0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 1. Невеста по вызову (эл. книга) » Отрывок из книги «Нечистеведение. Невеста по вызову: дорогами нечисти (#1)»

Отрывок из книги «Нечистеведение. Невеста по вызову: дорогами нечисти (#1)»

Автор: Ветрова Варвара

Исключительными правами на произведение «Нечистеведение. Невеста по вызову: дорогами нечисти (#1)» обладает автор — Ветрова Варвара . Copyright © Ветрова Варвара

Глава 1. Побег

- Располагайтесь. Через час я зайду, чтобы консумировать брак.
- Консумировать брак? Вы говорите так, будто для вас это - рядовая вещь.
- Это и есть рядовая вещь, дорогая моя. Привыкайте.
Хлопнула дверь, оставив меня в одиночестве. Я недоуменно оглянулась, но было уже поздно - мой новоиспеченный муж меня покинул. И что за манеры...
Я наконец-то подняла тяжелую фату и осмотрелась. Супруг привел меня в большую комнату, которую вряд ли можно было назвать спальней - как минимум, по причине отсутствия в оной самого главного признака спальни - кровати. Зато диванчиков и пуфиков здесь было предостаточно.
Скрипнула дверь. Возможно, он вернулся? Но нет, всего лишь служанка. Невзрачная девица с мышиными серыми волосами присела в реверансе и пролепетала что-то о готовности помочь. Я снисходительно кивнула, настраиваясь на долгое и утомительное раздевание - всё-таки свадебный наряд это предусматривал.
На удивление, девица достаточно споро расшнуровала корсет и расстегнула многочисленные крючки. Вскоре гора юбок лежала на полу. Я переступила через них, оставшись в одной кружевной сорочке.
- Где здесь ванная? - спросила, стараясь, чтобы мой голос звучал достаточно манерно.
- В углу, - прошептала девица, указав на маленькую дверь, прежде незамеченную мной ввиду её (двери, то-бишь) невзрачности.
- Благодарю. Дальше я сама, - кивнула и направилась внутрь.
Да! Всё было так, как и на плане дома - широкое окно (любит наш народ всякое… разное), у которого расположилась ванна размером с небольшой бассейн. В другое время, признаюсь, я бы поплавала. Но не сегодня - сегодня у меня иные планы.
Сбросить камису, расшитую кружевами, не составило труда. А под камисой у меня оказался сюрприз - мужские штаны да рубаха. Ведь в мои планы не входила ни ночёвка в этом поместье, ни уж тем более - консумация восьмого на моем веку брака.
Ах да, я не представилась! Райена Сольгор, выпускница Академии Девиц Её Величества Радулги второй, да возвратятся ей все мои страдания сторицей.
Плеснула в лицо водой, вытянула из высокой прически острые костяные шпильки и, подойдя к окну, осторожно выглянула во двор.
Каурый конь ждал меня на условленном месте. Замечательно!
Рама скрипнула, но поддалась. Аккуратно встав на подоконник, я прижалась к откосу и тихо присвистнула. Гор поднял морду и тихо заржал.
- Пшёл сюда, - я поманила животное. Приученный к языку жестов, тот покорно подошёл и встал аккурат под окном. Хотя… кого я обманываю? Бедному Гори от раза к разу приходится выполнять одну и ту же процедуру - с недавних пор принимать на свой бренный круп моё тщедушное тело. Он уже и запомнил и, наверное, проклял меня раз десять на своем лошадином языке.
Я села на подоконник, свесив ноги с другой стороны. Осталось прицелится и…
Скрип двери в комнату я не перепутаю ни с чем. Благо, дверь в ванную заперла и ещё шваброй подперла, чтобы помощнички не шастали. Мне-то ассистенты не нужны - и сама с легкостью убьюсь.
- Миссис Тороги, вам помочь? - голос серой мыши.
Особо не скрываясь, я наклонилась назад и побултыхала в воде рукой.
- Мне ничего не требуется, - воскликнула капризно и даже в какой-то мере плаксиво. Поморщилась - перебор, ой перебор… Дожимать придется, - оставьте меня в покое!
Вот теперь отлично. Пусть думает, что я психую перед первой брачной ночью. То есть, днём. То есть… тьху!
Более не мешкая, я подалась вперед и ухнула вниз со второго этажа. Дорога предстояла дальняя, ехать предстояло долго, а значит - никаких задержек по пути.

Задняя калитка тихо скрипнула, когда я отперла замок. Засунув в волосы оставленную на всякий случай шпильку, я тихо вывела коня в поводу. Не удержавшись, оглянулась на дом, где моей клиентке предстояло бы жить, выйди она замуж.
А неплохо так! Светлое здание с двумя башенками, большие окна и даже витражи в паре мест. Уютный особнячок! Если бы ещё хозяин таким уродом не был…
Запрыгнув в седло, я пустила Гори рысью, по пути прокручивая в памяти все события сегодняшнего утра.
Но, наверное, надо начать со вчерашнего вечера…
Я сидела в таверне и потягивала третье за вечер пиво. Вкусное - здесь его варят с душой и из хороших составляющих, без добавления секретных ингридиентов вроде коровьего навоза или сушеных крысиных хвостов. Ни для кого не секрет, что под стойкой у трактирщика всегда две бочки: одна - для почетных гостей (вроде меня, разумеется), другая - для всякой подзаборной швали, куда попадают, кстати, и должники вне зависимости от суммы. Я в долги не лезла никогда, да и пару интересных услуг в свое время оказала жене хозяина заведения. Трактирщик жену боялся, поэтому я и была уверена, что не пью второсортное пойло.
- Вот, - смекалистая пышногрудая девица выставила передо мной две миски - с мясом в подливе и соленьями, - всё самое свежее, вкусное, повар просил передать, что старались.
Вестимо, старались. Я им здесь половину подпольной выручки делаю - чего бы им не расстараться?
Не успела я отдаться в лапы райскому наслаждению, как в кармане завибрировал магический передатчик. А магический передатчик - это работа.
- Да, - особо не заботясь об интонации, выговорила я.
- Госпожа Райена? - взволнованный мужской голос раздался у меня в голове.
- Да, я. Чего надо? - я не заботилась о правилах приличия или о вежливости - всё-равно конкуренции никакой, я сама себе, считай, штучный товар.
- Мы хотели бы воспользоваться вашими услугами.
Разумеется, хотели бы.
- Когда?
- Завтра.
А вот это уже интересно.
- Двести монет.
- Это же такие день…
- Триста.
- Хорошо, мы согласны, - сразу притих собеседник.
- Мои условия знаете?
- Да-да, разумеется! Нам всё рассказал госпо…
- Без имен, пожалуйста. Вы знаете правила.
- Да-да, точно, простите, забыл, - мужчина был очень взволнован и, судя по всему, места себе не находил.
- Через полчаса передадите трактирщику всё, что полагается. И карточку девушки, - я ухмыльнулась, предвкушая реакцию, - правдоподобную и соответствующую нынешнему виду. Половину суммы сразу, половину - потом.
- Мы договорились на триста монет?
- Верно, - вздохнула я. Терпеть не могу скряг! Как правило, все самые обеспеченные лорды - как раз такими скрягами и являются. А значит, можно с них и содрать побольше.
- Может, мы сможем поторго…
- Теперь мы договорились на четыреста монет, - скучающим тоном проинформировала я, - двести сразу, двести потом. Обманете - пожалеете, я вам гарантирую.
- Хорошо, - упавшим голосом ответствовал мужчина и отключился.
Я допила пиво и, жестом подозвав официантку, заказала ещё одну кружку. Завтра замуж… уж в который раз. Не грех и выпить.
Шевеление в зале наметилось через полчаса. На пороге возникла фигура в тёмном плаще (они все в тёмных плащах приходят, если что) и с внушительным свертком в руках. Трактирщик оживился и пригласил фигуру в соседнюю комнату. Когда они скрылись в темном проёме, я позволила себе ехидную улыбку и ещё один пирожок.
За фигуру мне не переживать - молочу всё, что не приколочено и криво лежит и всё-равно кости во все стороны торчат. Хотя в нашем деле это мне не вредит.
Трактирщик возник за стойкой через четверть часа и тут же засигналил мне глазами. Со стороны могло показаться, что у него начался нервный тик или пчелы покусали, но нет - это сигнал. Я тихо встала и, поднявшись по лестнице на второй этаж, спустилась по второй уже лестнице обратно на первый, оказавшись в той же каморке.
На единственной табуретке у заколоченного наглухо окна лежал тёмный сверток. Так, посмотрим…
Первым делом проверила деньги - полновесное золото приятно отягощало руку. Даже мысль о том, что четверть суммы придется отдать трактирщику, не тяготила. Дальше я проверила небольшой сверток, в котором оказалась золотистая прядь вьющихся волос. Красивая грива у её обладательницы, небось. И наконец - карточка девушки.
Я сглотнула и впервые в жизни поняла, что продешевила.
Потому что с фотографии на меня взирала младшая принцесса Королевства Валигур - Орнесса.
На платье я поглядела вскользь, хоть, не скрою, обычно это было самой приятной частью программы. Платье, голубые туфельки (моего размера, конечно же), тяжелая плотная фата. В отдельном мешочке нашлись украшения: тяжелые серьги и браслет с золотистыми камнями. Ну и, наконец, записка с датой и временем совершения брачного ритуала.
Завтра, Храм Четырех Радуг. А это недалеко!
Также из записки следовало, откуда меня заберут и во сколько.
Не удержавшись, я понюхала чернила. Нет, никаких следов того, кто писал - даже магический след аккуратно уничтожен. Видать, воспользовались антимагической пылью.
Я вздохнула. Ладно, пора трезветь!
Дорога наверх далась легко. Затащив тяжелый узел в свою каморку под крышей, которую снимала всё время вне зависимости от того, живу я здесь или нет, я вызвала девицу и приказала ей натаскать воды. Сама же - достала из кожаного кошеля флакончик отрезвляющего зелья и сходу ополовинила.
Какая же гадость это ваше… фу! Мерзость!
Я склонилась над загодя приготовленным тазиком, выполаскивая рот. От кожи медленно поднимался синеватый пар - зелье работало на ура. Теперь бы помыться и проспаться.
Я валялась на кровати, прикрыв глаза и слушая, как таскают воду. Воистину, можно вечно смотреть на три вещи: как горит огонь, как течет вода и как работает другой человек. В моем случае я предпочитала иные органы осязания.
- Всё, госпожа, я закончила.
- Спасибо, - я жестом отправила девицу в светлое будущее.
Вода была в самый раз - не обжигала, но и прохладной тоже не была. Я с наслаждением повалялась в корыте, которое по недоразумению назвали ванной. Выполоскала волосы. Полюбовалась на одиноко дрейфующую по волнам корыта деревянную утку. И, наконец, вылезла.
Теперь следовало заняться главным. Усевшись за стол, я вывалила на оный всю свою немаленькую фабрику зельеварения и, отобрав несколько бутылочек, смешала их содержимое в строгой пропорции. Это я умею делать хорошо - собственно, единственное, что я умею делать хорошо. В темно-зелёную жижу аккуратно опустила несколько волосков из полученной сегодня пряди и полюбовалась на то, как они с шипением растворяются. И, наконец, разделила объем жидкости на две части. Одну выпила тут же, даже не поморщившись, а вторую - аккуратно перелила в чистый бутылек и плотно закупорила пробкой. Это - на всякий случай, если зелье закончит своё действие раньше. У меня такого никогда не случалось, но мало ли…
Утку аккуратно упаковала в её домик из прошлогоднего сена и убрала в дорожную сумку. Туда же отправились несколько комплектов белья, пара рубах, штаны и мягкий длинный халат. После заключения брака мне надлежит на некоторое время исчезнуть из города, пока не утихнет скандал - а здесь он грозил быть вообще международным.
То, что зелье начало действовать, я почувствовала, уже застёгивая сумку. Привычная уже истома пробежала по телу с кончиков пальцев ног и до макушки. Следом за ней начало ломить суставы. Да, придется добавить обезболивающего зелья - видимо, у нас сильно большая разница в росте.
Хлопнув стопку коричневой жидкости, я почти сразу почувствовала себя лучше. Но мне надлежало хорошо выспаться - после свадьбы ехать нужно куда подальше, чтобы обезопасить себя от погони. Так или иначе, я прощаюсь с этой комнатой на полгода, не меньше.
- Как же вы все мне дороги, - позволила себе высказаться, уже уплывая в объятия сна.

***

Помятое лицо золотоволосой красавицы отражалось в зеркале. Отражение принадлежало Орнессе, помятость - мне. Хмыкнув, потянулась за косметичкой, в которой лежало опохмеляющее зелье.
Пиво - моя слабость. Да и должна она быть у меня, в конце-то концов! Пусть даже и приходится расплачиваться подобными последствиями.
В дверь постучали.
- Можно, Райенка? - в проём просунулось круглое лицо жены трактирщика, - тебе нужна помощь?
- Как обычно, - не стала отказываться я.
Корсет был узким, а принцесса Орнесса - достаточно высокой и тучной. Жаль, осознать это мне пришлось, уже будучи под её личиной. И кому такое счастье достанется…
- Вот так… - женщина споро зашнуровывала корсет, а я еле сдерживала ругательства.
И кто это внедрил моду на осиную талию? Хоть завтракать не стала сегодня и то благо.
- Обожди, мутит, - я оперлась одной рукой о стол, а второй - полезла в кошель. Зубами отодрала сургуч и влила в себя содержимое флакона, чувствуя, как ком, подкативший к горлу, катит назад.
- Перебрала вчера? - сочувственно посетовала женщина.
Я кивнула.
- Обереглась бы. Рожать же ещё.
Это наивное утверждение вызвало у меня смешок.
- А это обязательно? - я ехидно оскалилась, - мне как-то самой сподручнее.
Мне не ответили, зато корсет затянулся с такой силой, что я поняла - перебор. По всем фронтам перебор.
Фату я крепила сама. Да-да, на те самые костяные шпильки. Доделала макияж, превратив помятость с перепою в помятость от волнения и надела украшения.
В зеркале отражалась принцесса Орнесса во всей своей полной
красе. Полной - это во всех смыслах.
Карета ожидала у черного хода. Обычная почтовая. Хотя мне не привыкать. Придерживая юбки, забралась внутрь. И только откинувшись на спинку жесткого сиденья, задумалась.
Срочность исполнения заказа наталкивала на размышления. Браки такого уровня за день не устраивают, это точно. А вчерашний собеседник был искренним и волнение в его словах - самым что ни на есть настоящим. И объяснений этому я не находила.
А зачем его вообще искать? Моё дело маленькое. Выйти замуж - и тут же исчезнуть. Пусть сами разбираются.
Всё-таки Валигур был светским государством и это давало мне определенные преимущества. Да что там говорить - это обеспечило мне саму возможность работы! Если бы всё было, как в соседнем Оорске, то сомнительно, что у меня получилось бы столько раз солгать у алтаря. А здесь что? Да запросто! Боги не вмешаются, божественное пламя не охватит. Кровью, опять-таки, обмениваться не надо… Да и негигиенично это, если так подумать.
Резкое торможение кареты заставило меня подобраться. Я отодвинула шторку - так и есть, остановились в какой то дыре… то есть леске. Пересаживаться надо.
Вторая карета была не в пример роскошнее моей гробовозки - запряженная белыми лошадьми, она являла собой образец каретного искусства из всех каретных искусств - резные панели, фигурные окна и белое перо на крыше, словно символ капитуляции.
Я поморщилась - цирк есть цирк. Но если кто-то хочет ехать на свадьбе в таком экипаже, то почему бы и не… я.
Сиденья вот порадовали - мягкие, обитые темным бархатом - подозреваю, тоже из соображений гигиены. А вот то, что не порадовало - так это то, что суставы начали ныть, как накануне. А это значило только одно.
Такой подставы от собственного организма я не ожидала. Я же смешала всё в нужной пропорции! Да что не так? Да как так-то, а?
Пришлось лезть под юбку и доставать припрятанный под подвязкой (самой обычной, из личных припасов) флакон. Похвалив себя за предусмотрительность, я отпила половину и, посмотрев на остаток, поняла: сегодня мне очень понадобиться удача. Судя по сроку, на который меня хватило, зелье пойдет в расход в полном составе. А вот когда…
Спрятав флакон обратно, в один из кармашков на подвязре, я откинулась на спину и попыталась успокоиться. Зелья всегда дольше действуют, если ты спокоен.
Карету начало потряхивать и я ощутила, что земляная дорога сменилась брусчаткой. Мы въехали в город.
Я поправила мантию, отряхнула юбку, коснулась рукой рюшечек на лифе. И вошла в роль.
В итоге из кареты выбралась уже не Райена Сольгор, а принцесса Орнесса. Грузно вытряхнула свои телеса из тесного нутра кареты и, немного переваливась, поковыряла к дверям, где ждал доверенный.
- Всё в силе, госпожа Райена? - тихий голос долетел до меня, вызвав понимающую улыбку.
А вот и заказчик. Тот самый старый жмот.
Я кивнула и подставила локоть, который тут же приняли.
Младших принцесс никогда не выдает замуж отец. Да что и говорить - родителей зачастую даже на свадьбе не бывает. Да и сами принцессы - всего лишь разменная монета в феодальных разборках. Уж лучше быть бедной и свободной, чем богатой и… такой.
Под тихие звуки музыки мы вошли в Храм. Я не смотрела вперед, позволив себе зыркать по сторонам - ну интересно мне было.
И настолько увлеклась аристократическими рылами, что, увидев перед собой тот самый алтарь, поняла: лучше бы смотрела вперёд.
И дело даже не в алтаре, не в сияющем улыбкой главном Храмовнике, нет.
Дело было её в одном действующем лице, при взгляде на которое я четко так осознала, что моему хвалёному спокойствию настал полный, беспросветный, окончательный... звездец.
Потому что передо мной, на правах жениха, стоял герцог Рейгран.
Я застонала про себя и мысленно вписала в программу заказов ещё один пункт - узнавать, кто жених.
Потому что этот напыщенный сноб не постесняется расторгнуть брак.
Браки в Валигуре… не поверите, расторгали, и даже очень. Вот только… как и для создания, так и для расторжения брака всегда нужны были двое. И тут возникал коллапс… хотя нет. Возникал огромный коллапс. Коллапсище, я бы даже сказала.
Потому что женщины согласия на расторжение брака не давали. А в суд… а как к юристам обратишься, если Храмовники на них влияние имеют? Тут только попробуй подать прошение - и жди гостей. Очень вежливые амбалоподобные люди в сутанах придут, побеседуют, смиренно сложив на груди пудовые кулаки и ты сразу же отринешь всё греховное, заключающееся в желании свободы! А если ещё выясниться, что брак заключен по обману…
Именно поэтому я работала редко, но метко, брала не более двух заказов в год. И сейчас, глядя в стальные, с характерным прищуром, глаза герцога, я чувствовала…
… что мне, кажется, конец.

Но заказ есть заказ. Заказ важнее карточного долга, особенно тот, за который взят аванс. И мне ничего не оставалось, как мило улыбнуться сквозь фату и смиренно подождать, пока доверенный передаст мою руку потенциальному мужу.
Холодные пальцы обожгли даже через перчатку. Вот же засада! Я и герцог! Я и архимаг! Они же не женятся, им же нельзя! Твою ж…
Храмовник постучал костяшками пальцев о свою своеобразную трибуну, привлекая внимание. Зал встал, а я едва удержалась от издевательского поклона.
Церемония началась.
- Готов ли ты, Майлиус Рейгран, герцог Оорский, взять в супруги пред Богами Её Высочество младшую принцессу Валигурского перевала Орнессу Тороги, без передачи ей прав на титул и родовую фамилию, без права наследования и управления?
Я скосила глаза на мужчину. Вот же… жук! Хотелось бы узнать, на каких условиях родители Орнессы согласились на такие грабительские условия?
- Готов, - голос Рейграна был, словно суп в таверне - холодным, но с еле ощутимым намёком на подогрев.
- Готова ли ты, Орнесса Тороги, младшая принцесса Валигурского перевала, перейти под опеку своего супруга Малиуса Рейграна, герцога Оорского, без прав на титул и родовую фамилию, без права наследования и управления?
Рука, держащая мои пальцы, неожиданно сжалась. С трудом, но удержавшись от ругательства, я повернула голову и наткнулась на горящий ненавистью взгляд.
- Только попробуй отказаться! - донёсся до меня полный холодного отторжения шёпот.
Забавно. Я посмотрела на Храмовника - гад явно всё слышал, но при этом старательно держал лицо. Поистине, происходило что-то странное.
- Готова, - пробасила, заставив герцога поморщиться.
Всё ясно. Как бы он не мечтал видеть меня в склепе в белых тапках! Ему же эта свадьба до лампочки! А семейство Тороги явными богатствами не обладает.
Радует только одно - я не Орнесса. И ноги моей через пару часов не будет не только в городе, но и за его пределами. И пусть разбираются сами!
С толикой содрогания я следила, как на мою руку надевают обручальное кольцо. А затем настал мой черед и, сморщив нос, я натянула на безымянный палец герцога перстень с крупным изумрудом - готова была поклясться, он его и так носил! Только снял перед церемонией.
- Ну что же, - Храмовник сиял, словно начищенный самовар, - пред лицом Бога нашего и Богини, объявляю вас супружеской парой! Супруг может поцеловать супругу!
Рейгран повернулся ко мне и резким движением поднял фату. Злобные глаза оказались напротив моих - и я сглотнула, увидев эмоции герцога. Злость, ненависть… и ещё что-то, что описанию не поддавалось.
Он быстро наклонился и коснулся моих губ в самом целомудреннейшем поцелуе из всех, которые мне приходилось испытывать у алтаря.
И тут случилось страшное.
Алтарь, у которого мы стояли, вспыхнул столбом ярких искр.
- Брачный союз засвидетельствован! - безликий женский голос отбился от белых колонн и воспарил к вогнутому потолку с небольшим круглым окошком, сквозь которое проглядывало синее летнее небо.
На мгновение воцарилась тишина. Затем - люди зашептались, а герцог закатил глаза и едва слышно застонал от досады.
А я застыла. Не от необычности явления, нет. Просто мне было куда страшнее - ведь только что Божественный союз признал наш брак действительным.
А это значит - никакое фальшивое имя и никакая искусственная личина не спасают меня от того факта, что теперь я, Райена Сольгор, мужняя жена.
И это полная задница!


Глава 2. Жена и котлеты

Человеческая толпа вытеснила нас на улицу. Поздравления, цветы, поцелуи и объятия незнакомых людей - всё это проходило мимо меня. Потому что, кроме обычных размышлений, когда слинять (а если честно, откуда именно линять) к моим проблемам добавилась ещё одна - что делать с браком? Браки, признанные Божественным союзом, не расторгались ни при каких условиях.
Нет, нужно валить. Валить, пока он не узнал, кто я на самом деле.
В карету Рейгран меня подсадил и даже ручку придержал. Зато, когда дверца захлопнулась…
- За что мне это? - голосом мужчины можно было замораживать воду.
“Это”, то есть я, тихо сидело в другом углу кареты и думало, как бы так поскорей смотать удочки. И даже взгляд, мне посланный, я проигнорировала с поистине королевским достоинством.
Герцог стукнул кулаком в стену кареты.
- Трогай! - и под стук копыт вновь уставился на меня.
Я же сидела и делала вид, что смотрю в окно.
- Послушай, ты! Ты это специально делало?
Да ладно? Он что, серьёзно обращается ко мне в среднем лице? Напускное спокойствие дало трещину. Большую такую трещину.
- Конечно, специально! Я сидело, думало, как бы вам, Ваша светлость, насолить. И придумало!
Кажется, он не ожидал. И даже собирался что-то сказать - только вот, услышав мою реплику, резко передумал и закашлялся. Я же подняла фату и скептически зыркнула на Рейграна.
- Мне продолжать? - тихо поинтересовалась, уже видя, что продолжения не требуется. “Его Светлость” пребывал в шоке.
- Как ты смеешь со мной так разговаривать? - тихо выдохнул он, - ты вообще знаешь, кто я?
Я пожала плечами и отвернулась. Прояснять герцогу, кто он такой, не хотелось. Но на случай, если придётся, надо срочно найти синонимы словам “напыщенный”, “самодовольный” и “хам”. Потому что, боюсь, последствий моей следующей фразы нежный девичий зад Орнессы не перенесет.
Благо, словесная перепалка не продолжилась. Рейгран замолчал, только злобно бросил напоследок:
- Дома поговорим!
Я кивнула. Конечно, поговорим, дорогой. Только вот через час после прибытия ноги моей в твоем доме не будет. Ни ноги, ни руки, ни других частей тела. Так что говорить будешь сам с собой и, если очень уж прижмет, со своей рукой. Правой. Или левой - уж не знаю, как тебе удобнее.
Пошлость повысила настроение и придала сил. Придала настолько, что я даже стала что-то мурлыкать себе под нос. Правда, вскоре словила ошарашенный взгляд мужчины и устыдилась.
К прибытию супруг Орнессы успокоился и даже, кажется, впал в благодушное по его шкале настроений состояние. По крайней мере, вылезая из кареты, я уже не чувствовала его зверских взглядов.
- Прошу, проходите, миссис Тороги, - он открыл передо мной дверь, пропуская в холл.
Слуги уже были здесь. Человек десять, включая полную кухарку в чепце и сухонького мажордома, которому, наверное, было под сотню лет.
- Представляю вам мою жену, миссис Орнессу Тороги, - хмыкнул герцог, подводя меня к челяди.
Десяток кислых взглядов. И фраза кухарки как приговор:
- Ваша светлость, можно я пойду? У меня там котлеты горят.
Ну что, добро пожаловать в новый дом, Орнесса! Я кисло усмехнулась и поплелась наверх за мажордомом и супругом.
А дальше и случилась эта малопривлекательная сцена, закончившаяся моим ловким прыжком со второго этажа. Личина к тому времени, кстати, почти спала - рост и вес, по крайней мере, вернулись. А то, что в моей тёмной копне нет-нет, да и мелькнет светлая прядь - это временно.
Трактирщик ждал за городом. Да и на трактирщика он похож не был - скорее уж, на заезжего искателя приключений.
- Ну что, всё нормально?
Я кивнула.
- Ну и ладно. Надолго из Майкорса? - здраво поинтересовался мужчина и я его понимала. Майкорс - мой родной город, и, признаться, так близко от своего гнезда я работала впервые.
Я неопределённо повела рукой.
- Несколько месяцев отсижусь, - пояснила.
- Где?
Я усмехнулась и промолчала, вызвав понимающую улыбку трактирщика.
- Хорошая ты девка, Райена, - припечатал он.
- Спасибо.
- Только бухаешь много.
Я закатила глаза.

Трактирщик не только отдал мне мою сумку и деньги, но и снабдил новостями. И именно поэтому я знала, что через южный тракт я не поеду, ибо вчера кто-то потрошил там проезжего купца - хорошо так потрошил, тот едва ушел, да и то - без штанов и оставив прямо на тракте всю охрану. Поэтому мой путь лежал через восточный тракт и напрочь ломал все мои планы. Я-то думала добраться до столицы и телепортом отправиться в южную провинцию, где море, солнце, вино! А хорошую комнату можно снять за два золотых в неделю! А придется мне ехать в славный город Оорск - где всё дешевле, но хуже. И там уже решать, как быть дальше.
Оорск. Я усмехнулась. Прямо во владения Рейграна поеду, если так судить. Хотя - что мне с того? Орнесса сбежала, невесть как вытолкнув свой толстый зад из окна, а вот Райена Сольгор… а Райены Сольгор и близко не было ни в Храме Четырех Стихий, ни в Майкорсе.
Я развернула небольшую путевую карту. Кратчайший путь до Оорска по восточному тракту составлял сорок миль. Я посмотрела на только начавшее припекать солнце - утро постепенно вступало в свои права. Если двинуться не спеша, до темноты как раз успею - а ещё жильё подыскать нужно. Хотя бы на пару ночей.
Рассчеты меня не подвели и в Оорск я бы действительно приехала до заката. Вот только не учла, что по дороге мне попадётся небольшое, но очень уютное озерцо, скрытое от посторонних глаз деревьями и кустарником.
В озере я плескалась почти час - так, что несмотря на жаркую погоду, губы посинели, а подушечки пальцев сморщились. Только после этого я соизволила выползти на берег и, прыгая на одной ноге, с третьего раза попала в штанину, а застёгивая рубашку, призналась себя, что всё бы отдала за чашку грога.
Как итог - в город я безбожно припозднилась, едва успев к закрытию ворот. Сунув стражникам две медяшки и этим самым захлопнув любопытные рты, я, гордо восседая на Гори, въехала на брусчатку.
Солнце уже скрылось за горизонтом и сумерки медленно заполняли мир, заставляя людей зажигать фонари и запирать ставни. Справедливо рассудив, что времени у меня немного, я проехала первые два трактира, попавшиеся на дороге (знаю я их расценки за близость к воротам) и остановилась у третьего.
“Сытая рыба” - гласила вывеска.
Ну, сытая так сытая, мне-то что. Главное, чтоб кормили и комнаты без клопов. Остальное - без разницы.
Таверна оправдала мои ожидания. Небольшой зал внизу - всего на восемь столиков - и деревянная лестница наверх. Небольшой балкон наверху, огибающий зал по периметру и одинаковые двери комнат.
А зайдя в уготованный мне номер, я сразу поняла - жить здесь можно, но недолго, потому что счёт мне выставят приличный такой.
Маленькая комната, обитая деревом, с окном, выходящим на задний двор и лиловыми занавесками. Чистое хрустящее бельё, шкаф и стул. И - небольшая дверка в уборную, где я узрела унитаз и большую лохань с каким-то подобием душа.
Подойдя к окну, я сразу увидела Гори - конь ел овёс из корыта и выглядел вполне довольным своей лошадиной жизнью. При взгляде на него мой желудок напомнил, что с утра у меня маковой росинки во рту не было. Решив обождать с водными процедурами (тем более, что оные у меня были совсем недавно), я спустилась в главный зал и заняла последний свободный столик у окна.
- Чего изволите? - передо мной склонился трактирщик. Сам!
- Поесть бы и пива, - решила я.
- У нас есть речная рыба жареная, баранья ножка в остром соусе и котлеты на выбор.
При упоминании котлет я скисла - как-то некстати вспомнились слова кухарки. Да и Рейгран ни слова не сказал, будто одобрял поведение прислуги.
Кстати, а почему “будто”?
Подоспевший к пику моего плохого настроения трактирщик поставил передо мной кружку пива с тарелку с острыми чесночными гренками. Доверительно склонился:
- Может, госпожа желает новости узнать?
- Может, и желает, - я хмыкнула: хозяин трактира явно принял меня за заезжую искательницу приключений. Такие у нас водились и, кстати, промышляли отнюдь не своим телом.
Трактирщик шептал, а я кивала, прикидывая, какую сумму он запросит за свои дополнительные услуги. Деньги-то у меня водились, а вот светить я их не хотела. Да и расточительной могла себе позволить быть только поначалу.
Хотя, признаться, дело своё мужчина знал и уже через пять минут я была осведомлена об основных новостях Оорска и его окрестностей. Ничто не прошло мимо меня: курс денег у местных менял, разборки между районами (в том числе по-мужицки, стенка на стенку), пара важных правил, которым лучше следовать, чтобы не попасть впросак. Ну и на десерт тоже досталось кое-что интересненькое.
- Герцог Рейгран женился, - сообщил трактирщик.
- Да ладно? - нейтральным тоном отозвалась я, с печалью осознавая, что пива в кружке осталось меньше половины.
- Да, - он хихикнул, - так жена от него сбежала!
- Да ладно? - повторила я, едва сдерживаясь, чтобы не расплыться в шкодной ухмылке.
- Представьте, госпожа! Говорят, прямо через окно сиганула!
- Так и говорят? Видел кто, небось?
- Да нет же, - мужчина почему-то потёр руки, - оставили ентую жену готовиться - ну, к первой брачной ночи, значится. А он пришёл - и нет никого, лишь окошко открыто и - фьють! - трактирщик изобразил нечто похожее на полет птички.
- Надо же! - я очень удачно изобразила удивление, - и что, нашли?
- Так нет же! Испарилась! - лучился радостью хозяин, - ищут везде! Говорят, и на южный тракт послали отряд, и город весь обшарили - испарилась! И кольцо фамильное с собой забрала.
Я кивнула.
Кольцо я действительно забрала с собой - ну, есть у меня такая привычка. Предварительно, конечно, проверила, чтоб никакой магии на нём завязано не было - а то мало ли, следилку поставят и - вперёд! И в данный момент это кольцо лежало в потайном кармане моей куртки и активно готовилось сменить хозяина - для этого я намеревалась воспользоваться услугами подпольного ломбарда. Но, опять-таки, купец на южном тракте спутал все мои планы, а продавать кольцо так близко от нынешнего убежища - всё-равно, что вешать на крышу трактира белый флаг с надписью “Я здесь, милый, возьми меня!”
- Спасибо за новости… как там тебя?
- Бир, госпожа, меня зовут Бир.
- Спасибо за новости, Бир. Принеси-ка ещё пива! И котлет, наверное. И что там ещё полагается к котлетам.
- А…
- Своё вознаграждение включи в общий счет и неси, сразу же и оплачу.
- Благодарю, госпожа, - трактирщик вежливо склонился и отошёл.
Оставшись одна, я прислушалась. Удивительно, как много информации можно узнать, просто не болтая лишнего. Вот, например, два неплохо так одетых господина у барной стойки обсуждали текущие котировки акций на бирже. Я мазнула по ним взглядом и отвернулась. А вот троица за соседним столом привлекла моё самое пристальное внимание.
- … говорят, мажордом видел, - мужчина, составивший компанию двум юным леди явно определённой специализации, с предвкушающей улыбкой склонился над своим бокалом, - как выпрыгнул кто-то из окна. Только это не супруга егойная.
- А кто? - на лице у миленькой девушки напротив, читался живейший интерес.
- Какая-то другая женщина, пониже и поменьше. И волосы цвета непонятного - то ли тёмные, то ли светлые.
- А это как? - опешила вторая девушка, - или тёмные, или светлые? Должно что-то одно на голове быть!
- Я не знаю, Лизон, - усмехнулся мужчина, - как мне сказали - так и говорю. И, значится, сиганула и сразу к коню!
- Там и конь был?
- Да, Кита, я же говорю! И на котя запрыгнула и как да-а-аст дёру! И он пока из дому вышел - так ейный след и простыл! А потом герцог сверху ка-а-ак закричит!
- Что закричит? - на лицах у девушек застыло одинаковое - любопытно-безмозглое, - выражение.
- Так закричит, мол, супруга пропала, в розыск её! И по южному тракту сам, значится, с отрядом поехал!
Я прикусила губу. Вон оно, значит, как - сам разыскивает. Почему-то не ожидала такого от герцога - особенно учитывая его большую “любовь” к Орнессе. Ах да, одобренный Богами брак - но тоже не вяжется.
Если я хоть немного разбираюсь в мужчинах - а я разбираюсь, - то, по моим прикидкам, нужна была ему Орнесса, как корове - новое седло. И то, что он поехал разыскивать её сам, вызвало у меня волну любопытства, которую не смогли погасить даже принесённые лично трактирщиком котлеты. Да и внушительный счет на почти целый золотой (комната на две ночи, ужин и информация) тоже не заставил отвлечься. Я даже скандалить не стала - не столько из жадности, сколько из желания не привлекать к себе лишнего внимания. Так, поторговалась для виду, сторговала два медяка и с видом оскорблённой невинности удалилась в собственные покои.

После водных процедур, занявших у меня немалое количество времени только потому, что я решила выполоскать волосы до скрипа, я с чистой совестью устроилась на мягкой перине и почти сразу же заснула.
Утро встретило меня гомоном птиц, ржанием лошадей и запахом свежего навоза. Вспомнив, что окна моей комнаты выходят прямиком на конюшню, я не стала долго рассиживаться, а спрыгнула с постели. Ополоснув лицо, я накинула свежую одежду и спустилась в общий зал. Завтракать не стала и, хоть запахи с кухни доносились соблазнительные, я помнила о вчерашнем счёте. Уточнив у трактирщика, как мне добраться до банка, я выскочила на улицу.
Да, немного посвежело и летний день вот-вот готовился разразиться дождём. Но это не помешало мне добраться до банка и внести на счёт все деньги, полученные за вчерашний заказ, оставив себе десяток золотых. Далее мой путь лежал в одёжную лавку, где за полтора серебряных я стала обладательницей двух длинных платьев приличных (как выразилась хозяйка) цветов и кожаных ботинок на подковках, коими и цокали по брусчатке горожанки. А после я намеревалась заняться поисками жилья.
Но - не судьба. Едва я вышла на улицу, разразился тот самый дождь. Пришлось брать извозчика и возвращаться в трактир.
- Госпожа, никак, обложной дождик намечается, - приветливо встретил меня хозяин, а я только кивнула.
Сама вижу, что обложной, мать его! Пару дней так точно носа из дому надолго не высунешь - разве что на извозчика состояние потратишь. А я так не люблю - мне здесь так точно пару месяцев отсиживаться, и комнату надо выбрать приличную, и сад посмотреть, и с хозяином пообщаться! А в дождь… нет, я так не могу.
Пара месяцев. Именно на столько времени я вчера вечером решила остаться в Оорске. Ну а что? Город неплохой, люди вроде как вежливые, трактирщик, опять-таки, о новостях сообщил. Тем более, здравый смысл подсказывал, что на тракт соваться ой как нежелательно! Особенно в одиночку. Особенно в ближайшее время.
Ну а осенью, когда обозы с провиантом в столицу пойдут, можно как раз и попроситься в нагрузку. На тракте, опять же, безопаснее - Император выделяет лучшие отряды для зачистки и охраны главных дорог, да и людей не в пример больше - все перед заморозками едут, кто домой, кто наоборот, к родственникам. Да и зима на море… это всё-таки мечта.
Я невольно улыбнулась. Море я очень любила и, хоть в последний раз видела его, когда была ребёнком, до сих пор помню эту синюю безбрежную гладь, увлекающую, зовущую в неведомые дали. Я не знала, что там, с другой стороны, но всегда верила, что там что-то есть - нечто такое же, незабываемое, как и само море.
А затем… смерть родителей, Академия Девиц и, наконец, суровая школа жизни. И ничего, и живу как-то, не жалуюсь. Некому просто. Да и не хочется.
Я поднялась в комнату и уселась на кровать. Дождь тихо стучал по крыше, навевая сон. Где-то мелькнула мысль, что нужно сходить и проведать Гори - мой друг может обидеться, если не проявить должного пиетета, но она была настолько неважной, настолько маленькой, что я отмела её и прикрыла глаза, чувствуя под своей щекой мягкость подушки.

Когда я открыла глаза, было уже темно. Дождь не перестал, мало того, он припустил активнее и грохот в комнате стоял знатный. Потянувшись, я всё-таки вынудила себя спуститься в зал, оплатить ещё одну ночь и, выпросив у трактирщика зонтик, сходить к Гори.
Скармливая другу вытребованную на кухне морковку и кусочек сахара, я потрепала его по шее, сообщила о ближайших планах - в том числе и о тех, что на пару месяцев мы остаёмся в Оорске, - и вернулась обратно. Хозяин тут же поманил меня пальцем.
- Новая партия новостей, - склонившись ко мне, шепнул он.
- Сколько на этот раз? - иллюзий в корыстолюбии мужчины я не испытывала и была немало удивлена, когда тот замотал головой.
- Оплата единоразовая, - заявил он.
- Тогда давай новости, - сразу изменила я своей точке зрения.
- Герцог вернулся в Оорск, - просветил меня Бир.
Мне немалых усилий стоило сдержаться и не вздрогнуть. Но - удалось. Поставив себе высший балл за старание, я повернулась и смерила мужчину равнодушным взглядом.
- Супругу ищет, - хмыкнул тот, - днём заезжал в таверну с карточкой.
- И что за карточка? - поддержала разговор я.
- Щячло - во! - трактирщик показал на себе, а затем обтёр лицо ладонями и сдул воображаемое “щячло” куда-то в сторону камина, - страшенная как крот! И чего он в ней нашёл?
- Ну мало ли. Вдруг любовь? - хмыкнула я.
- Да какая любовь? - в этот момент мне в голову пришла мысль, что Биру, видимо, просто не с кем поговорить, вот и отыгрывается на мне, - наш хозяин вообще любить не приучен. Ну там лошадок или собак - эт да, души не чает. А вот людей…
- Понятно, - я показательно зевнула. Увидев это, мужчина тут же засуетился и предложил отужинать. Вспомнив, что и сегодня я ничего с утра не ела, я согласилась на варёную курицу с чесноком и вареные же клубни картофеля. Поковырялась вилкой без особого аппетита, но всё-таки съела, запив это всё дело стаканом клубничного компота - для разнообразия.
И - отправилась в номер. Вроде как досыпать, но ненадолго задержалась перед зеркалом.
Волосы однозначно надо остричь. Тёмные пряди почти достигали талии, вызывая у меня жгучее желание раздобыть где-то ножницы. Решив завтра же разобраться с этим вопросом, я добралась до кровати, переоделась и плюхнулась, подобно кулю с сеном. Блаженно потянулась - кра-со-та!
Ночью я опять проснулась. В этот раз эмоция была другая - какое-то глухое раздражение, будто бьешься о невидимую стену, а дальше пройти не можешь. Опять пришлось вставать и ходить по комнате, глубоко дышать, поминая незлым тихим словом, мать его, грёбаное полнолуние. И опять эмоция стихла, уступив место привычной сонливости.
Но в этот раз спать я не торопилась. Хрен там! Распахнув окно, я устроилась на подоконнике и предалась размышлениям. А размышления были очень мрачными.
Во-первых, как бы мне не хотелось верить в обратное, луна сегодня уже шла на убыль - об этом наглядно свидетельствовал круглый блин с отрезанным краем, паривший между туч. А это значит, что задница, в которую я попала, была глубже, нежели предполагалось.
Что я знаю о браках? Да абсолютно всё, ведь эта моя работа!
А что я знаю об одобренных браках?
Полной грудью я вдохнула ароматный воздух. Поморщилась - воздух явно отдавал лошадиным духом и не только, ну да ладно. Гораздо неприятнее был тот факт, что об одобренных браках я не знала ровным счётом ни-че-го. Да что там говорить - это было такой редкостью, что информация могла быть разве что в Храмах…
… а ведь это идея!
В Оорске храм был - один из древнейших в империи. Воображение сразу же нарисовало величественное здание с колоннами и тонким шпилем. Наверное, именно так должна выглядеть одна из старейших обителей Божественной пары. Наверное, храмовники смогут просветить меня по поводу одобренных браков.
“Ну или выдать тебя, дорогуша, прямо в лапы Рейграну” - хмыкнул мозг.
Ой-ёй, а вот это уже нежелательно. Совсем-совсем нежелательно. Ибо сдаваться без боя я не собиралась (да что там говорить, я вообще сдаваться не собиралась), а кровопролития мне герцог не простит. Если выживет.
С этими мыслями я покинула гостеприимный подоконник и передислоцировалась на кровать. Укуталась в лёгкое одеяло и, размышляя над тем, что я вообще хочу в жизни, как-то незаметно для себя заснула.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям