0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » (Не)покорённая драконом. Изгнанник » Отрывок из книги «(Не)покорённая драконом. Изгнанник»

Отрывок из книги «(Не)покорённая драконом. Изгнанник»

Автор: Грон Ольга

Исключительными правами на произведение «(Не)покорённая драконом. Изгнанник» обладает автор — Грон Ольга Copyright © Грон Ольга

Ольга Грон

(Не)покорённая драконом

Изгнанник

 

ПРОЛОГ

«Прежде чем осуждать кого-то, возьми его обувь и пройди его путь, попробуй его слезы, почувствуй его боли. Наткнись на каждый камень, о который он споткнулся. И только после этого говори, что ты знаешь, как правильно жить».
Далай-Лама XIV

 

Лекси

Туман на трассе. Из-за моросящего дождя, размывающего первый декабрьский снег, не видно ни зги. Хорошо, если есть попутные машины впереди и понятно направление движения. Навигатор давно не спасает ситуацию. Если же автомобили несутся по встречной, секунды кажутся вечностью.

Придорожное кафе выплывает в ночном сумраке, как сияющий остров в море тумана. Около него на парковке несколько фур. Наташка наконец останавливает машину. Сидит, остервенело вцепившись в руль. Глаза ее остекленели.

— Я ведь знаю, что он с ней, — говорит она, переведя дыхание.

Покупаем эспрессо. Я пытаюсь успокоиться сама и успокоить подругу.

— Антон просто уехал за город на выходные. Вовсе не обязательно, что он с той рыжей.

— Осталось десять километров — и мы узнаем правду. Спасибо, что поддержала, поехала со мной, Сашка! Я ведь еще в четверг после пар чувствовала, что Антон не просто так отходил поговорить с той рыжей дрянью. И потом вдруг сказал, что у него в выходные появились неотложные дела. Я больше не могу слушать эту ложь!

— Натаха, дай я пересяду за руль, — вздыхаю я.

В душе понимаю, что нужно было отговорить подругу отправляться в ночь за сотню километров. Но тогда бы она поехала одна — не знала бы я ее характер. Ее Антон, конечно, тот еще бабник. Но разве такие мужчины вообще стоят наших нервов? Хорошо, что у меня никого нет — нет и разочарований.

— Не надо. Я сама! Хочу быстрее ему в глаза посмотреть! — вырывает ключ от своей машины, запрыгивает в салон.

Каждый километр — как последний. Каждый встречный автомобиль — яркое пятно в глазах от слепящих фар. Я ведь уже знаю, чем все это закончится. Заранее страшно, потому как ничего не изменить.

Мы подъезжаем к дому Антона, останавливаемся. Наташка звонит, потом врывается в дом и ругается с Антоном так громко, что слышно даже на улице; им вторит женский визг, а я стою у машины под моросящим дождем и смотрю в черное небо. Рядом единственный на улицу коттеджного поселка качающийся фонарь…

Внезапно среди мглы вспыхивает яркий свет. Он режет глаза, нити сплетаются хитрым узором, медленно пробираются под кожу, покалывая и наполняя меня энергией. Кажется, из них образуется какая-то фантастическая звезда, в центре которой я и оказываюсь. Коттеджный поселок растворяется в магическом свете, словно меня на время переносит в другое место. Такое со мной происходит впервые. Я поднимаю голову, пытаясь рассмотреть что-нибудь за пределами многочисленных световых нитей, и вижу, что прямо напротив стоит мужчина с длинными белыми, развевающимися на холодном ветру волосами. Я буквально таю в его таинственном взгляде. У него такие нереально голубые глаза! В них, как отблески от костра, пляшут искры, но только ледяные. Мы смотрим друг на друга, словно в трансе. И я слышу приятный бархатный голос, проникающий внутрь моей души и заставляющий звенеть каждую ее частичку.

— Я вытащу тебя из этого сна! Все будет иначе! — уверенно заявляет он.

— Ты еще кто такой? — с удивлением смотрю на него и вдруг понимаю, что странный незнакомец исчезает, не успев ответить. Он тает в пространстве, как и остролистный «цветок» из света, в котором мы стояли. Все меркнет, явив мне реальность — все тот же охваченный дождем ночной поселок, дорогу с единственным фонарем и мокрый автомобиль.

Если бы я не знала, что сама нахожусь не в реальном мире, удивилась бы больше, но сон — есть сон, чего только не увидишь.

Ничего не поняв, я снова возвращаюсь к машине Наташи и вижу, как она выбегает из дома растрепанная и заплаканная. Я знаю, что мне нужно выхватить ключи, но из-за воспоминаний о странном видении снова не успеваю ничего предпринять. Она запрыгивает за руль, я на пассажирское сиденье. И мы выезжаем в ночь на затуманенную трассу.

— Нет, каков он козел! Я так и знала! Знала! — громко причитает Наташа.

— Наташа, прошу тебя, остановись! Я поведу! — умоляю я, чувствуя все тот же леденящий ужас, что и тогда… в тот самый день, когда моя жизнь полетела в тартарары.

Внезапно навстречу вылетает нечто огромное. Но я вижу лишь ослепительно яркие фары — дальний свет и противотуманки… Раздается протяжный визг тормозов. Я запоздало, с нахлынувшим, словно цунами, отчаянием, понимаю, что мы выскочили на встречную полосу и прямо на нас движется фура. Доли секунды остаются до столкновения…

— Наташа! Попробуй уйти вправо! — пронзительно кричу я, но уже поздно.

Опять то же самое! Тупая боль... Становится темно…

 

ГЛАВА 1

Лекси

Я проснулась в холодном поту — точнее, разбудил Глеб. Он смотрел на меня с раздражением и злостью из-за того, что пришлось подняться посреди ночи. Оно и понятно — ему утром на работу, а я тут снова со своими кошмарами.

— Я так больше не могу. Когда ты уже перестанешь думать о том, что произошло десять лет назад? — В его голосе послышалось явное недовольство.

— Не знаю, почему до сих пор считаю себя виноватой в ее смерти. Я ведь могла все изменить, могла забрать долбаные ключи, вообще не пустить Наташку за руль! Проколоть шины… Я могла бы… — потерялась в бессмысленных уже оправданиях.

— Да ничего ты не могла бы сделать, Сань! Я от этого устал! Мы живем с тобой шесть лет, и я каждый раз слушаю одно и то же. У нас нет детей, нет нормальной семьи. Потому как ты всегда в ответе за других, но не за меня.

— Ты сам знаешь, почему у меня нет детей. Из-за той травмы… — выдохнула я со слезами на глазах. — А приемного брать ты наотрез отказался.

— Думаешь, я не знаю, что ты втайне от меня переводишь деньги в приюты, что ездишь по детским домам? Когда я хотел купить новую машину, ты сказала, что денег нет. Присматриваешь, кого взять? Я не хочу приемного ребенка, сотни раз тебе говорил. Ты мне постоянно врешь, Сань.

Зачем он снова затронул больную для меня тему?! Я замолчала, не зная, что еще сказать в свое оправдание. Да и оправдываться не очень хотелось. Кажется, ночь заканчивалась. Уже полпятого, через полтора часа все равно подниматься.

Глеб тоже понял, что сна больше не предвидится, он поднялся и направился в кухню, откуда через несколько минут до меня донесся запах свежезаваренного кофе. А вскоре раздался сердитый голос мужа:

 — Саш, я принял решение. Я так больше не могу. Нам нужно расстаться.

— Что? — Я поднялась, набросила халат, вышла к нему и остановилась, опираясь на дверной косяк. — Повтори, что ты сказал!

— Ты ведь все слышала. Мы разводимся. Это конец. Можешь дальше загонять себя в пропасть сомнений и страхов, жить в своем прошлом. Но я так больше не могу жить! Ты меня понимаешь? — повернулся он, сверкнув серыми глазами. — Я тебя больше не люблю.

— У нас есть все! Что тебе нужно? — медленно выговорила я, пытаясь осознать его слова.

Наверное, самое ужасное, что может произойти — услышать однажды, прожив шесть лет вместе, эти слова: «Я. Тебя. Не люблю». Ведь после длительных отношений, главное — не та любовь, что бывает поначалу, она имеет свойство видоизменяться, превращаясь в доверие и взаимоуважение. И сказать так равносильно тому, что наплевать в душу за все твое хорошее отношение на протяжении стольких лет.

— Вот именно. Все есть — а счастья нет. Я приеду за вещами вечером. На время переберусь к маме, пока утрясем вопросы с разводом и имуществом.

— Ты совершаешь ошибку, — прошептала я, сдерживая слезы отчаяния.

Глеб с показным безразличием набросил черный пиджак, взял с полки ключи от машины, вышел за двери, а я так и стояла на пороге, не веря в резкие изменения в жизни. Вспышка протеста утонула в потоке слез. Дыхание сперло. Внутри наступила какая-то тишина, стало пусто.

Я не знала, что делать. Не хотела оставаться одна. Если бы хоть кто-то меня выслушал, пожалел. Сделал так, как мне хочется… Мы с Глебом могли бы взять приемного ребенка. Попробовать еще одно ЭКО, в конце-то концов. Мне всего тридцать. Врачи до сих пор пытаются обнадежить. Вот только я понимаю, что все зря. Это мое наказание за тот день, когда я не сделала того, что была должна…

Я ведь хорошо помню момент аварии, когда погибла Наташка. Удар пришелся в водительскую дверь. Потом нас вышибло с трассы, машина несколько раз перевернулась. Все закружилось, и я потеряла сознание. Мне десять лет подряд снится этот сон. А ранней зимой, когда это случилось, кошмар повторяется особенно часто. Как бы хотелось вернуться в тот день, все изменить. Возможно, тогда и с Глебом у меня был бы ребенок, и он бы не ушел сегодня, заявив о разводе…

С этой мыслью я снова разрыдалась от отчаяния. Вот так, один день — и вся жизнь под откос.

«Я вытащу тебя… Все будет иначе…» — Голос незнакомца из сна заставил меня подумать совсем не о бросившем меня только что муже.

Черт! Кто это был?! И что он имел в виду? Откуда этот голубоглазый мужчина вообще взялся в моем сне из прошлого?! Зачем дал несбыточную надежду? Очередная глупая шутка моего сознания? Оно у меня любит пошалить, иногда чего только не померещится, как будто это было на самом деле.

Мне нужно быть сильной! Вероятно, Глеб никогда меня и не любил. Надо собираться и идти на работу. Заставить себя вновь понять, что жизнь не закончилась. Как и в тот день, когда я поняла, что лучшую подругу не вернуть.

Все повторяется. Это словно замкнутый круг, из которого я не могу вырваться.

Силой воли я заставила себя принять душ, одеться, накраситься. Вышла, села за руль, прогрела машину и выехала из двора элитной многоэтажки, где мы не так давно купили с Глебом квартиру.

До работы добралась на удивление быстро, не попав в пробку. Шла по коридору в офис, стараясь не показывать даже вида, что у меня личные проблемы. Злым языкам только дай повод — разнесут сплетни в мгновение ока.

— Александра Дмитриевна, вас вызывает шеф, — вскоре заглянула в кабинет наша секретарша, Алена.

Она вошла в помещение, остановилась около меня, всматриваясь в рисунок, который я рисовала на автомате сегодня с самого утра и так и не выбросила — жалко было. На листе А4 ясно просматривался портрет ребенка с большими глазами, обрамленными длинными ресницами, пухлыми щечками и изящными губами. Моя несбыточная мечта.

— Красиво, Александра Дмитриевна! А кто это? — протянула Алена, умильно сложив руки на груди.

— Не знаю, просто так. — Я открыла ящик стола, спрятав свое художество от чужих глаз. — Ты что-то хотела?

— Шеф вызывает, — напомнила секретарша, удивленно глядя на меня — обычно я не витала в облаках и сегодня наверняка казалась странной. Я поспешно кивнула головой, и она вышла.

Кажется, я уже не раз рисовала подобное детское лицо в разных ракурсах. Как ни пыталась сделать его другим, все время выходило одно и то же. Наверное, у меня очень скудная фантазия и никакого таланта.

В этот момент зазвонил мой мобильник.

Глеб! Он передумал?

Я схватилась за телефон, поднялась из-за компьютерного стола и остановилась у окна. Постаралась успокоиться, потом ответила:

— Я тебя слушаю, дорогой.

— Мой адвокат сбросит тебе на почту предварительный вариант договора о добровольном разделе имущества, — послышался в трубке нетерпеливый голос мужа. «Скоро уже бывшего мужа, — напомнила я себе. — Нужно привыкнуть к новой реальности».

— Приедешь вечером — и мы поговорим. Ты совершаешь ошибку, — не удержалась я.

Так, Александра! Спокойно! Набрала воздуха, выдохнула. Мужчины не любят истеричек. Нужно постараться решить вопрос мирно. Попытаться выяснить, не вспылил ли Глеб из-за моего сна. Попробовать понять, есть ли у меня еще один шанс.

— Хорошо. Я приеду. Но договор все же почитай, — вздохнул Глеб и прервал звонок.

Отлично! Значит, попробую его отговорить от этой затеи. Наберусь терпения, буду молчать, не грузить своими проблемами. Не говорить о студенческих годах. О приемных детях. Попробую окружить его заботой и лаской. А потом пройду еще одно искусственное оплодотворение. Может, все получится?

 

Айтар

Никто из людей в точности уже и не знает, кто я такой на самом деле и сколько мне лет.

В двух мирах и их подпространствах меня зовут по-разному, но суть одна — я внебрачный сын Фэрлинга Бранна, бога огня с Эливейта, и королевы ледяных драконов, Исгерд Рагнар. Гремучая смесь!

Пять веков назад я еще был великим правителем Нортала.

Сначала по наследству от матери мне передался трон одного из королевств. Власть быстро вскружила голову, и захотелось большего. Сила, доставшаяся от отца, была столь велика, что просто не помещалась в магической ауре и зачастую выходила из-под контроля.

Тогда я был молод и порой безрассуден. Начал войну, постепенно захватив все девять королевств Нортала, подчинил себе правящие кланы драконов и создал огромную империю, существовавшую на протяжении восьмисот лет.

Но однажды я не смог совладать с собой и нанес повреждения всему Норталу, уничтожил часть его городов, изменил своей необузданной силой климат мира на долгие годы.

Наступил хаос, разрушения, голод. В считанные дни мир превратился в заснеженные руины.

Я не помнил подробностей. Да и зачем они мне? Лишний раз мучиться от того, что ничего уже не вернуть? Чтобы остановить мое безумие, главы драконьих кланов обратились к первородным — богам Эливейта. Те согласились помочь. В неравной битве с крылатыми стражами Верховного, Лоррина, я исчерпал свой магический резерв. На восстановление требовалось время, которого мне не дали — в этот момент на регенерацию силы поставили блок.

Меня могли убить, однако не убили — неожиданно вступился отец. Боги навсегда выгнали меня из Нортала, дали возможность пройти в межмировой портал и выбрать место для ссылки самостоятельно.

Со мной ушла свита — двенадцать мужчин моего клана. Все мы застряли в том облике, в котором прошли во Врата — кто-то драконом, а кто-то человеком. Мы больше не могли менять ипостась — так распорядились боги. А я не мог использовать магии первородных, на которой стояла блокировка. Осталась лишь ее бледная тень — часть способностей, как насмешка, напоминание о былом могуществе.

Теперь я просто изгнанник, живущий по другим законам. Я нашел мир, в котором есть магия, заключил договор с его императором и богами.

Пятьсот лет я нахожусь на службе чужой Империи, уняв собственные амбиции, прищемив гордость. Почти позабыв свое настоящее имя. Я причинил немало зла Норталу и заслужил наказание. Но самое худшее для меня то, что я теперь сам нахожусь в подчинении. Сначала хотелось умереть, но я заставил себя терпеть и иначе взглянул на жизнь. Ведь она не стоит на месте, хоть годы моего изгнания неумолимо уходят, канут в бездне вечности.

Меня зовут Ши Айтар Винг Рагнар.   

Я дракон, временно утративший способность к перевоплощению и магию отца.

И я же къерн Его Императорского Величества, Эллиара Вальтериона, многоликий маг на службе чужой империи, выполняющий особые поручения очередного наследника Вальтерионов.

 

Лекси

Я смотрела на оконное стекло, что расплывалось перед глазами, постепенно превращаясь в голубой лед — совсем как в зрачках мужчины, который приснился мне сегодня. Он будто смотрел на меня в этот момент, наблюдал, знал о моих проблемах.

Я поежилась, чувствуя за собой слежку, хотя рядом никого не было.

Этот незнакомец — лишь плод моего воображения! Не бывает людей с ледяным взглядом! Не бывает — и точка! Да и зачем я кому-то понадобилась?

— Шеф уже в гневе, — напомнила проходящая мимо кабинета Алена.

— Уже бегу! — опомнилась я, подхватила со стола папку с документами и рванула в кабинет шефа.

Не так давно меня перевели на новую должность. Теперь я главный бухгалтер транспортной компании, и у меня собственный кабинет. Дождалась, наконец-то! Мой оклад за два года вырос в три раза. Теперь я могу позволить себе покупку дорогой одежды, отдых на Лазурном побережье, приобретение новой машины… Тогда что не устраивает Глеба? Почему он вдруг решил заявить о разводе? Дело ведь не только в моих фобиях и воспоминаниях, он знал о них давно, но ничего ему не мешало. Мы вместе мечтали и строили планы на будущее…

Когда я возвращалась от шефа, в голову вдруг закрались странные подозрения. Чтобы их проверить, я тут же рванула к компьютеру, открыла свой е-мейл… Вот в почте и письмо с договором от знакомого адвоката.

Стоп! Я ведь его знаю. Это же Артем из юридической фирмы, знакомый Глеба. По утрам у него толпы посетителей. Как он мог так быстро составить договор о разделе имущества, учитывая, что Глеб сам сейчас на работе? Такое ощущение, что они сделали его заранее, и муж только искал повод, чтобы заявить о нашем расставании!

У Глеба кто-то есть, и он просто не мог собраться с мыслями, чтобы сказать правду? Его любовница беременна, поэтому и спешка?

Чтобы проверить догадку, я взяла телефон. Рука чуть дрогнула, но я все же набрала номер юридической конторы, указанный в письме, позвала Артема, одновременно перечитывая пункты договора. Упс… Новую трехкомнатную квартиру он, значит, решил разменять на две… Одна машина мне, вторая ему — это понятно…

— Слушаю! Кто говорит? — послышался в мобильнике голос Артема.

— Привет! Это жена Глеба Денисова. Помнишь меня? Скажи, а мой муж не говорил о том, чтобы его половину нужно сразу разменять на… квартиру побольше, с доплатой? Кажется, он упоминал это на днях, — решила я идти напролом.

Я блефовала. Но если моя догадка подтвердится…

— Нет, Саш, он сказал, что займется этим сам, позже. Я сегодня уточнил.

— Спасибо. Все понятно. Я тебе перезвоню, — выдохнула и отключила связь.

Теперь все ясно! Дело вовсе не во мне! Он просто лгал, пытаясь при этом сделать меня крайней в наших проблемах. Как же обидно! Будто часть сердца вырвали наживую, вставив взамен кусок льда.

Черт! Какая же я дура! А еще себя винила! Как могла быть такой слепой? Как могла верить его словам?!

Я бросила телефон на пол и разрыдалась за рабочим столом. Чертов сон в руку Глебу! Лучше бы я умерла в тот день, чем Наташка! Она была такой живой, настоящей, умела брать от жизни все! Она бы точно не допустила измены мужа. Ее судьба оборвалась в ту ночь на трассе. А ведь на ее месте могла бы оказаться я.

Если думала, что плохо мне было утром, то теперь поняла, что узнать об измене мужа в сотню раз хуже. Одно дело, когда ты считаешь себя виноватой, совсем другое — если у него самого рыльце в пушку, а он пытается все проблемы свалить на тебя.

Но когда я об этом подумала, даже как-то полегчало. Значит, дело-то вовсе и не во мне. А если Глеб такой гад — пусть катится сам на все четыре стороны! Если то, что я думаю — правда, я все равно не смогу его простить. Дождусь вечера и выясню все до конца. Поставлю перед фактом. И пусть только попробует отвертеться…

 

Айтар

Кажется, я ее нашел… Подходящую кандидатуру для активации кристаллов Звезды. Зеркало миров врать не могло! Эта юная девица — будущая звездная посланница, предназначенная принцу Освальду. В тот момент, когда она погибнет в аварии, я призову ее в этот мир через нить света. И дело с концом.

Император будет доволен моей работой.

Никогда бы не подумал, что стану главным магом императора. Я, потомок богов небесного чертога, Эливейта!

Конечно, у меня осталась магия ледяных драконов, хоть я и не мог менять ипостась. Но все предыдущие годы я выполнял роль безопасника и неплохо с этим справлялся. Пока новый император не убедил меня взяться за новую работу.

Кто бы мог предсказать, что энергии артефакта хватит всего на двадцать лет?

Вероятно, дело в том, что недавно было снято проклятие рода Вальтерионов, и никто не знал, как будут работать кристаллы в новых условиях, не получая своих жертв. Условия изменились в тот самый момент, когда Эл добился от богини Алесты прощения рода. Теперь нам предстоял период проб и ошибок. Никто не оставил инструкции по использованию артефакта с новыми переменными в уравнении энергетической стабильности.

В тот день Эл узнал обо мне правду. Это и повлияло на мое неожиданное повышение по службе. А ведь я предупреждал о возможных последствиях. Одно дело — выполнять приказы, используя остатки своей магии, которая не могла восстановиться из-за блокировки, играть роль главного безопасника империи и придворного шута одновременно, пытаясь удерживать себя в рамках приличия, ведь мой колючий язык — враг мой номер один. Совсем другое — получить доступ к древнему артефакту, открывающему грань между мирами. Постоянный соблазн снова попасть туда, откуда меня изгнали пять веков тому назад, в худший день моей жизни. Чтобы отомстить. Восстановить свои силы, вернуть контроль над заснеженным Норталом и то, что по праву принадлежало мне.

Не-эт! Это невозможно! Нет пути назад в мир, где меня проклинают до сих пор, где мое появление — худшее из зол. Потому как стоит моей полной силе вновь вернуться — далеко не факт, что я смогу удержать себя в руках и снова не начну крушить все на своем пути, осознанно или же нет.

Опасно, когда кристаллы не выдают достаточно мощи, не могут защитить мир от внешних воздействий. Это как оставить дверь открытой — в любой момент могут нарушиться оболочки мира, открыв доступ различным существам из его подпространств.

Я свернул иллюзорное зеркало, спрятал его силовое поле в артефакт. Снова вспомнил ту девушку, на поиски которой потратил несколько дней. Ее глаза — синие, с нежно-фиалковым оттенком! Наверняка в ее техногенном мире они выглядят иначе. Освальд будет должен мне пожизненно за то, что я нашел ему такую красавицу. Конечно, она воспротивится… поначалу, пока не поймет, что ее судьба — стать новой императрицей Роддернара.

Пока я стоял, предаваясь философским размышлениям, ко мне подошел Вальтерион-старший. Император остановился, наблюдая за моими действиями. Снял корону, отбросил назад длинные каштановые волосы.

— Ши-Айтар, как твои успехи? — спросил он, произнеся мое имя на местный манер.

— Ваше Императорское Величество, вы разве когда-нибудь сомневались в моих способностях? — язвительно заметил я.

— Разве что тогда, когда ты вместе с Вольторром едва не спалил мой дворец во время нашествия великанов с северных утесов. Мне пришлось самому использовать магию, чтобы мой дом остался цел. А великанов это только насмешило.

— Зато было шикарное шоу! Где бы они еще такое увидели? Нам с Торром позавидовали бы лучшие пиротехники Земли.

— Твои загадки о других мирах сведут меня с ума! — отмахнулся император. — Скажи, у нас все получится? Я переживаю за Освальда. Он совсем юн для того, чтобы активировать кристаллы… с незнакомкой. Жаль, у них нет времени получше узнать друг друга.

— Эллиар, он уже не ребенок. Думаете, он не способен сделать с незнакомкой то, что сотни раз делал со служанками во дворце? Устроит ей ужин при свечах, покажет империю, прокатит на Торре… если Вольторр, конечно, согласится. Привезет на место — и дело с концом!  Кристаллы заработают, мир снова в безопасности, а мы сыграем свадьбу юного принца. Устроим пир горой. Все очевидно. Сегодня ночью, когда звезды явят свои лики, я проведу церемонию и вызову девчонку. По-моему, все складывается как нельзя лучше. Мы знали, что рано или поздно этот день настанет.

— Ты ведь никогда этого не делал, — ответил император, заметно волнуясь, хоть и пытался скрыть свои эмоции.

— Это как в сексе. Всегда бывает первый раз. Пока не попробуешь — не узнаешь, получится ли. Не думаю, что у меня не выйдет то, что делали мои предшественники имперские маги, причем пять веков все происходило при мне.

— Действительно. Я зря переживаю. Если девушка предназначена Освальду, то все будет в порядке. Как было у нас с Бри.

— Я более чем уверен. Можете на меня положиться, Ваше Величество.

Когда я остался один, то пнул от злости камень, оказавшийся под ногами посреди площадки. Я вспоминал глаза незнакомки, ее ауру и понимал, что выбрал ее на свой вкус, хотя стоило думать о предпочтениях юного принца. Там была еще одна девушка, и обе, кажется, должны погибнуть в разных альтернативных линиях. Зеркало иногда указывало и на вторую, но на двоих одновременно — ни разу. Я попытаюсь поймать именно ту вероятность, в которой умирает она.

Потом я вдруг вспомнил девушку из прежней жизни. Ту, которая предпочла мне другого дракона…

Проклятие! Это произошло пять веков назад, а я до сих пор не могу прийти в себя от злости. Наверное, злость и стала одной из причин моего внутреннего конфликта.

Всегда и во всем виноваты женщины. Из-за них начинаются войны, рождаются конфликты и ревность. Она посмела отвергнуть сына бога с Эливейта, Владыку мира…

Но все это в прошлом. Больше я не допущу ошибки. Это цена моей жизни и безопасности тех, кто принял изгоя, дал мне шанс начать новое существование. Девчонка предназначена принцу — и на этом точка.

 

Лекси

Я едва дождалась приезда Глеба. Он еще с порога напомнил, что явился ненадолго, только забрать свои вещи и какие-то документы. Я же сидела на кухне и ждала, пока он упакует чемоданы. Почему-то все желание разобраться в ситуации и попытаться его вернуть к вечеру постепенно сошло на нет. За день я сотню раз заводила себя, пыталась успокоиться, снова проклинала мужа. Потом стало просто все равно. Пусть делает, что хочет. В конце-то концов, он прав — мы несчастны вместе и при этом каждый по-своему.

Лишь когда Глеб уже собрался уходить, я осторожно спросила:

— Какой у нее срок?

— Ты о чем? — заглянул он на кухню и удивленно уставился на меня, сделав вид, что не понял вопроса.

— Ты ведь хорошо знаешь, о чем. Какой у нее срок беременности? Мне просто интересно, когда это произошло?

Глеб опустил взгляд в пол. Все еще рассматривая узор на плитке, произнес сдавленно:

— Восемь недель.

— Значит, когда ты был в командировке. Она твоя секретарша? — спросила я, изо всех сил пытаясь не зарыдать. Я ведь помнила ту смазливую двадцатилетнюю фифу на высоких каблуках, которая три месяца назад устроилась в небольшую фирму Глеба.

— Сань… В общем… Я сам узнал недавно, — замялся он, поняв, что мне уже все известно.

— Да какая разница, давно или недавно?! Я тебя больше не держу. Ты свободен. Я подпишу документы на днях, отправлю твоему Артему по почте. Я не хочу тебя больше видеть! И твою девицу тоже!

Мои руки дрожали, мятный чай почти выплескивался из чашки. Казалось, я никогда не смогу успокоиться. И залечить рану в сердце тоже не смогу. Там был лед с горечью измены, навсегда застывшей в нем, как муха в янтаре. Чувство, что предали, бросили… А он лишь мужчина, с нормальным стремлением продолжения рода и желанием жить с девушкой, у которой нет всяких предрассудков и страхов. Наверное, я до сих пор его оправдывала, хоть моя любовь и перешла в состояние снежинки, которая существует, лишь пока Глеб рядом, и растает при первой же возможности. В нечто эфемерное и несущественное.

— Увидимся. В любом случае, не хочу рвать с тобой все отношения, Сань. Да и моих родителей нужно морально подготовить. Они ведь привыкли, что мы всегда вместе.

— Конечно, — выдавила я, думая совсем о другом. О незнакомце из сна, который обещал забрать меня к себе. Как насмешка над моей судьбой!

Глеб ушел, а я упала на постель, пытаясь прийти в себя. Это же надо, как за сутки может измениться жизнь! Когда вчера у тебя на нее одни планы — а сегодня все снова летит в тартарары, и ты вообще не знаешь, что будет с тобой завтра.

Я не могла уснуть долго и крутилась в постели. Подскакивала и смотрела в окно. Где-то в глубине души еще тлела надежда, что муж передумает и вернется, что любовница признается в том, что не беременна — и все станет по-прежнему. Хотя в любом-то случае, прежним уже бы ничего не стало. Ведь как сказал один философ, в одну и ту же реку нельзя войти дважды.

К утру, напившись успокоительного, я все же сомкнула глаза. И вдруг поняла, что снова перенеслась в свой кошмарный сон. Я и Наташка ночью посреди коттеджного поселка. Моросящий дождь… Одинокий качающийся фонарь… И глаза незнакомца — голубые, как небо над Альпами.

— Ты готова? — спросил он, прищурившись в ярком свете звездных нитей.

— Мне нужно спасти Наташку! — очнулась я впервые в своем сне.

Сколько раз я проигрывала в мыслях этот момент, сменяла вероятности, события. Ничего не выходило. Возможно, если бы в одном из снов удалось ее спасти, то мне было бы легче…

Снова темная улица. Подруга вышла из калитки, кулаки сжаты, в слезах и растрепанная. Я не выдержала, выхватила ключи, сжала их так, будто знала, что в этот момент решалась вся наша дальнейшая жизнь. Уверенно села за руль.

— Я поведу! — утвердительно заявила ей.

Она смотрела на меня, недоумевая, пыталась возразить. Потом выплеснула:

— Ну, каков же козел! Ладно, поехали.

Мы выехали на ночную трассу. Я крепко держалась за руль, но вдруг поняла, что мы теряем управление. Нас несло по скользкой дороге на встречную полосу. Сигнал фуры, свист тормозов, ослепительно яркие фары… И глаза незнакомца, которые я вдруг увидела вместо фар — они светились так же нереально. Что, явился за мной?

Резкий удар… Боль, распространяющаяся по всему телу… Голова….

Черт! Кажется, я отключалась… вместо подруги. Ведь удар пришелся на водительскую сторону. Теперь я на ее месте.

Но боль внезапно отошла, и я почувствовала небывалую легкость. Я умерла? Тогда почему могу думать? А может, существует та самая, жизнь после смерти?

Во вращающемся калейдоскопе звезд и их шлейфов стояло лицо незнакомца с голубыми глазами, в которых мерцали льдинки… Такие же, наверное, сейчас в моем сердце. Но мужчина исчез, и перед тем, как это случилось, на его красивом лице отразилось недоумение. Меня же закрутило вихрем, и я неслась неведомо куда…

Странно все, удивительно! Словно мимо проносятся по спирали тысячи миров Вселенной, но мне нужен один, конкретный.

Снежная завеса… Разрушенный город, растворяющийся в звездной пыльце. И темнота, охватывающая мое сознание и погружающая в небытие.

 

Айтар

Кажется, я сделал все правильно. Соединил энергетические лучи магических кристаллов. Камни теперь работали только на вызов новой посланницы, реагировали на древние заклинания вроде бы как положено. Но что-то пошло не так…

Я находился в священном месте один. Император и его сын ждали во дворце, оставив меня для совершения всей тайной последовательности действий. Когда девушка появится, я должен буду привести ее во дворец, в новый дом.

За время своей службы къерном я видел не одну девушку, душу которой мои предшественники-маги вытащили с Земли перед гибелью. Но всех ожидала одна участь — смерть в объятиях любимого. Теперь все изменилось. Новую избранную ждала иная судьба. Но и тот, кто вызывал девушку, был уже не тем — не простым магом этого мира. Я и сам не знал до конца, какие силы скрыты во мне, сыне бога и дракона.

На миг я снова ощутил то, что не чувствовал уже давно — свою животную сущность, вторую ипостась. Моя аура словно рвалась наружу, и я не мог понять причин.

Я вспомнил свой мир — снежный Нортал. Мир, который до сих пор не восстановился после моего сумасшествия. Сколько я не был там? А так хотел бы вернуться! Это мой мир. Мои владения.

Но мне в Нортале явно не обрадуются.

На доли секунды я соприкоснулся аурой с девушкой, но она ускользала от меня. Ее душа неслась совсем не туда, куда следовало. Она устремилась по звездному пути в Нортал, словно ее тянуло в него магическим магнитом.

Проклятие! На меня древний артефакт отреагировал не так, как на жителя этого мира. Кажется, я забросил девчонку совсем не туда, куда следовало. Она в Нортале!

Тысячи тварей Хелвета! Какой я идиот! Что я только что наделал?

Нужно срочно исправлять положение.

Я не могу пройти в свой мир обычным путем, чтобы сразу отыскать девчонку. Придется сделать обманный маневр. Видит Верховный Лоррин, я этого не хотел! Не собирался возвращаться в Нортал... Точнее, собирался. Но не сейчас, не так. Я желал вернуться в полной силе, чтобы снова захватить власть и подчинить себе свои же земли. Для этого я даже двадцать лет назад, когда кристаллы были вновь активированы, отправил туда своего шпиона, надеясь к возвращению выяснить обстановку.

Он ведь там до сих пор. Человек, давно считающийся в этом мире мертвым. У него нет магии, но есть то, что мне нужно — изворотливость и хитрость.

Так. Пока я не могу вернуть вторую ипостась, потребуется средство передвижения. Мой верный помощник, служащий мне на протяжении пятисот с лишним лет. Молодой по меркам драконов, оруженосец Вольторр. Тем более, он в курсе, где искать нашего шпиона. Пожалуй, хватит. Чем меньше жителей Нортала увидят изгнанника, тем больше шансов провернуть все быстро и вернуться незамеченными с девчонкой. А здесь меня прикроет Ай Тинор, мой младший брат по матери.

Я снова посмотрел на кристаллы. Пожалуй, их энергии еще хватит на открытие портала для одного дракона и многоликого идиота, потерявшего звездную попаданку.

Нам предстоит долгий путь. Одна проблема — за это время не вернуть свою вторую сущность. Потому как я всегда был падок на девственниц.

 

Лекси

Холодно. Черт! Как же холодно!

Я обняла себя руками, пытаясь хоть как-то согреться. Но сделала это зря — мои руки совсем обледенели; ощущение, что меня касаются обжигающим льдом.

Я приподнялась и села, пытаясь понять, где нахожусь.

Е-мое! Да я почти без одежды! На мне лишь короткое платье, мерцающее золотом, совсем невесомое, больше напоминающее иллюзию. Неудивительно, что я так замерзла, пока лежала в отключке.

Голубоглазый незнакомец забросил меня в такой холодный мир?

Стоп! Откуда мне известно, что я в другом мире?! А теперь по порядку.

Глеб сказал, что разводится со мной, собрал вещи и укатил к своей Ксюше. Я уснула, и мне снова приснился сон про Наташку. И в этот сон заявился незнакомец со льдинками в глазах, он и сказал, что вытащит меня. После чего я все же забрала у подруги ключи от машины и села за руль…

Конечно! Это всего лишь сон! Мне нужно проснуться — и я снова окажусь в своей постели, пусть и без мужа, но в безопасности. Но сначала стоит посмотреть на то, куда я попала во сне, хоть и не по своей воле.

Я встала на ноги, преодолевая резкие порывы морозного ветра. Я так дрожала, что зуб на зуб не попадал. Тело кололо иголками. Холод пробирал до костей. Кое-как протерев глаза, я повернулась. Кажется, даже мои ресницы покрылись инеем.

Однако, мой сноходец мог бы выбрать местечко и покомфортнее, чем это!

Передо мной распростерся город. Но не просто город, а какие-то развалины. Перекошенные башни со множеством окон, округлые в сечении. Некоторые размером с девятиэтажки, некоторые выше. Другие разрушенные. Их подножия были занесены снегом. Между ними находились здания и поменьше, но снова какие-то странные, с не застекленными окнами, обожженными крышами, перекошенными стенами. Будто по городу прошлась ударная волна. Кое-где из-под снега торчали куски мостов, опор, столбов.

Я хотела бы еще немного рассмотреть этот завораживающий кошмар, но возникла новая проблема. Если тело я с трудом смогла согреть уже оттаявшими руками, то ступни просто закоченели. Я прыгала на месте, старалась переступать с одной ноги на вторую, но это не особо спасало.

Хорошо, что в городе никого нет. Никто не видит меня в таком состоянии. Ветер усиливался, мои длинные каштановые волосы превратились в сосульки, которые больно били по шее, спине и плечам. Кожу на теле кололо от боли особенно в моменты, когда усиливался ветер. Что-то для сна слишком уж реальные ощущения! И не очень-то приятные.

Хотя… как они могут быть приятными, если я во сне попала в аварию и наверняка умерла?

Или это вовсе не сон?!

Я находилась чуть выше основной части города, стояла на каком-то плато. Солнца на небе видно не было, наступали серые сумерки. Затянутое снежными тучами небо больше напоминало асфальт и стремительно темнело.

Только этого не хватало! Скоро я останусь одна в вымершем городе, посреди гигантских развалин. Без теплой одежды, еды… Если это не сон, то до утра я вряд ли дотяну.

Нужно найти укрытие от пронизывающего ветра и спрятаться. Возможно, здесь все же есть местные жители, и они смогут мне помочь. Может существуют и другие города, в которых все не так плохо? Нужно просто кого-то найти и выяснить, куда же я попала.

Я шла быстро, спускалась по заснеженной дороге, попутно пытаясь отыскать следы. И вдруг увидела сверху огромный отпечаток босой ноги. Упс! Вон еще один… И еще! Да тут водятся… Снежные люди! Только йети мне не хватало повстречать! А может, это они сожрали всех местных жителей?

Да нет, невозможно! А как же все симптомы постапокалипсиса? Наверное, эти чудики пришли потом. Я вдруг поняла, что следы не свежие. Их успел прилично замести снег. Однако, если судить по размерам, их обитатели ростом метров по пять. Уж никак не меньше.

— Где ты?! Где ты, тот гад, который меня сюда забросил! Отзовись! — громко крикнула я, потеряв над собой всякий контроль. Стало жутко, страшно, но я хотела дозваться хоть до кого-то в этой глуши. Но ответом было лишь завывание ветра в руинах города.

Стемнело гораздо быстрее, чем я ожидала, и теперь я шла в полной темноте. Фонарей, естественно, не имелось. Звезд на небе тоже. Но я вдруг поняла, что могу видеть в этом мраке. Конечно, не как днем, но лучше, чем ничего. Я отлично различала силуэты строений, столбы и даже мост, проломанный посредине. Интересно, подо льдом есть река? Если да, то стоит узнать, куда она ведет. Возможно, в ней еще осталась рыба. Хотя, даже если это так… что я там могу поймать? Да я на зимней рыбалке была один раз в жизни, с Глебом. И пока вся компания грелась у костра, жарила шашлыки, ловила на маленькие удочки-пародии колючих полосатых окушков в лунках, испытывая при этом удовольствие, я отсиживалась в машине и мечтала, чтобы день скорее закончился и мы отправились домой.

М-да. Я всегда ненавидела зиму.

Внезапно силуэт башни раздвоился. И одна из теней шагнула в мою сторону. Я увидела ужасную косматую голову, руки, ноги…

Да это ведь и есть тот йети, следы которого я заметила перед закатом!

Пока огромное существо медленно двигалось в сторону, я в панике рванула назад. Но не тут-то было. Из-за развалин выходили новые… и новые… Мамочка родная! Да их тут не меньше десятка, кто-то выше, кто-то ниже. Они медленно бродили между башнями, издавая странное рычание — похоже, искали себе пропитание. Но меня будто бы и не видели.

До поры до времени. И я это прекрасно понимала.

Одна из стен была разрушена меньше других. Я подняла голову, рассматривая зубцы. Похоже на замок. Но не старинный, не такой, какие я видела на Земле. Больше напоминало декорации к фильму фэнтези. Вот бойницы, едва различимые на фоне ночного неба, дальше башенки. И нечто вроде дверей. Отлично, там я и спрячусь от голодных монстров, пока из меня самой здесь не сделали шашлык.

Похоже, раньше под замком проходил водный канал, через который и были устроены мостики. И эта стена находилась как раз над тем, что от канала осталось. Прижаться к холодным камням спиной я никак не могла, хотя так и хотелось слиться с ней, чтобы мой силуэт не выделялся на фоне снега.

Только попадись мне под руку, чертов дед мороз из сна! Уж я тебе задам!

Я мысленно вспомнила всевозможные проклятия и угрозы, в том числе удар сковородой по причинному месту — в данном случае, по голове.

Когда я смогла добраться до темнеющего проема, то расплакалась от обиды — арочный свод оказался вовсе не дверью, а нишей в стене. Лучше бы я этого не делала. Слезы тут же замерзали на щеках, и кожу закололо еще сильнее.

Раздался хруст снега. И я медленно повернула голову на звук. Прямо по бывшему каналу, нынче превратившемуся в лед и снег, надвигался косматый монстр. Он увидел меня, зарычал — звал остальных поживиться человечинкой. Я даже смогла рассмотреть его уродливое лицо с огромным носом, торчащими ушами и лысой морщинистой башкой, хотя само непропорциональное тело с длинными руками было покрыто шерстью.

Он видел меня. И скрыться негде — разве что в этой самой нише за моей спиной. Но монстр тут же меня достанет своей длинной ручищей. Я хотела было рвануть вперед, вдоль стены, край которой терялся во мраке, но вдруг поняла, что и с той стороны ко мне движется такое же чудище. Они находились уже совсем близко. Я слышала дыхание, видела вырывающиеся из пастей клубы пара. Еще немного — и мне конец.

Я зажмурилась, молясь умереть быстро. Автоматически выставила вперед руки, чтобы защититься. И внезапно почувствовала какое-то тепло, исходящее от ладоней. Меня так никто и не схватил. Я открыла глаза, удивленно глядя на белый свет, вырывающийся из моих рук. Луч света напугал снежных монстров. Они тотчас отпрянули назад и теперь бежали без оглядки, словно ошпаренные.

Ого! Да я, оказывается, обладаю какой-то магией? Стоит узнать, что я еще умею делать в этом мире. Ведь я уже поняла, что это вовсе не сон, а страшная реальность, в которой мне, возможно, придется выживать.

Я покрутила пальцами, пытаясь управлять лучами. Но выходило из рук вон плохо. Потом все же смогла собрать этот свет в шар, зажав его между ладонями. Он горел так ярко, что мне пришлось прищуриться.

Вот бы мне оружие! Пистолет, чтобы отстреливаться от этих монстров. Ну, на худой конец, пойдет и меч. Я выбросила шар, который разлетелся яркой вспышкой, осветив территорию развалин. И представила, что из света создается длинный меч. Через несколько минут тренировки я сотворила нечто, вроде светового меча рыцарей джедай из «Звездных Войн». Пожалуй, чтобы отпугивать йети, вполне подойдет. Они испугались именно света. Поэтому и шатаются здесь только по ночам, а не днем.

Зафиксировав в руках свое оружие, я двинулась дальше вдоль стены, гадая, что окажется за ее поворотом. Но тут заметила движение. За мной кто-то наблюдал. Этот «кто-то» не боялся света. И уж явно был не снежным монстром.

За мостиком показались люди, одетые в белые маскирующие костюмы, с масками на лицах и странными фонариками в руках. Их было трое, и они явно заметили меня, ведь я светилась, как новогодняя ель.

— Великая, рады приветствовать вас на землях восьмого королевства! — воскликнул мужчина, склонив голову. А потом и вовсе грохнулся на колени.

То, что это мужчина, я поняла по голосу, ведь за их одеждами было невозможно рассмотреть ни лиц, ни фигур. Как ни странно, я понимала его речь, как свои собственные мысли.

— Встань! Скажи, где я нахожусь? Я заблудилась, — решила не портить легенды. Раз я тут великая, значит, нужно этим воспользоваться с умом.

Мой голос на незнакомом языке звучал вполне себе естественно.

— Откуда вы знаете, кто я такая? — спросила тут же, решив прояснить обстановку. Мало ли, кого едят эти люди… Или не люди?

— Прилетала вестница богини Фрионы. Она сказала, что в наш край пришла незнакомка, которой мы должны сегодня помочь. Мы тебя искали!

Эх… Если бы еще встретили потеплее!

Я снова поежилась от холода. И предводитель это заметил.

— Идем к нам в город. Там ты сможешь согреться.

Очень хорошее предложение. Очень хор-р-рошее! Кажется, у меня зуб на зуб не попадал. Неудивительно, если после такой прогулки слягу с пневмонией и умру. И никто не узнает, в каком сугробе меня закопали.

Я только молча кивнула головой. Значит, кто-то узнал, что я здесь нахожусь. Богиня… Что же, им сверху виднее. И уж точно не так холодно, как мне.

А еще незнакомец, который затащил меня в этот странный мир, — и след его простыл. Пусть только объявится, гад! Покажу ему, где раки зимуют! Сам бы походил почти голый в такой-то мороз!

Я смотрела, куда мы направляемся. Мы перешли мостик и удалялись от развалин по снежному полю. А потом я заметила в одном из сугробов нечто вроде замаскированного бункера. Мужчина открыл дверь, выполненную из странного материала, и мы вошли внутрь.

Конечно, не сказать, чтобы сразу стало теплее. Но ветра здесь не было. Мы двигались по коридору в сторону города — точнее сказать, под ним — и вскоре вышли в большое убежище, где находились и другие люди. Света хватало. Конечно, экономно… Но под потолком пещеры висели какие-то шарики — не то начиненные магией, не то выполненные из особого фосфоресцирующего материала.

Мои спутники сбросили с себя шлемы с масками, и под ними обнаружились приветливые лица. Светловолосый мужчина с бородой, который и разговаривал со мной, оказался старшим. Он тут же представился:

— Меня зовут Вастар. Это мои сыновья — Клим и Свэн.

— А я… Александра… — попыталась выговорить свое имя на местном языке, заметив недоумевающее выражение лиц, решила сократить: — Лекса…

— Лекси! — сказал Вастар и улыбнулся. Его сыновья, похожие почти как близнецы, переглянулись, повторяя за отцом мое имя.

Меня провели через убежище, внимательно рассматривала обстановку. Центральный коридор разделялся на несколько поменьше, где находились комнатки-квартирки. Были и общие помещения, там собирались жители подземного поселка. Из мебели — то, что когда-то наверняка считалось предметами роскоши: старинные стулья, деревянные столы, шкафы и комоды, местами даже картины — все это теперь стало достоянием общественности, а раньше, возможно, украшало замок какого-то местного лорда.

Детишки тоже были, они посматривали на меня и шушукались. А я вдруг поняла, что магия моего платья рассеивается. Она не вечна. Я прямо чувствовала ее угасание. Хоть бы не вышло, как в той сказке, где король предстал перед подданными голым.

— Мне нужна помощь. И одежда. Но я не знаю, как с вами рассчитаться, — осторожно попросила я.

— Сейчас мы доберемся до нашего дома. Моя жена подыщет тебе все необходимое, — отозвался Вастар.

— Спасибо. Скажите, а кто были те снежные монстры… Там, наверху?

— Тролли, — внезапно выдал мужчина. — Они боятся света. Ты же видела, что мы все ходим с фонариками. Тролли выходят лишь по ночам, пытаясь найти пищу. Но здесь они нас не достанут.

— Это магия? — указала я на светильники, все еще не понимая их свойств.

— Да, чары. Шары заряжают раз в год. Другие — раз в несколько лет. Мы покупаем их в столице седьмого королевства Нортала. Там есть маги — потомки драконов — которые промышляют созданием всяких полезных вещей.

— А где сами драконы? — удивленно выпалила я.

На меня внезапно устремились взгляды всех троих мужчин. Словно я сказала нечто кощунственное.

— Драконы — правители этого мира. Каждый из девяти кланов правит своим королевством. Они живут во дворцах.

— Логично. А маги — потомки драконов и людей?

— Не все потомки драконов — маги, как и не все маги — потомки драконов, — изрек Вастар, подняв кверху палец, будто указывал на небо.

— Мы уже пришли, — добавил его сын.

Из дверей комнатушки вышла седая женщина. Ростом ниже Вастара на целую голову, в шерстяной коричневой юбке до колен, кофте с длинными рукавами, перетянутой на талии пояском. Ее бледное лицо было приятным, но при этом озабоченным. Она с удивлением смотрела то на меня, то на своего мужа и сыновей.

— Мы нашли ее, Берта! Девушку, о которой сегодня просила позаботиться вестница Фрионы. Ее зовут Лекси. Оставим ее у себя. Она слишком устала и замерзла, чтобы говорить. Помоги ей.

— Хорошо, Вастар. С радостью. — Она посмотрела на меня и вдруг широко улыбнулась. — Проходи. Ничего не бойся.

— Мне нужно собрать совет общины. Мы с тобой поговорим, когда я вернусь, — сказал жене Вастар. Затем позвал сыновей, и все они скрылись в темном коридоре бункера.

Я остановилась в прихожей, действительно чувствуя какое-то облегчение и неимоверную усталость от всего, что на меня навалилось. Здесь была довольно комфортная температура, но мне казалось, что в помещении чересчур жарко. Симптомы обморожения налицо. Тело покрылось пятнами. Я почти не чувствовала ног и рук, все жгло огнем. Хотелось содрать с себя кожу. Я просто не могла идти дальше, не хотела ни на что смотреть. Лучше умереть, только бы не чувствовать этой отвратительной боли.

Мое состояние заметила Берта.

— Бедняга! Как же тебя угораздило попасть в Гард ночью? Иди сюда, не бойся! У меня есть отличное средство, Вастар привез с рынка три флакона магического снадобья от обморожения. Странно, что ты вообще смогла добраться до нас живой.

Действительно, странно! Почему-то показалось, что меня все же согревала изнутри моя магия, иначе я бы точно окочурилась и попала бы на ужин троллям. Но сейчас, кажется, даже мои мысли замерзли и не хотели приходить в голову. Кое-как я добралась до общей проходной комнатки, которая одновременно являлась кухней, гостиной и чем-то вроде склада. В этот момент Берта вынесла мне баночку с кремом.

— Вытяни руки перед собой, я помогу тебе, — тихо проговорила женщина, что-то бормоча себе под нос. И я не посмела ослушаться, подняла руки по ее команде.

Поначалу крем обжигал хуже огня, но постепенно я заметила, что боль уходила, оставалось лишь легкое покалывание. Даже пятна исчезли, словно их и не бывало. Средство пахло мятными леденцами, цвета было такого же — прозрачного с изумрудным оттенком.

Усадив меня на пол, Берта склонилась, нанесла крем на мои ступни. Я же закрыла глаза, мысленно проигрывая про себя весь тот кошмар, в который попала. Причем не по своей воле, а по желанию того, кто решил вмешаться в мой сон, вытащив меня оттуда в момент аварии.

Чертовски все странно и подозрительно! Мне нужно найти того голубоглазого типа и вернуться домой. Пусть я даже буду жить одна, без Глеба. Я ведь могу еще раз выйти замуж, взять приемного ребенка. Там у меня есть работа и жилье. А любовь… Живут же как-то люди и без нее.

— Странная ткань, — раздался удивленный голос женщины, — она ведь ничего не весит!

Я открыла глаза. Берта щупала мое платье, которое должно было вот-вот растаять, как мираж, чем, скорее всего, и являлось. Материальная иллюзия из света.

— Это дар вашей богини! Мне нужно переодеться. У вас найдется что-нибудь для меня?

— Поищу. Что же с тобой теперь делать? Не оставлять же тебя так! В общине много мужчин, которые могут тобой заинтересоваться. Не стоит выставлять все свои прелести напоказ. А тело у тебя привлекательное! Вот только худое, будто ты в родне с хульдрами.

— Эмм… Они мне не родственники. Я вообще не местная, — проговорила я.

К счастью, Берта не стала доставать расспросами. Она позвала меня в комнатушку, где кроме высокой кровати, парочки магических шариков, сундука и голых стен, покрытых чем-то вроде мела, ничего не оказалось. Правда на одной стене висело старое треснувшее зеркало в кованой оправе. Берта откинула крышку, вытряхнула из сундука гору одежды. Выбрала какое-то короткое платье, теплые штаны, сорочку.

— Должно подойти. Мне надо готовить ужин. Если захочешь по нужде — иди за ширму, справа от двери, — сказала Берта и оставила меня одну.

Я провела руками по своему платью. Свет охотно впитывался в ладони, внутри как-то потеплело, будто я вернула себе часть энергии. Взяв баночку с магическим средством, я провела по животу, растирая его, как вдруг поняла, что он совсем плоский. Такого у меня уже лет пять не было, еще как вышла замуж и начала баловать Глеба блинчиками да пиццей, которую любила и сама. Нет, конечно, пышечкой я не была, но и моделью тоже. А теперь…

Я бросилась к зеркалу. Хоть и говорят, что смотреться в разбитое зеркало — плохая примета, плевать! У меня и так за сутки изменилась вся жизнь. Сначала муж бросил и признался в измене, затем незнакомец утащил в жуткий мир с разрушенным городом, монстрами и зимой. Хуже точно не будет.

Смотрела я на себя и не узнавала. Даже встала на сундук, чтобы получше разглядеть свою фигуру. Это была я. Но какая-то… словно два месяца не выползала с тренировок по фитнесу, сидела на голодной диете, да еще прошла курс омоложения организма по тибетской методике. Мелкие мимические морщинки на лице исчезли, появилась тонкая талия, грудь стала на полразмера меньше и более упругой. Мои глаза, которые раньше были темно-серыми с синим оттенком, заиграли оттенками сапфира. В обрамлении длинных ресниц на похудевшем лице они выглядели огромными. Хоть какой-то плюс во всем нашелся. Но пока радоваться было особо нечему. Я просто не понимала, что со мной произошло.

Нужно узнать больше о мире, в который я попала. Что здесь за маги, драконы, существа, о которых говорила Берта? Может, я смогу найти концы в этой запутанной истории? Если еще полчаса назад мне ужасно хотелось спать, то теперь весь сон куда-то пропал.

Я переоделась и выглянула из комнаты. Пожалуй, попрошу Берту провести мне ликбез.

 

ГЛАВА 2

Айтар

Врата между мирами удалось открыть не сразу, сначала пришлось перерыть весь архив своего предшественника — графа Брэйдена, убитого мною же в день последней активации кристаллов, когда я смог отыскать в его закромах то самое, подходящее заклинание.

Хорошо, что маг оказался запасливым: он старательно прятал свои книги в одной из башен императорского дворца от всех окружающих. Я почти ничего не стал трогать за эти годы. Мало ли, когда пригодится.

Все осложняла катастрофическая нехватка времени. Я проник во дворец, сменив внешность на охранника, пока Эл был уверен, что нахожусь на площадке септаграммы. Теперь нужно как-то попасть обратно, не вызвав подозрений. Уж кого-кого, а императора, обладающего магией и чутьем, обмануть сложно. Но можно.

Я прикрыл глаза, мысленно вызывая Торра. Мой бывший оруженосец тут же откликнулся на зов.

«Срочно забери меня из северной башни с воздуха!» — приказал я.

«Тэрр Айтар, я скоро буду», — отозвался Вольторр.

Однако, он понятливый. Я уже успел позабыть, как Вольторр выглядит на самом деле. Представляю, каково ему — пять веков провести в драконьей шкуре! Ни женщин, ни удобной постели, никаких развлечений, помимо охоты и выполнения моих поручений.

Заметив мелькнувшую подо мной белую шкуру, я спрыгнул с подоконника. Приказал Торру лететь прямо к кристаллам. Привыкнув беспрекословно подчиняться мне в любом мире, он так и не понял, что мы делаем. Я даже не стал опускаться на площадку, прямо с дракона произнес заклинание, пробуждая в кристаллах последние силы, сжал зубы, заметив над септаграммой открывшийся портал миров, и направил туда Вольторра.

Я четко знал, куда мы направляемся. Сначала вокруг нас закрутили яркие полосы перехода — и мы выскочили прямо над долиной, где спал под снегом разрушенный город Вогайр — древнейший из городов Нортала, бывшая столица третьего королевства. Теперь под нами простиралось поле со снежными барханами, поглотившими когда-то великолепные дворцы. И только три башни, верхушки которых торчали над искрящейся коркой льда, были зна́ком, что в этом месте находилось древнее святилище. Здесь же я смогу открыть путь назад — разумеется, когда отыщу девушку.

«Великий Лоррин! Мы снова дома?» — пронеслась удивленная мысль Вольторра.

— Да уж… дома… — проговорил я, размышляя, что нам делать дальше.

Почему-то при виде родных земель, находящихся в таком состоянии, внутри что-то кольнуло. То ли сожаление, то ли злость на тех, кто посмел выгнать меня из этого мира. Не совесть, нет! Совесть — не мой конек. В свое время я предпочел уйти с гордо поднятой головой, но ни перед кем не стал каяться, не чувствуя особой вины. Меня пытались сломить, но не смогли.

— Что же, направление на восток, в Давен. Проведаем старика Аргуса и узнаем, что здесь происходит, — вспомнил я о бывшем наемнике, которого успел надежно спрятать двадцать лет назад. В прошлой жизни у него было слишком много грехов, чтобы дать ему спокойно жить. Хотя он ведь добился своего и уничтожил того, кого ненавидел больше всех в жизни. Впрочем, мы с ним чем-то похожи. Я ведь тоже собирался мстить. Вот только месть моя уж слишком долго откладывалась.

Но я здесь пока не за этим. Не стоит лезть на рожон, не восстановив свою магию. Если меня узнают, то мне не выбраться из Нортала живым. Ни один из правящих драконов не допустит моего возвращения. А ведь здесь наверняка остались мои старые враги. Потому как если я вернулся один раз, это может повториться. Уж лучше затесаться среди людей. Тем более, моя аура отличается от ауры обычного дракона, и меня не так-то легко вычислить.

 

Лекси

Берта как раз ощипывала тушку какой-то птицы с фиолетово-сизым оперением, когда я пристала к ней с расспросами, усевшись рядом на табурет — старый, но вполне крепкий.

— Скажите, а что здесь произошло? В смысле, как вы оказались в этом бункере?

Женщина подняла удивленный взгляд.

— Мы тут всегда живем. Здесь рождаемся и умираем. Таких общин хватает по всему Норталу.

— Но ведь ваш мир не все время был таким, — растерялась я.

Почему-то казалось, что катастрофа случилась недавно. Оказывается, нет!

— Да пять веков такое. Говорят, раньше бывало лето. Но теперь всегда зима. На севере еще холоднее.

— А что на юге? Неужели нет мест, где тепло?

— Океан. В нем есть рыба, но никто не рискует уходить далеко по льдинам. Там водятся разные чудовища. Раньше были порты, теперь все они разрушены, и останки кораблей до сих пор находят вмерзшими в лед. Тех, которых не поглотила морская пучина. На землях Нортала девять королевств. Ими правят драконы.

— Это я уже поняла. Так что все же случилось? — не отставала я.

— Когда-то королевства были разделены. Но потом к власти пришел полукровка, сын бога огня и правительницы ледяных драконов, Исгерд Рагнар — Винг Рагнар. При его правлении королевства объединились в огромную империю. Это был золотой век Нортала. Но случилось страшное. Истинная сущность Винга вырвалась на свободу. Он сошел с ума. Сила Ужасного все росла. Он сорвался, принялся крушить все на своем пути, магия вышла из-под контроля. Континент заносило снегом, с гор начали сходить снежные лавины, скрывая города. Выжившие полагали, что все растает. Но нет. Люди оказались в ловушке. В борьбу с Вингом Рагнаром включились драконы правящих кланов. Они объединились и призвали богов, которые и помогли. Им удалось уничтожить Ужасного Винга. Земли были снова поделены на королевства. Империи больше не существовало. Но и погодные условия не поменялись, стало только хуже. Возможно, это сказки? Мы не знаем до конца. Знают лишь они, драконы, которые живут тысячелетия, — договорила Берта.

— Ужасный Винг… М-да. Не завидую вам, — произнесла я, представляя монстра, который мог так разворотить свою империю, когда сорвался с катушек.

Пока Берта готовила птицу, вернулись мужчины. Как выяснилось, Вастар был старостой общины, а его сыновья — лучшими охотниками поселения. Меня усадили за стол, чтобы накормить ужином. Хотя я с опаской относилась к местным продуктам, решилась все же попробовать предложенное. Птица оказалась недурна на вкус, хоть немного жестковата и отдавала кровью. Мясо напоминало куропатку — я однажды пробовала такое в ресторане. Но там дичь была хорошо протушена, а здесь лишь подверглась кратковременной термической обработке. Но голод — не тетка, и пришлось есть, что давали. Я действительно проголодалась и еще боялась не угодить гостеприимным хозяевам. Конечно, никакого гарнира не имелось, только твердые лепешки. Но к мясу полагался морс из ягод, вроде брусники и морошки.

— Завтра отправимся на южные сопки на охоту. Говорят, пришло новое стадо оленей, — сообщил Вастар после ужина.

— Простите. А что здесь едят олени? — поинтересовалась я. Ну, не могли же они питаться снегом!

— На сопках есть мох, ягоды. Там солнце припекает лучше. Высшие драконы тоже охотятся на оленей, поэтому периодически растапливают ледяные насты, сметают снежные заносы магией ветра. А во дворцах высших, в специальных теплицах при помощи магии выращивают овощи. Некоторые в городе поговаривали, что меняли их на драгоценные камни по бешеной цене.

Староста еще долго говорил про охоту, про их трудности, про нападения троллей и других обитающих в Нортале существ, но мои глаза начали слипаться. Это заметила Берта, которая и предложила мне прилечь. Я же с радостью согласилась. Когда я уже засыпала, то вдруг подумала про город.

Если кто-то обменивается товарами в городе и знаком с драконами, а драконы общаются с богами, то мне нужно найти того, кто знаком с богиней Фрионой. После всего, что я сегодня увидела, я уже ничему не удивлялась: ни магии, ни наличию в этом мире всяких существ, настоящих драконов и богов. Если эта самая Фриона попросила жителей общины обо мне позаботиться, то зла точно не желает. Может быть, она знает, как мне вернуться обратно, в свой мир, или как выкарабкаться из бесконечного сна, в который меня затащил голубоглазый нахал? С этой мыслью я просто отключилась.

 

Айтар

По пути в Давен мы насмотрелись достаточно снежных ландшафтов. Нам попадались разрушенные города, подземные поселения. Мы пролетели утесы троллей, которые днем спали, напоминая каменные истуканы. Потом срезали путь над заливом — ныне покрытой толстым льдом частью океана, берег которого определялся лишь по полуразрушенным башням-маякам и бывшему порту, где находилось поселение людей.

Я помнил эти земли совсем другими. Конечно, в сравнении с тем миром, где я пробыл все это время в изгнании, наш материк достаточно холодный. Но и здесь бывала смена времен года: после зимы всегда приходила весна, когда снег таял окончательно, на деревьях появлялась листва, потом наступало лето — не слишком жаркое, но довольно комфортное, за лето успевал созревать урожай на фермах у людей.

Как я мог изменить климат Нортала? Ума не приложу! Я был в горячке. Сам я ничего не помнил. Будто те дни просто выдрали клещами из моей памяти. Но я всегда подозревал, что в тот момент наружу вырвалась магия отца, смешанная со звериным неистовством, ведь я был в драконьей ипостаси. Наверное, именно поэтому я и не мог себя винить.

Я думал над всем случившимся пять веков, пытался связать события, но перед глазами вставали воспоминания о том, как я очнулся уже на Эливейте. Меня судил Лоррин, он же приказал уйти из Нортала и больше никогда не возвращаться, забрав с собой тех, кто остался на моей стороне.

Именно тогда я понял, что больше не могу стать драконом. И восстановить свою полную магию тоже не выходило. В наказание за мой поступок на силы поставили блокировку, и снять ее могли лишь те, кто это сделал.

— Вольторр, думаю нам стоит остановиться. Скоро мы прибудем в Давен, я уже вижу его башни. Не нужно, чтобы тебя видели. Конечно, из людей никто не узнает. Но там находится дворец клана Саторов. В городе могут быть драконы, которые поймут, что мы вернулись.

«Хорошо, великий. Как прикажете», — тут же мысленно ответил Торр и пошел на снижение.

Мы спрятались среди скал, располагающихся над ущельем, где раньше искрилась горная река, теперь ущелье было на треть занесено снегом. Неподалеку отсюда в сторону города вела дорога, которая угадывалась лишь по следам транспорта на белом покрове. Она проходила как раз через ущелье, где имелся каменный мост — природное изваяние, чудом уцелевшее при старой катастрофе.

Я почти не ощущал холода. Так было всегда. Я стоял в искрящемся плаще, с золотой септаграммой на спине. В белых кожаных сапогах, белых брюках и расшитом золотыми нитями камзоле. Настоящий франт! В таком виде на меня быстро обратят внимание жители города, а вскоре весть дойдет и до драконов. Придется сменить внешность. Для многоликого это на раз. Стоит только представить человека, на которого хочу стать похожим. Опытный маг, конечно, вычислит подвох. Но я надеялся успеть достать местную одежду.

— Останешься в горах, Вольторр. Дальше я пойду один. Надеюсь, что быстро смогу отыскать нашего разведчика…

Я не успел это договорить, как передо мной разразились небесные врата Эливейта — вскрылась внешняя оболочка подпространства Нортала. Я насторожился, автоматически схватился за шпагу, хотя понимал, что холодное оружие даже при наличии у него особых магических свойств — не помеха для тех, кто обитает в чертоге богов.

Сердце тревожно застучало. Неужели меня поймали с поличным?

В золотом ореоле показалось лицо того, кого я видел всего несколько раз в жизни.

Темные густые брови, золотые с оранжевыми росчерками глаза. Нос с небольшой горбинкой. Волосы цвета расплавленной меди. И осуждающий взгляд, словно проникающий в самое нутро. Этому мужчине можно было дать как двадцать пять, так и пятьдесят лет по человеческим меркам. Его внешность и лицо менялись в зависимости от настроения. Но мне-то было отлично известно, что он существует не меньше, чем сам Нортал. Передо мной стоял первородный. Бог второй ступени, сын высшего Лоррина — Фэрлинг Бранн. Мой родной отец.

Однако это не уняло тревогу. Я мысленно напрягся, собираясь держать оборону до последнего. Я не хотел оправдываться даже перед божеством и своим отцом. Ведь он был одним из тех, кто когда-то отнял мою силу, он не возражал, когда меня заковали в силовые кандалы. Но в то же время он воспротивился моей смерти и не дал высшим завершить процесс, настояв на моем изгнании.

Именно поэтому мне было сложно смотреть ему в глаза сейчас, когда я ворвался в Нортал без всякого предупреждения. Объяснять, что я был допущен к артефакту власти и теперь просто искал девчонку, не имело смысла. Это будет выглядеть запоздалой попыткой скрыть истинные намерения.

— Айтар! Ты весьма неосторожен, — вдруг сказал бог огня.

— Отец, — опустил голову перед первородным. — Я не собирался возвращаться. Клянусь!

— Я знаю, зачем ты прибыл. Можешь не говорить. Фриона почувствовала необычную магию в Нортале. Магию звезд. Она особенная. Кому как не тебе, служившему Вальтерионам, этого не знать?! В наш мир попала душа в оболочке звезды, в теле, собранном из атомов звездной пыли. Ты упустил ее, верно?

— Так это Фриона тебе сказала обо мне? — поднял я брови.

— Я слышал об уникальной магии артефакта Роддернара, поэтому сам догадался, что ты последуешь за девушкой. Фриона ничего о тебе не знает. Иначе уже сказала бы Лоррину. Я вычислил твой путь. Знаю, ты пользовался им ранее. И хотел предупредить о том, что о тебе не забыли.

Мысленно я успел проиграть сотню возможных ситуаций, но не думал, что отец явится просто с предупреждением. Это дорогого стоило! Я промолчал, ожидая его следующую реплику. Но он повернулся к Вольторру, который даже не шелохнулся, смотрел на бога большими голубыми глазами, сузив вертикальные зрачки от яркого света.

— Устал от драконьей шкуры, верно, малыш?

Дракон тихо рыкнул — то ли с обидой, то ли с гневом.

— Я освобожу тебя. Ты снова сможешь менять ипостась, Вольторр. Не хочу, чтобы вы попались ищейкам Лоррина.

Первородный поднял руки, и из них вырвалась шаровая молния. Она расширялась, постепенно охватывая всю скалу, на которой мы стояли. Меня даже пошатнуло от неожиданного прилива магии. Вспышка ослепила. Когда же я открыл глаза, передо мной находился не белый дракон, которого я пять веков использовал в своих целях.

На заснеженной площадке стоял юноша с длинными пепельно-белыми волосами, в которых мерцали серебряные нити, — такой цвет волос присущ всем драконам моего клана. А Вольторр, насколько я помнил, являлся одним из моих троюродных племянников. Он не понимал, что произошло. Поднял вверх ладони, смотрел на них, будто забыл, как выглядят человеческие руки. Его пальцы сжались в кулаки, потом разжались. Он вскинул настороженный взгляд на моего отца, словно не верил, что к нему вернулась возможность перевоплощаться. Затем с надеждой посмотрел на меня.

— Великий… Я… — Он даже растерялся, не знал, что и сказать.

Тысяча тварей Хелвета! Как же мне хотелось в тот момент вернуть свою способность к перевоплощению! Конечно, вечно быть огромным ящером сложно. Но и оставаться в образе человека в мире, населенном драконами, опасно!

Но я даже не смел просить отца о такой милости. Как и не умолял когда-то о пощаде.

Мрак!

Я великий Винг Рагнар. Я не привык просить. Привык приказывать.

Я не мог выдавить из себя слов о возвращении мне былой магии. Мои способности дракона остались, в них и входила возможность создания оптических иллюзий, способность пользоваться астральным измерением, боевая магия. В Роддернаре и с этим комплектом умений я на высоте. Но божественные силы были ограничены Верховным Лоррином и восстанавливались лишь на мизерную часть. От долгой блокировки магической ауры, лишения подпитки извне и нарушения магообмена я чувствовал себя неполноценным. Неизвестно, к каким последствиям для меня могла привести блокировка.

— Спасибо! — произнес вдруг Торр.

Его голос выдернул меня из гнетущих мыслей. Я посмотрел на отца, который уже открывал портал на Эливейт. И наши взгляды на краткое мгновение встретились.

— Твоя способность перевоплощаться в дракона не заблокирована. На нее у тебя стоит лишь внутренний блок — твой личный. Тот, который ты сам себе поставил в момент пробуждения. Ты мечтал больше никогда не отращивать крылья, Айтар! — сказал отец, постепенно тая в золотом мерцании коридора.

Я дернулся от его слов. Хотел было спросить, как это произошло, но осекся — Фэрлинг Бранн уже исчез, и лишь золотая пыльца, выделяющаяся на фоне темнеющего неба, напоминала, что он только что находился здесь.

Вольторр до сих пор не мог прийти в себя после долгого плена в собственной шкуре. Сейчас на нем была надета лишь тонкая серебристая кольчуга поверх светлого костюма, местами окровавленного. Именно таким он перевоплотился в последний раз. Когда-то драконы не умели оборачиваться, не теряя одежды. Потом научились скрывать одежду магией — ту, что пряталась в подпространство при трансформации в тело ящера. Туда же скрывалась до поры до времени драконья сущность. Наши обличья как бы менялись местами.

— Это так непривычно… — произнес мой оруженосец, все еще с недоверием глядя то на руки, то на ноги. Он ходил вокруг меня, а я стоял, смотрел на каменный мост и думал о том, что сказал отец.

Я все это время мог стать драконом! Они заблокировали лишь магию божественной половины. Ведь все драконьи возможности у меня оставались. Даже в Роддернаре я мог стать крылатым ящером, но внутри стоял стопор, мешающий это сделать. А что сейчас?

Я выпрямился во весь рост. Закрыл глаза, вспоминая свою драконью сущность, звериную мощь. Да, теперь я не мог управлять стихиями, как мой отец. Но вполне мог делать то, что и другие драконы. Заклятие на перевоплощение было наложено лишь на моего брата и мою свиту. Но не на меня. Они не могли запретить мне менять облик. Боги смогли остановить лишь регенерацию их магии! Остальное — внутреннее убеждение, свой собственный запрет.

Как будто из далекого сна передо мной возник Эливейт с его дворцами, огненными чертогами. С его великолепными парками, беседками, увитыми цветущими растениями. Но это лишь красивая сторона божественного города. Была и другая — темные мрачные своды тюрьмы, из которой нет выхода. Силовые цепи, что я не мог разрушить. Долгий плен, в течении которого решалась моя судьба. Я ненавидел свою драконью шкуру, в которой не смог проконтролировать божественную половину.

Зачем только богу огня и молний понадобилась в свое время королева драконов, моя мать? Но боги не спрашивают разрешения. Они всегда берут желаемое. Пусть даже высшее в этом мире существо — дракона. Хотя я и был единственным в своем роде. Другие полукровки существовали, но их забирали на Эливейт для службы богам. Меня же оставили в Нортале — и получили результат.

По всему телу шло покалывание. Я чувствовал, как расту. Ощущал небывалый прилив энергии и мощь, которой так недоставало. Я ничего не смогу сделать этому миру, пока на мне блокировка. Но теперь я смогу быть таким же, как они… Девять кланов, которые правят Норталом.

Точнее, уже восемь… От клана Рагнаров мало кто остался в живых. Только те, кто не встал на мою сторону… Предатели!

По снежному ущелью прокатился громкий рык. И я вдруг понял, что это мой голос. Я снова мог стать драконом! Это я! О, великий Хаос! Как же мне этого не хватало! Чувства свободы! Полета!

Я взмыл над скалой, вырвался в небо. Смутно понимал, что Вольторр тоже перевоплотился и летел за мной. Мальчишка боялся оставить меня одного. Неудивительно, он так и застрял в своем юношеском возрасте, пока был только драконом. И привык повсюду следовать за мной, помогая во всех делах и решая мои проблемы.

— Торр, мы летим к городу. Перед ним остановимся, обернемся! — отправил я ему свою мысль.

Он меня понял, тут же нагнал — и мы сравнялись, два дракона, летящие в неизвестность. Мы ведь даже не знали, жив ли мой шпион или давно погиб в этом не приветливом мире.

Под нами медленно проплывало белое покрывало снега, развалины поселений и мостов. Горы остались позади. Холодный ветер свистел под крыльями. Но я не чувствовал колючего мороза. Для ледяных драконов, рожденных на севере, такая погода — норма. Меня то бросало в воздушные ямы, то снова поднимало ввысь потоками ветра. Невероятно! Как я мог жить пятьсот лет без этих ощущений?!

И пусть мой мир совсем не тот, к которому я привык, пусть здесь осталось мало жителей — все равно! Это! Мой! Мир! И никто не смеет отрицать превосходства высшего!

Если бы не отец, который дал мне фору для спасения девчонки, я мог бы попытаться изменить ситуацию. Но я обещал. А Владыка мира — пусть даже и изгнанный из него — не нарушает своих обещаний…

Хотя одно я уже нарушил — вернулся в Нортал.

Вдалеке показались башни города. Я позвал Торра, и мы синхронно опустились за холмом. Отсюда придется прогуляться пешком, сменив внешность. Люди не распознают иллюзии. Но все равно нужно быть осторожнее.

 

Лекси

Утром я поднялась уставшей. Не сразу поняла, где нахожусь. В комнате стало душно, на кровати неудобно. Спать пришлось в одежде — несмотря на духоту, было не жарко. То, что наступило утро, я поняла только по шуму в коридорах.

Часть жителей ушла наружу ремонтировать укрепление, нарушенное при нападении троллей, которое, оказывается, произошло ночью, когда я спала. Это только подтолкнуло меня к мысли, что здесь оставаться не стоит. После скудного завтрака, к которому вернулся Вастар, я подошла к нему, поблагодарив за гостеприимство.

— Что ты собираешься делать? — прямо спросил меня мужчина.

— Мне нужно попасть в город. Как я поняла, там есть кто-то знакомый с драконами. Я должна узнать, как мне вернуться домой.

— Рискуешь. На твоем месте к драконам я бы не сунулся. Кто знает, что на уме у высших?

— Что же мне делать? Я ведь ничего не знаю о вашей стране!

Вастар призадумался.

— В принципе, у тебя есть магия. Я видел свет в твоих руках, которым ты отпугнула троллей. Вероятно, ты сможешь устроиться на работу помощницей мага из гидьдии.

О! А это что-то новенькое. Кажется, именно то, что мне нужно. Коль я уже попала в этот мир и не могу пока вернуться домой, то хотя бы найду себе занятие в городе. Я смогу выжить без того, кто затащил меня в этот мир. Неизвестно, зачем он это сделал. Но, если думал, что я не справлюсь, то глубоко ошибся. Я всегда была предприимчивой и без дела не сидела. Обживусь в городе, заработаю местных денег, заодно попробую выяснить информацию о богине Фрионе. Возможно, к тому времени, она объявится и сама, чтобы объяснить мне, в чем дело.

Я пыталась казаться смелой и невозмутимой. Но на самом деле мне было жутко и страшно от всего, что со мной случилось. Сон затянулся, и стало уже понятно, что просто так это не закончится. Если бы все произошло не во сне, а в реальный момент, я бы подумала, что лежу в коме и мое сознание живет собственной жизнью. Или так и есть? Я уснула в своей квартире, и со мной что-то не так?! Наверняка! Не бывает мужчин со льдинками в глазах. И драконов. И богинь, которые наблюдают за мной со стороны! Или бывают?!

Я разрывалась в сомнениях. Если все правда, значит, я действительно попала… В жуткий мир снежного магического постапокалипсиса, разрушенный Ужасным Вингом, которого здесь до сих пор ненавидят.

— Я попробую. Вы сможете мне помочь? — умоляюще подняла я взгляд.

— Разве я могу отказать той, кому благоволит богиня Фриона? Буду надеяться, ты принесла счастье, и нам повезет на охоте, — кисло улыбнулся Вастар.

Выдвигаться жители общины собирались еще утром, но и-за нападения троллей охота отложилась, и я успела договориться с главой о том, что меня доставят в Гэмхольд.

Берта немного попричитала, говорила, что не стоит отправляться в город, связываться с магами, но хозяин настоял на своем, а потом еще выдал мне несколько серебристых кружков с обозначениями — местных монет, объяснив их достоинство. Пока я собиралась в дорогу, укладывала вещи, что дала мне хозяйка, то случайно услышала разговор супружеской пары.

— Зачем ты везешь ее в город? Вам же придется делать крюк!

— Хочешь, чтобы богиня рассерчала? Оставить ее у себя мы не можем. Ты же ее видела: кожа да кости. Что она делать сможет? Во-вторых, не верю я в сказки про другие миры, она наверняка притворяется. Лучше услужим богине и заодно избавимся от лишнего рта. Нам было сказано только встретить ее вчера. Мы выполнили приказ. Больше распоряжений не было!

— Жаль девку. Еще попадет к драконам в услужение…

Дальше я слушать не стала. И так понятно, что я для общины — лишняя обуза. Моей магией здесь только троллей и пугать да лампочки заряжать. Значит, верно я решила уйти из бункера. Пристроюсь в городе. Я не наивная дурочка, смогу разобраться в окружающих. Надеюсь, мне повезет. Оставаться в норе я точно не хотела.

Интересно, какую цель преследовал тот, кто выдернул меня с Земли? И будет ли он меня искать? Уж очень хотелось снова посмотреть в его наглые голубые глаза и спросить, зачем он так поступил.

Мы вышли из укрытия вместе с Вастаром и Климом. Остальные уже снаряжали три упряжки, вроде саней. А потом непонятно откуда мужчины привели целую свору серых поджарых собак с торчащими ребрами, подозрительно напоминающих волков. Животные крутились около меня, но будто и не замечали. Раздавалось тявканье, иногда протяжный вой.

Крытые сани здорово отличались от земных аналогов. Хотя бы тем, что кроме полозьев имели оси для колес, которые были закреплены на задней части повозки. То есть этот транспорт мог передвигаться и там, где нет снега.

В каждые сани поместилось по четыре человека. Меня Вастар усадил между своими сыновьями, которые вдруг начали проявлять ко мне определенный интерес. Свэн будто бы нечаянно пытался погладить мои ноги, Клим и вовсе лез под куртку. Но от яростного взгляда повернувшегося отца оба вдруг прекратили попытки меня приласкать. И я вздохнула с облегчением.

Ехали быстро — дорога оказалась довольно наезженной. Сначала выглядывало солнце, но вскоре оно спряталось за тяжелыми тучами. Снова пошел снег. Видимость была мизерной, и я смутно понимала, как мы вообще продвигаемся в такую пургу. Снежинки залетали под тент саней, падали на лицо, колючий ветер щипал щеки, на ресницах и бровях образовались льдинки, а я даже не могла вытащить рук, чтобы убрать их.

Рано начавшаяся ночь застала меня врасплох, когда я поняла, что ехать нам предстоит еще долго, а останавливаться на ночлег никто не собирался. Никто даже не ужинал. Видимо, местные были привыкшие к голодной диете. А у меня начало крутить в животе.

Поменявшись с Климом местами, Вастар достал из-под сиденья нечто вроде термоса и протянул мне. В нем оказался горячий ягодный морс, от которого стало чуть легче, и даже внутри потеплело. Подумала, что вчера на меня еще действовала магия, которая не давала замерзнуть, а теперь я снова обычный человек.

— Твари Хелвета! Кажется, мы не туда свернули, — раздался голос из саней, что медленно ехали перед нами. — В проклятом буране ничего не было видно.

— Да, давно не ездили мы этим путем, — не слишком довольно произнес Вастар.

Он дал сигнал всем остановиться. Сам сошел с саней, чтобы поговорить с мужчиной с передней упряжки. А я вдруг почувствовала себя виноватой. Это ведь из-за меня они свернули с охотничьей тропы в сторону Гэмхольда!

— Дальше могильный курган! Предлагаю вернуться и поехать другой дорогой! — настаивал коренастый мужчина, имени которого я не запомнила.

— Тогда мы вообще никуда не успеем. Мы уже отмахали больше сотни лангов от развилки. Предлагаю набрать больше скорость и попробовать проскочить это место. Лоррин поможет нам! — приказал Вастар.

Все расселись по саням. Собаковолки протяжно взвыли, словно и они не желали ехать этим путем. Раздалось жалобное тявканье молодых особей. Но сани все же тронулись с места. Скрипнул снег.

Вокруг было мрачненько, как на кладбище. Ветер стих, и снегопад на время прекратился. От этой тишины мне стало совсем не по себе, и я боялась задавать вопросы. Даже пискнуть боялась. Впрочем, это и было настоящее кладбище.

Что-то шло не так. Я вдруг сжалась, когда поняла, что мы проезжаем мимо огромного кургана. И будто по команде из снега поднялись великаны. Они напоминали зомби, двигались так же, как живые мертвецы в фильмах ужасов. На головах нечто вроде шлемов. Горящие глаза не выражали мыслей, но взгляды явно были устремлены на нас. На бледно-зеленых, светящихся фосфором лицах не видно эмоций. Тела напоминали переплетения веревок, хвосты которых развевались вслед за монстрами. И все они двигались в нашу сторону, пока мы объезжали холм по заснеженной дороге.

— Драугры! О, богиня Фриона и Верховный Лоррин! Помогите нам, первородные. Все достаньте амулеты! Постараемся успеть проехать.

Я закричала от страха, когда одно из чудовищ почти нагнало нас. Тент слетел назад, сложился, как крыша кабриолета. Сын Вастара успел выхватить из кармана круглый медальон, который сразу же засветился зеленым нефритовым светом. Чудовище три с половиной метра ростом притормозило. На него и правда действовала магия амулетов, что имелись в каждой телеге. Но в это время на нас бросились другие — сразу с двух сторон.

Мы едва успели проскочить, почти под их лапами. Я даже почувствовала зловонное дыхание одной из тварей. В итоге безмозглые существа столкнулись головами и упали. Но это я узнала только потом. Пока же я не могла открыть глаза, не могла больше видеть всего этого кошмара. Старалась даже не дышать. Как только пыталась посмотреть наружу, то видела еще десятки этих драугров, что возникали словно из ниоткуда.

Я поняла, что все закончилось, только тогда, когда мы снизили скорость, а Вастар издал торжествующий вопль.

— Мы их уделали! Удача точно на нашей стороне! Сегодня их много, как никогда!

— Простите, скоро у нас остановка? — пробормотала я, понимая, что мне срочно нужно отойти.

— Еще лангов двадцать. Потом будет безопасное место, сможем размять ноги, — сообщил мужчина.

— Какие они страшные, эти зомби. Они охотятся на людей?

— Они защищают свой курган от разорения. Возможно, в нем захоронен древний правящий дракон, а это его бывшее войско. Поговаривают даже, что он лежит здесь с первых дней зимы, после битвы с Ужасным Вингом.

Я укуталась в толстый плед, прямо поверх куртки. От рассказов о Великом и Ужасном меня бросало в дрожь. Интересно, существовал ли этот Винг на самом деле? И каким он был?

Скорее бы добраться до города! Там наверняка безопаснее.

 

Айтар

Мы с Вольторром попали в Давен только на рассвете. Я пока не знал, остался ли у власти Ши Мортен Сатор. Но решил не рисковать.

Аргус Виласко — мой шпион — служил по моему приказу во дворце клана Саторов. Но я понятия не имел, кем устроился этот пройдоха. И как найти его там, тоже не знал. Перед тем, как отправить его в Нортал, я выдал ему указания, что следует делать в этом мире. Объяснил, во что вмешиваться не стоит. Думаю, он меня отлично понял.

Он осознавал, что обязан мне дополнительными годами существования. Это я вытащил его из зала в момент всеобщего замешательства. Еще тогда, когда я находился с этим человеком на корабле, я смекнул, что от него может быть толк.

В жизни Аргус умел хорошо делать лишь две вещи — разбираться в документах и законах и убивать. Но человеческий век слишком короток. В его преклонные годы вряд ли он бы занимался вторым. Значит, нужно искать его в канцелярии Сатора. Хоть правящие драконы и не люди, у них тоже есть штат, который нужно содержать, и армия, где нужен учет.

Я едва узнавал этот город. Когда-то великолепные дворцы, замки, мосты через бурную когда-то реку, храмы, парки, дороги, дома жителей — почти все разрушено и занесено снегом. Конечно, горожане выстроили новые дома — скромные, более утепленные и защищенные. А на горе красовался реставрированный замок династии Саторов — как насмешка над тем, что находилось внизу — развалины, укрытия, подземные бараки. Нищета и голод.

С наступлением позднего рассвета Давен оживал. На улицах за дворцом, когда-то покрытых брусчаткой, а теперь слоем грязи, смешанной со льдом, появились худые собаки, которые принялись разрывать мусорные ямы от выпавшего за ночь снега. Под тявканье из-под развалин показались местные нищие, они сразу прогнали собак и продолжили потрошить отбросы.

Все материалы от разрушенных некогда зданий пошли на постройку новых, уходящих под землю, где было теплее. В некоторых имелись окошки. В них то зажигался, то снова гас свет камней из особого кварца, который при воздействии на него магии еще и нагревался. Раньше не было проблемой достать эти камни — их использовали много веков для обогрева и освещения. Теперь же рудники наверняка находились под контролем правящих кланов, и добыть такие камни стало гораздо сложнее.

Я не узнавал славного города Давена, изменившегося до неузнаваемости. В свое время это был один из самых красивых городов Нортала. Стало даже обидно за него. Если бы не знал, что во всем виноват сам, мог бы возмущаться. Но вместо этого шел и молчал.

Изредка голос подавал Вольторр. Он не упрекал меня. Мальчишка больше думал, как нам выкрутиться из этой ситуации. За пять веков он привязался ко мне еще больше прежнего и искренне хотел помочь. Он больше не испытывал неловкости от смены ипостаси.

 — Великий, думаю, что нам пора замаскироваться, — сказал он, когда на улице показались обходчики. Они громко провозглашали горожанам, что все спокойно и можно выходить наружу.

— Ты прав. За мной! — Мы скрылись в каких-то развалинах, некогда бывших храмом, но теперь от него оставалась лишь часть стен.

Я задумался, кто не вызовет подозрений во дворце. Первое, что пришло в голову — притвориться тем, кого я ищу. Тем более, мне уже приходилось это делать. Но я не мог взять во дворец Торра, в котором тут же почувствовали бы дракона. Пока я не мог пользоваться своей божественной магией в полную силу, я как мозаику собирал свои способности в других целях, научившись создавать зрительные иллюзии в идеале.

— Будешь меня прикрывать. Для начала прикинемся местными жителями, когда приблизимся ко дворцу, я пройду внутрь. Если что-то пойдет не так — подашь мне знак. Позовешь меня с помощью мысли.

Долго не раздумывая, мы сосредоточились на магии иллюзий. И как раз вовремя! Нас обнаружили обходчики. Но к этому моменту мы больше напоминали тех жалких людей, что возились в яме за дворцом.

— Пошли вон! Скоро откроются ворота дворца, — пафосно заявил мужчина в меховой шапке и длинном тулупе с отличительной серебристой лентой поверх — старший в отряде.

— Уже-уже, — решил я ретироваться и не лезть на рожон.

Мы смешались с компанией бродяг, которых отгоняли от замка. Проходя мимо ворот, я шепнул Торру, чтобы он ждал меня неподалеку, а сам тут же сменил личину. Это потребовало энергии, но пока я чувствовал себя превосходно.

Охранник у ворот признал во мне Аргуса. Конечно, он и подумать не мог, что перед ним истинный правитель мира. Только заметил, что я отлично выгляжу и будто бы помолодел. Я стиснул зубы, понимая, что чуть не прокололся. Когда думал о воплощении иллюзии, я представил себе мужчину в возрасте, с которым двадцать лет назад расстался на площадке с кристаллами, у портала. Я судил по себе, ведь я ничуть не изменился, а Аргус уже почтенный старик.

Но сегодня мне определенно везло. Спрятавшись за одной из колонн двора, я активировал магию камня в браслете. Такой же я выдал старику перед прощанием. Камни работали лишь на небольшом расстоянии. Только бы он не потерял свой! Идти в сам дворец точно не стоило.

Но увидел слабое мерцание. Артефакты почувствовали друг друга!

Итак, с риском быть обнаруженным, я отыскал нашего лазутчика. Он шел за мной, следя за активностью камня, пока мы не встретились за городом.

— Кого я вижу?! Неужели обо мне вспомнил сам Винг Рагнар! — язвительно произнес старик, завидев меня. — Великий решил наведаться в свои бывшие владения? — Он покосился на Вольторра, но явно не узнал, хотя не раз летал на нем.

— Рад, что ты обо мне не позабыл, Аргус!

— Разве можно забыть того, кого здесь постоянно вспоминают, как худший кошмар? — расхохотался Виласко. Этот пройдоха не менялся. И даже новые морщины не повлияли на колючий характер.

— Значит, понял, кто я?

— Догадался почти сразу, — подтвердил мои мысли бывший наемник.

— Ладно. Ближе к делу! Мне нужно знать, кто сейчас правит королевствами, — осек я его. Потом кратко поведал историю про потерю девушки.

Пока старик говорил, я вспомнил о своей подопечной. Где же ее искать? Будь она рядом, я бы почувствовал ее магию. Так, кажется, отец говорил, что Фриона ее тоже ощутила! Богиня могла догадаться, что я последую за ней. Как бы это не оказалось ловушкой!

 

Лекси

После всех злоключений в дороге мы въехали в Гэмхольд — столицу восьмого королевства. Я уже насмотрелась достаточно, чтобы у меня сложилось общее впечатление о Нортале. Сладко не придется. Нужно срочно искать того, кто выкрал меня из моего сна. И мне все равно, какие цели он преследовал! Не хотелось выживать, убегать от ошалелых монстров, троллей, воинов-зомби и прочей нежити, прятаться в бункерах, мерзнуть в вечных снегах.

Здания тоскливо жались друг к другу, промозглый ветер протяжно завывал в закоулках. Местами из сугробов торчали облезлые деревья, напоминающие ели. Проезжая часть оказалась занесенной рыхлым снегом, ее еще не расчистили за ночь.

Миновав несколько кривых улочек и каменный мост, висящий над пропастью, мы остановились. Я осторожно подняла голову. Над нами возвышался огромный замок. Многочисленные башни этого творения архитектуры причудливо соединялись друг с другом переходами и анфиладами. Верхушки некоторых из них скрывались в дымчатых облаках, и между ними время от времени мелькали настоящие синие молнии. Перед замком светились шары, закрепленные, как фонари, в металлические подставки. Но светящееся в утреннем сумраке здание можно было рассмотреть и без них. Эдакая умелая смесь готики и колониального стиля. Роскошь посреди разрушенного и занесенного вечным снегом мира.

Я чуть не вскрикнула, когда с одной из крайних башен взмыл в небо настоящий дракон. А за ним еще один. На фоне серого, затянутого облаками рассветного неба они казались блестящими, грациозными… и очень опасными существами. Я не могла отвести взгляда, рассматривая их с восхищением и страхом одновременно.

— Чего застыла? Приехали! — раздался не слишком довольный голос Вастара. — Держи письмо к моему знакомому, он приютит тебя на время и отведет в гильдию магов.

— И куда мне идти? Я же ничего здесь не знаю! — очнулась я.

— Если пройти прямо по улице мимо дворца, свернуть налево и шагать до упора, найдешь храм богини Фрионы. Он виден отовсюду. Дай служителю монету. Поговори с богиней у ее алтаря. Если она о тебе беспокоится, то обязательно поможет. Потом отправляйся по нужному адресу. Я бы отвез тебя сам, но меня там не будут рады видеть. Наймешь извозчика, скажешь, чтобы вез в восточный квартал, третья улица с краю, третий дом.

— Спасибо, — пробормотала я.         

А через минуту оказалась на дороге с узлом в руках, потертой, хоть и теплой дубленке из шкуры какого-то животного. В меховой шапке, что дала мне перед отъездом Берта, и шерстяном платье. В кармане десяток монет, которые отсчитал Вастар. Я осознала, что снова одна, лишь тогда, когда сани скрылись за поворотом.

Мне оставалось только одно — идти в храм. Преодолевая встречный ветер, который колючими льдинками щипал мои щеки и нос, я шла по улице, проклиная всех на этом свете. Идти пришлось в гору, по колено утопая в снегу. На меня озирались немногочисленные прохожие, но я старалась не смотреть на них, чтобы не вызвать лишнего интереса.

Домишки стали более редкими, а после и вовсе закончились. До храма пришлось добираться битый час. А я ведь даже не знала, как он выглядит. Когда уже собиралась спросить дорогу у проходящей мимо меня женщины, то остановилась. И в тот же самый момент увидела странное строение, открывшееся на горе.

Украшенные барельефами колонны, каменные арки между ними. Сверху дуги, а на них — прозрачное покрытие из какого-то камня, вроде хрусталя. Невероятно, как в этом мире может существовать такая красота! Будто все невзгоды обошли стороной храм, или же его выстроили позже. Хотя дворец местного правителя тоже отличался от того, что я видела раньше.

Я толкнула высокие двери, и они открылись. Вошла.

Внутри оказалось совсем светло. Та же готика. Строгость и мрачноватая загадочность. Стрельчатые своды, арочные окна. Но здесь все было как-то иначе.

У дальней стены стояла огромная, почти до потолка, статуя женщины из белого камня. Материал крыши позволял свету проникать внутрь, отражаясь от многочисленных граней, и лучи концентрировались на статуе так, что вся она светилась. По сторонам находились магические шары — такие же, как перед дворцом, но сейчас они уже не сияли.

Пахло озоном с едва различимым оттенком металла.

В зале находилось несколько человек. Но пока я глазела на статую, стараясь запомнить точеные черты лица богини, все куда-то ушли. Я осмотрелась. Я что, здесь одна? Вздрогнула. Накатила паника, и я не знала, что делать. Атаковали сумбурные мысли.

Кажется, Вастар говорил про какого-то служителя? Да где же его искать?!

Потом повернулась к статуе богини Фрионы. Я ведь шла пообщаться с ней, попытаться дозваться. Если в этом мире боги — реальные существа, значит стоит попробовать.

Не-эт! Меня точно сочтут за ненормальную, если я буду говорить со статуей!

Но ничего лучшего не придумала.

Я оглянулась, убедившись, что никто на меня не смотрит. Взошла по ступеням, осторожно дотронулась ладонью до белого мрамора у подножия статуи. Она оказалась теплой. Я задрала голову, глядя на красивое женское лицо с жестокой ухмылкой, навечно застывшей на каменных губах. Потом зажмурилась и начала говорить:

— Фриона, если слышишь, помоги! Я хочу вернуться в свой мир! Меня украли, вытащили из моего же сна! Мне здесь не место. Понимаешь? Если ты такая великая, как о тебе говорят, то перебрось меня обратно! — просила я вслух, сосредоточившись на мыслях и словах, потом тихо добавила: — Пожалуйста! Помоги мне!

Я замолчала, так и не открыв глаза. Напрягла свою волю, представляя, что сейчас снова окажусь дома. Проснусь. Пойму, что это был лишь кошмарный сон. Сделаю кофе, включу любимый сериал, возьму наконец выходной...

Звук шагов позади заставил меня дернуться, вернув в жуткую реальность снежного мира.

— Странная магия! — прозвучал низкий мужской голос, и в нем таилась явная усмешка. — Ты кто вообще такая?

Я резко повернулась и обомлела.

В центре зала стоял мужчина, отличающийся от всех, кого я когда-либо видела. Иссиня-черные волосы его были заплетены в две толстые косы, в которых серебрились мерцающие нити. Красивое лицо имело строгие черты: прямой нос, миндалевидные глаза, темные брови, квадратный подбородок. На незнакомце не было ни шапки, ни теплой одежды. Только вычурный, отделанный золотом черный камзол и того же цвета плащ, который, скорее, служил аксессуаром, чем согревал. На ногах — черные брюки и высокие блестящие сапоги.

Он смотрел на меня с удивлением, а я не понимала, в чем дело. И только несколько секунд спустя заметила, что от моих рук исходил свет, который и увидел незнакомец. Я попыталась скрыть свою магию, но ничего не выходило. Нервничая, я спрятала руки за спину и сошла со ступеней, надеясь быстро прошмыгнуть мимо двухметрового амбала.

Я так ничего и не ответила на его вопрос. А вот он, похоже, решил разобраться до конца. Он оказался рядом в одно мгновение — будто телепортировался. Преградил путь, навис надо мной черной скалой.

— Я никогда не видел тебя в городе, — произнес он уже мягче. Но я чувствовала какой-то подвох. Этот медовый баритон не предвещал ничего хорошего.

— Я не местная. Мне нужно было попасть в храм, поэтому я и приехала в Гэмхольд из… — Черт! От переживаний совсем забыла, как называлась та община, в которую я попала пару дней назад.

— Откуда же?

Я вздернула подбородок, и мы с мужчиной встретились взглядами. Его карие с золотистыми искрами глаза буквально гипнотизировали меня. Тем временем он поднял руку и провел по моей щеке кончиком пальца. Ноздри его носа раздувались, он принюхивался. Будто я могла пахнуть как-то особенно.

 — Удивительная аура… Странная магия. Иди за мной, юная дева.

Эмм… Кажется, я попала!

Я хотела было бежать, но в этот момент увидела у входа целую ораву ухмыляющихся охранников. Их предводитель подал знак, и меня тут же окружили громилы в черной форме с плащами. На их шеях висели одинаковые медальоны с изображением дракона. И пока первый отошел в сторону, беседуя с невесть откуда взявшимся служителем храма, меня вывели под рученьки на улицу.

В лицо сразу ударил студёный ветер со снегом.

Теперь я ненавидела зиму еще пуще прежнего!

Перед взором встал дворец королевской династии драконов. Я вдруг поняла, кого встретила. Мужчина, заметивший мою магию, кажется не совсем человек. Он один из драконов! Я осмотрелась и поняла, что главного уже нет — лишь свист ветра напомнил о том, что он только что разговаривал со мной, а теперь от нас отдалялся огромный черный ящер.

По мне пробежал холодок, и я вздрогнула. Оставалось надеяться, что я его не слишком заинтересую. И когда он поймет, что от моей световой магии нет никакого прока, то отпустит меня восвояси.

 

ГЛАВА 3

Айтар

Как я выяснил, Ши Мортен Сатор по-прежнему находился у власти. А вот в других государствах Нортала ситуация изменилась. Но не критично. В клане Рагнаров, который управлял седьмым королевством, правил Огман Клэр Рагнар. Коготь, как звали его в детстве. Я помнил его несносным сорванцом. Нынешний правитель был сыном кузена. Но теперь он занимал мое место, поэтому я не питал к нему никаких теплых родственных чувств.

Единственным, к кому из близких родственников я хорошо относился, был мой младший брат, Ай Тинор, оставшийся в Роддернаре. Кстати, приставки к именам в кланах высших драконов означают именно порядок рождения в семье. Ши — старший, Ай — второй по счету, Ро — третий, и далее. Так же принято называть друг друга братьям и сестрам, если таковые имеются. Потому как девочек в семьях у драконов рождается крайне мало. У меня не было ни одной сестры. Только младший брат, который последовал за мной в мир, когда я стал изгоем.

У Тинора другой отец, но мать у нас одна — Исгерд, наследная королева, мужа которой навязали политические обстоятельства уже после моего рождения. Родись я не от божества, а от любого дракона или от человека — что маловероятно — меня могли бы и не сделать наследником. Но в день моего рождения Фэрлинг Бранн лично спустился с Эливейта и признал меня своим кровным сыном, исчерпав тем самым все вопросы.

На время я отправил Аргуса обратно во дворец Саторов. Мне нужно было подумать, в каком направлении искать девушку. Я даже не знал, куда она могла попасть после перемещения, поэтому хотел в тишине попытаться еще раз восстановить свои воспоминания. Попробовать представить межпространственную спираль, по которой ее забросило в Нортал.

Я вспомнил, как долго искал в прошлый раз. Четыре года. Нашел. Вместе с нынешним императором. Почти что прокололся. У меня неплохо развит нюх на попаданцев из других миров. А уж тем более на девственниц, каковой девушка, однозначно, является — иначе на нее бы не указало зеркало.

Сообразив, что мне все равно нужен кратковременный отдых, я решил подождать несколько часов. И попробовать почувствовать свою потеряшку. Да еще пожалел Вольторра, который находился в облике человека всего полдня.

Постоялый двор в этой разрухе пришлось искать долго, хоть город Давен был довольно крупным по нынешним меркам. Нам удалось узнать у местных, где можно перевести дух. И вскоре мы попали в кривой проулок, где и находилось нужное заведение.

Когда вошли, нас сразу же обдало теплом от камней волшебного кварца, которые располагались в центре помещения, на специальном возвышении. Пол был уложен узорной плиткой. Чуть дальше стояли столики, за ними — место для работника. По залу бегали миловидные, хоть и чересчур бледные, девицы-подавальщицы; они разносили блюда с каким-то варевом из мяса оленей, в комплект к которым полагались корешки ойры, добытые на склонах гор, где не было вечных снегов, и крепленый напиток из ягод голубики.

За столом сидели мужчины в спущенных на шею масках, защищающих от ночного холода. Видно, только перед нами явились. К ним тут же подбежали девушки, интересуясь, что подать приезжим охотникам, кем они, собственно, и являлись.

Нас заметили чуть позже. Одна из девиц крутанула округлым задом в брюках и подошла к нам. Мы отличались от местных, хоть и успели сменить облик, приодевшись в другие вещи. Люди часто распознают драконов, особенно женщины. Мы для многих — желанный приз. Драконы более выносливы в постели, а долгие годы жизни добавляют опыта в интимных утехах. Завести дракона в любовники — равносильно тому, что обеспечить себе несколько лет безбедного существования. Правда, человеческие женщины стареют быстро, поэтому приходится их менять. Вот и эти девочки смотрели, можем ли мы являться драконами.

— Желаете чего-нибудь? — елейным тоном спросила работница, рассматривая нас с Торром.

— Две комнаты до утра. Ужин принесете в номера.

— Как раз осталось две спальни. Больше ничего не нужно?

— Нужно. — Я мельком посмотрел на Вольторра, заметив, как он пожирает голодным взглядом декольте девушки. Та приосанилась, выставляя свои прелести вперед. — Скажешь хозяину, что ночь с тобой оплачена.

Она радостно сверкнула глазами, подалась ко мне, но я остановил красотку жестом.

— Вот этот юноша желает вкусить твоего великолепного тела.

— Он… Он дракон? — чуть замялась она, и глаза блеснули.

— Он — да.

— Как же вы, господин? — тут же появилась на горизонте вторая красотка, готовая продать свое тело потомку крылатых, несмотря на риск для себя.

— Я не дракон. Всего лишь странствующий маг, — развел я руками, — и мне нужна только тишина.

Оставшись в одиночестве, я развалился на кровати. Где-то за стеной дорвался до женского тела Торр, и я его понимал. Здесь не было слышно звуков, но это только к лучшему. Можно поразмыслить в тишине.

За эти столетия у меня были любовницы. Аристократки, которые пытались добиться с моей помощью милости императоров, миловидные служанки, иногда попадавшиеся мне в руки, даже принцессы входящих в империю другого мира королевств… Но ни одной постоянной. Должность не позволяла слишком расслабляться. И не особо хотелось.

Теперь же я не знал, хочу ли я когда-нибудь завести женщину на долгие годы. Если хочу, то кого? Простого человека? Да она состарится, прежде чем я решу для себя, нужна ли она мне! В мир драконов путь был закрыт. И кому вообще нужен дракон с моим послужным списком? Изгнанник, без власти, положения в обществе, пусть хоть трижды сын божества!

Но синие глаза в магическом свечении зеркала заставляли меня думать вовсе не о том, что я должен доставить девушку принцу Освальду.

Я не знал, что за чувство заставило меня выбрать именно эту девушку из всех предложенных магическим артефактом. Кем она была на самом деле? В ней чувствовалась внутренняя сила в совокупности с разочарованием в жизни. Смогла бы она полюбить принца, как утверждали безликие магические структуры?

Мрак! Мы оказались за тысячи лангов в разрушенном мною же мире. Девушке не стоит знать, кто я здесь на самом деле. Вот просвятить о миссии нужно. Но не сразу. Когда уговорю пойти со мной. Ведь даже я не смогу ей приказывать. Она не совсем человек. Она — звезда.

Недостижимая для меня высота. Веление высших.

Я пытался поймать сознание девушки. У меня неплохо работала связь в астрале с такими, как она, Эл, Тинор или Торр. Мысли гораздо быстрее перемещаются в подпространстве, где расстояния условны, а мысль, как импульс, может развивать огромную скорость.

Не знаю, сколько часов ушло, чтобы поймать далекий сигнал. Она не слышала меня, не понимала, что я в этот момент контролирую ее сон. Кажется, она была сильно напугана. Чересчур напугана. И двигалась куда-то на восток. В скомканных, спутанных потоках мыслей я ощутил ее отчаянное желание вернуться домой.

Это пока… Пока она не знает, что нет пути назад. Что она все равно умерла в другом мире. И ее ждет прекрасный принц и будущее, которое возжелала бы для себя половина женского населения всех известных мне миров. Она примет наследника императора, пусть и не сразу. Мне же останется только наблюдать за ней со стороны…

Наблюдать всю ее жизнь, если я задержусь на службе в чужой империи.

Нет! Я вернусь обратно. Если уже сделал это раз, то за ним последует еще один. Стоило только начать. Я хотел разобраться, что происходит в Нортале и почему судьба вновь завела меня в разрушенный мир.

Гэмхольд! Как набат в голове.

Я смутно осознавал, что уже настало утро. За маленьким окошком спальни еще темно. Это точно ее мысль? Она в восьмом королевстве? Я пытался дозваться звезду вновь, но тщетно. Девушка словно закрылась. Или ее мысли отвлеклись на что-то более насущное. Главное, что она жива! Теперь я знаю направление поисков и найду ее во что бы то ни стало!

Это моя миссия. Проклятая миссия, которая с некоторых пор стала мешать мне жить, воскресив прежние мечты и воспоминания!

Желание опять покорить свой мир.

Вопрос зачем: снова его разрушить или попробовать восстановить былое могущество, вернуть Нортал к жизни? Под силу ли это мне?

 

Лекси

Сопротивляться мордоворотам из стражи местного дракона я не стала. Все равно они сильнее. Я лишь надеялась, что успела дозваться Фриону и она вытащит меня в случае чего, раз обо мне беспокоится. Да и сам дракон не внушал особого страха. Надеюсь, брюнет не станет домогаться меня силой, а я за это время что-нибудь придумаю.

По дороге я снова вспомнила про Глеба и его секретаршу. Горько усмехнулась.

Поделом ему! Пусть остается с ней. Не думаю, что он будет счастлив.

Я только сейчас осознала, что он всю жизнь был сам по себе, как бы я ни пыталась с ним сблизиться. То, что между нами поначалу горела страсть, вовсе не означало родство душ.

Дворец изнутри меня поразил. Шик посреди разрухи. Комфорт в сломленном снежном мире. Прозрачные стены, удобная мебель. Просторные коридоры, освещенные сотнями магических шариков, хотя простому люду доступны считанные камни. В залах, которые мы миновали, высоченные потолки, расписанные картинами, мраморные полы с красивыми узорами. Множество полукруглых окон, сквозь которые проникал свет. С потолка свисали великолепные кованые канделябры с магическими шариками.

— Куда мы идем? — нервно спросила мужчину в черной одежде.

Я все гадала, сколько здесь драконов — один или несколько. Жаль, так мало успела спросить у Берты.

— Уже пришли, — произнес громила. Меня втолкнули в раскрывшиеся двустворчатые двери, за которыми обнаружилось жилое крыло дворца. Охранник высмотрел служанку, подозвал ее и заявил: — Его Высочество, Ши Лиар, велел присмотреть за этой девушкой и переодеть ее. Он скоро вернется.

Я вздрогнула, когда за мной захлопнулась дверь. Я в ловушке? В золотой клетке?

Но эта ловушка комфортней, чем окружающий мир. Здесь нет ужасных троллей, готовых сожрать живьем, нет страшных зомби. А ведь я не знаю, кто еще обитает в этом Нортале.

Уж лучше местный принц, хоть он и дракон.

Служанка оказалась выше меня на голову. Брюнетка лет тридцати в белоснежном накрахмаленном переднике, с чопорным выражением лица. Ее можно было бы назвать красивой, если бы не длинный нос, который все портил и который она совала не туда, куда нужно.

— Заинтересовала Ши Лиара? Ты девственница? — выдала внезапно горничная.

— Я?.. — покрутила головой, будто говорили вовсе не про меня. — Нет!

Черт! Какая же я девственница?! Шесть лет супружеской жизни и пару лет до того.

— Тогда что в тебе заинтересовало принца? — насмешливо произнесла служанка. — Худышка. Обычно такие девчонки не прельщают Его Высочество.

— Он заметил мою магию, — призналась я, решив не вводить никого в заблуждение. Мне даже полегчало. Хорошо, что дракона не озаботит мое тело.

— Ладно. Меня зовут Ханна. Иди за мной, — смягчила тон горничная.

Я не успела оглянуться, как меня привели в комнату, отделанную как для принцессы, в золотых и бежевых тонах. Здесь имелись удобные диванчики, кресла с высокими спинками, стулья с позолоченными набалдашниками, большой квадратный стол. За окнами за это время стало совсем светло. Даже выглянул белый диск солнца, и помещение заиграло радужными бликами.

— Ванная там, спальня там, — указала Ханна, пока я крутила головой.

— Ванная… — как завороженная повторила я.

Мне вдруг чертовски захотелось принять ванну. После всех моих приключений, холода, страхов просто лечь в теплую воду и расслабиться. Нужно пользоваться моментом, пока меня снова не выгнали на улицу.

Пожалуй, расскажу принцу о том, что я хотела пообщаться с богиней. Думаю, он меня поймет.

За дверью действительно оказалась огромная ванна — круглая, из странного полупрозрачного материала. Ее быстро наполнили водой невесть откуда подоспевшие слуги, пока я рассматривала остальные комнаты. Похоже, что и вода в ней грелась автоматически, с помощью магии. Я сбросила с себя неудобную одежду и погрузилась в горячую воду, попыталась расслабиться. Но ощущение странности происходящего не оставляло.

Меня сюда доставили силой. А теперь относятся как к принцессе. Ведь я уверена — стоит мне попытаться выйти за двери, там будут находиться все те же охранники Ши Лиара.

Но подумать мне не дали. В комнату вошла Ханна, которая принесла поднос с моющими принадлежностями, баночками с ароматическими жидкостями. Она предложила мне помочь вымыть голову, и я согласилась. Так приятно, когда за тобой ухаживают. А ванная во дворце напоминала настоящий spa-салон, в котором я не бывала уже давно из-за вечной занятости на работе.

Я только сейчас поняла, как мало времени уделяла лично себе.

После водных процедур, я почувствовала себя иначе, будто заново родилась. Ханна принесла мне длинное, но легкое платье, без какого-либо корсета, и тонкое кружевное белье. Однако, они знают толк в выборе одежды. Сказав, чтобы я ждала в спальне, горничная ушла, оставив меня одну. Правда, через какое-то время вернулась, принесла мне обед: запеченное мясо, лепешки, фрукты. Черт! В этом мире у драконов было все, чего не имели простые люди. Я даже поинтересовалась, где их выращивают, на что Ханна, скривив губы, пояснила, что все выращивается в специальных теплицах при помощи магии и стоит очень дорого.

Я немного побродила по комнате, затем улеглась на огромной кровати, рассматривала узоры на потолке, пока меня не начало клонить в сон. Я сопротивлялась, как могла. Но бессонная ночь напоминала о себе какой-то усталостью, еда и ванна сделали свое дело. И я, завернувшись в покрывало, смежила веки, почувствовав, как погружаюсь в сон.

Мне снился мужчина. Тот самый, с голубыми глазами. Он звал меня. Искал среди снегов, но мы не могли попасть друг к другу, словно между нами было непреодолимое расстояние. В его голосе я слышала какое-то отчаяние. Его окружала тьма, в которой вихрем кружились снежинки. А я боялась его, не знаю почему. Я чувствовала его странную магию, которая одновременно пугала и манила с невообразимой силой. Кем был он в этом мире? Кажется, ответ сам стоял в голове, но я не могла понять своих ощущений…

— Странно! Кто же ты такая? — раздался голос, но вовсе не такой, каким говорил незнакомец во сне.

Я открыла глаза, спросонья глядя на брюнета, который приказал охране доставить меня в замок. Передо мной до сих пор стоял образ моего похитителя. Еще неизвестно, в чьих руках оказаться хуже. И кому из них что от меня нужно.

Поднялась, размышляя что ответить дракону. Он казался каменной скалой, стоял посреди всего этого великолепия, как литая статуя. Вот только выражение его лица мне не нравилось. Словно он хотел сожрать меня живьем, перевоплотившись в крылатого монстра. Впрочем, альтернатива тоже не устраивала.

Лиар снова принюхался, жадно втянул носом воздух.

— Девственница со странной магией. Новая кровь в королевстве. Откуда ты взялась?

— Из другого мира, — заявила я, окончательно проснувшись. — Мне нужно попасть обратно. Ваша богиня, Фриона, в курсе, что я здесь. Я пришла в храм, чтобы позвать ее. Попросить вернуть домой.

Я почесала руки, надеясь почувствовать свою магию. Интересно, можно ли использовать эту силу для самообороны?

— Богиня… Что же, если она попросит, я тебя выпущу. Но это будет после… — ответил он, снимая с себя черную рубашку, под которой обнаружилась груда мышц, перекатывающихся под бронзовой кожей.

— После чего? — не совсем поняла, глядя, как мужчина приближается, расстегивая ремень брюк. Похоже, он никак не воспринял мои слова о другом мире. Не поверил.

Я даже не успела толком испугаться. Хотя страх мелькнул в голове. Страх насилия. Нет, я не пугливая девственница, знаю, что от мужчин можно получить удовольствие. Возможно, даже сама бы согласилась отдаться пугающему меня красавчику, если бы он приложил к этому усилия. Позвал бы на свидание, позволил узнать себя поближе. Тем более после предательства мужа мне жутко хотелось доказать, что я тоже интересую мужчин и снова чувствовать себя желанной. О том, чтобы любить другого, я пока и не думала. Слишком мало прошло времени, не успела затянуться рваная рана, заполненная льдом.

Но не так же быстро!

Мужчина практически упал на меня, пригвоздив к постели. Я дернулась, глядя в его карие глаза. В этот момент пришла мысль. Я собрала свою магию в одно целое, создав перед глазами дракона яркую вспышку, ненадолго ослепившую его. Он зажмурился, но меня так и не отпустил, и я замерла, не понимая, что могу еще сделать.

— Думаешь, на меня действуют твои фокусы? — рыкнул он.

Наглец ловко развязал шнуровку, спустил с плеча платье. Кожу обожгло горячим дыханием. В мужчине прямо чувствовался дикий зверь. Я старалась не думать, что он может стать драконом. Поэтому попыталась остановить его словами, надеясь, что он внемлет разуму, а не животной похоти. Раз с магией вышел прокол, стоит попробовать просто оттянуть время.

— Мы ведь даже не познакомились, — проговорила я, пока наглец лизнул мое плечо, затем прикусил кожу, словно метил собственность.

— Разве ты не знаешь, кто я?

— Имени даже не знаю. Я так не могу. Хочется по-хорошему.

Похоже, я его удивила. Неужели думал, раз принц, то я в его постель сама запрыгну?

Он приподнялся, ослабил хватку. Карие глаза налились огнем и сверкали.

— Ши Лиар Родриг оказал тебе честь, девчонка, — прошипел он. Мне показалось, что из его рта вот-вот вырвется змеиный язык и вылезут ядовитые зубы. — Так как тебя зовут?

— Са… Лекси. Так ты принц, Лиар? — все еще строила я из себя недалекую, пытаясь оттянуть время и что-нибудь придумать.

— Вот и познакомились, — глухо прорычал брюнет, а затем наклонился так, что его губы оказались около моих, и прошептал хрипло: — Я ведь не спрашиваю. Я беру то, что мне хочется. Это моя территория.

Я вскрикнула от того, что его колено нагло вторглось между моими ногами. Одной рукой он поднял платье, погладил бедро, больно ущипнул кожу. Потом проделал то же самое другой рукой.

— Остановись! Пожалуйста! Лиар! — взмолилась я.

— Мрак! У тебя ведь еще не было мужчин. Но бояться не стоит. Тебе понравится. Если будешь послушной девочкой, останешься здесь надолго, станешь моей фавориткой. Это лучше, чем мерзнуть в разрухе. — Он поднял руку, взял меня за подбородок, зафиксировав лицо.

Его губы впились в мои поцелуем. Да только все мое желание знакомиться ближе от такого обращение окончательно сошло на «нет». Я не отвечала. Просто обмякла в его руках, чтобы он потерял ко мне интерес, потому как понимала, что мое сопротивление только раззадорит дракона.

— Ты права. Не будем торопиться. Я ведь хороший любовник. Ты красивая. И у тебя странная магия. Ты в родстве с драконами?

— Наверное, — пожала плечами, не сводя взгляда с привлекательного, но жестокого лица. — Я не знаю.

— Разденься сама. Я могу и потерпеть, — сказал Лиар приказным тоном и погладил мои истерзанные губы пальцем. Он поднялся, откинулся на подушки и указал мне на пол. — Давай, я жду! У меня не так много времени! И не вздумай шутить со мной, иначе я просто порву платье и возьму тебя прямо на этом ковре силой. Пока предлагаю по-хорошему, как ты и хотела.

Его зрачки вдруг сузились и стали вертикальными. Глаза полыхнули огнем. В нем говорил самец, хищник, который хотел получить свою добычу и, желательно, побыстрее.

Я резко вскочила на ноги, чувствуя себя униженной. Во мне гуляла обида и нежелание подчиняться тому, кто считал, что может играть судьбами свободных людей. Надо же, притащить с улицы первую попавшуюся девушку, отмыть, накормить и требовать за это секс! Он действительно уверен, что у меня не было мужчин?

— Я не девственница. Тебе показалось, — испуганно проговорила я, отступая назад. — У меня вообще есть муж… Был муж…

— Не девственница? Я никогда не ошибаюсь. — Голос Лиара громовым эхом пронесся по комнате.  Он подскочил и оказался рядом за долю секунды, прижал меня к стене, снова принюхался, будто проверял. — Ты ведь врешь!

Он намотал мои длинные волосы на кулак, с силой оттягивая назад. Жесткие губы властно овладели моими. Больно, черт побери! И ничего не сделаешь. На помощь звать бесполезно! Это его владения. Понимая, что не хочу терпеть боль, я сжалась в его руках.

— Хорошо, я сделаю так, как ты хочешь, — проговорила в момент передышки. — Только отойди.

— А мне нравится твоя строптивость. Раздевайся, я жду. Не терпится взглянуть на твое тело. — Лиар отшагнул назад, скрестил руки на груди, наблюдая за мной.

Я закрыла глаза, посчитала до десяти, выдохнула.

«Всего лишь раздвинуть ноги и потерпеть, пока дракон удовлетворится. Это не так сложно», — уговаривала я себя, хотя внутри все переворачивалось от гнева.

Я слышала напряженное дыхание мужчины, его нетерпение витало в воздухе, как грозовая туча, иногда разрываясь молниями.

Проклиная про себя нахала, я стащила платье, мои ноги запутались в кружевах и юбках. Я застыла, дрожащими пальцами пытаясь развязать шнурки на сорочке.

Но в этот момент раздался стук в двери. Я увидела, как дернулся Лиар — казалось, он был готов убить любого, кто посмел ему помешать. Он ударил кулаком в стену, и в поверхности, покрытой атласными обоями, осталась вмятина. Но камень на его браслете загорелся ярко-малиновым, и мужчина тут же успокоился. Видно, сработал какой-то магический передатчик.

— Оденься, — кратко бросил он, проходя мимо меня, затем направился к дверям, чтобы открыть.

Я не знала, что за счастливая случайность помогла. Но медлить не стала. Подняв платье вверх и засунув руки в рукава, я быстро принялась отыскивать шнурки, чтобы затянуть пояс. В прошлый раз это делала Ханна, мне же модель была в новинку. Да еще руки дрожали от пережитого стресса.

Я так и застыла с руками за спиной, когда в комнату вошел темноволосый мужчина. Он даже не взглянул в мою сторону, разговаривая с Лиаром. Мужчина отбросил назад длинные темные волосы, затем резко повернулся к принцу. Мне показалось, что он старше наглеца, но общались они на равных. И даже на лицо были чем-то похожи.

— Баланс магии нарушен. Ши Мортен Сатор прислал гонца. Твой отец встревожен обстановкой и желает с тобой срочно поговорить.

— Если бы дело было несколько веков назад, отдал бы клык, что это происки Винга Рагнара. Но он давно мертв, — надменно усмехнулся Лиар.

— Кто знает? Ведь его тела никто не видел, — напряженно произнес второй — как я поняла, тоже дракон. — Но дело в чем-то другом. Причины могут быть разными. Вероятно, это боги? Их сила тоже может вызвать подобный резонанс.

Мужчины направлялись к дверям. Но перед тем, как выйти, Лиар вспомнил обо мне, повернулся и бросил недовольным голосом, словно у него только что забрали новую игрушку:

— Я скоро вернусь. Даже не думай, что я о тебе забуду. — Он искривил губы язвительной улыбкой, напоминающей оскал.

Дверь захлопнулась. Я наскоро затянула шнуровку — как получилось. Надела туфли, что стояли около кровати, бросилась к дверям, выбежала наружу, но следующая дверь оказалась закрыта. Я помчалась к окну, чтобы взглянуть, нельзя ли вылезти, но высота ужаснула: все окна апартаментов находились на вертикальной гладкой стене, где невозможно было зацепиться, чтобы слезть. Да еще снег опять заметал город.

До заката далеко, но серые тучи снова затянули небо, скрыли едва выглянувшее солнце. Почти как полярная ночь. Вечный холод! А я еще сетовала на три месяца зимы. Да они пролетали быстрее, чем несколько часов в этом мире!

Свысока имелся отличный обзор на город и его окрестности. Я видела развалины за границей Гэмхольда и ворота, которые закрывали на ночь. За ними выступающие из белой дымки величественные полукруги, ранее служившие каркасом какого-то сооружения, и ступени, ведущие вверх и обрывающиеся в воздухе. Брр! Жутковато. Мимо окна пронесся черный дракон, загородив всю картину. Я даже успела рассмотреть его. Выражение страшной огромной морды показалось знакомым — верно, это был мой «тюремщик», принц Ши Лиар Родриг. За ним промчались еще два дракона — такие же черные и противные ящеры. Хотя я не могла отрицать, что они грациозные и ловкие.

— Чтоб ты себе крылья отморозил! И еще что-нибудь! — Я ударила кулаком в стекло. Не совсем стекло, какой-то прозрачный минерал, поверхность которого оказалась теплой.

Хотелось разбить его, чтобы в спальню явились ремонтники, дав мне шанс улизнуть. Но потом поняла, что я никому особенно и не нужна. Даже если я сдохну в этой комнате, мой труп просто выбросят в пропасть, а вместо меня принц приведет сюда другую, которая, возможно, не откажется от милости дракона.

Лучше подожду слуг, одновременно буду высматривать путь к побегу.

Вместо того, чтобы устраивать погром, я повернулась, глядя в быстро темнеющую даль неба.

— Эй! Ты! Который украл меня из моего сна! Ведь я тебе зачем-то понадобилась?! Так знай, если не поторопишься, то вместо меня найдешь истерзанный труп! Ненавижу тебя! — В этот момент я не выдержала. Упала на кровать вниз лицом и горько расплакалась от обиды на него, на Лиара, на весь противный мир, куда я неожиданно попала.

 

Айтар

Я быстро набирал скорость, двигаясь в сторону Гэмхольда. Ветер был встречным, и это сильно осложняло путь. Чтобы нас не заметили, пришлось набрать приличную высоту и лететь над облаками. Мой слуга отвык от таких погодных условий, да и я чувствовал себя не слишком комфортно.

Подстегивала мысль, что где-то там, за белой пеленой, находится девушка, ради которой я вернулся в свой мир без магии, без власти. Сломленный правитель, дракон, которому на время отсекли крылья. Но теперь я снова мог летать, и только это обстоятельство несказанно радовало.

При желании, даже с оставшимися способностями и умом, я мог бы стать правителем мира, который меня приютил, добиться власти и там. Но зачем нужен чужой мир, когда у есть свой, хоть и отобранный за ужасный поступок?

Да уж… Меня даже прозвали здесь соответственно. Ужасным Вингом!

Но девушке не стоило знать правду. Я собирался сказать ей лишь то, что не напугает. Как-никак нам потом предстоит находиться в одном дворце на протяжении многих лет. И я буду видеть ее в качестве супруги принца, а после и императора.

Понять бы, что сдерживает полную регенерацию моей магии! Тогда я мог бы вернуться… Хотя это слишком опасно. Боги порой жестоки, и второй раз я не получу прощения.

Лишение подпитки от окружающей среды сказывалось на моем самочувствии не лучшим образом. И если первые десятилетия я еще держал себя в руках, то теперь сходил с ума от нехватки магии богов и нарушенной работы чакр. Скоро пойдет необратимый процесс. Наступит полное разрушение личности. Даже мой стойкий, теоретически бессмертный организм, не выдержит изменений, и я погибну.

Хотя я и так мертв для всех жителей Нортала.

Я пытался дозваться до девушки, но тщетно. Приближался вечер. Лик солнца давно скрылся за снежными тучами. В последних вздохах дня, осколках ледяной пыли я увидел остроконечные башни столицы восьмого королевства.

Я только сейчас осознал, что девчонку могли найти раньше меня. Но вдруг поймал направление — нить звездного света, частичку ее магии, которую ощущал еще при перемещении души из мира Земли. И этот лучик ясно указывал на дворец Родригов.

— Вольторр. Вниз! — приказал я, падая камнем к стене, огораживающей город.

Мой помощник не мешкал — опустившись на снег, тут же сменил ипостась, стал человеком. Я сделал то же самое.

— Ваша шпага, тэрр! — материализовал он из подпространства мой магический клинок.

Вспомнил свои прежние обязанности, хитрец!

— Девушка во дворце. Мне придется пойти туда одному.

Я вдруг почувствовал скрытый ужас от того, что кто-то мог сорвать цветок ее девственности раньше времени. Но быстрее я прибыть не мог — просто не знал, где искать незнакомку.

Вздрогнул, внезапно почувствовав ее эмоции — гнев и бессилие.

Мрак! Нужно поторопиться, пока ничего не случилось!

— Жди меня у стены в этом месте. Я вернусь с девушкой, и нам придется улетать очень быстро.

— Понял, тэрр! Я жду вас у стены!

— Никто не должен узнать, что я вернулся, — напомнил на всякий случай.

Потратив энергию, я включил состояние невидимости, одновременно свернул значительную часть своей ауры внутрь тела. Теперь даже самый сильный маг этого мира не поймет, что я рядом. Вот только долго пробыть в таком состоянии не получится.

Не теряя времени, я зашагал в сторону ворот, пока их не заперли, прошел мимо ни о чем не подозревающей охраны. И успел как раз вовремя. Прямо за моей спиной ворота закрылись на всю ночь. Но обратно мы пойдем другим путем. До дворца не так далеко. Думаю, я успею вывести оттуда девушку, прежде чем магия невидимости иссякнет.

Когда я находился уже на полпути к цели, услышал оглушительный рев и свист ветра. Поднял голову и увидел знакомого черного дракона — Ши Лиара. Когда-то я дрался с ним в поединке и победил. Но тогда у меня была моя божественная сила.

Принц возвращался домой вместе с советником, Вальтемаром. Мрак! Нужно поторопиться. Надеюсь, я еще не опоздал, и с девушкой все в порядке.

 

Лекси

Я не могла ни есть, ни пить. С ужасом ждала возвращения Лиара во дворец. Одно только воспоминание об этом подонке заставляло меня вздрогнуть. Я сидела у окна, смотрела на бесконечно падающий снег, плакала от безысходности, потом снова затихала. Все казалось, что из облаков вынырнет дракон. Но в этих грезах присутствовала какая-то надежда на лучшее.

Эта надежда разбилась вдребезги, когда я заметила черного летящего монстра, что запер меня во дворце. Я узнала его сразу по выражению грозной чешуйчатой морды.

Сердце пропустило удар. Я заметалась по спальне в поисках укрытия. Хотя что толку? Он меня по запаху вычислит. Найдет, где бы я ни скрылась! Ведь он не человек, а зверь!

Сейчас я понимала, что готова вернуться к работе, к уборке дома, к оплате кредитов. Только бы попасть обратно, в свою привычную жизнь.

Похоже, Лиар еще решал государственные вопросы. Прошло много минут, прежде чем я услышала шаги в коридоре. Я сжалась от страха. Даже золотые статуэтки на полках задрожали от звука его шагов. Присела за кроватью на корточки, выглядывая наружу. Дверь открылась, и на пороге возник массивный силуэт мужчины. Он жадно втягивал ноздрями воздух.

Дракон остановился посреди темной комнаты, пытаясь понять, где я нахожусь. А я потянулась и схватилась за ножки тяжелой металлической табуретки, что стояла у кровати, чтобы попытаться огреть наглеца.

— Я ведь чувствую тебя! Выходи по-хорошему! — пригрозил он.

И я поняла, что он не шутит. Вот только ноги сами прилипли к ковру, не желали двигаться с места.

Я слышала, как Лиар обходит большую кровать. Каждое его движение отдавалось пульсацией в висках. Я зажмурилась и замахнулась табуреткой. Но он сразу вырвал ее из моих рук. И в тот же момент почувствовала, как он резко схватил меня за волосы. Слезы боли и обиды сами брызнули из глаз. Жгучее ощущение на затылке стало просто невыносимым. Но в этот момент мужчина нечеловеческим усилием бросил меня на постель.

В голове помутнело. Я уже ничего не понимала, только слышала грозное шипение, пока он раздевался. Упала я лицом вниз. Так и не перевернулась, лишь вцепилась пальцами в простыни. Лиар бросился на меня, как голодный самец, что-то прорычав. Но я уже ничего не слышала из-за шума крови в висках. Тяжелое мужское тело придавило меня к постели. Я отчаянно закричала, пытаясь позвать на помощь.

Хотя кого здесь можно дозваться, когда все подчиняются драконам?!

— Твой крик сладок! Хочу, чтобы ты кричала, когда я войду в тебя, — с придыханием произнес мерзавец.

Он успел задрать платье, и теперь огромные горячие руки шарили по моим бедрам и ягодицам, пока он пристраивался удобнее. Лиар развел мои ноги в стороны, прижался твердым пульсирующим естеством, но ему мешало белье, поэтому он на секунду отвлекся, желая сорвать с меня тонкую ткань одним движением.

В этот же момент я услышала шум. Будто ветер пронесся. Задыхаясь, я даже не сразу поняла, что свободна. Кто-то отбросил несостоявшегося насильника от меня, и теперь в спальне шла жестокая борьба.

Я повернулась, сквозь пелену в глазах пытаясь разглядеть, что там происходит, но ничего не могла разобрать. Бой шел с невидимкой. Голубые росчерки магии вспышками освещали комнату, и в них я видела длинный клинок, сверкающая сталь которого перемещалась в воздухе. В ответ мелькали золотые молнии. Лиар делал резкие выпады, пытаясь достать невидимку, но ему не удавалось настичь призрака. Обнаженное тело дракона превратилось в литую бронзовую статую, которая словно телепортировалась с места на место, но и невидимый противник не уступал.

Я вдруг сообразила, что нужно бежать, пока не поздно. Одернув платье, соскользнула с постели, на четырех точках двинулась параллельно стене в сторону дверей.

— Это ты? — оглушил меня крик Лиара, заставив дернуться. — Я узнал тебя!

Но слова принца предназначались вовсе не мне.

— Верно. Умрешь, зная, что я вернулся, — прозвучал насмешливый голос из пустоты.

Одновременно ледяная молния-шпага пронзила тело Лиара насквозь. Он остановился в центре спальни, покачиваясь вперед-назад, пытался что-то сказать, но не выходило. А потом грохнулся плашмя на спину с торчащим из груди клинком.

Он был мертв. На две секунды воцарилась тишина. Мое сердце бешено стучало, но я пыталась взять себя в руки, чтобы бежать отсюда как можно дальше. Невидимка вызывал ужас. Ведь он мог быть гораздо опаснее дракона.

— Куда ты? — раздался хриплый голос прямо около уха, и мою талию внезапно обхватили крепкие руки. Меня подняли вверх, поставили на ноги. У щеки я почувствовала обжигающее дыхание. — Нам надо спешить! Скоро принца хватятся.

— Ты… ты его убил?!

Он сжал мою руку. Ладонь оказалась горячей, как огонь, хоть от него самого веяло холодом. Но его знакомый голос! Неужели?! Внутри что-то дрогнуло.

— Вытащи меня из этого дворца, — попросила я первое, что пришло в голову.

Все остальные разговоры потом. Это ведь он! Маг, который меня похитил!

Если все это время я думала, что наброшусь на него с кулаками, требуя вернуть домой, то теперь хотелось только выбраться из драконьего логова и оказаться в безопасности.

Я успела лишь обуться. Маг потащил за руку, и я подчинилась. В воздухе замелькали серебристые огоньки, символизирующие силуэт мужчины.

— Чары маскировки заканчиваются. Идем быстрее! — сказал он и громко выругался, но я уже не слушала.

Мы бежали по дворцу, периодически прятались за колоннами и в нишах. Пару раз на пути попадалась охрана принца, но никто не знал, что Лиар мертв. Поэтому нас и не искали. Мой спутник словно чувствовал приближение каждого, вовремя прятал меня. Один из воинов Лиара все же увидел нас. Завязался короткий бой, в результате которого мужчина был повержен все той же шпагой-молнией.

Магия невидимости моего знакомого незнакомца иссякала. То и дело в пространстве проявлялся облик мужчины, но мой спаситель черпал в воздухе новые силы и снова исчезал. Я по-прежнему опасалась его, но еще больше боялась остаться в этом месте.

Незнакомец сеял за собой смерть. Хоть некоторые и заслужили наказание, мне все равно было не по себе. Каждый раз я с ужасом смотрела на то, как он хладнокровно убивал всех, кто вставал на его пути. У выхода мне пришлось пережить очередную неприятную картину боя. Когда двое охранников в черных плащах оказались на холодном мраморном полу, мой спаситель-похититель достал свое оружие, вытер клинок плащом очередной жертвы. Спрятал шпагу, и она тут же сделалась невидимой вместе с ножнами.

Он крепко сжал мою ладонь и потащил за собой по узкой улочке. В одном платье было жутко холодно, но страх придавал мне силы. Мы бежали в сторону городской стены какими-то кривыми закоулками. Большинство жителей Гэмхольда уже попрятались в свои дома-укрытия. На улицах почти никого не было.

Мы не разговаривали. Но я задницей чувствовала, что за нами идет погоня. И оказалась права. В небе кружил черный дракон, но он не видел нас. Пока не видел. Позади раздавался топот. И вскоре откуда ни возьмись показались всадники на странных белых животных, напоминающих грифонов. Эти зверюги злобно рычали, нагоняя нас. Мы уже приблизились к городской стене, и я поняла, что боюсь. Вдруг мой странный спутник не справится, и нас сейчас просто убьют?

Магия невидимости пришла к концу. В ночном морозном воздухе проявился мужчина в серебристом плаще. Длинные белые волосы развевались на колючем ветру. Темные — в контраст волосам — брови нахмурились. В голубых глазах мелькнули знакомые острые льдинки. Он выставил руки вперед, создав сияющий магический щит, остановивший преследователей.

Врезавшись в него на скорости, грифоны взвыли, встали на задние лапы. Я видела пар, вырывающийся из пастей-клювов. Крылья взметнулись вверх, и удивительные существа поднялись в воздух. Управляющие ими всадники не могли справиться с этими мощными животными.

— Давай же, сделай световой канат или что-нибудь в этом роде, — повернулся ко мне голубоглазый. — Скоро они их успокоят и вернутся к нам.

— Ты, вообще, о чем? — выдохнула я, стараясь расслабиться, потому как мороз только усиливался. — Ты меня спасаешь или я тебя?

— О твоей магии. Ты не знаешь? Мрак! Ладно, я что-нибудь придумаю сам.

Он поднял голову, разглядывая пятиметровую стену, предназначенную для защиты горожан от опасных троллей. В это время сверху появилась черная тень дракона, который нас все же увидел. Я закричала, показывая на крылатого ящера, пикирующего вниз.

Того, что произошло дальше, я не сразу поняла. Маг что-то крикнул, и из-за забора поднялись крылья и голова дракона. Белая шкура сливалась со снегом, поэтому его и не заметил сразу дракон из дворца Родригов. Гигантский ящер взмыл ввысь, и над нами завязалась битва. Черный и белый драконы сражались в ночном небе над Гэмхольдом. Я не могла отвести взгляда, смотрела как завороженная. И даже не поняла, откуда взялся третий — тоже белый, но отличающийся от первого. У этого была сияющая чешуя, отливающая серебром, он был массивнее, но при этом быстрее.

Дракон стремительно бросился в черно-белый клубок, и все они устремились вверх.

Я уже не видела никого из троих. До стены доносился далекий шум боя. Я обняла себя руками, почувствовав одиночество. Голубоглазый меня бросил. Ушел. Оставил в городе одну. Хотя и вне города не лучше.

Лишь через несколько секунд до меня дошло, что серебристый дракон — и есть мой спутник. Сердце противно кольнуло. Только этого не хватало! Еще один озабоченный девственницами самец. Ясно, зачем я ему. Черт, ну я ведь не девственница!

Потом прикрыла рот руками, заглушив молчаливый возглас. Сверху-вниз пронеслось огромное тело черного дракона. Казалось, он падал прямо на меня. Но тот с шумом упал где-то за стеной. Стало тихо. Был слышен треск льда. Гул ветра. Ко мне молнией приближался голубоглазый серебристый монстр, будто хотел раздавить своими толстыми лапами с когтями.

Я не успела вскрикнуть, когда меня подняли в воздух эти самые когти. Сжали тело, порвав платье. И мы куда-то полетели.

Чертовски неприятное ощущение! Больно, хоть плачь. Но слезы не лились. И кричать не могла — в рот тут же попадал колючий снег. Тело онемело от холода и боли.

Дракон почувствовал, что не рассчитал свои силы, чуть ослабил хватку. Его большие лапы были теплыми, и только это помогло мне не окочуриться в небе в такой мороз. Я держалась за них руками, которые почти не чувствовала, но от этого мне не становилось лучше.

Вот же скотина! Большая, хвостатая и крылатая! Сначала похищает меня из моей жизни. Потом забрасывает в неведомые дали — видимо, для проверки на прочность. Вытаскивает из передряги, в которую я попала по его же вине. А теперь тащит куда-то, решив заморозить окончательно!

Несмотря на мое спасение, я ненавидела его за все, что со мной случилось и не случилось.

Я едва не теряла сознание. Но на смену холоду вдруг пришло сонное состояние. Руки обмякли, и стало все равно, что будет дальше. Я забыла, где нахожусь, и мне мерещилась сцена из детства, когда я упала под лед.

Это произошло на мелководье, в парке, и я как-то сумела выкарабкаться. А вокруг никого не было. И я не могла идти, только сидела, сжавшись в комок, пыталась согреться. Тогда я едва не отключилась. Но меня успели заметить спасатели, они и вызвали скорую помощь. Я не могла сама сесть в машину, и меня несли на руках. Мама долго причитала в больнице, выпытывала, зачем я сбежала из дома. А я просто хотела посмотреть на белок в парке, одна из которых и выскочила на лед. Да мне было тогда лет восемь. Вот и сейчас мерещилась белочка, которая прыгала по льду, заманивая за собой.

Белочка… блин! «Ледниковый период» отдыхает!

Кстати, тот мультфильм потом, когда он вышел, я так и не смогла посмотреть. Как только включала начало, сразу вспоминала дурацкий случай из детства, навсегда отбивший во мне любовь к зиме. И даже новогодние праздники не спасали положение.

Сейчас же я молилась, чтобы лишь остаться в живых. Теряя контроль над своим сознанием, я мысленно выругалась на крылатую тварь. И поняла, что вот-вот отключусь.

Город Гэмхольд остался далеко позади…

 

ГЛАВА 4

Айтар

Проклятие! Я едва успел. Как сразу не догадался связаться с девчонкой через астральное измерение?! Так нет же, помчался узнавать, что творится в этом мире и кто у власти, будто прямо сейчас собирался захватить его снова. Еще немного — и вместо девственницы, с которой принц Освальд должен пробудить магию рода и активировать кристаллы, получил бы истерзанный труп.

Лиар всегда славился своими «подвигами». Я ведь помнил то время, когда он находился в моем подчинении, а все королевства были объединены в империю. Я убил принца Ши Лиара, и теперь убийцу наследника станут искать. Вторым драконом, которого мы победили уже вместе с Торром, оказался советник, Вальтемар Родриг, двоюродный брат Лиара.

Они не узнают, кто это сделал — подозревать можно любого дракона. Но ведь опытный маг прочтет по остаточной ауре убитых их воспоминания. Буду надеяться, последнее, что запомнил Лиар, — несостоявшийся секс. Они ведь не смогут увидеть мой энергетический след? Или смогут?..

Я совсем запутался. Потом вспомнил о девушке. Драконья аура была более закрытой, когда я думал, то частично отключался от других мыслей. Я только чувствовал в лапах обмякшее тельце. А она легкая, как перышко. И больше не сопротивляется…

Стоп! Почему она не шевелится? Да магичка совсем обмякла в моих лапах! Мы сейчас далеко от городов. Можно сесть, нас никто не увидит. Стоит взглянуть, что происходит с девушкой, заодно успокоить.

Мы пролетели к холму и сели. Я дернулся, возвращая себе человеческий облик. Осмотрелся. При посадке девушка вылетела из моих лап в сугроб головой, да так, что наружу торчала только приятная округлость ее попы, обтянутой платьем. Я прошелся взглядом, но тут же одернул себя, вытащил девчонку и положил на снег. Она едва дышала, беззвучно шевеля при этом посиневшими губами. На какое-то мгновение я даже растерялся, ведь не думал, что звездная магичка окажется такой слабой и быстро замерзнет.

— Очнись! — похлопал ее по холодной щеке, потом задумался, что же делают люди в таких случаях.

В голову, как назло, ничего не приходило. Но восстановившийся до определенной планки предел магии дал о себе знать. Я сосредоточил энергетический поток, прошелся ладонями по телу девушки, вливая в нее силу. Она застонала и зашевелилась. Я приподнял ее, сел и положил на себя, закрывая от холодного ветра полами своего плаща, прижал худое тело к груди, чувствуя чуть замедленное биение сердца.

Какая же она стройная, хрупкая. Как хрустальная статуэтка, которая может разбиться на осколки от мороза.

Дыхание девушки постепенно восстанавливалось. Я ощущал запах, сводящий меня с ума. Скорее бы доставить ее принцу, чтобы снять с себя груз обязательств!

Я прикрыл глаза, дожидаясь, пока она согреется окончательно, и впервые за эти дни почувствовал неимоверную усталость. Больше моральную, чем физическую.

Вернул в реальность удар ладошкой по щеке.

— Ты меня чуть не убил! — прошипела она и резко отпрянула, поднявшись на ноги. — Заморозил! Дважды! Зачем ты меня похитил и притащил в этот мир?

Она окончательно пришла в себя и теперь смотрела взглядом разъяренной кошки.

— Прошу заметить, тэрри, что я спас тебе жизнь, вытащив твою душу в момент аварии, — сказал я и сглотнул.

Ну и приветствие получилось! Я даже не обиделся за пощечину. Наверное, я ее заслужил. И вдруг понял, что девушка все это время общалась со мной на языке Нортала, хотя должна была по всем канонам говорить на языке Роддернара. Да и то не должна — обычно попаданцы осваивают язык в течении некоторого времени. Странно, но это даже лучше.

Она немного помолчала. Тонкие пальчики сжались в кулаки, с которыми она — а я это прекрасно видел — готова была броситься, чтобы мне отомстить. Я глубоко вздохнул.

— Я спокойно спала в своей квартире, в своей кровати. Авария — всего лишь сон! — крикнула она, стараясь не приближаться. Похоже, она все-таки побаивалась меня. — Ты украл меня из моего сна! Понимаешь?

— Какая, к тварям Хелвета, квартира? Там была ночь… Другая девушка. Машина. Видимо, ты отморозила не только тело, но и память! — съязвил я, но тон постарался не повышать. Мне еще предстоит провести с этой мегерой несколько часов, прежде чем мы доберемся до врат.

— Сон! Всего лишь сон, — повторяла она. Похоже, расстроилась, едва не плакала. — Скажи, что я еще сплю!

— Ты не спишь! — хладнокровно опроверг ее сомнения. — Ты навсегда ушла из своего мира. Твоей души больше нет там. Твое тело создано из звездного света по образу и подобию того, которое было у тебя в миг перемещения.

— И кто же его создал? Ты что ли? — усмехнулась она. В этот момент девчонка уже не дрожала от холода — еще действовала моя магия.

— Нет, не я… Высшие… Они… — указал взглядом на небо. — Звезды дали тебе новую жизнь, и теперь тебе предстоит это принять. У тебя есть предназначение.

— Какое же? — дрогнул ее голос.

— А это я расскажу по дороге. Мы еще не добрались до места.

Я решил сообщить ей про принца чуть позже, когда она успокоится. Буду вводить в курс дела постепенно. Расскажу про красавчика Освальда, распишу радужные перспективы дальнейшей жизни.

— Никуда я с тобой не полечу. Верни меня обратно! Немедленно! — приказным тоном заявила она.

Вот же заноза! Да как я ее верну?!

— Исключено! Ты погибла. Ну же, вспомни! Ночь, дождь, машина… — перечислял я, приближаясь к ней. Взял лицо ладонями, глядя ей в глаза. Она испуганно и удивленно смотрела на меня, будто реально не верила. Ее зрачки расширились. Я отлично видел в темноте, а сейчас еще и облака ушли, открывая над нами ночной звездный шатер.

Вольторр прогуливался в сторонке, не мешая нашему разговору.

Потоки энергии проходили сквозь юную особу, наполняли ее светом небесных сущностей. Магия циркулировала в ней, но выход она сможет получить только при близости с ее парой — наследником Вальтерионов, хотя звездные магички и так могут создавать из этой энергии интересные материальные иллюзии.

— Я не погибла! Тот сон мне больше десяти лет снится! Это просто страшный сон! Как ты не понимаешь! Как тебя там?..

— Айтар, — мягко произнес я. Понятно, что у девочки и так шок после всего увиденного и пережитого. Если бы она сразу попала в место назначения, все было бы иначе и, возможно, проще. По крайней мере, для меня. — А тебя как зовут?

— Александра. Сашка. Лекса. Лекси… Называй как хочешь. Только прекрати разговаривать со мной, как с маленькой! Я уже взрослая женщина и могу все понять.

Ее слова заставили улыбнуться. Поняв, что она больше никуда не убегает, я отпустил ее, но девушка не отошла, так и смотрела на меня. Когда я взглянул на приоткрытые пухлые губы, между которыми вырывался пар, сперло дыхание.

— …Ты меня вообще слышишь?! — окончательно взъелась она.

— Конечно, я тебя слышу. — Мрак! Что она перед тем говорила? — Ты большая девочка и скоро начнешь новую взрослую жизнь. В другом мире, куда мы пройдем через врата. Тебя там ждут с нетерпением. Тебе понравится. По моей ошибке ты попала совсем не туда… Не в тот мир. Это моя вина, но я стараюсь все исправить.

— Не в тот мир? Тогда чей это мир?! Ты ведь отсюда! Тебя узнал тот гад… Лиар.

— Ему лишь показалось. Он перепутал меня с кем-то, — даже не моргнул я.

— Но ты тоже дракон? — Она снова посмотрела странным взглядом, будто оценивала мои способности. — И я тебя совсем не интересую?

— Не как женщина, это уж точно. Просто я должен доставить тебя тем… на кого работаю.

— И кто же твой шеф? — вызывающе поставила она руки на бедра.

— Император. Правитель огромной страны другого… более теплого мира.

— Ладно. С тобой бесполезно разговаривать, — пафосным тоном заявила она. — Вези меня к своему руководству. Быть может, там быстрее объяснят, что нужно сделать, чтобы попасть домой. Это приказ!

Вот же раскомандовалась. Между прочим, я здесь главный.

Она вздрогнула. Эффект магии закончился, и Лекси снова стало холодно. Она скрестила руки, пытаясь согреться, как-то тоскливо посмотрела на свое порванное платье. В этот момент к нам подошел Торр и вопросительно взглянул на меня, ожидая команды.

— Это Вольторр. Мы полетим на нем, — решил я, подумав, что не стоит больше тащить ее в лапах. Эдак я привезу Освальду вместо невесты сосульку. Да и жаль ее как-то! И так умом тронулась, доказывала мне, что находилась в какой-то квартире и спала, хотя я точно знал, что это не так.

Уж не помню дословно, что я наговорил ей перед тем, когда мы смогли пообщаться через зеркало мира. Я смутно припоминал что-то про сон. И почему в тот момент я решил, что это все ей лишь снится? Я находился в астрале, поэтому за меня говорила часть скрытой ауры, что я не мог достать наружу, та моя половина, в которой остались моя сила и магия.

Торр снова превратился в дракона. Пригнулся, позволяя нам сесть к нему на шею. Я много раз делал это за последние столетия, в том числе возил на Торре девушек. Поэтому подсадил Лекси, сжав тонкую талию.

— Руки убери. А то… — пригрозила она.

— Хочешь упасть? Так ты хотя бы не замерзнешь, — не слушал я ее возмущения. Завернул ее в свой плащ, прижал к себе. Мысленно скомандовал Торру взлетать.

Если повезет, и мы никого не встретим, то к полудню будем на месте.

Лекси перестала отбиваться, поняв, что это действительно лучший вариант. Мы взлетели, набирая высоту. Я все прижимал к себе девушку — такую тоненькую, маленькую, что она вся помещалась в полах моего плаща, который отлично защищал от промозглого ветра и непогоды. Этот плащ долго служил мне верой и правдой, в свое время с ним хорошо поработали маги Роддернара, способности которых хоть и были гораздо слабее моих, но тоже порой бывали полезными.

Ее запах сводил меня с ума. И я понял, что думаю вовсе не о том, чтобы быстрее доставить Лекси на место. Было так приятно держать в своих руках вредную девчонку, что хотелось просто продлить миг, сделав его бесконечным. Я спокойно позволял себе думать об этом, ведь фантазировать мне никто никогда не запрещал. Я бы согрел ее… разными приятными способами.

Несмотря на несносный характер, она мне нравилась, и я ничего не мог с собой поделать. Это просто буйство гормонов и отклик ауры дракона. Как только она станет женой принца, все пройдет. А я по возвращении проведу пару ночей с Селестой, милой служанкой императора, и все встанет на свои места. Тогда можно будет подумать, как и когда возвращаться в Нортал.

 

Лекси

Черт! Почему он мне не верил?! Какое предназначение я должна исполнить, чтобы вернуться домой?! Куда мы летим?

Вопросы роем кружили в голове, но ответа на них не было. Ничего, узнаю все, когда отвяжусь от голубоглазого наглеца Айтара, которому сложно что-либо доказать. Надеюсь, тот, кто его послал, окажется сговорчивее.

Почему-то до сих пор казалось, что похитить меня из сна было инициативой этого типа, оказавшегося драконом… Странно все!

Его большие руки не отпускали меня. И я вдруг поняла, что мне приятны эти прикосновения. Мы летели вместе, укрытые одним плащом. Я сидела как в коконе, и даже холодный ветер был нипочем. Спрятала голову на груди мужчины, прикрыла глаза, понимая, что очень хочу спать.

Я уснула в крепких объятиях Айтара, которого теперь боялась не так сильно. Даже не заметила, как наступил бледный рассвет. Когда проснулась, мужчина по-прежнему держал меня, а дракон мчался навстречу восходящему над снежным полем белому солнцу.

Свысока все казалось красивым. Даже слишком для этого жутковатого мира. Мы двигались над какой-то лощиной между двумя горными грядами. Я повернулась, рассматривая профиль мужчины.

А он красавчик. Правда, лицо немного мрачновато. Белые, цвета облаков, с серебряными прядями волосы контрастировали с чуть смуглой кожей и развевались на ветру. Голубые глаза отражали небо, и сейчас в них не было видно льдинок — они были как два озера, кристально чистые, почти прозрачные. Нос правильной формы с едва заметной горбинкой, темные нахмуренные брови сошлись на переносице. Он о чем-то задумался, но вскоре заметил, что я проснулась.

— Ты как? — спросил Айтар, склонившись ко мне.

— Когда мы уже прилетим? — проигнорировала его вопрос.

— Скоро. Мы почти на месте.

Я с опаской взглянула вниз. Мы проносились над какими-то развалинами, и я вспомнила рассказы про того, кто разрушил этот мир. Возможно, они были просто легендами, и планета пострадала в результате какого-то мирового катаклизма, а люди, которые верят в богов, выдумали эту историю. Я не слишком-то верила в существование Ужасного Винга.

Но тот факт, что драконы реально существовали, и один из них в этот момент обнимал, согревая своим телом, заставлял задуматься, что всяко может быть в этой фэнтези-реальности, куда меня занесло по вине Айтара. Я надеялась, что в другом мире будет поуютнее, но и там задерживаться не собиралась ни при каких обстоятельствах.

Мы приближались к какому-то городу. Но ни одного человека внизу я не увидела. Похоже, эти развалины необитаемы. Под нами стелился неприветливый ландшафт разрушенных замков, куски стен со стрельчатыми окнами, ступени, ведущие в пустоту, торчащие из неба столбы. Все остальное находилось под толщей никогда не таящего снега. Интересно, если здесь всегда мороз, почему снег идет?

— Айтар, вся планета заморожена, или где-то есть другой климат? — спросила я, повернув голову.

Мою щеку тут же обожгло горячее дыхание.

— На юге в море есть открытое пространство, свободное от льдин, — произнес он.

Его рука вдруг поднялась выше, почти до моей груди, но он остановился и вернул ее на место.

Город закончился, начались горы. Пейзажи навевали только тоску. Жалко, что Нортал живет вот так много лет. Наверняка раньше здесь было красиво.

На склоне я заметила движение, и между невысоких деревьев показались витые рога не то какого-то горного козла, не то оленя, но животное тут же скрылось за скалой. Значит, какие-то виды животных все же выжили. В небе пролетела стая птиц, похожих на уток, но с пингвиньим окрасом. На Земле существовали подобные птицы, которые жили на севере, но их названия я не могла припомнить. Значит, где-то близко море, ведь они селятся на прибрежных скалах. Но вдали простиралось лишь бесконечное море снега, и не было никакого перехода между сушей и льдом.

Я ужасно хотела есть, но старалась держать марку, не разговаривая с Айтаром без необходимости. Даже не знаю, какое чувство испытывала больше — страх перед ним, благодарность за спасение или ненависть, но сейчас желала одного — оказаться в безопасности, комфорте, поесть и выспаться как следует. А уж потом выслушивать про миссии и прочее.

Издалека я заметила несколько высоких каменных столбов. Дракон начал плавно спускаться и вскоре сел, притормозив лапами о снег. Вышло у него это весьма профессионально — не то, что вчерашняя посадка Айтара.

Айтар спрыгнул первым, подал мне руку. Я поежилась от противного ветра. Согревшееся тело вновь закололо иголками мороза. Мужчина повернулся, смерил меня холодным взглядом, в котором снова заиграли льдинки, но все же снял плащ и протянул мне, как подачку. На, мол, только молчи!

Я хотела было отказаться, но потом подумала: «А чего я должна мерзнуть по его вине?! Пусть сам померзнет!» И взяла, набросила серебристый плащ на плечи. Однако моему похитителю холод, казалось, был нипочем.

Вольторр перевоплотился в человека. На сей раз я смогла рассмотреть процесс подробнее. Для меня, всю жизнь прожившей в современном мире без всякой магия, это казалось чем-то нереальным, но невероятно красивым. Но при этом не испугало, словно я знала, что так и должно быть.

Торр, как называл его Айтар, оказался молодым «человеком» приятной наружности, с длинными белыми волосами, заплетенными в две косы. На гладком лице не было ни морщинки. Я бы дала этому юноше лет восемнадцать, не больше, по земным меркам. На щеках красовались милые ямочки, нос был чуть вздернутым. Голубые, как и у моего похитителя, глаза казались добрыми, теплыми. Добрый дракон… Дракончик… Торрик. Я даже усмехнулась. Наверняка ему лет гораздо больше, чем мне! Я успела услышать во дворце, сколько живут драконы, и цифра пока не укладывалась в голове.

Айтар выглядел иначе. Я бы дала ему лет тридцать-тридцать пять. Язвительное выражение его лица напоминало классических злодеев из фантастических фильмов, заразительная улыбка в сочетании с холодным взглядом прищуренных глаз походила на оскал. На высоком лбу виднелась чуть заметная мимическая морщинка, но она ничуть не портила его образ. Он стоял в белом с позолотой камзоле, высоких сапогах из светлой кожи с позолоченными пряжками, облегающих брюках. Из-под камзола виднелся ворот простой, но стильной рубашки, на вид сшитой из натурального шелка. Скрестив руки на груди, он всматривался вдаль, в снежное поле, на котором, кроме местного «стоунхеджа», ничегошеньки и не было. Но я чувствовала магию этого древнего места, она проникала в меня, будоражила кровь и будила странное забытое ощущение.

— И долго мы будем здесь торчать? — не выдержала я.

— Сейчас, Лекси… Подожди. — Айтар бормотал что-то себе под нос, но я ничего не понимала. Глаза дракона налились холодным металлом, зрачки сузились. Он нервничал, смотрел на камни. Отходил, всплескивал руками, потом возвращался в исходную точку. Наконец громко выругался.

— Тэрр Айтар, почему не выходит? — испуганно спросил юноша, приблизившись.

— Кажется, моей силы недостаточно для открытия портала. Я не знаю, что делать.

Тут я не выдержала и вмешалась:

— Ты что, не можешь открыть путь в тот мир, о котором мне говорил? У тебя же есть магия! Я своими глазами видела! Это очередная твоя шутка?

Он повернулся, прошелся взглядом, как бензопилой.

— Магия драконов… И немного… — И замолчал, не желая посвящать меня в подробности.

— Драконы не могут открывать порталов между мирами? — не поняла я.

— Драконы — не могут, — отрезал Айтар, произнеся это таким холодным тоном, чтобы у меня отпало всякое желание что-то спрашивать. — Если бы могли, то давно бы захватили половину известных мне миров, в том числе и ваш, техногенный.

— Так ты обманул?! — Я почувствовала, как чешутся кулаки, и захотелось снова стукнуть его, чтобы не выпендривался. Да он меня просто за нос водит! Кажется, мы и не собирались покидать этот снежный постапокалипсис. — А кто может?! И что ты собирался делать? — Я не отставала. Во мне снова разгорался гнев. — Ты ведь достал меня как-то из сна?! Так будь добр, верни обратно! Иначе я за себя не ручаюсь!

— Тэрри, лучше его не злить, — тихо произнес Вольторр за моей спиной. — Он что-нибудь придумает!

— Чего тут думать?! Здесь нет мобильных телефонов, нет службы спасения. Ничего нет!

— Мобильный телефон здесь вряд ли полезен, — как ни в чем не бывало заметил Торр.

— Стоп! А ты откуда знаешь про мобильные телефоны?! — повернулась, глядя на него с изумлением.

— Так… Слышал, как рассказывали…

Я ничего не поняла. Но пока не стала озадачиваться, откуда им известно про наш мир.

— Он обязательно что-нибудь придумает, — уверенно повторил мальчишка.

— Вот пусть и думает, как плохо красть приличных женщин из их снов! А я пошла отсюда… — Я топнула ногой в туфле. Не то от злости, не то от холода. — Хочется послать вас всех лесом! Да тут и леса нормального нет. Я ухожу.

Я пошла. Куда — сама не знала. Просто не хотелось никого видеть. Я плакала. Слезы замерзали, не успевая скатиться по щекам, стягивали кожу, кололись. Ноги тоже замерзли. Я просто не могла устоять на месте. Меня никто не догонял, не пытался успокоить. Не считали нужным. И от этого было еще обиднее.

Прошагав сотню метров, остановилась, понимая, что просто погибну здесь без посторонней помощи. Куда я иду? Да и не отпустит он меня, если я ему нужна!

Я развернулась и не сразу поняла, откуда взялся третий. Человек? Дракон?

Шагнула обратно, желая посмотреть, кого же там принесла нелегкая. Этот «кто-то» беседовал с Айтаром наедине. И на лице дракона я не замечала паники. Они явно не были врагами. Я осмелела и подошла ближе, но метров за десять до них меня остановил Торр, жестом показав, чтобы не вмешивалась. И я принялась рассматривать неожиданного гостя.

Ростом он был гораздо ниже Айтара, но чуть выше меня. Из копны рыжих волос виднелись… самые настоящие рога. Как у козла, витые, чуть загнутые назад. На лицо он напоминал человека, но в нем просматривались странные, чужеродные черты. На серой коже, похожей на пергамент, виднелись два нароста. Нос был длинным, губы напоминали узкие серые полоски. Сзади волосы были заплетены в несколько жиденьких косичек. На этом козлоподобном висело нечто вроде халата, расшитого разноцветными нитями и подпоясанного блестящей лентой.

Пока эти двое о чем-то оживленно беседовали, я даже забыла про холод. Я не спрашивала Торра, кто этот тип, и не могла определиться, что о нем думаю. Несмотря на слегка уродливую внешность, он не внушал страха.

Похоже, он сказал Айтару что-то хорошее, потому как тот вдруг довольно улыбнулся и повернулся, убедившись, что я не ушла далеко. А потом рогатый отошел в сторону, весь засветился оранжевым сиянием. И испарился… Взял и исчез. Лишь золотая пыльца на том месте напоминала, что там только что кто-то находился.

Айтар задержался на несколько секунд, поправляя растрепавшиеся волосы. Потом направился к нам, обогнув камень. Похоже, он нашел решение проблемы и теперь намеревался вынести вердикт. Я подперла руками бедра, встав в позу. Надеюсь, не все так плохо, как казалось еще несколько минут назад.

 

Айтар

Мрак! Я не мог открыть портал обратно, в Роддернар! Сила дракона оказалась не способна к созданию прорехи в межмировом коридоре, для этого требовалась магия богов, а она каждый раз при регенерации останавливалась на определенной планке. Там мне помогла остававшаяся у кристаллов сила, которой я и воспользовался. Местные артефакты спали много тысяч лет, и они ничем не могли мне помочь.

Торр все понял, опустил голову. Лекси и вовсе посчитала, что я хотел ее обмануть. Я почувствовал ее раздражение на расстоянии. Она ушла. И я собирался было броситься за ней, как вдруг ощутил магию первородных.

Я был уверен, что это отец снова нашел меня. Потому как кто-то спускался ко мне с Эливейта. Я знал эти пространственные возмущения, волны, которыми раньше мог пользоваться сам. Но на всякий случай насторожился, обернулся к Лекси, быстро решая, что делать в экстренной ситуации.

Из искр материализовался Гайт. Божество Эливейта третьей ступени, он же мой сводный брат по отцу, сын Фэрлинга Бранна. Когда-то мы дружили.

Теперь, когда я был в этом мире изгнанником, я не знал, кому можно верить. Но если он смог меня отыскать, значит, хотел поговорить лично, иначе вместо Гайта Сварра я бы увидел стражей Лоррина — крылатых арфайров.

— Мой брат, Великий Винг вернулся в Нортал! — протянул он мне навстречу руки.

— Теперь меня называют иначе, сам знаешь. Зачем ты отыскал меня, Гайт? — Я натянуто улыбнулся.

Родственники по линии отца всегда настораживали. Меня не особо принимали на Эливейте, и я не понимал почему. Но при этом никто не мешал мне создавать в моем мире империю и подчинять других драконов. Боги всегда сами по себе, как ни крути. Они редко вмешиваются в дела смертных.

Гайт Сварр был сыном Фрионы и Фэрлинга, хоть в нем и проявились гены древних демоноподобных предков — первых богов, созданных из Великого Хаоса и запертых в Хелвете. От родителей, конечно же, ему достались некоторые черты и способности, но совсем мало для того, чтобы получить от Лоррина более-менее приличную должность в высшей канцелярии.

— Случайно услышал разговор Фрионы и Фэрлинга. — Братец приподнял верхнюю губу, обнажив свои белоснежные клыки. — Я понял, что должен помочь, что ты не сможешь уйти из Нортала. Кажется, я знаю, что тебе делать.

— Что же? — оживился я, вопросительно поднял бровь, глядя на Гайта.

— Нужно собрать вместе девять камней власти, которые находятся в разных королевствах Нортала. Я долгое время служу во дворце богов, слышал многое, — вкрадчиво произнес Гайт.

— Подслушивал, — уточнил я.

— Можно сказать и так. Я ведь слаб, никогда не достигну уровня силы родителей. Поэтому приходится включать мозги, выкручиваться иначе.

Перед моими глазами пронеслись изображения, одно за другим, — девять камней, тщательно охраняемых драконами. Девять начиненных магией кристаллов, как девять камней древнего святилища.

Кажется, боги сделали это специально, чтобы не дать камням соединиться вместе, не объяснив их предназначения, чтобы пресечь вероятность проникновения в иные миры. При этом каждый род охранял свой символ власти от других драконьих кланов, дабы не дать соседу покуситься на святое.

Мрак! У меня ведь тоже раньше был такой камень, а сейчас он находится у моего преемника, Когтя, в дворцовом хранилище.

— Ты уверен, что девять камней своей силой способны открыть портал? — снова уточнил у брата.

В нем еще остались какие-то родственные чувства, если таковые могут быть у высших. И он не выдал меня ищейкам Лоррина — напротив, решил помочь, как и мой отец. Пока больше никто не знает, что я в Нортале. И у меня есть шанс улизнуть незамеченным. Вот только задание сложнее, чем кажется на первый взгляд.

— Уверен. Сам слышал. Но если ты мне не веришь, можешь сидеть и ждать, пока тебя найдут и повторят экзекуцию. Только пощады больше не будет. Я помогаю тебе как брат брату, — произнес Гайт серьезным тоном. — Когда твоя душа будет навсегда изъята из мертвого тела и заключена в сосуд терпения и мук, ты поймешь, что я был прав, а ты не воспользовался моим советом. Прощай, Айтар. Или до встречи… Это уже как тебе будет угодно.

Гайт отошел и обернулся вихрем, перемещаясь обратно, на Эливейт. Я еще несколько секунд приходил в себя от потока информации. Задание понятно. Но как быть с девушкой? Я ведь больше не могу оставить ее без присмотра. Того и гляди — найдется желающий воспользоваться и сделать то, чего я не позволяю даже себе.

Нужно найти безопасное место, где я смогу оставлять ее на то время, пока буду заниматься своими делами. А потом, когда соберу все девять камней, мы вернемся сюда и проникнем в другой мир, где боги Нортала не властны над всем сущим, поскольку там они свои.

Девушка вернулась, никуда не ушла. Когда я увидел Лекси, сердце застучало быстрее. Она стояла рядом с Вольторром.

Мрак! Ей же холодно! Сам не знал, почему стал за нее переживать, вспоминая, что едва не угробил ночью. Все же несу за нее ответственность. Пока шел навстречу, перебирал в памяти места, где бы я мог укрыться вместе с ней и Торром на некоторое время. И я уже знал ответ на вопрос, что делать.

— Есть решение проблемы. Придется немного задержаться в Нортале, — заявил я, когда подошел близко.

— И что за решение? — Лекси нахмурилась, смотрела на меня исподлобья.

— Этого я, увы, сказать не могу.

— А кто это был вообще? — вдруг спросила она, указывая на место, где недавно исчез Гайт Сварр.

— Мой брат. Сводный, по отцу.

— Кто?! — Она обошла меня вокруг, всматриваясь в лицо, будто искала сходство, а потом звонко рассмеялась. — Брат? Ты прикалываешься, Айтар? Ты же дракон! А он…

— Сводный брат. У него другая мать, — остановил я ее. — Но мы все равно одна семья.

— А, ну да, ну да. Как говорится, в семье не без урода. И как прошла беседа с дорогим родственником коз… братом?

Я понимал ее реакцию. Гайт действительно всю свою жизнь страдал, что он не такой как все. Лекси попала в точку. Его не особо любил отец, мать терпела. Мне всегда было его немного жаль. Но за тысячелетия Гайт успел свыкнуться со своей внешностью и воспринимал ее с юмором. Да, он не являлся всемогущим божеством, но он был моим братом, хоть и общались мы редко, ведь больше времени я проводил с Ай Тинором и другими членами клана Рагнаров. Боги же контролировали несколько подуровней мировой системы Нортала, в которую входил и главный мир, поэтому не всегда лезли в мои дела.

— Отлично прошла беседа, — оскалился я. — Нам нужно лететь. Укрыться на время.

— От кого-то бежишь, Айтар?

Я замолчал, только бы не ответить колкостью. Она пока не императрица, чтобы мной командовать… Да еще и в моем мире! Правды сказать не мог, но и врать особо не хотелось.

— Меня будут искать. Ты же помнишь, что я из-за тебя убил Ши Лиара?

— Во только не надо сваливать свою вину на других! — с апломбом заявила Лекси.

— Хорошо. Не буду! — согласился, но в то же время довольно резко ответил я. — Это просто стечение обстоятельств.

Она замолчала, сверкнула синими глазами. Хорошо, больше не твердила про сон и квартиру, приняв мои слова как истину.

— Ладно. Поверила, что тебя будут искать, — наконец кивнула она. — Так куда мы направимся?

— У меня здесь есть замок, о котором не знают остальные драконы. Там мы пробудем некоторое время, пока не стихнет шумиха по поводу гибели наследника Родригов. Я ненадолго займусь своими делами. Не волнуйся, я буду рядом, обеспечу тебя всем необходимым. Потом мы вернемся на это место и откроем портал в межмировой коридор. Все просто.

— Тогда почему мы не летим? Я, между прочим, хочу…

Лекси вдруг прервалась на полуслове, замолчала. Глаза налились слезами, но она подняла голову и отвернулась, чтобы я не видел. Гордая девчонка! Не привыкла о чем-то просить. Она не знает, что на свете есть мужчины, которые готовы выполнить желания женщин, и уверен, что Освальд ее не разочарует.

Да что она вообще понимает в мужчинах?!

Я подошел, обнял ее плечи и развернул, глядя прямо в глаза.

— Скажи, чего ты хочешь! — настойчиво потребовал я.

 — Есть. Всего лишь. Я ведь поняла, что мы здесь застряли, и не требую невозможного. Но я уже сутки, как голодная.

— Не переживай. Я что-нибудь придумаю. Ты мне веришь? — осторожно спросил, дожидаясь положительного ответа.

— Да… — сорвалось с ее чувственных, чуть бледных губ.

Признаться, я и сам хотел бы поохотиться, раз остался здесь, погонять по горам оленей, вонзить драконьи зубы в свежую добычу. Я так соскучился по этому сладкому чувству. Но вот земные девушки, кажется, не привыкли питаться сырым мясом, а другого я пока предложить не мог. Приготовить пищу мы сможем только в замке. Там же у меня есть запас местных монет, за которые, притворившись обычным человеком, я смогу купить для Лекси все необходимое. В крайнем случае, можно просто воспользоваться магией и взять, что потребуется.

— До замка два часа лета. Потерпишь? — Я сжал ладонями ее плечи.

— Пожалуй, да, — поежилась она, пытаясь стряхнуть мои руки.

Я отпустил ее, отошел в сторону, приводя в порядок свои мысли.

Цел ли мой замок? Не нашли ли его за столько лет, да и что там творится?

Конечно, замок замаскирован, его невозможно увидеть с высоты драконьего полета, не зная конкретно, что там находится. Я использовал метод оптической иллюзии, пряча свой дом от посторонних. Так… на всякий случай.

— Айтар! — позвала меня Лекси. Ее голос в морозном воздухе зазвенел волшебными колокольчиками. Девушка протягивала мой плащ. — Спасибо!

— Не за что. — Я хотел было отказаться, но потом подумал, что иначе не смогу прижимать к себе ее стройное тело, как в прошлом полете, а мне этого уж очень хотелось.

Пусть считает меня эгоистом. Я такой и есть. У меня масса недостатков, и мне это отлично известно.

Я взял плащ, надел его, закрепив магнитную застежку в виде ледяной розы.

— Ну, полетели? — подал ей руку.

Она вложила свои пальчики в мою ладонь, я сжал их, чувствуя ее настоящую… отличающуюся от всего этого мира хотя бы тем, что она живая, теплая, искренняя. В отличие от меня.

Я позвал Торра, объяснил ему путь в замок. Конечно, я смогу контролировать его мысленно, в полете, но мне хотелось, чтобы девушка и сама убедилась в серьезности моих намерений. Нам предстояло провести вместе некоторое время, и мне нужно научиться с ней ладить, если я не намерен доставить ее в Роддернар силой.

Странно, ее ведь должно тянуть к принцу Освальду. Это решение высших сущностей. Звезд. Но, похоже, этого не происходило потому, что мы находились в другом мире.

 

Лекси

Мы взлетели, направляясь в сторону замерзшего океана. Я все гадала, где у этого мерзавца, Айтара, может быть запасной замок. Оказалось — на одном из островов. Он сказал это только тогда, когда я поняла, что под нами вовсе не земля, а среди надвигающихся друг на друга льдин заметила обломки навсегда застрявшего в них корабля, напоминающего огромную ладью. Интересно, смогли ли выбраться из него люди или остались в ледяной могиле? Если так, то сколько подобных склепов находится по всему этому миру?

Дернулась от горечи, а Айтар воспринял это по-своему — сильнее обнял меня, прижав к груди. Я не знала, как реагировать на его странное ко мне отношение, одновременно побаивалась и чувствовала себя рядом с ним в безопасности.

Я не сразу поняла, что мы пересекли невидимую грань. Снаружи казалось, что это просто скала, но когда приблизились, то заметила — это вовсе не скала. Замок действительно напоминал материалом стен неприступные голые камни, торчащие из снега и льда, дальше находился небольшой лесок.

Снизу все выглядело иначе. Перед странным зданием — заснеженная площадка, по краям которой столбы для фонарей. Но самих фонарей не имелось, и все смотрелось безжизненным, холодным. Мертвым. Настоящее зимнее логово дракона.

— Прилетели, — сообщил Айтар, спуская меня с Торра. — Это и есть мое резервное жилье. Признаться, я не успел здесь толком обжиться, поэтому мебели почти нет. И всего остального тоже…

— Почему? — не отставала я, следуя за ним.

— Оставлял на потом. Только это самое «потом» вышло другим. В общем, осматривайся. — Он приложил руку к стене, и она разъехалась в стороны — прямо как в приключенческих фильмах про сокровищницы древних в духе «Индианы Джонса». Вот только сокровищ здесь не было. За стеной обнаружилась обычная дверь.

Нас встретила мрачноватая гостиная: высокий потолок, расчерченный арками, переходящими в колонны-опоры, мраморный пол, элементы которого были выложены сине-белым рисунком. Старая, покрывшаяся инеем и превратившаяся в мерцающий ледяной узор паутина. Пару небольших окон с коваными витыми решетками, дверь во внутренний дворик.

По центру находилась лестница на второй этаж. Сбоку — вход в столовую. Первым делом я заглянула туда. Как ни странно, в столовой имелся большой стол из дерева, похожего на дуб, вокруг стояли стулья с высокими спинками. Витражные окна были застеклены элементами в холодных серо-голубых тонах, светло-серые стены расписаны серебристыми узорами.

Там, где располагалось нечто похожее на камин, стояли пару пустых «подсвечников», но самих светящихся камней, к которым я уже привыкла в этом мире, не имелось. Напротив дверей, что вели на лоджию, стоял диван с высокой спинкой. И два кресла с такой же темной жаккардовой обивкой. Из двери задувал ветер, да и вообще по помещению гулял сквозняк.

В целом было хорошо заметно, что здесь никто и никогда не жил. Все стояло нетронутым, новым, хоть от вещей и веяло стариной.

Сбоку обнаружилась дверь, которую я не заметила сразу из-за маскирующей серой перегородки. Она вела на небольшую кухню, где имелись полки, ниши для хранения продуктов, разделочный столик, пару низких табуретов. В единственном шкафчике обнаружилось какое-то количество посуды и кухонной утвари. На полках даже стояли некие приправы и травы в стеклянных баночках, не превратившиеся в прах лишь потому, что в здании постоянно удерживалась минусовая температура.

Сколько же лет здесь все это простояло?

Вместо плиты посреди кухни находилась жаровня, которую следовало заряжать все теми же магическими камнями, но их не имелось. И я даже расстроилась, поняв, что поесть удастся не скоро.

Я вышла в столовую и замерла около окошка, глядя наружу, на заснеженную площадку. Даже не поняла, как рядом появился Айтар. Услышала только его голос прямо над ухом:

— Пойдем на второй этаж?

Я повернулась, посмотрев на мужчину. Ледяная глыба его взгляда вдавила меня в пол.

— Кажется, мы собирались поесть. Но смотрю, в твоем логове мышь повесилась.

— Здесь нет мышей, — оскалился он.

— Это образно, — тяжело вздохнула я. — Земное выражение, когда еды нет. Пусто!

— Ах, ты об этом? Я отправил Торра на охоту, надеюсь, этот дракон скоро что-нибудь принесет. А пока у нас есть время, чтобы все здесь осмотреть. Тебе придется оставаться в замке одной.

Я вздохнула. Похоже, что поздний обед перерастет в очень поздний ужин.

Мы поднялись по лестнице, где находился пустой холл, из него несколько дверей. Айтар открыл первую, показывая мне огромную ванную комнату — такую холодную, аж в дрожь бросило. На стенах мозаика всех оттенков синего, голубого и зеленого цветов, из которой складывалось изображение лилий на воде, большая деревянная ванна в центре напротив витражного окна, откуда были видны вершины гор. Вот только промозгло тут как-то, мурашки по коже. Не то, что мыться, но и заходить сюда не хочется.

Я поспешно вышла, съежившись от холодного взгляда Айтара. Он указал на соседнюю дверь, и я решила посмотреть, что там, только бы не чувствовать странное внимание, от которого становилось не по себе. Он то притягивал магнитом, то отталкивал со страшной силой. Неоднозначные ощущения были как лед и пламя, настолько разным мог быть этот мужчина, и я не понимала почему так происходит.

Здесь находилась просторная спальня. В глаза бросилась огромная кровать с балдахином, на которой могли поместиться несколько человек. Серебристая тяжелая ткань балдахина гармонировала с темно-серыми шторами, закрывающими два окна с витражами, между ними имелась дверь на балкон. Комод, несколько сундуков, прикроватный столик и три стула. М-да. Негусто. Как, впрочем, и везде.

— Здесь будем спать, — произнес Айтар, неожиданно оказавшись рядом.

Я повернулась, недоуменно глядя на него.

— Будем? Я не ослышалась? Разве здесь нет других комнат?

— Остальная часть замка не достроена. Не веришь — посмотри сама.

Я бросилась в коридор, открыла следующую дверь, увидела за ней недостроенное крыло замка: все было в пыли, без перегородок. Приставные лестницы, разложенные камни и нечто вроде силикатного кирпича, гора побелки, вмерзшая в пол, окна без остекления, куда тут же подул холодный ветер, неся с собой снег. Возможно, дальше было что-то еще, но я рассматривать не стала.

Я вернулась, отыскивая взглядом Айтара, который расхаживал по коридору, сцепив руки за спиной.

— Убедилась? Здесь больше нет спален, нет комнат. Я ничего не успел сделать. И еще… В доме пока отсутствует отопление.

— Решил заморозить? — поежилась я в плаще Айтара, который хотелось снять, чтобы бросить в его наглую драконью рожу.

Но вместо этого вдруг расплакалась от бессилия.

Хотелось отдохнуть. Я так устала от этих побегов и страха.

Я спрятала лицо в ладонях, чтобы не показывать свою слабость циничному типу. Я сильная! Я должна выдержать это испытание. Когда-нибудь вернусь обратно, на Землю, где все иначе. И первое, что сделаю — сниму со счета сбережения и куплю путевку в южные страны. Я так давно не была в отпуске, совсем загнала себя работой, а теперь так жалела об упущенной возможности.

Вспомнила, что меня только перевели на новую должность… И теперь меня там нет! Я вообще не понимаю, зачем здесь нахожусь!

Мои плечи обняли крепкие мужские руки, которые я хотела было сбросить. Но в каком-то порыве передумала, повернулась и уткнулась носом в камзол Айтара, громко всхлипывая. Обняла его за шею. Хотелось выплакаться за все свои потери и переживания.

— Ну же, Лекси! Все хорошо, — чуть растерянно произнес он, осторожно гладя мои волосы. — Ты совсем не знаешь жизни. Тебе понравится перспектива, обещаю. Не все так плохо, как кажется. Там ты все равно умерла.

Черт! Он твердил одно и то же! Да как доказать ему, что я не умирала, что после той аварии прошло несколько лет и случилось много событий?! Теперь все действительно казалось сном. Будто я спала все эти годы и только сейчас начала жить, вырвавшись из быта. И где-то на подсознательном уровне я чувствовала, что должна находиться здесь и сейчас и долго ждала этого момента.

— Кажется, у меня поехала крыша, — пробормотала, посмотрев мутным от слез взглядом в голубые глаза мужчины. — Я сошла с ума?

— Бывает, — кивнул он, словно я сказала нечто очевидное. Вот же гад!

— Как можно жить в этой ледяной пещере? — указала на комнату, стараясь не заводиться.

— Утром мы с Вольторром отправимся на континент. Ты останешься на острове. Я постараюсь найти все необходимое на первое время, куплю камней магического кварца. Здесь не будет холодно. Какие же вы люди изнеженные существа, однако! — фыркнул он.

Вот его истинное лицо! Жалость — как подачка с барского плеча. Ему все равно, что со мной будет, он всего лишь должен доставить меня в точку назначения.

Думает, что я стану играть по его правилам? Фиг! Не на ту напал!

— Ты мне расскажешь о моей миссии? — спросила нежным голоском, стараясь изо всех сил затолкать свою злость поглубже до нужного момента.

— Вечером расскажу, — согласился Айтар, заметив, что я успокоилась. — Кажется, Вольторр возвращается!

У широкой лестницы Айтар подал мне руку. Я вложила свою ладонь в его, почувствовав тепло. Как же мне не хватало тепла! Что раньше, что сейчас, в новой жизни. Быть может, я никогда не вернусь обратно. Но попыток оставлять не буду. Если смогу проснуться дома, поменяю все свое отношение к окружающему миру. Хватит быть доброй Сашкой, которая всегда всем помогала, забывая о себе! Поднабраться бы эгоизма у мужчины, который шел рядом, сжимая мои пальцы.

Я повернулась, еще раз прошлась взглядом по слишком красивому, но холодному лицу. Даже жесткому, я бы сказала. Но несмотря на язвительность и цинизм, он привлекал меня. Было в нем что-то душевное и доброе. Облик сумасшедшего!

Усмехнулась. Вот же дура! Дракон априори не может быть добрым.

Драконы не отдают женщин в чужие руки. Видимо, я ему на самом деле не интересна, и представляю ценность только для того, кому меня нужно доставить.

Мы вместе вышли на площадку, куда пикировал со своей добычей в когтях белый дракон. Просвистел ветер. Вольторр бросил прямо нам под ноги окровавленную тушу убитого рогатого животного, вроде белой косули. Я отпрыгнула в сторону, вскрикнула. Сделав круг, дракон сел на снег, обернувшись юношей, подошел к нам, с удовлетворением глядя на свой трофей.

— Я не ем сырое мясо, нет! Только не это, — отходила я назад.

Айтар вцепился в меня недовольным взглядом. Затем, ничего не ответив, достал из-за пояса нож, подошел к косуле.

Я отвернулась и бросилась в замок, только бы не видеть, что он будет с ней делать. Вовсе не потому, что никогда не видела процесса разделки, просто нервы сдавали, и я понимала, что могу вот-вот сорваться в истерику по любому поводу.

 

ГЛАВА 5

Айтар

Пока свежевал северную элгашу, вспоминал о Лекси. Когда мы сюда летели, я не слишком-то задумывался об удобствах, считая главным безопасность. И лишь заметив укоризненный взгляд девушки, понял, что она не сможет жить в остывшем за века замке.

Мрак! Придется заботиться о ней больше, чем я ожидал. Нам предстояло провести вместе ночь. Я чувствовал, что она выдастся холодной. Мой встроенный личный барометр подсказывал, что в замке будет не жарко, и мне придется поработать живой грелкой. Можно, конечно, прогреть помещение и магией, но это ненадолго и не так интересно.

Я снял с дичи шкуру, сбросил со скалы голодным птицам, которые уже слетелись на пиршество, туда же вывалил требуху. Будь мы с Торром одни, удовлетворились бы свежим мясом, его драконы вполне охотно употребляют в пищу. Я накормил бы свою животную сущность — и этого оказалось бы достаточным для восполнения сил. Но теперь на моей шее звездная магичка, она не станет есть подобное блюдо.

Я разрубил освежеванную элгашу на части, разложил на камнях, что торчали из снега. Мысленно попросил Торра принести сюда кухонную утварь. Он тут же явился, выполняя поручение. Я растопил снег магией, резерв которой уже восстанавливался, обмыл куски мяса, разрезал на маленькие части, сбрасывая в другую посуду.

Давненько так не напрягался с ужином. Точнее — почти никогда.

Раньше у меня имелось достаточно слуг, а во время войны питался преимущественно в драконьей ипостаси. После изгнания в другой мир тоже не было необходимости — на дворцовой кухне Вальтерионов хватало отличных поваров. Но не мог сказать, что мне не нравился процесс.

— Вот и все, осталось поджарить, — кивнул Торру, удивленно наблюдающему, как его повелитель прилагает усилия, чтобы накормить попаданку.

Вольторр понял мои слова по-своему: он с готовностью перевоплотился в дракона, поднял голову, извергнув в темнеющее небо острова длинный язык пламени. Потом развернулся, посматривая на мясо, точно прицеливал огонь.

— Нет, Торр! Эдак от него останутся одни угли! Давай-ка ты лучше отнесешь его на кухню, — вовремя остановил я парня. — Люди едят жареное мясо со специями. Ты что, забыл?

Обиженный Торр с протяжным рыком выпустил пламя в сторону, опалив верхушку ели, что росла под скалой, где находился замок. Потом обернулся юношей, неохотно поднял котелок с нарезкой и понес в здание через черный ход. Я шагнул за ним.

В какой-то момент показалось, что за мной наблюдают. Поднял голову и увидел в одном из окон второго этажа Лекси! Интересно, она смотрела все время? Вот умора! Император готовит ужин для попаданки!

Я успокоил себя тем, что она не знает, кто я такой. Плевать! Раз взялся за дело — должен выполнить его с честью, до конца. Пусть мне придется готовить, греть девчонку. Зато никто не упрекнет, что я о ней не заботился.

С этой мыслью вошел вслед за Торром в столовую, оттуда на кухню. Отыскал за комодом решетку для жаровни. Раз нет магических камней, придется по старинке. Хорошо, что на острове есть деревья. Вот тут мне и пригодится дракон.

— Торр, отыщи бревно, притащи к замку, разруби на поленья. Топор есть в подсобке, — приказал я. — Да сделай это побыстрее! Скоро будет совсем темно.

Мой слуга с готовностью бросился наружу. Я открыл шкаф, размышляя, что из приправ подойдет. Взял какую-то банку, понюхал содержимое. Из емкости распространился аромат душистых трав.

— Это мускатный орех, — раздался голосок Лекси. — Его лучше класть в птицу. Скорее, подойдет… — Она шагнула к полкам, встала передо мной, рассматривая содержимое шкафа. Открыла по очереди баночки, принюхиваясь. Я уже позабыл, что у меня тут есть, поэтому просто наблюдал за действиями девчонки. — Имбирь. Отлично! Эстрагон тоже хорошо. А это похоже на кориандр, — бормотала она. — Вот, возьми. А это что? Кусочки сухого лайма?

— Дикая нарава, — поправил я.

— Неважно. Бери, сейчас замаринуем мясо. Конечно, времени мало. Но выйдет хоть что-то съедобное.

Я с интересом наблюдал, как легко девушка выбирала приправы, не зная их местных названий, просто по запаху. Мне было даже любопытно, что из этого получится. Мясо элгаши напоминало баранину, но северные животные более жирные, что помогает им выжить в условиях вечной мерзлоты.

Тем временем Торр притащил охапку дров, которые я разложил в жаровне, вытащив перед тем ее за двери на площадку.

— А дальше что? Спички имеются? Или бензин? — повернулась ко мне Лекси.

— Зачем? — не понял я.

— Чтобы разжечь дрова, конечно же, — вскинула она бровь.

— Ах, ты об этом. — Я направил руку, концентрируя искру, мысленно охватил то, что нужно поджечь — и дрова тут же вспыхнули ярким пламенем, озарив стену замка.

— Круто! Как ты это сделал? — с восхищением проговорила она.

Я хмыкнул, но решил промолчать. Ей не стоит знать лишнего. Мне же все эти фокусы как острый кинжал в сердце — знать, что способен на большее, но не иметь возможности восстановить полностью потенциал магии, передавшейся по крови от отца.

 

Лекси

Вопреки ожиданиям, мясо оказалось довольно сочным и приятным на вкус. Или же просто работал принцип «голод — не тетка». В общем, пока наш шашлык поджарился, я изошлась слюной, а теперь с удовольствием вгрызалась в сочное мясо зубами. Жаль, хлеба не было. Запивали сладковатым травяным чаем, который Айтар приготовил с помощью магии, мгновенно закипятив воду в котелке.

Пока мы со всем разобрались, стемнело. И теперь я сидела в кресле, что вынес мне Торр, около огня, завернувшись в плащ. На ноги была наброшена выделанная шкура, которую Айтар отыскал в замке. В какой-то момент стало так хорошо, что захотелось спеть. Я даже вспомнила, как в юности мы с Наташкой ходили в походы, как сидели у костра, строили планы на будущее. Да уж! Большинству из них не суждено было сбыться. Кто же знал, что все так повернется? Я тут, а Наташка…

Лучше об этом не думать, а то мозг вывернется наизнанку.

Я наблюдала за Айтаром, который стоял и задумчиво смотрел на огонь. Решетку с жаровни он уже снял, и теперь там просто горел костер. Вольторр ушел спать в столовую, расположившись на диване. И я осталась наедине с моим голубоглазым похитителем.

С неба одна за другой летели большие снежинки, падали мне на лицо, таяли, расползаясь мокрыми полосами. Испарялись, подлетая к костру, который тихо потрескивал. Они светились в пламени, переливались всеми цветами радуги.

Я потерялась в своих ощущениях. Снег кружил, усиливался, и между мной и Айтаром возникла целая стена. И только сбиваемые ветром языки пламени остались в этом снежном круговороте. Будто вокруг меня была лишь магия, иллюзия. Я попыталась рассмотреть лицо Айтара, и мне казалось, что он стоит в водовороте, словно весь снег сконцентрировался и летает по кругу…

— Так вот, насчет миссии… — вдруг услышала голос, который вырвал меня из грез.

— Что? Какой еще миссии? — не сразу сообразила я, что он имеет в виду.

— Твоей. Ты же хочешь узнать, что тебя ждет?

Я сглотнула, сосредоточившись на его словах. Айтар подошел ближе, так что лицо освещалось отблесками пламени, которые делали его похожим на маску злодея — по крайней мере, именно так мне представлялась язвительная ухмылка.

— Ты предназначена принцу Освальду, сыну моего императора. Ты станешь его женой, а после — если все получится — новой императрицей огромного государства. В тебе есть магия, которая пробудит силу наследника, а вместе вы активируете защитные кристаллы септаграммы. Так происходит много веков.

— Какому еще принцу? Хочешь сказать, что должен доставить меня к жениху?

Внутри дернулась и противно зазвенела струна негодования. Мне ничего не сказали! Я несколько часов гадала, что же предстоит, но все оказалось куда прозаичнее — кажется, никто не собирался возвращать меня домой.

— А если мне не понравится ваш принц? Или я его не устрою? — решила я посмотреть на это с другой точки зрения и заявила: — Уж чего-чего, а замуж мне точно не хочется. Спасибо! Я предыдущим браком сыта по горло! Сколько вашему принцу лет?

— Эмм, почти двадцать. Вы примерно ровесники.

На этой фразе я не выдержала, поднялась из кресла, нервно прошлась вокруг огня, невзирая на летящий в лицо снег.

— Не угадал! Я уже давно не девочка. Понимаешь? Ты украл меня из моего сна. В той жизни у меня есть муж… был муж, — поправилась. — С момента аварии десять лет прошло, — говорила медленно, закипая при этом. — Погибла подруга, а не я. Просто это произошло на моих глазах. И мне постоянно снился тот момент! Я давно не девственница, у меня были мужчины! — выплеснула прямо в невозмутимое лицо дракона, который что-то скрывал. Ведь это еще не все сюрпризы!

— Этого не может быть, — прошипел он, склонившись ко мне так близко, что я почувствовала его обжигающее дыхание.

— Может! — встала в позу, не желая уступать. — Доказать?

Черт возьми! Да что я такое говорю?! Как я ему докажу? Глупо!

— Не надо доказывать! Пока ты не познакомилась с Освальдом, ты ничего не ощущаешь. Но как только вы встретитесь, начнет работать ваша связь, и ты сразу же почувствуешь к принцу симпатию. Потому как он — твоя судьба. Так решил не я.

— О господи, какой бред ты несешь! — схватилась за голову и отошла в сторону, потом повернулась и выдала: — Зачем мне принц, которому девятнадцать лет? Он же еще ребенок! А я взрослая женщина. Пусть мое тело и изменилось, но я все помню… Помню всю свою жизнь! Рассказать тебе, чем я занималась все эти годы? Хочешь — расскажу про начальника, про мужа. Про то, что я все это время не могла иметь детей, которых очень хотела. Что тебе еще рассказать? Как напилась в баре на курорте и после прыгала в море с пирса? Как занималась сексом с Глебом… прямо на том самом пирсе, когда он заставил меня выйти из воды? Что еще? Про финансовые отчеты, дебет и кредит? Что?! — окончательно взорвалась я.

Я даже не сообразила, как Айтар телепортировался ко мне. Видно, это было одной из драконьих особенностей — перемещаться в пространстве за доли секунды. Схватил меня за руку, пристально посмотрел мне в глаза.

— Хочешь сказать, я ошибся?!

— Именно так, — обрадованно выдохнула ему в лицо.

Пусть знает, что не ту забрал. Может, хоть это мне поможет? Он осознает, что похитил не подходящую девушку. Вернет меня обратно, вытащит другую, для которой новая жизнь покажется раем.

— Точка пересечения вероятностей… Временные потоки… Разница во времени между мирами… Слитые реальности… — говорил Айтар сам с собой.

— Что ты имеешь в виду? — нахмурилась я, пытаясь уловить ход его странных мыслей.

— Твоя душа почему-то перемещалась во сне в точку пересечения реальностей! Там, где расходились альтернативные вероятности судьбы. Именно в этой точке я увидел тебя, и звездная магия сработала так, что я забрал твою душу из другой оболочки. Твое тело создалось по образцу тебя прежней, а душа перенеслась из точки в будущем. Возможно, в тот момент у тебя произошел какой-то душевный надрыв, и это повлияло? Плохо… Очень плохо. Чревато пространственно-временным коллапсом. Магия звезд дала сбой…

— А что там, в моей жизни? Что стало со мной той? — испуганно пробормотала, пытаясь связать мысли воедино, представить то, о чем говорил мужчина.

— Я не знаю, — развел он руками и, злорадно усмехнувшись, добавил: — Возможно, твоя подруга осталась жива, а ты погибла. Возможно, ты умерла в своей постели в момент перемещения. А может быть, произошло самое страшное — случился пространственно-временной коллапс, и твоего мира больше не существует.

— Какой ужас! И как же узнать правду? — Я внезапно поверила ему, и мне стало страшно.

— Пока никак. Единственный способ — добраться до Роддернара и взглянуть в зеркало мира, но оно не сработает, пока кристаллы не возродятся к жизни. А для этого необходимо активировать их с наследным принцем. То есть отдаться ему, — усмехнулся он. — Так что тебе придется принять новую реальность. Ты в новом теле, обладаешь уникальной магией, которой нет ни у кого в Нортале. И ты… снова девственница, потому что я, как дракон, это чувствую.

— Вот те раз… — Я даже растерялась.

Это же надо, начала жизнь с той же точки, но в новом мире… То, что тело молодое — хорошо. Возможная девственность — полбеды. Только как быть с принцем, которого я не знаю и знать не хочу? А иначе я никогда не выясню, что происходит на Земле. Какой-то замкнутый круг!

— Я не знаю, почему так вышло. И почему ты попала в Нортал. Это мой мир, где я больше не живу. Странный сбой магии… Неизвестно, к чему он приведет.

— А как узнать? — осторожно поинтересовалась я.

— Разберемся. Ну так что, идем спать? — предложил он, указав на двери.

— Ладно, утро вечера мудренее. Мне надо переварить все, что ты наговорил.

— Очень разумно с твоей стороны. Видишь — мы можем прийти к консенсусу, — язвительно заметил он.

Айтар погасил огонь, затем подхватил мое кресло, будто оно ничего не весило, поставил его обратно, в столовую, где спал юноша, улыбаясь во сне. Я неплохо видела в темноте, но все равно не хватало освещения. Вдруг вспомнила про свою магию и сложила вместе ладони, создав светящийся шар. Зафиксировала его рукой, удерживая магическую сферу, и помещение осветилось бледным сиянием.

— Неплохо. Ты можешь создавать не только это, а еще и материальные иллюзии, — прокомментировал Айтар почти шепотом, когда мы проходили мимо дивана.

— Что такое материальная иллюзия? — спросила, когда мы подошли к лестнице.

— Материализация мысли. Магия непостоянна, как и мысль. Ты способна создавать любой предмет, но он будет находиться в начальном состоянии, на уровне формирования и просуществует столько, сколько ты сможешь продержать о нем мысль. Внешне он будет выглядеть почти как настоящий, но как только ты подумаешь, что его нет — тут же растает.

Я вспомнила свое платье, в котором появилась в этом мире. Может, это я сама себе его нафеячила во сне? Но как? Я ведь не умею пользоваться магией! Хорошо, что я не разубедила себя в его реальности, иначе точно бегала бы по общине голой, не зная, где спрятаться от позора.

Мы вошли в спальню, и я остановилась около холодной постели, ложиться в которую совсем не хотелось, особенно с Айтаром. Я дернулась, думая, за что мне такое испытание. Может, это наказание за мои грехи? Например, за то, что я подделывала несколько раз финансовый отчет? Или за то, что не накормила какого-нибудь голодного кота у подъезда?

Айтар сбросил сапоги и камзол, стащил штаны, оставшись в рубашке и каких-то облегающих шортиках, что обнаружились под его брюками от костюма. Обвел вокруг себя руками, согревая помещение магией. Отвернул одеяла. Прилег, поманив меня к себе. Я тоже разулась, но платье снимать не рискнула. И так холодно. Улеглась на ледяные простыни, почувствовав себя китайским замороженным зомби, потому как руки и ноги не двигались. Видела такого в каком-то аниме.

Магии света больше не было, шар исчез, как только я переключилась на мысль о сне. Я легла и вдруг почувствовала, как меня обнимает Айтар. Его руки были горячими, сильными. Он осторожно прижал меня к себе, и я послушно прильнула к его груди, думая обо всех странностях судьбы.

Я вдруг поняла, что он мне нравится, и эта мысль упала кирпичом на голову. Мне нравился дракон! Циничный тип, которому все равно, чью душу похищать в государственных целях. Что он позабыл в том мире, если он из Нортала? Сбежал туда, где потеплее? Так вроде не похоже, чтобы он вообще чувствовал холод.

Странно, но было нечто особенное в его заразительной улыбке, взгляде, загадочном образе. Меня тянуло к нему, и я не могла понять причину.

Я смежила веки, вспоминая снежный вихрь вокруг мужчины. Этот вихрь закружил и меня. Казалось, что я одна из тех пушистых снежинок, что летят на огонь по велению какого-то волшебства. И я вот-вот растаю, исчезну навсегда.

С этой мыслью я спрятала у Айтара на груди лицо, вдыхая его запах — льда с ароматом лайма и привкусом хорошего выдержанного коньяка. Странно, что только не придет в голову в полусонном состоянии.

Холод действительно усиливался, и одеяла не спасали. Температура снаружи падала, и мне приходилось прижиматься к мужчине еще сильнее. Я вдруг поняла, что он возбужден, прямо почувствовала за тканью брюк каменный бугор, хотя мне казалось, что Айтар спит. Видно, все же держал себя в руках.

Так тебе и надо! Потому как нечего похищать приличных женщин из их снов!

С этой мыслью я потерлась о его достоинство поясницей, потом замерла, прислушиваясь к реакции. По телу пробежали мурашки — то ли от волнения, то ли от внезапно нахлынувшего желания.

— Спи! — прорычал он мне в ухо, отодвинулся от меня, но руки не убрал.

Блин, да как можно спать, зная, что обнимает брутальный красавчик, который при этом тебя желает?!

Да что я делаю?! У меня несколько лет не было секса ни с кем, кроме мужа. С другой стороны, нет больше мужа — ни здесь, ни там. Есть только я и Айтар. А еще какой-то гипотетический юный принц, которому я должна достаться по закону функционирования странной магии. Но пока не попала в тот мир, связи нет, и я не почувствую ничего к тому юноше. А хочу ли я туда попасть — большой вопрос. На сколько нам вообще придется задержаться в этом замке? И сможем ли мы сдерживаться, если будем спать в одной постели?

Сон поборол, и я уснула. В объятиях Айтара было комфортно. Кажется, я тоже обнимала его во сне — так было теплее и безопаснее. Я даже забыла обо всех случившихся вчера неприятностях. Меня снова закружила метель, и среди искрящихся снежинок я видела только голубые глаза, в которых мерцали едва заметные льдинки, как маленькие искорки.

Потом сон изменился. Я сидела на полу в большом зале с хрустальными колоннами и держала на руках ребенка, который умирал. А я не знала, что делать. Это была девочка лет двух-трёх. И я чувствовала молчаливую истерику от бессилия и непонимания, почему так происходит, почему я не могу помочь?! Я никогда не видела эту девочку, а во сне хорошо знала, кто она такая. Я кричала и звала на помощь… Но вдруг поняла, что все расплывается, и очнулась в объятиях Айтара, вернувшись в реальность.

Немного успокоившись, объяснила все тем, что этот странный сон вызван стрессом. Перевернулась на другой бок и уснула снова.

 

Айтар

Зачем я только поддался на эту провокацию?! Стройное тело девушки притягивало магнитом. И я жалел, что вообще взялся за миссию, что ничего не сказал Эллиару. Возможно, стоило взять с собой принца Освальда? Пусть бы он грел ее в мороз и готовил ужин, все же Лекси — его нареченная, а вовсе не моя.

Принц понятия не имел, кто я такой на самом деле. Из всех императоров правду узнал только его отец. Но от этого суть не менялась. Я застрял в мире, который разрушил своей необузданной магией, в мире, откуда меня изгнали. И хотел девчонку, которая уже мирно посапывала в моих объятиях.

Я думал над словами Лекси о том, что у нее были мужчины. Не знаю почему, но я верил ей. Она говорила весьма убедительно. И я уже вспомнил, что уловил ее сознание именно во сне.

Парадокс!

Она знала, что такое мужская ласка, знала страсть на вкус. Ей абсолютно не нужен Освальд, пока она с ним не знакома. Потом, возможно, сработает магия. Но будет ли это любовью? Скорее всего, нет. Они совершенно разные. Она доверилась во сне лишь мне.

Я хотел ее, до болевых спазмов в паху. Какая пытка! И я не мог оставить ее одну — она просто замерзнет в этой стуже, и утром я найду холодный труп.

Когда девушка наконец уснула, я смог расслабиться. Выбросил из головы желание и начал прикидывать, как собрать родовые камни — точнее, похитить из девяти охраняемых мест из-под самого носа глав кланов.

Завтра я слетаю в Давен, заодно отыщу Аргуса Виласко и попрошу узнать подробности о местонахождении артефактов. А пока стоит привести в порядок замок, установить обогревающие кристаллы кварца, сделать все для комфортного пребывания здесь Лекси.

Я проснулся первый. Лежал и смотрел на подрагивающие во сне на длинные ресницы и коралловые губы. Хотелось попробовать их на вкус. Аромат девушки оседал во рту привкусом полевых цветов — ромашки, зверобоя, медуницы. Будоражил кровь, заставлял думать вовсе не о долге.

С каких вообще пор я упускаю то, что мне хочется, и отдаю другому?

В душу черным змеем проникло сомнение.

Если бы не статус изгнанника, махнул бы рукой на долг и сделал бы ее своей. Но я был связан клятвой с теми, кто дал мне убежище и обеспечил неприкосновенность. И не могу остаться в Нортале, пока у меня нет полной силы. Я бы попытался держать себя под контролем, как это происходило долгое время до момента, когда у меня началось сумасшествие…

Я помнил, как это началось, знал, к чему привело.

…А все началось с Эйлин из клана Холратов.

Мы познакомились на балу. Я пытался отговорить ее от брака с Ши Мортеном Сатором. С ним ее связывали обязательства рода. Как Владыка Нортала, я мог повлиять на решение ее клана. Но не хотел делать это без ее согласия. Я почти уверил драконицу в том, что мы с ней идеальная пара. Я был влюблен и безрассуден. Хотел доказать свои чувства.

В тот день мне пришлось покинуть дворец Ледяной скалы по государственным делам. Потом слуги сказали, что меня искала Эйлин; она прилетала, чтобы поговорить. Но что-то произошло. И она не стала дожидаться, умчалась прочь, обернувшись синим драконом, вернулась в свое королевство, к родителям, заперлась в спальне и рыдала.

Она отказала мне в аудиенции. А через несколько дней я узнал, что она дала Сатору свое окончательное согласие и объявила о помолвке.

Она даже не посчитала нужным со мной объясниться! А я не смог перешагнуть свою гордость и добиться правды, почему так произошло. Достаточным было того, что она предпочла мне другого.

Несколько дней словно выпали из памяти.

Когда я пришел в себя, то узнал, что Эйлин мертва, а в Нортале произошли изменения. Меня взяли под стражу. Эйлин не дожила до брака с Ши Мортеном, упала с большой высоты, словно кто-то преследовал ее в небе. Тот, кто ее убил, владел магией огня — магией моего отца, которой обладал и я. И это действительно мог быть я, ведь не помнил толком, что творил, а свидетелей моего помешательства нашлось немало.

Как будто это произошло вчера, а не пять веков назад!

И последние моменты моей свободы.

Хрустальный графин с вином, которое я выпил до дна... Он как раз подвернулся мне под руку.

Аромат кардамона…

Великий Хаос! Помню только желание разнести все к Хелвету!

А дальше темнота…

Очнулся я спустя время около разрушенного замка в поле, которое заметало снегом, хотя до этого было лето. Тогда и начался весь кошмар, что привел Нортал к тому, что я видел сейчас. Боги забрали меня на Эливейт, где я провел долгое время в плену, пока высший суд разбирался в причинах и следствиях. Доказали, что я виновен и вынесли приговор…

Странно, почему не убили?.. Зачем дали возможность жить в другой реальности?! Как наказание или как второй шанс? Но на что именно?

Я не выдержал, оставил девушку, которая уже просыпалась, ворочалась и зевала. Распахнул дверь на балкон и прыгнул. Не долетев до твердой поверхности обернулся драконом и взмыл в небо над островом, наворачивая круги. Хотелось умчаться как можно дальше, но я понимал, что не могу оставить Лекси, не предупредив.

 

Лекси

Я проснулась не от холода — под одеялами было вполне комфортно. Проснулась от свиста ветра за окном. Солнце уже встало и светило довольно ярко. Обувшись и набросив плащ Айтара, я выскочила на балкон, поежилась, прищурилась от попавшего в глаза света, который отражался от снега.

Где же сам Айтар? Куда он пропал?

Ответ пришел внезапно, когда солнце закрыла тень серебристого дракона — он казался почти прозрачным, но в то же время сквозь него ничего не просматривалось. Таким же порой становилось лицо Айтара, когда он пытался строить из себя ледышку.

Но ночью он был горячим и заботливым. Тело до сих пор чувствовало его руки.

От этого воспоминания меня бросило в непонятную сладкую дрожь. Нет, это не было желанием. Даже не знаю, как объяснить. Словно какая-то связь между нами, когда понимаешь, что лучше ничего и быть не может.

Я залюбовалась грациозным крылатым монстром, что парил в пространстве, ловил порывы ветра, ложился на бок, потом взмывал в небеса. Я уже не боялась его, хоть и не могла сказать, что испытываю к Айтару что-то большее, чем простая симпатия.

Но стоять на одном месте долго не смогла — холод пробирался под плащ. Я направилась в ванную комнату, привела себя в порядок. Глядя в зеркало, вдруг вспомнила странный кошмар, и стало не по себе. Но я постаралась разложить свои мысли по полочкам и успокоиться.

Когда спустилась в столовую, увидела, что Айтар уже вернулся и разговаривает с Торром. В котелке дымился заваренный травяной чай, от которого на всю кухню распространялся аромат мелиссы и брусники. Торр вышел наружу, а Айтар повернулся, сверкнув глазами.

— Хорошо, что ты встала. — Он налил большую чашку чая, протянул мне. — Нам нужно выдвигаться, чтобы вернуться к ночи. Надеюсь, до вечера ты не создашь никаких проблем?

Голос звенел битым стеклом, вернув привычный холодок и язвительность.

— И что предлагаешь делать?

Он обвел изучающим взглядом столовую.

— Можешь заняться украшением интерьера. На втором этаже в одной из комнат есть масса полезных вещей, которые я не успел расставить по местам. У нас осталось мясо с ужина, оно не должно замерзнуть. Так что тебе нужно купить?

— Тебе составить список? — вскинула я брови.

— Можно просто перечислить. Я запомню. При всех моих выдающихся способностях я не умею читать чужих мыслей.

— Очень зря! За столько лет мог бы понять, чего хотят женщины. Кстати, а сколько тебе лет? — не уступала я.

— Столько не живут. Так что ты хочешь? Думай быстрее, у меня совсем мало времени.

— Дополнительную кровать ты, конечно, в замок не притащишь, — постаралась уколоть я его как можно больнее. — Знаешь, не слишком удобно спать, когда в бок всю ночь упирается нечто, оставляя синяки... Чувствую себя принцессой… на горошине.

Он натянул свою злодейскую улыбку, даже не заметив иронии.

— Спать в обнимку со снежной статуей я тоже, знаешь ли, не привык. Но кровать я точно не притащу. Поэтому обойдемся самым необходимым.

Я задумалась, чем бы таким озадачить этого самонадеянного дракона. Так и хотелось заявить: «Привези цветочек аленький», учитывая климат Нортала. Но все же решила, что хватит на мою голову одного чешуйчатого чудовища.

 — Ладно. Нам надо хлеб… Ну, или хотя бы мука. Сахар, масло, молоко, овощи… — начала загибать я пальцы, судорожно вспоминая, что забыла. Черт, будто мужа за продуктами в магазин отправляла! — Мне нужна теплая одежда и обувь, желательно с запасом, брюки, свитера, спальный мешок… Тьфу, еще одеяла. И камушков с магией не забудь прихватить, чтобы согреть твое драконье логово.

— Заказ принят. Не скучай! Мы постараемся не задерживаться. Плащ можешь пока оставить себе. Да, на острове нет диких зверей, я проверил. Но все равно далеко не ходи. Вокруг замка скалы, это опасно.

Он нагло подмигнул мне и скрылся за дверью вслед за Вольторром. А я осталась одна.

 

Айтар

Рынок Давена располагался в здании, что прежде было театром. Крепкие конструкции строения позволили ему не обрушиться от веков и катастроф. Высокие каменные колонны создавали каркас вместе с контрфорсами, наклонными и стрельчатыми арками, которые смыкались под потолком. В дальней части когда-то была сцена, теперь же там находились самые дорогие торговые палатки. Другим ремесленникам приходилось тесниться на многочисленных «зрительских рядах». Свет проникал сквозь узкие окошки между секциями, но в то же самое время пространство помещения озарялось тысячами камней из магического кварца. Они же согревали здание, поэтому многие зеваки просто приходили погреться, за что их периодически выставляли наружу охранники.

Людей на рынке хватало: приезжих из других королевств, местных завсегдатаев, которые специально являлись послушать свежие сплетни, нищих, что так и смотрели, где выхватить что съестное. Под прилавками прятались собаки и напоминающие обтянутые полосатой шкурой скелеты элгры — животные, похожие на кошек.

Мы с Торром медленно прошлись по рядам, взглядом отыскивая нужный товар. Вряд ли кто-то из людей догадывался, что рядом с ними в этот момент находится тот, кого они ненавидят, кто когда-то повелевал огромной империей. Жаль, что она теперь снова представляет собой разрозненные королевства. Словно кто-то из богов повлиял на это обстоятельство свыше. Раскол империи являлся одной из загадок. Ведь понятно, что вместе выживать проще. Но нет, каждое королевство вело свою политику. Ничего, когда-нибудь я вернусь сюда — и все изменится.

— Сколько стоит платье? — Я остановился у одной из палаток, где продавали дорогие вещи. Пощупал серебристую ткань. Она приятно ложилась в руку, почти не мялась.

Странно, что в Нортале еще остались такие шикарные платья. Оно напоминало мне наряд матери — немногое, что я о ней помнил. Конечно, Лекси не просила меня покупать платьев. Но почему-то я сразу представил ее в нем. Наверняка оно ей очень подойдет. Нужно найти к ней подход, попытаться добиться прощения. Она до сих пор злилась на меня за похищение из своего мира и за то, как мы улетали из Гэмхольда. Пожалуй, устрою ужин при свечах. В знак примирения.

— Сто гридов, тэрр, — оценивающе взглянул торговец, словно прикидывал, есть ли у меня нужная сумма.

— Я его возьму. Давай к нему обувь, — указал я на симпатичные, отделанные серебристым мехом сапожки.

— В таком хоть во дворец. Оно единственное, больше нет. Сделано под заказ для одной из женщин самого Ши Мортена Сатора. Но она от него отказалась, — сообщил мужчина по секрету.

Я быстро рассчитался и забрал покупку, которую мне тщательно упаковали в коробку. На меня с удивлением взглянул Вольторр. Он явно не понимал, зачем я потратил столько денег на сущую безделушку.

— Тэрр Айтар, вам не кажется, что это лишнее? Все же девушка — будущая невеста принца, — заикнулся он.

Я метнул в него недовольным взглядом, заставляя замолчать. Не надо напоминать о том, что я и сам прекрасно знаю! То, что Лекси предназначена не мне — как острый кинжал в сердце.

— Займись делом и меньше болтай! Иди вон, купи камней, — рыкнул, чувствуя негодование. Какой же я болван! Мне что, хочется влюбить в себя девчонку?! Уж точно нет. Но так хотелось ей угодить!

Пока Вольторр пошел торговаться с продавцом кварцевых кристаллов, я прикупил к платью колье из топазов и сапфиров, спрятав под одеждой, чтобы мой слуга не заметил, иначе точно подумает лишнее. А я и сам не знал, как на самом деле относился к Лекси. Хотел ли возвращаться или же готов был всегда скрываться с ней в Нортале, в забытом всеми замке на острове, только бы сделать ее своей?

Но нужно было заняться делом. Я в Давене не просто так. Главная цель — узнать про артефакт Ши Мортена Сатора, который нужно похитить. И не просто похитить. Я вдруг понял, что не могу забрать камень, не заменив его другим, иначе пропажу быстро обнаружат. И тогда возникнут подозрения. Хорошо, что я помнил, как выглядит артефакт. Пожалуй, смогу найти похожий камень и даже зарядить его магией, чтобы положить взамен необходимого.

Я тут же направился к рядам, где продавали всякие красивые безделушки, остановился у прилавка, высматривая нужный мне предмет. После того, как мы купим с Торром все по списку, я оставлю его ненадолго и наведаюсь во дворец, куда по доброй воле никогда бы больше не пошел.

 

Лекси

Время тянулось как резина. Мне казалось, что вечер никогда не наступит и драконы не вернутся обратно. Меня просто бросили в глуши, где я умру от голода и холода.

Пытаясь согреться, я постоянно двигалась. Сперва вспомнила про вещи на втором этаже, о которых говорил Айтар. Поднялась по лестнице, пробралась в недостроенную часть замка. Стряхнула с себя пыль, поежилась, плотнее заворачиваясь в плащ, напоминающий о хозяине особой энергетикой и даже запахом. Взглянула в окно, не летят ли обратно мужчины. Вздохнула и принялась заглядывать в сундуки, которые стояли в углу, покрытые слоем наледи вперемешку с побелкой.

В одном из них оказались старые книги. Я взяла верхнюю, желая просто посмотреть оформление, потому как читать на местном языке все равно не могла. Обложка была выполнена из кожи с узорным тиснением, переплет из серебристого материала. Название выгравировано на металлической табличке, закрепленной в верхней части лицевой стороны обложки. Я осторожно открыла первую попавшуюся страницу, опасаясь, что листы могут рассыпаться в прах, но этого не произошло.

Я смотрела на странные символы, нанесенные на желтоватую бумагу. Но неожиданно в глазах помутнело, и незнакомые буквы вдруг стали обретать смысл и складываться в слова. Удивительно, но каким-то образом я умела не только говорить на языке этого мира, но и читать! Я не понимала, как такое могло произойти. Хотя вообще пока мало что понимала.

Решив вернуться к книгам позже и рассмотреть их повнимательнее, захлопнула тяжелую крышку сундука и направилась к следующему. Вот в нем-то и нашлось то, что нужно: белоснежные скатерти из тончайшего льна, постельное белье, полотенца, занавески.

Работы прибавилось. Сначала я развесила в ванной комнате полотенца из мягкой ткани. Потом прихватила занавески и заглянула в спальню. Как их повесить, я не знала, до потолка мне никак не достать. Оставила их на столе, предварительно сложив, и спустилась на первый этаж, чтобы застелить стол и разложить салфетки, как вдруг услышала какой-то шум.

Я заглянула на кухню и закричала от неожиданности.

Прямо на столе сидело какое-то животное, размером со спаниеля, и… ело мой обед!

Оно одновременно походило на белку, хорька и гигантского тушканчика. Пушистый белый хвост свисал со стола, чуть покачиваясь из стороны в сторону. Глазки бусины смотрели на меня, черный нос подергивался. Маленькие пушистые лапки удерживали большой кусок холодного шашлыка, зубы вгрызались в мясо. Зверек поднял заостренные уши. Схватил добычу и спрыгнул со стола, бросившись за двери, которые я не закрыла на задвижку, прямо во двор. Значит, смог открыть двери сам, снаружи.

Я вспомнила, как сказал Айтар, что на острове нет опасных животных. Значит, эта «белка» — не хищник.

— А ну отдай мою еду! — бросилась я вслед, размахивая кухонным полотенцем.

Еще не хватало, чтобы по дому разгуливали всякие хвостатые воришки!

Я выбежала наружу, пытаясь догнать наглого зверька. Он словно издевался надо мной, кружил по двору, останавливался, дразнил. Так продолжалось несколько минут, пока я не растянулась на льду всем телом. Больно, черт побери! Я подняла голову, увидев животное на каменной арке. А потом белка махнула хвостом, спрыгнула на парапет и помчалась вниз, на склон горы.

Белочка! Наверное, это моя карма!

Только эта зубастая тварь совсем не походила на милое животное из городского парка.

Я поднялась, погрозила кулаком вслед исчезнувшей воришке и пошла обратно в дом. Конечно, там тоже не жарко, но хоть нет ветра. Как выяснилось, животное успело умять почти весь мой запас еды. Скорее бы вернулся Айтар!

Остаток дня прошел в заботах. Я даже вытащила в коридор второго этажа несколько тяжелых картин, но поняла, что мне не удастся их повесить. Пусть Айтар сам этим занимается. На одной из них заметила портрет мужчины. Длинные белые волосы его были уложены ровными прядями поверх украшенного драгоценными камнями серебристого камзола, на голове сверкающая диадема. В руках жезл с набалдашником в виде головы неизвестного мне животного, вместо глаз которого сапфиры.

Голубые глаза мужчины на портрете, казалось, смотрели прямо на меня.

И я вдруг поняла, что это Айтар. Я бы узнала его в любом виде по взгляду и по саркастической ухмылке. Я присмотрелась к словам под портретом.

И тут меня прошибло — выполненная витиеватыми буквами надпись на картине гласила: «Да будет славен великий Ши Айтар Винг Рагнар!»

Я даже не сразу поняла причину своей реакции. Я снова прочитала имя, на сей раз вслух, пробуя его на вкус. Было в нем что-то знакомое…

И весьма неожиданное.

Винг Рагнар! Ужасный Винг! Бывший правитель Нортала?!

Да быть такого не может!

Он — тот самый, кто привел этот мир к катастрофе? Айтар — дракон, покоривший мир и его едва не уничтоживший?

Не зря я его сразу так боялась!

По мне пробежал холодок, когда я представила, какой силой обладал этот дракон. Ведь он не обычный дракон. По рассказам местных жителей, Винг Рагнар являлся полубогом. Но я могла и ошибаться. Возможно, мужчина на портрете — вовсе не мой знакомый Айтар, а его далекий предок? Или он не тот Винг Рагнар, о котором я слышала?

Я совсем запуталась, только чувствовала растерянность от острой нехватки информации. Снова и снова смотрела на портрет голубоглазого мужчины в королевском одеянии. И понимала, что он — точная копия моего знакомого дракона. И какое-то шестое чувство подсказывало, что это он и есть.

А если это Айтар, то что делает здесь со мной? И как его занесло на службу в другой мир? Или он просто врал мне? Как теперь находиться рядом с ним, зная, какую опасность он для всех представляет?

Стемнело быстро — световой день в этом мире был краток. Снова пошел снег, но в здании как-то потеплело, или же я просто начинала привыкать к постоянному морозу. Как сказал Айтар, я создана из странной энергии-материи, поэтому нет ничего удивительного в том, что не ощущаю все, как нормальные люди.

Я даже не услышала, как прилетели драконы, задремала за это время, сидя в кресле в столовой и укрывшись одеялом. Я подскочила от звука шагов, потом заметила, что в комнате светло. Мерцающее сияние распространялось от магических кристаллов кварца, которые внес в помещение Торр. В этот момент вошел Айтар, и наши взгляды встретились.

Я поднялась и стояла как вкопанная, рассматривая его лицо и мысленно сравнивая с тем, на портрете.

— Что с тобой, Лекси? — не понял он мою реакцию.

— Кажется, нам нужно поговорить. Наедине.

— Какие-то проблемы? — удивленно уставился он, снимая с себя новый плащ и бросая его на спинку кресла. — Я нашел почти все, что ты просила.

— Да какие проблемы, кроме того, что здесь чертовски холодно и нечего есть, а мой обед сожрала белка-монстр?!

— Сейчас поужинаем, — даже не моргнул он. — Сегодня станет теплее, мы достали много мощных камней из кварца. Осталось их расставить и активировать магией. Так что за белка тебе померещилась?

— Я не знаю. Такая, огромная, — развела руками, показывая примерный размер пушистого гостя. — С белым хвостом и зубами, — оскалилась, копируя выражение морды.

Наверняка выглядела глупо, но мне было плевать. Раз я помолодела на десяток лет, можно вести себя подобно маленькому ребенку. Все равно никто не узнает.

— Это не белка, а тинки. Они безобидны. Но иногда любят забираться в чужие дома. Видимо, он живет на этом острове.

— Тинки… Буду знать, как зовут местных вредителей, — усмехнулась, одновременно посматривая, что выкладывал на стол слуга Айтара из мешка, который принес с собой. — Но поговорить я не об этом хотела. Поднимемся на второй этаж?

Он даже не догадывался, что я уже обо всем знаю. Как только мы поднялись в холл, я развернула картину лицевой стороной, указав на надпись. И замолчала. Наверное, вопрос сам читался на лице. Я ожидала отрицаний, оправданий, возражений. Но Айтар вдруг заявил:

 — Хорошо получился, да? Мастер постарался.

 Я закашлялась.

— Не понял? Это ты… тебя в этом мире все так «любят», что пугают тобой непослушных детей? Ты и есть тот… Ужасный Винг?

Ох, зря я это спросила. Айтар замер на месте. Его глаза вдруг налились льдом, зрачки сузились, и в них полыхнули серебряные молнии. Он весь засветился, и сквозь прозрачную маску его лица проступило драконье выражение с оскалом, изо рта вытянулись клыки, глаза снова вспыхнули огнем, на пальцах появились когти.

Он менял облик, но не до конца. Я закричала от ужаса, отступая назад, но мужчина настиг меня в одно мгновение, прижал к стене, приподняв вверх за талию так, что его лицо оказалось вровень с моим. Смотреть на искаженное выражение было жутко, и я закрыла глаза, молясь про себя, чтобы он быстрее вернул свой нормальный человеческий вид. От него повеяло холодом. Кажется, в этом существе действительно сочетались огонь и лед одновременно. Неизвестно, на что он вообще способен в таком взвинченном состоянии.

— Никогда не напоминай мне о прошлом! — прорычал он.

— Отпусти! — проговорила, стараясь на него не смотреть. — Я ведь лишь спросила, ты это или нет.

Он действительно меня отпустил. Просто разжал руки — и я грохнулась на пол у холодной стены. Айтар отошел в сторону, держась за голову. Я с ужасом смотрела, как он боролся сам с собой, как менялось его лицо. Потом оно снова стало человеческим.

Он уперся руками в стену над картиной, глядя на нее сверху вниз.

 — Псих! — гневно заявила я, поднимаясь на ноги.

Айтар повернулся, глядя на меня отстраненным взглядом, затем объяснил:

— Это я на картине. Но я больше не часть Нортала. Меня тут не было пять веков. Меня выгнали. Лишили силы. Я больше здесь никто. Иногда моя скрытая сущность берет верх, и не могу ничего поделать, ведь я не совсем дракон. В своем роде я уникален, потомок первородного и дракона. Я стараюсь держать себя в руках. Такие кратковременные помутнения — побочное действие блокировки магии, следствие нарушенного магобаланса. Иногда мне кажется, что в эти моменты я что-то вспоминаю. Такое случается редко, но все же...

— Ты точно ненормальный! — проговорила в ответ. — Зачем я тебе понадобилась на самом деле?

— Я уже ответил. Ты предназначена принцу Освальду. — Айтар вдруг повернулся, и я увидела, что это вовсе и не он. На меня смотрел миловидный юноша с длинными темными волосами и яркими зелеными глазами. — Вот твой жених!

— Айтар?.. Как ты это сделал?!

Лицо менялось на глазах, он снова превращался в мужчину с улыбкой голливудского злодея и ледяным взглядом.

— Это одна из моих способностей. Я могу создавать зрительные иллюзии. Моя мать и мой брат обладали этой магией. Но я могу копировать лишь тех, кого уже видел и запомнил. Я напугал тебя? Прости… Лекси!

Он шагнул ко мне, присел рядом. Поднял пальцами мой подбородок и заглянул в глаза. Я с неуверенностью смотрела на странного мужчину, в котором была масса загадок. Да, я боялась его. Но еще больше боялась попасть в тот мир и влюбиться в юного принца, потому как чувствовала, что он не для меня.

— Ладно, я не буду больше ни о чем спрашивать. Извини. Даже не подозревала, что для тебя это такая больная тема. Идем ужинать

Хотелось смотреть в эти глаза бесконечно, и я пока не понимала, что со мной происходит.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям