки в мази, и я вам очень не советую напрягать их до полного заживления ран! Давайте вы закроете глаза и представите, что меня здесь нет?

Ответ лэда Браяра я не разобрала, но посчитала его разрешением для дальнейших действий. Стянув-таки повязку, я зачерпнула ароматную мазь и принялась за обработку. Смущения на самом деле не было. Мужчину я рассматривала как пациента, которому срочно требовалась моя помощь. К тому же, вчера я успела все рассмотреть… Вот только сегодня что-то было не так.

Половой орган мужчины был намного горячее, что вызвало невольную тревогу. А уж когда она начала твердеть прямо в моих руках, то я и вовсе заволновалась. Неужели плохо обработала, и началось воспаление?!

– Дохлый марас! – выругалась я и дернулась в сторону шкафа с зельями.

– В чем дело? – раздался недоуменный, даже какой-то обиженный голос пациента.

– Кажется, у вас началось воспаление, причем магическое! Никогда не видела, чтобы плоть затвердевала с такой скоростью! Да еще и температура… – судорожно перебирая склянки, отозвалась я.

– Госпожа целительница, а сколько вам лет?

– Девятнадцать, – не отрываясь от своего занятия, ответила я.

– Почти совершеннолетняя, – констатировал лэд Браяр, а затем задал весьма странный вопрос. – Вы девственница?

– Поверьте, сей факт никак не влияет на мою работу! – недовольно ответила я и, наконец, нашла искомый состав.

– Боюсь, что влияет. Если бы вы были взрослой женщиной, то знали – никакого воспаления нет. Все происходящее – вполне естественная реакция мужского организма на весьма интимные ласки.

– Ласки? – не совсем поняла я, обернувшись к насмешливо щурящемуся мужчине.

– То, что вы делали своими нежными ручками.

– Я обрабатывала обожженную кожу!

– Возможно, но делали это весьма непрофессионально, из-за чего организм расценил происходящее, как прелюдию.

– Прелюдию? – удивленно переспросила я, а затем окинула быстрым взглядом сидящего напротив великана, у которого между ног возвышался пострадавший орган.

– Я так понимаю, репродуктивные органы вы изучали, а вот сам процесс зачатия прошли стороной?

– Ну… да.

– А-а-а, ну тогда все становится на свои места, – усмехнулся лэд Браяр и встал со стула, в пару шагов оказавшись рядом со мной. – Видите ли, госпожа целительница, тут все просто. Когда мужчина и женщина хотят заняться любовью, они начинают подготавливать друг друга. Поцелуи, прикосновения и ряд других не менее приятных действий, итогом которых является возбуждение. У мужчин оно проявляется так… – кивок на пах, на который я теперь боялась даже посмотреть. А еще чувствовала, как лицо медленно заливает жаркий румянец стыда, от которого хотелось провалиться сквозь землю. – Я очень благодарен вам за помощь, и не только… Но в следующий раз хорошо подумайте, прежде чем подходить к мужчине с такими лечебными… планами.

Нервно сглотнув, я быстро кивнула и сделала шаг назад, прижимаясь к шкафу со склянками. Дохлый марас, как нехорошо получилось! Да если бы я только знала, что оно все вот так, то никогда!

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям