0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » (Не) его женщина или ведьма для альфы » Отрывок из книги «(Не) его женщина или ведьма для альфы»

Отрывок из книги «(Не) его женщина или ведьма для альфы»

Автор: Сапфир Ясмина

Исключительными правами на произведение «(Не) его женщина или ведьма для альфы» обладает автор — Сапфир Ясмина Copyright © Сапфир Ясмина

Пролог

 

Тэнна истекала кровью, то приходила в сознание, а то отключалась опять.

Не помогали ни тугие повязки, ни снадобья, ни целебные примочки.

Белье на кровати меняли уже раз пять. Без толку. Не проходило и минуты, как белые простыни и одеяла покрывались бурыми разводами.

Стоило вытереть рубиновые капли с пола, как они появлялись заново.

Даже у оборотня есть свой предел прочности, не смотря на мощную регенерацию и выживаемость. Даже двусущего можно убить…

Вулкан выругался. Грязно, не сдерживаясь.

Какого Велеса! Зачем девчонке понадобилось идти на бои! Да еще и за звание беты!

Выиграй она схватку, все равно сказали бы – брат взял сестру по блату. Проиграй –протеже вожака слабачка. И непременно добавили бы: не те уже Грагонты, совсем не те. Вот раньше этот клан был силен. Не то, что нынче…

Дура! Однозначно дура!

Вулкан жестом приказал знахарке отойти от Тэнны. Бессмысленно суетится и только мешает. Андала – вот кто нужен.

И она обещала явиться. С минуты на минуту. Так полагал Вулкан.

Вожак метался из стороны в сторону, пугая ллэнгов – элитных охранников альфы. Матерых, как на подбор: выше двух метров, мощных и поджарых. Каждый завалит двух любых оборотней, не напрягаясь. С троими справится почти шутя…

Знахарка – Лейталла, сухощавая тренарка, немного нескладная, с коротким ершиком темных волос посмотрела на альфу вопросительно.

Мол, может я все же попробую?

Вулкан задумался. А что если Андалу отвлекли? Если у нее другой, срочный вызов? Мало ли оборотней на Зейталле? Вдруг так сталось, что и у других сезонные бои? Время-то самое подходящее. Разгар лета… Гормоны ударяют в голову, кровь закипает в венах…

Вулкан почти согласился, когда в холле первого этажа раздался голос Андалы.

– А ну, прочь! Это элетта! Лечит при помощи рук. Моя новая помощница в самых тяжелых случаях!

Рычание ллэнгов дало знать Вулкану, что охранники еще думают – впускать неизвестную знахарку или же нет.

– Дорогу! – рыкнул вожак.

Иногда слишком бдительная защита оборачивается только проблемами.

Вулкан косился то на сестру, то на дверь. Наконец та распахнулась и в комнату вошла Андала, в сопровождении незнакомой вожаку женщины.

Невысокая, ладная, фигуристая… Сладкая, вот что сразу приходило в голову… Большие раскосые темные глаза и волосы – каштаново-рыжие, они словно меняли цвет в зависимости от освещения… Вытянутое лицо и черты – одновременно кукольные и женственные…

Рядом с ней скуластая, крепкая, остроносая Андала, красотка вообще-то, выглядела просто блекло…

Вожак сглотнул, в глотке резко пересохло, а взгляд так и прилип к помощнице знахарки.

Велес! Вот уж не думал Вулкан, что так встретит свою пару…

И уж никак не предполагал вожак, что на единственной в его жизни женщине будет отчетливо ощущаться чужой запах. Запах мужчины, которому она принадлежала…

 

Глава 1

 

Нелея (Нел)

 

Утро в поселке пахло одуванчиками, малиной и медом. Летнее солнце уже припекало. Я отлипла от компьютера и пошла заваривать чай, когда услышала призыв Андалы.

– Нель свах эйран!

На языке измерения Зейталла нечто вроде «Ты нужна срочно».

Я телепатически связалась с наставницей.

«Это настолько не терпит?»

«Да».

«Вопрос жизни и смерти?»

«Да».

«Ладно. Иду».

Ох, не судьба мне сегодня попить чай и спокойно отдохнуть…

Только-только проводила сына в школу, а мужа – на работу. И на тебе!

Нужно опять куда-то спешить.

Я переоделась в свободные трикотажные брюки с футболкой и взяла на самокат для взрослых. Пока дойду до входа в Зейталлу, пол часа потеряю, не меньше. Значит, нужен быстрый транспорт.

Чирк, чвок – ключи повернуты в замке. Дом заперт. Шкррр. Уехали ворота. Шкрр… Закрылись.

Шуркх! Вперед, по поселковой земляной дороге.

Пока неслась по безлюдному коридору из заборов – пожарному проезду – вспоминала, как вообще вляпалась в эти приключения и стала элеттой. Целительницей, что лечит наложением рук…

Неплохой заработок, не пыльный, в принципе. Только в параллельном измерении, куда никому из нашего нет ходу. Да и жители Зейталлы не в силах пробиться к нам. Только некоторые. И то в исключительных случаях.

А начиналось все с дурацкого дня, который запечатлелся в памяти на всю жизнь… Хотя прошло уже почти семь лет…

***

День не заладился с самого утра.

Осенние тучи хмурились с неба, грозя разразиться проливным дождиком. С ночи поднялся ветер и свирепо перебирал кроны деревьев, будто собирался придать им новую форму.

Миша, мой сын, опять проспал и теперь впопыхах собирался в школу. Хватал учебники, ручки, тетрадки, на ходу надевал штаны.

Совсем взрослый!

Я приобняла парнишку, прижала к себе, и он чмокнул меня в щеку.

– Хорошего дня! Не скучай мама! Удачно тебе сходить к стоматологу.

Брр… Напомнил! Я тяжко вздохнула.

Ленар, мой муж спустился с лестницы уже одетый. Важный такой, серьезный. И мне почему-то захотелось его участия… Мы давно не были близки, как прежде. Когда обнимались просто, чтобы почувствовать друг друга. Разговаривали, чтобы узнать, как у кого дела… И сидели рядом, просто, чтобы радоваться, что мы вместе…

Мы отдалились. Как и почему, я не понимала.

Ленар не изменял мне, впрочем, как я и ему. Но… наше семейное счастье как-то потускнело. Как старая замызганная лампа, которая когда-то просто слепила, заставляла щуриться, а вот теперь едва освещает меньше половины комнаты.

– Я к зубному… – пожаловалась я.

– Ну и что? – Ленар не отреагировал.

– А где поддержка?

– Ой! То же мне проблема!

– Не надо так с моей мамой, – вступился Миша.

Я снова обняла сына и молча поднялась наверх.

Вроде бы ничего не случилось. Ничего страшного, катастрофического. Муж не напился, я не застукала его с другой женщиной… А настроение резко упало. Как будто «наша ячейка общества», столь тщательно склеиваемая в последние годы, дала очередную трещинку.

…Зубной очень долго ковырялся в моей любимой семерке. Пришлось просить еще анестезию.

Домой я приехала совершенно разбитой, уставшей и нервной. А тут еще этот таксист! Ну надо же было высадить меня в пожарном проезде, откуда к нашему дому можно попасть только, перелезая через забор!

У меня не оставалось сил спорить и ругаться. Я заплатила и побрела в обход.

Богатые кирпичные ограды нуворишей так и кричали о догоровизне и помпезности. Простенькие рубероидные заборы тех, кто победнее, вроде нашей семьи, серебристыми лентами уходили назад…

Небо пошатнулось, дрогнуло и полился дождь. Ну да… Беда не приходит одна. Я прикрыла голову сумкой и побежала. Споткнулась, полетела вперед и врезалась в забор.

Попыталась отдышаться. Когда вдруг провалилась куда-то…

Прямо сквозь камень богатой ограды…

Первое, что увидела – веселое солнечное небо над головой, зеленую травку под ногами и… женщину… или девушку?

Возраст незнакомки я так и не определила.

Высокая, статная, с копной черных волос и хищным, но красивым лицом, она сразу притягивала взгляд. Пышная черная юбка незнакомки чем-то напоминала цыганскую, облегающая алая блузка дополняла образ девушки из табора.

– Мм… Наконец-то вихрь измерений принес нам нечто полезное, – усмехнулась она… – Идем, эллекта…

Я встала и пошла. Не спрашивая – куда и зачем. И почему-то не желая останавливаться.

Притормозили мы посреди дремучего леса, возле гигантского дуба. Такой и десятерым баскетболистам не обхватить. Незнакомка сделала несколько пасов руками и… в стволе дерева открылась дверца.

Мы вошли…

Хм… Обычная прихожая. Культурно все так, цивилизованно.

Зеркало, рогатина для верхней одежды, полочка для головных уборов, сидушка с перекладинами для обуви…

Паркет из красно-коричневого дерева под ногами, светильники над головой.

– А ты чего ожидала увидеть? Зелья? Маринованных лягушек? Мертвые головы в банках? – захохотала незнакомка. – Сюда иди!

И почти втолкнула меня в ванную.

Здесь тоже мало что отличалось от привычного. Большой полукруглый резервуар для мытья: белый и глянцевый, стеклянные полочки для всякой всячины, зеркало, раковина.

– Умойся!

Я снова последовала приказу, машинально взглянула на свое отражение и обомлела…

Я и раньше выглядела очень моложаво. Давали лет на пять меньше. А теперь…

На меня смотрела молодая женщина, лет двадцати восьми навскидку.

И все осталось при мне. Умные золотисто-карие глаза: раскосые и большие, высокие рельефные скулы, аккуратные, четко очерченные губы, подтянутая фигура…

– Выходи, эллекта! Меня зовут Андала. Будешь учиться у меня врачевать. Ты способная, по ауре вижу. В нашем мире многое устроено почти также, как и у вас.. Но многое и отличается…

***

Воспоминания отпустили внезапно, когда передо мной выросло дерево-дом. Андала приставила мой самокат к стволу – и тот словно врос в дерево. Вот такая вот тут магическая парковка. Никакой вор не подступится!

Нас ожидали два ездовых грифона. Вскапывали когтистыми лапами землю, и вытягивали длинные шеи. Косились умными ярко-зелеными глазами.

Ого! Я почти не пользовалась этим местным транспортом. Звери, размером с полторы лошади, синие, белые или ярко-желтые приручались легко и управлялись тоже. Я давно научилась летать этим способом. Просто мы с Андалой почти никогда настолько далеко не отправлялись.

– Куда нам? – удивилась я.

Ведьма запрыгнула на желтого грифона и протянула мне поводья от голубого.

– К тренарам! – огорошила Андала.

Я забралась на зверя, и тот взмыл в воздух, беря курс следом за ведьмой.

Ну ничего себе!

К крылатым кошкам-оборотням Андала меня не брала ни разу. Всегда одна, всегда самостоятельно. И вдруг я ей там понадобилась! Просто поразительно!

Я повидала на Зейталле немало диковинных существ.

В том числе и оборотней: драконов, василисков, волков, медведей… Сезонные бои часто заканчивались серьезными ранениями, и Андала вызывала меня на помощь. Но тренары всегда считались белой костью среди двусущих. Голубой кровью, если угодно.

Нечто вроде леопардов: черных, белых, пятнистых с гигантскими крыльями, покрытыми густым опереньем, они вызывали у многих других двусущих ну просто суеверный трепет. Даже у драконов, которые не знали себе равных среди оборотней – медведи, и те, уступали им в схватках.

Почему Андала прежде не брала меня к тренарам, я понятия не имела. Возможно, из-за длинной дороги, возможно, по каким-то своим соображениям. Но видела я этих существ только издалека, в небе.

А вот теперь, кажется, увижу воочию…

Под грифоном мелькали угодья Зейталлы.

Паласы зеленых лугов упирались в изящные диадемы гор. Пышные лесные полосы разрезали перешейки брусчаток. Синие ленты рек змеились по бескрайним просторам.

Здесь было невероятно красиво. И даже поселки оборотней терялись среди буйства природы.

Каждое племя жило по-своему.

Драконы и василиски строили «замки в небесах», занимая самые высокие вершины гор. Волки и медведи предпочитали добротные дома в густой лесной чаще.

Тренары, насколько я знала, жили на берегах морей. И дома строили на сваях.

Спустя некоторое время даже легкий летний ветерок, свобода в лазурном небе начали мне надоедать. Полет затягивался. И, судя по тому, что Андала даже не думала снижаться, путь нам предстоял еще неблизкий…

Спина неумолимо затекала, жесткие перья грифона щекотали ноги и ягодицы, от птицы исходил жар, который ощущался даже сквозь кожаное седло.

… Когда поселок тренаров вырос впереди, вначале я подумала, что над морем выросли стройные деревья…

Дома оказались настолько высоко, что совсем не напоминали то, к чему я привыкла. А еще небо между ними испещряли… ленты дорог и широкие искусственные полянки, как будто даже поросшие травой.

Сами здания походили на особняки века восемнадцатого. Строгие, без особой помпезности, но при этом величественные в своей красоте. В основном, глянцево-черные, темно-синие или кипенно-белые.

По воздушным дорогам сновали оборотни: по большей части шатены и брюнеты. Видимо, мы направлялись в племя черных тренаров…

Даже издалека я оценила разницу между этими оборотнями и теми, что уже мне встречались.

Крепкие и поджарые они казались более пропорционально сложенными, нежели  долговязые драконы и василиски, и одновременно менее массивными, чем медведи.

Мужчины одевались в основном в свободные рубашки и темные брюки с сапогами. Женщины – в облегающие лосины и блузки. Платьев я пока не заметила.

И двигались тренары удивительно пластично. Просто перетекали из позы в позу, даже когда стремительно направлялись куда-то по широкой небесной дороге.

Кошки ведь! Что с них взять!

Кто бы знал, что в ближайшее время вся моя жизнь перевернется с ног на голову именно из-за этих тренаров!

На нас с Андалой не особенно обращали внимание. Кажется, тут в порядке вещей, когда незнакомые женщины прилетают на грифонах в поселок. Норма. Обыденность.

Приземлились мы на просторной площадке, похожей на самую обычную поляну с узкими и широкими белыми столбиками.

– Парковка! – усмехнулась ведьма.

Мы почти синхронно спешились и привязали грифонов.

Андала устремилась по широкой пешеходной брусчатке, и я последовала за наставницей.

Пока не приблизились к самому большому снежно-белому дому с колоннами в виде держащих крышу драконов, василисков и медведей, нас никто так и не «заметил».

Зато стоило нам подняться к резным металлическим дверям с крупными узорами, как навстречу вышли четыре бугая-тренара в черных жилетках на голое тело и кожаных брюках.

– А ну шш! – зашипела на них ведьма. – С каких это пор мне заказан путь в дом вожака, тем более – пациента? Уйду и больше не зовите!

Охранники затихли, но правый пробасил:

– Тебе везде дорога, Андала. А вот это еще кто?

– Могу уйти, – повела я плечами. – Мне еще статью доделывать…

– А ну, прочь! Это элетта! Лечит при помощи рук. Моя новая помощница в самых тяжелых случаях!

Охранник еще мялся, но откуда-то сверху послышался утробный рык:

– Дорогу!

И бугаи у дверей тотчас расступились, позволяя нам с Андалой беспрепятственно войти в святая святых поселка – дом вожака.

Наставница спешила. Просторный холл с колоннами, пухлыми белыми диванами и прозрачными столиками мы пролетели за считанные мгновения, и рванули вверх, по широкой каменной лестнице.

Слуги, в синих жилетках и брюках не препятствовали. Остальные охранники, судя по габаритам и одежде, тоже держались в сторонке.

На третьем этаже Андала притормозила. Пересекла очередной белый холл с диванами, столиками и колоннами и направилась к высоким металлическим дверям – близнецам входных.

Амбалы возле них не только не пытались мешать – расступились в стороны и отворили двери.

Ведьма устремилась вперед, я поспешила следом.

Первое, что бросилось в глаза – большая белая кровать с кружевным балдахином и раненная девушка на ней.

Боже! На бедняжке живого места не было!

Сильное жилистое тело исполосовали во все стороны глубокие раны, из сломанных ног торчали осколки костей. Опухоль на голове ясно говорила – без травмы черепа и мозга здесь не обошлось. Судя по тяжелому, сдавленному дыханию, ребра тоже вряд ли уцелели.

Про состояние внутренних органов и думать не хотелось. Испарина на лбу и синюшность кожи буквально кричали о приличной потере крови.

Надо спешить!

Краем глаза я заметила и самого вожака. Сомнений в том, что именно он – альфа – не возникало.

Слишком уж хозяйскими, уверенными шагами мерил комнату верзила с синими, как сапфиры глазами, и удивительно точеными чертами лица, не свойственными оборотням. Даже тренарам. Впрочем, альфа самцы и самки часто здорово отличались от остальных членов племени даже внешне.

И хотя свой «трон» они отвоевывали в схватках, члены родовитых кланов, если можно так выразиться, побеждали почти всегда.

Одевался вожак просто, как и соплеменники. В свободную белую рубашку и тонкие холщовые брюки. Густые, черные, как вороново крыло, волосы, собирал в низкий хвостик. Когда мы вошли, вождь смерил меня внимательным взглядом, но почему-то ничего не сказал.

Однако все то время, что я находилась в доме альфы, его взгляд почти не отлипал от меня.

Андала жестами раздала приказы служанкам. Суетливым стройным тренаркам с короткими ершиками стриженных волос. Бросалось в глаза, что наставницу здесь знают и понимают даже без слов.

Служанки принесли тазик с водой, какие-то пахучие настойки в стеклянных банках, сушеные травы и коренья.

Андала сделала свое дело – обработала раны, обезболила, вправила кости.

Бедная раненая тренарка терпела так, словно передо мной не девушка – воин. Ни разу даже не пискнула. Конечно, настойки анестетика действовали безупречно. Но Андале требовалось быстро «собрать» тело пациентки и зелья еще не вошли в полную силу.

Я дождалась своего часа и под пристальным взглядом вожака приблизилась к тренарке.

Провела руками над телом.

Так… Андала, как всегда, безупречна. Кости и связки сопоставила, края ран совместила. Внутренние органы вернула на свои места. Кровотечение частично остановила. Почти все, кроме внутреннего.

Привычка воспринимать пациента как некий механизм, который мне просто предстоит починить, очень облегчала задачу.

На заднем плане так и маячили мысли. Ведь совсем молоденькая! Конечно, неизвестно как старятся тренары. Но все же…

Привлекательная… Тонкие черты, чуть удлиненное лицо, узкие, но красивой формы губы, большие глаза – темно-синие, яркие, как у вожака…

Ноги от ушей, грудь – то, что надо… Все при ней. Даже мальчишеская стрижка не портит.

Я отложила мысли на потом.

Сейчас неважно: красотка передо мной или же уродина. Главное – дело!

Сосредоточилась. Выпустила из ладоней струи энергий нужной силы и концентрации. Так, чтобы в каждое поврежденное место вливался свой, правильный.

Кажется – ерунда. Магия и всего-то.

Но здесь все, как в аптеке. Чуть ошибешься – на кости нарастет слишком большая мозоль, и оборотню станет сложно превращаться. Чуть не рассчитаешь с густотой – и от раны останется большой шрам. Некрасиво. Да и рубец – тоже помеха переходу в звериную ипостась.

Непросто все. Нужна точность, четкость и правильное время воздействия.

Я училась этому годами. Оттачивала мастерство. Может поэтому только сейчас и доросла до лечения тренарки.

Последнее и самое сложное – мозг.

Гематому нужно убрать.

Я вытянула материю, как энергию, сквозь кости черепа. Осторожно, кусок за куском. Сбросила в тазик, который подставила Андала. Краем глаза заметила, как удивился вожак. Вулкан, по-моему.

Проверила. Хорошо. Все нормально.

Теперь нужно полностью восстановить импульсы мозга. Иначе травма скажется на его работе.

Девушка зашевелилась и присела. Андала подскочила и рывком уложила ее обратно, почти пригвоздив к кровати.

– До завтра не вставай! – скомандовала тренарке.

А мне только кивнула на дверь. Я вытерла руки салфеткой, поданной служанкой и устремилась на выход. Андала первой переступила порог. Я же успела лишь добраться до него, когда мощная рука вожака преградила путь. Красивая, мускулистая, точеная.

Я вскинула глаза на тренара.

Ноздри раздуваются, поза напряженная, губы красные-красные, глаза горят лихорадочным блеском.

– Мне можно выйти? – спросила я осторожно. Выглядел Вулкан так, словно вот-вот начнется извержение.

– Где я могу найти твоего мужчину, чтобы сразиться с ним на смерть за обладание тобой?

От этого вопроса у меня аж в горле пересохло. Я даже не сразу осознала смысл сказанного, продолжала пялиться на тренара и молчать.

Сглотнула, попятилась. Он тотчас двинулся следом. Приобнял мощной рукой и подтянул к себе. Взгляд вожака остановился на моем лице – прямой, как выстрел в упор.

Жар мощного мужского тела окутал теплой невесомой дымкой. И, как ни удивительно, стало приятно. Словно мое тело давно ждало такого вот чисто мужского жеста… и не получало.

– Где и как я могу встретиться с твоим мужчиной, чтобы сразиться с ним один на один? Ты моя пара! – повторил вожак, не сводя с меня глаз.

Я дернулась – и рука с талии исчезла.

– Так-так! Вулкан! Успокойся! – подоспела Андала. – Тут все непросто! Нелея, моя помощница, из другого измерения. Ты не можешь убить ее мужа. Нарушится равновесие.

Вулкан вскинул брови и пробасил:

– А мне какое до этого дело?

– Так нельзя! – возмутилась Андала. – Обмен энергией между мирами – залог их процветания. Иначе – природа начнет гибнуть, а магия меняться.

– И? – вскинул бровь Вулкан.

Я краем глаза смотрела на него и почти любовалась. Близость такого сильного и властного мужчины будоражила и раздражала одновременно.

– И оба мира начнут гибнуть.

– Как мне осуществить свое право на пару? – спросил Вулкан у Андалы.

– Я подумаю и сообщу позже.

Ведьма потянула меня на выход. Но что-то внутри расправилось тугой пружиной. Я развернулась к тренару:

– Вы хотите сказать, что мое мнение не имеет значения? Вообще-то выбирает женщина!

Вулкан усмехнулся, снова пленил сильной рукой. Щеки обожгло горячим дыханием.

Аж мурашки побежали по телу. Давненько я ничего похожего не испытывала. Волнение поднялось изнутри, даже кончики пальцев покалывало. Я, как завороженная, смотрела в красивое смуглое лицо Вулкана, не в силах отвести взгляд.

– Мужчины выясняют права на пару, – произнес вожак. – А потом… потом уже спрашивают женщину…

– Когда одного убьют?

– Когда каждый докажет, что может выжить, защищая свою пару… и своих детей.

– Каждый? Кому докажет?

– Женщине! – выпалил Вожак. – Женщина вправе выбрать того, кто ее достоин. Способен уберечь от любой напасти, обеспечить и вырастить детей.

Хм… Минуту назад я думала, что альфа тренаров – домострой и шовинизм в одном лице. Чистые и незамутненные. А теперь? Я совсем растерялась. Его рассуждения казались дикими, но отчасти и правильными. Не унижающими ни женщину, ни ее выбор. Но… они грозили моему мужу… как минимум, серьезными травмами.

Я немного опешила. Затихла, глядя в синие глаза Вулкана. Он тоже будто окаменел. Каждый мускул на теле тренара вздулся бугром. Альфа только облизывал губы и сглатывал… И что-то такое ощущалось между нами. Даже не знаю, как объяснить. Хотелось одновременно вырваться и прижаться к Вулкану, чтобы ощутить какой же он мощный, горячий… Знойный мужчина…

Давненько ничего подобного я не испытывала. И чем дольше мы молчали с альфой, тем чаще ходила мехами его грудь.

– Мможно я уйду? – спросила я нерешительно.

– Нет. Пока не узнаем – как мне теперь воевать за свою пару. Вот тогда вы свободны. – Он не кричал, практически не повышал голоса, но я кожей чувствовала силу этого мужчины. Такого я еще никогда не испытывала. Ни с кем за всю свою жизнь.

– Вулкан! Не дури! – возмутилась Андала. – Нам надо идти. Нел должна вернуться в свой мир. Равновесие, помнишь?

– Я… не… отпущу… вас… без объяснений… – медленно, почти по слогам, ответил Вулкан, не глядя на ведьму – все это время вожак буравил меня взглядом.

Я растерянно покосилась на Андалу, не понимая – как теперь действовать и одновременно почему-то желая, чтобы Вулкан сказал еще нечто эдакое. В брутально-вызывающем стиле. Ровно, словно вердикт.

Впрочем, и слова ведьмы я не понимала также. Что она имеет в виду? И почему не хочет все объяснить вожаку тренаров прямо сейчас? Что в этом такого уж секретного?

Андала темнила. И Вулкан чувствовал это лучше меня. Поэтому и задерживал нас.

Почему-то ужасно хотелось подчиниться его спокойной, незыблемой силе. Дать то, чего требовал альфа – информацию. Ведь еще недавно я считала, что Вулкан потребует нечто иное… А то и вовсе – захватит меня, как варвар… Альфа же всего лишь желал все выяснить. Вот только я сама оказалась не в курсе – о чем толкует Андала. Иначе уже рассказала бы и отправилась восвояси. Я почему-то знала – получив исчерпывающие объяснения, Вулкан больше не станет нас задерживать.

– Ка-ан… – стон сестры вожака отвлек его внимание. Я прошмыгнула под рукой Вулкана и вместе с Андалой рванула вниз. Но охранники остановили.

– Не так быстро! – альфа вышел к лестнице. Смерил ведьму внимательным взглядом, и та пошла ва-банк.

– Не отпустишь Нел немедленно, больше к вам не приду, и она не сможет работать. Пока не умеет того, что делаю я.

– Переживем, – выдавил Вулкан. – Вот объясните, что прошу – и можете идти…

Некоторое время чудилось – нам отсюда не выбраться. Эти двое: Вулкан и Андала так и продолжат поединок упрямства. Она не скажет, а он не отступится.

И, как ни удивительно, единственное, о чем я тревожилась – мой Миша. Я не особо расстроилась, что больше не увижу Ленара. Даже сама поразилась – насколько равнодушно отнеслась к подобному известию. Но сына я не могла не видеть…

– У меня сын в другом мире! И я зубами перегрызу стены, когтями выкопаю подземный ход, но вернусь к нему! – выпалила я, глядя на Вулкана с вызовом. Даже не знаю – как решилась. Он казался скалой, которую не сдвинешь… Планетой, которую не собьешь с орбиты.

Я думала, вожак разозлится. Последует новый отказ и очередное требование, которое Андала, как и прежде, не выполнит. Охранники приготовились задержать нас. Набычились, переминались с ноги на ногу…

Но… Вулкан вдруг отступил.

– Сын? – спросил, приподняв густую бровь.

– Да!

Небрежный жест – и бугаи у лестницы разошлись в стороны.

– Никто не вправе разлучать ребенка с матерью. Даже, если тот уже взрослый.

Вулкан усмехнулся, помотал головой и сказал скорее себе, чем нам.

– Вот уж не думал, что встретить пару это так…

Прищурился, сосредоточившись на Андале.

– Расскажешь мне, как решить вопрос, ведьма! – громыхнул тоном, не терпящим возражений.

– Выясню. Но быстрого ответа не обещаю, – наставница взяла меня за руку и потянула на выход…

Мы неслись к грифонам, не разбирая дороги, не притормаживая и не оборачиваясь. Словно боялись, что Вулкан задержит, пленит и запрет.

И уже возле птиц я спросила ведьму.

– А это правда? Про равновесие?

– Да нет, конечно. Но я же должна была нас оттуда вытащить…

 

***

Вулкан

И чего ему вздумалось пугать Нелею? Имя-то какое чудное… Нелея… Словно река течет… И музыка в ушах… Мягкая, зовущая, навязчивая… Не-лея…

Двое мужчин и одна пара… Это среди оборотней Зейталлы уже случалось и не один раз. В разных племенах решалось все по-разному. У высших: тренаров, драконов и василисков мужчины устраивали бой на глазах у женщины. Выбирала она и она же имела право прекратить поединок. В любой момент, как только захочет. Впрочем, даже после этого каждый имел право воевать за свое счастье. Единственное. Ведь другую женщину оборотень уже не полюбит.

Вулкан был уверен, что Нелея в курсе брачных обычаев двусущих. Даже и предположить не мог, что его вопрос вызовет у эллекты такую реакцию. Глаза ее широко расширились, лицо исказила гримаса страха. Бедняжка вся напряглась и словно сама приготовилась к казни, даже кулачки сжала.

Зачем он сказал «бой на смерть»? Наверное, потому, что жутко хотел убить, уничтожить, в порошок растереть того, кому принадлежала Нелея…

По факту ведь исход поединка для любого из мужчин решала женщина…

И уж совсем не ожидал от себя Вулкан, что станет задерживать ценных гостий и требовать объяснений от Андалы. На Зейталле вообще не перечили ведьме.

Кто же еще спасет умирающего, если все остальные бессильны? А характер у Андалы тот еще. Заартачится – и пиши пропало. Но Вулкана словно что-то подталкивало к действиям, остановиться и подумать не выходило.

В глубине души альфа понимал, что информацию можно добыть и другими способами. Наверное, кровь ударила в голову, гормоны или что-то еще. Он не хотел, не мог отпустить Нелею…

Это казалось таким неправильным, таким… удручающим…

Только не сейчас, когда они едва встретились. Не в другой мир и уж точно – не к другому мужчине.

От этой мысли вожак свирепел. Жаждал рвать, метать, взмывать в воздух и швырять недругов о камни. Со всей дури, со всей злостью. Чтобы кровь веером расплескивалась по сторонам, и враги мешками с мусором растекались по прибрежным скалам.

Однако слова Нелеи про сына остудили пыл Вулкана получше ведра ледяной воды. Он сразу пришел в себя. Мать и ребенок – единое целое. Сколько бы ни прошло лет и сколько бы им обоим не стукнуло.

Вулкан не стал провожать гостий. Еще опять в голову гормоны ударят. Захочется еще немного насладиться близостью, теплом этой женщины… Благоразумие выветрится и останется лишь инстинкт – захватить свою пару и не отпускать. Дикий и плохо контролируемый.

Вулкан тряхнул головой, приводя мысли в порядок.

Ощущение близости пары не отпускало. Будоражило, горячило кровь, сладкой истомой растекалось по венам и горчило скорым расставанием.

Вот так-так! Самый хладнокровный вожак, называется!

Да и не одна Андала может рассказать – как устроены миры, совмещенные брешью. Есть кое-кто еще. И он должен Вулкану…

Тренар встрепенулся.

Ладно. Не самый приятный визит. Но ничего не поделаешь. Ведьма что-то недоговаривает. Вулкан по глазам Андалы видел: хитрит, умалчивает правду, увиливает. Слишком давно они знакомы, чтобы скрыть подобное.

Вулкан вернулся в комнату Тэнны и оценил состояние больной. Больше не ерепенится. Лежит как миленькая. Служанки подают воду, еду, лекарства. Все, как объясняла Андала, пока Нел лечила Тэнну своей удивительной магией.

– Встанешь – привяжу к кровати! Прикажу ллэнгам, чтобы не выпускали из дома! – рыкнул вожак. Подошел, погладил Тэнну по короткому ершику черных волос. – Ду-урочка! – не выдержал, сказал ласково. Хотя этой бунтарке бы по заднице надавать и в доме запереть. – Ну вот зачем?

– Доказать, – выдохнула сестра.

Разговаривала она уже гораздо легче, без придыхания и распоряжалась служанками только так – больные девочки все королевы. Что сестры вожака, что из самых простых семей. В крови у них это. Воображать, капризничать и требовать уход,а как изысканные цветы. А потом поправляться и приниматься чудить заново… Впрочем, за то и любят подобных женщин мужчины вроде Вулкана. Забитые, покладистые тихони редко привлекают альфа-мужчин…  А если и привлекают, то ненадолго.

Дерзкие, волевые, сильные духом – вот они буквально магнитом притягивают. У Вулкана были отношения с подобными. И даже не раз… Пока не угораздило вляпаться в несвободную пару…

– Кому доказать? Мне? Племени? – после недолгой паузы спросил Вулкан.

– Дурак ты! Себе доказать! Я ведь продержалась! До пятого круга!

Ну да… Среди полутора сотен мужчин – самых сильных и умелых воинов стаи – продержаться до предпоследнего круга почетно, нет слов.

Да и большинство выпадали из состязания с меньшими ранениями. Тэнна держалась: на силе воли, на мотивации, на упрямстве… Правда, поэтому и пострадала практически больше всех. Даже вон эллекта потребовалась.

Нелея… Внутри словно теплые волны заструились. Вулкан усмехнулся. Вот же зацепила! А куда деваться – пара! Та самая! И не в красоте дело. Не в том, что на женщину эту облизывались почти все лленги – лакомая же, кто спорит. А в том, что от одного ее взгляда в груди заходится и хочется петь, петь дикие песни и отплясывать. Дарить ей цветы, восхищаться, катать по небу в звериной ипостаси ради того, чтобы хоть раз почесала за ушком, поладила по шерсти…

– Чудо ты мое! – Вулкан снова потрепал Тэнну по голове. – Я отлучусь ненадолго. Если что прислуга в твоем распоряжении и ллэнги тоже. Не бузи и глупостей не делай. Я к Вордану и обратно!

Сказал громко – чтобы все слышали. Знали и запомнили.

Вряд ли соседский вожак рискнет напасть на влиятельного посетителя. Да еще и у себя дома, после того как любой оборотень в округе увидит, как Вулкан летит к нему в гости. Однако… Лишняя осторожность не помешает.

– Удачи тебе, Вулкан.

Она понимала – почему брат так внезапно покидает замок. Но ничего не сказала. Служанки разместились возле больной, готовые рвануть на любой ее зов. Лленги склонили головы перед вожаком, подставив шею. Вулкан спустился, сбросил одежду прямо на пороге своего дома, закинул в аурный карман на теле и обратился. Встряхнулся.

Привычно потянулся, разогревая мышцы, расправил мощные крылья. Взмыл в воздух.

Несколько лленгов рванули за вожаком, даже одежду не захватили.

Вулкан приостановился в синеве неба и телепатировал: «Назад! Я лечу один!»

«Но мой господин…» – попытался возразить Урлий – глава охраны. Хороший соратник в бою и слишком уж трепетный нянька.

– Все хорошо. Я лечу к Вордану. У нас нейтралитет.

– Мой господин. Разреши! – Урлий завис в небе, планируя на воздушных потоках. – Прошу тебя.

Да, Велес с ним! Эскорт так эскорт!

– Только ты и Айтрис. Никого больше!

Урлий почти заурчал в небе, оправдывая свое имя. Мощный Айтрис расправил черные крылья и присоединился к Вулкану.

Три тренара взмыли в подернутое редкими облаками небо и взяли курс на ближайшие горы. Скальный массив разрезал сапфир моря на две неравные части. Вонзался в правый берег, оставляя возле левого узкий перешеек водяной кромки.

Вулкан набрал высоту и сделал несколько кругов над самым высоким горным пиком – там, выбитый прямо из породы, виднелся поселок драконов.

Сторожевые ящеры взмыли в небо и поравнялись с вожаком тренаров. Золотистые, на голубом фоне. Четверо, как обычно. Значит, пока Вордан ни с кем не воюет.

Пара минут на обнюхивание, чтобы определить – кто пожаловал: друг или враг, знакомец или неведомый оборотень – и сторожевые резко крутанулись в воздухе. Стремительно рванули назад, и Вулкан двинулся следом.

Сторожевые чуть притормозили, давая тренарам поравняться с собой. Вулкан мог бы догнать и перегнать их, но сейчас ведь не спортивное состязание. Драконы – хозяева, а тренары – гости. Надо иметь уважение к лучшим воинам чужой стаи.

Драконы пристроились по бокам от гостей.

Вскоре поселок ящеров из гротескного барельефа в скалах превратился в настоящее поселение. Замки ощетинились острыми шпилями, ограды – зубьями копий. Драконы не любят незваных гостей и дерутся как звери.

Кто-кто, а Вулкан это отлично знал. Впрочем, тренаров племя Вордана еще не побеждало ни разу. Поэтому и нейтралитет. Поэтому и соседство. Поэтому и подобная встреча. Радушная, по меркам двусущих.

Хотя и союзниками драконы с тренарами никогда не были. Не по нутру Вулкану жестокие методы Вордана. Выжечь половину земель побежденных, назначить своего наместника, собирать подати. Вулкан сражался не ради дополнительного дохода, новой магии или устрашения. Чтобы его племя не трогали. Думать не смели попытаться завоевать его или подчинить. И не более.

Драконы одевались в тонкие ткани: пестрые, с изящной цветастой вышивкой. Носили и рубашки, и кафтаны, и брюки. Тренары не любили надевать много вещей – обнажаться перед оборотом долго. Зато вблизи вотчина Вордана напоминала пестрый калейдоскоп. Разноцветные наряды местных, полосатые, как горная порода, здания, клумбы, усыпанные мириадами цветов всех оттенков палитры.

Прямо живая радуга.

Вулкан любил более сдержанные тона, приятные глазу. Впрочем, он ведь кот, хотя и крылатый, а эти-то – ящеры. Вон их сколько пестрых в природе! Одни только хамелеоны чего стоят!

Бело-розовый замок альфы драконов виднелся издалека. На ближних подступах к нему Вулкана и его ллэнгов сопровождали уже не четыре, а двадцать стражей.

Охрана и заодно слежка. Плевать!

Дома летающих оборотней строились так, что входить в них могли не только с «земли», но и с неба. Вулкан сразу же взял курс на площадку на крыше, где и приземлился вместе с остальными.

Обратился, оделся. Посмотрел на драконов, разряженных в голубые и алые камзолы, с золотым, черным и серебристым шитьем. Мол, ведите. Те поклонились альфе, как и положено, демонстрируя идеальные прически из множества прядей-жгутиков, собранных в хвосты и косы.

Внешне драконы отличались от тренаров даже в человеческой ипостаси. Так, что в толпе сразу определялось кто, есть кто.

Ящеры казались Вулкану немного нескладными.

Высокие, сухощавые и жилистые, с чуть удлиненными лицами и острыми мелкими чертами. Белокожие, но не румяные. С волосами черными, как смоль или белыми, как снег.

Урлий и Айтрис на минуту замешкались. Одежду они не захватили, а являться нагими к вожаку, пусть даже оборотней, как-то не совсем прилично и уважительно.

Однако стражники вручили ллэнгам Вулкана рубашки, брюки и сапоги. Ящеры, как всегда, предусмотрительны, отметил про себя альфа тренаров.

Ллэнги быстро оделись и пристроились по сторонам от своего вожака.

Стражники поклонились еще раз и пригласили Вулкана следовать за собой.

Альфа тренаров уже посещал Вордана и «драконьи скалы» на переговорах: военных и мирных. Вожаки двусущих устраивали официальные приемы прямо у себя дома, все до единого. Никаких президентских дворцов или кабинетов не заводили.

Поэтому дворец Вордана Вулкан видел не раз. Люк на крыше, замаскированный магией, привел альфу тренаров на широкую лестницу, какими соединялись все местные этажи.

Внутри все оставалось так, как помнил Вулкан.

Просторные холлы, хорошо освещенные лампами у потолка – многие из них не выключались даже днем. Колонны, мебель с резными спинками и ножками. В основном диваны, столы и стулья из розового дерева.

Вордан вышел навстречу гостю. В черном, расшитом золотом камзоле, белой рубашке и брюках. С множеством угольных кос, собранных в тугой узел на затылке.

На аристократичном, немного женственном, по меркам тренаров, лице дракона играла дежурная улыбка: не натянутая, но и не дружелюбная. Острый нос, похожий на клюв, украшал едва заметный шрам после военных баталий. Глаза с желтовато-зелеными радужками и вертикальными зрачками привычно изучали Вулкана цепким, змеиным взглядом. Правящие кланы золотых драконов почти все выглядели также.

Вордан жестом предложил гостю присесть за большой круглый стол. Ллэнги и стражники выстроились шеренгой у стены и замерли там до первого приказа или опасной ситуации.

Вокруг вожаков засуетилась прислуга в одинаковых водолазках и лосинах цвета стали: что женщины, что мужчины.

На столе появились вазы с прозрачными от спелости грушами и яблоками, манго с капельками сахарного сока на «попке» и большие тарелки с жареными тушками, обложенными овощами в золотистой корочке.

Вино пахло фруктами, от травяной настойки тянуло кисловато-терпкими листьями горных растений.

Альфы помолчали, пока слуги закончили сервировать стол и отошли подальше, замерев возле колонн.

Все. Теперь можно поговорить спокойно.

– Приветствую правящего альфу черных тренаров! – первым начал дракон.

– И тебе привет, правящий альфа золотых драконов! – церемонно ответил Вулкан.

– С чем пожаловал? – глаза Вордана прищурились.

– Мне нужна информация.

– Какого рода?

– О совмещенных брешами мирах. Таких как наш и Земля.

– М? – дракон вскинул бровь и откусил яблоко – уже прикидывал, что попросит за услугу.

– Вы ведь посещали другие миры? Разве нет?

– Да.

– Но разве двусущие способны пробираться в миры, совмещенные с нашим брешами, если там практически отсутствует магический фон?

– Нет.

– Однако на Земле о вас знают. Как о легендах, но все же…

– Да.

Вулкан замолчал, вонзил трезубую вилку в кусок тушки, положил ее на свою тарелку и демонстративно откусил. Жест дружелюбия, доверия. Куда же без него?

Вордан одобрительно закивал.

– Хорошо. Я расскажу. Объясню, как обмануть энергию брешей. Сможешь пройти в любой мир. С магией и без нее. Но у меня есть условие.

– Не сомневаюсь! Но мне также нужен ответ на следующий вопрос. Если убить кого-то в другом мире – измерения падут? Начнется хаос магии и энергии? Или вообще все погибнет?

Убивать соперника Вулкан не планировал. Уж точно не после реакции Нел. Но надо же, наконец-то, все выяснить. Мало ли как оно дальше повернется? Даже высший оборотень не всегда себя контролирует. Это Вулкан уже понял, общаясь со своей парой…

Если земной соперник сам напросится… звериная часть двусущего может сыграть с ним недобрую шутку. Львы убивают друг друга за прайд. И ничего уже тут не попишешь… Это инстинкт. Самый сильный и самый непобедимый. Борьба за свою женщину. Ту единственную, без которой уже и жизнь не в жизнь.

– Да. А может и нет. Смотря, как убить. Нужно знать правила, – задумчиво произнес Вордан, словно даже начал прикидывать ситуацию.

– Расскажешь? – поторопил Вулкан.

– Да. Взамен на услугу.

– Слушаю!

Вулкан представлял – чего собирается просить Вордан. Он и сам бы так поступил на месте альфы драконов.

 

ГЛАВА 2

Нел

 

Я сидела за компьютером, набирала статью про фирму, которая выпускала шубы, но мысленно возвращалась к Вулкану. Что-то такое было в альфе тренаров: мужское, сильное. То, что хочется ощутить каждой женщине. Даже замужней… Если с супругом не повезло…

Да нет, мы с Ленаром десять лет прожили душа в душу. Гуляли под ручку, поддерживали друг друга во всем.

Помню свое первое собеседование в газете.

…Крупный, немного обрюзгший мужчина-редактор с пронзительным усталым взглядом чуть приподнимает кустистые брови.

– Так вы вместе? Оба хотите стать журналистами?

– Нет. Я команда поддержки! – гордо заявляет Ленар и мы вместе смеемся…

…– Раз завод не хочет брать тебя на контракт, как обещал, я нашла тебе другое место! – бодро сообщаю я мужу, едва тот возвращается с работы. Нашла… Легко сказать, трудно сделать. Я две недели звонила всем, кого знаю, со всеми договаривалась на собеседования. Узнавала, просила, уговаривала…

– Они предложили мне зарплату вдвое больше! – радостно делится муж, придя от нового работодателя.

– Берем! – я вручаю ему чашку с чаем, и мы чокаемся…

…– Так болит? – участливо гладит меня по плечу Ленар. Я удалила сломанный зуб. Упала в обморок, корни раскололись, а верхушка осталась целой. Врач возился четыре часа. Ковырял, доставал, добавлял анестезии… Десна выглядит так, словно там прошла Куликовская битва.

Я плачу и утыкаюсь лицом в плечо мужа. Он достает из кармана кетанов – сам ведь прихватил, подумал, позаботился. Опускает сиденье машины:

– Отдыхай… Едем домой…

…– Осторожней! – подхватывает меня, беременную под руку Ленар. Нога чуть не подвернулась на камне.

Я опираюсь на мужа и улыбаюсь…

Мы катаемся на чертовом колесе. Обнимаемся как студенты, заглядывая друг другу в глаза. У Ленара необычные глаза: зеленые с коричневыми крапинками. Такие же и у моего Мишутки…

Куда, куда все это девалось?

Я вздохнула…

Всегда казалось, что чувства лишь крепнут со временем. Просто дикий костер страсти с годами превращается в теплое каминное пламя. Надежное и не обжигающее… Охраняющее дом и его жителей.

– Ушел, – кричит Ленар снизу.

Мишутка уже в школе, мой маленький умник.

– Давай! – я встаю и сразу к компьютеру, а мужу еще ехать и ехать…

…Буквы складываются в слова, слова – в предложения. Я разворачиваю графики, фотографии, изучаю статистику.

Сложно скупые цифры превратить в интересные для обывателя главы… Но нужно. За это мне и платят.

…Часам к одиннадцати я спустилась на первый этаж, налила себе чаю и вдруг услышала характерный звук открывающейся двери. Взн… Звякнул замок. Я тут же открыла ящик под лестницей и достала электрошокер.

Я одна дома… Женщина. Но защититься смогу.

Я знала, что однажды этот день наступит. Забор можно сломать, перелезть. Замки вскрыть или выпилить. Ничего особо ценного в доме нет, кроме прикрученной к стенам мебели. Но грабители-то не в курсе…

Я включила электрошокер на нужный режим, подготовилась, как уже не раз тренировалась, и осторожно спряталась под лестницей.

Распахнутая дверь в коридор полностью закроет это пространство и меня никто не заметит.

Разряд шокера ошарашит грабителя и дезориентирует на какое-то время. Успею вызвать полицию. Если очнется быстрее, чем приедут стражи порядка – еще раз шандарахну электрошокером.

Как говорится: между нами искрит…

Но как бы я ни хорохорилась, сердце пропустило удар. В голове завертелись тысячи мыслей. Причем, одна другой неутешительней.

А если грабителей несколько? Если они вооружены? Если выстрелят или пырнут ножом прежде чем успею хоть что-то сделать? Скрутят и обездвижат, наконец? Трудно ли нескольким мужчинам справиться с одной хрупкой женщиной?

Сердце стучало все быстрее, ладони и стопы стали влажными…

Я замерла, осторожно выглядывая из укрытия…

Входная дверь распахнулась и… в холл уверенно вошел Вулкан.

Я, что, сплю? Я ущипнула себя за ногу. Да нет! Очень даже больно!

Но как Вулкан тут очутился? Все, что я знала о двусущих Зейталлы, говорило о том, что тренар ну никак не должен здесь появиться.

Он ведь не может пройти сквозь границу миров! Оборотни не могут, в принципе. Если в нашем мире нет подобных существ – брешь не пропустит, отправит обратно. Да еще и энергией хорошенько шарахнет – чтобы запомнил и больше не совался. Несколько дней все тело болеть будет…

Вулкан застыл, переминаясь на босых ногах. Я только теперь это заметила. Вожак тренаров пришел в своей обычной одежде: рубашке и брюках из темной шелковистой материи.

Синие глаза уставились не моргая.

Я внутренне заметалась, не зная, что делать. То ли бежать, то ли выгнать его, то ли узнать – зачем заявился и как вообще умудрился преодолеть брешь. Ведь я всегда считала, что это невозможно!

Волнение подступило к горлу удушливой волной. Даже кончики пальцев начало покалывать. Я инстинктивно сжала электрошокер и осторожно выбралась из укрытия. Да так и замерла, словно вкопанная.

Вулкан усмехнулся:

– Либо ударь, либо спроси, что мне нужно. Долго думаешь, Нелея.

В его голосе не было угрозы. Скорее неподдельное беспокойство о том, что я вот также замру, растеряюсь, когда в дом вломятся настоящие грабители. И… случится что-нибудь непоправимое.

Я и сама отлично все понимала. Дело ведь не только в Вулкане и в удивительной химии между нами, отрицать которую глупо и нелепо. Я просто совсем не умела, не имела опыта в том, чтобы всерьез навредить другому. Накатывали ступор, волнение, паника.

Я постаралась выровнять дыхание – оказывается все это время его задерживала.

– Ты-ы… ведь не должен пройти брешь…

Вулкан снова усмехнулся, окинул меня жадным взглядом, и улыбка его стала немного  порочной. Только теперь я вспомнила, что одета по-домашнему. В лосины на голое тело и тонкую блузку…

– Не должен… Но я научился. Высшие кланы оборотней, как выяснилось, имеют свои преимущества…

В голосе тренара появился песок, характерная хрипотца и волнение…

Я инстинктивно попятилась.

Вулкан чуть наклонился вперед, словно собирался преследовать. Между нами возникло странное напряжение. Взгляды наши соединились. Я словно чувствовала Вулкана на расстоянии. Сама не понимаю, каким образом. Он же напрягся, запустил руки в карманы и слегка покатался на ступнях.

Ощущение, что время остановилось, замерло, запаковав нас в этом мгновении, усиливалось и нагнеталось. Мы неотрывно смотрели друг на друга. Я не знала, то ли приблизиться к гостю, то ли отдалиться еще больше. То ли потребовать, чтобы ушел, то ли пригласить и напоить чаем. Да и вообще не понимала – как действовать.

Вулкан снова усмехнулся – криво и, кажется, невесело.

– Боишься меня? – спросил, приподняв густую черную бровь.

– Есть немного, – выдохнула я.

Тренар поднял руки вверх – словно сдавался.

– Я просто хотел увидеть тебя. Не бойся, – произнес очень мягко, но все еще с хрипотцой.

Осторожно шагнул вперед, и я вдруг увидела в Вулкане хищника. Мощного, сильного, властного… Он вроде был один, но окружал. Вроде бы не нападал, но пленил. Вроде бы ничего особенного не делал, но я уже ощущала себя в его власти.

Я сглотнула, стараясь промочить пересохшее горло, и снова растерянно попятилась. Вулкан остановился и поднял руки повыше.

– Ладно. Я не хотел пугать тебя. Ни в племени, ни тут, – он покачал головой и издал очередной уже нерадостный смешок. – Даже не знаю, как с этим бороться… Ладно…

Повторил и отмахнулся. Развернулся на пятках и стремительно вышел вон. Я даже пикнуть не успела.

С минуту я стояла посреди комнаты, не понимая, что случилось и как теперь поступить. Вожак одного из самых почитаемых и могущественных племен Зейталлы пришел ко мне в гости, на Землю. Без охраны, без воинственных или дурных намерений. Во всяком случае, так все и выглядело. А я его… Что? Выгнала?

Я еще немного постояла, продышалась, выждала, пока успокоится пульс.

Медленно положила электрошокер на место и… замерла, глядя в окно. Вулкан сбросил рубашку, повесил ее на забор из тонкого металлического листа и вручную, без инструментов исправлял его – то, что погнулось под снегом.

Я приблизилась к окну.

Тренар быстро закончил работу и принялся соединять разломанные части забора при помощи… магии. Они словно спаивались друг с другом.

Не успела ахнуть, как Вулкан опять появился в доме.

– Где у твоего мужа инструменты? – уточнил тренар деловито.

Я растерянно указала на подсобку, глядя как перекатываются под смуглой кожей мускулы вожака тренаров. Он казался отлитым из стали. Ни капли жира, ничего лишнего.

Вулкан замешкался, глядя на меня и, кажется, наслаждаясь произведенным эффектом. Я потупилась и двинулась к барной стойке, где оставила чашку для чая.

Пока наливала, тренар вытащил из подсобки коробки с инструментами и стремительно вышел наружу.

… Я поднялась на второй этаж и вернулась к работе над статьей. Время от времени подходила к панорамному окну и наблюдала как Вулкан приводит в порядок мое хозяйство. Вскапывает землю, шкурит и красит крыльцо, посыпает дорожки гравием…

И откуда только достал его?

Дом и участок преображались. Вулкан больше не заходил внутрь и лишь изредка окидывал меня внимательным взглядом – таким что сердце заходилось и дыхание резко сбивалось.

Хотелось отбежать от окна, сделать вид, что не наблюдала за тренаром. Яркое дневное солнце золотилось на мускулах Вулкана, делая их рельеф еще более отчетливым.

Капельки пота придавали вожаку эдакой дикой сексуальности. Тем более, что, насколько я знала, у тренаров, драконов и василисков выделения тела почти не пахли.

Сама не заметила, как перевалило за час дня.

Я как раз заканчивала главу про норковые шубы, когда снизу послышался утробный бас Вулкана:

– Попить дашь?

Я вздрогнула. Сердце пропустило удар, ладони и стопы увлажнились. Я медленно поднялась со стула и спустилась на первый этаж. Тренар как раз заканчивал красить лестницу, да так, что ступеньки даже не скользили – не иначе как очередная магия.

Вожак выпрямился: мощный и поджарый, небрежно облокотился о перила.

– Можно работнику немного воды?

Он хищно улыбнулся, обнажая заостренные клыки оборотня, и смахнул капельки пота со лба. Я поневоле залюбовалась.

От этого мужчины так и веяло силой. Спокойной, совершенно не агрессивной. Однако я отлично знала, что излучать опасность Вулкан может не хуже.

– Ты чего замерла? Снова боишься? – встревоженно спросил тренар.

И мне почему-то вдруг стало хорошо. Че-ерт! Переживает ведь! Беспокоится!

До этого момента заявление Вулкана «ты моя пара» я воспринимала как лошадиное клеймо. Попытку меня присвоить для интимных утех. Не знаю почему и как так получилось. Теперь же я видела, что тренару не безразлично мое мнение, настроение, самочувствие… От этих мыслей стало тепло и спокойно, и одновременно вожак волновал меня… Как женщину.

Давненько я ничего подобного рядом с мужчиной не испытывала.

Вулкан сглотнул, облизал губы, сложил руки на перилах, которые почему-то вдруг резко просохли. Свободная поза вожака расслабила меня. Я улыбнулась:

– Ты сюда работать пришел?

– Посмотреть, как живешь. Помочь, чем смогу. Увидеть…

Он снова сглотнул и облизал губы. Шарики желваков прокатились по острым скулам Вулкана…

– Сложно было… без тебя.

От этих слов меня почему-то резко бросило в жар. Я выпрямилась, инстинктивно выпятив грудь. Вулкан чуть дернулся, напрягся и поменял позу. Скрестил ноги и опустил голову на руки, что свободно покоились на перилах.

– А со мной… легко? – усмехнулась я.

– Нет. Но без тебя хуже. Когда навестишь Тэнну?

– Я вот думаю, как объяснить мужу, кто тут всю работу переделал…

Я пожалела о сказанном почти сразу же. Выпалила, не подумав, честное слово. Вулкан выпрямился во весь свой огромный рост, набычился и кажется стал гораздо крупнее. Вот теперь он превратился в альфа-самца: сильного, опасного и сурового. Такого, с каким лучше не сталкиваться. У меня аж мурашки побежали по спине. Я попятилась и Вулкан чуть сгорбился, слегка расслабился и натянуто улыбнулся.

– Так, когда? – он словно обошел мой вопрос стороной.

– Думаю, завтра.

– Значит, увидимся! – окончательно стал прежним вожак. Сделал шаг навстречу, а я отступила. Но не успела дернуться или увернуться, как очутилась в кольце сильных рук. Вулкан прижал, втянул запах моих волос. Я всем телом чувствовала – как нравлюсь ему. Насколько сильно желанна. О-очень сильно.

Странная дрожь удовольствия неожиданно пробежала по телу. Сама того не осознавая, я провела руками по спине вожака: такой горячей, большой, каменной. Вулкан зарычал, прижал сильнее, так что я ощущала каждую выпуклость тела тренара. Включая ту, которая свидетельствовала о его желании…

Я дернулась… Вулкан замер, а затем медленно отпустил.

Я думала, он что-то скажет. Но тренар крутанулся на пятках и стремительно рванул к двери.

– Я не буду пугать тебя и задерживать. До завтра, Нелея, – бросил напоследок.

Я застыла, просто остекленела, наблюдая в окно за тем, как Вулкан надевает рубашку – медленно, не сводя с меня горящего взгляда. Застегивается. Машет рукой на прощание…

…И только когда вожак тренаров скрылся за забором, я вдруг вспомнила. Он же так и не рассказал – как пробрался на Землю! Как обманул брешь между ней и Зейталлой! Что за фокусы могут проворачивать высшие кланы оборотней.

Одно я понимала теперь наверняка – Вулкан вполне может вернуться. В любой момент, как только захочет. И почему-то я не хотела этого. Совершенно и просто панически. Я желала снова увидеть Вулкана. Так наркоман, который отлично знает, что однажды наркотик убьет его, все равно рвется за дозой.

И я не только очень хотела, я собиралась увидеть Вулкана. Но только не на моей территории. На Зейталле, где тренару самое место…

 

***

Вулкан

 

Ее близость по-настоящему опьяняла. Похлеще любого забористого пойла.

Так, что порой Вулкан едва соображал, что делает и как следует поступить. Но тренар чувствовал, а теперь убедился – Нелея тоже к нему неравнодушна. Нет-нет, да и проскальзывало в ней это. Не только любопытство, не только страх, не только очевидное удивление… Нечто такое, от чего сердце Вулкана колотилось так, словно вот-вот выломает ребра и хотелось весь мир носить на руках.

Тренар забывал, что Нелея – не его женщина… Не его…

Звучало так просто, так коротко на языке Земли и так отвратительно удушающе!

Чужая… звучало еще хуже.

Вулкана аж всего передергивало. Ну какая же она – чужая? Если такая родная, такая нужная… незаменимая и такая… недоступная.

Все это просто в голове не укладывалось.

Вулкан прежде не думал, как встретит пару. Встретит – женится, заведет детей, наследников правящего клана… Ему и в голову не приходило, что возможны подобные осложнения.

Впрочем, Вулкан ни за что не променял бы Нелею ни на одну другую женщину.

Тренару нравилось, как она задумчиво, чуть опустив веки, наблюдала за его работой. Как смущалась, словно девочка, стоило обратить на это внимание. Опускала глаза и краснела. А потом знакомым уже Вулкану жестом нервно заправляла за ухо волосы. Она была такая красивая в эти волшебные мгновения! Так и хотелось прижать, приласкать… Да много чего еще хотелось Вулкану. Желания буквально рвали на части, и сдерживать их альфа тренаров не привык.

Но учился. Вулкан словно оголенными нервами воспринимал все порывы и эмоции пары. Как она льнула к нему, ища спокойствия и мужского тепла, как отгораживалась, когда ощущала, что тренар жаждет гораздо большего. Как опешила, испугалась и заметалась, когда увидела Вулкана на пороге… А, потом, когда они прощались, немного осмелела, отпустила себя…

Вулкан добрался до бреши быстро, словно убегал от собственных порывов, которые так и норовили взять верх. Сбросил одежду и обратился. Шагнул в пространственную прореху и быстро раз за разом поменял ипостаси… Так драконы и василиски запутывали брешь, смешивали свою энергию с энергией пространства. Молниеносно менять ипостаси могли только высшие оборотни и только самые сильные кланы. Вот о чем говорил Вордан. Не к месту и не ко времени будет упомянут.

Вулкан подобрал сапоги из шкуры катриев – животных, похожих на земных быков. Не стоит брать в чужой мир то, чего там не существует. Брешь может заартачиться.

Пора начать отдавать долги.

Вулкан обратился и полетел в сторону драконьих скал.

Вордан высматривал соседского альфу из окна своего пестрого замка. Кошачье зрение позволяло тренару издалека заметить не только остроносый профиль дракона, но и оценить выражение его лица. Нетерпение – вот что на нем читалось. Ну оно, в принципе, и понятно. Вордан давно клянчил у Вулкана то, на что альфа тренаров согласился теперь.

Церемонно входить в двери к равному вожак тренаров не стал. Подлетел прямо к окну, за которым маялся Вордан. Мол, давай, уступи дорогу.

Дракон понял – отошел и распахнул ставни.

Вулкан приземлился на бело-розовый паркет, сложил когти, чтобы не поцарапать, обратился. Неспешно оделся.

Вордан жестом пригласил тренара к столу, уже накрытому для посетителя. Прожаренные на шампурах тушки лакассий выглядели еще теплыми и весьма аппетитными. Эти хищные птицы считались на Зейталле деликатесами и стоили очень дорого. Старался дракон, хотел порадовать, запомнил, что тренар ел в прошлый раз, а к чему даже и не прикоснулся. Вулкан усмехнулся.

Спелые гроздья глянцевого черного винограда красиво расположились в граненой вазе на длинной ножке. Длинноносый коричневый кувшин с травяной настойкой пах терпкими листьями.

Вожаки расположились на стульях и Вордан не выдержал первым. Пока слуга наливал Вулкану напиток, дракон прервал затянувшееся молчание.

– Ну что, получилось?

Церемонные приветствия остались позади. Теперь другое общение – у вожаков договор. Вулкан кивнул.

– Значит заплатишь?

– Как и договаривались. Приготовь учеников.

– Так бы раньше. Многое стало бы значительно проще.

– Я никогда не соперничал и не спорил с тобой, Вордан, – Вулкан оторвал ляжку птицы и откусил немного сочного мяса. Уважение к дому прежде всего. Если вкушаешь здесь пищу – значит доверяешь. Вордан повторил жест за гостем и разговор продолжился с места, на котором прервался.

– Тогда в чем же заключалась проблема?

– Ты требовал бесплатной помощи. А я к такому не был готов. Мы соседи, но не друзья.

– А теперь все решено?

– На один раз. Дальше вы и сами сможете освоить процесс. Если не выйдет – поговорим.

Вордан усмехнулся.

– Умеешь ты набить себе цену.

– Я не хочу, чтобы наши достижения использовали просто так.

– Тоже верно. Зачем тебе понадобилось идти на Землю? Тренары никогда эту планету не жаловали.

Вулкан сдержался, чтобы не оскалиться. Словно инстинктивно защищал Нелею от любых поползновений Вордана, даже связанных с банальным любопытством.

Впрочем, скрытничать – значит еще сильнее разжечь это пламя. Надо что-то ответить, для галочки.

– Знакомого навещал. По своим делам.

Вордан немного посветлил лицо Вулкана взглядом и снова взялся за еду. Поверил. А какие дела у соседского вожака с землянином – уже не его задача. Соваться в такие вопросы неуважительно.

***

Нелея

 

– Мама?! Ты, что получила большой гонорар за книгу? Или премию? Или новый аванс?

– Нел, ты нанимала бригаду?

– Мам? А еще деньги остались?

– Нел? Ты не перетратилась?

На меня сыпались вопросы домашних. Ленар забрал Мишу из школы, и мои мужчины приехали вместе. Я слушала и не представляла, как им ответить. Книгу я еще не завершила и премию получить не могла.  Мужу никогда не врала. Но, похоже, настало такое время. Все когда-то случается впервые…

– Помнишь мою подработку?

– Это ту, куда ты ходишь читать лекции о написании книг для корпораций?

– Да! Мне выплатили аванс за завтрашнюю лекцию.

– Такой большой?

– Я читаю завтра три лекции подряд на очень большие аудитории.

Так я объясняла свою работу на Зейталле. Муж не спрашивал. Когда-то его интересовали мои книги, он читал и вычитывал. А теперь за семь лет ни разу не заметил, что никаких лекций я не читала…

– Хорошая бригада. Надо будет иметь в виду! – оживился Ленар. – Ты записала контакты?

– Где-то… Прости, я уже не помню. Я их увидела у кого-то из соседей и попросила прийти к нам.

– Когда?

– Неделю назад. Хотела сделать вам сюрприз! Обмоем? – я жестом пригласила мужчин к столу с пиццей.

Мы поужинали, поболтали и отправились спать.

Ленар, как обычно, чмокнул в щеку и засел за компьютер – смотреть фильмы, мультики и читать новости.

Миша вырубился рекордно быстро – устал в школе и за выполнением домашних заданий. Все-таки выпускной класс! Скоро поступать в вуз, все уже очень серьезно!

Я следила, чтобы мальчик не запускал учебу и делал все вовремя.

А я лежала, смотрела в расчерченный полосами лунного света потолок и не могла не думать о Вулкане.

Вот даже интересно, как прошел бы вечер, живи я на Зейталле, в поселке тренаров? Мы бегали бы голышом по лесу и часами занимались любовью?

Я никогда не была особенно страстной. Да и сейчас мысли об интиме вызвали скорее сонную улыбку, чем сладкое томление где-нибудь в теле.  Как происходит у жертв любовных романов и, разумеется, их героев.

А может Вулкан лег бы рядом и положил мою голову себе на плечо? Так ведь когда-то делал Ленар, когда мы еще жили душа в душу…

Я вздохнула.

Боже! Как все запуталось! Хотелось бы думать только о муже. Но хулиганки-мысли то и дело устремлялись к брутальному оборотню. Первая наша встреча принесла скорее смятение. Вторая – еще больше смятения и что-то еще… то, что мне не удавалось выбросить из головы и… из сердца…

Я сама не заметила, как отключилась…

***

Великанский дуб Андалы опустил ветки и осыпал меня желудями, словно огромными конфетти… Откуда-то сбоку и сверху послышался шорох. Я вскинула глаза в сторону звука. Кот… да нет же… Тренар!

Черный, большой, похожий на однотонного леопарда со сложенными за спиной крыльями. Приблизился. Потерся щекой о щеку… и вдруг присел, приглашая к себе на спину.

Я послушно залезла «в седло» и зверь взмыл в лазурное небо.

Я прижалась к его теплой спине и наслаждалась полетом, свободой, спокойствием и защищенностью…

Я чувствовала себя как дома в этом странном, наполненном волшебством, но и опасностями мире. Пропитывалась воздухом Зейталлы, теплом тренара и пониманием – я здесь дома. Почему-то этот странный, невероятный мир выбрал меня. Втянул, всосал словно воронкой, в день нашей встречи с Андалой и… незаметно присвоил. Я не могла отказаться от Зейталлы. Но и на Земле меня многое удерживало.

Внезапно издалека я увидела земное кладбище. Унылое, под серыми свинцовыми тучами и себя… возле могилы.

Я не могла разглядеть – чья она, но слезы застили глаза, я тряслась от слез и душевной боли. Прятала лицо на груди у… Вулкана и тот нежно гладил, прижимал, успокаивал. Что-то говорил в утешение. Я почти не слышала его. Лишь понимала, что потеряла нечто очень дорогое, важное, любимое.

Взглядом искала опору, то, что заставило бы жить дальше… И видела Мишу. Моего сына. Такого сильного и уже такого взрослого.

Он приходил, касался – и боль пропадала. Словно тоже унаследовал дар эллекты…

Внезапно я снова оказывалась в небе, на тренаре верхом… А рядом летел на странных, призрачных крыльях Миша.

 

***

– Мама! Вставай! Папа приготовил овсянку! – Миша, как в детстве, прилег рядом со мной. Я еще помнила те светлые дни, когда малыш оставался со мной, прогуливал садик. Рано утром прибегал, залезал сверху или ложился на место Ленара.

Хихикал, щекотал меня, катался по кровати. Я касалась носика-курносика и ощущала, что согреваюсь изнутри. Даже в самый холодный пасмурный день. Мое маленькое солнышко грело меня, заряжало энергией и радовало.

– Ма-ам! Ну ты встаешь или нет? – вырвал меня из воспоминаний голос Миши. Он уже совсем взрослый, подумалось вдруг. Рослый, крепкий и красивый парнишка. Девочки заглядываются, а мой выбирает.

– Овсянка говоришь?

– Ага!

– Встаю!

Миша рванул вниз, на кухню, а я встала, потянулась и подумала. Что это нашло на моего благоверного? В последний раз он готовил нам завтрак лет эдак шесть назад. На 8 марта, в выходной!

Я зарабатывала книгами лучше мужа. А с тех пор как начала шабашить на Зейталле – в месяц выходило значительно больше.

Наняла женщину помогать по дому: убираться, стирать, мыть посуду и готовить. Однако нет-нет, да и слышала претензию. Дескать, целых два дня одинаковое меню, любимые синие штаны с вечера не стираны, а личная тарелка за час не вымыта. Мы с мужем ссорились, но это мало что давало.

Только очередные невысказанные упреки – горькие плоды недопонимания и новые заделы для очередных раздоров.

Я поменяла пижаму на свободные брючки с приятной к телу клетчатой рубашкой, наскоро умылась и спустилась на кухню.

Ого! Муж заварил чай! Сварил кашу! Перемыл всю посуду!

Надел футболку и шорты вместо привычных трусов!

Ленар очень даже неплохо сохранился.

Я всегда думала, что моя магия эллекты поддерживает близких, но боялась спросить у Андалы.

В свои сорок восемь лет муж выглядел довольно свежим, моложавым и привлекательным мужчиной. Блондин с голубыми глазами. Высокий и крепкий. Немного наметившийся животик – вот единственное, что слегка портило картину.

Я только смаргивала…

Правду говорят, что самцы чувствуют друг друга на расстоянии и начинают соперничать на инстинктах. Шесть лет Ленар и не думал сделать мое утро немного легче и приятней.

И вот на же тебе! Сразу после прихода Вулкана столько плюшек и никаких привычных претензий!

И пока я ошарашенно пялилась на благоверного, он подошел, обнял и поцеловал.

– С добрым утром, дорогая!

От этой фразы у меня глаза окончательно выползли на лоб.

Не «Почему ты не собрала мне еду на работу!» Не «Чего ты так долго спишь, ребенка же надо собрать в школу!». Не «А почему ты капнула чаем на пол вчера и не заметила?»

А «С добрым утром».

Я даже не поняла, что нужно ответить.

Ленар подвел меня к столу, выдвинул стул – я даже не знала, что он и такое умеет!!! – и поставил передо мной тарелку с овсянкой.

Готовил муж из рук вон плохо, но овсянку и манку варил даже лучше меня.

Рядом устроился Миша, тоже поцеловал и мы с аппетитом принялись за еду. Я жевала, наблюдая за своими мужчинами, и поражалась, насколько приход Вулкана, о котором они даже не подозревали, внезапно изменил привычный уклад нашей жизни.

Утро под крики:

– Дай мне вот это!

– Нел, подай мне то и еще вот то!

– Нел, перечисли мне денег на бензин!

Мою суету вокруг Ленара и Миши, в попытке не нарваться на скандал из-за не собранной на работу и в школу еды или чего-то еще…

Чудеса-а-а…

Перед уходом муж даже крикнул:

– Дорогая, я ушел!

А не просто молча захлопнул дверь и скрылся в тумане…

***

Как только в доме окончательно стихло и наш черный джип скрылся за поворотом, унося Мишу в школу, а Ленара – на работу, я мысленно связалась с Андалой.

– Да, Нел? У тебя все в порядке?

Она явно не в курсе вчерашнего визита Вулкана.

– Я обещала вожаку тренаров навестить больную сегодня. Сходим?

– Обещала? Когда? – удивление прокатилось по мысленной связи. – Я и сама могу. Эллекта здесь больше не требуется. Пока…

– Я обещала! – настаивала я.

Черт его знает почему!

Впервые за нашу совместную работу с Андалой я сама напрашивалась на вызов. Обычно именно наставница связывалась, приглашала и договаривалась.

– Да, когда ты успела? Пообещать? Мы же вместе от тренаров уходили…

Я замялась…

– А-а-а… Драконий секрет… – непонятно выразилась ведьма. – Ладно, с этим альфа-самцом сама разберусь! Ну раз уж обещала вожаку стаи – должна прийти. Ничего не попишешь. Жду тебя в два часа на обычном месте. Я сама слежу за пациенткой. Но если что – ты на подхвате.

Связь отключилась, а я призадумалась.

Так… Вулкан не мог пробраться на Землю, но все же явился прямо ко мне домой. Андала знает про какой-то драконий секрет. Не о нем ли рассуждал вожак? Дескать, высшие кланы оборотней и не такое могут учудить…

Ладно. Приду в племя тренаров – выясню.

Неожиданно меня бросило в жар. Вспомнилось как Вулкан обнимал меня. Непрошено, внезапно и так жарко… Хотелось прильнуть к мощному страстному оборотню. И желание, о котором буквально кричало тело Вулкана оказалось настолько…. Настолько приятным.

Обычно меня смущало вожделение со стороны чужих мужчин, не Ленара. Вызывало какое-то неприятие. Стойкое, почти до отвращения. Все же я привыкла, что принадлежу мужу. Мое тело знало его, привыкло к нему. Я не смущалась, если на лице выскочили прыщики перед критическими днями или из-за простуды, не переживала из-за шрама от кесарева. Увы! Ребенок неправильно вставился, пришлось оперировать после полноценных родов.

Странно, что близость Вулкана и его претензии на мое тело ощущались настолько естественными. Словно этот мужчина брал свое. Ненавязчиво, без нажима приручал, как грамотный дрессировщик животное.

И насколько прохладными стали наши отношения с Ленаром, настолько горячо становилось мне рядом с Вулканом.

Боже! Да что же такое происходит? Я ведь не оборотень – ведьма эллекта и нет у меня пары, как у оборотня!

Я постаралась отвлечься, налила себе чаю и вернулась к обычной, земной работе.

Однако дело совершенно не спорилось. Я каждые двадцать минут поглядывала на часы, в ожидании «времени Зейталлы».

И вот он настал – тот самый час «икс».

Ровно без двадцати два я села на свой самокат и поехала по безлюдному пожарному проезду.

Стоило пересечь границу миров, как жаркое солнце окутало зноем. Впереди, между деревьями колыхалось марево.

Лето Зерталлы только переваливало за экватор, а наше, Земное уже двигалось к осени.

На планете Андалы, вернее в той ее части, где я работала, холода не лютовали. Самым нежарким днем температура опускалась не ниже девятнадцати градусов. Оборотни так и ходили – в летнем – их жаркие тела не мерзли при подобной погоде.

Андала ждала неподалеку от бреши, уже с готовыми к полету грифонами.

Оглядела меня пристально и резюмировала:

– Ты зря так оделась.

– М? – я вскинула бровь.

– Тонкие брючки, просвечивающие при правильном ракурсе, блузка такая же… Вулкан не железный. А ты – его пара. И он имеет право ухаживать за тобой, пока не услышал решительный и окончательный отказ. Дашь ему его?

– От-каз? – я словно не понимала услышанного. Мысли заметались, а эмоции перепутались. Горячая волна прошлась по телу. А перед глазами появился Вулкан. Раздетый по пояс. С капельками пота на идеальном мускулистом торсе.

– Все с тобой ясно, – отмахнулась Андала. – Смотри. Кашу заваришь – самой и расхлебывать.

– Что ты имеешь в виду? – всполошилась я.

– Вулкан – не человек. Не надо играть с ним. Еще немного – и он узнает, что имеет право на поединок с твоим мужем. Выдержит твой Ленар хотя бы полчаса против такого матерого оборотня? Закаленного в боях вожака, самого сильного самца в огромной стае?

Я сглотнула, в горле резко пересохло. Какими бы ни были мои отношения с мужем, зла я ему уж точно не желала.

– Если уверена, что не хочешь другого мужчину, скажи Вулкану об этом четко и прямо! Не юли, не отступай и не сомневайся! Иначе альфа-оборотень все сделает, чтобы навсегда заполучить свою пару.

Снова перед глазами появился Вулкан… В моем доме.

Наша немая сцена, напряжение между мной и этим мужчиной – хоть ложкой черпай… хоть костры поджигай…

– Вижу. Все вижу, – покачала головой Андала. – Что ж. Тебе и только тебе разбираться. У тебя сын. Запомни! Вулкан примет его без разговоров. Но сможет ли парень жить в поселке тренаров?

Даже не знаю почему, но я озадачилась этим вопросом, словно и впрямь планировала уходить от мужа. Всерьез рассматривала свое будущее с Вулканом.

– А как же аурная инициация?

Андала рассказывала, что, если у человека хватает энергии, он может стать частично оборотнем. Эдаким гибридом двусущего и смертного. Для этого требуются несколько составляющих. Инициация – то есть энергия двусущего, готового поделиться с человеком магией. Мощная аура самого смертного. И нужно, чтобы энергия человека приняла энергию оборотня. Как во время переливания крови не случилось острого отторжения.

Вместо ответа наставница потянула меня за невидимый для любого, кроме колдуний, аурный шнур, ведущий к Мише.

– Что ж… – задумчиво произнесла Андала. – Ты не просто так сильная эллекта. Сыну передалась часть твоего дара. Думаю, он сможет. Хотя до этой минуты готова была поклясться, что на Земле нет второго человека, способного на аурное смешение видов.

– Второго?

Сердце екнуло. Я уже знала ответ, но Андала все равно сказала.

– Ты тоже можешь. Ты же эллекта. И энергия твоя больше моей.

Я вернулась мыслями в сон, где летала на спине Вулкана… Это ощущение свободы, небесной дороги, которая твоя и только твоя. Поглаживания и щекотка ветра – то нежные, как ласки близких, то настойчивые, как действия массажиста…

Мм…

– Едем! – вернула меня в реальность Андала. – Я сказала Вулкану, что будем около половины третьего. По-нашему, а значит, и Земному времени. Опаздывать к вожаку некрасиво. И я бы сказала – даже неприлично.

Ведьма передала мне поводья грифона и оглянулась так, что у меня сердце замерло. Остановилось на считанные мгновения, пока Андала изучала, вперившись неотрывно.

– Интересная у тебя аура, Нелея, – произнесла наставница, запрыгивая на грифона.

– И чем же она такая интересная?

– Поехали! – вместо ответа бросила Андала. И взмыла в небо настолько стремительно, что мне ничего не оставалось, как поспешить.

…Небесный город над морем узнавался издалека и в то же время в чем-то изменился. Я не сразу поняла – в чем же именно. И лишь на подлете заметила, что все прохожие тренары кланяются.

Не приветственно кивают головой, как раньше – демонстрируют позу подчинения. Словно выражают дань уважения альфе.

– Почему так? – смущенно телепатировала я ведьме и едва не рухнула с грифона после ответа.

– Они знают, что ты пара Вулкана.

– Откуда? То есть… Зачем он рассказал всему племени…  о наших личных, интимных отношениях?

– Да ничего Вулкан никому не рассказывал. Стайные оборотни определяют это по запаху…

Я ощутила, как горят щеки, как от поклона ллэнгов возле дома Вулкана удушливая волна смущения поднимается изнутри.

И не успела я окончательно прийти в себя, как в дверях показался и сам вожак. В белой рубашке, расстегнутой настолько, что мощные грудные мышцы отлично просматривались в образовавшемся вырезе.

Черные брюки и сапоги удачно контрастировали со светлым верхом и подчеркивали иссиня-черные волосы оборотня. На их фоне синие глаза Вулкана казались еще ярче и еще удивительней.

Тренар подошел, кивнул ллэнгам и протянул мне ладонь. Я оглянулась на Андалу. Прежде ни один оборотень не оказывал мне таких знаков внимания. Уж тем более, вожак стаи.

Ведьма кивнула: мол, соглашайся.

– Рад приветствовать тебя в своем доме, – мягко произнес Вулкан, взяв меня за руку.

Он вроде ничего такого не сказал и не сделал. Но теплая волна прокатилась по телу, горячие пальцы Вулкана сжали мою ладонь. Я спрыгнула с грифона и на секунду наши тела соприкоснулись. Боже! Какой он горячий и крепкий… Меня саму бросило в жар …

Я смущенно отстранилась и Вулкан тотчас выпустил мою руку. Заглянул в глаза и молчаливо пригласил в дом.

Андала поравнялась со мной и телепатировала:

– Он показал тебе этим жестом, что ты имеешь право стать тут хозяйкой. Ты теперь здесь –  не просто гостья. Ты та, которую хочет вожак в жены.

Я вздрогнула от понимания, насколько теперь все серьезно. Это тебе не легкий флирт с мужчиной, который к тебе неровно дышит. Не обмен улыбками и смешками, взглядами и шутливыми подначиваниями.

Здесь все уже намного серьезней.

Оборотни выбирают пару один раз и на всю жизнь.  В одночасье из заезжей знахарки я превратилась в важную персону. Но и проблемы это несло тоже. Я шла, глядя в белесый паркет, не в силах поднять взгляд на ллэнгов и слуг, которые поочередно кланялись, бодренько подставляя мне шею. И даже не заметила, как воткнулась в Вулкана.

Вздрогнула, остановилась и ахнула. Мы дошли до третьего этажа. Вожак настойчиво потянул меня за руку в одну из ближайших свободных комнат. Андалу он оставил за дверью.

Слегка подождал и резко приблизился.

Мне вновь стало жарко и томно… Между нами осталось не больше шага, так что горячее дыхание тренара обдувало мои лицо и шею.

Вулкан сгорбился и вгляделся в глаза. Затем поднял мою голову за подбородок.

– Ты чего сегодня такая притихшая? Что не так, Нелея? Что-то случилось?

Я взглянула в глаза Вулкана и… потерялась. Открыла рот и невольно закрыла. Волнение прокатилось по телу, ноги ослабели, колени подогнулись. Я не знала, как поведать тренару о своих мыслях, переживаниях и сомнениях. Не понимала – как начать разговор.

Вулкан помотал головой, убрал за ухо прядь волос, что выбились из прически и спросил тише:

– Если мои подданные сделали что-то не так – скажи. Я разберусь и немедленно.

В его голосе прозвучали стальные нотки, синие глаза хищно сверкнули. Сейчас, здесь, рядом с Вулканом я все сильнее чувствовала и понимала, что этот мужчина – не человек. Во всяком случае, не совсем человек.

Его дикая хищная натура прорывалась сквозь привычную мне оболочку мужчины.

– Ну и чего ты затихла? – обеспокоенно произнес вожак. – Не ответишь, начну всех наказывать. Давай уже. Не бойся, Нелея. Мы вроде нормально общались у тебя дома. Я не кусался и не царапался…

Он криво усмехнулся, провел тыльной стороной ладони по моей щеке – нежно-нежно.

Я даже не знаю, как описать то, что происходило сейчас между нами. Меня словно из ледяного омута опасений и тревог швыряло в жаркий костер страсти и пыла. Я чувствовала Вулкана: его близость, его силу и его опору. Ощущала нас как единое целое. Такое странное, невероятное ощущение, от которого голова шла кругом и почему-то хотелось отдышаться…

– Да не бойся же, моя маленькая…

От того как ласково, тепло прозвучала фраза Вулкана у меня мурашки побежали по спине и сладкая истома зародилась в теле.

– Я не… маленькая…

Я наконец-то нашла в себе силы взглянуть прямо ему в глаза, в упор. Вулкан усмехнулся.

– Все реагируют на меня как на…

– Мою пару.

Он сказал это просто, без стеснения или бравады.

Стало легче и сложнее одновременно.

– Тебя это смущает? – вскинул черную бровь Вулкан. – Почему? Это лишь мой выбор. А свой ты сама выразишь. Когда будешь к этому готова.

В эту минуту меня словно на волю выпустили. Еще недавно я ощущала себя загнанной в угол, а вот теперь будто освободилась. Я чувствовала себя как спилиолог, который долго блуждал по пещерам и внезапно нашел выход…

– Правда?

– Да.

– Тогда идем к пациентке?

– Идем, Нелея.

Мне нравилось, как он произносил мое имя. Не коротко – Нел, всегда полностью. Нараспев, грудным басом, от которого внутри что-то трепетало.

Вулкан помедлил, переступил с ноги на ногу. С минуту мы так и стояли, не двигаясь. Словно время остановилось, и мы опять застыли в нем, как жуки в янтаре.

Я то и дело косилась на тренара, а он шумно дышал, и все еще держал рукой мой подбородок. Пальцы оборотня грели как печка, ноздри слегка раздувались.

Наконец я попыталась шагнуть назад, отодвинуться, отстраниться. Вулкан выдохнул – резко и неровно. Крутанулся на пятках и уже спустя секунду распахнул двери, за которыми оставил Андалу.

Ведьма окинула меня многозначительным взглядом в стиле «я же тебя предупреждала»! И мы устремились в комнату к пациентке.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям