0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Морская академия » Отрывок из книги «Морская академия»

Отрывок из книги «Морская академия»

Автор: Кириллова Наталья

Исключительными правами на произведение «Морская академия» обладает автор — Кириллова Наталья . Copyright © Кириллова Наталья

Глава 1

 

– За что?!

– Что значит – за что? Это не наказание, адептка Райан, это обычная практика нашего учебного заведения.

– Но… Но… – Даже слова закончились от избытка эмоций. Хотя нет, несколько осталось, но произносить их вслух в присутствии госпожи ректора не рекомендуется. – Вы не понимаете…

– Чего я не понимаю? – с удивлением взглянула на меня госпожа Хивен.

Это унизительно! Не хочу, чтобы меня насмешливо звали «нянька» или, того хуже, «мамочка»!

А ещё это конец нашей беззаботной жизни, конец нашим развлечениям и грандиозным планам! Потому что этот «багаж» будет таскаться за мной повсюду! Разве что в туалет следом не пойдет да в женское общежитие, потому как парням туда вход строго воспрещен. В теории, по крайней мере.

«Багаж» сидел в соседнем кресле и с отсутствующим видом смотрел в окно, на шпили и башни административного корпуса, словно речь шла не о нем, а о совершенно постороннем человеке. Я с ужасом покосилась на новенького и, подавшись к столу ректора, закончила трагическим шепотом:

– Всех последствий.

– Каких последствий? – нахмурилась госпожа Хивен. – Если вы о реакции ваших сокурсников, то не обращайте на них внимания, тем более что некоторым из них в своё время также требовалась помощь старших адептов для облегчения процесса адаптации. Я поговорю с магистрами, возможно, следует напомнить учащимся о терпимости и необходимости…

– Не надо! – вскочила я.

– Сядьте, пожалуйста.

Села. За что? Почему?!

Почему Я?!!

Неужели во всей академии не нашлось более подходящей кандидатуры? Ботана какого или активиста-энтузиаста, который во все дыры лезет, лишь бы первым оказаться?

– Стандартный срок адаптации – месяц. – Ректор вытянула из-под разложенных перед ней документов брошюрку в ядовито-желтой обложке, пододвинула ко мне. – Памятка для младших кураторов. Ознакомьтесь с ней, адептка, там вы найдете ответы на все возможные вопросы, которые могут у вас возникнуть, а также инструкцию. По всем нестандартным ситуациям обращайтесь к магистру Рашану или к куратору вашей группы. Господин Делван, адептка Райан, можете идти.

Я встала, плохо гнущимися пальцами нащупала и схватила памятку, вымученно улыбнулась госпоже Хивен.

– Да, и… – Ректор благожелательно посмотрела на меня поверх очков в тонкой оправе.

Что ещё?

– Не уроните честь и достоинство МОАГИ, – напутствовала госпожа Хивен пафосной фразой из традиционного ежегодного обращения к учащимся. – Удачи.

Удача мне потребуется. Много-много удачи.

«Багаж» тоже поднялся, вежливо улыбнулся ректору. Трепетно прижав брошюрку к груди, я поползла на выход, вышла в приемную, пересекла помещение под сочувственным взглядом секретаря госпожи Хивен и ступила в коридор. Позади с тихим стуком закрылась дверь. А затем… чья-то тяжелая рука звонко шлепнула меня по попе.

Нет, ну за что?!

Вздрогнув, я ме-едленно обернулась в глупой надежде, что это не тот, о ком я подумала, что это Нокс каким-то непостижимым образом подкрался с тыла или что это просто случайный адепт, которому конечности не жалко… да хоть привидение! Но безумная надежда почила в страшных муках, ибо позади обнаружились только закрытая дверь и по-идиотски ухмыляющаяся физиономия «багажа».

– Ох, и оттянемся мы, сестричка! – радостно возвестил парень, не торопясь убирать руку. – Я только не врубился, что это за муги-уги такое?

Наверное, это всё-таки наказание. Не знаю, за что именно, но точно наказание!

– Межмировая Океаническая Академия Глубокого Искусства, – расшифровала я аббревиатуру нашего учебного заведения. – МОАГИ, или Морская академия.

– Чё, она и правда в море? – с искренним удивлением в серых глазах уставился на меня парень.

– Да, – кивнула я. Ректор же называла его имя, и из какого мира новенький, а я всё мимо ушей пропустила, не придав поначалу особого значения излагаемой госпожой Хивен информации. Да я вообще посчитала, что к ректору меня вызвали для озвучивания наказания за нашу очередную проделку. – Ну, точнее, посреди океана.

– Круть! – восхищенно протянул «багаж».

Из моего мира. Из других с таких словарным запасом не выходят.

– Слушай… э-э… – Каким бы придурком человек ни казался, нельзя же всю дорогу величать его «багажом»? – Извини, конечно, но я прослушала твоё имя…

– Максвелл Делван, но для тебя, детка, могу быть кем угодно. – Парень слегка сжал ладонь на моей пятой точке и на редкость похабно улыбнулся.

Кем угодно? Сейчас ты калекой станешь!

– Макса будет вполне достаточно, – заверила я. – И не мог бы ты?

– Что?

Действительно идиот или прикидывается?

Я решительно взяла наглую длань за запястье, сняла со своего тыла, отступила на шаг и демонстративно отпустила перед носом Макса.

– Первое правило поведения в академии – не хватать адепток за зад, перед и вообще за любую часть тела без их разрешения, если ты, конечно, не умеешь отращивать новую конечность взамен сломанной, оторванной, сожженной или откушенной, – наставительно поделилась я. – Людей у нас много, но нелюдей больше и разводить лишние церемонии они не любят. Ты на какой факультет поступил?

– Не знаю.

– То есть? – опешила я.

– Да не знаю я, – скривился парень. – Это вообще папашкина идея, мне-то и дома неплохо было.

– А дар у тебя какой? – попыталась я добраться до истины окольными путями.

– Дар?

– Дар. Какой у тебя уровень? Какая стихия является основной, а какая второстепенной? Волшебные силы, магия. – Во имя богини моря, это чудо что, действительно не понимает, о чем я толкую?

Он вообще знает, КУДА поступил?!

– Вот… хрень! – неожиданно взвыл Макс. – Говорил же я папашке, что это только глюки от дури, а он заладил, видения, видения! Да какие, к харрам, видения! Травка была убойная, и всё! А что сбылось… Ну подумаешь, совпало пару раз!

– А как же ты прошел тесты при поступлении? – жалобно вопросила я. В академию даже нелюди без тестов, оценивающих уровень и направление способностей, не поступают, а тут какое-то… чудо. Лохматое, в безразмерном синем балахоне до колен и пёстрых мешковатых штанах.

– Не проходил я никаких тестов. – Внезапно парень задумался, нахмурился. – Или проходил, но чёт не помню… может, выпил что?

– У тебя должны быть соответствующие бумаги. – Например, вон в той зеленой папочке, зажатой у Макса под мышкой. – Дай-ка мне их.

Я потянулась к уголку папки, но парень вдруг повернулся другим боком, хитро прищурился.

– Не-е, только за плату.

– Что? Какая ещё плата?

– Поцелуй. У тебя такие миленькие губки…

– Сдурел?! – возмутилась я. – Сам тогда найди направление.

Макс пожал плечами, развернулся спиной ко мне и принялся старательно разглядывать содержимое папки. Ковырялся он минуты две, и за это время моё терпение оказалось близко к тому, чтобы сдаться желанию придушить сего индивидуума прямо под дверью ректорского кабинета, а потом долго и с мстительным удовольствием измываться над трупом.

– Это? – Наконец мне под нос сунули лист бумаги.

Я взяла, пробежала глазами.

– Да.

ЗА ЧТО?!!

Факультет – Морские ведьмы и колдуны. Курс третий.

Мой факультет. МОЙ курс.

Я завыла. Тихо, зато с чувством.

– Ты чё? Плохо тебе? – решил проявить заботу о ближнем Макс.

– Нет. – Я вернула бумагу парню и поплелась прочь от кабинета. – Мне хорошо. Мне очень-очень хорошо.

За поворотом коридора дожидались друзья. При виде бледной, с перекошенной физиономией меня Феонна и Анил соскочили с балюстрады открытой галереи.

– Триш, ну что? – спросил Анил.

– Она узнала? – потребовала конкретики Феонна.

Да уж лучше б узнала!

– Нет, всё гораздо хуже, – пробормотала я.

– Что может быть хуже? – не понял Анил.

Следом бодрым шагом вышел Макс, остановился, обозрел моих друзей и особенно декольте Феонны.

– Какие… – поднял взгляд на настороженно-недоброе лицо Феонны, обрамленное распущенными темно-каштановыми волосами, и продолжил: – Глаза.

Ну, хоть что-то полезное запомнил.

– Это что такое?! – обернулась ко мне подруга.

– Меня назначили младшим куратором, – обреченно сообщила я.

– И кого ты будешь курировать – это? – Феонна указала на парня.

– Эй, у меня вообще-то имя есть, личность и всё такое, – вмешался Макс. – Я же тебя тёлкой не зову.

– Меня? Тёлкой?! Я, к твоему сведению, не телка. Я русалка, – прошипела подруга и добавила презрительно: – Малёк.

Рост у парня не самый высокий для представителя мужской половины человечества. Мелкой мне это не так сильно бросилось в глаза, зато куда более рослая Феонна на каблуках оказалась даже чуть выше «малька».

– А я Макс, – радостно представилось это… недоразумение, схватило Феонну за руку и с энтузиазмом потрясло.

Всё-таки не запомнил.

Подруга брезгливым рывком высвободила руку, склонила голову набок. В зеленовато-карих глазах полыхнул огонь. Ох, кажется, кто-то сейчас точно утопленником станет, синеньким таким. Злить русалок не стоит категорически, если, конечно, не жаждешь испытать все прелести утопления на суше.

– Привет, я Анил, дэв, – решил предотвратить надвигающееся убийство приятель. – А нашу русалку зовут Феонна.

– Так Феонна? А я никак не въеду, что за имя такое прикольное – Малёк, – простодушно выдал Макс.

Подруга отчетливо скрежетнула зубами, но утопление явно решила отложить до более удобного случая и отошла.

– С Тришей ты уже знаком.

Я вяло махнула рукой и двинулась по галерее в учебный корпус.

– Знаешь, ты права: лучше бы ректор всё узнала, – негромко заговорила Феонна, поравнявшись со мной. – Что нам теперь делать?

– Можем никуда не ходить.

– Ещё чего! – Подруга оглянулась на идущих следом парней и снова понизила голос. – Не собираюсь я подстраиваться под этого головастика. И почему ты?

– Спроси у госпожи Хивен.

– Мужское общежитие ты ему как показывать будешь? Нам же туда нельзя.

– Анила попрошу. – К тому же с момента основания академии адепты без устали изобретают и незамедлительно тестируют на себе способы проникновения туда, куда вход воспрещен строго. В чужое общежитие в том числе.

– И кем головастик будет?

– Морским колдуном.

– Что? Он? – определенно не поверила Феонна.

– Он будет учиться вместе с нами.

– Но мы уже на третьем курсе…

– Вот именно.

– Кто его пустил сразу на третий курс? Он ещё где-то учился? Или он такой сильномогучий и великий маг, что первые два года обучения ему ни к чему?

– Фео, ну мне-то откуда знать, чем руководствовалась ректор и весь учебный совет при приеме этого… Макса? В кабинете госпожи Хивен он вообще был пай-мальчиком, никаких идиотских рож и дурацкого сленга. – Да что там, я до выхода из ректорской обители вообще от парня ни слова не слышала!

– Ещё бы!

Галерея почти закончилась, но день ещё нет и вместе с ним, вероятно, продолжалось моё невезение.

На галерее, целеустремленно двигаясь нам навстречу, появился Тим. Увидев нашу живописную компанию, остановился, приветливо улыбнулся. Мы тоже замерли, а у меня, поди, выражение лица, будто с похорон любимого хомячка, и на голове бардак, потому как к ректору вызвали неожиданно и срочно и до кабинета я бежала… но под «мы» подразумевались только мы. Макс к «мы» не относился и не подумал хотя бы притормозить – то ли не заметил, то ли специально. В результате налетел на меня сзади, от внезапного и весьма ощутимого толчка я сильно пошатнулась и с ужасом поняла, что голова, похоже, перевесила… Брошюрка выскользнула из пальцев, мозаичный пол галереи резко приблизился, однако мой многострадальный лик с ним не встретился. Странно. Заливавший галерею солнечный свет загородила чья-то тень, а в талию впилась рука. Я подняла голову. Тень принадлежала метнувшемуся ко мне Тиму, теперь стоявшему прямо передо мной, а рука… вот рука Тиму не принадлежала и смуглому Анилу тоже. Посторонняя конечность вернула меня из положения падающей башни в приличное вертикальное и тут же убралась с талии, мимолётно скользнув по бедру. Я обернулась. Макс невозмутимо ухмыльнулся.

– Прости.

Сначала толкнул, потом подхватил, под шумок попытался облапить и всё на глазах парня, по которому я вдыхаю с первого курса! А уж искреннего раскаяния во взгляде – по крупицам пересчитать можно!

– Ты в порядке? – спросил Тим.

Я робко посмотрела на свою мечту и кивнула. Почему-то в его присутствии и коленки слабели, и речь отказывала, и мысли позорно дезертировали, да и вообще хватало только рассматривать парня украдкой да рассеянно теребить собственные волосы. Хотя ничего особенного в Тиме нет, он отнюдь не объект коллективного девичьего обожания и толпа поклонниц за ним не бегала. Нет, обычный парень с факультета стражей, человек из моего мира, худощавый, с темно-каштановыми волосами, падавшими отдельными непослушными прядями на зеленые глаза с удивительно пушистыми ресницами, всегда привлекавшими моё внимание. Симпатичный, но без смазливости Нокса и его манеры ухмыляться криво, с легким оттенком превосходства.

– Ты уронила. – Тим быстро наклонился, подобрал с пола и подал мне брошюрку.

– Спасибо. – Феонна взяла памятку, потому что я просто смотрела на Тима… смотрела… смотрела…

– И кто из вас счастливчик? – Тим указал на название на обложке.

– Триш, – охотно поделился Анил.

– А ты, полагаю, новенький. Я Тим, факультет стражей, четвертый курс.

– Макс, – отозвался свежеиспеченный «багаж».

– Факультет ведьм, третий курс, – добавила Феонна.

– Да? – заметно удивился Тим и глянул на меня.

Вот бы прямо сейчас провалиться на нижнюю галерею!

– Что ж, колдуны тоже нужны, – наконец констатировал Тим.

– Только где находится это загадочное место, интересно? – фыркнула русалка.

– Вы идете завтра на танцы? – сменил тему парень.

– Конечно, – подтвердила Феонна. – А ты?

– Ещё не решил, что предпочесть – танцы или библиотеку.

– Книги вместо девчонок? Это как? – неожиданно влез Макс.

– Заткнись, головастик, – порекомендовала русалка. – Тим, а ты заходи после библиотеки, мы рано не заканчиваем и будем только рады.

– Хорошо, постараюсь успеть. Пока. – Тим обошел нас и двинулся дальше по галерее.

– Всё, Триш, отомри и дыши нормально, – шепотом напомнила подруга.

Ой, кажется, я действительно дышала через раз. И, главное, опять не выдавила ни звука. Что ж такое-то?

– Чё за придурок? – озадачился Макс.

– Будущий страж, – завистливо вздохнул Анил. – Ты не смотри, что он на девчонку похож, стражи уже на втором курсе обычного человека могут уложить на лопатки за пару минут.

Похож на девчонку?!

– Анил! – возмутилась я.

– Что? – не проникся друг.

Феонна возвела очи под свод галереи и внесла дельное предложение:

– Так, сдаем головастика магистру Рашану, это его забота – найти новичку комнату, выдать униформу и далее по списку. Надеюсь, госпожа ректор не предполагает, что этим тоже должна заниматься ты?

Не дай богиня! И так день категорически не задался.

 

– – –

 

«Уважаемый младший куратор!

Поздравляем тебя с оказанной тебе высокой честью стать опорой и поддержкой для юного новичка, только вступившего под своды нашей академии. Должность твоя важна и почетна, ибо путь непростого процесса адаптации подчас бывает сложен и тернист. Иногда тебе придется быть для твоего подопечного опорой в прямом смысле слова, своего рода костылем последней надежды…»

Чем мне надо быть?! Костылем?! Не хочу быть костылем, тем более для этого… головастика!

Пожалуй, вводную часть можно пропустить.

«Пункт 1. Поздоровайся и представься подопечному, даже если вы уже были представлены друг другу ранее. В корректной форме узнай его полное имя и название родного мира, но избегай упоминаний и перечислений возможных статусов, титулов и регалий подопечного. Помни – в академии все адепты равны».

Ну, этот пункт более-менее выполнен. О статусе не упомянули, хотя какой у Макса может быть статус? Хотя, похоже, в академии парень оказался благодаря отцу, но что же это за папа такой, если запихнул сына в саму Морскую академию? В моём мире не так уж и много людей знают о её существовании, и большинство одаренных отбирал совет с ректором, а никак не сами абитуриенты поступали. Непонятное что-то.

«Пункт 2. Спроси, когда подопечному будет удобно провести ознакомительную экскурсию по академии, и постарайся по мере возможности организовать её в самое ближайшее время. Заранее составь план экскурсии, проследи, чтобы ваш маршрут включал в себя посещение всех наиболее жизненно важных точек академического комплекса, подготовь небольшой рассказ об истории академии».

Например, где тут можно затариться дурью, о чем Макс спросил громким шепотом у Анила, прежде чем мы торжественно перепоручили новенького заботам магистра Рашана. Пришлось в краткой форме объяснить любителю травки и прочей гадости, что вещи такого рода в академии не приветствуются и если застукают с сигаретой или курительной смесью, то по головке не погладят. Три замечания и вылетишь с треском.

Я перевернула страницу и надкусила бутерброд.

«Пункт 3. Обязательно вместе посетите библиотеку. Проследи, чтобы подопечный получил полный комплект требуемых учебников, и помоги с выбором книг для дополнительного чтения. По необходимости давай советы, исходя из личного опыта, но не настаивай и не навязывайся. Всегда будь вежлив, тактичен и доброжелателен».

Свидание в библиотеке – казалось бы, что тут может быть романтичного? Но только не с Тимом. Он всегда много занимался, однажды я слышала, как парень признался, что для него поступление в академию – шанс вырваться из привычного обыденного окружения, прикоснуться к чему-то удивительному, волшебному, стать частью чего-то большего, значительного.

«Пункт 4. После занятий, в удобное для вас обоих время навести подопечного в его комнате, расспроси, как он устроился, обеспечен ли он всем необходимым…»

Что-о?! Мне ещё и в гости к Максу сходить? Может, и грелкой побыть на случай, если ему холодно в постели?!

– Тристен, мои поздравления!

Начинается!

Я оторвалась от своего увлекательного чтива, натянуто улыбнулась.

– Привет, Лэри, – сухо поздоровалась я.

– Я слышала, ты стала мамой, – продолжила Лэри с куда более обворожительной, нежели мой оскал, улыбкой. – Очаровательный мальчик, да? И как он себя чувствует?

– Нормально.

Вот кому надо было сдать Макса. Ларинда как раз энтузиастка-активистка, без её красиво уложенной каштановой головушки не обходится ни одна самодеятельность в академии, будь то подготовка к практическому занятию, балу или постановке в театральном кружке. Лэри всегда отвечает первой, всё про всех знает, а если не знает, то непременно узнает, у неё самый высокий балл на нашем курсе и, хотя как маг она не слишком одарена, с лихвой компенсирует недостаток силы знаниями.

– Ты уже провела ознакомительную экскурсию?

– Нет.

– Тогда поторопись. Ему уже завтра на занятия, если он вдруг заблудится где, отвечать будешь ты.

Какая, однако, забота о моём благополучии!

– Спасибо, учту.

Может, продать Макса неугомонной Лэри по сходной цене? Пусть проводит ему экскурсии по академии и своей комнате.

Тяжелая капля томатной пасты, щедро намазанной на котлетку на хлебе, внезапно предательски сорвалась с бутерброда и, поскольку держала я его в руке, да ещё и под наклоном, шлепнулась на голубое форменное платье в районе груди. Богиня, да когда же этот дурацкий день закончится?!

– О, Тристен, какая досадная неприятность! – насквозь фальшиво посочувствовала Лэри и полезла в свою сумку, висящую на плече. – У меня есть замечательный пятновыводитель с собой. После него даже воспоминаний о пятне не останется.

Не исключено, что и самой испорченной вещи тоже.

– Нет, спасибо, – торопливо отказалась я и положила бутерброд на расстеленную на скамейке бумажную салфетку. Пошарила по карманам в поисках платочка или хотя бы ненужной бумажки какой.

– Уверена?

Как всегда, ни платочка, ни бумажного клочка, зато есть две карамельки, зажигалка и кристалл допуска в лабораторию. В общем, крайне важные и нужные в хозяйстве вещи. А где ключ от комнаты? Помню точно, с утра в кармане был… Неужели опять потеряла?

– Спасибо, Ларинда, – с нажимом повторила я. У неё никаких срочных дел, случаем, не намечается? – Я сама справлюсь.

– Тогда всего хорошего. Познакомишь потом с мальчиком, ладно? И не забудь про экскурсию.

Провалишься ты куда-нибудь или как?!

– Обязательно, – почти искренне заверила я. – Пока, Лэри.

– Пока-пока, – попрощалась девушка и наконец соизволила удалиться.

Я быстро оглядела двор перед учебным корпусом, убедилась, что народу мало и на меня больше никто не обращает внимания, пролистнула брошюрку и вырвала лист с оглавлением. Всё равно оно никому не нужно. Стерла бумажкой пасту с платья, осторожно промокнула остатки, уныло рассматривая безобразное темное пятно. Да, жизнь не бывает полной, если не испачкаешь одежду едой. Придется сбегать переодеться… Ключ!

Выбросив павший за правое дело лист в урну рядом, я встала со скамейки и заново, как следует, обхлопала карманы. А нет ключа. Шестой за два с половиной года, несмотря на всевозможные заговоры и брелоки-кристаллы, призванные уберечь от этой напасти или указать, где потеря могла остаться.  Правильно Феонна говорит, что это особый редкий дар – терять ключи.

Села, доела бутерброд. Солнце неспешно опускалось за горизонт, окутывая башни и крыши академии искрящейся золотой вуалью, пронизывая галереи последними лучами и отражаясь от высоких окон. Надо сначала подняться в библиотеку, куда ушли друзья, и одолжить у Феонны её ключ, переодеться, сходить узнать насчет седьмого, потом… А-а, экскурсия! Хотя кто экскурсии практически на ночь глядя проводит? Не буду я с Максом ходить по корпусам в харр знает каком часу вечера! И не заблудится он, в конце концов, не он один пойдет завтра на занятия. Угу, только на нашем курсе новенький единственным парнем будет.

Традиционно большинство парней училось на факультете стражей. На факультетах хранителей и целителей соотношение парней и девушек примерно пятьдесят на пятьдесят, у сирен вообще немного народу – из-за высоких требований к вокальным данным, и занимались сирены в отдельном крыле со звукоизоляцией, ибо от иного «чарующего» пения лопались стекла и барабанные перепонки, – а основная часть будущих морских ведьм именно ведьмы, то бишь девушки. Специализация морской ведьмы мало чем отличается от рода деятельности обычных земных, что парней, как правило, не сильно прельщало. И каждая морская ведьма должна пройти ритуал инициации, а я как-то сомневаюсь, что Макс до сих пор… хмм, девственник. Да-да, невинность одно из обязательных условий при поступлении на факультет, по крайней мере, для девушек. После ритуала пожалуйста, делай что хочешь и с кем хочешь, но до того – никакого допуска к телу.

Я скомкала и отправила салфетку к оглавлению, прижала брошюрку к груди так, чтобы памятка закрывала пятно, – пусть наконец-то пригодится и на практике, – и пошла в библиотеку. Друзья, обложившись раскрытыми книгами, сидели за дальним столом в читательском зале и тихо о чем-то спорили, отчаянно жестикулируя в попытках донести свою точку зрения до собеседника.

– …воздух надежнее, – поймала я окончание фразы Анила.

– Дался тебе этот воздух, – не согласилась Феонна. – Чем тебя мой план не устраивает?

– Напомни-ка, на сколько метров вглубь уходит защитный барьер? Тебе-то ничего, конечно, а мне никакая магия не поможет до него донырнуть.

Подруга краем глаза заметила меня и неодобрительно нахмурилась.

– Триш, ты эту памятку теперь так и будешь таскать как знамя гномьей революции?

Я села на свободный стул рядом с русалкой и убрала брошюрку, продемонстрировав пятно.

– Чем это ты так? Ты же вроде только перекусить пошла.

– Перекус это и есть. Вернее, его часть. Томатная паста.

– На тебя напали помидоры? – хмыкнул Анил.

– Да, большие и злобные, – серьезно кивнула я. – Фео, кажется, я ключ от комнаты потеряла, не одолжишь свой?

– Дно океана! Триш, ну сколько можно их терять? – возмутилась подруга.

Я развела руками. Не знаю, оно само как-то выходит.

– А ты его на шнурке на шее носи, – посоветовал приятель.

– Не помогает, – призналась я. – Я так пробовала и в результате утопила один ключ в душевой.

– Не представляю, как ты ухитрилась, ну да ладно, это диагноз, – констатировал Анил.

Феонна достала свой, посмотрела поверх моей головы в сторону входа в зал и вдруг прошипела сквозь зубы что-то неразборчивое, но вряд ли цензурное. Я проследила за взглядом русалки. Вот… дно океана!

На пороге, скользя пристальным взглядом по сидящим за столами, замер магистр Кэйлаш Рейтан. Заметил нас, чуть прищурился и уверенно, стремительно направился к нашей компании. По мере продвижения магистра стихали все, даже положенные читательскому залу звуки вроде шелеста переворачиваемых страниц и шепота. Мужская половина присутствующих откровенно погрустнела, женская восторженно уставилась на высокого, широкоплечего магистра. В академии хватало преподавателей, похожих на обложку глянцевого журнала, однако Кэйлаш привлекал внимание не только идеальным мускулистым телом, но и не совсем типичной для огненного дэва внешностью. В большинстве своём дэвы кареглазые брюнеты, однако в густой темно-каштановой шевелюре магистра пробивались золотистые пряди, а по пронзительным зеленым глазам и подбородку с ямочкой вздыхала треть адепток и, по слухам, кое-кто из преподавательниц.

Когда мужчина добрался до нашего стола, тишина в зале стала практически гробовой. Привычно игнорируя обращенные в его сторону страстные, нежные, восхищенные и тоскливые взгляды, магистр посмотрел на разложенные на столе книги, затем по очереди на каждого из нас. Я машинально прикрыла пятно брошюркой.

– Адептка Райан, – наконец произнес мужчина. – Вы ничего не забыли?

Зачет же только через неделю, и я усердно готовлюсь… начну готовиться на днях. Или я ещё и старый какой долг не сдала да и позабыла?

Из-за спины Кэйлаша высунулся Макс с дурашливой ухмылкой на физиономии и как-то на диво похабно мне подмигнул.

– Ваш подопечный, адептка, бродил в одиночку возле женского общежития.

– Говорю же, заблудился, – вмешался Макс.

– Правда? – явно не поверила Феонна.

– Вы забыли, каково быть новичком, адептка Феонна? – вкрадчиво уточнил магистр.

Обычно с Кэйлашом никто не спорил и крайне редко возражал, если не хотел внеурочно демонстрировать на тренировочной площадке практические навыки владения стихией, но сегодня подруга определенно была не в духе и потому не смолчала.

– Что-то не припоминаю, чтобы в первые дни в академии я шаталась возле мужского общежития.

– Если мне не изменяет память, вам не приходилось поступать в середине семестра, – с любезной улыбкой парировал мужчина и вновь обратил внимание на мою скромную персону.

А я, между прочим, в фан-клубе имени магистра Кэйлаша не состою! Мне Тим больше нравится!

– Памятка, адептка Райан. – Магистр кивком головы указал на трепетно прижатую к груди брошюрку. – Вы её хотя бы открывали?

– Д-да, магистр, – выдавила я.

– Хорошо. Читали? – ласково осведомился мужчина.

– Да…

– По диагонали?

– Нет. – И ведь не вру. Когда на тебя так проницательно смотрят, практически в душу заглядывают, поневоле выложишь всё как есть. – Я читала… первые две страницы.

– Прекрасно. Большинство ваших предшественников не уходили дальше вводной части. Можно? – Кэйлаш протянул руку.

Что можно? А-а, брошюрку. Жаль, я с ней почти сроднилась.

– Первый раз вижу подобное применение памятки, – заметил магистр, покосившись на пятно, и открыл на второй странице. – М-м, где это было? А, вот. «Пункт 2. Спроси, когда подопечному будет удобно провести ознакомительную экскурсию по академии, и постарайся по мере возможности организовать её в самое ближайшее время. Заранее составь план экскурсии, проследи, чтобы ваш маршрут включал в себя посещение всех наиболее жизненно важных точек академического комплекса, подготовь небольшой рассказ об истории академии», – красиво и с чувством зачитал Кэйлаш. Откуда-то из глубин читательского зала донесся характерный глухой стук упавшего тела – вероятно, одна из адепток не выдержала проникновенной, чуть мурлычущей интонации в голосе магистра и рухнула в обморок.

И почему эта дурацкая экскурсия покоя никому не дает?

– А мы как раз готовимся! – внезапно нашелся Анил, выудил из разложенных стопками книг одну и показал томик учителю. – Вот, «История МОАГИ. Путь от тьмы к свету».

– Втроём? – усомнился мужчина.

– Мы помогаем, – добавила русалка.

– Ясно. Тогда, раз уж вы в библиотеке, заодно сразу приступите к третьему пункту. – Магистр вернул мне памятку. – И не забывайте, адептка Райан, на время адаптации вы отвечаете за своего подопечного так же, как и старший куратор. Справитесь – получите высший годовой балл за общественную деятельность, нет – балл останется низким, какой он у вас обычно есть.

Засим Кэйлаш покинул зал, сопровождаемый постепенно нарастающими мечтательными вздохами и одиноким разочарованным стоном – наверное, обморочная адептка очнулась и обнаружила, что предмет общественного вожделения соизволил удалиться. А Макс остался.

– Забудь, – утешила меня подруга. – Вся эта общественно полезная ерунда всё равно идет дополнительно, так что без разницы, какой там будет балл.

– Не скажи, – заметил Анил. – Если решат выкинуть из академии, то завалишься даже на общественной работе, и всё, прости-прощай, страна родная.

Меня? Выкинуть?!

За что?!

– Не слушай ты этого дурака. Уж если обкуренного головастика сюда приняли, то с чего бы тебя выкидывать?

– Не, рыбка, не буду я делиться с тобой травкой, даже если вежливо попросишь, – вдруг заявил Макс.

– Это ты мне, малёк? – угрожающе уточнила Феонна.

– Триш, можно тебя? – проигнорировав русалку, спросил парень.

Можно. Мне уже всё равно. Хочется только одного – забраться под одеяло и забыть этот день.

Я бросила брошюрку поверх книг, встала и вместе с Максом вышла из читательского зала в основной. Остановилась возле одного из стеллажей.

– Тебе уже выдали список учебников? Просто отнеси его библиотекарю, она сама всё соберет…

– Твоё?

Что там ещё? Харр побери!

На раскрытой ладони парня лежал серебристый ключ с выбитым на колечке номером комнаты и фиолетовым брелоком-кристаллом. Мой ключ!

– Откуда он у тебя?

– Нашел.

– Где?!

– Валялся на полу, там, где этого придурка стража встретили.

То есть просто лежал на полу галереи? Но как ключ мог выпасть?! И почему Макс сразу решил, что ключ мой?! И…

Ну всё, головастик, сейчас позову Феонну и получу удовольствие от наблюдения за твоими мучениями!

– Ты его украл!

– Ты чё? Говорю, валялся он.

– Ты толкнул меня, потом подхватил и под шумок залез в мой карман!

И ведь я не почувствовала ничего! Прикосновение к бедру помню, а что по карману пошарили – даже не заметила!

– Кончай вопить, – с досадой поморщился Макс. – Если бы я чё у тебя стырил, то возвращать бы точно не стал. Не нужен ключ – так и скажи, себе оставлю.

– Эй, ты что, верни немедленно! – Я попыталась забрать ключ, но парень сжал мою потерю в кулаке и резко поднял руку.

– Что мне за это будет?

Как, опять?

– Жизнь тебе будет, – заверила я.

– Чья?

– Твоя!

– Она и так при мне, – не оценил предложения Макс.

Ненадолго, потому что я тебя сейчас сама убью!

– Пожалуйста, очень тебя прошу, верни ключ. – Всё-таки сначала попробую по-хорошему.

– Чёт верится слабо, – задумчиво протянул парень и убрал обе руки за спину.

Ну не гад ли?!

– Чего ты хочешь? Поцелуй? – пошла на компромисс я.

– Ну, можем начать и с поцелуя…

– Слушай, а ты не охамел? И кстати, если вдруг тебя не предупредили – у будущих ведьм никакого секса до ритуала инициации. Вообще. А если кто-то решит настоять, то сработает защита, которую на нас наложили при поступлении. – Никогда не интересовалась, а колдунов правило сохранения невинности касается?

– Лады, тогда поцелуй, – наконец согласился Макс, но, едва я потянулась к его щеке, – а что, это ведь тоже поцелуй! – отстранился. – Только, чур, настоящий, а не как подружку.

Богиня!

– Настоящий? – уточнила я в глупой надежде обойтись малой кровью.

– Настоящий, – с готовностью подтвердил парень. – Начинай.

Он ещё и инициативу мне уступает, благородный!

Я затравленно огляделась, но друзья остались в читательском зале, других адептов поблизости не наблюдалось, а от стойки библиотекаря нас надежно закрывал длинный высокий стеллаж. И начинать вопить «Насилуют!» как-то несерьезно, да и стыдно. Тем более если бы действительно насиловали, давно бы уже сработала защита.

Глубоко вздохнула, шагнула к Максу вплотную и, обреченно зажмурившись, коснулась губами его губ. Пару секунд так постояла. Засчитано или надо ещё что-то изобразить? Впрочем, хорошего помаленьку…

На затылок легла ладонь, не позволяя отстраниться. Ответное движение было легким, едва ощутимым, скорее оценивающим, чем домогательским, однако зубы я на всякий случай стиснула покрепче, готовая пасть смертью храбрых, но не сдаться на милость врагу. Как ни странно, поцелуй не вызывал ни раздражения, ни отвращения, возможно, из-за того, что парень не лез напролом и даже не пытался… что удивительно. По спине вдруг пробежали мурашки и следом начала опускаться ладонь. Скользнула по шее под распущенными светлыми волосами, прошлась кончиками пальцев вдоль позвоночника до поясницы, нащупала мою безвольно висящую левую руку, перевернула ладонью вверх. Спустя мгновение в ладошку легло что-то холодное и металлическое, а Макс резко отстранился. Звук удаляющихся шагов заставил открыть глаза и обнаружить, что парень ушел. Что, и всё? Я растерянно посмотрела на лежащий на ладони предмет.

Мой ключ.

 

 

 

Глава 2

 

Хорошо под одеялом. Тепло. Темно. Тихо. Ну, почти тихо.

В комнате над нами распевалась адептка с факультета сирен. Хорошо хоть, не в полную силу, но её заунывное «аааа», растягиваемое на все лады, не стихало уже второй час вопреки угрозам соседок, Феонны в том числе. Под окнами какая-то парочка бурно выясняла отношения под ленивые комментарии обитателей первого и второго этажей. Периодически парочка отвлекалась от собственных разногласий и посылала зрителей в разные места, самыми приличными из которых были океанское дно и ядро планеты, на что скучающие девушки совершенно не обижались и советовали поскорее переходить к страстному примирению.

Ко всему прочему вскоре под одеялом стало душно. И приступа амнезии или хотя бы кратковременного забытья я так и не дождалась.

– Да заткнутся они все наконец или нет?! – с соседней кровати прошипела подруга, читавшая при свете ночника.

Я высунула из-под одеяла голову.

– Часам к двенадцати, наверное, заткнутся, – предположила я.

– Часам к двенадцати я их сама поубиваю, – мрачно пообещала русалка и снова уткнулась в книгу.

Может, попытаться поспать? И решать проблемы разумнее с утра, сейчас уже всё равно ничего путного на ум не придет.

Я взяла с тумбочки возле кровати плеер, надела наушники, включила музыку и устроилась поудобнее. Признаться Феонне, при каких обстоятельствах «нашелся» ключ, я не смогла, пришлось соврать, что оставила его в комнате и благополучно о том забыла. По-моему, подруга не поверила, однако выпытывать правду не стала. О поцелуе не то что вслух говорить, вспоминать-то не хотелось. И, пожалуй, это самый странный поцелуй в моей жизни. Чего Макс вообще хотел добиться? Очевидно ведь, что ключ парень именно украл, а никак не нашел на галерее.

– О, какие нелюди к нам пожаловали! – пробилось замечание русалки сквозь льющийся из динамиков голос вокалистки.

И нет нам покоя ни ночью, ни днем.

Я нажала на паузу и сняла наушники. Нокс стоял прямо на подоконнике, небрежно прислонившись плечом к оконной раме. Улыбнулся в своей манере, криво и чуть пренебрежительно, и спрыгнул на пол. Нокса обожали многие адептки в академии – то есть те оставшиеся, кто не вздыхал по магистру Кэйлашу или по кому-то третьему, – за симпатичное лицо с пронзительными голубыми глазами, пребывающие в вечном художественном беспорядке каштановые волосы, высокий рост, природное обаяние сына волшебного народа элле и набитую действительно ценными знаниями голову, но сам Нокс, по моим наблюдениям, любил одну-единственную личность – себя.

– Поздравляю, Триш. Извини, что с пустыми руками – клумба по дороге не попалась.

– И ты? – вздохнула я.

– Ларинда растрезвонила о твоём назначении по всей академии, так что готовься, утром будет хуже, – со смешком пояснил Нокс. Прошел к моей кровати и нахально уселся на одеяло. Я еле ноги успела убрать. – И с сегодняшнего дня у меня появился сосед.

– И кто этот несчастный? – поинтересовалась я.

– Угадайте.

Мы с Феонной переглянулись. Если я постоянно теряла ключи, то у Нокса не держались соседи по комнате. Парень старательно и методично выживал любое второе лицо, появляющееся на его территории, и никакие выговоры магистров и вызовы к ректору не исправляли ситуацию. Нокс мог быть весьма располагающим и милым до приторности, когда хотел, и подкопаться под искреннее недоумение, а в чем таком он, собственно, провинился, не удалось пока никому. К тому же учился парень хорошо, академию обещал закончить лучшим выпускником своего курса, и потому госпожа Хивен лишь вздыхала, просила больше так не делать и отпускала адепта восвояси. Стоит ли упоминать, что едва к Ноксу подселяли очередного «счастливчика», как мы начинали делать ставки, сколько же протянет бедолага?

– Месяц малёк не выдержит, – оживилась подруга. – Слушай, а может, ты прогонишь его по ускоренной программе, и он через неделю вылетит не только из твоей комнаты, но заодно и из академии?

– Из комнаты – вылетит, гарантирую, а из академии… Мне лестно, что ты столь высоко ценишь мои скромные таланты, Фео, но и я не всемогущ. Твой подопечный, Триш, на особом счету у ректора, госпожа Хивен лично рекомендовала новенького. По её настоянию его зачислили сразу на третий курс, причем без вступительных тестов.

– С какой это радости столько почестей обкуренному недомерку?! – возмутилась русалка. – Он что, её внебрачный сын?

– Не похож, – призналась я.

– Я уже слышал краем уха, что у него там какие-то совершенно сумасшедшие рекомендации, – пожал плечами Нокс. – Не иначе как он латентный гений.

Я отложила плеер на тумбочку, села на постели.

– И что он делает? – рискнула полюбопытствовать.

– Да ничего. Скарб свой разбирает. Пока похож на безобидного идиота.

– Что значит – пока похож?

– Кто знает, на кого он будет похож потом?

Логично.

– Мне малёк не нравится, – заявила Феонна. – И он нам мешает.

– Мне тоже. Но кого волнуют наши малые нужды? – философски отозвался парень. – И что с подопечным, что без него, а за попытку покинуть территорию академии без разрешения вас по головке не погладят.

– Рождение богини случается раз в сто лет, и я должна всё пропустить только потому, что мне, видишь ли, нельзя выйти ненадолго за барьер? А Триш следующего раза и вовсе может не застать.

Ибо русалки живут несколько столетий, а мы остаемся людьми со средней продолжительностью человеческой жизни, и попытки отдельных магов обессмертиться пока ещё заметного результата не принесли.

Нокс встал, направился к окну.

– Делайте ставки, дорогие ведьмочки. Посмотрим, кто кого.

– Я в тебе не сомневаюсь, – заранее поддержала элле Феонна.

А бедный Макс ещё не знает, на что его обрекли. Жалко несчастного.

Совсем чуть-чуть.

 

– – –

 

Утро началось… Началось, в общем. Едва мы с Феонной покинули комнату, как поздравления посыпались со всех сторон и всех тональностей – от искреннего сочувствия до откровенной издёвки. Как и предсказывал Нокс, дальше дела пошли хуже, ибо в столовой к поздравляющим девушкам присоединились ещё и парни. Нормально позавтракать нам не удалось, пришлось набрать булочек и срочно ретироваться из здания на свежий воздух. За неимением лучших идей мы расположились на деревянных скамейках возле одной из тренировочных площадок. Здесь хоть тихо и малолюдно – первая пара ещё не началась, а немногочисленные любители оттачивать навыки практического владения стихией с утра пораньше предпочитали именно тренироваться и не обращали внимания на происходящее за пределами белой сетки и защитного купола, ограждающих площадки.

Мы поели, посидели чуть, наслаждаясь утренним солнышком и покоем, и засобирались на занятия. И тут я вспомнила!

– Харр побери!

– Что? – полюбопытствовала подруга.

– Я забыла! – простонала я. И ведь поздравляли все, поздравляли, глупые вопросы задавали, намёки разной степени похабности делали, в остротах соревновались, а что главный виновник торжества где-то там остался, и не заметили.

– О чем?

– О ком! О мальке… тьфу, то есть о Максе!

– Нашла о ком помнить, – фыркнула русалка.

Я же экскурсию ещё не провела! И вообще, надо было хоть через Нокса договориться, где мы можем встретиться с утра – в мужское общежитие я не пойду, но на пару-то проводить новенького нужно, раз уж я его куратор. Возьмет и заблудится опять, залезет не туда, а кто виноватым будет? Правильно, я.

– Кэйлаш сказал, я за него отвечаю. – Обо что бы тут головой побиться в приступе самобичевания, а?

– Не переживай ты так, малёк того не стоит. – Феонна встала, накинула лямку сумки на плечо. – Пойдем, поищем Нокса, уж он-то наверняка знает, где его сосед.

Подхватив свою сумку, я тоже поднялась, уныло поплелась за подругой. Сплошные проблемы от этого Макса!

На территории академии четыре открытые тренировочные площадки разного размера и с разной степенью защиты, и между ними обычный маленький стадион для поддержания здорового духа в адептах. К учебному корпусу мы по старой привычке направились напрямую через стадион и уже на середине зеленого поля с футбольными воротами услышали шум. Остановились, переглянулись озадаченно. Шум доносился с западной площадки и больше всего походил на вопли болеющих зрителей на спортивном соревновании. Русалка посмотрела на меня вопросительно, я пожала плечами и мы, разом прибавив скорости, двинулись на шум. На подступах стало ясно, что ничего не ясно. Добрая половина адептов так плотно облепила ограждающую сетку, что разглядеть происходящее на самой площадке не удалось, а те, кому талант позволял успешно левитировать, и обладатели крыльев ещё и висели в воздухе над головами стоящих на земле, полностью закрывая обзор. Верхушка защитного купола ярко мерцала зеленым, подтверждая, что внутри кто-то отнюдь не разминался, народ одобрительно кричал и свистел.

– Эт-то ещё что такое? – громко вопросила Феонна.

Ответом русалку не удостоили, однако подруга не из тех, кто отступает перед трудностями. Цапнув меня за руку, Феонна обошла площадку, шаря внимательным взглядом по головам собравшихся, и наконец, обнаружив искомое, решительно нырнула в кольцо адептов. А меня спросить? Не люблю лезть в толпу, все толкаются, пихаются, пока не поднажмешь, вперед не пропустят и того и гляди сумку оторвут. Почти общественный транспорт моего мира в час пик.

– Анил! Эй! – Работая локтем, а иногда и коленом, русалка добралась до долговязой черноволосой фигуры приятеля, тряхнула за плечо. – Эй!

– А-а? – таки соизволил оглянуться Анил. – А, привет.

– Что происходит? – повторила насущный вопрос подруга.

– Как что? – удивился приятель. – Или вы не слышали?

– С утра мы слышали только поздравления во всех возможных вариация, – ответила я, прижала сумку покрепче к боку и протиснулась между друзьями.

– Нокса прищучили.

– За что?! – ахнули мы с Феонной.

– Кэйлаш поймал его вчера на территории женской общаги.

– Ну да, он к нам вчера вечером заходил, то есть залетал, – заметила я. И не первый раз. Знаю, многим казалось странным, что Нокс снисходит до чисто дружеского общения с двумя девушками, тем более ничем не выделяющимися среди прочих адепток, но мы давно привыкли и к его компании, и к выходкам, и к визитам прямиком в комнату. – Всё как обычно, мы поболтали немного, и он ушел, то есть улетел.

– Это к вам он только залетел поболтать, а потом полетел тискать какую-то ведьму-первокурсницу, – радостно пояснил Анил.

– Так нельзя же, – неуверенно напомнила я.

– А Нокс опять решил узнать, до какого мес… момента можно. Во всяком случае, так он и сказал магистру, когда тот застукал Нокса и ведьмочку в палисаднике возле вашей общаги.

– Не под нашими окнами, надеюсь? – нахмурилась русалка.

– Под нашими занято было, – вздохнула я. Не говоря уже о соседке-сирене, своими распевками отбивающей любой настрой, кроме убийственного.

Купол мигнул, народ вокруг взревел. Я встала на цыпочки и вытянула шею, но впередистоящие головы загораживали всё.

– Что там хоть происходит? – жалобно поинтересовалась я.

– Магистр пытается научить Нокса приличным манерам. Силовыми методами, – откликнулся Анил и неожиданно подпрыгнул. – Да-аа!! Давай!!

– Ты за кого? – сухо осведомилась Феонна.

– За всех.

– Это как? – не поняла я.

– Нокс мне готовиться к зачетам помогает и конспекты переписывать дает, поэтому я за него. А Кэйлаш мой преподаватель и соотечественник, поэтому я и за него тоже. Ну разве это удар?!

Воздух под куполом искрил от схлестнувшейся внутри магии, зеленая пелена мерцала всё ярче. Сила элле против силы огненного дэва, бескомпромиссность юности против рассудительности зрелости – такое не каждый день увидишь. А я вообще ничего не увижу!

Внезапно Феонна нахмурилась сильнее и продолжила пробиваться вперед. А руку мою отпустить?! Я сдавленно пискнула, ощущая тычки со всех сторон, и как неохотно отодвигаются адепты, пропуская нас дальше. Первый ряд прочно оккупировали визжащие девушки. Наверное, воздыхательницы Нокса и магистра и на сетке бы повисли гроздями, если бы не наложенная на ограждение защита. Стоять затруднительно – перевозбужденные девицы толкались активно и местами чувствительно, самые первые не желали сдавать удачно занятых мест, задние упрямо напирали, дышать почти нечем. Богиня! Интересно, конечно, посмотреть на «схватку века», но не ценой оказаться задавленной, знаете ли!

– Фео, может, пойдем, а? – робко предложила я. – Анил потом всё перескажет и даже покажет в лицах.

Подруга неопределенно качнула головой, сосредоточенно глядя на площадку. Лазурно-голубое сияние окутало пространство под куполом и тут же взвилось темно-красное, оттенка запекшейся крови. Понятно, что каждый использует не всю силу: это запрещено и на площадках стоят ограничители, но и половина впечатляла… если бы мне было видно что-то ещё, кроме сходящихся и расходящихся силовых потоков вверху.

Красное поглотило голубое и на секунду под куполом даже потемнело. Часть адепток завопила громче, часть, наоборот, напряженно притихла. Магистр победил? И вдруг наступила тишина. Правда, только в первом ряду, сзади продолжали орать. И, возможно, потому, что стояли мы практически в первом, я и услышала глухой удар. Голубая вспышка, и тишина волной покатилась дальше. Умолкли все, в воздухе разлилось всеобщее недоверчивое удивление. Я высвободила руку из почему-то ослабевших пальцев Феонны, осторожно передвинулась в сторону, к девушке ниже меня ростом, и наконец смогла обозреть место действа.

Магистр Кэйлаш, в одних чёрных брюках и взлохмаченный, лежал на земле. Нокс, тяжело дышащий, но с неизменно самодовольной улыбкой, в мокрой от пота, липнущей к телу форменной рубашке и покрытых бурыми пятнами штанах, стоял в паре метров от поверженного противника и торжествующим взглядом победителя обводил зрителей. Нокс уложил магистра на лопатки?! Как такое в принципе возможно?!

Голубое сияние медленно таяло в солнечных лучах, народ молча и потрясенно взирал на невиданное доселе зрелище – адепта-третьекурсника, победившего магистра в схватке, пусть и тренировочной. Парень же, взглядом отыскав среди зрителей нас, отвесил в нашу сторону шутовской поклон. Я покрутила пальцем у виска, выражая своё честное непредвзятое мнение о ситуации. Нокс удивленно поднял брови, явно ожидая более восторженной реакции.

– Могу я узнать, по какому поводу собрание? – неожиданно нарушил тишину голос госпожи Хивен.

Живое кольцо вокруг площадки мгновенно пришло в движение. Адепты засуетились, пытаясь броситься врассыпную, но если задние ряды порадовались тому, что они задние, и улепетнули первыми, то передним сбежать столь же резво не удалось. Девицы отхлынули от сетки, бестолково заметались. Меня снесло назад и, кажется, не упала я просто потому, что падать было некуда, со всех сторон люди и нелюди тяжелым напирающим коконом. Только бы сумку не потерять в этой толчее! И где подруга? Ведь рядом же была…

– Фео! – попробовала позвать я. – Феонна! Ай!

Кто-то наступил мне на ногу. Ещё кто-то так сильно толкнул в спину, что я едва удержалась на своих двоих. И не видно ни харра, не понятно, куда хоть бежать.

Внезапно на плечи легла рука, властно прижала к телу и куда-то увлекла. Я лишь опустила голову и стиснула несчастную сумку, глядя исключительно себе под ноги, дабы не споткнуться. Владелец руки прокладывал путь быстро и уверенно, да и чем дальше от площадки, тем свободнее становилось, даже дышать уже легче. Где-то позади гремел возмущенный голос ректора, но я особо не вслушивалась. И подняла голову, только когда утоптанная земля возле площадок сменилась тропинкой маленького парка, начинавшегося сразу за тренировочными точками. Учебный корпус вообще-то немного в другой стороне.

Мы остановились, я посмотрела на нечаянного спасителя и осознала – нет в жизни счастья. Вот нет того удачного стечения обстоятельств, благодаря которым в книгах и фильмах двое встречаются, влюбляются, ну и далее по списку. Нет, и всё тут.

– Ты как? – заботливо осведомился Макс. – Жива? Не сильно бока помяли?

Жива. И даже не сильно помята. Но почему, почему ты не Тим?!

– Что с тобой? – нахмурился парень и протянул было свободную руку к моему лицу, однако я поспешно вывернулась из объятий и отошла на несколько шагов.

– Ничего, – ответила быстро.

– А чё вид тогда, будто пыльным мешком оглушили?

А что не так с моим видом?

– Я не ожидала, – честно призналась я.

– Я тебя искал. Ты ж вроде экскурсию должна мне провести, не?

Должна. Но сейчас на прогулки по академии времени уже нет.

– Нам на занятия пора.

– Лады, погребем на занятия, – покладисто согласился Макс.

– Да, и… – И не хочется, а надо. Всё-таки вывел из толпы. – Спасибо.

– Пожалуйста, – кивнул парень и хитро прищурился. – А награда мне за это будет?

Будет. Сумкой по наглой физиономии!

Я развернулась и направилась к виднеющемуся за деревьями учебному корпусу. Макс последовал за мной, но глупых вопросов, к счастью, больше не задавал.

Во дворе перед центральным входом ожидаемо толпились адепты, и расходиться, судя по всему, не торопились. Поплутав среди народа, возбужденно передающего из уст в уста последние новости, я наконец-то пробилась к Анилу. Размашисто жестикулируя, приятель пересказывал подробности боя соседу по комнате, светловолосому инкубу Хирши, и парочке парней-оборотней со своего курса.

– Анил! – Приблизиться со спины к увлеченному повествованием другу я не рискнула и вклинилась в тесный кружок со стороны Хирши.

– Триш, куда вы с Фео провалились? Нокс победил, представляешь? – затараторил Анил. – Самого Кэйлаша победил! Да этот день запомнить надо! Нет, лучше увековечить в хрониках академии, это же историческая дата! И я был её свидетелем!

– Ты Фео не видел? – перебила я бурные восторги.

– Поверить не могу, что мне довелось при этом присутствовать… Фео? А разве она не с тобой?

Действительно, вдруг подруга рядом стоит, а я её в упор не замечаю?

– Наверное, если бы Фео была со мной, я бы не спрашивала. Я потеряла её в толпе.

– Не знаю, не видел, – растерялся приятель. – Да когда госпожа Хивен пришла, такая давка началась, я и сам насилу выбрался.

– А почему победителя не чествуют? – спохватилась я. Чтобы Нокс да отказался от повышенного внимания и обожания почти половины академии?

– Нокс у ректора, – пояснил Хирши. – Только не думаю, что она там его чествует, четвертует разве что.

– И Кэйлаш тоже, – добавил один из оборотней. – Сдается, доигрался-таки магистр со своими нетрадиционными методами наказания.

– И чё, чувак реально победил? – поинтересовался Макс из-за моего плеча.

– Победил, – с гордостью подтвердил Анил, внезапно огляделся и понизил голос: – Магистр отвлекся.

– На что? – решил уточнить Хирши.

– Это у Кэйлаша спросить надо. Я своими глазами видел, вот как вас сейчас: он прижал Нокса, победа была на его стороне, но магистр неожиданно посмотрел в сторону барьера. Ну, Нокс и воспользовался тем, что Кэйлаш на секунду ослабил контроль над силой, и ка-ак шарахнул. Магистр и опомниться не успел, как оказался на лопатках.

– Со стороны барьера были только зрители, – справедливо заметил Хирши.

Точнее, зрительницы. Тех, кто стоял дальше, с площадки при всём желании не разглядишь.

– И первым рядом одни экзальтированные фанатки торчали, – с досадой добавил второй оборотень.

– Значит, среди нас ходит виновник поражения магистра, – сделал вывод приятель и почему-то ну очень подозрительно посмотрел на меня.

– Я даже ничего не видела, – возмутилась я. – И меня тоже вряд ли было видно хоть откуда-нибудь.

– Так магистр застукал Нокса с какой-то тёлкой возле женской общаги, не? – задумчиво припомнил Макс.

Анил кивнул.

– А чё сам магистр возле общаги потерял?

И что это за грязные инсинуации?

– Может, опять искал некоторых любителей блуждать возле женского общежития? – ехидно предположила я.

– Всё тип-топ было – я в комнате весь вечер был, у меня и свидетели есть, – возразил Макс. – Чё я, дурак, дважды на одном и том же палиться?

А кто тебя знает?

– Пара вот-вот начнется, – попробовала я призвать друзей к порядку, пока разговор не свернул в совсем уж дремучие дебри.

– Да какая пара, когда происходит ТАКОЕ?! – взмахнул руками приятель.

– Как хотите, – пожала я плечами и двинулась к входу.

Поднялась на крыльцо, вошла в здание, пересекла просторный холл, полный гомонящих адептов, взбежала по ведущей в западное крыло лестнице на четвертый этаж и направилась к лаборатории зельеварения. Потянулась открыть дверь лаборатории, однако Макс меня опередил, предупредительно распахнув створку перед моим носом.

– Спасибо, – поблагодарила сухо и шагнула в помещение. – Фео?!

Подруга, уже сидящая за нашим столом возле окна, подняла голову, чуть скривилась при виде моей новой тени. Я торопливо подошла к столу.

– Ты где была?!

– А ты куда пропала? – раздраженно отозвалась русалка. – Специально ведь держала тебя покрепче за руку, чтобы не потерять.

– Извини, – смутилась я. – Хотела глянуть поближе, что там происходило.

– По крайней мере, поздравлять тебя больше не будут, – вздохнула Феонна. – Теперь есть тема и поинтересней.

– С чем поздравлять? – немедленно полюбопытствовал Макс.

– Ни с чем, – огрызнулась подруга.

Я села на второй стул. Парень осмотрел пока пустующую лабораторию и выжидающе уставился на меня. И чего он от меня хочет?

– Сядь куда-нибудь, не стой над душой, – буркнула русалка.

Макс сел. На третий стул за нашим столом.

Хорошие ведьмы должны уметь работать не только поодиночке, но и традиционной триадой, и в ведьмином круге, поэтому ещё на первом курсе нас разбили на тройки. За два года составы троек неоднократно менялись, некоторые девушки переходили от одной группы к другой – не всем удавалось найти общий язык с первого раза и не разойтись во мнениях в дальнейшем, – зато к третьему курсу мы уже точно знали, кому и с кем комфортнее. На многих занятиях мы сидели именно по трое, а столы в лаборатории были рассчитаны как раз на троих. И в нашей тройке свободного места не было.

– Ты куда сел?! – возмутилась Феонна.

– Сама сказала: сядь куда-нибудь. Чё опять не так? – явно не понял парень.

– Всё не так! – неожиданно вспылила подруга. – Проваливай отсюда, здесь уже занято!

– Где написано? – спокойно поинтересовался Макс.

– Сейчас напишу… – угрожающе пообещала русалка. – Тебе где удобнее прочитать: на своей физиономии или можно пониже расписаться?

Что-то Феонна совсем не в настроении сегодня.

– Ведьмы работают по трое и у нас уже есть третий, – попыталась прояснить ситуацию я и тоже оглядела лабораторию, вспоминая, кто какой стол занимал. – Поэтому не мог бы ты пересесть… э-э… вон туда?

Парень проследил за моим указующим взмахом руки, однако новым посадочным местом в заднем ряду не особо вдохновился, по-моему.

– И кто там сидит?

– Никто.

– И чё я, как дурак, буду там сам с собой тусоваться?

– Тебе, наверное, не привыкать… самому с собой, – ядовито и многозначительно ввернула подруга.

– Слышь, рыбка, зарываешься ты что-то, – почти благодушно парировал Макс и с участливой улыбкой предположил: – ПМС, да?

Может, встать и сбежать, пока не поздно? А то, кажется, сейчас эти двое будут убивать друг друга, а я сижу между ними на линии огня.

Дверь открылась и в помещение вошла магистр Лалит со стопкой бумаг в руках. Парень мгновенно вскочил, магистр замерла, удивленно рассматривая единственного свежеиспеченного колдуна в группе.

– Новенький? – с улыбкой уточнила Лалит.

– Максвелл Делван, – представился парень и поклонился. Так церемонно и элегантно, что я ошалело уставилась на это чудо, а Феонна недоверчиво нахмурилась.

– Очень приятно, – кивнула магистр. – Магистр Лалит Падмини, ламия, преподаватель зельеварения и любовной магии, куратор вашей группы В-3. Триша, я слышала, тебя назначили младшим куратором?

– Да, – неуверенно подтвердила я.

– Прими мои поздравления. Должность интересная, но и ответственная.

Про ответственность я уже поняла, а с какого момента должно стать интересно?

– Садитесь, – разрешила Лалит и прошла к своему столу перед доской.

Макс сел. Всё туда же.

Вслед за преподавателем в лабораторию ввалились запыхавшиеся адептки, шумно и торопливо заняли свои места. Только Ксанти осталась стоять возле нашего стола, переводя недоуменный взгляд с нас на посягнувшего на её стул чужака.

Феонна решительно подняла руку.

– Магистр, нельзя ли новичку пересесть куда-нибудь? – спросила подруга. – С нами уже сидит Ксанти.

Лалит осмотрела перешептывающихся и косящихся в нашу сторону адепток, задержавшись на пустом столе у задней стены.

– Максвелл, уступите, пожалуйста, место Ксанти, возьмите свободный стул и садитесь к вашему куратору. Откройте тетрадь и приготовьтесь внимательно слушать и быстро записывать, вам предстоит многое наверстать.

Под не стихающие шепотки и даже хихиканье Макс отправился за стулом, позволив растерянной Ксанти занять её законное место. Вернулся, поставил стул сбоку. Пришлось нам всем вставать, сдвигаться теснее, а мне ещё и поменяться с Ксанти, поскольку светловолосая русалка демонстративно положила свой конспект передо мной и крайне выразительно на меня посмотрела. Нет, ну все хотят, чтобы между ними и новеньким был кто-то третий, а мне оно, значит, не надо?

– Девушки, Максвелл Делван, ваш новый однокурсник, – представила парня магистр. – Искренне надеюсь, что вы будете выше насмешек и пренебрежительного отношения, продиктованных сложившимися в наших мирах стереотипами. Мне, как преподавателю со стажем, отрадно видеть молодых людей, не боящихся перешагнуть через границы условностей.

– Магистр, – подала голос Лэри. – А как же наши триады? Ведь их теперь там четверо.

– Пока Максвелл будет наблюдать, учиться и запоминать, – пояснила Лалит и повернулась к нам. – Допуск к практическим занятиям вы получите только через месяц при условии успешной сдачи зачетов и с одобрения моего и декана факультета морских ведьм. Уверена, Триша поможет вам подготовиться к зачетам.

Кто? Я?! А меня спросить?

– Теперь возвращаемся к теме прошлой лекции «Снятие и ликвидация негативных воздействий любовных зелий». Максвелл, начинайте записывать, пропущенной частью материала Триша поделится с вами позже.

Я достала и открыла конспект. Парень извлек откуда-то из-под полы не заправленной рубашки тоненькую тетрадочку в косую линейку и ручку, пристроил тетрадь на угол стола, нахально вытянул одну ногу на проход и действительно начал писать. Почерк у Макса оказался мелкий, убористый, даже букв не разберешь, не то что отдельных слов, магистру парень внимал с лицом серьезным и почти одухотворенным, с восторгом наблюдая за прохаживающейся вдоль доски преподавательницей. И кто только форму новичку выдавал?! Рубашка откровенно велика, рукава до локтей закатаны, но проблему это не решало. Брюки тоже явно длиннее, чем требовалось, штанины подвернуты выше щиколоток, выставляя на общее обозрение далеко не новые синие кроссовки и желтые в красную полоску носки.

За что мне такое наказание, а?

Внезапно я поймала заинтересованный взгляд Лэри. Девушка со своей тройкой сидела за первым столом в соседнем ряду, мы занимали второй, и периодически Лэри оборачивалась, с любопытством изучая Макса. Заметив, что и я смотрю на неё, девушка ни капли не смутилась и оборачиваться не перестала, только теперь поглядывала и на меня. Хитро и насмешливо.

Харр побери, только нездорового интереса Лэри мне и не хватало! Я постаралась сосредоточиться на теме лекции и мягком певучем голосе магистра, но внимание Лэри всё равно раздражало.

По окончанию пары Лалит уточнила, что на следующем занятии будет лабораторная практика, велела подготовиться как следует и ещё раз напомнила, что Макс пока выполняет роль наблюдателя, что подразумевает подготовку усиленную. И когда надо начинать заниматься с подопечным? Сегодня у нас танцы, сегодня я точно не могу, завтра мы идем в библиотеку, штриховать огрехи плана, а послезавтра…

– Тристен, ты обещала познакомить нас с новеньким.

Только магистр собрала бумаги и переступила порог лаборатории, как Лэри, сопровождаемая верной свитой в лице своей тройки, уже облепила наш стол. Остальные адептки тоже не торопились покидать помещение, с жадным любопытством поглядывая на нас.

– Знакомься, кто тебе не дает, – пожала плечами Феонна и встала. Ксанти потянулась следом.

– Привет, меня зовут Ларинда Вит, – представилась Лэри. – Я из Железного мира, а ты из какого?

Как будто наша вездесущая энтузиастка не успела выяснить данной, несомненно, строго засекреченной информации!

Я кинула конспект и ручку в сумку, тоже встала. Макс, напрочь проигнорировав Лэри, вскочил одновременно со мной, запихнул свою тетрадку в карман штанов, отнес лишний стул обратно и быстрым движением забрал у меня сумку. Какого… какого он творит, в общем?! Парень же взмахом руки указал на дверь, пропустил меня вперед. Чувствуя себя полной идиоткой, я пересекла лабораторию под удивленные взгляды притихших однокурсниц, вышла в коридор. Словно мало позора на мою несчастную голову!

– Какая у нас следующая пара? – поравнявшись со мной, осведомился Макс.

– Техника безопасности, – машинально ответила я. Кажется, и в коридоре все мимо проходящие адепты таращились исключительно на меня. Или это паранойя начинается.

– Кто ведет?

– Магистр Нилам.

– Здесь все магистры огненные дэвы?

– Больше половины.

Внезапно парень поддержал меня под локоть, притянул ближе к себе, уберегая от столкновения с промчавшимся мимо адептом.

– Что ты делаешь? – почему-то шепотом спросила я, с ужасом отмечая косые взгляды. Не то чтобы влюбленные парочки в стенах академии не приветствовались, скорее не поощрялось проявление чувств в учебное время и в учебном корпусе. В выходной, после занятий, на танцах – пожалуйста, и то преподаватели за ведьмами приглядывали повнимательнее. Защита защитой, а экспериментаторов вроде Нокса хватало.

Да и мы-то не влюбленная пара, тьфу-тьфу!

– Стараюсь быть вежливым, – невозмутимо ответил Макс. – Куда идем?

– Третий этаж, аудитория номер восемнадцать, – пролепетала я. Что-то ведь не так, а что именно – никак моим ошалевшим мозгом не ухватывалось.

Мы спустились на третий этаж, дошли до нужной аудитории, причем я даже не смотрела, куда иду, парень сам довел меня до места. Феонна и Ксанти догнали нас уже в аудитории.

– Ну что, малёк, надеюсь, ты осознаёшь, что нажил себе врага? – насмешливо сообщила Феонна.

– Тебя, что ль? – полюбопытствовал Макс.

– Да я просто безобидная золотая рыбка по сравнению с кракеном по имени Лэри, – рассмеялась русалка. – Так откровенно пренебречь вниманием её величества Ларинды Прекрасной, когда она снисходит до тебя, убогого смертного? А ты отчаянный. Самоубийца. Удачи тебе. Триш?

Да иду я, иду.

– Триш, – негромко окликнул парень и, едва я обернулась к нему, вернул сумку.

Мы втроём поднялись к нашему столу, Макс задержался возле подножия лестницы, ожидая, пока мы рассядемся. Ксанти через плечо покосилась на парня и дернула меня за рукав формы.

– Он всегда такой предупредительный? – шепотом полюбопытствовала русалка. – Твою сумку носит, двери открывает?

Какой он?!

– По-моему, он просто выделывается перед Лэри, – возразила Феонна. – Теперь-то она его точно запомнит, а так побегала бы вокруг, побегала да и забыла бы благополучно через недельку.

– Фео, у нас столько внимания от русалов можно дождаться лишь в нерестовый период, – с ноткой зависти напомнила Ксанти, внимательно, изучающе поглядывая на новенького.

Какой период?!

– В отличие от большинства рас, мы не образуем постоянную пару, спарились и забыли. Триш, не бледней – малёк не русал, так что не волнуйся. И я рядом.

– Что вовсе не означает, что он не хочет со мной спариться, – буркнула я.

– Хотеть не вредно. Тем более ведьму.

Макс поднялся к нам, снова занял место возле прохода. В аудиторию вошли адептки из нашей группы. Лэри болтала о чем-то с подружками и не удостоила даже косым взглядом ни нас, ни парня. И ладно.

Техника безопасности и остальные пары прошли, к моему огромному облегчению, без эксцессов и лишнего внимания. Макс вел себя тихо, старательно всё записывал в тетрадь, причем в ту же самую, говорил мало, в наши беседы почти не встревал и к окончанию занятий мы перестали парня замечать. Тем более во время обеда главной темой обсуждения по-прежнему оставались поединок и его участники. Отловив в столовой Анила, мы узнали, что Нокса и Кэйлаша из кабинета ректора выпустили, однако на парах не появился ни тот, ни другой, равно как и неизвестно было, что именно получил каждый в качестве наказания. Кто-то предположил, что Нокса отчислили, а магистру светит перевод из академии в какое-нибудь другое подразделение Департамента, где не потребуется разводить столько церемоний. В отчисление Нокса поверили не все – ещё бы, с его-то обаянием и умением влиять на людей, противоположный пол в частности, – зато поклонницы Кэйлаша клятвенно пообещали устроить коллективную забастовку в случае перевода кумира из стен академии.

После занятий большинство разбрелось по комнатам, готовиться к танцам. Танцы проводились раз в две недели в большом зале на первом этаже крыла сирен. Разумеется, под присмотром нескольких магистров. Алкоголь если и встречался, то лишь пронесенный тайком и в малых количествах – некоторые адепты ухитрялись привозить с каникул в родном мире запас пива или чего покрепче, но, опять же, много не привезешь, охранные заклинания, проверяющие багаж на предмет выявления запрещенного, не дремали. Отдельные гениальные личности баловались самогоном, рискуя вылететь из академии. Лично мне танцы нравились и без дополнительных средств расслабления. Если бы ещё и Тим появлялся там почаще…

Макс без напоминаний сам ушел к мужскому общежитию, мы с Феонной распрощались с Ксанти на втором этаже, поднялись на четвертый и, обсуждая по дороге выбор наряда, направились к нашей комнате. Подруга открыла дверь своим ключом, вошла. Я следом, одновременно захлопывая створку. Внезапно русалка умолкла на полуслове, замерла.

– Нокс?

Я выступила из-за спины Феонны. Парень лежал на кровати и почему-то на моей. Из одежды на худощавом теле наблюдалась только накинутая на бедра простыня, форменные брюки и рубашка валялись неопрятной кучкой в углу.

– А, привет, – небрежно отозвался Нокс. – Я вашей душевой воспользовался, ничего?

Да ладно душевая, но зачем лежать голым на моей постели?! Мне не жалко, конечно, но… но…

– Что ты здесь делаешь? – ошарашено вопросила подруга.

– Укрываюсь.

– От чего? Или от кого?

– Ото всех. Достали, – с вселенской усталостью вздохнул элле.

– Надеюсь, никто не видел, как ты залетал сюда? – Русалка метнулась к окну, прикрыла распахнутые настежь створки.

– Фео, я не первый раз при дворе, правила знаю. Разумеется, никто не видел.

– Если бы знал, не нарвался бы вчера так по-идиотски.

– Это другое дело. Каюсь, увлекся немного.

– Немного? – повторила я.

– Она хоть того стоила? – обернулась к Ноксу Феонна.

– Кто?

– Та ведьма-первокурсница, с которой магистр тебя застукал.

Парень задумчиво посмотрел в потолок.

– Ну-у… Ничего так, на разок.

– Тебя не отчислили? – напрямую полюбопытствовала я.

– Меня? – Нокс перевел взгляд на меня и совершенно обезоруживающе улыбнулся. Трогательная невинная улыбка и в глазах искреннее недоумение «а что такого я сделал?» – Кто меня отчислит? Да, я поступил нехорошо, сознаю свою ошибку и прошу прощения, однако тяжесть моего проступка определенно несоизмерима со степенью наказания, назначенного глубокоуважаемым магистром.

Неудивительно, что девушки таяли под взором парня. Врожденный магнетизм элле обволакивал мягко, ненавязчиво и иной раз оказывался даже сильнее вызываемого инкубами и суккубами влечения. Только меня совсем не впечатлял. Феонну тоже.

– Хочешь сказать, ректор ограничилась устным выговором? И кстати, другую комнату в качестве укрытия выбрать не мог?

– Искать меня у вас никому в голову не придет. – Улыбка сменилась самодовольной усмешкой. – А загладить свою вину я могу посредством посильной помощи адептке Тристен Райан в её нелегком кураторстве.

– Что?! – Я не ослышалась?

– И если я попробую выжить Макса из комнаты, то получу первое замечание. То самое, которое пойдет в личное дело и несколько подпортит мне резюме и дальнейшую карьеру в Департаменте.

Ничего себе заявочки!

– А… – Подруга почему-то помедлила. – А Кэйлаш?

– Не знаю. Госпожа Хивен разговаривала с нами по отдельности. Вы ведь знаете, при каких обстоятельствах я победил?

– Анил рассказал, – кивнула я.

– Кэйлаш отвлекся. Анил не упоминал, что магистр посмотрел в сторону, где вы стояли?

– Нет, – растерялась я.

– Я это понял, только когда тебя, Триш, увидел.

– Ну посмотрел, и что? – передернула плечами подруга и шагнула к моей кровати. – Кроме нас, там ещё куча ваших фанаток была. Давай, вытряхивайся отсюда, нам надо к танцам переодеться.

– Переодевайтесь, что я вам, мешаю?

– Мешаешь, – поддержала я русалку.

– Я уже всё давно увидел и изучил, удивить меня вам нечем, – возразил Нокс.

– Мне всё равно, скольких адепток ты видел без одежды, однако записывать себя в их число я не собираюсь, – попыталась настоять я на соблюдении приличий и добавила: – Нокс, пожалуйста, выйди.

– Ладно. Исключительно потому, что ты сказала волшебное слово, – подмигнул мне парень и наконец освободил мою кровать.

Правда, придержать простыню Нокс и не подумал. Я благодарно улыбнулась в ответ и, пока парень не натянул на себя грязную одежду, постаралась взгляд не опускать.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям