0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 1. Невеста галактического масштаба (эл. книга) » Отрывок из книги «Невеста галактического масштаба»

Отрывок из книги «Невеста галактического масштаба (#1)»

Автор: Штаний Любовь

Исключительными правами на произведение «Невеста галактического масштаба (#1)» обладает автор — Штаний Любовь Copyright © Штаний Любовь

Глава 1. Невеста нарасхват.

 

- Ты выйдешь за меня замуж? – упорно гипнотизируя взглядом чарующих зелёных глаз и в то же время крепко прижимая спиной к стене, вопросил Сэтх. – Я жду твоего «да», Мирта!

И василиск, такой сногсшибательно красивый в белоснежном костюме, медленно склонился, чтобы накрыть мои губы искушающим поцелуем. Крохотные полупрозрачные чешуйки на лице мужчины отливали перламутром, в длинных золотистых ресницах запутались солнечные блики…

Склоняться Сэтху с высоты его почти двухметрового роста было далеко, так что я успела набрать воздуха в грудь и уже собиралась ответить, когда…

- Нет! – под грохот падения выломанной вместе с косяком двери, рявкнул ворвавшийся в класс чернокожий голубоглазый и разъярённый Аслей. – За ТЕБЯ – прошипел грозно -  не выйдет! И не мечтай даже, чешуйчатый!

 Я обречённо всхлипнула, окинув взглядом внушительную фигуру вошедшего, а вернее - ввалившегося. Раз уж коротко постриженные пряди на его голове обратились язычками живого пламени, парень и вправду в бешенстве.

- Конечно, не выйдет, - влетев сквозь открытое окно, подтвердил Лин. – Мирта выйдет замуж за меня. Не так ли, милая? – вибрирующим вкрадчивым и непередаваемо волнующим голосом, какой бывает только у инкубов да у орланов, проговорил третий «жених».

Представитель одной из древнейших пернатых рас ослепительно улыбнулся и сложил тёмно-синие крылья, а я с тоской покосилась на сумку, присыпанную штукатуркой, пылью и мелкими щепками преждевременно погибшей двери.

Не достать. А ведь в рюкзачке конспекты, билеты, и, самое главное, любовно составленные шпаргалки! Вот… бублик горелый! А день так хорошо начинался. Первый выпускной экзамен из серии сдала, и, что вдвойне приятно, даже на отлично. Выцыганила у Олеси две пропущенные в начале года лекции, а на сладкое – мне неожиданно вернули долг, на который уже и рукой махнула. И вот на тебе!

- Эй, - донеслось басовитое из коридора - вы не охренели, пугать мою невесту?!

Угу. Кто бы сомневался! И Унр тут как тут! Если ещё и Динар заявится… Заявился.

- Бабах!!

От удара воздушной волны в спину задержавшийся на пороге пылающий отнюдь не в переносном смысле чернокожий Аслей птичкой влетел в класс. По пути снёс несколько парт и впечатался холёной аристократической мордой в левое крыло Лина.

Запахло жжёным пером. Матюги претендентов на мою лопоухую персону заполнили помещение. Пыль столбом, мебель вдребезги, осколки во все стороны. В общем, веселуха полная.

Унр, обнажённый по пояс мускулистый орк, именно вошёл, хотя мог бы и вползти. Почему «вползти»? Так ветер из коридора дул сногсшибательный в буквальном смысле. Откуда в здании ветру взяться? Ха! Даже гадать не стоит! Это значит… ну, так и есть! Следом за орком в класс вплыл Динар - стройный, гибкий окутанный магическим вихрем жених номер… пять. Или шесть? Может, и восемь. Со счёта я уже давно сбилась. Ну и пустота с ним.

  Пользуясь тем, что василиск отвлёкся, я плавно сползла вниз и затравлено огляделась. Из этого положения было мало что видно, но свою драгоценную сумку я таки углядела. Пыльная и грязная, она упала со стола и теперь валялась в груде дверных обломков. В каком-то жалком метре!

Подобрав выдранную с мясом ножку стула, я, не рискуя высовываться из-под хлипкой защиты опрокинутой парты, умудрилась подцепить кожаный ремешок рюкзачка и с четвёртой попытки воссоединилась со своей собственностью. Эх… Погибать - так с сумочкой! Хоть что-то хорошее…

Из плохого – до выхода из класса далеко. Убийственно далеко. До окна вот рукой подать, но с четвёртого этажа прыгать? Не, я не самоубийца.

Просвистев над головой, с жалобным всхлипом влетел в стену стул. Только и успела голову рюкзаком прикрыть от дождя щепы, осколков пластика и каменной крошки.

Мдя… Учитывая количество мускульной массы жаждущих крови самцов на метр квадратный помещения, от меня через полчаса и мокрого места не останется. Да при таком раскладе и стены вряд ли устоят, чего уж про одну маленькую зелёненькую меня?!

Нет, выжить-то выживу. Мы, кшорти, вообще живучие. Да и женихи гибели вожделенного приза не допустят – откачают в конце концов. Но покалечить в ажиотаже могут легко. Угу… И очень больно!

Тут ко мне от двери метнулось размытое сиреневое облачко, и я с нескрываемым облегчением выдохнула. Кажется, ушибы, переломы и реанимация на сегодня отменяются!

Облачко, подлетев вплотную, материализовалось в пустота знает какого по счёту жениха.

- Как же я рада тебя видеть, Улянь, – прошептала я спасителю.

Напоминающий крупного ската жених согласно зашипел и распластался надо мной фиолетовым живым одеялком. Так мы и поползли: я на карачках, прижимая к пузу потрёпанный рюкзак, а он в паре сантиметров выше, практически обволакивая собственным телом. 

К слову, Улянь – ках. Раса немногочисленная и весьма своеобразная. Для начала, они способны перестраивать свой организм, как вздумается. Могут жабры отрастить, или копыта. Магией пользуются неохотно, зато генерируют антигравитационное поле. Дышат чуть ли не любым газом, мимикрируют под любую среду. То есть им любой мир что дом родной. И с культурой всё тип-топ. Вежливые, обходительные, а как поют! Заслушаешься! И всё бы ничего, да в любой форме наощупь напоминают желе. Скользкое такое, пружинящее. Потому, при всех плюсах, эта со всех сторон уникальная раса до сих пор в аутсайдерах числится. Кроме нас, кшорти, никто их всерьёз не воспринимает и всячески демонстрируют превосходство. А жаль, если откровенно. Компанейские ребята.

- Блямс! Трам-бам!

Стена над нами приказала долго жить, но мы ползём.

Угу… Силовое поле кахи тоже создают ого-го. Правда, всего на пару сантиметров вокруг собственного тела, но в нашем случае и то-хлеб. Каху и ядерный взрыв нипочём, если успеет настроиться на нужный лад. Улянь на ядерный не рассчитывал, а вот магический предугадал, потому и жива ещё. Даже невредима почти. Разве что штаны порвала на коленках, и сами коленки расцарапала, но это – мелочи!

Наконец, мы выползли в коридор. За спиной грохотало и матюгалось. Пришлось потратить ещё минуту на медленный, но почти безопасный способ передвижения - а ля «пузо-поло-тёр».

Едва поднявшись на ноги, я обернулась. Из дверного проёма шёл дым, летели обломки мебели и стен. Мда… Капец экзаменационному кабинету.  Впрочем, учитывая более чем достойную материальную обеспеченность «женихов», директор школы претензии будет им предъявлять. Пусть платят, если вести себя не умеют! Соблазнители чёртовы…

- А где Мирта? – раздалось из класса гневное шипение василиска: - Мирта!

И мы, переглянувшись с Улянем, дали дёру.

 

Позже, когда погоня осталась позади, мы сидели на лавочке в старом парке и ели мороженое. В виде ската сидеть не слишком удобно, потому ках принял человекообразную форму. Так и комфортнее, и прохожие не шарахаются. Мы выбрали местечко в стороне от основных троп, где толпился народ, а издалека «желеобразность» светловолосого хрупкого юноши в сиреневой футболке и белых джинсах не заметна.

Я, зажмурившись от удовольствия, болтала ногами и слизывала капельки тающего сока манго со своей порции фруктового льда. Ках с печалью всех миров в глазах смотрел на меня. Печально и жадно почему-то. Наверное, на моё мороженое облизывался.

И всё равно, странно. Мы же два купили, а Улянь своё даже не распаковал. Мало того – когда у меня лёд закончился, молча протянул упаковку и улыбнулся.

- Ты точно не хочешь? – спросила, разрывая обёртку.

- Нет, спасибо, Мирта. Я не очень люблю сладкое, - плавным, чуть журчащим голосом ответил. - Мне больше нравится смотреть, как ты ешь.

- А, ну тогда ладно.

Подтаявший сок потёк по пальцам и несколько секунд я сосредоточенно слизывала лакомство. Если на брюки капнет – уже без разницы (и без того грязные, как я не знаю что) но чего добру зазря пропадать? 

В процессе до меня дошло, почему Улянь так печален. Ещё бы! Я и так не красавица, а теперь ещё и в пыли по самые уши! Кому понравится с такой невестой на одной лавочке сидеть?

- Ты опять меня спас, - улыбнулась соседу. – А я уж думала всё, до свидания родная школа - здравствуй крематорий и поминальные песни.

Я нарочно чуть преувеличивала градус опасности, чтоб приятное каху сделать. Тем более, его и вправду было за что благодарить. Намерения у него те же, а вот методы склонения меня к браку, как ни крути, куда более приятные. 

- Не за что, - лаконично отозвался он. – Мне всегда в радость тебе помочь.

Улянь осторожно взял меня за руку, и прохлада его упругих пальцев была приятна. Мне приятна, а прочие расы отчего-то передёргивает.

- Мирта, послушай…

- Извини, но замуж я не хочу, - предупредив вопрос, в который раз сообщила. – Ты очень хороший, но я просто не хочу замуж. Ни за кого.

Руку он тут же убрал и печально вздохнул:

- Я понимаю. Возраст…

- Угу, - мрачно кивнула, отводя взгляд.

- Ничего, я подожду, - мягко и ласково сказал, а я пожала плечами.

- Жди, если хочешь. Но я ничего не обещаю. Имей ввиду.

- Конечно, - кивнул.

Эх, ну почему прочие женихи понятливостью не блещут? Сокрушённо вздохнув, я вытащила из рюкзака чип связи и приклеила на тыльную сторону запястья. Обычно, снимаю только на ночь, но во время экзаменов традиционно запрещаются любые технические средства. Вот я чип и сняла, а после в суматохе как-то не до него было.

- Мам? – мысленно отбив условный шифр, позвала вслух.

Можно и про себя, но в присутствии Уляня это невежливо.

- Здравствуй, дорогая, - спустя пару секунд раздался в голове родной голос. - Как экзамен?

- Экзамен - отлично, женихи - плохо.

- Опять? – простонала мама. – С тобой всё в порядке, милая?

- Почти. Улянь прикрыл. Но домой боюсь идти. Наверняка ведь, сторожат у дверей.

- Ты сейчас с кахом?

- Ага. Мы в парке сидим.

- Тогда передай ему мою искреннюю благодарность и запоминай адрес.

Адрес я запомнила. Очередная снятая через третьих лиц квартирка находилась через пару улиц. Когда началась эпопея с женихами, пришлось снять сразу дюжину в разных районах.  Дорого, сложно, но лишь так можно было укрыться от назойливого внимания.

Попрощавшись с родительницей и уверив её в том, что серьёзных повреждений я не получила, прервала связь.

- Мама просила тебя поблагодарить от её имени, - сообщила я Уляню.

Меня-то он слышал, а вот маму нет.

- При случае буду счастлив выразить искреннее восхищение достойной бесконечного уважения женщине, воспитавшей такую дочь, - витиевато пропел жених. – Позволишь проводить?

- Тебе? С удовольствием. И даже на чай приглашу. Только по дороге надо заскочить в магазин купить этот самый чай. И чего-нибудь на ужин. Но при одном условии.

- Каком?

- Ты сегодня не станешь больше про брак и иже с ним заговаривать. По рукам?

- По рукам, - забрасывая на плечо мой многострадальный рюкзачок, согласился парень.

 

Вечером, когда ках покинул моё новое убежище, я сидела на кровати и зубрила основы космопсихологии. Предмет сам по себе интересный и очень нужный, но я слишком хорошо его знала и без зубрёжки, чтобы полностью погрузиться в подготовку к следующему экзамену. Что-что, а этот сдам легко и непринуждённо. Зря что ли все факультативы с первого класса посещаю?

Забавно, кстати… На этих факультативах почти все - кшорти. Прочие расы друг другом если и интересуются, то уже в институтах и то, если профиль соответствующий, а нам - любопытно. С другой стороны, кому, как не нам, изучать остальных разумных? В конце концов, именно благодаря этой особенности, именно мы возглавляем межгалактический Союз вот уже как семь тысяч лет. Хотя не совсем так. Вернее, не только поэтому.

Любопытство – бесценное качество, но ещё важнее готовность безоговорочно принимать каждую расу такой, какая она есть. Сложно сказать, как так вышло, но кшорти – единственный народ, способный с равным чувством иметь дела с паукообразными изирами, яйцекладущими транух или с почти бесплотными бакши.

Уникальное качество расы, а по-моему - ничего особенного. Ведь даже один кшорти отличается от другого, как небо от земли. Или орлан от орлана. Мы все такие разные! А иные расы ещё и безумно интересные!

Чего стоит, например, традиция синхов менять пол каждые семь оборотов планеты! А дивные подводные города из крохотных воздушных пузырьков? И коллекции неразумных со всей галактики в этих городах? А обычай песчаных лухи перед свадьбой целый год проводить без пищи по горло в трясине?! А…

О, Вселенная! Как можно чураться тех, кто так интригует и разнообразит мир? Жаль, не все расы придерживаются того же мнения. Если быть точной – никто, кроме кшорти. Абсолютно. Все прочие с кем-нибудь да враждуют, кого-нибудь да презирают.

Именно поэтому, когда несколько тысяч лет назад встал вопрос о координации торговых путей, урегулировании конфликтов, строительстве межмирных станций и куче всяких разных вопросов, как-то само-собой получилось, что в качестве посредника выступили именно кшорти.

Сначала, правда, несколько веков подряд почти все разумные и не очень расы упорно воевали друг с другом. Сколько крови пролилось – ужас! И крови, и слизи, и плазмы… Но в конце концов, все сочли за благо выбрать жизнь. Всё же она, как ни крути, куда предпочтительней смерти.

Подумали и создали межгалактический союз, куда входили представители всех рас. Жаль, толку из этого не вышло. Слишком много членов, непонимания и грызни.

Любая, даже самая простая проблема, оказывалась практически нерешаемой. Ведь любое решение принималось большинством голосов и потому не принималось вообще. В результате систему изменили.

Теперь, вот уже семьдесят с гаком веков, Союз – это кшорти. Именно они выступают посредниками, регулируют потоки мигрантов, следят за торговыми путями и служат буфером в глобальных межрасовых конфликтах.

Внутри отдельно взятого мира власть Союза ничтожна. Влияние как бы есть, но у каждой расы, системы или мира свои законы, традиции и правила, посягать на которые нельзя ни при каком раскладе. Ну, кроме совсем уж экстраординарных случаев. Да и то – сторожко, шепоточком, с учетом всех особенностей и тараканов, чтоб, не дай Вселенная, не задеть и не обидеть сверх необходимого.

Зато на всё, выходящее за рамки внутреннего устройства частного мира, влияние кшорти почти безгранично. Потому что складывается это влияние из связей, знаний и, чего греха таить, умения главы Союза лавировать и интриговать. Чтоб ему… икалось, дипломату великому!

Да уж… Кто бы мог подумать, что всё так по-дурацки сложится? Уж точно не я и не матушка. И это ещё сестрёнка не в курсе свалившейся на наши головы напасти!

Забыла упомянуть ещё один моментик. Очень такой хитренький и касающийся особенностей уже нашей расы. Кшорти – уникальные приспособленцы. Живучие, стрессоустойчивые до поры до времени и… способные непроизвольно менять своё физическое тело. Или осознанно, но это уже совсем взрослые.

Может, потому мы так легко принимаем всех такими, какие они есть? Просто, при желании нам самим вполне по силам стать хоть паукообразными, хоть пернатыми хоть и вовсе аморфными. Правда, не слишком быстро и для этого нужно… Ай, какая разница? Главное - все знают, что это возможно.

Мы не самые быстрые, сильные и ловкие. И, конечно, не самые умные во вселенной. Строго говоря, каждая раса легко даст нам фору хотя бы в чём-то, но никто кроме нас не способен… заключить брак с кем угодно и иметь общее потомство, потенциально обладающее способностью ЛЮБОЙ из бесконечного многообразия рас.

Тяжело вздохнув, я встала и принялась за сборы. Завтра предстояло не только посетить три консультации по разным предметом, но и пережить очередной этап «женительной» лихорадки. Как же это утомительно и… глупо.

Ведь знают - не могут не знать! - что мне до первого этапа взросления ещё пылить и пылить! То есть пока особи противоположного пола меня не могут интересовать в принципе. Совсем! Никак! Такая вот у нас физиология. До двадцати двух циклов кшорти совершенно не воспринимают меж половые отношения.

Анатомия меня всегда занимала куда меньше традиций и психотипов. Всё одно, строение всех организмов вселенной не запомнить, а кем буду, когда время придёт, не известно. Так что, пустота знает, что именно внутри меня ещё не доросло до нужной кондиции – железы, узлы или мозги. Суть не в этом – просто мне все эти женихи до звезды. И после совершеннолетия вряд ли что-то изменится. Ничто не меняется по щелчку, тем более тело.

Разве только влюблюсь по самые ушки, но это и вовсе из разряда фантастики. Оно мне надо? Фи! Вот через год-два окончательно повзрослею, вступлю в брачный возраст по всей форме и буду решать, как и с кем быть. А пока меня очень даже устраивает нынешнее положение вещей.

Аккуратно уложив сумку, я поправила бельё на кровати и зевнула. Когда уже натянула пижаму, взгляд упал на зеркало. Отражение продемонстрировало подростка-кшорти во всей красе:

Рост ниже среднего. Руки длинные. Пальцы гибкие. Плечики покатые, мягкие и рыхлые. Грудь отсутствует, как класс. Не, грудная клетка есть, но до поры до времени плоская, даже впалая чуть-чуть. А вот животик очень даже пышный, кругленький такой. И ушки длинные, не то что ноги. Те как раз короткие, кривоватые и пушистые.

Лицо… А что лицо? Самое что ни наесть обычное. Нос-бульбочкой, глаза раскосые, губы вполне симпатичные – тонкие, удачно приоткрывающие взглядам острые белые клычки. На гладкой макушке пучок серых жёстких волос. Родинки, бородавочки и остальные украшения тоже на месте.

В целом – очень даже миленько. Другой вопрос, что прочие расы нашу внешность не очень-то жалуют. Оно и к лучшему! Всему своё время. Вот только… Эх, если бы не папулик! Всё было так замечательно, никто меня не трогал, а сейчас…

Провались все эти дурацкие женихи пропадом! Как будто я не понимаю, чего им от меня надо! Даже Уляню, какой бы душкой он ни казался… А я не хочу замуж! Ни за какие коврижки! Все эти объятия, поцелуи и бодания претендентов на мою руку и печень просто отвратительны! Вот только кого волнует моё мнение? Уж не пресловутых женихов точно…

Отвернувшись от зеркала, я нырнула под одеяло и решительно закрыла глаза. Утро вечера мудренее. Авось, всё наладится? Очень хотелось бы верить.

 

Глава 2 Незваные гости

 

Утро выдалось просто чудесным! По розовато-лиловому, начисто вымытому ночным ливнем небу вальяжно ползли друг за другом пухленькие облачка. Серебристо-зелёная листва старых тополей нежно шелестела на ветерке.  Чуть слышно ворчали пролетающие низко машинки. Те, что покрупнее, из серии общественных, держались на пару уровней выше и, хоть гудели куда громче и басовитее, отсюда их голосов было не разобрать.

Я шла на консультацию, довольно щурясь и подставляя лицо ласковым лучам солнца. Как хорошо! О женихах вспоминать не хотелось абсолютно. Казалось, если забуду о них, жизнь вернётся в привычную колею. Ведь ещё пол оборота тому назад, я и думать не думала о мужчинах. Зачем? Не интересно ведь.

Училась себе, гуляла по музеям, лекциям и выставкам. Бегала с подружками на премьеры в уютный гало театр и лопала мороженное в кафешках. С мамой спорила… Эх, вот оно, счастье!

Тогда я и помыслить не могла о том, какую свинью подложит нам судьба. Впрочем, о том и папочка, которого я за всю жизнь видела-то дважды, не помышлял.

А теперь, после наплыва женихов, перетягивающих меня, словно канат на соревнованиях, все подружки разбежались. Правильно, кому понравится то и дело попадать в неприятности и получать по ушам? Ведь в нашем возрасте одну кшорти от другой отличить могут лишь немногие представители иных рас. А конкуренция среди пришлых «соблазнителей» набрала обороты очень быстро.

Склоки, интриги, даже три похищения на одну несовершеннолетнюю меня – это чересчур. Слава Вселенной, от совсем уж безмозглых кандидатов в мужья до сей поры спасала та же конкуренция. Одни похищали, другие старательно отбивали «добычу», то бишь меня. Потом начинались разборки между женихами, а я благополучно делала ноги.

- Мирта!

Услышав мелодичный голосок с характерными вибрирующими нотками, я вздрогнула и резко обернулась.

Высокая темноволосая и белокрылая девушка из орланов, широко улыбнулась и приветливо помахала рукой. Традиционная серебристая туника до середины бедра, перехваченная широким кушаком, радовала глаз замысловатым орнаментом. Небесно-голубой пристроченный шнурок, из которого собственно и складывался узор, удивительно гармонировал с коротким, до талии только, жилетом из плотной ткани и юбочкой того же цвета.

А вот это уже совсем не по-орлански! По их обычаям брюки и только брюки. Женщинам - широкие, прихваченные у щиколоток манжетами, мужчинам – узкие, любой длины.

Нечто неуловимое в улыбке темноволосой красавицы показалось до боли знакомым. Не в летящей походке, не в стройной гибкой фигуре, не в утончённых чертах покрытого мелкими пёрышками лица - лишь в улыбке…

- Как я рада тебя видеть, милая! – пропела девушка характерным для этой расы чуть грассирующим голосом и крепко меня обняла. – Как я тебе?!  Нравится?

- Соня? Это ты?!

- Узнала-таки сестренку, - крепко обнимая, пропела она радостно. – А Рой клялся, что и мама за чужую примет!

- Рой это?...

- Ну да, - кивнула. – Мой напарник и образец для подражания. Сестренка, ты…

Закрыв Соне рот ладонью, я нервно огляделась по сторонам. Женихов поблизости не наблюдалось, но чем пустота не шутит?

- Тише! Не называй меня так! – убирая руку, зашипела я.

- Что? Мирта, с тобой всё в порядке?

Схватив сестру за руку, я потащила её к небольшой кафешке, расположенной чуть дальше по улице.

- Со мной пока всё хорошо, но проблем хватает. И учти, если не придержишь язык за зубами, у тебя их тоже будет хоть попой ешь!

- Почему? – вопросила сестренка, торопливо шагая за мной по тротуару.

Впрочем, это я шагала торопливо, а ей, с длиннющими орланскими ногами, поспевать за мной не составляло особого труда.

- А тебе мама разве не рассказала? Не могла же ты отыскать меня без её помощи.

Мы нырнули в полутемное помещение кофейни. 

- Я с ней еще не разговаривала. О своем прибытии заранее не предупреждала, а по утрам у неё планерки и совещания. Не хотела отвлекать от работы и просто гуляла. Да что происходит-то?

Соня подбоченилась, но двери доверия мне не внушали – прозрачные же. К счастью, в дальнем углу помещения нашлось несколько столиков, высокой перегородкой отгороженных от общего, прекрасно просматривающегося с улицы зала. И даже свободных!

Забившись в уголок, я вздохнула с облегчением. Зато, когда нам принесли меню, присвистнула. Теперь ясно, почему именно тут нашлись свободные места! В общем зале, где были заняты семь столиков из девяти, всё стоило втрое дешевле, чем в вип-зоне. В другое время, я бы возмутилась и пересела, но не сейчас. Хорошо, что вчера мне долг отдали, а то при таких ценах и на сок с пирожным могло не хватить.

Сделав заказ, мы отпустили официантку, и я посмотрела на нетерпеливо постукивающую коготками по керамической солонке сестру. Между прочим, старшую и совершеннолетнюю! 

-Рассказывай! – потребовала она не терпящим возражений тоном.

Я тяжело вздохнула.

- Соня, у нас беда. Пол оборота назад серьезно заболел Солер.

- Глава межгалактического союза?

- Да. Тяжело заболел. Говорят, жить ему не больше оборота осталось.

- Ну… Так ведь ему… сколько… Под триста оборотов уже?

- Триста восемнадцать. – поправила я.

- Ну так что же? - Соня непонимающе нахмурилась. – Жалко, конечно, но ведь и возраст далеко не детский. В чем беда-то? Ты, кажется, политикой никогда не интересовалась. Или передумала насчет будущей профессии? Решила в Союзе карьеру делать?

- Типун тебе на язык! Нужна мне эта политика, как рыбе зонтик! Ты лучше вспомни, чем наш папочка занимается?

- Эм… - сестра растерянно почесала в затылке. – И чем же?

- Вот бублик горелый! – в сердцах хлопнула себя по лбу. – А еще дочь называется!

- Да ладно тебе, - отмахнулась она, поправляя выбившееся из крыла перо. – Как будто ты сама за ним следила! Они как с матушкой разбежались, от него ни слуху, ни духу. Так только, деньгами и помогал.

- Не совсем. Он же нам же регулярно приглашения на базу высылал и билеты.

- Это которые мама рвала и потом долго ругалась?

Я поморщилась, но ничего не ответила, пережидая пока вновь подошедшая официантка расставит на столе заказ.

- А чего ты от неё хотела? – Когда мы с сестренкой снова остались одни, продолжила разговор. – Она же космоса, как огня, боится, да и мы маленькие были. Вот, отпустила же она тебя на исследовательский корабль, когда время пришло? И даже без скандалов почти.

- Угу, - Соня пригубила сладкий нектар и грустно кивнула. - Давай не будем об этом, а?

Я промолчала, ковыряя ложечкой пирожное. И вправду, грустно это.

Папа наш из кшорти, а вот матушка - тайс. Очень закрытая раса, да еще на религии повернутая. Традиции такие, что выть хочется. В смысле, для них оторваться от поверхности планеты - великий грех. Собственно, они и не «отрываются», а вот маму четверть века назад выкрали в гарем одного идиота. Ныне покойного и, кстати, не без папиного участия.

Отец с мамой познакомился, когда корабль работорговцев брали. Знакомство закончилось нашим с Соней появлением на свет.  На Родине маму никто не ждал. Вернее, не так. Вернись она туда из космоса, голову бы оторвали в буквальном смысле и никаких проблем.

Но и болтаться в космосе мама не пожелала. По её убеждениям, дети должны расти на твердой земле. Всё же для некоторых рас традиции значат слишком много. Вот и вышло так, что, едва отложив яйцо с Сонечкой, наша родительница бросила папу и сбежала на планету. А, зная особенность наследования у кшорти, выбрала именно эту, родную для отца.  У нас дети, независимо от расы второго родителя, всегда именно кшорти.

Уже потом, спустя два оборота с лишним, вылупилась я. У тайсов оплодотворение хитро устроено. Яйцо может внутри хоть десять оборотов зреть, пока не появится желание произвести на свет еще одно дитя. И, кстати, отца будущим детям женщины у тайсов выбираю самостоятельно и лишь однажды. Потом, даже если передумаешь и найдешь другого мужа, рожать будешь всё равно от избранного.

- Мирта, ты чего зависла?

Вздрогнув, я глянула на сестру. И вправду! Так задумалась, что совершенно забыла о времени, а ведь его всё меньше. Пропустить консультации смерти подобно. Первой как раз-таки анатомия, с которой у меня отношения с самого начала не заладились. К тому же, сразу после обеда экзамен по космопсихологии. Вот бублик горелый!

- Сонь, - я с печалью посмотрела на кашу, в которую ненароком превратила десерт. А вот не фиг было пирожное ложкой разминать, съела бы сразу и всё. – Папа наш последние лет сто пятьдесят на «Крошке» работает. Он…

- Девушки, - неожиданно раздался из-за моей спины чуть журчащий голос. – Простите за беспокойство, но у вас проблемы.

Я обернулась, чтобы встретить спокойный взгляд Уляня.

- Какое громкое заявление, - хмыкнула сестренка, демонстративно отправляя в рот ложечку получившейся из моего пирожного кашицы. - Вы так в этом уверены?

Мне же было не до смеха.

- Что не так? – спросила, попой чувствуя очередные неприятности. – Узнал про новое похищение или женихи придумали что-то новенькое?

Соня чуть не подавилась и выдавила сиплое:

- Какие женихи, Мирта? Тебе еще двадцати двух нет!

- Какие-какие… Настойчивые! Улянь, садись и рассказывай, что ты там узнал. Неужели ректор за вчерашний погром злится на меня?

- Нет, конечно, - опускаясь на стул, покачал парень головой. - Наоборот, в данный момент он проводит ликбез с твоими поклонниками и, можно надеяться, они будут заняты до вечера.

- Так долго? Почему?

-  Я еще вчера с ректором поговорил. Он обещал задержать буянов до конца экзамена, чтобы история не повторилась. Будут собственноручно восстанавливать аудиторию под контролем нескольких преподавателей и охраны.

- Какая «история»? – в совершенно не свойственной для медоточивых орланов манере зашипела сестра.

- Разгрома кабинета в процессе очередного сватовства, - отмахнулась я от неё. – Улянь, в чем тогда беда? Это же хорошо, если эти маньяки заняты будут.

- Вот, - ках протянул мне тонкую пластину виртлиста. – Расписание прибывающих в космопорт рейсов и список пассажиров на сегодня. Смотри седьмую, сорок четвертую и двести одиннадцатую строчки.

Я торопливо выхватила девайс у парня и впилась глазами в список.

- Эм… Ничего не понимаю, - протянула Соня растерянно. – Откуда у вас вообще этот список? Это же закрытая информация.

- Не для Уляня, - буркнула я, не отрываясь от чтения. – Он наследник правителя своего мира. Сама понимаешь.

- Проблема в том, что Унр, Лин и остальные тоже, - тяжело вздохнул мой спаситель. – Сейчас они заняты, но к завтрашнему дню будут в курсе дела и, наверняка, удвоят усилия.

- О, неет…  - я застонала и уронила голову на стол. В смысле, стукнулась об него лбом, держа виртлист на вытянутых руках. – Мне кирдык… Седьмая и сорок четвертая еще куда ни шло, но сто одиннадцатая! Кронпринц малонской империи – это уже перебор! Ему-то что дома не сиделось? Их раса итак четыре сектора из пятидесяти девяти под протекторат взяла! Неужели мало?

- Ну ка дай, - Соня выхватила у меня девайс и нахмурилась: - Но тут только имена. Даже без титулов. С чего ты решила, что это именно наследник? К тому же, вряд ли тебе известны имена всех принцев, наследников и правителей в галактике.

- Не всех, - выпрямляясь и потирая лоб, буркнула я. – Про закрытые миры такой информации нет, но прочие… Да, с недавних пор я помню имена, титулы, матримониальный статус и еще много чего каждого потенциального кандидата в женихи. Ты, кстати, очень скоро будешь страдать тем же.

- С чего бы это? Ты ведь помнишь, я училась хуже тебя и специализацию выбрала другую.

- А с того! И моя специализация вкупе с увлечениями тут абсолютно не при чем. - Я ехидно фыркнула, и повернулась к Уляню. – Могу я представить тебя по всей форме?

Тот кивнул и встал из-за стола, склонив белокурую в данный момент голову.

Следующие семь с половиной минут я с учетом всех правил этикета, общепринятыми нормами межгалактического Союза и в соответствии с традициями кахов представляла парня. Даже имена и титулы шести младших сестер жениха не забыла, не говоря о регалиях и прочем венценосных родителей. И вот только под конец, когда ярко-бирюзовые очи Сонечки приобрели заквадраченность, несвойственную ни орланам, ни нам, кшорти, я закончила ласковым:

- Улянь, думаю, представлять тебе по всей форме мою старшую сестричку нет нужды? Скажу проще: Соня, старшая дочь будущего главы межгалактического Союза. Будьте знакомы.

Ках отреагировал спокойно. Лишь поклонился и выдал опять же традиционное приветствие равных, да еще в сокращенном виде, а вот Сонечка…

- Как это «главы Союза»? Мирта, ты уверена?

- Более чем. Ты в своем разведкорпусе совсем одичала. Новости нужно хотя бы раз в полгода смотреть. Официальная церемония принятия власти завершится в ближайшее время. Фактически, последним её аккордом станет смерть нынешнего главы. Ты рада, моя пернатая сестра по крови?

Вместо ответа на последнюю ехидную реплику, от которой я-таки не удержалась, Соня вытаращилась на нас в немом ужасе. У неё даже перья на лице и кромке крыльев дыбом встали.

- Должен тебя огорчить, - парень снова сел и, забрав вирт лист, что-то там набрал. – Солер скончался сегодня утром. Твой отец уже как четыре часа полноправный глава совета. Новости смотреть будешь или на слово мне поверишь?

Я застонала.

- За что мне это?!

И тут двери кафе открылись, впуская волну аромата лесных трав, совершенно неуместную в центре мегаполиса. Я нервно дернулась, а ках пробормотал себе под нос нечто оч-чень напоминающее грязное ругательство. К чести соседа по столу, бормотал он максимально тихо и неразборчиво. Не посещай я аж четырнадцать факультативов на темы особенностей речевых оборотов иных рас, ни за что не догадалась бы, а так…

- Эльф? – Соня судорожно вцепилась в мою ладонь. – Мирта, ты только посмотри! Это ведь эльф? Настоящий? Они же свои планеты покидают едва ли не реже, чем тайсы!

- Что вполне объяснимо, - внутренне готовясь к неприятностям, буркнула я нервно и выдернула пальцы из железобетонной хватки. – У них общие корни, чтоб ты знала.

- Правда?  - сестра неподдельно удивилась. – А ведь внешне почти никакого сходства.

- А ведь мы с тобой сами наполовину тайсы, - со вздохом покачала я головой. – Как ты вообще школу закончила?

- С радостью, - огрызнулась она в ответ и добавила: - Какое значение имеет раса матери, если кровь кшорти наследуется в ста процентах случаев. Пойду-ка я попытаюсь познакомиться! Потом Рою скажу, что общалась с настоящим эль…

Я мертвой хваткой вцепилась в её руку.

- Я бы тебе не советовала, - прошипела тихо. – Улянь, прикроешь?

- Уже прикрыл, - кивнул парень. Вернее, его полупрозрачная тень. - Сразу же. И даже звуконепроницаемый купол поставил, но вам, всё равно, лучше лишний раз не шевелиться и не болтать. 

Прикусив губу, я прищурилась и только тогда разглядела едва заметную белесую дымку, отделяющую наш столик от остального помещения. Ага, значит туманом обернулся и окутал нас отражающим экраном? Это хорошо.

Соня, ошарашенная нашим с кахом единодушием, застыла соляной статуей. Только в её ярких насыщенно-бирюзовых глазах плескалось непонимание и страх. Угу. Вот побегала бы от женихов с моё, научилась бы на инстинктивном уровне реагировать на угрозу. А высокий зеленоглазый эльф в сопровождение двух еще таких же – это однозначно угроза. И не суть, что в лицо наследников этой расы я не знаю. В наших обстоятельствах для неутешительного вывода достаточно манеры держаться и…

Эльф, стоящий в центре троицы, выглядел, как сказочный принц с картинки в детской книжке для лорри[1], по которым у нас самых маленьких учат. Остальные расы предпочитают видеть в сказках собственных героев, а у нас принято с самого начала читать детям всё и про всех. 

Так вот, принц. Мало того, что высокий и стройный, так еще и одет по классическим канонам. Узкие белые брюки, явно шелковая рубашка и расшитый серебром жюстокор[2]. На ногах высокие сапоги из плотной ткани с растительным узором. Длинные серебристо-белые волосы перехвачены на лбу тонким обручем, а лицо…

А что лицо? По меркам эльфов, да и большинства лори очень красивое, но мне-то? Рот. Нос. Глаза огромные. И? У всех рот, нос глаза и все прочее. Разнится количество, форма и размер, а по сути – одна фигня. По мне, он от своих спутников мало чем отличался, кроме одежды и прически.

У правого почти белые волосы были заделаны в хвост, а у левого заплетены в косу. Ну, и шмотки без пиетета. Очень качественные, дорогие, но вышивки поменьше, да узоры попроще. Вот и вся разница. 

И тут очередной жених, а в этом я была уже уверена, цепким взглядом окинул помещение и едва заметно поморщился. Львиная доля посетителей состояла из кшорти. Причем по большей части моих ровесников.

Взрослые-то уже на работе, а у нас экзамены, консультации. Они традиционно начинаются куда позже рабочего дня, чтобы мы успевали выспаться. Тем более, многие и вовсе забивали на консультации по тем предметам, в которых были уверены. Ну, или просто - забивали.

К новым посетителям подлетела официантка:

- Если желаете, в вип-зоне есть свободные столики. Или вы предпочтете устроиться в общем зале?

В голосе моей соотечественницы слышалось добродушное любопытство и откровенная радость. Еще бы! Увидеть вживую сразу трех эльфов, да еще так далеко от родного для них мира! Такое не каждый день случается. Да чего там - не каждую жизнь.

- Мы ищем Мирту кон Салех, - певучим голосом проинформировал левый мужчина девушку. Бублик горелый! Уже и «кон» прицепили!

- Кого? – опешила официантка, но быстро взяла себя в руки. – Простите пожалуйста, но у нас не принято спрашивать у посетителей имена. Вы…

Дальше было нечто. Уж не знаю, с чего подорвалась одна из посетительниц, но, судя по направлению предпринятого забега, спешила она в туалет. Вероятно, от волнения живот прихватило, или просто смутилась пристальностью взглядов вновь прибывших, которые, игнорируя попытку официантки закончить фразу, принялись беспардонно рассматривать посетителей.

Для остроухих такое поведение, в общем-то – норма. Они иные расы не жалуют, но и для подростка-кшорти смутиться и сбежать от чего-нибудь неприятного куда подальше естественно. А где можно спрятаться лучше, чем в туалете? Нигде. Там и отсидеться можно, и нервы в порядок привести, да и умыться, смывая смущение, тоже.

Только на этот раз вышло иначе. Едва девушка вскочила из-за стола и сделала пару шагов в сторону неприметной дверки в глубине зала, как двое из троицы кинулись к несчастной и, в мгновение ока сцапав под зелены рученьки, вытащили на улицу.

Мы даже пикнуть не успели, а остроухие запихнули потерявшую дар речи бедняжку в ожидающую их серебристую машинку и взлетели. Правда один, тот, который с косой, вернулся и принялся что-то втолковывать растерянной до икоты официантке. Народ вокруг возбужденно загомонил.

 

Глава 3 Побег из Шоушенка

 

Улянь снова приглушенно выругался. Его полупрозрачный фантом, оставленный явно для Сониного спокойствия, склонился к моему уху.

- Он использует магию, - прошептал еле слышно. - Сейчас здесь все заснут. Бежать надо.

Надо-то надо, а куда? Мимо эльфа нам даже с помощью каха не пробраться. Одно дело - в уголке отсидеться под прикрытием его обращенного в дымку тела, и совсем другое – рядом с остроухим пройти. Что мы будем делать, если под воздействием магии Улянь заснёт, явив нас с Соней остатнему эльфу? Тот ведь явно догадается, что мы не просто так прятались. Вот бублик горелый, ройх его за ногу!

- Отходим к туалету, - прошипела я, поднимаясь и подхватывая со стола стакан и блюдце. - Сонь, посуду не забудь.

- Зачем она тебе? – в ужасе распахнула глаза сестрёнка. – Уже посуду в кафешках воруешь?

- Балда! – всё так же шепотом отозвалась я. – Как только мы отойдем, столик станет виден. Как думаешь, эльфа не заинтересуют остатки банкета там, где секунду назад никого не было? В туалете тарелки оставим.

И мы по стеночке попятились к вожделенной дверке. Идти было совсем не далеко и уже через минуту ках заслонил собой, а я, заклиная сделанную под старину дверь не скрипеть, повернула ручку.

 Вообще, в последние века на планетах всё чаще использовали именно старые механизмы. Растворяющиеся стены и энергетические щиты из моды вышли почти везде. Смысл тратить лишнюю энергию, если можно использовать придуманные еще в докосмическую эпоху механизмы попроще? Пусть установка таких обходилась чуть дороже, зато обслуживание и ремонт стоили копейки. Вот раньше… Но я отвлеклась от главного.

Мы благополучно проскользнули в туалет и заозирались по сторонам. В более престижных заведениях санузел обычно делили на зоны и в каждой ставили сантехнику, привычную самым распространенным на той или иной планете расам. К нашему великому счастью, хозяева заведения пожадничали, и тут была установлена лишь одна, зато универсальная кабинка.

- Растудыть твою в карягу! – шепотом взвыла Соня. – Тут даже окна нет!

- Еще как есть, - возразила я, набирая двадцатизначный код на панели. – Ты на маркировку кабинки глянь. Такие в космопортах ставят и на звездолетах ближнего следования тоже.

- И?

Я возмущенно глянула через плечо на сестренку:

- Слушай, кто из нас в разведкорпусе работает? Почему я больше тебя знаю?

- Наверное, потому, что ты с детства повернута на учебе, - беззаботно отмахнулась та. - А мне приключений хотелось, свободы.

- Да как ты работаешь-то? Переводчик в колониях это…

- Не обременительно, - хмыкнула сестра. – Мы же в центральных секторах работаем. Чего сложного.

Я тяжело вздохнула. Отчасти, она была права. Для кшорти должность штатного переводчика едва ли не самая необременительная. Если речь не идет о дипломатическом корпусе или исследовательских звездолетах дальнего радиуса, вообще, знать ничего не нужно.

Тут весь «фикус» в языке.  Не в органе, конечно, а системе знаковых символов. За тысячелетия тесного общения с сотнями и сотнями разных рас наш язык впитал в себя слова и выражения почти всех народов. В результате, мы худо-бедно понимаем представителей абсолютно всех известных рас и после кратковременного контакта с ними начинаем вполне понятно говорить на любом языке. Вот с письменностью хуже. Тут учиться надо.

Пока мы пререкались, кабинка, негромко жужжа, преобразовывалась соответственно введенному коду. Хорошо, что я его вспомнила! Всё же не зря училась.

В отличие от Сони, я всерьез готовилась к практике в дипломатическом корпусе. Мне приключения, как таковые, не очень интересны, а вот иные расы, их традиции, новые миры – очень даже. Увы, попасть на судно, исследующее отдаленные уголки галактик, не так просто. Сначала экзамены, после практика, снова экзамены и тесты, и лишь после подтверждения уровня профессионализма собственно звездолет и рейсы.

И дело вовсе не в престиже. Как раз в центральных секторах работать куда престижнее, чем мотаться пустота знает на каких окраинах. Но чем дальше от изведанных вдоль и поперек районов, тем больше сложностей. Это в центральных секторах все уже привыкли друг к другу, а в новых мирах всё иначе. Тут одного знания языка мало.

В дальних пределах первую скрипку зачастую играют обычаи, этикет и традиции. К примеру, в одной из систем пятьдесят третьего сектора, с полсотни лет назад присоединившейся к Союзу, в качестве приветствия принято плевать в глаз собеседнику. Не зная об этом и сам не поздороваешься нормально, и действия аборигенов поймешь не правильно, а это…

- Мирта, что ты натворила? – зашипела Соня, пятясь от преобразившейся кабинки. 

В данный момент последняя напоминала надутого волосатого осьминога. К счастью, тихий щелчок оповестил об окончании трансформации, и объяснять ничего не пришлось. Я раздвинула длинные щупальца, загораживающие проход, и нырнула внутрь, поманив остальных жестом.

Внутри для троих было тесновато, зато на уровне лица имелось окошко, заслоненное фильтрующей сетью рыжеватых спутанных волосков. У каждой расы своя физиология. У некоторых выделяются исключительно ядовитые газы, как например у ходи, код которых я набрала.

- Улянь, ты первый, - отодвигая космы от окошка, сказала я. – Поможешь вылезти Соне, а уж потом меня будете вытаскивать.

Спорить ках не стал, прекрасно помня, как однажды пытался протолкнуть меня в такое вот окошечко. Я ж не в первый раз от женихов сбегаю. Для гибкой орланской фигурки протиснуться в эту «форточку» труда не составит, Улянь и вовсе в любую щелку просочится, а мне, с круглым животиком и короткими ногами, такой подвиг не под силу. Вернее, под силу, но именно в качестве подвига.

В прошлый раз я застряла, перекрыв собой проход, и каху пришлось толкать меня в попу, а это неприятно. Пусть уж теперь тянет. Оно как-то надежнее. Ну… это я так думала. Пока снова не застряла.

Оказалось, когда твои ноги болтаются высоко над полом, а за руки тянут вверх, это совсем не надежно! Ни капельки! И весьма неприятно!

- Мирта, выдохни! – пыхтела Соня.

- Да я уже! И выдохнула, и живот втянула, и ушки в трубочку свернула, - огрызнулась я.

- Уши можешь развернуть, а живот втягивай! – не унималась сестра.

- Лучше ты меня вытягивай!

- Тебя легко, а живот ни в какую не лезет! Что ж у них окошки такие маленькие?!

Я зашипела:

- Это не окошко, а отверстие для выхода газов из задницы! Газам его достаточно!

Улянь тащил молча, но от этого легче не становилось. Я попыталась втянуть живот еще больше. Ничего из этого не вышло. То ли толкать проще, чем тянуть, то ли я за минувшие с прошлого раза две недели поднабрала в весе. Учитывая, что читать учебники я люблю вприкуску с чем-нибудь сладким, второе вероятнее.

Уперевшись ногами стену, Соня ухватила меня за голову и почти зарычала от натуги. Увы, застряла я намертво – ни туда, ни сюда.

- Пусти! – я взвыла. – Больно же!

- Пот-терпиш-шь!

-  Голову мне оторвешь! Куда тебе сестра без головы?

- Дура! Еще пара минут и у меня вообще две половинки одной сестры будет!

Эм... И тут я вспомнила, что собственно представитель расы, код которой я набирала, в кабинку так и не вошел! То есть… Бублик горелый!!! Она же сейчас обратно расформироваться начнет, а я тут… висю. И, словно нарочно, кабинка тихонько зажужжала. Мамочка!!!

- Тащите меня! Я жить хочу!

- А замуж за принца? – раздался сзади язвительный, хоть и мелодичный голос эльфа. Причем разговаривал он с моей «молчаливой частью». А потом ка-а-к дернет за ногу. 

- А-а-а-а-а!!! – взвыла, дергая конечностями больше с перепугу, чем целенаправленно.

- Не бфыкайся, бестолочь! – зашипел эльф, которому я ненароком залепила пяткой… куда-то в лицо. – Ты мне фуп фыбила!

- А-а-а-а! - Кто сказал, что кшорти в истерике отличаются богатством лексических реакций? - А-а-а-а!

Громкость жужжания всё нарастала. Кажется, сейчас одной дочкой у главы Союза станет меньше. Зато двумя половинками этой самой дочки больше! И тут эльф, злобно шипя, снова схватил меня за ноги и дернул, а Улянь… неожиданно отпихнул верещащую благим матом Соню и… толкнул меня.

Когда «тянуть» слилось с «толкать» в едином порыве, дело (то есть моё кругленькое и пухлое туловище) сдвинулось с мертвой точки. А если быть совсем точной, оно влетело в кабинку, сбив остроухого с ног. С громким и уже слегка набившим оскомину «А-а-а-а» я растянулась на худосочном и уже беззубом мужике всем своим отнюдь не детским весом.

Несчастный эльф взвыл благим матом и… отключился. Кто-то сомневается? Зря. Девочка-кшорти из хорошей семьи, которая любит учиться, много читает и обожает сладкое, вполне способна расплющить незадачливого поклонника. Что я, собственно и сделала. Не нарочно, зато со всей душой и вдохновением. Ну, не хочу я замуж! И умирать тоже не хочу.

Торопливо собрав трясущиеся конечности в кучку, кое-как соскребла себя с лежащего на полу блондина и уже вознамерилась сбежать, когда…

- Стоять! - прошипел эльф, снова вцепляясь в мою ногу мертвой хваткой.

- Руки убери! – рявкнул сиреневый скат, влетевший в окошечко.

- А-а-а-а! – взвыла я. Говорю же, оригинальность в истерике – не моё.

- Щелк! – громко щелкнула кабинка и сжалась до первичных размеров.

- ….! – выругались мы все хором, каждый на своем родном языке. Слажено так, самозабвенно, с душой…

Почему? Ну…   Первичные размеры универсальной кабинки этой модели - пол метра, на пол метра, на полтора метра. Поняли? Причем полтора – это высота. И нас трое!

Меня стиснуло так – ни двинуться, ни пукнуть. Хорошо хоть по росту убралась тютелька в тютельку. Хуже всего пришлось эльфу. Улянь-то уменьшился и вжался в какой-то из углов, а вот остроухий… Начать с того, что в самый ответственный момент он лежал, а теперь из-за этого стоял… вверх ногами. Учитывая его рост под два метра или около того, сложило несчастного пополам, а его конечности…

- Если ты не уберешь свою коленку с моего плеча, я тебя укушу! Ухо прижал, зараза такая! – сдавленно просипела я, пытаясь хоть как-то извернуться, чтобы дышать. – И ладонь с груди сдвинь! Маньяк-извращенец! Мне ещё двадцати двух нет! Ты ребенка лапаешь!

- Было бы что лапать, - донеслось шепеляво снизу еще более сдавленное и приглушенное. - Там кости какие-то, а не грудь!

- Вот и не щупай! Это мои кости!

Улянь угрожающе зашипел, но я даже не поняла откуда конкретно. По крайней мере, эльфа шипение не впечатлило.

- Я бы с удовольствием, но руку не сдвинуть, - с трудом выговаривая «Р» просипел перевернутый красавчик. - Ты ж своим пузом всё свободное место заняла!

- Зеленого человека должно быть много! – отозвалась. Хотелось бы верить, что надменно, но, увы, не в моем положении.

Шипение каха стало громче, а остроухий… заткнулся. 

- Улянь, ты там чего творишь?

- Ничего, - раздалось тихое над ухом. – И я не там. Я тут.

Кое-как сдвинув голову, заметила нечто сиреневое в верхнем правом углу. Ага, то есть этот мой сокамерник наверху и жив-здоров. А чего тогда вражина молчит?

- Ау, эльфик? Этот… как его… - прикусила губу, вспоминая укороченный вариант традиционного обращения – Светоч мудрости, душа света и пение ветра, ты там живой?

- Угу.

 Немного полегчало. То есть шею не свернул и не задохнулся покамест.

- А чего молчишь?

- Я не молчу. Просто веду с тобой светскую беседу, опуская неприличные выражения.

- Ах, ты вспомнил, кто я? Невеста вашего наследника?

И снова:

- Угу. А ты откуда знаешь?

- Странный вопрос, - хихикнула, несмотря на дурацкое положение. – Кому, как не мне, это знать?

А ках всё шипел и шипел. Даже пощелкивать начал. Тоже, видимо, светскую беседу вел, опуская нецензурщину. Ладно, ему простительно, он свой.

- Чего же ты сбежать пыталась, если поняла, зачем пресветлый тебя ищет?

- Потому и сбежала, - хмыкнула. – Мне женихов и без твоего начальства хватает.

- Это не обсуждается, – умудрился ответить сквозь зубы и высокомерно перевернутый вверх ногами и зажатый в тесноте моим круглым животиком мужчина. – Для любой женщины принять венец правящего дома первородных – великая честь!

- Вот и оставь эту честь себе!

- Я не женщина!

- Еще пара слов в таком тоне, станешь!

- Да как ты…

И тут ках в последний раз громко щелкнул и… двери кабинки открылись, а она сама резко увеличилась в размерах. То есть, это не Улянь шипел и щелкал, а кто-то снова запустил процесс трансформации санузла. Я каким-то чудом устояла на ногах, зато эльф натурально сполз по мне на пол и застонал, получив обратно свои затекшие конечности.

- Сестренка, ты жива? – заламывая руки, всхлипнула Сонечка.

После я узнала, как именно она ворвалась в кафе и метнулась к туалету, чтобы набрать код и вызволить нас из тесного плена, но в тот момент… Растерянно моргнув, осмотрела набившуюся в туалет толпу посетителей и вздернула подбородок. Чинно приняла протянутую Соней ладонь, небрежно переступила через кучку остроухости под ногами, и, наверное, от смущения выдала:

- Вот вам и гордые эльфы! Учитесь, девочки. Бойся мужчин, в сортир к тебе приходящих! Хилые они и… падкие.

- В каком смысле «падкие»? – протянула официантка, с ужасом рассматривая красавчика. – На что именно?

- Вообще, на пол. Но конкретно этот - ни на что. Просто падкий. Видишь же, упал!

- Мирта, - невнятно из-за выбитого зуба, возмущенно выдавил остроухий. – Не смей убегать! Я, всё равно, отыщу тебя!

-  Опять в сортире? Извращенец!

Не уверена, что без поддержки Сони и Уляня я смогла бы быстро передвигаться. Все же ноги и у меня в тесноте затекли, а голова несколько кружилась из-за недостатка кислорода. Перед глазами плыли черные точки. Но ках обернулся парнем и подхватил под локоток, а сестренка вцепилась с другой стороны, не позволяя упасть. И мы всё-таки сбежали.

Уже на улице Улянь поймал пролетающую мимо беспилотную машинку и, когда та опустилась, помог забраться внутрь. Поднимаясь, услышали ругань выползшего наружу эльфа и его призывы немедленно вернуться. Ага! Вернулись, приземлились и раскрыли жаркие объятия. Мы так на идиотов похожи, да?

Оказавшись на соседней улице, сменили транспорт, чтоб отследить труднее было, а после рванули в парк.

- Сонь, ты можешь временно измениться? – Спросила я, когда мы подлетали к центральному парку. - Они будут искать кшорти, орлана и каха.

Улянь уже преобразился и внешне сейчас почти не отличался от меня самой. Те же бородавочки, ушки и пузико.

- Не могу, - развела сестренка руками. – Еще не научилась. Я в этом виде меньше месяца.

- Вот бублик горелый…

- Угу. А кстати, ведь эльфа в списке прибывающих не было?

Улянь тяжело вздохну:

- Вероятно, он прибыл частным рейсом. 

Авиетка выпустила нас из светлого нутра и взмыла в небо.

- То есть, - провожая её печальным взглядом, подытожила я: - у нас тут в наличии уже семь «засветившихся» женихов. Трое, один из которых туманный демон, на подходе.

- А если учесть частные звездолеты, доступные большинству наследников?

Я всхлипнула и призналась:

- Потенциально семнадцать тысяч триста сорок семь женихов. Но, учитывая все факторы, вроде политической необходимости приблизиться к главе Союза, национальных амбиций и прочего, заметно меньше.

Соня икнула и следующий вопрос задала благоговейным шепотом:

- Сколько?

- Шесть тысяч с хвостиком.

Эм…

Сестренка сползла спиной по стволу могучего платана и растерянно захлопала ресницами.

- Мирт, а Мирт…

- Чего?

- Ты ведь шутишь?

- Угу. Видишь, ржу, как конь? Флажком над лысиной размахиваю…

- Эм… Ну, хоть «хвостик»-то короткий?

- Девятьсот шестьдесят один лорри, - обрадовала я её.

 - О-о-о…

- И еще я на консультацию опоздала, - садясь прямо на землю и обнимая колени руками, всхлипнула я. – И на экзамен теперь боюсь идти.

Ках погладил по лысинке, потрепал по ушам:

- Не расстраивайся. Хочешь, я тебе мороженого принесу?

Давай, - кивнула. – Погибать, так с мороженым. Лучше сразу по два бери. И попить чего-нибудь.

Парень кивнул и торопливо удалился в сторону тротуаров.

- Во всей ситуации меня радуют две вещи, - от души пожалев себя, спустя пару минут призналась я и обняла сестру за плечи.

- И что же? – подняла Соня на меня полный надежды взгляд бирюзовых глаз.

- Теперь, когда ты здесь, женихи у нас общие. А половина толпы - это лучше всей толпы целиком.

Соня застонала, уронив голову в ладони.

- А вторая «радость»?

- Улянь. Хоть он меня не достает и помогает, куда бы не втянули эти озверевшие поклонники.

- Слушай, а ведь он тоже жених?

- Естественно. Но адекватный.

- Так может вы…

- С ума сошла? Не хочу я замуж! Не хо-чу! Ты лучше… - я замялась, до дрожи не желая спрашивать о таком, но всё же: - А твой Рой… Вы давно знакомы?

- Месяцев пять где-то и… - Соня осеклась, не дожидаясь моей следующей реплики. – Думаешь, он… Но ведь орланы всегда избегали политики, да и…

- Сейчас у них конфликт с империей Хойх, - тихо буркнула я себе под нос. Расстраивать сестру не хотелось, но что я могла поделать с фактами? – Цена вопроса – двенадцать систем и четверть серой туманности. Кстати, наследник Хойх прибудет вечером.

- Сорок четвертая строка в списке прибывающих? – грустно.

- Угу.

- А орланы…

- Уже тут.

- Рой?

- Нет, Лин. Сейчас он как раз кабинет в школе ремонтирует вместе с остальными вчерашними буянами.

- Слава Вселенной! Так чего ты меня пугаешь? Я уж подумала…

- Полное имя своего любимого знаешь? Лин ведь не единственный в семье, да и среди высшей аристократии неженатых орланов полно.

- Хочешь сказать, мой… Рой…

- Не знаю, но всё может быть.

- Мне надо назад, на работу! – подорвавшись, вскочила она на ноги.

- Бросишь меня одну?

- Растудыть твою в карягу…

Сестренка снова села и прикусила губу. Я все же решила настоять на своем:

- Так как его зовут полностью?

- А я не знаю.

Тут уж я с недоумением посмотрела на неё:

- Как это? Не знаешь, в кого влюбилась?

- В мужчину, - огрызнулась Соня. – Меня его полное имя как-то в последнюю очередь интересовало. 

- Мдя… Упаси меня Вселенная от любви… Что б я когда-нибудь вот так втюрилась, забыв о разуме?

- Не зарекайся, - невесело рассмеялась сестренка. – Придет и твое время терять голову.

Я только небрежно отмахнулась. Какие глупости! Зачем мне это?

 

Глава 4 Жених с сюрпризом

 

Через полчаса, вдоволь насладившись жалостью к самой себе, я немного очухалась. 

- Значит так, - слизывая подтаявшее мороженое с пальцев, протянула. – С этим безобразием надо что-то делать.

Ках молча кивнул, задумчиво рисуя палочкой на земле невнятные вензелечки. Соня только рассмеялась. В отличие от меня, по её пальцам мороженое не текло, хотя и ела она его куда медленней. Вот я всегда поражалась, как ей удаётся оставаться чистенькой и миленькой, в то время как я умудряюсь улячкаться на ровном месте?

- К отцу не хочешь податься? – спросила сестренка, поправляя волосы. – Он ведь наверняка предлагал.

- Конечно, предлагал. И даже приглашение давным-давно прислал, и документы на чужое имя. Для тебя и мамы тоже, кстати.

- Так чего ты мучаешься?

Она недоуменно вскинула изящно изогнутую бровь, состоящую из крохотных перышек.

- Для начала, я училась. Мне полгода до окончания школы оставалось, когда Солер заболел.

- Зануда и заучка, – фыркнула сестра.

- Да, я такая! Еще вопросы? К тому же, в любом случае поддельные документы – не решение проблемы. У каждой империи есть свои спецслужбы и уж они-то меня быстро вычислят. Особенно, если я буду рядом с отцом.

- Который сейчас занимает должность главы Союза. Неужели его охрана тебя не прикроет от поползновений всяких разных?

- Не смеши меня! И не «меня», а «нас с тобой». Ты тоже не замужем.

- Меня вычислить сложнее. О внешних преображения пока никто, кроме Роя, не в курсе. Мы с ним на задании вдвоем были, а он никому не скажет хоть так, хоть эдак. Но ты-то! Чем тебя опека отца и его охраны не устраивает?

- Тем самым! Пока о наличии у Главы пары незамужних дочерей известно лишь единицам, только самые ушлые нашли информацию о месте нашего проживания. Папа ведь с мамой четверть века не виделись. Если же я прибуду на «Крошку», кандидатов в мужья в момент станет раз в сто больше. Тут уж никакая охрана не справится. Тем более женихи тоже не лыком шиты, со своими спецами прибудут. Нет, это не вариант.

Мы помолчали, а после я не выдержала и взвыла:

- Это закон подлости! Почему Солер именно сегодня умер, а? Я всё понимаю, судьба там и всё такое, но еще пара недель, и я бы сдала все экзамены!

Соня застонала и припечатала:

- Моя сестра сумасшедшая! К ней повально лучшие женихи союза клинья подбивают, прохода не дают, а она об учебе думает! Дура!

- Сама ты дура! Я как раз о женихах и думаю! Вернее, как от них отделаться.

- И при чем тут экзамены?

- При том! С дипломом я вполне могла устроиться на работу и благополучно свалить отсюда! Если бы повезло, успела бы пройти практику и даже найти подходящий исследовательский звездолет. А куда я денусь с неоконченным образованием?

- Вот интересно, ты собиралась прятаться под своим настоящим именем?

- Нет, конечно. У меня же подложные документы есть.

- Угу. В документах одно имя, в дипломе об образовании другое.

- Ой… - я вытаращилась на сестренку. – Я об этом не подумала!

- Ха! Вот в чем-то ты чересчур умная, а в чем-то…

Я обиделась. Ну да, накосячила. И? Пожалела бы лучше, или подсказала чего, а она издеваться… Старшая сестра, называется.

- Сама такая, - буркнула досадливо. – Думаешь, сама умная? Вот и…

До того момента отмалчивающийся Улянь подал голос:

- Девушки, не стоит ссориться.

- Мы не ссоримся! – хором рявкнули мы на подвернувшегося под руку парня. – Не лезь!

- Слушай меня сюда, - Соня тряхнула роскошной гривой и взяла деловой тон: - Под настоящим именем тебе никуда не устроиться. Вернее, не так. Устроиться ты сможешь, но тебя найдут в мгновение ока. То есть, диплом тебе без надобности в любом случае.

- Но как же…

- Потом, когда всё успокоится, вернешься и пересдашь заново. Кто-кто, а ты справишься. Поэтому работу тебе нужно искать нелегальную и желательно вне планеты.

- Но ведь…

- Сейчас быстро метнемся к тебе на квартиру. Соберешь вещички, напишешь матушке письмецо. Его и твой чип связи передаст ей Улянь. Затем мы…

Я смотрела на сестру квадратными глазами. Никогда не видела шебутную и порывистую до безответственности сестренку такой собранной, серьезной и… внушающей доверие. Кто бы мог подумать! Соня? Эм…

Я так удивилась, что на пару минут даже потеряла нить рассуждений сестренки и очнулась лишь, когда та упомянула доки. Та-ак! Это уже не смешно! Надо приходить в себя, а то такими темпами она меня надежно и бережно упрячет в какой-нибудь бордель или в прислугу к пиратам. С неё станется! Там уж точно никто дочь главы Союза искать не станет.

- Стоп! – рявкнула я, с силой дергая себя за мохнатое ушко. – Давай с доков по пунктам. Ты о тех самых, где ошивается всякое отребье? Пираты, контрабандисты, убийцы и прочее?

- Ты утрируешь, - наморщила острый носик сестренка. – Конечно, всё это там есть, но кто еще тебя возьмет на работу в космос без образования и нормальных документов? Тем более, тебе надо спрятаться, а тамошние капитаны каждому встречному-поперечному не отчитываются. В отличии от руководства государственных судов и компаний. Это – идеальный вариант.

- Я против, - вставил свои пять копеек ках таки-им тоном.

Этим самым тоном впору орехи колоть и мясо замораживать! Впрочем, его согласие в данный момент меня волновало куда меньше собственного.

- Сонь, ты серьезно? Пираты? Жулики? Проходимцы?!

- Авантюристы, искатели приключений и романтики! – высоко вздернув подбородок, чуть ли не пропела моя крылатая любительница приключений. 

- Аферисты и неудачники, - хмуро дополнил список Улянь. – Это безумие.

- Ничего не безумие! – Соня вскочила на ноги и ткнула тонким пальчиком в грудь парня. – У тебя есть предложение получше?

- Есть. Я женюсь на Мирте и вопрос исчерпан.

- Ха! Размечтался! Ей еще рано замуж выходить. Она несовершеннолетняя.

- То есть, полагаться на мошенников, прохиндеев и преступников ей не рано? Это ей возраст позволяет?

 - Сам ты прохиндей! Втерся в доверие и теперь хочешь воспользоваться доверчивостью наивной девчонки? Ну уж нет!

Я схватилась за голову:

- Хватит! Прекратите орать и дайте мне подумать!

И я усиленно принялась «думать». Увы, ничего путного в голову не приходило. Как ни крути, а дурацкое предложение сестры – единственный выход из сложившейся ситуации. Ну, кроме замужества, которое мне совершенно ни к чему. Я жить хочу, космос бороздить, исследовать новые миры! Хочу отыскать неизвестную Союзу расу, написать книгу про её традиции... Да и вообще! Кому нужен брак? Что там делать? Скукотища. 

Когда я подняла взгляд на вполголоса препирающихся спорщиков, ках охнул:

- Мирта, нет! Только не говори, что ты…

- Пошли, - встав с земли, я отряхнула штаны и решительно закинула лямки рюкзака на плечо.

- И куда именно? – прищурившись, подбоченилась сестренка.

- Домой, вещи собирать.

- Мирта! – парень ахнул. – Это безумие!

Я прикусила губу, мучительно собираясь с мыслями. Пожевала губу, несколько раз дернула себя за ухо и всё-таки решилась на отчаянный шаг.

- Соня во многом права. Нам в любом случае необходимо убраться с этой планеты раньше, чем старые и новые женихи объединят усилия. Их слишком много, чтобы просто бегать. Рано или поздно, кто-нибудь да загонит в угол.

- До сих пор же не загнали! – Улянь.

- До сих пор, - оборвала я каха, - их было меньше десятка и один из них ты. К тому же, Лин, Аслей и остальные располагали определенным запасом времени и пытались получить моё согласие, но раз Солер почил с миром… совсем не факт, что будут так заморачиваться. А когда прибудут прочие претенденты на мои руки, ноги и остальной ливер? Нет, боюсь, у меня и вправду нет выбора. Надо прятаться. И так, чтобы не нашли, а значит… без авантюры не обойтись.

- Но не у пиратов же! – обычно спокойный Улянь почти зарычал и даже, кажется, хотел выдать гневную тираду, но я согласно кивнула, сбив его с толку.

- Естественно.

Соня округлила глаза:

- Как это? Мы ведь уже договорились! Доки – единственный выход!

И вот тут я совершила бо-ольшую ошибку. Мне с какого-то рожна приспичило пошутить. Если бы я знала, чем это закончится, молчала бы в тряпочку, изображая позапрошлогодний сухарик.

- Пиратов не хочу. Желаю бороздить просторы космоса в компании благородных контрабандистов, торговцев живым товаром. Пойду по стопам матушки и завершу то, что ей не удалось.

- Сестренка…

- Либо гарем, либо межгалактический бордель мадам Шолли-Ву. Чего по мелочам размениваться-то? Вот там уж точно ни одна собака с матримониальными намерениями не отыщет!

Соня неуверенно хихикнула, явно осознав шутливый подтекст реплики, но в то же время почему-то в нем сомневаясь, а вот Улянь…. Парень совершенно вышел из себя, а от его в данный момент лысой и зеленой макушки истинного кшорти в буквальном смысле повалил пар. Сиреневый, густой и очень-очень обильный! От его яростного шипения с дерева, под которым мы устроились, посыпались какие-то жучки и гусенички. Или это от пара? Может, древние кахи таким макаром обкуривали растительность в своем мире и потом жрали, что упадет? По крайней мере, я о такой способности желеобразных в литературе ничего не встречала. Даже на факультативах и частных лекциях ни слова.

Вот интересно, а если бы на дереве имелись птички…

Бряк!

Из густой кроны с жалобным писком выпал лиловый бурундук. Еле успела поймать несчастную жертву задымления! Зверек, закатив глазки, обмяк у меня на руках. Мама… Бублик горелый, растудыть твою в карягу!

Я испуганно попятилась, прижимая к груди бессознательную жертву каховского гнева и торопливо бормоча:

- Не ешь нас, курилка! Мы не вкусные! Я так и вовсе жирком заплывшая, красителями и эмульгаторами пропитанная! В конфетки в наше время какой только пакости не добавляют. А бурундук - с жалостью глянула на дернувшегося грызуна – родился и в вырос в атмосфере мегаполиса! Его есть вредно! Отравишься же!

Соня на словеса не разменивалась. Отойдя от первого шока, она для начала с размаху стукнула Уляня по голове сумочкой. Увы, дамская сумочка размером с носовой платок отнюдь не мой рюкзак с тетрадями, шпаргалками и прочими утяжелителями. Нападения ках и не заметил. Скрестив руки на впалой груди принятого образа, он молча вперил в меня гневный взгляд. Его фигура дрогнула, увеличилась в размерах, и...

Сестричка приступила к воплощению в жизнь плана «б». Одним движением стянув с себя жилет и тунику, накинула их парню на голову.  При этом сама с диким воплем запрыгнула ему на спину! Распахнув для равновесия крылья и удерживая обеими руками на голове каха тряпки, перекрывающий пару выход, а Уляню обзор, она заорала:

- Беги, мелкая! Я его задержу! 

Картину себе представляете? На стандартно для кшорти кривых ногах опять же классически круглый живот. Благородно зеленые пухлые ручки воздеты к небу. (Ну, или к Соне, которую Улянь пытался сдернуть со своей головы.) На уровне незначительной грудной клетки скрещенные девичьи щиколотки. Ещё две ручки, по-орлански изящные и тонкие, стискивают комок тряпок, венчающий живую конструкцию, и всё это на фоне распахнутых огромных снежно-белых крыльев. Ах да, еще сиреневый дым, струйками пробивающийся сквозь складки ткани!

Честно? Я чуть не описалась от страха! Уши, бородавочки и одинокий пучок волос на макушке встали дыбом. Бежать? Бежать… Это как? О, вспомнила! Но прежде, чем я успела сделать хоть шаг, очухался бурундук. С громким писком он для начала вцепился зубами мне в палец, а потом, возмущенно стрекоча, прыснул подальше от творящегося тут безумия.

И вот тут я завизжала:

- А-а-а-а!!! – размахивая одной покусанной конечностью, другой сдернула с плеча рюкзак и со всей дури треснула каха по голове.

Угу. В мечтах! На деле попала по темноволосой гриве собственной сестры. А в рюкзачке ведь не только тетрадки. В последнее время у меня выработалась привычка таскать с собой кучу всякой всячины, от сменного белья до набора отмычек. По принципу «всё свое ношу с собой». Кто знает, когда снова на лету квартиру менять придется?  

Хорошо хоть, удар пришёлся по касательной, да и густая орланская шевелюра его смягчила.

- Чтоб тебя, Мирта!

И тут за спиной раздалось:

- Действительно? Мирта? Как неожиданно!

Обернувшись, узрела кряжистого мужика в кожаных штанах и безрукавке на голое тело. Видимую взгляду часть груди покрывали кучерявые заросли пшеничного цвета. Из-под кустистых бровей весело сверкали синие глаза.

- Милая, тебе помочь? – с широкой обаятельной улыбкой предложил он. - Или ты предпочитаешь сама добивать противников? Вот уж не рассчитывал, что мне в жены достанется настолько экспрессивная женщина! Рад, очень рад. Люблю страстных.

От явления народу нового жениха я не взвыла лишь по одной причине -сзади к нему подкрадывался еще более «новый». Длинноногий, похожий на серебристого лиса парень, бесшумно вынырнул из-под ближайшего куста и почти ласково мазнул говорливого и радостного пушистым хвостом по виску. Любитель экспрессии бесшумно осел на землю, перевернулся на бок и, подпихнув сложенные лодочкой ладошки себе под щеку, звучно захрапел.

- Надеюсь, ловкость и хорошее воспитание тебе милее вульгарного варварства, - плавно скользнув ближе, выдохнул лис красивым медоточивым голосом.

Его аристократически длинные пальцы легко коснулись моего подбородка. Я сглотнула, вглядываясь в раскосые глаза цвета грозового неба.

Хищное, но в то же время привлекательное лицо с гладкой кожей и лукавой усмешкой на губах. Треугольные большие уши. Вместо волос длинная серебристо-белая шерсть. Не слишком высокий, лишь на голову выше меня.

Парень чуть наклонился. Его дыхание пахло вереском и… Неуверенно улыбнувшись, я обняла за шею этого очаровательного наглеца. Обворожительного, неотразимого… Руки скользнули выше, зарываясь в длинную мягкую шерсть.

- Поверь, нам будет хорошо вместе, - он многообещающе подмигнул. – Обещаю.

Я медленно кивнула, облизнула пересохшие от волнения губы и…

- А-а-а-а!!! – заорала прямо пушистое ухо, намертво вцепившись в него.

Несчастный лис заскулил и потерял сознание. Еще бы! У представителей его расы слух чуткий, как я не знаю что.

- Кажется… я тебя уже боюсь, - неуверенно выдохнула Соня.

Глянув в её сторону, пожала плечами.

- Жить захочешь и не такому научишься.

Сверкая стразами на кружевном бюстье, сестра прижимала к животу измятую тунику, с ужасом переводя взгляд с одного жениха, свернувшегося клубочком, на другого, от храпа которого качались листики подорожника. Каха нигде не было.

- Где твой жилет? – почему-то спросила я.

- Кто? А… не знаю, - рассеянно отозвалась Соня, все еще разглядывая отдыхающих на мягком травяном ковре. 

-  Жалко. Симпатичный был.

- И вправду, - шагнув к лису, она опасливо потыкала его пальцем в бок. – Такой обаятельный…

- Жилет?!

- Жених!

- Тьфу на тебя! – Я наклонилась, поднимая оброненный рюкзак. – Одевайся и валим отсюда, пока еще кого-нибудь нелегкая не принесла. Видимо, женихи дым Уляневский углядели.

- Да, конечно, - тряхнув головой, Соня торопливо натянула мятую тунику. 

Схватив за руку, она потащила меня за собой, с места в карьер развив дикую скорость. Моим коротким ножкам такое было не под силу, но мы с ними очень старались. Они мелькали где-то под выступающим животиком, а я самозабвенно пыхтела. Наверное, стоило побольше заниматься физкультурой. 

 

Глава 5 Обрубая концы

 

Мы не успели добежать даже до границ парка.

Только-только впереди показались знакомые ворота, имитирующие переплетение виноградных лоз, как нас неожиданно окружило нечто упругое и плотное. И пикнуть не успели! Спелёнутые по рукам и ногам крыльями сиреневого ската, кубарем покатились в кусты.

- М-м-м-м! – замычала я, изменив такому родному «а-а-а». Рот-то мне ках закрыл, зараза такая!

Попытки вырваться ни к чему не привели. Бублик горелый, знала ведь что Улянь сильный, но не настолько же! Мы тут вдвоем брыкаемся, а ему хоть бы хны!

- Обещаю отпустить, если вы меня выслушаете, - через пару минут раздался его неровный голос.

- А-а-а-а!! – заорала, едва край плотного крыла сдвинулся. Рот мгновенно заткнули по-новой. – М-м-м-м!

- Не кричи, – досадливо прошипел ках. – Услышат ведь.

Вообще-то, нормальные кшорхи именно для того и кричат, чтобы их услышали, но я почему-то заткнулась и кивнула, прекращая попытки вырваться. Выждав несколько секунд, Улянь тяжело вздохнул и… превратился.

- Я только извиниться хотел, - помогая подняться на ноги повалившимся на траву нам, сказал тихо. – Простите. Разозлился сильно и не выдержал, вспылил.

- Вздымил скорее уж, – съехидничала я.

Он промолчал, а вот Сонечка:

- И ты с ним после всего еще и разговариваешь? Ну-ка, рявкни ему в ухо немедленно! Пусть отправляется куда и остальные женишки! Под кустиком сопеть в обе дырочки! Я из-за этого гада ноготь сломала!

- Да тише ты, - я испуганно выглянула из зарослей акаций. – Женихи не рыба, их криками не распугаешь.

- М-м-м-м! – замычала возмущенно сестра и стукнула меня сумочкой по плечу.

- Ах, да, - я убрала ладонь, которой зажимала ей рот. – Прости.

- Девушки, у меня предложение.

- Хочешь попросить снисхождения и подушку? – вытаскивая из волос сухую веточку, прошипела Соня.

- Эм… - ках несколько раз моргнул зелеными, лишенными ресниц веками. - Зачем подушку? Что я с ней делать буду?

- Ты? Ничего! Будешь, как и другие, на голой земле спать!

А я… с ужасом смотрела в дальний конец ведущей к воротам аллее. В её глубине мелькнуло и пропало нечто темное, синеватое. Ведь туманный демон лишь вечером прибыть должен? Или…

- Ребят… - с усилием сглотнула. – На аллее кто-то синий мелькает. Я точно не вижу кто это, но…

- Бежим? – предложила сестричка, мгновенно забыв про каха.

- Ползем! – возразила я. – Но быстро.

И мы поползли. Уж не знаю, что именно позволило нам без потерь выбраться из парка. Прикрытие ли Уляня, банальная удача или тот факт, что до ворот было совсем недалеко. Буквально через пару-другую минут мы уже взлетали в высокое чистое небо на оном из множества беспилотных такси, благо возле парка их всегда толклось предостаточно. Это потому, что погулять в тени живой зелени народ слетался со всего города, а вот идти пешком отсюда было некуда. Разве что на работу.

Конечно, если мыслить здраво, вокруг зеленых насаждений было бы логично расположить именно жилые кварталы, но исторически сложилось иначе. На пару километров от парка все имеющиеся строения занимали исключительно банки, офисы и прочие заведения делового плана. Плюс здание оперы, два старых-престарых театра и один музей. Ну, и первых этажах кое-где располагались кафе, рестораны и магазины всякой всячины, но очень уж дорогие и пафосные для обывателей. Поэтому большинство посетителей парка до дома и в более демократичные микрорайоны обыкновенно добирались либо на рейсовом транспорте, либо на беспилотных такси.

- Уф… пронесло! – Соня буквально растеклась на широком сидении округлого салона нашей авиетки. – Я думала, не вырвемся.

- Да уж, - я согласно кивнула, выбирая в качестве конечной точки маршрута адрес далеко на окраине. Туда часа полтора лететь, успокоюсь и пораскину мозгами. - Есть шанс провести какое-то время без постоянных посягательств на себя венценосных идиотов.

- Не скажи, - сестра, гневно прищурившись, ткнула розовым острым ноготком в сторону снова принявшего вид подростка-кшорти Уляня. – Насчет «венценосного» не уверена, но один идиот точно в наш междусобойчик просочился.

- Я действительно виноват, - неожиданно холодно и сухо проговорил ках. – Готов попросить прощения еще раз и оплатить маникюр в лучшем салоне, раз уж тебя так беспокоит трагедия, произошедшая с ногтем. С другой стороны, ты сама его сломала, когда с диким визгом накинулась на меня, хотя я не предпринимал никаких агрессивных действий.

И всё это так чеканно-вежливо – аж мороз по коже. Я удивленно открыла рот. Вот это да! И ведь ни словом не соврал, кроме…

- А бурундук? – уцепилась я за мелкую, но зато неопровержимо доказывающую вину каха деталь. - Между прочим, жестокое обращение с животными у нас запрещено законом, а несчастный грызун чуть не разбился насмерть. И это я молчу про насекомых! Так что нечего тут права качать. Соня меня защищала. Это, вообще, что такое было? Ни разу не слышала про такие способности у твоей расы.

Во время моей тирады, лицо Уляня смягчилось и как будто даже посветлело. Ответил он мне уже с добродушной улыбкой на тонких губах: 

- Мирта, скажи, а ты в принципе много про нас знаешь?

Я задумалась. На первый взгляд немало, но стоило копнуть поглубже, львиная доля информации выглядела весьма поверхностно. То есть, я знала лишь то, что известно абсолютно всем вокруг. Ну, разве только побольше песен кахов слышала, да про этикет читала. И всё!

А ведь последние семь лет особенности рас я изучала углубленно. И специализацию выбрала соответствующую, и факультативы посещала, и все лекции, на которые только могла попасть. Учитывая, что проживаю в столице, чего-чего, а лекций у нас всегда хватало. Две-три в неделю я слушала точно. Хм… всё-таки не зря Соня меня заучкой называла. Справедливо.

И тут я поймала себя на неприятной мысли. Бублик горелый… Кроме всего прочего, я не знала причины по которой Улянь ввязался в эту идиотскую гонку за рукой, сердцем и пузиком дочери главы Союза. Учитывая, что неприятностей именно ках мне практически не доставлял, да еще помогал регулярно, этот вопрос как-то не вставал.

Про остальных женихов, знакомых по крайней мере, я могла точно сказать, чего они будут добиваться от моего папочки посредством брака со мной, а вот кахи… Ведь ни серьезных конфликтов, ни территориальных амбиций у них до сих пор не наблюдалось. Да и занимают они один из самых отдаленных от центра секторов.

Я покосилась на Уляня. Ой, и почему мне все это не нра-авится… И при этом, я всё еще искренне доверяла ему. Почему? Без понятия. И даже не это самое досадное.

- Нет, ну до чего же обидно! – воскликнула, когда попытки хоть как-то проанализировать ситуацию сдались банальным эмоциям. - Только я придумала, как малой кровью избавиться от посягательств женишков, как всё полетело в тартарары! – в сердцах всплеснула я руками и обвиняюще воззрилась на причину клокочущего в груди разочарования. – Это всё ты виноват! И вот стукнуть бы тебя, да, боюсь, опять парить начнешь и задымишь нам весь салон. Окуриватель-отравитель, чтоб тебе пусто было…

- Малой кровью? – совершенно не впечатлившись моим возмущением прошипел ках. – Это ты про намерение отдать себя на милость работорговцам и спрятаться в борделе так называешь? 

- Да пустота с тобой, - фыркнула я. – Неужели решил, что это я всерьез ляпнула? Естественно, у меня был совершенно другой план. Просто пошутила неудачно.

- П-п-пошутила? – слегка заикаясь выдохнул он почти беззвучно и вполне натурально икнул.

Во-о-о… Именно так и выглядит «ступор обыкновенный»! Квадратные глаза, отпавшая челюсть и уныло обвисшие мохнатые ушки.

- И где же ты собиралась прятаться, если без шуток? – искоса глянув на каха и пренебрежительно фыркнув, протянула Сонечка, игнорируя то ли гневное, то ли удивленное остолбенение, внезапно поразившее парня.

- Ну… - отметив искреннюю заинтересованность, я была вынуждена открыть карты. Причем, уже сброшенные со счетов. - Понимаешь, твоя идея насчет доков была хороша, но не безупречна. Как транспорт для нелегала, тамошние корабли действительно подходят нам как нельзя лучше. Тебе ведь тоже на официальных рейсах нежелательно светиться. Сейчас, когда космопорт и списки пассажиров наверняка прицелом некоторых, проскользнуть незамеченной с твоими документами нереально.

- А поддельные? Которые отец прислал?

- Сдается мне, они тоже не вариант, - вступил в беседу ках, задумчиво пощипывая себя за длинный волосок, растущий из бородавки над верхней губой. 

Отошел от шока, бедолага. Быстро. Вот и чудненько! Без чувства юмора в моей компании делать нечего, ибо можно и сбрендить.

- И почему? – спросила я, гадая, совпадет ли его ответ с моими собственными умозаключениями.

- Солер скончался только утром, а претенденты на твою руку и сердце уже прибыли. Судя по сегодняшним знакомствам, еще вчера. Отыскать в мегаполисе конкретно взятую девочку-кшорти не так-то просто.

- Ну да, - хихикнула сестренка. – Посторонние мальчика от девочки с не с первого раза отличают. В подростках-то разницы и вправду нет почти.

- Вот-вот, - поддакнул ках. – А эльфы Мирту в кафе нашли.

- Может, они от квартиры её «вели»? – предположила Соня.

Я отрицательно покачала головой:

- Нет. Я бы заметила. Да и откуда им адрес узнать? Я в этой квартире всего ночь-то и провела, и снимали не сами, а через третьих лиц. 

- А кстати, Улянь, а сам-то ты как нас отыскал? – встопорщив перья, как нахохленный воробей, протянула сестра подозрительно и недобро.

Он несколько секунд молчал, скорее раздумывая об ответе, чем застигнутый врасплох. Лично я ответ знала и так, потому просто рассматривала парня.

Со стороны и вправду все младшие кшорти очень друг на друга похожи. Мы ведь и одеваемся, словно под копирку. Вот и сейчас принявший образ мальчика моей расы, Улянь красовался в широких горчичного цвета брюках и короткой футболке. Жарко же, пузико надо проветривать, а солнечный свет полезен для пищеварения.

Так как летом штаны мы носили исключительно «под животик», на спине и боках имелись подтяжки. У меня салатовые, у каха темно-серые. Футболки у нас и вовсе одинаковые. В этом сезоне все таскали именно такие - серые в белую крапинку.

- Я поставил на Мирту маячок, - наконец признал очевидное ках – магический.

- Что?! - Сестренка нервно подскочила и, упираясь руками по обе стороны от головы Уляня, прошипела ему в лицо: - И после всего этого, ты смеешь навязываться в…

Договорить я ей не дала. Дернув за край крыла.

- Сядь, - попросила довольно жестко. – Я об этом знала с самого начала.

- Правда? – хором вопросили оба.

- Естественно. – кивнула я. – Учитывая обстоятельства и неоднократные попытки похищения, это имело смысл. Но давайте уже о важном. Улянь, ты полагаешь, на мне, кроме твоего, еще пара магических маячков? Я тебя правильно поняла?

- Не совсем. Магические я бы заметил. Собственно, я регулярно чужие следилки с тебя снимал. Это что-то другое. 

- Ясненько… - Я почесала в затылке.

Что у меня с собой всегда или почти всегда? Сумка и чип связи. Взгляд на любимый рюкзачок заставил жалобно всхлипнуть. Но, делать нечего, придется избавляться от потенциально опасных вещей.

- Мирт, ты недорассказала. Какой план у тебя был?

 Прикидывая, что и как делать дальше хотя бы на бытовом уровне, я несколько рассеянно призналась:

- Сестренка, боюсь, я всё же не готова полагаться на каких-то авантюристов и преступников. Ну, не вижу я ничего романтичного в пиратстве и темных делишках твоих «романтиков».

Белые крылья нервно дернулись, на миг раскрываясь за спиной хозяйки, прищурившей бирюзовые очи.

- То есть, все же к отцу под крылышко? – с явным ехидством протянула она.

- Нет, - я отрицательно покачала головой.

- Тогда куда ты намылилась? Если не к папочке и не в доки?

- Замуж, например, - нарочито беззаботно улыбнулась я.

- Что? - тут уж ках с моей сестричкой взвыли одновременно.

- Вы оглохли? Так я повторю. Если где и можно спрятаться от навязчивых женихов, так это замужем. Благо, подготовка к церемонии может длиться бесконечно долго и в итоге закончиться ничем.

- Эм…

Соня с Улянем переглянулись и удивительно слажено выдали:

- За кого замуж?

И тут ожил мой чип. Подмигнув недогадливым спутникам, я активировала канал связи.

- Мирта, радость моя, ты уже в курсе последних новостей? – раздался в ухе встревоженный мамин голос.

Ага, то есть обеденный час уже настал и матушка, оторвавшись от работы, посмотрела видеофон. Ясненько. Как же быстро утро закончилось, я и оглянуться не успела.

- Да. Улянь просветил, - отозвалась.

- Ты с ним?

- Ага.

Я покосилась на сестренку, навострившую уже отнюдь не длинные и висючие, как полагается кшорти, ушки. Сказать маме о её приезде? Наверное, не стоит. Всё-таки о том, что симпатичная девушка расы орланов, весь день влипающая в неприятности вместе со мной, является моей родной сестрой и старшей дочерью главы Союза, знают немногие. В идеале, только четверо: Улянь, незнакомый мне Рой и сама Соня. И очень хотелось бы подольше сохранить эту информацию в тайне, а прослушать чип как не фиг делать.

 Нет, естественно это абсолютно незаконно и теоретически невозможно. Свобода личного пространства, неприкосновенность частной жизни и всё такое. Бла-бла-бла! Когда это правила касались наследников правящих династий? Лейте сказочный медок в чужие уши, а свои я чищу регулярно.

- Вы в школе? – в голосе матушки отчетливо читалось беспокойство. – Давай, я отпрошусь и заеду за вами. Понимаешь…

Я понимала. Потому и ответила, не дожидаясь запоздавшего предупреждения.

- До школы я сегодня не добралась и не доберусь. Рассказывать долго, но тут такой дурдом творится, не передать. Я сегодня экзамен прогуляла и консультации тоже.

- Ох… Всё так плохо?

- О! Поверь, по сравнению с пополнением женихов привычное зло, то есть женихи уже знакомые, кажутся робкими лапочками. - Я набрала воздуха в грудь и решительно закончила беседу: - Мам, ты прости, но я опасаюсь долго разговаривать. К тому же, чип могут прослушивать, я его выкину. На связь выйду сама, но нескоро. И постарайся не переживать. Я не одна, со мной те, кому я доверяю, как самой себе.

И я оборвала связь. Потом встала и под пристальными взглядами Уляня и Сони приложила чип к матовой панельке под картой города. Когда из узкой щели внизу полезли купюры, я молча распихала их по карманам и только после этого дернула небольшой рычаг, стандартно расположенный под сиденьем.

Авиетка остановилась, а я… глубоко вздохнула, чуть приоткрыла окно и выглянула наружу. Метрах в десяти под нами виднелась крыша небоскреба. Засунув чип в кармашек любимого рюкзачка, прицелилась и выкинула сумку в окно.

Вот и всё. Мосты разрушены, пути назад нет. А нового решения я так и не нашла. Идея положиться на Уляня и отправиться к нему домой в роли временной невесты провалилась. Слишком много подозрительного увидела я сегодня, чтобы вручить свою судьбу в его руки. Будем искать другой выход.

 

Глава 6 Особенный поцелуй

 

Прикинув по карте, я перенаправила такси и села, ожидая пока авиетка довезет, куда надо.

- Ми-и-и-рт… - протянула Соня не то подозрительно, не то испуганно.

Я тяжело вздохнула и улыбнулась, скрывая за улыбкой растерянность и страх.

- Итак, у нас несколько часов до приземления рейса, с которым прибудет наследник туманных демонов. Так что нужно обрезать все возможности нас найти. Дориан слишком сильный маг и…

- Ты его по имени знаешь?

- Естественно. Когда начался весь этот кавардак с женихами, я больше двух недель по ночам составляла списки на основе анализа имеющихся данных.

- Списки? – хмыкнул ках. - Во множественном числе?

- Угу. Предупрежден, значит – вооружен. Вот я и подбирала оружие. В пером списке всего двадцать семь наследников. О них я знаю много, но абсолютно ничего не могу противопоставить. Во втором три тысячи пятьсот кандидатов. О них нашла вообще кучу всего и худо-бедно в состоянии сопротивляться.

- Как с лисом?

Соня деланно весело рассмеялась, но глаза были серьезными.

- Именно так. Остальные, те, кто в третьем списке, либо опасны только числом и физической силой, либо информации о них практически нет. Дориан в первом списке. Против его способностей подчинения окружающих своей воле нечего противопоставить даже полноценному магу, а я не маг вовсе.

Сестра прикусила губу, а Улянь нахмурился, явно что-то прикидывая про себя. Такси начало снижаться.

- Так что ты решила?

- Пока ничего. Для начала необходимо полностью сменить гардероб и купить кое-какие вещи, чтобы исключить возможность слежки. В процессе что-нибудь подумаю.

- Ках кивнул, все еще отстраненно:

- Разумно. А после я предлагаю отправится ко мне. На моей Родине тебе никто и ничто не будет угрожать.

- Уверен? – Я печально хмыкнула.

- Абсолютно.

- Знаешь, - Мы приземлились, и я встала, направляясь к раздвинувшимся дверям. – я тоже так считала. Даже хотела просить тебя побыть моим прикрытием, пока все не уляжется. Но после произошедшего в парке… Кто защитит меня от тебя?

И я вышла, с ходу окунувшись в гомон и радостный шум рыночной площади. У нас самые лучшие в ближайших секторах рынки. Огромные, шумные, красочные и очень самобытные. Ведь главная особенность кшорти - это собирательство. Наш язык вобрал в себя все возможные языки и наречия. Культура – сборная солянка из собственных изобретений и приглянувшихся кусочков чужих культур. То же самое с традициями, законами и даже внешностью взрослых кшорти.

Вот и рынки - здесь было всё - от сладостей кахов до уникальных экземпляров холодного оружия, от ширпотреба до самых редких, если не сказать драгоценных, вещей. Магазинов у нас тоже немало, но это по большей части узкоспециализированные лавочки. Вот мегамаркеты не прижились. Скучные они какие-то и холодные.

А вот рынок… О, я обожаю его запахи, неуемную суету, сливающиеся в общий праздничный гул голоса! Увы, далеко не все расы умеют получать удовольствие от толкотни среди толпы совершенно разных лорри. Зато именно здесь мы быстро сможем купить всё, что угодно, совершенно не опасаясь слежки. Будь на мне хоть сотня маячков, выловить из живого потока одну-единственную кшорти – нереально даже армии женихов.

Спустя час я обзавелась новым рюкзаком, несколькими сменами одежды и парочкой интересных вещиц, попавших под руку. Маячок мог оказаться где угодно включая подтяжки.

Старые шмотки я свернула в узел и оправила на ярко желтую ленту дезинфектора, которая змеилась над территории всего рынка, в отдельных местах спускаясь так, чтобы можно было достать даже самым маленьким.

Кстати, идею этой ленты мы «свистнули» у соседей по сектору, экономных и очень практичных ройн. Очень многие, прикупив что-то, уходят с рынка в обновке. А куда девать потертые кеды или надоевшую майку? Можно сразу выкинуть или отнести домой, чтобы «может быть», «когда-нибудь», «при случае» надеть… Ха! Чаще всего такие вещи так и лежат мертвым грузом, только занимая место в шкафах. Но, если бросить ненужную майку или ботинки на ленту, они найдут нового хозяина.

После дезинфекции вещи попадают в распределители, откуда идут либо на переработку, либо, смотря по качеству и общему состоянию, на барахолки. На последних платят исключительно за вход, да и то жалкие копейки.

Но я отвлеклась. Суть в том, что зарядившись энергией толпы, я воспряла духом. Не сказать, что окончательно определилась с планом, но кое-какие наметки появились. А в деле спасения главное что? Правильно! Не паниковать и действовать методично.

Улянь через лоток покупал для меня теплые носки, Соня чуть поодаль торговалась с травником. Я быстренько накидала ей список необходимого, а сама, чтобы не терять времени, направилась выбирать отмычки к лотку одного из приезжих торговцев. Когда сзади раздался радостный вопль, увлеченная архиважной задачей сразу я ему значения не придала. Мало ли кто на рынке орет? Тем более радостно.

Впрочем, и горестный вопль не был тут чем-то необычным. Как ни старались представители правопорядка, мелкие воришки в толпе испокон века чувствовали себя, как рыба в воде. Мы уже давно воспринимали их как неизбежное зло, а то и вовсе как часть самобытности наших знаменитых рынков, и, как следствие, внимательнейшим образом следили за всем имуществом.

С другой стороны, у штанов классического покроя, которые носили чуть ли не поголовно все кшорти, имелись специальные кармашки по бокам, куда мы непременно клали пару другую мелких купюр и какую-нибудь мелочь. Специально для воришек. Те благополучно обчищали эти кармашки, а в кошельки и сумки уже не лезли. Своеобразная плата за посещение рынка не слишком отягощала кошелек, и все были довольны. Тем более, «сборщики мелочи», поживившись, оставляли вместо денег пластиковые фишки, пару орехов или еще что-нибудь мелкое, легкое и каждый день свое. На случай, если кто-то из собратьев по ремеслу залезет в уже обчищенный карман.

Последнее тоже имело смысл, ибо не озаботившихся отложить копеечку для воришек частенько обчищали по полной программе. А так, обнаружив вместо денег оговоренный загодя предмет, уплатившего «таксу» признавали своим и больше не лезли. Местные об этом знали, а чужаки нет. Вот и попадали под раздачу.

Так вот, я это всё к чему… На крик по́перву внимания не обратила. Он раздавался еще пару раз, но меня куда больше занимал выбор между двумя моделями контрабандных декодеров электронных и силовых замков. Один в виде неприметного браслетика на ногу, другой, крохотный шарик синего цвета, и вовсе вставлялся в рот, где прилеплялся к внутренней поверхности выбранного для этого дела зуба и сливался с ним, меняя и форму, и цвет.

Обнаружить и воспользоваться таким мог только сам хозяин. Причем, однажды активированный, декодер распознавал владельца по составу слюны и потожировых выделений, отделяясь от зуба исключительно его усилиями.

Обе вещицы без сомнений стоили того, чтобы их приобрести. Но и в денежном эквиваленте они… СТОИЛИ. Нет, средств, которые я сняла с чипа, мне бы хватило, но лишь на что-то одно. Браслетик стоил почти втрое дешевле, шарик нравился больше. Вот и гадай: то ли взять приглянувшееся и остаться практически без средств, то ли купить декодер, который любой зарвавшийся жених, случись попасть в плен, запросто снимет. Так, на всякий случай. 

В итоге, победила запасливость и осторожность. Я уже отдала деньги, когда очередной вопль раздался совсем близко:

- Ми-ирта-а! – радостно и оглушительно громко взвыл… кто-то.

Вздрогнув, я обернулась. К счастью, вздрогнули и обернулись многие - почти все, кто находился поблизости от обманчиво хрупкого существа.

Тутень! Я нервно сглотнула и бочком-очком попятилась от представителя отнюдь не безобидной расы. Нет, на первый взгляд ничего опасного - невысокий лорри в бледно-красном плаще.

Складки тонкой тускло поблескивающей кожи укрывали туловище от подбородка до самых пят, оставляя на виду лишь лысую голову, лишенную ушей и носа. Зато глаз было с избытком – целых три. Абсолютно круглые, опушённые по краю длинными терракотовыми ресницами, которые могли смыкаться или «раскрываться», делая глаза похожими на диковинные цветы. Радужка всех оттенков серебра, которые будто плыли, переливаясь и смешиваясь друг с другом.

Гость из далёкого далёка! При иных обстоятельствах, я бы непременно возжелала познакомиться поближе. Всё-таки представители этой расы крайне редко покидали Родные пределы. Я, например, вообще впервые видела тутня вживую. Но, увы, к исследовательскому интересу примешивалась немалая толика страха.

Что он тут делает? Зачем ищет именно меня? Очередной жених? Да быть не может! Тутни же бесполые, у них нет половых различий в принципе! Под «плащом» скрывается глянцево блестящее тело, покрытое хитиновым панцирем, руки палочки в количестве четырех штук и то же количество членистых ног, расположенных по кругу.

Этому существу невеста не нужна в принципе, будь она хоть двадцать раз дочкой главы межгалактического Союза. Да хоть сыном! Без разницы. И всё же он меня ищет. И ведь найдет. Без маячков, без слежки и даже без учета моих внешних данных. А ведь я даже не рассматривала их расу в качестве потенциально опасной для себя!

Тутни не маги, они куда хуже. Первые, пользуются магией внутреннего резерва или той, которую впитывают из внешнего мира, а вторые видят сам мир как сеть силовых линий и плывут по ним, выбирая направление лишь одним желанием, мыслью. Для них всё и вся вокруг - лишь содержимое бесконечной картотеки, с подписями, картинками и перечнем физических, эмоциональных и прочих «деталюшек».

И я знала, что тонкие-руки палочки удивительно сильны, а «плащик», распахнувшись, превратится в крылья с непередаваемо острой кромкой. Походя перерубить краем крыла столетний древесный ствол или банальную авиетку не составит труда. Плюс еще гипнотическое действие серебряных глаз… Мама!

Отсчет моего времени шел на секунды. Он ведь уже знает, что я поблизости, просто пока не может вычленить из толпы, но… Бежать бессмысленно – догонит. Прятаться тоже – найдет. И тогда… что будет? Зачем я им понадобилась?

Тутень методично разглядывал всех вокруг метрах в семи от меня, по очереди заглядывая в растерянные лица своими удивительными глазами. Замирал на несколько секунд, смыкал ресницы и вновь открывал волшебные цветы завораживающих очей навстречу новому зрителю.

Я всё пятилась, стараясь не привлекать лишнего внимания. Представители иных рас при появлении тутня подались назад и быстро разошлись, но кшорти… Все мои соотечественники замерли, с удивлением и восторгом разглядывая нового гостя. И гипноз тут абсолютно не при чем! Банальное любопытство, свойственное нам испокон веков.

Тутню улыбались, демонстрируя интерес и доброжелательность. Не ищи он именно меня, я бы улыбалась так же, но теперь… Больше всего хотелось развернуться и рвануть к выходу с рынка сломя голову. Но, увы, одно резкое движение и поиск окончится – цель будет найдена.

Вот мой глазастый приговор всё ближе. Такому орать в ухо бессмысленно. Шесть метров… Захоти я его ударить или оттолкнуть, даже ахнуть не успею, как все будет кончено. Три… Хоть бы одна идея! Любое слабое место этой расы! Два... Растудыть твою в каря… Договорить я не успела.

На мои плечи тяжело и властно легли широкие ладони и возможности сопротивляться или возражать мне не дали.

- Не дергайся, - прошептал, касаясь губами губ… Улянь, принявший форму крылатого демона.

Какого именно, было не разобрать, потому что в следующую секунду он  меня… поцеловал, тесно прижимая к упругому, но в то же время мягкому телу истинного каха, обнимая крыльями, отгораживая прикосновениями от целого мира. Словно вода, Улянь прильнул, не оставляя между нами ни единого миллиметра. Нет, он не шарил руками под одеждой, но ощущение было такое, будто ках растекся по сомкнутым векам и коже упругим жидким теплом, проник в каждую пору, заполнил даже ушные раковины.

Вот честно, за последние полгода меня целовали много раз. Неприятно глубокие и жесткие поцелуи сменялись нежными, почти невесомыми. Лин и вовсе целовался так, что у меня начинало сосать под ложечкой, но то, что сейчас сделал Улянь…

Это не было поцелуем. Его губы лишь касались моих, чуть подрагивая, не делая и попытки раздвинуть и проникнуть глубже, но тело…  Ощущение, будто ках стал целым миром полным воды, в которую меня погрузили. Даже не знаю, чем дышала. Кажется, самим Улянем. Во всяком случае, все, кроме него, перестало существовать и…  

- Он ушел дальше, - шепнула вода.

- Ммм…

- Мирта? – в голосе послышался смех. – Тебе понравилось? Мне продолжить?

Помедлив несколько секунд, приходя в себя, я отрицательно мотнула головой. Понравилось? Я бы так не сказала. Произошедшее скорее потрясло до глубины души, ошеломило и озадачило.

- Ребят, - раздался шёпот откуда-то сбоку. - Улянь, ты что сделал? Если ты её съел, я тебя убью, зараза такая.

Ках отодвинулся. Отпустил, снова превращаясь в обычного подростка кшорти, а я растерянно захлопала ресницами. Солнечный свет резал глаза, будто я долгое время находилась в темноте.

- Опа! – Соня изумленно хмыкнула и, вцепившись в мою обессиленно упавшую руку, потащила к выходу с рынка. – Сестренка, ты хоть представляешь, как это выглядело со стороны?

- Нет, - прошептала я, искоса глядя на притворно смущенного парня.

- А я тебе скажу! Это выглядело, будто к тебе подошел сиреневый демон с полупрозрачными крыльями, а в следующий момент ты стояла уже одна. Даже улыбнулась, когда тутень на тебя смотрел.

- А он смотрел? – не поверила. - Эм… Но его невозможно обмануть!

- Почему же? – встрял Улянь. – Они размножаются почкованием, но знают, что многие другие расы носят дитя в себе. И смотрел он в мои глаза, а я ни разу не Мирта.

- Но ты мужчина!

- А какая ему разница, женщина в мужчине или наоборот? Тем более он тебя не видел как отдельное существо.

- Вот… бублик горелый, - выдавила я хрипло.

Соня выразилась куда экспрессивнее и жестче. Я даже не ожидала от родной сестры таких выражений. Я и не знала доброй половины! Чувствуется, работа и компания Роя девочку из хорошей семьи научила многому.

До самого такси я пребывала в шоке. Сама не знаю от чего именно. Наверное, от всего и сразу. К тому же, передвигались мы по рынку почти бегом. Лишь когда пойманная кахом авиетка поднялась над крышами домов, я отмерла и приняла решение.

- Всё-таки доки? – спросила Соня, глядя как я выбираю маршрут на карте.

- Не вижу другого выхода, - пожала я плечами. - На планете нам не спрятаться. Очень уж конкуренция среди «охотников» за нашими головами велика. Да и тутень тут не отстанет. В космосе они ориентируются плохо, энергетические потоки в вакууме иные.

Сестра лишь кивнула, а ках задал-таки главный вопрос:

- И куда летим?

- Пока не знаю, но сейчас «откуда» важнее, чем «куда». Жаль, придется пробираться по одиночке.

- Я против! - тут же высказался ках.

- Я тоже, но других вариантов нет. Как минимум трем женихам точно известен состав нашей компании. Орланку в паре с подростком кшорти могут ждать. Тем более, если рядом будет ках. Даже если ты, Улянь, снова изменишь внешность, это мало поможет.

Мнительность? Даже если так, лучше перебдеть, чем оказаться под венцом. И не надо мне про чистоту помыслов и возможность гордо отказаться от чести принятия брачных клятв! Ха! Когда на невесту идет охота и конкурс среди кандидатов шесть тысяч с хвостиком на место, кто меня спрашивать о согласии будет?  

После некоторых споров, мы все же сошлись в едином мнении. Соня увеличила карту и указала на едальню со скромным названием «пристанище скитальца»:

- Встречаемся тут. И найти просто, и народу там наверняка много. В случае чего будет шанс затеряться в толпе.

Она была права. Очень скоро, если не «уже», тутень почувствует, что я отдаляюсь от него, и наверняка полетит следом. Это вблизи, среди скопления народа ему нужно время, чтобы вычленить одну-единственную особь из всех, но сейчас, в небе… А ведь космопорт расположен за городом, и мы уже минут пять летим над буковой рощицей.

На самом деле роща внизу состояла не совсем из деревьев. По сути, это скорее колония неразумных обитателей одной из систем семнадцатого сектора Союза. Название завезенных лет девятьсот назад саженцев оказалось слишком длинным для запоминания. Там слогов пятьдесят навскидку, вот и стали называть по старинке, исходя из внешнего сходства.

Вблизи каждый листочек такого «дерева» представляет собой ажурную сеточку, которая фильтровала воздух, буквально «высасывая» из него загрязнения и продукты промышленного производства. ЭТИ буки не пили воду, не поглощали минералы из почвы. Корни служили лишь опорой, а в могучих стволах беспрестанно шла переработка полученных микрочастиц в тело «дерева». При этом выделялось большое количество кислорода и малая толика озона. Гулять по такому лесу, из-за озона окутанному голубым туманом, было нежелательно, но, высаженные вокруг крупных городов и космопортов, буки приносили немало пользы.

Наверное, я слишком нервничала, опасаясь погони, чтобы думать о чем-то серьезном. Вот и рассматривала рощу внизу, отвлекаясь от страха общими мыслями до самого приземления на стоянке возле складских помещений.



[1] Лорри – обобщенное название для представителей всех рас. 

[2] Жюстокор - длинный мужской кафтан, который чаще всего шьётся по фигуре

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям