0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » На тонком лезвии клинка » Отрывок из книги «На тонком лезвии клинка»

Отрывок из книги «На тонком лезвии клинка»

Автор: Чернявская Юлия

Исключительными правами на произведение «На тонком лезвии клинка» обладает автор — Чернявская Юлия Copyright © Чернявская Юлия

Ричард присматривался к непонятной девушке. Внешность самая обычная, мало примечательная. Темно-русые волосы, едва достающие до плеч спереди и до лопаток сзади, чуть курносый носик, разве что глаза синие-синие, как небо на закате. Вот только поведение ее ничуть не соответствовало грядущему предназначению. А из глаз не уходит удивление и что-то еще, чему не подобрать определения. Неужели боги ошиблись? Не могли они так поступить с теми, кто все силы положил на защиту их последнего храма? Хотя, это боги, кто знает, что у них на уме.

Между тем жрец покосился за окно. Солнце начало опускаться. Еще немного, и оно скроется за горами. Ричард поднялся из-за стола и подошел к одному и сундуков.

– Что искать собрался? – остановил его жрец.

– Девочке одежду подобрать надо, – игнорируя взгляд Наташи, спокойно произнес рыцарь. – Не тащить же ее в замок в таком виде.

– Да, еще не лето, – вздохнул жрец. – Кой какие вещи тут были, но, сам понимаешь, крестьяне приносили, вид у них… – он не договорил, лишь махнул рукой.

– Какая разница, – пожал плечами мужчина. – Нам бы до замка добраться, а там в печку барахло это отправим.

Жрец равнодушно пожал плечами и поспешил на поиски требуемой одежды. Минут через десять на кровати лежали полинявшие юбка и кофта, большой цветастый платок и непонятного вида обувь.

– Поела? – Ричард подошел к девушке, и, дождавшись утвердительного кивка удивленной происходящим Наташи, перенес ее обратно на кровать. – Переодевайся.

После этого мужчины вышли. Перед тем, как покинуть сторожку, жрец прихватил с собой мешочек и трубку.

– Вот ведь… – Наталья с трудом сдержала рвущиеся выражения. Не успела она разобраться, что к чему, а ею уже командуют. Сбежать бы, да только куда бежать, если она тут ничего не знает. Девушка подозрительно повертела вещи, и, убедившись, что они чистые, одела поверх пижамы – белья ей не предоставили. Едва закрепила при помощи веревок обувь, напоминавшую гибрид лаптей и домашних шлепанцев, то позвала вышедших на улицу мужчин. – Готово!

Ричард вошел и осмотрел девушку. В одежде одной из крестьянок, она почти не отличалась от местных жителей, главное, не вглядываться в ее лицо, могущее сразу выдать, что девушка не местная. Слишком бледной она была на фоне загорелых женщин, и слишком худенькая. Последнее не было чем-то неестественным, но женщины, по большей части, делились на крепких, здоровых крестьянок, которые и в поле пашут, и часть мужской работы справят, и на опухших от голода нищенок без своего угла, перебивающихся случайным куском. А таких, как эта Наташа, можно было увидеть только в городах, пока города еще существовали, да в отдельных замках среди девушек из состоятельных семейств, что не мешало им после свадьбы обзаводиться обширными формами. Мужчина подошел и поправил платок, так что бы он как можно больше скрывал. Пусть случайные встречные думают, что рыцарь тащит в замок бабенку для развлечений. Ему от этого ни жарко, ни холодно, а девушке и подавно. Кто потом узнает в юной воительнице то чучело, которое сейчас перед ним стоит? Если только получится сделать из нее воительницу, тут же поправился Ричард. Только откармливать неизвестно сколько придется.

– Верхом ездить умеешь?

Девушка покачала головой. Мужчина вздохнул. Все получалось сложнее, чем казалось на первый взгляд. А он, было, обрадовался. Девушка ведет себя тихо, спокойно. Не без странностей, но это мелочи. Истерики не закатила, сбежать не пыталась. Впрочем, кто говорил, что будет легко? Боги любят устраивать сюрпризы. И этот раз не оказался исключением. Обнадеживает, что фигуркой она не в крестьян пошла. А раз так, можно попробовать научить. На худой конец, приставит к принцессе помимо этой девушки еще пару охранников. Девчонке достаточно будет выиграть несколько секунд, пока стража вбежит в комнаты.

Рыцарь промолчал, но по его глазам девушка видела, что он не в восторге от ее ответа. Впрочем, он быстро взял себя в руки. Пристегнув к поясу меч и забрав щит, он лишь кивнул ей, приглашая следовать за собой. Наталья вздохнула. Выбора у нее все равно не было, а раз так, проще подчиниться.

Девушка вслед за мужчиной вышла на крыльцо и замерла. Было темно. Перед сторожкой горел одинокий факел, воткнутый в специальное крепление на каменном столбе. К тому же столбу был привязан гнедой конь. Мощное сложение животного ясно свидетельствовало, что оно предназначено для участия в сражениях и с легкостью выдержит не только всадника в полной броне, но и свою собственную защиту. Сейчас же на нем была только легкая попона и седло.

Ричард прислонил щит к столбу, подхватил девушку и посадил ее на коня. Тот даже ухом не повел на действия своего хозяина. Наташа вцепилась в седло обеими руками, боясь, что, как только животное сделает хоть один шаг, она тут же полетит спиной вперед на землю. Рыцарь легко взлетел в седло, принял у жреца щит и как-то закрепил его, чтобы не мешал ни коню, ни людям. Потом одной рукой обнял девушку, второй потянул поводья, и конь побрел в сторону смутно выделявшегося на ночном небе замка.

Наташа осторожно рассматривала местность, по которой они ехали. Полная луна успела подняться достаточно высоко и залить своим светом долину. Далеко по обе стороны к небу поднимались то ли холмы, то ли лес, то ли поросшие лесом холмы. Впереди, на невысоком холме, чернел замок, очень похожий на те, что она видела в Европе. Девушка отчетливо различала две большие крепостные башни, по центру мощные ворота, и огромный донжон за ними. Даже на расстоянии сооружение поражало своими размерами. Впрочем, долго изучать его Наталья не стала, справедливо решив, что успеется, и переключила внимание на деревеньку через которую им предстояло проехать.

Собственно на фоне замка деревня смотрелась неуместно, как если бы на Красной площади сняли брусчатку и выстроили деревенские времянки. Тесные хибары из непонятного материала, а, скорее всего, просто сплетение веток, обмазанное снаружи глиной, крытые соломой, плетеные, кое-где покосившиеся заборы, навесы со сваленными под ним инвентарем, дровами и прочим добром, которое не вмещалось в домики. В центре деревни дома были больше, богаче. На окраинах – совсем развалюхи. На одном из таких «богатых» домов скрипела вывеска. Рассмотреть в темноте картинку не получилось, но девушка не сомневалась, что это местная таверна.

За деревенькой раскинулись то ли луга, то ли поля. Собственно в темноте они угадывались только по тому, что часть долины была ровной. Разве что кое-где стояло одинокое дерево, призванное давать работникам тень днем. Что было с другой стороны дороги, Наташа посмотреть не решалась, слишком страшно было в ее положении повернуться. До этого весь ее опыт верховой езды сводился к кругу по загону в зоопарке, когда рядом идут мама с папой и придерживают за ноги, а коня ведет специальный человек. А тут непонятно что к чему. Хорошо, если просто сон, а если нет? Падать тогда будет очень больно.

Ричард про себя усмехнулся, отметив интерес девушки к пейзажу, потом тронул коня каблуками, заставляя того прибавить скорость. Плестись шагом до самого замка ему не хотелось. Тем более что это выбивалось из образа, который он старался играть. Наташа ойкнула и вцепилась в его руку, на что мужчина только улыбнулся. Все правильно. Так даже лучше. Там они смогут избежать подозрений. И не придется опасаться, если станет известно, что Ричард Атчер вернулся в замок ночью в обществе какой-то девушки-селянки. И, тем более, никто не станет интересоваться, куда эта девушка делась потом: так и осталась в замке, отправилась бродяжничать на свой страх и риск, а то и вовсе была брошена на дно рва на прокорм тамошним обитателям. Ров-то у замка достаточно глубокий, а обитатели любят мясо. Попробуй, найди кости тех, кто вызвал неудовольствие обитателей замка.

Наташа с ужасом сидела на коне, мысленно повторяя «Отче наш», в надежде, что она-таки доберется до замка живой и невредимой. А еще приходила мысль, что это не сон. Потому что во сне ты не чувствуешь всех «прелестей» скачки, тебя не укачивает, не подбрасывает в седле, не трясет и много прочих не. Раз она все это ощущает, значит, это не сон. Значит, она умерла в своем мире, и оказалась здесь. Девушка вздохнула. Главное, родители дали ей слово. Она успела сделать так, что они не останутся одни. А сама она как-нибудь устроится. Переживать же и плакать будет, когда окажется на месте.

Замок постепенно приближался. Вот уже конские копыта ступают по мощеному камнем подъезду к мосту. Наташа бросила быстрый взгляд вниз и удивилась. Она ожидала увидеть обычный булыжник, но вместо него лежали ровно пригнанные каменные плиты, на вид гладкие. А потом конь ступил на настил моста, и тут девушка дала себе слово при свете дня посмотреть, что же это за материал такой. Не камень, не железо и не дерево. Что-то странное.

Копыта коня процокали по странному покрытию моста, потом по мощеному камнем двору, после чего животное вошло в какое-то помещение и остановилось. Ричард спустился на землю, помог слезть своей спутнице, и куда-то ушел. Наташа осмотрелась, но ничего, кроме дверного проема, не увидела. В помещении царила кромешная тьма, отчего Наталье стало неуютно. Обоняние тоже отказывалось помогать. По логике, это должна была быть конюшня, но девушка не чувствовала никаких запахов. Оставалось надеяться, что, вернувшись, рыцарь все объяснит.

Вскоре действительно раздались шаги, на этот раз двух человек. Вскоре появились и они. Незнакомый мужчина нес факел. Он же молча подхватил поводья, и повел коня вглубь построек. Сам Ричард взял девушку за руку и тоже повел, только в противоположном направлении. Сколько времени и куда они двигались, Наталья не понимала. Попытка считать шаги ничего не дала, поскольку девушка запуталась в подоле длинной юбки и чуть не упала. Как в этом лабиринте ориентировались другие, она могла только догадываться. Но вскоре можно стало различить слабый свет, а, повернув еще раз, они вышли к двери, возле которой горел факел, и стояла охрана.

Мужчины подобрались и положили руки на эфесы клинков, но, увидев Ричарда, позволили себе расслабиться. Рыцарь лишь кивнул в ответ на вопросительный взгляд одного из них. На этом все их общение закончилось. Приоткрыв дверь, он пропустил девушку вперед, в темноту, после чего вошел сам. С тихим хлопком створка захлопнулась. И тут же в помещении, куда они попали, вспыхнул яркий свет.

Девушка зажмурилась, а стоявший рядом рыцарь усмехнулся. Когда зрение немного восстановилось, девушка развернулась к мужчине.

– А предупредить нельзя было?

Он лишь равнодушно пожал плечами. Наталья мысленно зашипела, но предпочла промолчать. Одно дело ругаться, если это сон. Тогда можно рассчитывать, что все сложиться как в любимых книгах Таньки. А если она на самом деле здесь, тогда лучше не ссориться. Еще успеет высказать все, что думает. Только освоится сначала. А когда появятся пути к отступлению, тогда и будет качать права.

Пока Наталья кипела от недовольства, Ричард успел пересечь холл и стоял на середине лестницы, поджидая девушку. Вздохнув, она подобрала подол юбки и поспешила за ним. Еще не хватало заблудиться в замке. Неизвестно, для чего ее привезли. Одно дело – на ночь или несколько. В таком случае она точно выскажет все, и лицо расцарапает так, что мать родная не узнает. Совсем другое, если им от нее нужно что-то иное. И лучше бы правдой оказался второй вариант.

В сомнениях девушка догнала мужчину и пошла за ним. Едва они поднялись наверх, освещение в холле погасло также внезапно, как и зажглось. Вместе с тем в коридоре зажглись светильники. Наташа тут же притормозила около одного и стала рассматривать. По форме это был полукруг, крепящийся плоской частью к стене. Свет, излучаемый им, был белый. Девушка попыталась заглянуть между лампой и стеной, но ничего не увидела. Словно часть светильника была вделана в стену.

– А как оно? – она вновь посмотрела на рыцаря.

– Нам тоже интересно, – спокойно произнес Ричард. – Пойдем.

Девушка молча поплелась за мужчиной, продолжая коситься на странные лампы, загоравшиеся при их приближении, а едва они удалялись на достаточное расстояние, выключавшиеся. Если дома она могла объяснить все датчиками движения, то в этом мире подобное объяснение казалось фантастическим. При всем своем желании Наталья не могла поверить, что технологии достигли такого уровня. Во всяком случае, она еще не видела подтверждения оному. Напротив, казалось, что ряд достижений был утерян. Чего только стоила монументальность сторожки, и грубость посуды и мебели.

– Это магия? – вопрос вырвался прежде, чем Наташа сообразила, что произнесла.

– Магия, – вздохнул Ричард. – Точнее то немногое, что от нее осталось, – быстро уточнил он, заметив интерес на лице девушки.

Наташа вздохнула. С одной стороны, это уточнение все ставило на свои места, с другой – возникало еще больше вопросов. А ну как ее вытащили в этот мир, чтобы она вернула им магию. Может, и у девушки даже руки зачесались от такого предположения, она будет учиться волшебству. Мало ли, что магии больше нет. Должны были остаться учебники, какие-нибудь книги заклинаний, рецепты зелий. Да мало ли чего там еще. Было бы здорово. Это же совсем как в книжках будет.

За такими мыслями Наталья даже не заметила, как идея, что все вокруг – только сон, уступила место пониманию, что это на самом деле. А когда заметила, то довольно отстраненно решила, что пусть так. Все равно дома ее не ждало ничего хорошего, даже если бы она вышла из больницы. Пусть все идет своим чередом, а там будет видно.

Между тем они остановились около одной из дверей. Ричард открыл ее, и пропустил девушку внутрь. Наташа вошла и, едва зажегся свет, осмотрелась.

Комната была просторной, с каменными стенами и полом, по центру которого лежал большой, изрядно потертый ковер. Каменный же потолок, без каких либо изысков, словно кто-то положил массивную плиту на стены. На самих стенах висели столь же потертые, как и ковер, гобелены. Рассмотреть изображения было практически невозможно. Окна забраны толстыми решетками. Ставни отсутствовали, но девушку порадовало толстое стекло. Ричард, заметив ее полный интереса взгляд, подошел к окну и задернул тяжелые шторы.

По центру левой стены стояла большая кровать, правда без балдахина, который сопровождал все спальные места на протяжении всего средневековья, да и позднее. Означало это одно – можно было не опасаться, что ночью с потолка шлепнется какой-нибудь жук, или иное насекомое. Перед окном – большой стол с массивным стулом. Остальное пространство вдоль стен занимали два больших сундука и стойка для оружия, что удивило и порадовало девушку. Между кроватью и стеной стояла ширма того же темно-серого цвета, что и стены. Наташа поморщилась. Вот они удобства.

– Если что-то понадобиться, дерни за шнур, – Ричард обратил ее внимание на широкую веревку, свисавшую с одного гобелена. – Если по нужде понадобится – дверь в конце коридора слева, ну или сюда посуду принесут. Мыться можно внизу, там вода горячая, только не долго, желающих много.

– С-спасибо, – тихо пробормотала девушка. Неожиданно, но приятно.

– Если проголодалась, говори сразу, я распоряжусь, тебя покормят, – продолжил мужчина. – С одеждой будем завтра разбираться, равно как и с тем, что нам от тебя надо.

– Нам? – не сдержалась Наташа.

– Нам, – рыцарь обвел рукой стены, показывая, что он имел в виду обитателей замка. – Думаешь, стали бы мы просто так тревожить богов, чтобы они вытащили обитательницу другого мира.

– Значит, умерла, – тихо произнесла девушка. Последняя надежда на то, что ей все приснилось, дернула ножкой и скончалась.

– Что? – не понял Ричард.

– Не важно, – не будет же она рассказывать ему обо всем, что предшествовало ее пробуждению в этом мире. Главное, успела о родителях позаботиться.

– Так что с едой? – по-своему истолковал ее молчание мужчина.

– Немного, – не стала спорить девушка. – И воды, или сока, ну или отвара, что тут у вас.

– Я понял, – он подошел к двери. – Устраивайся. Тебе принесут. На ночь запрись. К окнам лишний раз не подходи. Мало ли кто там окажется.

Наташа поежилась. Попала, так попала. Девушка только собралась задать пару вопросов, но Ричард уже покинул ее комнату. Вот и как тут оставаться, когда такие новости. И летает всякое разное, и крестьян боятся. Да куда она вообще попала, и что тут происходит? Не окажется ли, что куда лучше было валяться в больнице, пусть и обрубком человека, чем вернуть все конечности, но оказаться непонятно где и непонятно зачем? Впрочем, со всем этим ей придется разбираться утром.

Девушка пожала плечами, потом обошла комнату. Заглянула за ширму – там стояли небольшой пуфик и вешалка. Значит, место, чтобы можно было переодеться, когда в комнате посторонние. Что ж, пусть так. Мало ли какие беседы придется вести.

К тому моменту, как пришла служанка с подносом, Наташа успела сначала накрутить себя, а потом успокоиться.

– Закройтесь, эмиара, – напомнила ей женщина, и покинула комнату.

Девушка посмотрела на большой засов, потом кивнула себе и задвинула его. Если организм потянет на прогулку – откроет. А нежданных гостей ей точно не надо. Тут же пришло понимание – она не спросила, как отключить свет. Ну да ничего, в больнице не сильно ей освещение мешало. Хочешь спать, и не в таких условиях ляжешь. Отключалась же она в самолете, да и в перерывах между тренировками случалось покемарить. Ночь потерпит, а утром будет время вопросов.

***

Ричард остановился около двери комнаты, где предстояло жить девушке, и прислушался. Вроде тихо. Нет, что-то все-таки там происходит. Но, судя по звукам, то ли тихо сама с собой разговаривает, то ли так же тихо плачет. Раз так, хорошо. Если бы громила комнату, или была полная тишина, пришлось бы вмешиваться, светить тайный ход. А раз все в меру спокойно, значит все в пределах допустимого. Пусть поплачет, смирится со своей участью, а утром будет серьезный разговор. Остается надеяться, что она адекватно отреагирует на его предложение. Не хотелось бы, чтобы боги ошиблись.

Решив, что ситуация не требует его вмешательства, рыцарь отправился проверять караулы. А после и самому надо ложиться. Время позднее. Завтра придется рано вставать, чтобы успеть сделать все запланированное. Предупредив караульных, чтобы его подняли на рассвете, мужчина отправился в свою комнату. Надо будет поговорить с сенешалем, чтобы тот переселил его куда-нибудь поближе к девушке. В том, что за ней придется присматривать, мужчина не сомневался. Слишком хорошо он знал обитателей замка.

 

Утро началось с громкого стука в дверь. Наталья нехотя выпуталась из одеяла, натянула поверх пижамы вчерашнюю одежду и поплелась к двери. Удивляться не пришлось, ибо там оказался Ричард собственной персоной.

– Доброе утро, – тихо поприветствовала его девушка, отступая в сторону.

– Доброе, – кивнул ей мужчина, оглядывая помещение. – Ты так и спала со светом?

– Ну да, – девушка вернулась к кровати и села. – Вы же не сказали, как его отключить. А у служанки я спросить забыла. И да, почему все так настойчиво советовали мне запереться? Неужели тут так опасно? Могли бы и оружие хоть какое тогда оставить.

– Да нет, опасного ничего нет, – мужчина передернул плечами. – Просто новое незнакомое место, чужие люди. Мало ли как ты себя накрутишь. А так будешь думать, что дверь закрыта и к тебе никто не попадет.

– Психологи, блин, – тихо буркнула девушка.

Рыцарь предпочел сделать вид, что не расслышал ее фразы. Звучало, вроде и оскорбительно, но кто его знает, каких богов поминает их избранница.

– Что касается света, да, виноват, забыл рассказать, – Ричард попытался изобразить на лице раскаянье, правда безуспешно. – Для нас это норма жизни, вот и не думал. Запоминай. Три медленных хлопка, – он трижды медленно но громко хлопнул в ладоши и свет погас, – выключают свет, три быстрых включают. Попробуй сама.

Наталья быстро хлопнула в ладоши, и комната вновь озарилась светом. Потом три медленных хлопка, и освещение погасло. Правда, у девушки свет горел не столь ярко.

– Чем тише ты хлопнешь, тем темнее будет, – прокомментировал ее недоумение мужчина. – С этим разобрались. Обувайся. Пойдем к швеям, подберем тебе одежду на первые дни, пока они подготовят все необходимое.

– Сейчас. Только по тому адресу, что ты вчера указывал, загляну, – девушка быстро закрепила на ногах псевдолапти и поспешила по коридору.

Ричард удивленно посмотрел ей вслед. Вроде, вчера лишнее слово сказать боялась, а сегодня освоилась что ли. Или не освоилась, просто перестала бояться. Странно все это. Кого же им боги подбросили? Ну да чего тут гадать. Тем временем девушка успела вернуться.

– Я готова, – бодро оповестила она его.

Мужчина пожал плечами своим мыслям и повел ее в соседнее крыло, где располагались мастерские.

 

Швеи занимали большое помещение на втором этаже, выходящее окнами на юг. Огромные окна от пола до потолка были призваны пропускать много света, который отражался в зеркалах на противоположной стене. Вот только массивные металлические решетки портили весь вид. Но даже они не скрывали широкий балкон, тянущийся с внешней стороны замка. Возможно, изначально у этого зала было иное назначение. Наташа быстро осмотрела колонны, встроенные в стены, уютные ниши, в которые так и хотелось поставить диваны и кресла, но вместо которых были свалены рулоны тканей, деревянную лестницу, уводящую на небольшой балкон вдоль одной стены, где просто обязан был размещаться небольшой оркестр. Пол под ногами застелен коврами, такими же не новыми, как и в ее комнате, но около одной из стен виден кусочек деревянного паркета. Бальная зала, ни больше, ни меньше.

– Невероятно, – тихо прошептала девушка, но Ричард услышал.

– Что невероятно? – равнодушно поинтересовался он.

– Этот зал, – Наталья с трудом сдерживала желание внимательно осмотреть помещение, заглянуть под ковры, чтобы убедиться в своих подозрениях. – Это же бальная зала? Я видела такие дома, в разных музеях.

Ричард предпочел и на этот раз не отреагировать на незнакомые слова. Девушка с первого взгляда распознала суть помещения, которое уже долгие годы не используется по своему назначению. Кто же она такая, избранница богов?

– Да, ты права, – сухо подтвердил он ее догадки. – Когда-то здесь давали балы. Но это было очень давно, до того, как магия ушла. Все вопросы потом, – заметил он блеск в глазах девушки. – А лучше я дам тебе хроники. Сама все прочитаешь, а что не понятно будет, потом кто-нибудь пояснит. Все равно тебе нужно будет много учиться. Сейчас займемся делом.

Мужчина осторожно подтолкнул девушку в объятия швей. Какое-то время они крутили ее во все стороны, снимая мерки и делая пометки в маленькой книжечке. Потом одна из них отошла и долго копалась в сундуках, после чего вернулась с ворохом рубашек, штанов и платьев, который и предложила девушке на первое время. Наташа покосилась на Ричарда. Тот равнодушно пожал плечами и отошел к одному из окон. Словно он женщин не видел? Да они даже если до белья разденутся, все равно ничего не разглядишь.

В следующий момент до мужчины донеслись удивленные оханья женщин, и он повернул голову, чтобы понять, не случилось ли чего. И тут же поспешил отвернуться. Оказывается, не зря эта девчонка смущалась. У нее под пижамой практически ничего нет. Не считать же те лоскутки на попе одеждой? Видимо, именно это и вызвало такое удивление у швей. Ричард хмыкнул и прислушался. Да, девушка спорила с ними, отказываясь надевать тот ворох ткани и кружев, кой носили все женщины, требуя предоставить ей материалы, дабы она могла сама сшить себе привычные вещи.

– Представьте себе, умею, – донеслось до рыцаря возмущенное восклицание. – Все равно я не собираюсь каждому встречному позволять лазить к себе под платье.

Так, кажется, пора брать ситуацию обратно под свой контроль.

– Вы еще долго там, – немного повернувшись, поинтересовался Ричард.

– Скоро, – отозвалась Наталья, быстро влезла в штаны из мягкой кожи и черного цвета рубашку. – Можешь поворачиваться.

Ричард внимательно осмотрел девушку. Что ж, выбор его радовал. Конечно, он привык видеть женщин в иной одежде, но Наташа нужна ему для определенных целей, значит, и выглядеть должна не как все.

– Сошьете ей пару платьев на выход, – распорядился рыцарь, и женщины согласно закивали, – брюки, рубашки, как на весь гарнизон, разумеется, по ее фигуре. Белье, какое нашей гостье удобно будет. И не спорьте, – добавил он, подпустив в голос строгости.

Женщины напомнили девушке китайских болванчиков, согласно кивающих на каждое слово мужчины. Хотелось даже рассмеяться, но Наталья справедливо решила, что не стоит портить с ними отношения.

– Теперь ты, – переключил он свое внимание на девушку, отчего она резко уставилась на носки своей обуви. – Верно смотришь кстати, пойдем дальше, подберем тебе сапоги.

Девушка кивнула, старательно скрывая довольный блеск в глазах. Новая обувь ей очень нужна, не ходить же в этом убожестве, которое вот-вот развалится. Впрочем, удовольствие продлилось недолго, поскольку желудок напомнил, что она со вчерашнего дня ничего не ела. Но рыцарь о еде не вспоминал, а она предпочитала пока не напоминать. Кто знает, как он реагирует на вопросы не по делу. Пока же оставалось следовать за ним и надеяться, что путь будет не долгим, поскольку левый лапоть собирался приказать долго жить.

Впрочем, далеко идти им не пришлось. Сапожник занимал соседнее с залом помещение, большая часть которого была скрыта сундуками, коробами, мешками и прочими емкостями, в которых лежали ткани, кожи, меха, разнообразные железяки и железячки и много чего еще.

– Сэр, – поприветствовал он Ричарда, не отрываясь от работы.

Тот лишь кинул и выдвинул вперед девушку. Сапожник усмехнулся в рыжие, тронутые сединой усы, и внимательно осмотрел Наталью, скривившись, когда увидел, что у нее на ногах.

– И что желает эта особа? – поинтересовался он.

– Сапоги, – задумалась девушка. – Одни на среднем устойчивом каблуке, еще одни без каблуков. Еще туфли, ботинки, ну и что там еще требуется приличной девушке.

– Вот как, – сапожник еще раз внимательно осмотрел ногу клиентки, потом внимательно посмотрел на рыцаря, и поплелся куда-то за стеллаж с небольшими плетеными коробами. Когда же он вернулся обратно, то протянул Наталье пару сапог. – Ну-ка, примерь.

Наташа послушно натянула сначала один сапог, потом второй.

– Немного великоваты, – сделав несколько шагов, произнесла девушка, но если еще один носок надеть, то будет нормально.

– Великоваты немного, – мужчина задумался, потом решил, – ладно, бери пока эти, все равно меньше у меня нет. А вот остальное буду шить. Сейчас снимай и вставай сюда.

Девушка послушно выбралась из обуви и встала на доску. Мужчина споро обвел ее ноги угольком.

– Все, можешь обратно одевать.

Девушка с широкой улыбкой вновь надела сапоги. Черные, плотно облегавшие ноги поверх брюк, довольно мягкие, но при этом хорошо фиксировавшие ногу. Только спортсмены могут оценить такую обувь по достоинству.

– Вот теперь ты похожа на человека, – после внимательного осмотра, вынес свой вердикт Ричард. – С волосами бы еще что-нибудь сделать, да и откормить тебя не помешает.

– А чем тебе мои волосы не нравятся? – оказавшись в коридоре, возмутилась Наталья. Спорить по части откармливания она не думала. И так всегда была худенькой, а после больницы тем более. Словно кто-то заново перераспределил ее массу, восстанавливая утраченные части тела. – Нормальные волосы. Дашь расческу, будет порядок.

– Нормальные? – рыцарь продемонстрировал ей две пряди разной длины и цвета. – Это ты называешь нормальным?

– Разумеется, – девушка пожала плечами. – Когда надо, можно в хвост собрать, а так модная прическа. Я за нее в салоне три тысячи отдала.

– Сколько? – мужчина закашлялся, подавившись воздухом. А девушка запоздало подумала, что у них тут иная стоимость денег. Но не стала ничего уточнять. Пусть считает ее прическу хоть золотой, хоть бриллиантовой.

– Вот и папа так реагировал, – равнодушно пожала плечами Наташа, мама вообще афрокосы предлагала, чтобы мне на соревнованиях меньше мучиться. А это и вовсе десятку стоило.

– Чувствую, я должен радоваться, что у тебя на голове именно такая прическа, – наконец заговорил рыцарь.

Девушка только неопределенно пожала плечами.

– А меня кормить будут? – задала она насущный вопрос.

– Точно, – Ричард даже хлопнул себя рукой по лбу, – так я и думал, что о чем-то забыл. Совсем забегался.

Наталья хихикнула. Ну, точно как папа, когда с ней маленькой оставался. Или накормить забудет, или не причешет, или платьице задом наперед наденет. Что с них, с мужчин, возьмешь. На очередной недоуменный взгляд рыцаря девушка вновь пожала печами и покачала головой, от чего более темные пряди вновь закрыли собой светлые, и рыцарь понял, почему сразу не разглядел второй цвет. Хватит, и так наговорила лишнего в процессе обсуждения.

– Идем кормиться, – мужчина подхватил ее за руку и повел куда-то вниз, явно ниже первого этажа.

– А куда мы, – рискнула поинтересоваться Наталья.

– На кухню, – Ричард с удивлением посмотрел на нее. Действительно, куда еще они могли пойти. В столовой давно никто не ел, обитатели замка или в комнатах питались, или внизу.

– Ага, кухня, – девушка на миг задумалась. – Ты говорил, что рядом и моются?

– Да, показать?

– Обязательно, – Наташа энергично закивала головой. – А еще такой вопрос, чем вы зубы чистите? И куда потом полотенце, или что оно у вас там? И…

– Понял, понял, сейчас все покажу, – мужчина даже приподнял руку, словно закрываясь от потока вопросов невидимым щитом. Послали же боги избранницу. – Вчера ты тише была.

– Вчера у меня был шок, а сегодня любопытство проснулось, – расплылась в улыбке девушка. – К тому же я тут ничего не знаю, а мне, как я поняла, жить именно здесь. Или вы меня в другое место переправите?

– Нет, никуда тебя переправлять мы не будем, – Ричард остановился у двери, на которой была вырезана ветка дерева и постучал. Открыла ему женщина лет пятидесяти.

– Добрый день, мастер Дик, – поприветствовала она мужчину, – чем могу помочь?

– Это новая обитательница нашего замка, Наташа. Покажи ей, что тут как.

– Ди-и-ик, – внимательно посмотрела на него женщина.

– Марта, – возмутился он.

– А то я тебя не знаю, – и Марта с притворной строгостью пригрозила рыцарю кулаком. – А ты проходи, милая. Надолго ты к нам.

– Не знаю, – в который раз за день Наталья пожала плечами. Кажется, этот жест становится привычным.

 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям