0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Некроманты женятся не сразу » Отрывок из книги «Некроманты женятся не сразу»

Отрывок из книги «Некроманты женятся не сразу»

Автор: Чернявская Юлия

Исключительными правами на произведение «Некроманты женятся не сразу» обладает автор — Чернявская Юлия. Copyright © Чернявская Юлия

Пролог

Молочный свет портала, такой успокаивающий. Шаг. И сразу стихли крики слуг, бряцание оружия, команды стражников, всхлипывания матери и сестер. Еще один шаг, и она окажется во дворце тетушки, в безопасности, вдали от нападающих. Вот начал открываться проход на другую сторону. Темно? Наверное, тетушкин маг еще не успел подготовиться к появлению гостей. Но нельзя задерживаться, иначе родители и братья с сестрами могут не успеть. Шаг. Выход из портала.

Первые мгновения Стефании казалось, что она оказалась то ли в склепе, то ли в подвале, то ли еще где, настолько вокруг было темно и тихо. Довольно быстро глаза ее привыкли, еще и сквозь облака стал пробиваться свет растущей луны. Принцесса огляделась и поняла, что она находится в большой беседке в каком-то заброшенном саду. Но едва она решила выйти и посмотреть, куда же перенес ее портал вместо дворца тетушки Амелии, как услышала громкое карканье вороны. Почти сразу до нее донесся какой-то звук, отдаленно напоминавший хихиканье.

Затаившись, Стефания увидела какое-то свечение. Нечто, противно посмеиваясь, летело из то ли парка, то ли леса. Когда существо подлетело ближе, принцесса поспешила зажать себе рот рукой, чтобы не закричать от испуга, потому что напугавшее ее существо оказалось черепом. Да не простым, а с крыльями летучей мыши, растущими практически из ушей. Во рту черепа был пучок вороньих перьев.

– И не надоело тебе птиц гонять? – раздался совсем близко мужской голос.

Принцесса вздрогнула и попыталась еще сильнее укрыться в тени. Но то ли задела какую-то ветку, то ли нога ее в домашней туфле наступила на сучок, но раздавшийся треск услышали и череп и мужчина.

– Кто здесь? – насторожился неизвестный.

Череп же принялся отплевываться от перьев, прилипших к его зубам.

– Я чечаш, хозяин, чечашпошмотрю... Тьфу, вот же пакость, – он каким-то образом извернулся в воздухе и поковырял когтем крыла в челюсти. – Эти вороны вообще моются хоть иногда?

– Хватит болтать, лучше посмотри, кто еще шпионит за нами, – последовал приказ.

Череп закончил отплевываться и чистить челюсть, взмахнул крыльями, взлетел и огляделся.

– Так, так, так, – забормоталоноткуда-то сверху, – никого, никого, никого, вороны...

– Химериус, – окликнул его хозяин.

– Ладно, – вздохнул тот. – Там тоже никого. А тут у нас что? О, беседочка. Темненькая, уютненькая, дикий виноград так хорошо разросся... А что там внутри. Тоже вороны?

Стефания зажала рот рукой, чтобы даже дыхания не было слышно.

– Ну, – послышался недовольный голос мужчины.

Череп влетел в беседку, огляделся.

– Привет, крошка, – усмехнулся он во все тридцать два зуба. – Что ты делаешь этой ночью? Может, проведем ее вместе?

Принцесса посмотрела на череп вблизи и громко завизжала.

– Да что тут происходит? – в беседке появился новый персонаж. Последнее слово он произнес уже тихо, отчасти потрясенно.

Стефания пискнула и затихла. Химериус взлетел повыше, превратившись всвоего рода магический светильник. Хотя, свет от него был зеленоватый, не самый приятный. Мужчина же оглядывал постороннюю, приходя к выводу, что быть шпионкой она не могла. Ну не ходят шпионы в ночных рубашках, халатах и домашних туфлях.

– А вы кто, – немного успокоившись, выдавила из себя девушка.

Мужчина собирался ответить, но тут череп резко спикировал вниз, завис в метре от ее лица и заговорил.

– Представляю вам, незнакомка, моего хозяина, некроманта РадамираГарда, лучшего выпускника факультета темной магии и некромантии столичной академии.

Какое-то время Стефания переводила взгляд с мужчины, несколько сбитого с толку поведением своего питомца, на череп и обратно.

– Он точно некромант? – она попыталась вспомнить, где могла слышать это имя.

– Некромант, некромант, – облетел вокруг принцессы череп, – у него даже лопата табельная имеется. Показать?

– Не надо, – пискнула потенциальная жертва лицезрения садоводческого инструмента, потому что вспомнила, где именно слышала о некроманте. – Так это вы тогда в столице...

В следующую секунду озадаченное выражение некроманта стало еще озадаченнее, если такое только возможно, потому что оказавшаяся в его владениях девушка благополучно потеряла создание.

Глава 1

Стефания очнулась в залитой солнцем комнате. За окнами громко пели птицы. Где-то щебетали воробьи: то ли делили хлебные крошки, то ли добивались внимания неприглядной самочки.

Сначала принцессе показалось, что ночью ей приснился обычный кошмар. Но когда она открыла глаза и огляделась, стало понятно, что кошмар только начинается. Потому что комната была чужой. Невысокий потолок, стены выкрашены серой краской, никаких занавесей на окнах. Такое ощущение, что никто не занимался комнатами. Просто поставили необходимый набор мебели, и на этом все закончилось.

Снаружи послышались шаги. Кто-то прошел по коридору, задержался возле двери, но потом проследовал дальше. Незваная гостья выдохнула. Не хотелось ей встречаться с тем, кто передвигается столь бодрой шаркающей походкой. Все-таки слуги у некромантов специфические. То хозяев они не трогают, а вот остальных могут попытаться если не съесть, то надкусить.

И тут Стефания вспомнила, почему имя этого некроманта показалось ей знакомым. Радамир Гард, тот самый некромант, который около семи лет назад поднял все столичные кладбища и послал мертвецов к дому градоначальника. В чем была вина последнего, принцесса не могла вспомнить просто потому, что в десятилетнем возрасте она больше интересовалась куклами, нарядами, старалась прятаться от учителей, выпросить вместо супа или овощей кусочек торта. Что же происходило за пределами королевского парка, ее не интересовало, если это не было пикником или другим мероприятием, куда допускались дети в сопровождении нянь и гувернеров.

Вот и сейчас она старательно морщила лоб, пытаясь вспомнить хоть что-то. Но не получалось. Вот мертвяков, которые решили срезать путь через королевский парк, она помнила прекрасно. Вроде, взрослые говорили что-то о воровстве, о каких-то дополнительных поборах, или это было о ком-то другом. Нет, вспоминать бесполезно.

Тогда принцесса стала вспоминать события последней ночи, стараясь понять, почему она оказалась не у тетушки, а в глуши, где обитает страшный некромант.

Ночь перед первым балом всегда волнительна, особенно для младшей дочери короля. Старшие дети давно сосватаны, свободные принцы закончились, равно как князья, герцоги и прочие властители пусть маленького, но независимого клочка земли. Ну, или не земли, но какая разница, если сам себе государь. Поэтому можно не думать, кому и чтоговорит Стефания, на кого как смотрит. Знай себе, танцуй, получай удовольствие. Родители обещали, что не будут давить на нее в плане выбора суженого. Посоветуют, подскажут, к кому присмотреться, но в целом выбор будет за ней самой.

Принцессе не спалось. Волнение не давало прийти сну. Несколько раз Стефания вставала, брала ночник и ходила в гардеробную посмотреть на платье. Персиковое, с белым кружевом и жемчужинками по вороту и манжетам, шитьем на поясе. Рядом стояли белые же туфли на невысоком устойчивом каблучке. Все-таки первый бал, хочется танцевать, а не сидеть в уголке, потому что неудачно подвернула ногу.

Вернувшись обратно в комнату, Стефания распахнула окно, надеясь, что ночной воздух немного успокоит ее. Вообще, первый бал долен был состояться еще год назад. Но из-за смерти бабушки, вдовствующей королевы, все увеселительные мероприятия были отменены. Траур длился год. И вот, наконец-то, этот день почти наступил.

Башенные часы пробили полночь. Принцесса вздохнула. И в этот самый момент раздался страшный грохот. Сразу же где-то внизу закричали люди. Что именно, слушать не было ни малейшего желания. Схватив с кресла халат, она бросилась из комнаты. Судя по панике, охватившей дворец, не только она не спала. Слуги метались из стороны в сторону, спрашивая друг у друга, или у провидения, что происходит. Но никто не мог дать ответ.

Неожиданно снизу послышался звон клинков, а через разбитое окно влетела стрела и вонзилась в шпалеру перед Стефанией. Схватив зачем-то стрелу, она бросилась в сторону покоев родителей.

Ваше высочество, ваше высочество, – рядом с ней откуда-то появился придворный маг, – скорее, ваше высочество, срочно бегите в зал для телепортации. На дворец напали. Мы не можем понять, кто. Стража сражается, но враг слишком силен. Прошу вас, поспешите. Вас отправят к вашей тетушке Клариссе.

– Бегу, – коротко ответила принцесса и поспешила к лестнице.

Спуститься на один этаж, пробежать по переходу, окна в котором уцелели, свернуть в глухой коридор, и вбежать в распахнутые двери.

В зале уже были родители, наследник, старшие братья и сестры. Девушки плакали, мать терзала пальцами носовой платок, братья при малейшем шуме хватались за кинжалы или мечи. Только король сохранял видимость спокойствия. Повинуясь его распоряжениям, слуги по очереди проходили в портал.

– Стефания, – увидев дочь, королева облегченно выдохнула, обняла подбежавшую к ней принцессу. – Теперь все в сборе, можем отправляться.

Маг, руководивший перемещением, кивнул. Первыми в портал прошли сестры, Стефания на мгновение задержалась. Было жаль платья, несостоявшегося бала, своих надежд. Потом сделала шаг.

Последнее, что она успела услышать – новый грохот и чей-то крик. Потом ее окружили темнота и тишина.

Нет, для того, чтобы понять, почему все пошло не так, надо быть магом. Обычных принцесс такому не учат. Не зачем. Да и как научить тому, что человеку не дано от природы. Это как слепого учить рисовать или глухого петь. Разве спросить у кого. Только не у кого. Сомнительно, чтобы хозяин этого дома согласился ей помогать. Ведь, если это тот самый некромант, то он, скорее, сам ее закопает. Той самой табельной лопатой. Потому что в ссылку его отправил ни кто иной, как король лично.

Принцесса тихонько застонала.

– Доброго утречка, – раздалось с улицы, и в комнату влетел вчерашний череп. – Как спалось, что снилось?

Стефания застонала еще громче. Она так надеялась, что это существо – плод ее воображения на фоне неправильно сработавшего портала. Увы, не приснилось.

– Слушай, может, ты куда улетишь? – поинтересовалась она.

– Симпампулька не хочет общаться? – показалось, что череп обиделся. – Ладно, сообщу хозяину, что ты проснулась. Он пришлет служанку с платьем. Или ты предпочитаешь свой халатик?

И, оставив принцессу соображать, в каком виде она предстала накануне перед мужчиной, Химериус вылетел в окно.

Стефания снова застонала.

***

Радамир сидел, задумчиво изучая расчеты. Накануне ночью он облазил всю беседку, изучая оставшуюся энергию портала. Надо было понять, откуда к нему свалилась эта девушка. Ведь не прилетела же она по воздуху.

То, что удалось выяснить, удивило. Портал создал придворный маг. Но вел он совсем в другое место. То ли это сам маг что-то напутал, или кто-то вмешался в его работу, ответа на этот вопрос у некроманта не было. Да он настолько в этих делах и не разбирается. Да, пока сидит в своей глуши, отбывая наказание, учит новое, экспериментирует. Но не все заклинания ему поддаются. Такова природа магии.

Возникла мысль, что надо бы связаться со стариком. Все-таки, благодаря его защите, он отделался ссылкой, а не рудниками или казнью. Но что он ему скажет? Ко мне тут девушка свалилась, заберите? Может, это вообще не их девушка, а один портал на другой наложился, или еще сбой какой на фоне природных явлений. Не зря же говорят, что в грозу колдовать не стоит, делаешь одно, а результат может совершенно другим быть. Хотел ты, к примеру, рубаху высушить, а в итоге перекрасил, или оживил.

Нет, надо сначала пообщаться с этой девушкой, а потом уже думать, как дальше быть. Хорошо бы обратно отправить, чтобы в похищении не обвинили. Ведь срок наказания почти закончился. Из десяти лет почти восемь позади. Так не хочется еще несколько лишних лет тут прозябать.

– Хозяин, – услышал он от окна, – хозяин, там симпампулька проснулась.

– А, Химериус. И как она?

– Не знаю, меня прогнали, – крылышки изобразили жест, который можно было принять за пожимание плечами.

– И ты так просто улетел? – в голосе некроманта было достаточно скепсиса. Он слишком хорошо знал своего фамилиара.

– Ну, не то, чтобы сразу, – череп покружился вокруг светильника в виде висящей вниз головой летучей мыши. – Понаблюдал немного. Так-то она в порядке, но о чем думает, тут я не скажу. Она слишком тихо что-то бормотала.

Радамир покачал головой. Что ж, не стоит сердиться на Химериуса. Все-таки он обычный фамилиар. И не важно, кому принадлежала при жизни голова, к которой потом приделали крылья и вручили ему. Хотя, судя по поведению, это был далеко не праведник.

– Скажи служанке, пусть принесет гостье платье, – распорядился хозяин дома. – И пусть накрывают к завтраку.

– Мне тоже присутствовать? – зачем-то поинтересовался фамилиар.

– Твое дело, – равнодушно ответил Радамир. – Хочешь, можешь на лампе висеть, хочешь – гоняй ворон.

– Э нет, – неожиданно серьезно возразил Химериус, – какие могут быть вороны, когда у нас такая симпампулька. Мне же интересно, кто она, откуда...

– Если я узнаю, что ты потом сплетни распространяешь, – неожиданно прошипел некромант, – будешь до конца моих дней в клетке сидеть. А потом тебя похоронят вместе со мной. И даже если тебе повезет выбраться, ты не то, что ворон гонять, вообще никак перемещаться не сможешь.

Череп резко взмыл к потолку. Когда хозяин так говорит, с шутками надо заканчивать. Поэтому он молча вылетел в окно и отправился на поиски слуг, успевших привыкнуть к такому вестнику.

Радамир же продолжил думать, что ему делать с этой девушкой. Но ни одной умной мысли в голову не приходило, а вот зачарованное кольцо, призывающее табельное орудие всех некромантов, покалывало палец. Нет, убить и закопать он всегда успеет. Для начала стоит расспросить, кто она и откуда вдруг взялась на его голову.

Придя к такому сомнительному, на его взгляд, решению, он поднялся из-за стола и отправился в столовую. Потом было бы хорошо вздремнуть немного, все-таки ночь прошла не так, как хотелось бы, но нет. Шестое чувство, которому Радамир привык доверять, вопило, с появлением этой девушки в его жизни основательно добавилось проблем. Просто он еще не в курсе, каких именно.

***

Появление служанки отвлекло Стефанию от очередного приступа жалости. Опасаясь, что слуги в этом доме могут быть разумной нежитью, принцесса подобралась, готовая спасать бегством, но не пришлось. К ней прислали обычную женщину средних лет. С платьем в руках.

– Прошу прощения, если вам не понравится то, что я принесла, – тихо заговорила пришедшая, – но у нас не так много в доме женщин, поэтому мы постарались подобрать вам хоть что-то.

– Ничего страшного, я не привереда, – поспешила успокоить ее гостья. – И понимаю, что оказалась у вас не в самом приличном виде. Поэтому не вы должны просить прощения, а я, потому что поставила вас в затруднительное положение.

Да, хотелось капризничать, требовать, чтобы ее отправили к тетушке, одели нормально, причесали, накормили вкусными пирожными, которые не многие кондитеры умеют делать. Но вспоминая, в чьем доме она находится, Стефания сразу превращалась в паиньку. Вот и сейчас она только поднялась с постели и пошла за служанкой в соседнюю комнату. Там умылась, потом причесалась, как смогла. Во всяком случае, провести щеткой по волосам было не сложно.

Платье тоже село неплохо. Чуть широковато, но не беда. Широкий пояс несколько компенсировал этот недостаток. И когда она бросила взгляд в зеркало, оттуда на нее смотрела немного испуганная, но в целом довольно симпатичная девушка. Подмигнув своему отражению, принцесса последовала за служанкой.

В столовой уже суетились двое. Один мужчина вытаскивал из буфета столовые приборы, тарелки, чашки, второй расставлял их в нужной последовательности. Гостья отметила, что для обычного завтрака все было слишком официально. А ведь даже в ее семье обычные семейные приемы пищи проходили с меньшей торжественностью.

– Доброе утро, – в столовую вошел хозяин дома. – Прошу простить меня, что не справился о вашем здоровье, норешил, что не стоит врываться в комнату к незнакомой девушке. Вы столь эмоционально отреагировали на мое имя, что я решил подождать встречи здесь.

– Доброе утро, – Стефания приветствовала мужчину кивком. – Наверное, за короткое время для меня произошло слишком много всего. Вот я и не выдержала очередной новости.

– В таком случае, я полагаю, нам стоит продолжить наше знакомство за столом, – Радамир жестом пригласил гостью, лично придвинул ей стул, потом и сам занял свое место.

Химериус влетел в окно, когда слуги ставили тарелки с кашей. Оценив меню и придя к выводу, что для черепов ничего подходящего не водится, он, в самом деле, пристроился на светильнике, зацепившись когтями крыльев. К удивлению некроманта, проделано все это было молча, чтобы не привлекать внимание девушки. Или так сильно любопытство одолело, или задумал какую-то пакость.

Когда первый голод был утолен, хозяин повернулся к гостье.

– Вы так и не представились, хотя мое имя вам известно.

– Простите, – она отложила в сторону ложку, промокнула салфеткой губы. – Мое имя – Стефания. Я младшая дочь короля Аврелия. И я не собиралась вторгаться в ваш дом, – тут же добавила она, заметив, как сжались кулаки мужчины.

– Я догадался, – сухо ответил он. – Но вы здесь. И должны быть какие-то причины, почему это произошло.

– Увы, я не знаю, – она развела руками. – Мы готовились к балу, первому после смерти бабушки. Но внезапно поднялся шум, все забегали. На дворец кто-то напал. Придворный маг настроил портал к тетушке, а я, почему-то, оказалась у вас.

Принцесса замолчала. Радамир тоже не торопился задавать новые вопросы.Итак, понятно, что король не будет отправлять своих детей к посторонним. Стефания сказала, что их перебрасывали к тетушке, значит, к той, которая герцогиня. А ее владения располагаются крайне неудобно для захватчиков. Горные долины недосягаемы для врагов. На перевалы в любой момент могут сойти оползни, карта подземных ходов сокрыта так, что искать непосвященным бесполезно. О порталах и говорить нечего. Они расположены в отдельных зданиях, чтобы их можно было мгновенно уничтожить. Нет, тут или верховный маг что-то подстроил, или произошел какой-то сбой. Но что могло привести к нему? Нет, для этого надо изучать точку входа, а не выхода.

– Симпампулька, – неожиданно подал голос череп. Стефания вздрогнула, но быстро взяла себя в руки. – А что это за стрела у тебя вчера была? Черненькая такая.

– Стрела? – гостья задумалась, потом сообразила. – Не знаю. Я просто схватила ее, потому что она прямо перед моим носом в стену воткнулась. А зачем... Может, испугалась.

– В таком случае, потом покажи мне ее, – некромант попытался, чтобы это звучало больше просьбой, а не приказом. Все-таки с королевской дочкой дело иметь приходится.

При мысли о том, кто попал к нему в дом, он с трудом сдержал стон. Если принцессу начнут искать, и обнаружат у него, хорошего ждать не придется. Тут даже рудниками не отделаться. Отрубят голову на месте, а потом уже разбираться начнут. Может, в самом деле, прикопать под беседкой. И пусть думают, что портал так сработал. Кольцо тут же отозвалось покалыванием.

– Хозяин, – подал голос Химериус, – так, может, я быстренько в комнату симпампульки слетаю, стрелу принесу? Я мигом. Одно крыло тут, второе там.

– А ты не забываешься? – хмуро ответил Радамир. – Все-таки это принцесса, а не девица из деревни.

– Так симпатичная же, – выдвинул аргумент череп. – А раз симпатичная, значит симпампулька. И это, казнить меня все равно не смогут.

И рассмеявшись, он благополучно вылетел в окно. Впрочем, никто и не собирался слать ему вдогонку ни заклинаний, ни обычных проклятий. Стефания с трудом сдерживала улыбку, а страшный злой некромант пытался решить, что же ему все-таки делать с так неудачно оказавшейся у него принцессой, если закопать нельзя.

Химериус вернулся быстро. Увидев его со стрелой в зубах, Стефания не смогла сдержать улыбки.

– Вот, – выплюнул он свою ношу перед хозяином. – Кажется, где-то я такую уже видел. Но не помню, где именно. При жизни, что ли.

Радамир взял стрелу в руки и с трудом сдержал ругань. Он тоже видел нечто подобное. Благо только в книгах. И очень надеялся, что никогда в жизни ему не придется лицезреть ни это клеймо, ни рисунок на оперении нигде кроме музеев. Увы, желание это не сбылось.

– Ваше высочество, надеюсь, вы простите мне мой лексикон, но я не могу подобрать иных слов для описания сложившейся ситуации. Если эта стрела принадлежит тем, кто напал на дворец, то все мы, я в том числе, оказываемся в глубокой заднице.

Глава 2

Перед завтраком во дворце герцогини Альварадо царила не свойственная этому месту суета. Шутка ли, принять всю семью старшего брата, разместить, притом сделать это среди ночи. А теперь накрыть в парадной столовой большой стол и накормить всех. Обычно к приезду гостей готовятся заранее, а тут верховный маг открыл портал, кратко сообщил о проблеме, после чего начали переправлять королевскую семью, ее приближенных, слуг, которые успели добраться до портала.

Понятно, что слуги почти сразу попытались влиться в жизнь на новом месте, помогали, чем могли. Придворные же были перепуганы. Равно как младшие принцы и принцессы. Наследник пытался держаться, все-таки не мальчик. Его жена почти не отпускала от себя малыша, только иногда передавая его кормилице или няньке.

Когда все устроились вокруг стола, оказалось, что одно место свободно. Тут же все начали переглядываться, вставать и смотреть, кто и где сидит.

– Успокоились все, – громко произнесла герцогиня. – Сядьте. Так вы только мешаете понять, кого нет.

Пара минут потребовалась на то, чтобы люди снова расселись. Только кронпринцесса осталась рядом с нянькой, держащей на руках малыша.

– Энрико, Леонард, Каролина, Мария, Теодор, – по старшинству перечислял детей король Аврелий, – Стефания. Где Стефания?

Вновь поднялся шум. На этот раз все начали высказывать предположения, что могло случиться с принцессой. Проспала, не прошла в портал, решила прогуляться утром по саду, плохо себя чувствует. Один из слуг поспешил в комнаты, предназначенные младшей принцессе, и вскоре возвратился с мрачным выражением лица.

– Что, где она? Говорите как есть, – воскликнула королева.

– Боюсь, ваше величество, что принцесса не ночевала в своей комнате, – осторожно произнес слуга. – Постель не тронута, никаких вещей нет. Вы уверены, что она прошла через портал?

На этот раз все взгляды переместились на верховного мага.

– Я лично видела, как Стефания входила в портал, – заступилась за кудесника королева. – И потом мы проходили после нее. Но кроме моей девочки, все остальные благополучно прибыли по месту назначения.

– Увы, ваше величество, – я не могу сказать, почему так произошло, – развел руками верховный маг. – С момента закрытия перехода прошло несколько часов. Если бы ее высочество шла передо мной, я бы еще смог попытаться изучить остаточные эманации. Но после нее порталом воспользовалось достаточное число людей, чтобы проводить какое-то разбирательство. Возможно, в этот момент нападающие применили какое-то заклинание. Возможно, снаружи началась гроза. Единственное, что я могу, попытаться выяснить, жива ли ваша дочь, и где она может находиться.

– Да, прошу вас, сделайте это, – королева поднялась со своего места. – Прошу простить меня, но совершенно нет аппетита. Все, о чем я могу думать, это о Стефании.

И она вышла из столовой. Остальные проводили ее величество взглядами, но постепенно все-таки приступили к завтраку. Вот только аппетит у многих был испорчен. Вскоре извинился и ушел верховный маг. Потом наследник с женой, младшие принцы и принцессы. Постепенно в столовой остались только король и его сестра.

– Я уверена, что со Стефанией все хорошо, – голос герцогини звучал достаточно убедительно, но Аврелий прекрасно знал, как его сестра хорошо умеет врать, если надо.

– Кларисса, не надо. Я успокоюсь только тогда, когда сам увижу свою девочку. До того хоть ты, хоть все маги мира могут уверять меня в этом, я не поверю.

– Ты хоть понял, кто на вас напал? – тут же сменила она тему разговора.

– Я их не видел, – король тяжело вздохнул. – Те, кто видел сам, уже не расскажет, кто напал на дворец. Но мне хватило того, что я успел рассмотреть. Когда их стрелы начали влетать во дворец, я успел рассмотреть одну. Хотел взять с собой, но маг не позволил. Сказал, лучше оставить стрелу ее хозяевам, чтобы чего не вышло.

– А Стефания не могла взять с собой такую стрелу? – задумалась хозяйка.

– Хм... Думаю, могла. Ты же знаешь ее, увидела что-то интересное, ну и решила рассмотреть на досуге, тем более что разрешение у хозяев спрашивать не надо, – король задумчиво посмотрел на сестру. Потом поднялся. – Надо обсудить это с верховным магом.

Кларисса только кивнула. Когда брат ушел, она взяла чашку, допила чай. Первой жертвой неизвестных стал ее брат. Им с мужем опасаться пока не стоит, их портал открывается только по запросу, а пройти по другим дорогам в герцогство не так просто, как может показаться. Но ей очень не нравилось то, что происходило за пределами горных долин. Что-то подсказывало, что брат будет не единственной жертвой. Возможно, он не первый в череде завоеваний.

***

Стефания устроилась с ногами в кресле. Туфли, чуть великоватые туфли, стояли рядом. Химериус крутился где-то под потолком, то и дело подлетая к окну, за которым громко каркали вороны.

– Хватит мельтешить, – не выдержал некромант. – Или туда, или зависни где-нибудь.

Череп задумался, потом вылетел в окно. Все равно пока ничего интересного не предвидится, а воронам пора показать, кто тут хозяин. Довольно быстро послышалось истошное карканье.

– Как я понимаю, отправить меня к тетушке вы не сможете, – Стефания перевела взгляд от окна, где кружилась стая ворон и один агрессивный летающий фамилиар, и посмотрела на Радамира. – Все-таки вы некромант, даже если и разбираетесь в вопросах работы порталов. Мое общество вам тоже не слишком приятно. Но надо решить, что вам со мной делать.

– Несколько вариантов у меня есть, но они вам точно не понравятся, – по лицу мужчины расплылась ехидная улыбка. – Однако окончательно от них отказываться я не буду. Сами понимаете, всякое бывает.

– Понимаю, убить меня и сделать вид, что я никогда не появлялась в этом доме, желание заманчивое, – принцесса действительно понимала, на что он намекает, и от этих намеков было не по себе. Но надо держать лицо. Спасибо учителям, которые привили это полезное умение. – Но я бы попросила вас воздержаться от причинения мне какого-либо вреда. Все-таки надежды, планы, все такое...

Ее собеседник посмотрел на потенциальную жертву и рассмеялся.

– Я обдумаю ваше возражение, если вдруг встанет такой вопрос. Пока меня беспокоит другое.

– Кто напал на дворец, – закончила Стефания. – Вижу, вы знаете, кто это. Но лично я даже в книгах не видела ничего похожего на рисунки на стреле. А читаю я не только учебники и любовные романы.

– Знаете, вы слишком умны, – не удержался от шпильки Радамир. – Обычно женщины бывают или умны, или красивы. Но вы сочетаете оба качества, и одним этим представляете для нас угрозу. Но я не уверен, что вы слышали об этих существах.

Принцесса задумалась, потом выдохнула только одно слово:

– Немертвые...

Некромант молча кивнул. Принцесса поежилась, потом обхватила руками колени. Она читала о них, и все прочитанное, не внушало оптимизма.

– Долгое время считалось, что они – плод воображения путешественников, – заговорил Радамир. Голос его звучал глухо. Влетевший в окно Химериус сразу понял, что лучше промолчать, поэтому устроился на подоконнике и принялся чистить зубы от вороньих перьев. – До тех пор, пока с ними не встретился большой военный отряд. Выживших было немного. Но именно благодаря их сведениям стало понятно, что путешественники говорили правду. И можно было предположить, куда исчезли многие экспедиции. Потом была первая война...

– Я читала, – тихо произнесла Стефания. – Считается, что девушкам не обязательно знать все это, но я сама решила заполнить ряд пробелов в своем образовании. Думаю, это полезнее, чем рисовать нечто, а потом утверждать, что это птица или цветок.

– Ваше высочество, я уже говорил, что вы умны. Так вот, вы слишком умны, – вновь не удержался некромант. – И что-то мне подсказывает, что применять табельную лопату в вашем отношении будет кощунством. Мир нельзя лишать такого исключения из общепринятых правил хотя бы потому, что через десять-пятнадцать лет вы будете смело высказывать свои суждения в обществе. Вас будут считать оригиналом, а девушки начнут подражать вам. И многие мужчины, благодаря этому, получат в жены не беспросветных дур, а невест, с которыми можно хоть немного поддержать разговор. Во всяком случае, не только о платьях, украшениях и последних сплетнях.

– Хозяин, – череп выплюнул очередное перо, – может, нам симпампульку себе оставить. Вам все равно жениться надо будет. А тут раз, и умная жена. Может, еще король из ссылки вернет. А то и домик какой в предместьях выделит, и опыты разрешит ставить любые. Где вы еще так удачно себе невесту найдете.

– Химериус! – хором рявкнулиРадамир и Стефания.

– А что Химериус? – заставить замолчать череп не получилось. – Я уже сколько лет Химериус? Можно хоть иногда и прислушаться к моим советам.

– Потому что совет глупый, – отрезал некромант. – Король у герцогини Альварадо, как туда попасть, я не имею ни малейшего представления. В столице немертвые, и неизвестно, куда они двинутся оттуда. Сегодня утром у меня уже возникло желание использовать свою табельную лопату и самозакопаться, пока они не добрались сюда.

– И мы возвращаемся к тому, с чего начали, – заметила гостья. – Куда мне деваться. Добраться до тетушки в одиночку не реально. Я прекрасно оцениваю свои перспективы. Открыть туда портал вы бы не смогли, даже если бы владели этой магией – тетушкин маг, скорее всего, уже закрыл его, и будет открывать только в определенные часы на короткий срок, и то чтобы получать почту. Возвращаться в столицу не стоит просто потому, что там враг. Получается, у меня два выхода: или остаться у вас, благополучно угробив свою репутацию. Или просить вас отправить меня в ближайшую женскую обитель.

– Боюсь, что из ближайшего у нас тут только пара старых кладбищ, из которых даже скелета не поднять, потому что кости почти истлели, – хмыкнул фамилиар до того, как его хозяин успел что-то сказать, – глухой лес да несколько поселков. Люди живут, что-то выращивают, больше охотятся, коз пасут на опушках. Кур разводят...

– Пока Химериус не стал перечислять все достоинства местных куриц, скажу сразу, ваш отец выбрал такое место для ссылки, что лучше придумать сложно, – язвительно произнес некромант. – Торговец два раза в год приезжает, почту разве что голубиную получить можно. Делать я могу что угодно, но только на словах, по факту больше теорию изучаю, расчеты на будущее делаю.

– Значит, прощай репутация, – вздохнула Стефания.

– А кто сказал, что я вас оставлю? – нахмурился Радамир.

– Я сказала, – отрезала принцесса. Потом пояснила. – В деревню я не пойду. Мало ли, кто там какие вести получает той же голубиной почтой. Раз я не приехала с торговцем или еще кем, значит, появилась у вас. Ну и сначала меня кто вилами, кто простым дрыном забьет, а потом к вам придут. Обвинят, что вы тут создаете или призываете всякое. Ну и что с вами сделает толпа, я бы знать не хотела.

Подумать было о чем. Признавать, что девушка права не хотелось, но выбора не было. Да, больше всего некромант хотел отправить ее куда подальше и вернуться к прежнему образу жизни, но понимал, это невозможно. Просто потому, что немертвые рано или поздно появятся и в его медвежьем углу. Но так хотелось надеяться, что решением проблемы займется кто-то другой. Увы, если и был кто-то, знающий, что можно сделать с этими существами, только внешне похожими на людей, то не в этой стране.

– Да не может хозяин без разрешения короля покинуть это место, – неожиданно по делу заговорил Химериус. – Твой отец, Симпампулька, настолько проникся этим маршем мертвяков по столице, что высказался более чем понятно. Сидеть тут, без лишней надобности не отдаляться дальше десятка километров. Поэтому нам кроме как в деревни, никуда и не попасть больше.

– А если я отменю этот приказ? – прищурилась принцесса. – Думаю, необходимость доставить меня к семье может оказаться важнее ссылки.

– Ну да, – хмыкнул Радамир, – в категорию необходимости запишут, а потом еще пару лет накинут. Милая, я не вчера родился. Я прекрасно знаю, что меня ждет, окажись я рядом с твоим отцом. Поэтому нет.

– Я могу поклясться всем, чем только захочешь, что тебе ничего не будет, если ты поможешь мне, – Стефания внимательно посмотрела на своего собеседника. – Более того, даже наградят, или вовсе отменят остаток наказания. А вот если я вынуждена буду оставаться здесь... В общем, это плохая идея.

Временный хозяин дома и сам понимал, что идея плохая. Но его несколько смущали обязательства, которые готовилась взять на себя принцесса.

– Мне надо подумать, – наконец, принял он какое-то решение, – чтобы никто не давил, не обещал. Думаю, до завтра будет достаточно времени. А пока вынужден предложить воспользоваться моим гостеприимством. Только прошу не преследовать меня, вынуждая принять выгодное вам решение.

– Даже не думала, – обиделась принцесса.

Некромант только передернул плечами, потом поднялся со своего места и вышел, оставляя свою гостью наедине с Химериусом.

***

Радамир старательно делал вид, что предложение принцессы не заинтересовало его. На самом деле все, о чем он мечтал почти восемь лет – это вырваться из захолустья, вернуться в столицу, к людям, книгам, нормальным лабораториям. Да, придется смириться с рядом ограничений, но там он сможет работать в полную силу, возможно, со временем, и ограничения с него снимут. Должны снять. Да, у него сохранились контакты, иначе как бы он поддерживал подобие привычного образа жизни. Откуда бы получал новую литературу, если бы не старые друзья, которые изредка заглядывали к нему отдохнуть после очередной сложной работы, или отсидеться после неудавшейся авантюры. Но все это было не то.

Столица манила, снилась чуть не каждый день. Широкие проспекты, тенистые бульвары, сады и парки, где можно уединиться среди кустов жасмина с очередным номером «Некроновостей» или последней научной книгой. Бары и кофейни, где можно было обсудить с товарищами что-то интересное. Трактиры с их пивом, элем, шумными веселыми кампаниями. Всего этого не хватало. Не побеседуешь же с крестьянином, который свое имя с трудом выводит, об ошибочности некоторых научных теорий. Им это попросту не нужно, так же, как ему самому слушать об особенностях посева ячменя в местных условиях.

Нет, пару раз и ему нашлось дело. В первый раз, когда он только прибыл сюда, пришлось наводить порядок на старом кладбище. Не то, чтобы его обитатели кому-то сильно мешали, но люди жаловались, что собаки брешут ночами много, спать не дают, коровы на пастбище иной день идти бояться, да за ягодами по осени ходить сложно – нежить так и норовит поймать кого. Понятно, что этим скелетам одного удара дубины хватит, чтобы неделю никому не мешать, пока кости обратно собираются. Вот только ягоды собирают чаще дети, коим нет работы в поле. Не приставлять же охрану, когда каждая пара рабочих рук наперечет.

Второй раз пришлось применить скорее знания, когда в один год деревню начали осаждать оголодавшие волки. Но там уже не поднимать и упокаивать пришлось, а вспоминать основы боевой магии и проредить стаю. Когда с десяток собратьев превратились в шубы и шапки, серые разбойники предпочли убраться подальше от недружелюбных людей.

Больше его услуги крестьянам нужны не были. Нет, какое-то время к нему пытались обращаться. Если маг, то должен или погодой управлять, или скотину лечить, или еще как помогать. Потом поняли, что к ним направили не природного мага в помощь, а неугодного некроманта. За кладбище поблагодарили, и успокоились. Нет, торговали, понятно, тут жаловаться грех. Продуктами справляли исправно. Но в остальном старались держаться подальше. Вдруг да сотворит какое непотребство. И права была Стефания, когда говорила, что встретят ее в деревне далеко не хлебом и солью.

Что ни говори, предложение принцессы хотелось принять сразу, не раздумывая. Но он боялся. Нет, немертвые его не пугали. Он много читал о них, у него появились некоторые догадки, которые было бы интересно проверить. Радамир боялся, что слово принцессы не перевесит слово ее отца, и после всего он отправится в еще более глухое место, куда даже друзьям будет не добраться.

– Что, хозяин, – влетел в окно вездесущий фамилиар, – думаешь. В симпампульке что ли сомневаешься, или как?

– В короле, – не стал отнекиваться некромант. Попробуй, скажи этому летуну, что все в порядке. Изведет же, язва крылатая.

– А что король? – Химериус заложил вираж, потом приземлился на стопку книг на краю стола. – Дочка эта у него младшая. Младших не то, чтобы больше всех любят, просто особенной любовью. Балуют всячески. А тут раз, и пропала любимица. Да Аврелий тебя озолотит, если ты ему симпампульку вернешь. Ну, – наткнувшись на суровый взгляд, он тут же поправился, – хуже все равно не будет. Опять же, он в своем доме больше не хозяин, так что сослать тебя куда-то точно не сможет. А уж если ты с этими немертвыми разберешься...

– Так, – поспешил перебить его хозяин, – воевать я не собираюсь. Ни с живыми, ни с немертвыми. Максимум упокаивать нежить. Ну, или поднимать, если заказы будут. Все остальное, пожалуйста, сами.

– В общем, принцессу возвращаем? – заглянул ему в глаза череп, словно щенок, ищущий ласки и внимания.

– Возвращаем, – вздохнул Радамир, подозревая, что ввязывается в огромную авантюру.

Глава 3

Свое решение некромант озвучил за обедом. Причем с такой интонацией, что Стефания в очередной раз пожалела, что подняла этот вопрос. Но вариантов не было. Останься она в его доме, ничего бы не изменилось. В любом случае ей пришлось бы мириться с язвительными интонациями.

– Единственное, – сразу перешел к вопросам, связанным с путешествием, хозяин дома, – надо немного подождать. Надо приобрести у местных платья, чтобы у вас была запасная одежда. Ну и чтобы хоть немного вас замаскировать.

– Понимаю, – сразу кивнула принцесса. – Денег у меня нет, но даже тех украшений, которые оставались на мне, должно хватить, чтобы компенсировать часть расходов. Остальное отец непременно вернет вам.

На этот раз язвительных комментариев не последовало. Как бы ни спешили обитатели дворца покинуть его, собрать хотя бы те украшения, которые хранились в покоях, не составляло труда. Хватить же вырученных средств должно было надолго.

– Думаю, к этому вопросу мы вернемся позднее, – холодно произнес Радамир. – Пока моих средств будет достаточно. Но как только они начнут заканчиваться, готовьтесь расставаться с побрякушками.

– Могу отдать их вам хоть сейчас, – в тон ему произнесла принцесса. – У вас они будут в большей сохранности, а на мне могут привлекать ненужное внимание. Разумеется, в обмен на расписку.

Слушавший этот разговор Химериус рассмеялся.

– Смотри, хозяин, симпампулька не так проста, как кажется. А если еще и у тебя учиться начнет, то неизвестно, кого мы в итоге вернем ее папочке.

– Любящую дочь, уважающую родителей, – фыркнула принцесса. – А если некоторые язвы не могут промолчать, пусть лучше ворон и дальше ощипывают.

Череп фыркнул, потом бочком переместился к окну.

– Раз вы со мной так... То и пойду, – изрек он, и благополучно улетел.

Некромант проводил фамилиара взглядом, потом посмотрел на гостью.

– А вы ему нравитесь, – заметил он. – Но я не советую показывать, что вы об этом догадались. Язвить он станет больше, да и обнаглеть может.

– И не собиралась, – выдохнула Стефания. – Может, в качестве волшебного помощника он и хорош, но я предпочитаю других питомцев. Как минимум, менее болтливых. А лучше пушистых, мурлычущих или лающих.

– Если бы я мог выбирать, то тоже предпочел бы кого-то другого. Летучую мышь, змею или еще кого-то, соответствующего моей школе. Но уж точно не это летающее недоразумение, скривился Радамир. – Но я настолько довел преподавателей своей дотошностью, что они решили отблагодарить меня особым образом. Что ж, у них получилось. Правда, именно в ссылке я понял, что с любым другим фамилиаром давно бы сошел с ума. Химериус своей язвительностью не дает расслабляться, хандрить, переживать. Наверное, если бы он был человеком, он был бы отличным другом. Из тех, которые подначивают на приключения, а потом до последнего рядом. Даже когда остальные решили, что дальше они не пойдут.

– С ним хотя бы можно поговорить, – согласилась собеседница.

На какое-то время повисло молчание. Потом муж чина поднялся, подошел к окну, за которым выписывали кульбиты вороны и их вечный противник Химериус.

– Мы отправимся на следующей неделе, – произнес он. – Надеюсь, в дороге мы с вами не переругаемся. Я постараюсь держать себя в руках, но ничего не могу гарантировать. Все-таки вы – дочь человека, из-за которого я столько лет провел в этом месте. Не спорю, я виноват, но лишь в том, что захотел справедливости. Сейчас я понимаю, что она не для всех. Но кто из нас не творил глупостей по молодости.

– Я не знаю, что произошло, раз вы подняли такое количество нежити, – тихо заговорила Стефания. – Мне тогда было десять лет, и интересовалась я далеко не событиями за пределами дворца. Думаю, в этом возрасте любой ребенок не интересуется политикой и прочими делами.

– Не любой, ваше высочество, – в голосе некроманта снова прозвучали ядовитые нотки. – В городе достаточно детей, которые в десять лет уже знают, что такое тяжелая работа, за которую платят гроши. Сам я рано узнал, что такое работа, неблагодарность. И рано во мне проявилась магия. В академию принимают детей старше шестнадцати лет, я начал обучение в тринадцать. И умудрился стать лучшим. Потом стажировался под началом одного из известных некромантов. А потом узнал, что городской магистрат решил поднять в три раза оплату расходов на похороны в городе. В три раза, ваше высочество. Не у всех хватало денег на скромные похороны, а тут такие суммы. В общем, я разозлился и поднял всех покойников, которые только могли двигаться.

Принцесса внимательно слушала мужчину. Да, она привыкла жить в роскоши, холе и неге. Любимая дочь любящих родителей никогда не знала, что такое голод, холод, нехватка денег. Не сказать, что их сильно баловали, в этом отношении отец был достаточно строг. «Сначала государство, потом цацки», - нередко выговаривал он матери. А потом пояснял, что нельзя отбирать у людей последнее только потому, что им хочется расшить платье жемчугом. Потому что терпение у народа не бесконечно. В один прекрасный день они постучат в ворота далеко не с мирными намерениями.

Уже потом Стефания читала о революциях, переворотах, но ни разу в тех книгах не рассказывали о жизни простого народа. Только о вождях. Теперь же, слушая Радамира, она открывала для себя новую сторону жизни. Ту сторону, где люди вынуждены были обходиться крохами, чтобы хоть как-то выживать.

– И чем все закончилось? – спросила она. – Я не про твое наказание.

– Сумму увеличили незначительно, – вспоминал некромант. – Мертвецов довольно быстро упокоили боевые маги, и мне до сих пор стыдно перед теми, кто вынужден был перезахоранивать непонятно чьи останки. Благо делалось это за счет города. Ну а со мной разговор был короткий. Личная встреча, которая длилась не больше десяти минут, а потом в закрытой карете привезли сюда.

– Если я скажу, что понимаю твое возмущение, это будет не совсем верно, – осторожно начала подбирать слова принцесса. – Все-таки я из другого мира. Но я помню, когда мертвецы шли через дворцовый парк. Уж не знаю, что думал отец, или члены городского магистрата, но мне было очень страшно. Думаю, также страшно было и другим детям моего возраста и младше. И не важно, работали они уже или нет. Страшно за себя, за родителей, братьев и сестер. И я была самой младшей. А если у кого-то были младшие братишки и сестренки? Нет, мне даже сейчас, зная, что они никому не причинят вреда, хочется спрятаться как можно дальше и надеяться, что мертвые меня не найдут.

Вновь повисло молчание. Длилось оно куда дольше. Химериус подлетел к окну, заглянул внутрь, но понял, что ничего интересного не происходит, и отправился дальше гонять пернатых.

– Знаешь, тогда я об этом не думал, – от неожиданности Стефания вздрогнула. – Мне хотелось что-то сделать, показать себя, сила выхода требовала, ну и справедливости искал. А сейчас я попробовал посмотреть на ситуацию глазами отца семьи. И ты права, обычные люди вряд ли в тот момент ценили, что я для них делаю. Скорее они решили, что пришли последние дни, раз мертвые восстали и пошли по городу. Возможно, твой отец был прав. Раз не думаешь головой, ставь свои опыты и применяй силу там, где особо никому не навредишь.

– Перемирие? – с робкой надеждой предложила принцесса.

– Попробуем, – согласился Радамир. – Обещать ничего не буду, характер у меня под стать Химериусу. Но доставить тебя к отцу постараюсь. Опять же, не обещаю, потому что непонятно, что в большом мире твориться. Я как-то не слежу за новостями.

– Ничего, в дороге осторожно все выясним, – оптимистично решила девушка. Спорить с ней никто не стал.

– На подготовку у нас неделя. Я хочу местные кладбища еще раз проверить. Чем позднее меня местные хватятся, тем лучше, – принялся обрисовывать планы некромант. – Заодно прикуплю кое-что из вещей. Потом тебе вещи прикупить надо, но это слуги помогут. Им я сказал, что у меня сестра порталом прибыла. Вроде как матушка замуж выдает за кого-то. Ну, ты уже сама придумай детали, если спрашивать начнут. Украшения свои перед выходом мне отдашь, мало ли кого встретим в дороге. Не стоит привлекать к себе внимание. Как доберемся до нормальных трактов, верну. Деньги у меня есть, вот когда закончатся, тогда будешь решать, что продать не жалко. Пока же отдыхай, сил набирайся. И огромная просьба, не упокой моегофамилиара ненароком. Химериус может раздражать, но ты ему нравишься.

– Я заметила. Просто при жизни он был тем еще хамом, – усмехнулась Стефания. – Но можешь за него не переживать, я не наделена такими талантами.

Радамир предпочел промолчать. Иной раз мертвяка можно упокоить не только ритуалами и заклинаниями, но и просто приложив чем-то тяжелым. Он лично видел, как одна из местных жительниц так отходила скелет тяжелой сковородой, что после оставалось только подмести останки.

– Так, все живы, – между тем влетел в дом фамилиар, зажимая когтем на сгибе крыла птичье перо. – Значит, договорились. Когда выступаем?

– Как только, так сразу, – отрезал хозяин. Даже если он и озвучивал планы при Химериусе, не стоит повторяться. Слишком болтливым последнее время был череп.

***

За какую-то неделю жизнь в столице изменилась. Первыми изменения на себе почувствовали те, кто был приближен к королевской семье: министры, дворяне, высшие военные, маги. Кто-то погиб в ночь нападения, кто-то успел вовремя улизнуть, а потом с семьей бежал из столицы. Те же, кто ничего не знал, оставаясь в своих домах, утром обнаружили, что ворота дворцового парка заперты, стража стоит совсем другая, а по дорожкам гуляют далеко не придворные.

На следующий день начали закрываться лавки, торгующие предметами роскоши. Еще через день заколоченными оказались двери ресторанов, кофеен, и других заведений для тех, у кого водились деньги. Люди не понимали, что происходит. Но спросить было не у кого. В последнюю очередь заколоченными оказались двери городского магистрата, управ. Рабочей оставили только пожарную каланчу да пару больниц. Видимо, захватчики понимали, что без этих заведений городу будет туго.

Те, кто остался без работы, сначала надеялись, что это временная ситуация. Некоторые пытались срывать доски и открывать свои заведения. На один день эта мера работала, но утром все снова оказывалось заколоченным, а внутри царил сущий хаос. Все, что можно было сломать или разбить, оказывалось сломано и разбито.

Маги не ждали, пока до них доберутся неизвестные. Собравшись в башне, они поставили самую мощную защиту из всех, которые только можно было придумать – защиту на крови. После чего открыли портал и переместились подальше от королевства. Сами они могли вернуться в любой момент, добровольная жертва двух товарищей позволяла сделать это беспрепятственно, но никто чужой, не важно, живой он или мертвый, не мог проникнуть внутрь.

Вскоре стало известно, что то же самое твориться в других городах. В сторону границы потянулись сначала отдельные люди, потом обозы. Пограничники молча пропускали всех беглецов. Только раз чуть не случился конфликт, когда к таможенному пункту подошел военный корпус в полном вооружении, с пушками, знаменами, полным боеприпасом и обозами с провиантом. Но недоразумение быстро разрешилось, когда командующий сообщил, с какой целью они планируют перейти границу: поступить на службу правителю соседних земель, поскольку король Аврелий исчез, а служить неизвестно кому они не собирались.

Наверное, позднее всех изменения заметили обитатели трущоб, прежде всего потому, что они редко выбирались в центр города. Та скромная работа, которую они находили, как правило, была в кварталах немного богаче, чем их: перенести уголь со двора в дом, вскопать клумбу, наколоть дрова, принести воды... Все то, что обычно приходилось делать женщинам, занимающимся хозяйством, пока их мужья были на работе. Теперь же хозяева находились дома, поскольку найти новое место было невозможно, переделывали кучу накопившихся дел и думали, не пора ли покидать ставший негостеприимным город.

Единственное, что работало исправно – кабаки, в которые наведывались обитатели бедных кварталов. Их никто не трогал, напротив, за неделю некие странные личности выдали владельцам деньги в счет долгов завсегдатаев и на дальнейшее обслуживание. Довольные хозяева варили свое дешевое но забористое пойло, ссыпая в сундуки монеты. Они не задавались вопросом, что происходит и кому это надо, равно как те, кто все чаще заглядывал к ним и оставался все дольше и дольше.

А в тех районах, где люди покидали свои дома, постепенно появлялся кто-то. Их еще не видели, но замечали, как колышутся занавески за наглухо закрытыми окнами, вечерами там горят тусклые огни, и какие-то силуэты передвигаются по комнатам.

По городу начали ползать слухи, один страшнее другого. Кто-то думал, что вернулся тот самый некромант, который когда-то давно поднял всех мертвяков, и теперь мстит королю. Почему пропали маги, придворные, закрылись многие лавки, они ответить не могли.

Кто-то высказывал предположение, что страну охватила какая-то эпидемия, многие выехали в свои имения, чтобы пересидеть ее там. По той же причине в центральных районах закрылось все, кроме лавок, торгующих обычным продовольствием и прочими товарами для повседневной жизни.

И только в отдельных храмах, пока еще действующих, служители шептались ночами, что пришла беда, справиться с которой вряд ли получится.

***                                                   

Верховный маг устало откинулся на спинку высокого кресла. Да, с собой ему удалось забрать все самое ценное. Но это была обычная комната, а не отдельная лаборатория, любовно создаваемая много лет. Там сами стены пропитались магией, нужные заклинания сплетались сами собой. Сейчас же работалось тяжело. Руки опускались. Возможно, он бы и отказал королю, если бы речь не шла о младшей принцессе, любимице всех.

Сказать, что найти ее было сложно – не сказать ничего. Без личных вещей, не говоря о волосе или капле крови, задача была почти нереальной. Но он справился. То ли потому, что времени прошло не так много, и он смог поймать остаточные эманации портала, то ли просто повезло. Но принцесса нашлась, причем живая. Вот только место заставило задуматься.

Маг собрался отправиться на поиски своего правителя и рассказать об успехах, но тут раздался стук в дверь, потом она открылась, и на пороге возник сам король.

– Можете не вставать, друг мой, – поспешил произнести Аврелий, быстро пересек комнату и устроился на стуле рядом со столом, на котором все еще поблескивал магический шар.

– Я как раз собирался искать вас, ваше величество, – деланно бодро произнес маг.

– Да какое из меня сейчас величество. Можешь звать меня по имени, как когда-то давно, когда мы были молоды и таскали у садовника из оранжереи груши и сливы.

Маг не смог сдержать улыбки. Тогда они знатно бедокурили, несколько раз даже получили по спинам и чуть ниже хворостиной, но на все вопросы отвечали, что просто заигрались. Иначе садовнику было бы несдобровать.

– Да, славные были дни, – произнес он. – Мы молоды, полны сил, у нас масса планов. А теперь, оглядываешься назад и понимаешь, ничего-то мы не сделали.

– Увы, Хильмар, – вздохнул король, – но если получится вернуться, есть небольшой шанс осуществить хоть что-то. Но ты знаешь, сейчас меня волнует другое. У тебя получилось?

– Кажется, да. Но, если все так и есть, то ты не обрадуешься, узнав, куда попала малышка Стефания.

– Говори, старый друг.

Судя по тому, что открыл мне шар, твоя дочь сейчас находится совсем рядом с тем некромантом, РадамиромГардом, – еще раз посмотрев на шар, ответил маг.

– Это с тем, который в свое время поднял всех мертвецов в окрестностях столицы и отправил к магистрату, – задумчиво произнес Аврелий. – А скажи, друг мой, насколько в борьбе с немертвыми полезны некроманты?

Хильмар почесал нос. Старая привычка из детства, от которой так и не удалось избавиться до конца. С одной стороны, эти самые немертвые вполне себе живые существа. С другой же, назвать их живыми полностью ни у кого язык не повернулся.

– Не знаю, – признался он. – Все надо выяснять опытным путем. Думаешь, предложить этому парню работенку?

Король ничего не ответил, но по хитрому выражению его лица было понятно, он что-то задумал.

Глава 4

Подготовка к походу шла полным ходом. Радамиру удалось достать принцессе одежду почти новую и достаточно приличную, чтобы никто не начал обзывать оборванкой. Кладбища были осмотрены, на всякий случай ритуалы упокоения проведены повторно, чтобы никто гарантированно не поднялся в ближайшее время. Может, местные были не слишком дружелюбны, они приняли его, помогали по мере возможности. Не отказали продавать еду и некоторые вещи, которые производили сами.

Уже собраны были походные мешки, спрятаны деньги и ценности, когда на столике в гостиной внезапно появилось письмо и увесистый кошель.Химериус, обнаружив находку, поспешил на поиски хозяина.

– Ты уверен, что нигде не говорил о сборах? – по дороге к комнате уточнял некромант.

– Абсолютно, – заверял его фамилиар. – Да кому я и что рассказать могу? Местные от меня шарахаются, симпампулька побольше моего знает, а воронам все это до лампочки. Да и не могу я с ними разговаривать, как тогда за хвост хватать?

Спорить было сложно. Действительно, поговорить череп мог только с хозяином, да сейчас со Стефанией. Ну, если гости приезжали, то удостаивали его непродолжительной беседой. А вот крестьяне водить знакомство с колдовским питомцем отказывались, всячески шарахались, рисовали в воздухе обережные символы и призывали странное существо вернуться туда, откуда оно взялось.

– Вот, хозяин, – когда они вошли в гостиную, Химериус облетел стол, показывая, где лежит странная посылка.

Радамир подошел, взял послание и принялся рассматривать.

– Позови принцессу, – неожиданно распорядился он. Думаю, ей будет интересно услышать, что пишет ее батюшка.

– Что-то случилось, – первое, что спросила принцесса, едва вошла в комнату. – Все отменяется, мы никуда не едем?

– Не то, чтобы отменяется,некромант задумчиво посмотрел на Стефанию, потом взял в руки конверт. – Вот это появилось сегодня в гостиной.

– Письмо с печатью отца, – взяв конверт из рук хозяина дома, принялась изучать его гостья. – А в нижнем углу знак верховного мага. Она всегда оставляет его, если отправляет письмо порталом. Вдруг промахнется, тогда есть шанс, что все вернут обратно в целости.

– Ясно, – Радамир забрал послание и вскрыл. – Тогда будем читать, что пишет твой дражайший батюшка, чтоб ему там поикалось от души.

«Господин Гард, – начиналось письмо. – Вынужден обратиться к вам, поскольку, волею случая, через портал в ваше временное жилье занесло мою младшую дочь, принцессу Стефанию. К сожалению, нам пришлось спешно покидать столицу. Если вы еще не в курсе событий, то сообщаю вам, что на город и дворец напали немертвые. Я не знаю ни причин этого нападения, ни его последствий. В настоящий момент мы находимся в доме моей сестры, герцогини Альварадо. К величайшему сожалению, открыть полноценный портал к вам не представляется возможным, но я прошу вас, сопроводите мою дочь до любого населенного пункта, откуда вас могут перенести максимально близко к герцогству. Знаю, что вы не горите желанием помогать мне или моей дочери, но со своей стороны я гарантирую вам возможность вернуться в столицу или поселиться в любом городе на ваш выбор, когда мы победим немертвых. Вам будут полностью компенсированы расходы на постройку дома, что бы вы ни выдумали, предоставлен любой инвентарь для лаборатории, а также выплачено десять тысяч золотых. С настоящего момента ваша ссылка считается законченной, о чем я прилагаю отдельную грамоту. Кроме того, я надеюсь, переданные вам золото и драгоценности помогут компенсировать расходы на путешествие. Все, что останется после него вы можете оставить себе. Аврелий».

Закончив чтение, он передал письмо принцессе. Она еще раз перечитала текст, потом заметила, что часть листа осталась загнутой. Отвернув, увидела несколько строк в свой адрес. Ничего особенного. Отец писал, что за нее беспокоятся, все ее любят и надеются на скорую встречу. Сдержанный тон не давал ввести себя в заблуждение. Отец просто не рискнул написать все теплые слова, опасаясь, что часть, предназначенную для дочери, прочтет посторонний. Радамир не стал. А вот Химериус так и вился вокруг, пытаясь заглядывать через плечо, хотя хозяин и окликнул его пару раз.

– Что ж, – дождавшись, пока Стефания дочитает, подвел он итог, – теперь уже точно тебя не закопать, так что за свою жизнь можешь не переживать. За деньги тоже спасибо, лишними они не будут. Во всяком случае, в городе можем немного приодеться, и не пешком идти, а пользоваться дилижансами.

– Не проще ли верхом? Купим пару лошадок, и не будем зависеть от главных дорог, – предложила девушка.

– Сомневаюсь. Во-первых, из меня наездник так себе. Во-вторых, я не разбираюсь в лошадях настолько, чтобы нам не подсунули старую клячу. Ну и в-третьих, ни ты, ни я не знаем, что с ними делать на привале. Слышать, слышали, но я так точно коней не обихаживал. Поэтому лучше надеяться на свои ноги, ну и на то, что какое-то сообщение еще осталось. Вряд ли немертвые сейчас активны по всей стране. Скорее, они будут подчинять крупные города, а потом уже пойдут по деревням.

Спорить ни принцесса, ни, тем более, Химериус, не стали. Череп в такие вопросы вообще не вникал. Ему что, он просто фамилиар. Еда не требуется, он существо магическое. Знай себе летай, гоняй ворон. Ну, иногда хозяину помогай. Хотя, сам Радамир до конца не понимал, зачем ему вообще нужен кто-то. Понятно, кольцо, к нему табельная лопата привязана. А вот зачем некромантам спутники – большой вопрос. Разве что о приближении нежити предупреждать. Но грош цена тому, кто ее сам проморгает. Тут никто не поможет.

Стефания же думала о том, что дорога только на первый взгляд кажется легкой, а их план четким. На самом деле неизвестно, что их ждет уже через час после того, как они покинут деревню. Радамир говорил, что до ближайшего большого села их подвезут на телеге, но все могло сорваться самым непостижимым образом. Или лошади захворают, или телега поломается, или возница выпьет лишнего. Поэтому она мысленно готовила себя к тому, что им будет трудно, тяжело и голодно.

***

Через три дня отправились. Опасения принцессы не подтвердились. К назначенному времени на дороге, ведущей из деревни, показалась телега, запряженная парой лошадей.

– Вот, господин Гард, как договаривались, – возница смял в руках шапку, видно не привык общаться с магами. – До городка вас довезу. Заодно и на рынок загляну, раз оказия такая. Как соседи узнали, что я вас отвезти должен, столько поручений надавали.

Он рассказывал, попутно размещая вещи путников в телеге. Потом помог забраться девушке. Некромант сам запрыгнул в повозку. Потом бросил последний взгляд на дом, в котором провел столько долгих лет. Нет, сожаления не возникло. Возможно, когда-нибудь он вернется забрать какие-то вещи. Хотя, скорее всего, они так и будут лежать под защитным пологом, пока там не поселится другой маг. Все самое ценное помещалось в заплечном мешке, да в небольшом кошеле, который внутри был куда больше, чем снаружи.

Химериус где-то летал. Судя по яростному карканью ворон, давал им прощальный бой. За питомца Радамир не переживал. Как только почувствует, что хозяин уже далеко, сам догонит.

Действительно, не успели они миновать поля, как череп догнал их, плюхнулся в сено и принялся чистить зубы от птичьих перьев.

– Господин Гард, – покосился на Химериуса возница, – а эта ваша зверушка магическая, или такие где-то водятся в природе.

– Я не зверушка, – возмутился фамилиар, но закончить ему не дали.

– Это магический спутник волшебников, – поспешил произнести Радамир, набрасывая на череп мешок из-под муки. – Они создавались специально, чтобы помогать магу аккумулировать энергию и делиться ею, когда резерв волшебника требует восстановления.

Химериус выполз из-под мешка и покрутил когтем крыла у виска, но комментировать слова хозяина не стал. А то не мешком кинут, а чем похуже.

Стефания с трудом сдерживала смех. Ну да, краткая лекция о магии для деревенского жителя была построена на популярных домыслах, сказках, фантазиях и ничего общего с реальностью не имела. Сами маги до сих пор не знали, зачем им фамилиары. Вроде как традиция такая, ну и не так скучно, когда долго приходится оставаться вдали от людей.

То ли лекция произвела впечатление, то ли вознице просто сложно было уместить столько новой информации в голове, но больше он вопросов не задавал. Сам некромант не спешил заводить разговоров ни с деревенским, ни с принцессой. Все, что им надо будет обсудить, стоит проговаривать, когда их никто посторонний не слышит. Мало ли парень что сболтнет в городке. Неизвестно, чем оно обернется и для путников, и для жителей.

Такполучилось, что лошадки трусили по дороге, поднимая небольшую пыль. Возница молчал, редкими взмахами кнута смахивал со спин животин слепней. Радамир валялся в телеге на сене, пожевывая травинку и думал о чем-то своем, глядя в небо. Стефания рассматривала места, по которым они проезжали. Когда еще она вот так будет смотреть на поля, леса за ними, ручьи, через которые переброшены добротные мостики. Принцессам пристало путешествовать в каретах, и совсем по другим дорогам. Не через глушь, а там, где через каждые три-четыре часа можно отдохнуть на постоялом дворе, и все пытаются угодить любым способом.

Через пару часов дорога немного изменилась. Стала немного шире, по обочинам больше не валялся мусор. Ям стало меньше. Все говорило о приближении к городу. Но достигли они его еще через час. На въезде никого не было, кроме подремывающего с алебардой в обнимку стража. Услышав путников, он поднял голову, лениво посмотрел на них и махнул, чтобы проезжали. Деревенские жители пошлиной не облагались.

– Ну, господин Гард, – оказавшись внутри, произнес возница, – я на рынок, это налево. А вам прямо надо, на станцию дилижансов. Туда мне с телегой нельзя.

– Ничего, Том, – Радамир спрыгнул на мостовую, потом подхватил Стефанию. Забрав их сумки, он кинул вознице небольшой кошель. Тот заглянул внутрь, проверил, не обманули ли его, потом кивнул некроманту, и направил лошадей в сторону городского рынка. – Поздравляю, Фанни, наше приключение началось.

– Фанни? – тихо прошипела принцесса и то потому, что вокруг были люди. – Да что ты себе позволяешь? Меня так родители не называли, даже когда я маленькой была!

– Тише, – зашипел некромант, – я понимаю праведное возмущение, но как ты думаешь, на кого быстрее обратят внимание? На девушку Фанни из провинциального городка или села недалеко от столицы, или на дворянку Стефанию?

– Симпампулька, – подлетел к ней череп, – я понимаю, ты не довольна, но хозяин дело говорит.

– А вот тебя спросить забыли,– буркнула принцесса, но скандалить дальше не стала. И без того понятно, с ее мнением будут считаться, но до определенного момента. – Ладно, забыли. Где тут станция дилижансов. Чем меньше мы отношения на одном месте выясняем, тем меньше ненужного внимания привлечем.

– Идем, – коротко ответил Радамир, понимая, что основные претензии ему выскажут потом, когда у их беседы не будет свидетелей. – Химериус, не отставай. Сейчас не время гонять ворон и прочих птиц.

– Да здесь я, здесь, – буркнул фамилиар, пристраиваясь рядом с хозяином.

Так они дошли до станции.

Дилижансов было мало. Проще сказать, их почти не было. Когда Радамир сунулся в кассу за билетами, на них посмотрели с огромным удивлением. Но, когда он сообщи, что ему нужно место в экипаже, который отбывает за границу, кассир выдохнул и с радостью продал нужное количество.

– Отправление через полчаса. Далеко не уходите.

– Мы и не собираемся, – улыбнулся некромант. – Это который экипаж будет?

– А вон тот, – кивнул мужчина через окошечко, – который не сильно потрепанный, с вензелями.

– Понятно. И еще такой вопрос, а в здании станции купить что-то можно.

– Купить-то можно, но, – кассир понизил голос, – не советую брать пироги. Начинка в них может плохой быть. А вот булочки более чем. Вода вся хорошая. Пиво – так себе, на любителя, мне кажется, разбавляют его. Морс ничего, чай, все остальное не советую.

– Благодарю, – мелкая монетка упала на тарелочку и почти сразу исчезла в рыках сотрудника. А Радамир уже вел Стефанию покупать необходимые мелочи в поездку.

***

В дилижансе кроме них ехали еще три человека: мужчина средних лет и две женщины. Судя по всему, госпожа и ее компаньонка. Некромант выбрал места в самом конце экипажа. Когда они поехали, Химериус осторожно выбрался из мешка, в котором его прятали, на сидение, бросил взгляд в окно, потом перебрался на колени к принцессе и принялся следить за пейзажем.

Сама Стефания задумчиво смотрела на пробегающие мимо поля, сады, огороды. В голове крутилось множество вопросов. Как они смогут добраться до тетушки, ждут ли их там на самом деле, успеет ли она встретиться с семьей до того, как немертвые доберутся до земель тетушки? Увы, ответы на все это можно было получить, только прибыв в герцогство Альварадо.

Радамир немного нервничал. Да, у него было письмо от короля, грамота, согласно которой ему даровано помилование, но вдруг все это уловка, чтобы заманить его в ловушку? Слишком подозрительным он стал за то время, что провел в ссылке. Но, не похоже, чтобы это было ловушкой. Если бы даже в глуши он продолжал свои эксперименты, поднимал умерших, насылал их на ближайший город, творил всякие непотребства типа соединения мертвого с немертвым, тогда да, можно было подозревать ловушку. Но нет, он изучал магию по книгам, расширял свои способности, добавлял в арсенал новые заклинания. И пусть его владение магией огня или воздуха было не совершенным, он научился тому, что не умел ранее.

– Нет, моя дорогая, – неожиданно услышали они голос пожилой женщины, – даже не говори мне об этом. То, что мы с тобой планировали, еще не значит, что планы могут осуществиться. Ты же слышала рассказы людей, что происходит в крупных городах. Так вот, ноги моей не будет в этом королевстве до тех пор, пока тут не наведут порядок.

– Прошу прощения, – повернулся в их сторону мужчина, – возможно, это не мое дело, но сейчас вы говорили, что в городах происходит нечто странное. Не скажите ли вы, что именно странного там твориться? Мне после этой поездки предстоит отправиться в столицу, и я хочу понимать, с чем столкнусь.

– Лучше вам туда не ездить, – заметила женщина.

– Увы, – тот развел руками, – дела. Я и без того устал колесить по королевству и приграничным землям, устанавливая всех фигурантов одного хитрого дела. И когда все личности будут окончательно подтверждены, мне надо представить отчет в столицу.

– Не думаю, что вам будет перед кем отчитываться, господин, – покачала головой его спутница. – Я слышала, что люди бегут из столицы. Сами мы не можем похвастаться тем, что общались с кем-либо лично, но хозяин постоялого двора сам указывал мне на более чем прилично одетых путников. Большинство из них – люди состоятельные. И они бегут из королевства. Ходят слухи, что король тоже вынужден был бежать, и сейчас власти у нас, по сути, нет, а есть кто-то непонятный, кто заставляет людей покидать их дома. Мы с Мартой думали съездить в город, проведать моих старых знакомых, но нет ни одного экипажа, который согласился бы отвезти нас туда. Поэтому мы вынуждены были отправиться в обратный путь.

Стефания и Радамир переглянулись. Да, слухи подтверждали то, что они читали в книгах. Немертвые заставляют людей покидать свои дома, забирая себе то, что представляет для них ценность и уничтожая остальное. Судя по всему, скоро в городах останутся только те, кому некуда деваться. У них нет денег, чтобы уехать и начать все заново. Что их ждет, еще никто не мог дать ответ на этот вопрос.

Глава 5

Границу дилижанс пересек без препятствий. Стражи пересчитали количество путников, взяли подорожный сбор и подняли шлагбаум.

– Видите, – вновь обратилась к мужчине пожилая путешественница, – даже бумаги не проверяют. Значит, люди бегут из королевства.

Ответа не последовало. Компаньонка этой женщины тоже молчала. Или власть у той была достаточной, чтобы заставить ее молчать, или они уже много раз все обсудили и пришли к определенному решению. Второе было больше похоже на правду.

Радамир и Стефания молчали. Это был тот самый случай, когда лучше придержать язык за зубами и послушать других. Но теперь некромант придвинулся к принцессе и тихонько прошептал:

– Раз происходит что-то настолько непонятное, будет лучше, если мы всем будем говорить, что ты – моя сестра. Мы бежали из страны, потому что там происходит что-то странное, и теперь пытаемся добраться до дальних родственников. А уж где именно они живут, наше личное дело.

– Хорошо, – не стала спорить его спутница. – Но лучше ты сам говори. Я могу запутаться, и все поймут, что мы врем.

– Ничего, история быстро выстроиться, основные черты будут, а в детали лучше не вдаваться. Все на уровне «родители рассказывали, сами мы подробностей не знаем».

Стефания согласно кивнула. Действительно, лучшего варианта им не придумать. Вопросы будут задавать в любом случае, и надо думать заранее, как на них отвечать максимально достоверно.

– В общем, буду говорить, что мало помню, все-таки я тогда не особо слушала разговоры взрослых, – решила Стефания, – и не могу точно сказать, это троюродная тетушка по отцовской линии или двоюродный дядюшка по материнской.

Некромант только кивнул. Достаточно один раз сказать, что они едут к племяннице двоюродного брата бабушкиной троюродной сестры, и от дальнейших вопросов большинство откажется.

Вскоре экипаж остановился.

– Конечная! – громко сообщил возница.

Химериус, всю дорогу молчавших, что было на него не похоже, изобразил тяжелый вздох и полез в свой мешок. Чем дольше его никто не заметит, тем дальше смогут уехать путешественники, не привлекая к себе внимания.

– И куда теперь, – отойдя в сторону, спросила принцесса. – Времени не много, и можно было бы двинуться дальше.

– Сначала надо понять, куда именно. Сегодня снимем номер, передохнем, пройдемся по магазинам, чтобы не выглядеть как беглецы вникуда, – принялся перечислять все, что необходимо сделать перед дальнейшим путешествием, Радамир. – Ну и купить карты. Все-таки я хочу понимать, где еду, а не думать, какими дорогами мы следуем.

– Хорошо, – Стефания понимала, что спорить нет смысла. Хотя бы потому, что она никогда сама не планировала путешествия. Для этого были слуги и родители. Ей только и оставалось, что сидеть в карете, читать книгу, смотреть в окно и общаться со старшими братьями и сестрами. Настала пора учиться. Поэтому она слушала некроманта, старалась выполнять его советы. Не в последнюю очередь потому, что он мог вспылить, бросить ее посреди городской площади с деньгами, письмами и грамотами, и вернуться обратно в домик в глуши.

– Клетку купите, – донеслось из мешка. – Лучше я буду диковинной зверушкой, чем меня все будут пытаться в багаж запихать.

Предложение было встречено улыбками, путники покинули станцию и отправились в сторону торгового квартала.

Найти его труда не составило хотя бы потому, что они успели изучить план города, висящий на стене станции. Но думать, что так будет во всех городах, не стоило. Поэтому, пока принцесса выбирала себе платья для путешествия, чтобы походить на горожанку, а не крестьянку, Радамир заглянул в соседнюю книжную лавку. В последнюю очередь они приобрели и большую клетку с тканевым чехлом, который можно было закрыть, оградив фамилиара от излишнего внимания. На дно устроили подушку, чтобы Химериус мг путешествовать с комфортом. Закончив с покупками, путники отправились на поиски постоялого двора, где можно не только переночевать, но и поесть.

– Завтра осмотримся, – по дороге рассказывал очередной этап плана некромант, – решим, куда стоит ехать, купим билеты. И на рынок, купим еду в дорогу. В моей сумке она не испортится, а мы не так сильно будем зависеть от остановок. Неизвестно, в какие харчевни нас судьба забросит.

– Как ты думаешь, – неожиданно спросила Стефания, – а эти самые немертвые могут нас искать?

Радамир задумался. Вряд ли они так интересны этим странным созданиям. О том, что принцесса попала совсем не туда, куда должна была, они, может, и узнают, но пройти за ней не смогут. Чтобы открыть портал в первый раз, немертвым надо, чтобы их маги одновременно открывали его с двух сторон. Если портал открывал человеческий маг, то ему достаточно было того, что кто-то уже сделал это и задал координаты.

Он сам не был нужен никому, кроме тройки друзей. Но сейчас они были далеко. Возможно, сами уехали из королевства. При всем желании, связаться с ними не получится. Королю он понадобился только потому, что каким-то непонятным образом ее туда выкинул портал. Что ж, мог и похуже куда открыться. В любом случае, если у немертвых и есть что-то на Радамира Гарда, найти его они не смогут.

– Искать не должны. Но постарайся, чтобы как можно меньше людей могло тебя узнать. Иначе не заметишь, а уже замужем, и родственники мужа твоему отцу письма шлют с требованием приданого.

Стефания предпочла оставить это без ответа, но мысленно отметила, что о своем происхождении на время лучше забыть. Пусть другие видят в ней несамостоятельную дочь богатых родителей, избалованную, но безвредную, чем принцессу. Нет, некромант даже спасет ее, но только чтобы получить долгожданное прощение. А потом благополучно забудет о ее существовании.

Они шли по улице приграничного города. На фоне столицы он казался каким-то бедным. Дома не выше четырех этажей, кое-где по улицам гуляли курицы, а возле одного из заборов развалилась свинья. Возле домов вместо цветников были разбиты грядки с зеленью, какими-то овощами. Из кустарников предпочтение отдавалось плодоносящим: смородина, крыжовник, кое-где малина. На плодовых деревьях начинали завязываться первые плоды.

А потом принцесса отметила чистые улицы, отсутствие нищих, которых в столице разгоняла перед парадными выездами силком. Аккуратные заборчики разных цветов, люди одеты скромно, но одежда не выглядит заношенной, даже дети оставались аккуратными во время игр.

– Хотела бы я поселиться в подобном городке, – тихо, чтобы кроме спутников ее никто не услышал, произнесла Стефания. – Тихо, чисто, спокойно.

– Сплетни за глаза, – продолжил некромант, – тихая война с соседями, высокие налоги на поддержание этого благолепия.

Принцесса не стала отвечать. Возможно, он и прав. Откуда она знает, как тут все на самом деле. Может, войны с соседями не особо тихие. Или сплетни не только за глаза, но и при том, кого обсуждают.

Между тем, они дошли до книжного магазина. Радамир сначала думал отпустить девушку немного погулять без его общества, но взгляды некоторых торговцев красноречиво говорили, что они не против получить в свой гарем еще одну красотку.

– Если хочешь, можешь выбрать себе несколько книг в дорогу, – кивнул он в сторону полок. – Будет странно, если мы продолжим свой путь без чтения.

– Хорошо, – принцесса проигнорировала стеллажи с разнообразными любовными романами и отправилась в отдел исторической литературы. По мнению некроманта там тоже хватало ерунды, н ему было интересно, какие книги выберет его спутница. А в ожидании этого он принялся выбирать карты, которые им подойдут.

***

– Нет, хозяин, ты просто издеваешься, – оказавшись в гостиничном номере, Химериус, наконец-то, вылез из мешка и принялся расправлять и потягивать крылья, потом взлетел, облетел люстру и повис на ней. – А если тебя в мешок посадить и таскать там несколько часов?

– Извини, – развел тот руками, – не получилось раньше тебя выпустить. Сам понимаешь, ты бы привлек слишком много внимания, а мы хотим уехать как можно дальше. Мало ли что станет известно этим немертвым. Я предпочитаю перестраховаться, если речь заходит о них.

– Ладно, – череп изобразил вздох, – только я не собираюсь все время провести в мешке.

– И не придется, – Стефания поставила на стол клетку с подушечкой. – Мешок будет сверху. А ты будешь с комфортом возлежать на мягком.

Химериус свалился с люстры, в падении расправил крылья и спланировал к клетке. Облетев ее пару раз, открыл дверцу, забрался внутрь и закрылся.

– Не беспокоить! – провозгласил фамилиар, закрыл дверцу изнутри, коготком крыла задвинул засов, завернулся в крылья и развалился на дне. – Если что, клетку не забудьте. И это, накрыть тоже, вдруг я спать буду, мне в темноте оно комфортнее.

Радамир только покачал головой, потом взял мешок и накрыл им клетку так, чтобы можно было взять за кольцо навершия.

– Что будем делать? – Стефания положила свою сумку на стул. Вещей у них было немного, и нести свои ей было не тяжело.

– Думаю, Химериуса можно спокойно оставить одного. Сомневаюсь, что горничные решат сунуть свой нос в комнату. Если и решат прибрать, и взглянуть на, хм, попугайчика – их никто не просил. А мы сходим поесть. Ну и послушаем последние сплетни. Я сомневаюсь, что немертвые напали только на ваши земли. Не в их это характере. Захватывать, так все.

– Как-то не сильно оптимистично звучит, – нахмурилась принцесса.

Радамир покачал головой. Да, звучит не очень, но хотелось бы, чтобы это было всего лишь словами. Вот только он слишком много читал последние годы, в том числе про немертвых, чтобы понимать – так просто ничего не бывает. Если они предприняли какие-то шаги в одном месте, то могли действовать еще в паре-тройке других.

На первом этаже почти все столики были заняты. Некромант взял свою спутницу за руку и повел в угол, где еще было свободное место. Не успели они присесть, как появилась подавальщица в ярко-зеленой блузе с короткими рукавами и достаточно большим вырезом, юбку закрывал фартук.

– Что изволите? – низким голосом поинтересовалась она.

– То, что горожанам столичным лучше подойдет, с желудками изнеженными, – прежде чем девушка успела что-то сказать, распорядился Радамир. – Девушке сока, а если нет, то воды. Мне пива, какое не сильно разбавленное.

Стефания думала, что деваха сейчас выскажет хамоватому гостю все, что думает о таком обращении, но, как ни странно, та только кивнула и удалилась.

– Почему ты не дал мне выбрать? – тихо прошипела девушка.

– Потому, что овощи тут зажарены в диком количестве сала, – принялся обрисовывать меню некромант, – да и свинина больше в виде жира и шкуры. Курица будет хорошо, если не с перьями, и точно со всеми потрохами. А если решишь вина взять, то такая кислятина окажется, словно скисло три раза, прежде чем в погребе оказалось. Сейчас она повару шепнет несколько слов, он нам отдельно сготовит. Выйдет немного дороже, зато вкусно и безопасно.

Действительно, подождать пришлось дольше, чем прочим гостям, но когда деваха-подавальщица вернулась, ожидание уже не казалось напрасным. На тарелках гостей лежала большая яичница-глазунья, несколько ломтиков бекона, скорее подогретого, нежели прожаренного, аккуратно порезанные свежие овощи и зелень. Перед девушкой поставили стакан с яблочным соком, а мужчине придвинули большую кружку, увенчанную пенной шапкой.

– А что, много тут таких, как мы, – словно невзначай спросил Радамир.

– Последнее время все больше. Как король Аврелий пропал, так поток идет. К нам тоже заворачивают. Говорят, на юге тоже не спокойно, но они от нас далеко, мы пока не беспокоимся. Хотя, если там та же беда, что и тут, стоит подумать, вдруг еще где плохо станет, – протараторила деваха. – Вы это, если надо, руку поднимите, я подойду.

И она побежала выполнять другие заказы.

Стефания задумчиво потыкала вилкой кусочек огурца. Кажется, отец что-то говорил о том, что с запада новости не слишком радостные приходят. Не спокойно там стало. Но нужно ли молоденькой, младшей принцессе, которой женихов со своими государствами не досталось, прислушиваться к таким разговорам. Куда интереснее со старшими сестрами обсуждать фасоны платьев для бала. Знала бы, что это важно, расспрашивала бы отца обо всем.

– Ешь, – вывел ее из раздумий некромант. – Кто знает, когда еще мы будем питаться сытно, не говоря уже о том, что вкусно. Я кашу походную сварить могу, но она исключительно съедобная. Хотя, когда готов траву жевать, и она вкусной покажется.

Решив, что ставить такие опыты ей не хочется, принцесса принялась за еду, которая оказалась неплохой. Да, до королевских поваров местному далеко, но кто знает, кого им придется глодать через несколько дней. Хорошо, если не мышей и насекомых.

***

Вернувшись в номер путники обнаружили гостя. На столе рядом с клеткой Химериуса сидела летучая мышь и щурила глаза на свету. Возле нее лежало свернутое в трубочку и запечатанное послание.

Стефания собралась паниковать, но Радамир спокойно отреагировал на появление такого гостя.

– Привет, Туро, – он погладил зверька по голове, потом снял с него веревочку, которой было перевязано письмо. – Как там твой хозяин?

Зверек что-то пискнул, получил очередную порцию ласки, потом некромант сломал печать и развернул письмо. По мере чтения спокойное выражение его лица исчезло, он все больше хмурился. А когда закончил читать, повернулся к принцессе.

– Плохо дело, твое высочество, – судя по тону, плохо – это еще мягко сказано. – Туро – фамилиар моего друга Любоша. Мы учились вместе, и потом он часто навещал меня. Но это к делу не относится. А вот то, о чем он сообщает, более чем. Судя по всему, немертвые захватили земли к северу. Сюда, понятное дело, поток беженцев не дойдет, а вот нам будет сложнее добираться до твоей тети.

– И что теперь? – принцесса присела на стул возле окна. Смеркалось. Фонарщики постепенно принимались за работу. Витрины магазинов подсвечивались магическими светильниками, а вот обычные уличные фонари горели на обычном масле даря живой чуть подрагивающий свет. – Дорога до герцогства проходит или через королевство потом через перевал, или через северные земли.

– Которые теперь тоже закрыты для нас, – вздохнул некромант.

Стефания промолчала. Что-что, а географию она знала хорошо. Часто мечтала над картой, как отправится в путешествие по королевству, а потом по соседним землям. Домечталась. Сейчас единственный путь, который мог связать ее с землями тетушки – сначала на восток до побережья, а потом уже по морю. Но это долго, и неизвестно, что происходит в восточных землях.

 – У нас есть возможность хоть как-то связаться с отцом? – вместо истерики спросила девушка. Радамир отметил, как она держит себя в руках. Не этого он ожидал. Но оказался приятно удивлен.

– Можно попробовать добраться еще до одного моего знакомого. Не скажу, что во время учебы у нас с ним были особо теплые отношения, но он регулярно писал мне, поддерживал. Мы обучались на разных факультетах. Он как раз учился отправлять послания на расстояние. Нас он вряд ли сможет переправить в нужную точку. Во всяком случае, так рисковать я не стал бы. А вот отправить что-то небольшое, вроде письма, почему нет. Архимаг вел у них занятия на последнем курсе. Думаю, он оставил самым талантливым привязки.

– Что ж, давай попробуем, – не стала спорить Стефания. – В любом случае, выбора у нас почти нет.

Спорить с данным утверждением не имело смысла. Некромант достал бумагу, карандаш, написал ответ Любошу и отправил его фамилиара домой.

– Я спрашивал у друга, где могу найти нашего знакомого. Потому что последнее письмо от него было в начале весны, а новое если он и отправил, то оно в дороге.

– Ты не обязан отчитываться, – немного устало произнесла девушка. – Ты не мой жених, не друг. Просто судьба свела нас таким вот дурацким образом. Я могу доверять тебе или не доверять, но выбора у меня не в любом случае. Без тебя мне никогда не добраться до родни. Проще купить билет до столицы и встать перед дворцом с табличкой: «Я принцесса!».

Мужчина в очередной раз удивился, насколько понимала сложность ситуации Стефания. И насколько она в итоге доверяла ему. Что ж, только поэтому стоит оправдать ее желание оказаться рядом с семьей.

Глава 6

Дорога змеилась то через поля и сады, то по лугам и лесам. Если первые пару дней Стефании еще интересно было смотреть в окно, то потом она большую часть дороги проводила или читая, или тихо общаясь с Радамиром. Пассажиров в дилижансе было немного, и, судя по их поведению, то, что происходило в других странах, никак не сказывалось на их жизни. Ну да это правители беспокоиться должны, да еще торговцы, которые оттуда привозят да отсюда увозят. Жители же провинции сосредоточились на своих проблемах и радостях.

– Это так странно, – тихо прошептала принцесса своему спутнику. – Ты знаешь, что в мире неспокойно, а другие ведут себя так, словно ничего не происходит. И я понимаю, что именно так и живут все люди, но привыкла к иному. Если где-то далеко на севере чихал белый медведь, наши советники и генералы напрягались и ждали, когда аллигаторы с юга скажут ему «будьте здоровы». Понятно, я утрирую, но это лучше проясняет, в каком напряжении я жила, как оказывается.

– Обитатели дворцов всегда живут не так, как обычные люди, – философски заметил некромант. – Кто-то развлекается, кто-то старается хоть как-то заниматься делами. Твой отец, в целом, не худший вариант правителя.

– Правителя да, с этим сложно поспорить. При внешней беззаботности в отношении того, что происходит внутри, он пристально следил, что творится у соседей.

–Да, ты правильно сказала, беззаботность внешняя. Кажется, твори, что хочешь. Просто он смог или найтиподходящих людей на их места, или заставить работать как надо тех, кто думал, что будет только подписывать бумажки.

– Папа постоянно говорил, что его главная задача – поставить правильных министров, – улыбнулась Стефания. – Тогда и дела делаются, и в стране относительно спокойно, и соседи под присмотром. Он не любил работать, говорил, будь его воля, читал бы книги или ходил на рыбалку. Но раз угораздило родиться королем, надо сделать так, чтобы им до глубокой старости и оставаться. Ну и прожить жизнь достаточно спокойно, без бунтов и недовольств, иначе не доживет до того возраста, когда отречется в пользу сына и уже ничто не будет отрывать его от удочек и книг.

– Разумный подход, – тихо прокомментировали из накрытой плотным мешком клетки. – Коли хочешь на старости предаваться любимым делам, организуй все так, чтобы до нее дожить.

– Стоит признать, это ему удалось, – нехотя ответил Радамир. – При всей моей нелюбви к твоему отцу, сейчас я узнаю его с другой стороны и, если честно, начинаю уважать все больше. Ведь мог бы все спихнуть на чиновников и жить в свое удовольствие. Народ все равно считал бы его хорошим. Но нет, как-то контролирует всех, старается следить, чтобы не наворотили.

– Пытается найти разумный компромисс среди знатных семей, в которых найдется достаточно далеких родственников, и народом, который был бы рад, если бы этих семей было как можно меньше, – не стала выгораживать отца его младшая дочь. – Я понимаю, что папа не лучший правитель, я уже говорила это. Но он хороший отец, всегда уделял внимание всем нам, не только старшему сыну. В обед он старался всегда быть с нами, а после восьми вечера вход к нему был только по особо важным делам, потому что время до полуночи принадлежало нам. И он не стеснялся катать нас на спине, поправлять куклам платья, гонять с мальчиками мяч по коридорам и даже кататься по перилам. Понятно, все это было в жилой части дворца, но слуги видели многое. И все молчали. Хотя им никто не угрожал, или что-то еще.

– Неожиданно, – вновь донеслось из клетки. – Хотел бы я посмотреть на его величество в роли лошадки.

– Только когда подрастет Мартин. Он еще маловат для таких забав, – Стефания улыбнулась. – А вот папа уже приказал проверить все перила, и держит в спальне на видном месте игрушечный меч и мяч.

Некромант покачал головой. Да, в мыслях он рисовал себе сурового тирана, которого народ любит только потому, что так положено. А оказывается, что во главе королевства стоит не то, чтобы лентяй, просто человек, который не хочет править, а трон пока не передашь, наследнику еще надо многое узнать. Сейчас и вовсе править нечем.

– Чем больше ты рассказываешь, тем больше я удивляюсь, – признался Радамир. – И тем острее встает вопрос, что собирается делать твой отец, чтобы вернуть королевство. Сомневаюсь, что с ним отправились генералы. А армия герцогства мала, чтобы что-то сделать с немертвыми. Подозреваю, там нужно что-то помимо военной силы.

– Не знаю, – развела руками принцесса. – Меня растили немного не так, как старших братьев и сестер. Жениха со своим государством мне не хватило, вдовцов тоже не наблюдалось, поэтому мне дозволялось самой решить, за кого я потом выйду замуж. Ну, понятно, если это будет взаимно и, желательно, чтобы он был из знатной семьи. Но меня не учили премудростям, связанным с управлением страной, как старших сестер.

– Хозяин, – снова заговорила клетка, – ты это, приглядись к девушке. Невеста явно с приданым, образована, воспитана, такие на дороге не валяются.

– Химериус, – первый раз Стефания слышала, что можно так тихо рычать, – или ты замолчишь, или дальше будешь путешествовать своим ходом со всеми последствиями.

– Молчу, молчу, – послышался шорох, словно кто-то устраивался удобнее. – Но потом как бы сам не пожалел.

–Я уже говорил и повторю, я не собираюсь жениться, во всяком случае, ближайшие лет десять, а то и пятнадцать, – высказал мешку на клетке Радамир. Разговор оборвался.

***

Путь до нужного им человека занял несколько дней. Два раза пришлось менять дилижансы, потому что прямой дороги не было. Стефания успела привыкнуть, что для обычных жителей события, происходящие даже на соседней улице, не имеют особого значения, если напрямую не затрагивают их самих. Что уж говорить о происходящем в соседнем королевстве. Да, бегут люди оттуда, но у них не задерживаются. Что-то покупают по мере надобности и едут дальше.

Химериус большую часть пути дремал. А что еще делать летающему черепу в закрытой мешком клетке. Иногда просыпался, слушал разговоры хозяина и его спутницы, вставлял несколько слов, потом благополучно замолкал, довольный реакцией людей. А ночами, когда его никто не мог видеть, предавался своему любимому занятию – гонял птиц, преимущественно ворон.

Владельцы постоялых домов не могли понять, почему вдруг среди ночи резко начинался вороний грай, а к утру все резко прекращалось, только птицы на крышах казались какими-то потрепанными. Кто-то пытался говорить о нечисти, но такие разговоры быстро заканчивались, потому что дилижанс уезжал, и больше никто не беспокоил птиц ночами.

Пару раз путники вынуждены были ехать и ночью, тогда Радамир выкупал сразу две скамьи, чтобы они могли прилечь и немного подремать. Соседи по экипажам менялись. Кто-то выходил раньше, кто-то ехал дальше. Кто-то выходил с ними, но потом пересаживался на другой дилижанс или уже прибыл, и отправлялся домой на извозчике.

– Хозяин, – в один из вечеров, когда они сидели в сторонке на станции в ожидании дальнейшего отправления, подал голос Химериус, – я, конечно, путешествую с комфортом, ничего не скажешь, но долго нам еще? Мне надоело прятаться.

– Не долго, – успокоил его некромант. – Последний переезд, а там уже как повезет. Или попутную телегу найдем, или пешком дойдем.

– А ты уверен, что нас будут ждать? – забеспокоилась принцесса.

– Не скажу, что полностью. Химериус относил ему письмо? Ведь относил, или схалтурил?

– Относил, относил, – пробурчал череп. – Я что, не понимаю, насколько вам важно с ним встретиться. Не скажу, что он был в восторге от моего появления, но письмо прочел. И даже ту записку нацарапал.

– В общем, – снова повернулся к собеседнице маг, – он человек своеобразный. С одной стороны, сильный маг, талантливый, перспективный. С другой – людей не любит, старается держаться от них на расстоянии. Даже дом себе выстроил не в городе, а в стороне. Хотя, для опытов места лучше не найти. Поэтому он может нас дождаться, а может и уехать специально.

– Понятно, – девушка вздохнула. – И что мы будем делать, если его не окажется дома?

– Подождем пару дней, заодно выстроим маршрут до твоей тетки. Пока у нас получается не привлекать лишнего внимания. Но если возникнут сложности, то я отправлю Химериуса к табельной лопате.

– Да что я-то сразу? – буркнул фамилиар, после чего коготками на сгибах крыльев принялся стягивать ткань вниз. Попытка изобразить обиду. Правда, люди почти не заметили этого, потому что громкий голос билетера объявил об их дилижансе. Стефания быстро натянула ткань на всю клетку, подхватила ее и поспешила следом за некромантом, несущим их сумки.

Ночной переезд прошел спокойно. Возница сразу предупредил, что специально остановок не будет. Если кому-то потребуется, то пусть постучат ему. Стефания устроилась на лавке и почти сразу уснула. Радамир какое-то время думал, что же им, в самом деле, делать, если они приедут к запертым воротам, но потом решил, что будет разбираться с проблемами по мере их появления, и тоже заснул.

А на станции их встречали. Не успел дилижанс остановиться, как к нему подошел мужчина с весьма выдающейся внешностью. По огненно-рыжим волосам, казалось, пробегали искры. Светлые глаза цвета меда внимательно оглядывали окружающих. Довольно яркая одежда, призванная в обычной жизни привлекать внимание, в случае этого конкретного мага намекала окружающим, что не стоит трогать незнакомца.

– Радамир, – приветствовал он однокашника. – Вот уж кого не ожидал. А язва болтливая с тобой, или ты его где запер до лучших времен?

– Со мной, – выдохнул некромант. – Куда же я без фамилиара? Нового-то когда еще дадут, а кто письма носить будет? Но со мной еще спутница.

– Добрый день, – приветствовала мага Стефания. – Я – Фанни.

– Добрый день, ваше высочество, – маг хитро улыбнулся ей, потом поцеловал руку, чем окончательно смутил. – Разрешите представиться: Дончо Колев к вашим услугам.

Радамир нахмурился, но язвить не стал. Его знакомый всегда отличался излишней обходительностью, когда общался с девушками. Молоденькие адептки быстро переставали обращать внимание на его замашки. Преподавательницам же было приятно, но на оценках все это редко сказывалось.

Пока они вышли со станции и прошли до торговой части города, возле которой разрешалось оставлять телеги и экипажи, разговор шел о дороге, погоде, природе. Химериуспредпочитал отмалчиваться, потому что голос из мешка будет подозрителен. Но вот они погрузились в телегу, вдоль высоких бортов которой стояли скамеечки, некромант устроил клетку так, чтобы не было видно снизу и снял мешок. Череп тут же расправил крылья и потянул их, потом снова свернул и устроился на подушечке. Огонь в его глазах притух, словно череп уснул. Вполне возможно, так и было, потому что в разговоры он не вмешивался.

– Вы простите, что на таком тарантасе вас встречаю, – немного виновато произнес Дончо, – да только в нашей местности он куда удобнее всех этих карет. Я ж тут не только магией занимаюсь, но и с местными активную дружбу вожу. Помогаю, насколько возможно. То в поле отвезти народ надо, их-то телеги под сеном или зерном заняты, то детей в лес за грибами-ягодами. Опять же, и для себя запасы перевозить надо, а они чистотой не отличаются.

– Так ты же, насколько я помню порталами занимался, – нахмурился некромант.

– Порталы кормят плохо, – философски заметил маг. – Нам выучили, а дальше как устроишься, так и будешь жить. Мне места не нашлось, даром что верховный маг хвалил. Там и без меня хватает более талантливых, которые место ждут. Вот я и решил, что стихийная магия у меня тоже получалась неплохо. И подался на материнскую родину. За прошедшие годы еще доучился, деревенские довольны.

– То есть, помочь вы нам не сможете? – печально вздохнула Стефания.

– Смотря с чем, ваше высочество, – пожал плечами Дончо. – Отправить вас в столицу у меня не получится при всем желании. Самому да на ровном месте такой портал мне не сотворить. Это годы практики нужны. А вот весточку от вас отправить – это запросто. Главное, чтобы она в нужном месте появилась и слуги не убрали прежде, чем отец ваш ее обнаружит.

– Если вы собираетесь отправлять письмо во дворец, то я разочарую вас, – тихий голос девушки отражал всю степень ее переживаний за родных, – там его найдут только немертвые, или кого они оставили вместо себя. Верховный маг успел открыть портал, чтобы семья и те, кто был рядом, смогли уйти в герцогствоАльварадо.

– Простите мое любопытство, но как тогда вы оказались у Радамира? – удивление мага было искренним. – Я сильно сомневаюсь, что вас туда отправили намеренно.

– Мы пришли к выводу, что произошел сбой, потому что я схватила стрелу немертвых, – призналась принцесса. – И очень прошу вас, не надо обращаться ко мне по титулу. Стефания, Фанни, госпожа, если уж очень хочется. Сейчас меньше всего надо подчеркивать мое положение. Мало ли какие мысли возникнут у тех, кто нас услышат.

– Хорошо, Стефания, – выдохнул Дончо. – А эта стрела все еще у вас, или вы от нее избавились?

– У меня, – подал голос Радамир. – Убрал к лопате на всякий случай.

– Ну, если она представляла для вас опасность, то осталась от нее только труха, – покачал головой маг. – Твое табельное орудие не любит, когда к нему кидают разные опасные штуки.

– Утром все цело было, – хмыкнул некромант, – я специально проверил. Как знал, что ты заинтересуешься.

– Твоя предусмотрительность мне льстит, Гард, – хмыкнул его знакомый. – В любом случае, если бы вы мне не доверяли, вас бы тут не было.

– Максимум неприятностей, которые ты мог бы нам устроить – выдать нас местным властям. Но у меня есть письмо за подписью и печатью короля Аврелия, что мои грехи мне прощены. А пользы от Фанни здешним властям немного. Даже если сейчас они не верят в немертвых, довольно быстро поймут, что все это правда. Если же они решат женить ее на ком-нибудь, чтобы упрочить отношения между королевствами, снова просчитаются. Король в бегах, у него ни земель, ни влияния, ни денег, если на то пошло. Герцогиня Альварадо может переживать о своей племяннице сколько угодно, но средствами земель распоряжается е муж. А он может послать всех куда подальше, и ему даже войну не объявить. Так что, как ни крути, толку от нас мало.

– А ты все просчитал, – рассмеялся Дончо. – узнаю зануду Гарда. И одного понять не могу, что ж ты тогда, с нежитью, не учел возможные последствия.

– Не рассчитал, – хмыкнул некромант, и рассмеялись все, включая Стефанию и фамилиара.

В деревню они приехали ближе к вечеру. Солнце начало сползать к лесу, люди с полей медленно тянулись к домам, надо было успеть закончить мелкие дела до того, как пастухи скотину пригонят.

Маг почти сразу свернул с главной улицы на боковую. Лошадки уверенно шли по дороге в сторону ворот, над которыми уже возникла собачья голова. Пес внимательно следил за приближающимся экипажем, потом, убедившись, что это вернулся хозяин, радостно гавкнул и исчез.

– Вот уж не думал, что ты таким хозяйством обрастешь, – оценил и дом, и забор, и охранника Радамир. – Вроде у тебя склонность к городской жизни всегда была.

– Ты тоже авантюризмом не страдал, – парировал маг. – Но мы же не остротой языка мериться решили. Тут тебя не переболтать. Сейчас в дом зайдем, тогда и пойдут разговоры серьезные.

Ворота открылись сами собой, хотя без магии там точно не обошлось. Лошадь привычно вошла во двор и остановилась. Откуда-то выскочил мальчишка, подождал, пока пассажиры слезут да имущество свое заберут, а затем повел животину распрягать и отдыхать. Огромный пес подбежал к хозяину, потом внимательно посмотрел на гостей.

– Свои, – коротко распорядился Дончо. Тот понюхал прибывших, и отправился сторожить двор дальше. – Ну что, гости дорогие, проходите в дом, будем с вами чай пить да думы думать.

Глава 7

– Кра! – стая ворон взвилась в воздух и закружила над насиженными гнездами, в которых не так давно разевали рты птенцы. – Кра! Кра!

Радамир равнодушно бросил взгляд на стаю. Нет, никого, даже близко на напоминавшего ворон, видно не было. Об остальном можно не беспокоиться. В принципе, он и так не переживал. Все-таки в этой деревне народ был образованный, магов уважал. Когда узнали, что некромант приехал, панику не устраивали. Просто вечером староста зашел, поговорили о том, о сем. Заодно он попросил погост проверить. Вроде как все ничего, но замечают некоторые, что на могилках то цветы иначе лежат, то венок перевешан, то земля излишне рыхлая. Не соизволит ли господин хороший покойных обратно упокоить. Пусть бед от них нет, но коли умерли, пусть лежат спокойно.

Химериуса, сидевшего на подоконнике, рассмотрел внимательно, но вопросов не задавал. Вроде как господа некроманты могут себе позволить какого угодно фамилиара. Чуть больше заинтересовался Стефанией. Но когда узнал, что это родственница некроманта, и они тут проездом, интерес заметно снизился. Если и хотел или сына своего присватать, или кого из родственников, то быстро понял, что не получится. Так зачем зря тратить на это время.

И все равно после общения со старостой Радамир потребовал, чтобы фамилиар сильно глаза местным не мозолил. Мало ли кого перепугает, или дитю заикание лечи, или бабульку хорони. В любом случае из деревни их попросят быстро. А он планировал немного передохнуть, определиться с дальнейшим маршрутом, в целом через Дончо связаться с придворным магом, что он полезного посоветует.

– Пойдешь на кладбище? – после визита старосты, поинтересовался маг.

– Загляну, – некромант задумчиво посмотрел в окно. – А что ты сам об этом думаешь?

– Сложно сказать, – хозяин дома прошелся по комнате, где они сидели, потом сел за стол, побарабанил пальцами. – Я энергию мертвых видеть не могу. Может, дети шалят, может, в самом деле, кто-то встает.

– Кра! – снова раздалось за окном.

Радамир поморщился.

– Пусть гоняет, – махнул рукой Дончо. – Вороны здесь наглые, цыплят да гусят воровать начали. Если кто их проучит, люди только рады будут.

– Значит, вечером прогуляюсь на кладбище, – словно Химериус и не отвлекал их, продолжил некромант. – Если кто-то шутит, проведу воспитательную беседу, почему так делать нехорошо. А если, в самом деле, встают, упокою от души. Соскучился я без нормальной работы.

– Понимаю, – хозяин дома задумчиво посмотрел в окно. С поля возвращались женщины. – Сам с детьми разговариваю, но когда разговоры о покойниках заходят, я не все им могу объяснить. А ты уж им объясни, припугни, если надо.

– Сделаем, – гость тоже посмотрел в окно. Где-то за деревьями скрывалось кладбище. Отсюда не видно, но не тому, кто знал как смотреть. И он видел, в том числе и то, что староста беспокоиться не зря. А еще то, с чем никогда не сталкивался. Это была даже не волшба, а энергия. Чужая, беспокоящая, заставляющая задуматься энергия, явно не принадлежащая живым. – Возможно, нам придется тут задержаться немного дольше. Не нравится мне ваше кладбище.

Дончо внимательно посмотрел на приятеля, но от вопросов воздержался. Потом расскажет, если будет о чем. А вот Стефания от вопроса не удержалась.

– Что там? Что-то опасное?

– Пока не знаю, – Радамир мотнул головой. – Но готов поспорить, дети тут не виноваты. А кто – надо выяснить. Ладно, если какой самоучка. В любом случае, придется ближе рассмотреть. Как смеркаться начнет, пойдем с Химериусом.

– Помощь нужна будет? – только уточнил маг.

– Пока нет. Я трогать не буду, если что-то странное. Плетения зарисую, потом буду смотреть. Не то время сейчас, чтобы во все непонятное лезть бездумно. Хотя руки чешутся, – признался он. – Сразу после академии я бы и не раздумывал, подергал ниточки, кто их натянул.

– Подергал, – хохотнул Дончо, – да ты не дергал, ты их тянул так, что плетения лопались, а те, кто их делал, тебя потом побить мечтали.

Некромант только улыбнулся. Это было давно. С тех пор он прочитал много разных книг, и они отучили его лезть туда, куда не просят. А появление немертвых сделало еще более осторожным. Потому что они лучше всех управляли энергией жизни и смерти. И кто знает, не появились ли они в столице через кладбище, когда какой-то начинающий некромант не удержался и сунул свой нос в незнакомое заклинание, тем самым открыв дверь непрошеным гостям.

Между тем стая ворон, устав кружить над лесом, вернулась обратно на свои ветки или в гнезда. Зато из леса вылетело существо, похожее на большую летучую мышь и полетело прямо к дому мага. С улицы раздалось несколько испуганных вскриков, все-таки увидели местные Химериуса. Тот же, словно ничего не случилось, влетел в открытое окно и плюхнулся на стол.

– Знаешь, хозяин, странное здесь место, – сразу произнес он. – Вроде вороны как вороны, лес как лес, а что-то мне тут не нравится.

– Мне тоже, поэтому как стемнеет, идем на кладбище.

Фамилиар задумчиво посмотрел на Радамира, потом в окно, взлетел со стола и перебрался на одну из полок, заранее освобожденную для него от утвари. Там завернулся в крылья и затих. Вечером хозяину может пригодиться вся его энергия.

***

Поздно вечером, когда растущая луна поднялась достаточно высоко, некромант и его летающий спутник отправились на кладбище. Припозднившиеся на своих огородах люди провожали его пристальными взглядами, но только собаки лениво побрехивали вслед. И только когда он прошел достаточно далеко – обменивались с соседями парой комментариев. А потом спешили прятаться в домах, потому что Химериус, несколько задержавшийся, чтобы прогнать ворону с дерева во дворе Дончо, спешил за хозяином.

Для Радамира подобная реакция была привычной. Жизнь в глуши, где он жил, все реагировали на фамилиара примерно одинаково. То, что этот самый крылатый источник переполоха то и дело отстает по дороге, было обычным явлением. Когда дойдет до дела, он окажется там, где надо. Будет подсвечивать символы, высматривать противника, пробовать чужую энергию или отдавать свою, в зависимости от необходимости. Были маги, в том числе и некроманты, которые работали самостоятельно, без помощников. Но с ними было удобнее. Во всяком случае, у нежити не было шансов подкрасться со спины.

– Что, хозяин, – едва в темноте начали угадываться ворота кладбища, подлетел к мужчине Химериус, – что-то новенькое.

– Да, и оно мне не нравится, – вздохнул Радамир. – Так что действуем осторожно. Мало ли кого случайно поднимем. Или притащим. Меньше всего мне сейчас хочется упокаивать то, не знаю что.

– Согласен, – серьезный тон со стороны черепа был бы непривычен, если бы некромант плохо его знал. Но почти с первых дней он понял, фамилиар мог быть какой угодно язвой, занозой в заднице, он позволял себе хамить, отпускать двусмысленные, а иногда и пошлые комментарии. Едва доходило до дела, все это исчезало. Другого напарника нельзя было пожелать.

– Ну что, готов? Идем?

– Хозяин, а у тебя с собой стрела, которую симпампулька притащила? – последовал неожиданный вопрос. – Можешь мне ее дать на минуточку?

Радамир пожал плечами, но стрелу достал. Следом запросилась лопата, пришлось коснуться рукой холодного дерева, испещренного многочисленными рунами и пообещать, что ею воспользуются сразу, как только потребуется хоть что-то копать, или от кого-то обороняться. Пусть фехтовать лопатой не то же самое, что и мечом, некромантов учили и такому. И многие настолько виртуозно осваивали это искусство, что даже напрашивались на дуэли и выходили победителями против людей с мечами.

Химериус сжал стрелу коготками, обнюхал, если его нос мог чувствовать обоняние, внимательно рассмотрел, потом отдал обратно.

– Убирай. Мало ли, какой резонанс от нее пойдет.

И пока хозяин возвращал стрелу обратно, уговаривал лопату ничего не крошить, снова обещал использовать ее в ближайшем будущем, фамилиар медленно полетел по главной аллее. То и дело он зависал в воздухе, даже крыльями не махал, огонь в его глазницах притухал. Со стороны его можно было принять за охотничью или служебную собаку, взявшую след.

В какой-то момент он свернул на боковую дорожку, пройти по которой даже днем было не просто, пролетел мимо ряда захоронений и завис над старой могилой, настолько заросшей бурьяном, что разобрать на ней надписи было не реально. Даже камень оказался увит какими-то ползучими растениями: то ли вьюнок, то ли мышиный горошек, то ли что-то подобное.

– Оно здесь, хозяин. Только осторожно.

Радамир кивнул, после чего принялся аккуратно срезать траву припасенными ножничками. Кто там шутил, что некроманты переживают за свой маникюр, и потому постоянно носят с собой ножницы? Нет, есть и такие, но куда чаще приходится вот так, травинка за травинкой, расчищать могилы, прежде чем применять магию.

Вскоре на дорожке возник небольшой стожок, на который благополучно приземлился Химериус.

– Надгробье можно не трогать, – сообщил он, – там ничего важного. Даже имя покойного уже не прочитать.

Но Радамир и сам понимал, что дело не в том, кто лежит под землей, а в том, что было спрятано среди травы. Странный многогранник с непонятными символами чуть мерцал от магии, которой был заряжен.

– Ты тоже чувствуешь? – мужчина посмотрел на фамилиара.

– Еще как, – если бы черепа могли кривиться, он бы сделал это. – Оно и до деревни доходит. Эта штука из всего окружающего силы вытягивает. А как до предела дойдет, тут заклинание, в нее заложенное, активируется.

– Можешь сказать, какое?

– Увы, – череп развел крылышки в сторону. – Могу только предположением поделиться, кто колдует через такие артефакты.

– Кажется, я догадался, – некромант только вздохнул. – Но что нам делать с этой штукой. Здесь ее оставлять нельзя. Забрать с собой – где гарантия, что мы еще больше беды не совершим.

Химериус наклонился и внимательно осмотрел и обнюхал многогранник.

– Убери его к лопате, – предложил он. – Даже если она это штуку раскрошит на мелкие кусочки, во внешнем мире ничего не случится. А она у тебя переварит любую магию, даже ту, которой немертвые пользуются.

– Подозреваешь их? – Радамиру не хотелось слышать ответ, он уже и сам понимал, каким он будет. – Дай хоть зарисую его.

– Опять фонарем работать, – буркнул фамилиар, но свет его глаз стал сильнее.

Его хозяин быстро перерисовывал основные детали: форму, деление на сегменты, символы. Понятно, что всякие мелкие царапины и неровности переносить нет смысла. Важно основное, чтобы потом озадачить королевского мага.

– Готово, – через несколько минут сообщил он.

Глаза Химериуса тут же потухли. Радамир осторожно подцепил пластину и отправил ее в подпространство к табельной лопате, и почти сразу почувствовал, как она дрожит от восторга и предвкушения.

Когда диск исчез, некромант и его фамилиар еще раз проверили кладбище. Обитатели пары могилок периодически покидали место упокоения. Пришлось прочитать пару заклинаний, чтобы они перестали вылезать, а заодно и все остальные покойники и дальше пребывали там, где им и положено.

– Что ж, – глаза Химериуса довольно полыхнули, – думаю, свою работу мы выполнили.

– Да, – согласился его хозяин, – сегодня мы молодцы. Но что-то мне подсказывает, что таких штук, как мы сегодня обнаружили, по кладбищам, да и не только, много валяется. Знать бы еще, кто их туда принес. Ну да я отправлю послание Хильмару. И хорошо бы чтобы потом ты мог к нему перемещаться, а то без Дончо мы не сможем поддерживать с ним связь, а он будет нужен здесь.

Череп только согласно полыхнул глазами и полетел в сторону ворот. А Радамир побрел за ним, подозревая, что вот-вот подпишется на какую-то новую работу, душа к которой не лежит, а сделать ее больше некому.

***

К тому времени, как некромант вернулся, принцесса уже ушла спать. Все-таки дорога еще выматывала ее, непривычную к такому образу жизни. Дончо не спал, ждал гостя с новостями.

– Что? – не стал он ходить вокруг да около. – Наши, али поднялся кто.

– Нет, не поднялись, – некромант присел за стол, принял протянутую ему кружку и залпом выпил. – Спасибо. Там все хуже. Видел такое?

Он положил на стол зарисовку многогранника.

Маг принялся внимательно изучать изображение. Потом задумчиво посмотрел на гостей. Некромант пил вторую кружку чая, на этот раз спокойно, наслаждаясь вкусом и ароматом трав. Химериус, обычно болтливый, проигнорировал предоставленную ему полку, и закрылся в клетке. Там завернулся в крылья и то ли спал, то ли медитировал, что обычно делают такие странные фамилиары.

– Так и хочется сказать, что первый раз вижу, – задумчиво пробормотал маг. – Но где-то я что-то подобное встречал. Не вживую, а тоже изображения. Но я тогда не вчитывался, что это такое и для чего. Посмотрел и дальше страницу перелистнул.

– Эту штуку мы нашли на кладбище, на какой-то заброшенной могиле. Пришлось осторожно срезать траву, чтобы убрать его.

– Хочешь сказать, из-за этой штуки у нас непонятно что на кладбище творилось?

– Может, из-за него, может по другой причине, – Радамир дернул плечом. – Я что увидел, когда эту штуку отдал лопате, то поправил. Если все успокоится, то веселая парочка баловалась долгими ночами. Если продолжится – ловите шутников. Хотя, сдается мне не сильно эти люди шутить намерены.

– Думаешь, это могут быть немертвые? – Дончо нахмурился. – Я не удивлюсь. Если они уже в двух местах появились, кто мешает и в остальные земли забраться. Никто же не знает, откуда они взялись и куда потом деваются.

– А жаль, – некромант достал из тайного хранилища стрелу. – Из-за этой штуки сбился портал королевского мага, и Стефанию забросило ко мне. Ничего такого: наконечник, древко, оперение. Ни капли магии.

– Действительно, – хозяин дома долго рассматривал опасный предмет, потом отдал обратно. – Увы, я не занимался немертвыми. Сам знаешь, у нас сложно найти специалиста по ним. Завтра попробуем связаться с Хильмаром. Может, он что-то нам посоветует.

– Пока вас не было, я написал ему. Сообщил, что сейчас вы у меня, несколько дней передохнете, разберетесь, что творится в мире, а там или продолжите путь дальше, или будете думать над альтернативой. А еще попросил, чтобы он создал телепорт, по которому смог бы пройти твой фамилиар.

– Не думаю, что общение с Химериусом доставит ему удовольствие, – хмыкнул гость.

– А им общаться и не надо. Просто я с вами не пойду, а вам надо будет как-то с ним общаться. На сегодняшний день это единственный человек, который знает о немертвых хоть что-то. Во всяком случае, больше чем остальные.

Радамир задумался. Вроде и неплохо иметь постоянную связь с королевским магом, всегда можно попросить совет, отправить новую информацию. Но в ответ получаешь приличный контроль. Хотя, все это будет до того момента, пока Стефания не окажется рядом с родителями. Потом Хильмару скромная личность господина Гарда станет не интересна. Ну, может, будет иногда справляться, не сталкивался ли он с немертвыми, но не более.

– Да не переживай ты, – по-своему истолковал его молчание Дончо. – Подумаешь, поцапается разок-другой с твоим черепушкой. Так будут знать на будущее, как такихфамилиаров студентам подсовывать.

Некромант рассмеялся. Да, в чем-то приятель прав. Вряд ли руководство академии само придумало Химериуса. Да без согласования с королевским магом только обычные фамилиары передаются: коты, совы, собаки, вороны, реже что-то более экзотическое, хомяк там или попугай. А раз одобрил, теперь пусть общается.

– Стефания давно ушла?                                                

– Не очень. Все хотела тебя дождаться, переживала. Я уже смотрю, она вот-вот за столом спать будет, отправил в постель. Так она еще спорить пыталась. Зевает во весь рот, но спорит, – маг покачал головой. – И как ты с ней справлялся.

– Нормально, – пожал плечами собеседник. – Мы как-то спокойно. Но она девушка умная, не как обычные дворяночки, коих воспитывают для удачного замужества. Если не подвернется заезжего жениха, то лет через десять она будет шокировать придворных своими высказываниями.

– А я говорил, жениться ему надо на симпампульке, – раздалось из клетки, – два сапога пара.

– Я кого-то отправлю к королевскому магу с письмом, а там напишу, чтобы сменили мне фамилиара на ворону, – пригрозил Радамир.

– Да щаз, – последовал ответ, и Химериус обиженно замолчал.

Зато Дончо смеялся до слез.

– Знаешь, а твой фамилиар прав, вы будете чудесной парой, – сквозь смех произнес маг. – Одна шокирует умом, второй мертвяками.

– Да не собираюсь я жениться, – Радамир выскочил из-за стола и отправился в комнату, которую приятель определи ему вместо спальни.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям