0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 2. Невеста по вызову: тропами откровений (эл.книга) » Отрывок из книги «Невеста по вызову: тропами откровений»

Отрывок из книги «Невеста по вызову: тропами откровений (#2)»

Автор: Ветрова Варвара

Исключительными правами на произведение «Невеста по вызову: тропами откровений (#2)» обладает автор — Ветрова Варвара Copyright © Ветрова Варвара

Глава 1. Нолики-алкоголики

Облокотившись о стройную березку, не менее стройная я старательно сохраняла вертикальное положение. Небольшой, идеальной круглой формы луг, расстилающийся передо мной, слегка дымился. Сожженные камыши задумчиво (насколько это возможно) покачивали лысыми палками. Обгоревший куст, каким-то чудом сохранивший несколько зеленых листьев, торчал из земли прямо по центру луга.
Из чёрных обугленных ветвей торчала мужская нога в архимажьем сапоге.
— А ведь это не в первый раз… — задумчиво сообщил стоящий за мной Лоен.
— Да ладно? — хмыкнула я, разглядывая истоптанный, а посему весьма условный шедевр башмачьего искусства.
— Ну да, — не стал вдаваться в подробности лесничий.
Нога дернулась и застонала. С трудом (проклятый самогон) отлепившись от березки, я попыталась сделать шаг вперед.
— Не стоит, — мне на плечо опустилась крепкая мужская рука.
Я обернулась. Майлс Рейгран, герцог Оорский, каким-то чудом сохранивший человеческое трезвое обличье, словно в подтверждение своих слов, покачал головой:
— Я сам разберусь. Обождите в стороне.
Пришлось пожать плечами и прилепиться обратно к березке. Черти его знают, что в голове у моего дражайшего супруга. Вот и сейчас мужчина, сев на землю, разувался, так и не удосужившись объяснить, что за этим последует.
— Пойдем, Райена, — попросил Лоен, заботливо прихватывая меня под локоток.
— Сама пойду, — невесть с чего заупрямилась я, — отпусти!
— Как хочешь, — подозрительно легко согласился русал, — пойдем.
Далеко идти не потребовалось. Наш короткий путь закончился почти сразу - за поворотом, где, стреноженные, паслись лошади. Гори не торопясь щипал траву, кося глазом в сторону красавицы кельпи. Черный конь архимага объедал желтые цветы с повидавшего жизнь куста. Жизнь цвела и пахла русалочьим самогоном.
— Мерзость, — я пнула ногой валяющуюся на траве глиняную бутыль с отбитым горлышком.
— Понимаю, — смиренно согласился лесничий, заботливо протягивая мне металлическую флягу.
— Что это?
— Самогон. Пей.
Я смерила русала недоуменным взглядом, прежде чем приложиться к горлышку. Хрен знает что происходит - через лес ночью везут, самогоном поят, о причинах попойки каверзно молчат.
Хоть бы повод какой хороший был.

Майлс вернулся через три четверти часа. Собственно, о его приближении мы были уведомлены заранее - по пьяному пению похабной песни, которую исполнял…
— Жив, — кивнув, тихо сообщил русал и, повернувшись ко мне, повторил громче: — жив, собака сутулая.
— Вижу, — кивнула я, окидывая взглядом приближающихся архимагов.
Эл, живой и даже подозрительно здоровый, окинул меня мутным взглядом и повернулся к Майлсу:
— О, Райенка! Привет! — и, громко икнув, продолжил: — положите меня… где-нибудь.
Жизнь положит, — едко отозвался мой супруг, — а ты вон, в сторонке посиди.
— Я всегда в сторонке, — грустно констатировал Элькар, опускаясь на траву.
— Ты ещё слезу пусти - говорят, помогает, — посоветовал лесничий, заботливо закручивая флягу.
Я прокашлялась. Происходящее отчаянно напоминало фарс.
— Может мне кто-нибудь объяснить, что здесь происходит?
Три пары глаз уставились на меня.
— Разве ты не знаешь? — первым открыл рот Эл, — они меня не любят.
— Заткнись, — посоветовал Рейгран другу прежде, чем ответить мне, — Йена, я обещаю, что всё тебе расскажу. Но потом.
— Когда?
— Когда мы отсюда выберемся, — серьёзно кивнул архимаг, — если...
Он не договорил. Из рощицы донеслось тихое, но грозное рычание.
— … если выберемся, — тихо закончил Майлс, делая два шага вперед и закрывая меня своим телом.
Сзади тихо выругался лесничий.
— Это за мной, — грустно проинформировал нас Эл, — я пойду?
— Сиди уже, - фыркнул Майлс, сбрасывая кожанку. Под курткой обнаружилась белоснежная рубаха, тут же ставшая объектом моего пристального изучения. И как он их не пачкает?
— Райена, — осторожно потрогал меня за плечо Лоен, — отойди, не путайся под ногами.
Я скривилась, дерзко стряхнув ладонь лесничего со своей руки. Ситуация страшной не казалась - напротив, мне внезапно стало очень любопытно и, поправ здравый смысл, я смело высунулась из-за плеча Рейграна.
— Это оборотень? — поинтересовалась я у мужа.
— Какой оборотень? - повернулся ко мне Майлс.
— Да, какой? — присоединился к Рейграну Лоен.
— Если меня спросят, я бы тоже послушал про обо - ик! - ротня, — кивнул Эл.
Я окинула мужскую троицу взглядом и обернулась к рощице. Рощица хранила молчание. Поэтому лучшим вариантом развития событий я сочла вначале приложиться к заветной фляге, а затем - обернуться к мужчинам.
— Ничего вы не понимаете! — с горечью произнесла я, чувствуя, как самогон ударил в голову, — ни-че-го! Я, может, приключений хочу…
— … на задницу, — подсказал Эл.
— Да, на задницу! — решительно кивнула я, плюхаясь рядом с архимагом, — а вы из меня женщину делаете!
Майлс с Лоеном переглянулись, а затем русал, наклонившись, выдернул у меня из руки флягу.
— Потом верну, — сообщил он, пряча флягу в рюкзак. Я вздохнула - мало того, что не объясняют ничего, так ещё и выпить нечего. А ведь всё так хорошо начиналось...
— Забери их, что ли, — хмыкнул тем временем Рейгран, указывая русалу на нас, — а я тут постараюсь договориться.
— Договорись, — нагло вмешалась в разговор я, — штраф выпиши. Ты же можешь.
— Йена!!
— Да что Йена? Двадцать восемь лет Йена, — отгородилась я ладонями, — и вообще, верните фляжечку.
— Поддерживаю, — поднял руку вверх Элькар, — я тоже голосую за фляжечку.
— Алкаши, — закатил глаза лесничий, — ладно, отползайте за пригорок. Будет вам фляжечка.


— Нет, ты не понимаешь, — эмоционально размахивал зажатым в руке огрызком колбасы Эл, — она ждать обещала? Обещала. Бросила? Бросила.
— Это ты её бросил, — хмыкнула я, разглядывая стакан на просвет. Донышко стакана оказалось стеклянным и пропускало через себя солнечный свет, - не каждой женщине дано с утра не найти в кровати своего мужчину.
Фляжечка, оставленная нам Лоеном, не так давно опустела и нас потянуло на философию.
— Так я же по делу ушел, — обиделся архимаг.
— А ей сказал? — воззарилась на него я, — нет, Эл, ты берега-то не путай. Сам виноват. Записку бы оставил или цветочек какой на подушке. А ты через окно сиганул и с концами на полгода пропал.
— Я же не знал, — скривился мужчина.
— Понимаю, — серьёзно кивнула я, — но ей-то сказать в любом случае надо было.
— Думаешь? — поднял на меня мутные глаза Элькар, — или из личного опыта?
Вместо ответа я подобрала опустевшую флягу и огляделась. Должна же быть где-то крышка…
Но Элькар тонкий намек проигнорировал:
— Или…
— Не надо, - покачала головой я, прикусывая губу. Не хватало ещё о личном опыте распинаться. Верно пишут - что у трезвого на уме, то у пьяного на языке.
Но я бы предпочла отрезать себе язык, чем поделиться прошлым.
— Я её люблю, - внезапно сообщил Элькар.
В свете разговора переход был неожиданным и на какое-то мгновение я даже выпала из реальности, а посему принялась лихорадочно искать опору:
— Кого?
— Несс. Очень люблю, — признался архимаг, — даже предложение хотел сделать. А потом подумал - зачем ей такой…
— Какой? - крышку я всё-таки нашла - под листом раскидистого куста подорожника.
Кстати, экстракт подорожника тоже закончился. Надо бы пополнить...
— Убогий и непутевый, — тихо объяснил Эл.
— Самооценка у тебя, конечно, не фонтан, — хмыкнула я, завинчивая посудину.
— А если серьёзно? — посмотрел на меня архимаг, — дома не появляюсь, постоянно по болотам и буеракам шарюсь, грязный, неумытый. Да и дома-то нет толком. Не знаю, где буду завтра. Да и буду ли жив. Нет, Райена, за архимагов не выходят. Разве что...
Я выразительно подняла бровь.
— Ну а что? — не понял степени опасности архимаг, — я не знаю подробностей вашего бракосочетания, но скажу прямо: для того, чтобы выйти за архимага, нужно быть свернутым на всю голову.
— Ну спасибо на добром слове, — скривилась я, — выходит, я двинутая?
— А то! - широко ухмыльнулся Эл, — другие бы в Подмирье за мужем не полезли.
— Спросил бы меня кто, хочу ли я сюда лезть, — не осталась в долгу я, отворачиваясь.
— А хочешь? — неверно истолковал мое нежелание отвечать архимаг.
Я поморщилась. Волей-неволей Эл всё-таки сковырнул корку, под которой пыталась зажить ссадина нашего с Майлсом знакомства. Тонкая кожица не успела образоваться, поэтому с сукровицей придется разбираться заново.
А жаль.
— Если бы я знала… - тихо сообщила, оглядывая окрестности.
С пригорка, на котором мы сидели, открывался прекрасный живописный вид на долину. Рассветный туман словно закутал её в легкую шаль с нежными вкраплениями сиреневых цветов. Долину, словно стена, окружала черная гладь леса.
Того самого, который нам с Рейграном так и не удалось преодолеть.
Постойте-ка…
— Это что, “Привратник”? — обернулась я к мужчине. Тот, не отвлекаясь от колбасы, кивнул.
— Да, мы сейчас с другой стороны.
Спина тут же покрылась мелкими бисеринками холодного пота.
Твою мать! Проклятый лес, не пропускающий марилонцев! А если учитывать моё невесёлое происхождение, то ноги моей не должно быть не только в округе, но и в округе округи. Но нет же - я здесь, сижу вот, закусываю колбасой. И только одного понять не могу.
— Как вы меня сюда протащили?
— Мы? - ухмыльнулся архимаг, — муженьку своему спасибо скажи. Это он расстарался. Или ты думала, что тебе просто так наливали?
— Я ничего не думала, — отмахнулась я. Что возьмёшь с пьяного архимага?
За пригорком послышался шум и спустя пару мгновений моему взору предстали русал и архимаг. Мужчины, пыхтя и стеная, тащили за собой холщовый мешок. Мешок не пустовал - мало того, брыкался и исторгал из себя ругательства.
— Вот, — русал плюхнул перед собой мешок и, словно специально, пнул его ногой. Мешок вздрогнул и затих, а я - уставилась на нашу новую поклажу.
— Что это?
— Да так, — мгновенно стушевался лесничий, — надо мне было, для пасеки.
Мешок тут же вздрогнул и издал утробный вой.
— Для пасеки?! Медведь, что ли?
Сбоку тихо хихикнул Элькар, а Рейгран, смерив взглядом моего софляжника, лишь поморщился:
— Я потом тебе объясню. Поехали, а?
— Никуда я не поеду, — тут же заявила я, усаживаясь поудобнее и в знак протеста скрещивая руки на груди, — пока не получу объяснений.
— Семейный скандал, — шепотом сообщил Эл Лоену. Лесничий ухмыльнулся и кивнул. Это, кажется, задело моего дражайшего супруга и сподвигло того на уже знакомые метаморфозы. Серые глаза сузились, а ноздри, наоборот, расширились и…
— Сейчас дым из ушей повалит, — так же ухмыляясь, шепнул Эл лесничему и мужчины, не сговариваясь, заливисто заржали.
— Пошли вон, — тихо, но убедительно выцедил герцог Оорский. По моей спине пробежал холодок - уж больно убедителен мужчина был в образе холодного, расчетливого аристократа, каким я увидела его впервые.
— Не кипятись, — тут же пошёл на попятную Эл, — уходим уже, уходим.

Я не стала ждать, пока лесничий и Элькар, таща по земле упирающийся мешок, скроются за прилавком, а обернулась и пристально посмотрела на Рейграна. Мужчина, казалось, в упор не замечал моего взгляда - вначале он застегнул куртку, присел на землю и зачем-то заглянул в валяющуюся тут же, на траве флягу. Затем он обернулся к холму и…
— Ты ещё причесываться начни, — напомнила ему о своем присутствии я.
Майлс поморщился и наконец изволил посмотреть на меня.
— Прости, — буднично сообщил он.
— Хреновый из тебя игрок, если ты игру будешь с козырей начинать, — просветила его по поводу непреложной истины я, — объяснение будет?
— Нет.
Прищурив один глаз, я обернулась.
— Это как?
— Вот так, — Майлс, словно не замечая меня, старательно шнуровал ботинок, — если ты не заметила, ты пьяна.
— Заметила, — степенно кивнула я, — ты сам наливал. А зачем?
— Тоже потом, — сообщил мужчина, поднимаясь на ноги и подавая мне руку, — всё расскажу, но не сейчас. Сейчас выбираться надо.
— Из… — не выдержав налета таинственности, я громко икнула, — из лесу?
— Из него, — ещё раз кивнул Рейгран, — вставай!
Вопросов прибавилось, но мне ничего не оставалось, как подать супругу руку.

Когда темная стена проклятого леса приблизилась к нам вплотную, Рейгран подал знак остановиться. Лоен с Элькаром, присоединившиеся к нам по дороге, мгновенно подчинились. Я на мгновение замешкалась и Гори невзначай (хотя кому я вру!) поцеловал в хвост стоящую впереди кельпи. Та встряхнула гривой и недовольно фыркнула, а обернувшийся Лоен, ни слова не говоря, показал мне кулак. Я тихо хихикнула.
— Райена, как печень твоя поживает? — Элькар, сияя улыбкой во всю пасть, повернулся ко мне.
— Твоими молитвами, — фыркнула я, старательно концентрируя взгляд на правом ухе своего четвероногого товарища. Обилие алкоголя, которым меня щедро опаивали на всем протяжении нашего пути, начало сказываться на концентрации. Удивительно, как меня ещё в седло пустили - еще пару стопок и передвигаться я смогу только лежа поперек лошадиного крупа.
Словно в подтверждение моих мыслей перед моим носом опять возникла знакомая фляжечка.
— Пей, — попросил Лоен, добродушно, но натянуто улыбаясь.
— Опять?! Нет, спасибо.
— Йена, пей, — сухо попросил Рейгран, разворачивая лошадь, — я тебя очень прошу, не надо усложнять.
Эл, выглянув из-за спины Майлса, умоляюще сложил руки и активно закивал. Я поняла бровь - ситуация складывалась донельзя странная. Однако, даже будучи в состоянии практически полного нестояния, я не могла не заметить легкий флер тревоги, который, словно туман, окутал нашу компанию. Солнечный свет, заливавший округу, немного померк, а птичье пение, ещё минуту назад звучавшее вокруг, словно поутихло, уступив место разовым соловьиным трелям. Я оглянулась… странно. Будто мир вокруг стал немного ненастоящим. Фальшивым.
Будто рядом с святилищем незрячей Найду.
Не говоря больше ни слово, я протянула руку за фляжкой и без промедления ополовинила её.
— Спасибо, — тихо поблагодарил меня Майлс, глядя, как Лоен забирает ёмкость.

Лес поглотил нас не жуя. Просто сомкнулись могучие стволы за нашими деревьями и уже через минуту, обернувшись, я не увидела между деревьями просвета. Словно мы уже несколько часов ехали по лесу.
В голове шумело. В животе бурлило. А в горле стая ёжиков лихорадочно искала воду. В солнечном же сплетении жгло так, будто меня со всей силы ткнули туда палкой. Или кочергой. Глубоко вздохнув, я сконцентрировалась на гриве Гори, с удивлением заметив в ней несколько сербристых волосков. Седина или показалось? А седеют ли лошади вообще?.. Старость ведь ко всем приходит. И ко мне тоже. Вот поседею я, моё лицо покроется сетью морщин, а руки - россыпью старческих веснушек. И буду я сидеть на веранде у дома и ждать. Ждать, ждать… непонятно чего. Забвения? Покоя? Тишины?..
— Йена!
Я подняла глаза,с удивлением обнаружив себя спешившийся и стоящей у границы тропы. Глубина леса манила. Вдалеке, за стволами, виднелся просвет. Что это - может, долгожданный выход и нет смысла двигаться по тропе вот так, гуськом? Может, будет лучше, если я срежу дорогу так?
— Йена, стой! — вновь мужской голос и глухой стук копыт, а затем - быстрые шаги.
Нет, меня не нужно останавливать. Зачем? Зачем меня зовут, когда трава так приветливо манит прилечь на неё? Стоит сделать лишь шаг…
Я подняла ногу и в этот момент чьи-то руки схватили меня и я неуклюже свалилась на тропу.
— Йена! — щеку обожгла оплеуха, а надо мной навис странно знакомый темноволосый смуглый мужчина со светлыми глазами, — Йена, ты слышишь меня?
Я грустно улыбнулась.
— Слышу. А толку-то?
Серые глаза опасно прищурились, но мне уже было не страшно:
— Я, кажется, взяла у тебя кольцо. Оно там… - не договорив, я вяло махнула рукой в сторону терпеливо ожидающего моей скорой кончины Гори, - в сумке возьмешь… потом.
— Что, отходить собралась? - ехидно поинтересовались сверху, — может, не стоило её с собой брать?
— Заткнись! - прорычал смуглый мужчина, пытаясь меня посадить. Безуспешно - тело стало ватным и, даже приложив усилия, я не смогла бы удержать вертикальное положение.
И как это мне удавалось до этого…
— Может, вырубишь её? — поинтересовался тот же персонаж - правда, иронии в его голосе резко поубавилось.
Кажется, утро перестает быть томным.
Вместо ответа мужчина наклонился надо мной и внимательно посмотрел мне в глаза.
— Йена… - вновь тихо позвал он, — ты слышишь?
Я слышала. Вот только ответить уже не могла. Меня будто засасывало в землю - в мягкую колыбель, в теплую берлогу. Осень… уже почти осень. Хорошо бы найти себе место между корней, перезимовать, а весной…
— Йена!!!
Я слабо улыбнулась. Всё в одночасье стало не важным - и этот день, и голос, зовущий меня по имени, и легкий ветерок, гуляющий в кронах деревьев этого леса со странным названием.
— Йена!! Я не отпущу тебя, слышишь?
— Я отпущу, — тихо констатировал голос сверху и мир перед глазами поплыл, прежде чем исчезнуть.
Надеюсь, навсегда.


Глава 2. Пара слов о марилонцах

Пробуждение было… лучше бы его не было!
Ежики в горле, видать, наплодили потомство, которое в поисках лучшей жизни и большей жилплощади решило поселиться у меня в голове. Во рту пересохло. В ушах звенело. Рук и ног я не чувствовала и могла только надеяться, что они на месте.
Рядом со мной тихо переговаривались.
— Марилонка, ты уверен? — хрипловатый женский голос был смутно мне знаком, — ты же знаешь, в Валигуре их практически нет.
— Практически, — заметил второй голос, который, как я теперь понимала, принадлежал лесничему.
Так вот кто комментировал сверху!
— Практически, - тем временем повторил Лоен, — как видишь, всё-таки иногда попадаются.
— Не люблю марилонцев, — голос брызнул холодом, — А Майлс в курсе, кто его благоверная?
— Очнется - спросишь, — хохотнул Лоен, — я их сразу обоих вырубил, а то устроили романтик. Потом поговорят.
— Понятно, — ядовито отозвалась женщина, — детки, наверное, загляденье будут. Если будут… - и она замолчала.
Молчал и Лоен. Не подавала голоса и я, внезапно осознавшая, что приходить в себя мне сейчас однозначно не стоит. Поэтому, прикрыв глаза, я постаралась притвориться, что всегда так лежала. И ещё полежу. И вообще, бревно я, ой бревно.
— Не притворяйся, — скомандовал женский голос - тот самый, не любящий марилонцев. Осознав, что моя актерская карьера завершилась, не успев толком начаться, я приоткрыла один глаз, а затем - а чего тянуть? - и другой. Ну как, приоткрыла. Попыталась. И тут же сомкнула обратно, для верности ещё и прикрыв ладонями.
— А ты чего хотела? — обладательнице голоса, судя по всему, улыбалась, — надо было мужа слушать, а не самодеятельностью заниматься.
— Я слушала, — проскрипела я, понимая, что голоса как такового у меня тоже не осталось.
— Но не слышала, — чьи-то руки подхватили меня за плечи и помогли сесть, — глаза не открывай пока. Держи. Пей, — и мне в руки ткнулась холодная посудина, к которой я тут же и приложилась.
Вода. Свежая, мокрая, с привкусом зелени. Вкусная.
Мало.
— Хватит пока с тебя, — и пустую посудину у меня отобрали, — глаза открывай.
В этот раз попытка прозреть прошла более удачно и уже спустя пару мгновений я озирала окрестности. И первым делом мой взгляд наткнулся на мужские сапоги в метре от меня.
Сапоги, так же, как обутые в них ноги, принадлежали ни кому иному как Его Высочеству Майлсу Рейграну, герцогу Оорскому. Моему мужу, да снизошлют ему боги все возможные пинки Судьбы за наши приключения последних дней.
— Что с ним? — мой голос все еще звучал хрипло, но положительная динамика уже намечалась.
— Спит, — сообщила обладательница женского голоса. Я обернулась.
— Здравствуй, Несс, — поморщилась не только от вида женщины, сколько от солнечных лучей, бьющих прямо в лицо.
— И тебе не хворать, — отозвалась хранительница Подмирья. Женщина сидела на корточках у догорающего костра, на котором исходил паром большой чан и с бесконечной усталостью смотрела на меня. Вопросов не задавала, за что и заслужила мою горячую, но негласную благодарность.
Тем временем Рейгран зашевелился и едва слышно застонал.
— Ну наконец-то! — хмыкнула женщина, доставая из сумки бутыль и стакан и наливая новую порцию прозрачной жидкости. Видимо, той самой. Что пила и я.
— Йена… — тихо позвал архимаг.
— Здесь я, — отозвалась я, а Несс нахмурилась и, подойдя к Майлсу, пнула его носком сапога:
— Вставай! Некогда мне с вами рассиживаться, дел по горло!
Пока мужчина, кряхтя, как самый старый дед, садился и ополовинивал стакан, я огляделась ещё раз.
— Привет, Райенка, — подмигнул мне Лоен. Русал сидел, скрестив ноги, чуть поодаль, в силу чего и не попал в мое поле зрения в первый раз.
Я кивнула и сглотнула. Коты устроили из моего горла самый настоящий общественный туалет, что не добавляло оптимизма к сложившейся ситуации.
А ситуация была самая что ни на есть паршивая.
— Ты чегой в этот лес поперлась? — лесничий, кажется, вознамерился устроить мне допрос с пристрастием, — или одного намёка маловато?
— Как будто мне выбор предоставили, — огрызнулась я, отворачиваясь от подозрительно весёлого русала, - сказали ехать — я и ехала.
— А почему ехала, кстати? — оживилась Несс.
Вопрос, правда, предназначался Майлсу. И получил неожиданный ответ.
— Нужен был лекарь. На всякий, — Рейгран неопределённо пошевелил пальцами в воздухе и виновато уставился на меня, — прости, Райена, я не подумал.
— Как обычно… — пробормотал кто-то слева.
— Заткнись, - беззлобно фыркнул супруг.
Новая сторона света открыла моему взгляду Элькара. Лежащий лицом вниз архимаг не шевелился, но, как отказалось, отлично нас слышал.
— Как ты? — проявила вежливую жалость я.
— Нормально, — Элькар по прежнему не отрывал лица от земли, — вот Несс еще своего отварчика даст - и буду огурцом.
— Обойдешься, — хмыкнула хранительница, демонстративно завинчивая крышку фляги.
Это возымело действие. Архимаг оторвался от родимой землицы и умоляющими глазами уставился на женщину:
— Несс! Ну пожалуйста! Ну будь человеком!
— Страдай, — обрезала Несс, пряча флягу в сумку.
Архимаг издал сдавленный стон и снова упал лицом в землю.
Я вздохнула - ситуация больше всего напоминала студенческую вечеринку на следующее утро после обильного возлияния. А ведь так, по сути, оно и было - в моей голове ещё был жив рассказ Майлса о том, что они с Элькаром и Несс - бывшие однгруппники. И только мы с Лоеном каким-то боком притесались к этому празднику жизни.
— Ветром прибило, — хмыкнул лесничий,добродушно улыбаясь в пышные усы. Я смущено моргнула - видимо, последнюю фразу я сказала вслух.
— Не вслух, — и новая улыбка.
Я сглотнула.
— Лоен обладает талантом иногда лезть не в свое дело, — вкрадчиво сообщил Майлс, — но он очень сожалеет и извиняется. Да ведь?
— Да ведь, — загрустил русал.
— А ещё он помнит, что нам пора ехать. Да ведь?
— Да ведь, — вздохнул лесничий и поднялся на ноги, — поезжайте вперед, а мы задержимся. С этим, — и он кивнул на лежащего архимага. — К сожалению, это надолго.
— Я не встану, — подтвердил Элькар.

***
Узкая тропинка, ведущая от поляны в заросли дубровника, неожиданно вывела нас на небольшой луг с коновязью. Мой верный друг, пожилой Гори, приобретённый на последние деньги где-то на границе с Валигуром у очень подозрительного даже на вид юшца, оторвал голову от поилки и приветственно заржал. Я улыбнулась и нащупала в кармане кусок сахара:
— Держи.
Бархатистая морда ткнулась в мою ладонь. Положив руку на тёплую лошадиную шею, не удержавшись, я уткнулась лицом в нечесанную гриву. И вздохнула, услышав резонный, в общем-то, вопрос:
— Поговорим?
— Нет, — не отрывая лицо от лошади, я покачала головой.
— Может, всё-таки…
— Нет.
— А потом?
— Тоже нет, — я вздохнула и наконец перестала быть с Гори одним целым, — Майлс, нам не о чем разговаривать.
— Знаешь, Йена, необязательно отращивать колючки каждый раз, когда мы расстаёмся на какое-то время.
— Ежом родилась - ежом и помру, — отбрила я майлсов порыв души, — я вообще тебе в попутчики не навязывалась.
— Ну конечно, — в мужском голосе прорезались веселые нотки, — ты всего лишь своими ногами пришла на мою свадьбу и стала моей женой - по собственному желанию, между прочим. И первую брачную ночь, кстати, провела в моем доме.
Неожиданное заявление заставило меня развернуться. Так и есть - улыбается, гад. И улыбка, главное, такая… ехидная.
— И что с этого? — воспоминание о пухлых младенцах на потолке спальни, в которой я ночевала всю ночь, заставило меня содрогнуться, — это в наше время ничего не значит.
— Возможно, — не стал спорить мужчина и, прищурившись, уставился на меня подозрительно добрыми глазами.
Кстати, о глазах.
Седельная сумка отцепилась во второго раза. Неаккуратно плюхнув её на землю, я закопошилась в вещах. Так… кошель - мимо. Теплые штаны, носки… Палец царапнул что-то металлическое, холодное. Зацепив пальцами, я потянула находку наружу.
Маленькое зеркало в тусклой бронзовой раме с завитками, выполненное в форме солнца, приветливо отразило луч и брызнуло солнечным зайчиком в темную крону ближайшего дерева. Молясь всем богам, чтобы моя догадка осталась лишь догадкой, я поймала взглядом свое отражение.
Зеркала врать не умеют. Жаль. Закусив губу, я чуть ли не со слезами на глазах рассматривала себя в зеркале и понимала: там, в храмовом хранилище, бить архимага ногой по лицу надо было сильнее.
Из зазеркалья на меня смотрела смуглая худощавая девушка. Растрепанные темные волосы обрамляли лицо, за последние дни покрывшееся россыпью веснушек. Мазок сажи на щеке наводил на мысли о недавнем кострище. Льдисто-серые, очень светлые глаза довершали картину.
Мысленно застонав, я потянулась к кошелю. Может, я ещё успею…
— Мне опять тащить тебя к лекарю?
Вопрос попал не в бровь, а в глаз. Точнее, в глаза. Ещё раз мысленно прокляв всё на свете, я обернулась. Эх, ладно, умирать - так с песней!
— Как давно ты догадался?
Мужчина отвечать не спешил. Забросив повод на шею своего черного Инферно он немного помешкал, затем зачем-то пнул ногой валяющийся под ногами камешек и лишь после этого соизволил сообщить:
— Не так давно. Тогда, когда тебя не пропустил Привратник. Ну а сегодня всё стало предельно ясно. Ты не находишь, что я должен был знать о подобном… сюрпризе?
— М-м-м, — глубокомысленно изрекла я. Слов не оставалось. Да и крыть было нечем - раскрыв свой секрет перед Рейграном и всей его честной компанией, я почти расписалась в своем бессилии и неумении свалить в нужный момент. Хотя…
— Тебе не кажется, что у меня свои причины не сообщать эту информацию? Тем более, что… — я не договорила. Да и что было говорить, если ненависть к марилонцам в Валигуре настолько велика, что даже Несс зацепила?
Но Майлс, кажется, уже меня не слушал. Обернувшись к Инферно, он не спеша поправил сумки, погладил животное по шее и запрыгнул в седло. Обернулся:
— Ты едешь?
— Куда?
— В Райдос. Если ты забыла, мы туда собирались.
Ну да. Собирались. Только с тех пор намотали с три круга и рухнули в Подмирье с его странными жителями. И, самое главное, всё это произошло без малейшего сопротивления с моей стороны.
— Так мы едем в Райдос? — со второй попытки угнездившись в седле, я поправила волосы. Поморщилась - косу не мешало бы заплести. Вот только вряд ли сейчас время просить пару минут на приведение себя в порядок.
— Почти, — с готовностью кивнул мужчина, — заедем только по дороге кое-куда.
Больше вопросов не последовало, ни с моей, ни с архимажьей стороны. Рейгран тронул лошадь с места и мне ничего не оставалось, как тронуться следом.
Солнце, несмотря на осень, решило отдать последнюю дань уходящему лету и вжарило из последних сил. Я рвение светила не разделяла, морщилась и пыталась спрятать нос в воротник куртки. А заодно, пользуясь свалившейся на меня тишиной, старательно напрягала извилины.
А подумать было о чем.
Во-первых, Его Высочество Герцог Оорский был явно не в духе и мне не приходилось гадать, чтобы понять причину его плохого настроения. Вот она, причина, на Гори восседает и глазеет по сторонам своими серыми глазами. Как бы не прикопали меня по дороге… Но нет, ему же невыгодно быть одиноким вдовцом. Или?..
Я украдкой взглянула на Рейграна. Ну как, взглянула - уперлась взглядом в широкую мужскую спину, обтянутую белой рубашкой. Красивая спина, ничего не скажешь. Не удержавшись, я перевела взгляд ниже.
Ниже располагался упитанный зад лошади, увенчанный длинным хвостом. Два одиноких репея служили символичным украшением. Да, интересные мужики со мной едут, что и говорить.
Меня вряд ли можно было назвать недотрогой. Я с удовольствием общалась с мужчинами - правда, дальше никогда не заходила, ограничиваясь обычным флиртом. Да и куда мне дальше, когда приходится жить на сумках и после каждого заключенного брака сваливать куда подальше, чтобы не попасть под горячую руку храмовников? И не нужны мне были отношения, если честно. Общение на постоянной основе я поддерживала разве что с Керлом - да и то, урывками. Вот и сейчас пропала невесть где и мой друг может только гадать, куда унесла меня нелегкая и принесет ли она меня обратно.
А принесет?
Я вновь уперлась взглядом в спину едущего впереди архимага. А ведь этот, случись чего, и вправду может прикопать под ближайшим кустом, если посчитает нужным. Им интересы государства важнее.
Или личные... интересы.
В голове будто сам собой возник образ храма, где я так старательно пряталась за колонной, подглядывая в дырку за общением храмовника и Рейграна, а в ушах словно зазвучали обрывки диалога:

{— Если бы я смог отговорить вас... провернуть этот ритуал… пришлось бы расхлёбывать последствия.
— … нужен этот ритуал, отец Дорон!
— … консумируйте брак, Ваша Светлость… с концом…. кто вам мешает...}

Так какие же цели он преследует?..
— Йена, ты едешь? — окликнули меня.
Я подняла голову, выныривая из невесёлых мыслей с удивлением обнаружила себя на лужайке, в обрамлении пушистых желтых цветов, которые… да, с аппетитом жрал Гори.
— Минутку, — умоляюще сложила ладони на груди я.
— Через минутку будет поздно, — сообщили мне, — это окопник. Он вызывает диарею.
Я мгновенно дернула повод.

Когда лужок с соблазнительными желтыми цветами остался позади, я все-таки решилась утолить любопытство:
— Это правда?
— К сожалению, да, — Майлс поравнялся со мной, — поверь мне. Знания получены горьким опытом.
— Ты богат на таланты, — фыркнула я, изо всех сил пытаясь не представлять детали опыта.
— Не скажи. По сравнению с тобой я просто бестолочь.
Я посмотрела на мужчину:
— Поясни.
— Да что тут пояснять? — хмыкнул он, придерживая коня и галантно пропуская меня вперед по тропинке, — в зельях разбираешься. Готовить умеешь. За мужчину выскочить замуж - раз плюнуть.
— Ты опять за старое? — нахмурилась я, — есть заказчик - есть работа. Обычные товарно-денежные отношения.
— Ты считаешь себя товаром?
Я поморщилась. Вопрос был провокационным, причем настолько, что у меня на мгновение от злости потемнело в глазах.
— Играть на грани фола - не твоя стихия, Майлс, — спокойно сообщила я архимагу, незаметно для него выпуская пар из ушей, — если хочешь спросить - спроси. Я не люблю провокаций.
— Когда я спрашиваю, ты уходишь от ответа, — сообщил Рейгран, обгоняя меня и вновь занимая первое место в нашей небольшой (я бы сказала - компактной) колонне, — поверь мне, я не железный.
Я грустно покивала. Ну да, да. Не железный.
— Это угроза?
— Скорее, констатация факта, — обернулся через плечо Рейгран, — рано или поздно придется отвечать.
— Не только мне, — не осталась в долгу я.
Мужчина не ответил, что окончательно утвердило меня в мысли, что дело нечисто. Хотя… что тут говорить?
Мне оставалось лишь надеяться, что он понял, о чем я хотела сказать.

Солнце едва начало клониться к закату, когда архимаг остановился. Прислушался.
— Всё, - утвердительно кивнул головой, — остановимся на ночь.
— Можем проехать ещё, — я недоверчиво уткнулась взглядом в непроницаемую спину, весь день маячившую у меня перед глазами.
— Можем. Но не будем, — мужчина спешился и, подойдя ко мне, все же соизволил объяснить, — впереди болото, можем заплутать.
— А нечисть? — лишь уточнила я, спешиваясь, — может дорогу указать?
— Только не здесь, Йена, — Майлс отцепил от седла сумку и потащил её куда-то в сторону, — здесь мертвые топи! — уточнил он, скрываясь за высоким кустарником.
Я поёжилась. Инферно тихо фыкнул мне в ухо и, не получив отпора, аккуратно взял бархатными губами прядь моих волос.
— Отстань, животное! — отскочила на полметра в сторону я.
— Райена, ты скоро? — донеслось из-за куста.
Я хмыкнула. Кажется, лошади внезапно стали моей обязанностью. Что ж, так лучше.
За кустарником вольготно разлегся красивый лужок с коновязью и даже, кажется, родником, о чем явственно говорило журчание неподалёку. Источник журчания я разглядеть не смогла, но уверилась, что эта полянка здесь располагается не зря.
— Интересно, откуда ты знаешь места привалов? — лишь уточнила, привязывая поводья к коновязи.
— Частично бывал, частично - подсматриваю в карте, — сообщил мужчина. Он отцепил седельные сумки и аккуратно оттеснил меня в сторону, — извини, Йена, расседлаю сам.
— Я бы и сама могла, — я сиротливо застыла истуканчиком рядом с Гори.
— Могла бы, — не стал спорить Майлс, — но все-таки это мужская работа.
— Не бывает мужской работы, — фыркнула я.
— Ну конечно, — весело согласился Рейгран. Седло с тихим шлепком упало на землю.
Это прозвучало обидно.
— Знаешь, Майлс, было бы неплохо, если бы мы все-таки разделили обязанности, — тихо сообщила я, — мне так…. неудобно.
— Неудобно на лошади задом наперед ехать, — парировал мужчина, — тем более, мы уже все распределили уже давно. На тебе готовка.
Я закатила глаза.
— Ну уж нет!
Рейгран выглянул из-за морды лошади.
— Поверь, Йена, если буду готовить я, мы до утра не доживем. А у тебя есть шанс.
— У меня есть варианты, — я выразительно кивнула на кошель. Последний весело выглядывал из расшнурованной седельной сумки.
Но мужчина лишь весело рассмеялся.
— Нет уж, давай без самодеятельности.

Костер Рейгран тоже расжег сам. Собрал хворост, поленья, посыпал сверху каким-то синим порошочком и поднес спичку. Пламя вспыхнуло как по заказу и одновременно с этим в небо начал подниматься бурый столб дыма.
Я вопросительно взглянула на мужчину. Тот, по видимому, правильно истолковав мой взгляд, присел на землю и похлопал ладонью рядом.
— Сегодня у нас будет веселая ночь, — тихо пояснил он, дождавшись, пока я преклоню пятую точку рядом, — но одновременно с этим тебе надо будет выспаться.
— А ты? — уловила я двусмысленность фразы.
Млйлс пошевелил пальцами.
— Не факт, — сообщил он, мёртвые топи — тот ещё лотерейный билет. Иногда ночь проходит спокойно. Иногда - нет.
— Ты мне объясни, что за мертвые топи? — повернулась к архимагу я.
Вместо ответа Майлс полез в карман и извлек оттуда свернутый во много раз клочок бумаги. Развернул и положил на землю. Я склонилась над ним, старательно не замечая, как волосы архимага щекочут мою щеку.
— Вот, — мужской палец уткнулся в центр схематично нарисованной карты - хранилище Слепой Найду. Его принято считать центром Подмирья - хотя это явно не так. Вот здесь, — палец переместился вправо, — владенья Лоена и его пасека. А здесь, — ещё правее, — мы сейчас.
— А что это за крестики такие? — ткнула я в схематично отгороженный участок, увенчанный иксами.
— А это как раз кладбище.
А оглянулась назад. Кустарник, так выгодно закрывавший вид на нас с тропы, приветливо помахал веткой.
— Нет, мы так не договаривались, — включила я заднюю, — топи это ещё ладно. Но кладбище…
— Кладбище как раз под топями, — объяснил мужчина, — что поделать, здесь не только васильки с лютиками.
Признаваться в том, что васильки с лютиками устроили бы меня гораздо больше, я не стала. Лишь прикинула расстояние от пасеки до топей с опасливо поёжилась.
— А что это за кладбище?
Мужчина помрачнел. И мне не надо было далеко ходить, чтобы понять, что я сейчас услышу.
— Это кладбище времён конфликта с Марилоном, да?..
Архимаг кивнул, хмуро сворачивая карту. А затем лишь коротко сообщил:
— За защитный контур ночью не ходи.
— А…
— Если понадобится, я отвернусь.
Я живо представила себе эту картину и мысленно застонала.

Контур Рейгран поставил ещё до заката, перед этим принудив меня варить ужин. Я вяло отнекивалась и сопротивлялась, но, поставленная перед выбором, готовить или ставить защиту, быстро сдалась и принялась чистить лук, наблюдая за тем, как архимаг ходит по полянке, что-то бормоча под нос. Поскольку искры, дым и прочие магические чудеса в демонстрируемую магию не входили, очень скоро я заскучала и увлеклась готовкой. Варево в походном котелке мирно булькало и я почти погрузилась в мир чревоугодия, забрасывая в будущий ужин всё новые и новые ингридиенты, как вдруг...
Зловещий ледянящий душу вой раздался внезапно. И шел от как раз из того куста, за которым скрывалась тропа.
Меня как пружиной подбросило. Схватив под руку попавшуюся морковь, я застыла. В голове звучали слова архимага:

{“За защитный контур ночью не ходи”}

Я умоляюще уставилась на мужчину.
— Кто это? — спросила почти беззвучно.
Майлс посмотрел на меня и вздохнул.
— Успокойся. Всего лишь оборотень.
— Ещё один?!
— Нет. Тот же.
— Как он нас нашел?
— Нашел? — хмыкнул мужчина, — он и не терял.
— В смысле?
— В прямом. Ты вообще заметила, что он всё время шел за нами?
Но, видимо, на моем лице был написан весь ужас мироздания, потому что Рейгран неожиданно улыбнулся.
— Йена, успокойся. Подумаешь, оборотень. Бывает и пострашнее. Защитный контур он не преодолеет - это всё, что надо знать.
— Знаешь, ты сейчас ничего не объяснил, — отрезала я.
— И не надо, - Майлс покачал головой, пресекая дальнейшие вопросы, — лучше будет, если мы поговорим завтра, после прохождения топей. Кстати, ты вообще знаешь, куда мы едем?
Я покачала головой.
— А куда?
Но, прежде чем ответить, он подошел ко мне вплотную. Я привычно отгородилась морковью. Но то, что произошло потом, заставило меня удивлённо захлопать глазами.
Майлс поднял руку и абсолютно внезапно щелкнул меня по носу.
— Увидишь.

Ночь наступила быстро. Ещё несколько минут назад вокруг было светло - и тут я сижу, приблизившись к костру настолько, что ещё немного - и вспыхнут штаны. Сижу и изучаю пресловутый куст, шевелящий ветвями уж никак не в такт ветру. Оборотень явно устраивался на ночлег, хрюкая и фыркая. Наконец кусты затихли и я повернулась к Рейграну.
— Он точно не нападет?
— Точно, — кивнул мужчина, на мгновение выныривая из своих мыслей и тут же погружаясь в них опять.
Новых вопросов я задавать не стала, с тревогой косясь на Рейграна.
Мужчина явно был не в духе. Быстро поел, вежливо поблагодарил и вот уже полчаса как сидит, уставившись в одну точку и явно не замечая того, что происходит вокруг. Тени от костра танцевали на его лице странный геометрический танец. Не выдержав подобной трансформации, я все же отважилась на осторожный вопрос:
— Майлс, у тебя всё хорошо?
Архимаг кивнул и поднял на меня глаза.
— Йена, ты прости меня.
От неожиданности я вздрогнула.
— За что?
— За то, что потащил тебя в лес, — мужчина поднял руку и устало потер переносицу, — мне не следовало этого делать, я мог справиться и сам.
— Но тебе же требовалась помощь… — аккуратно направила его на путь истинный я.
— Не такой ценой мне нужна эта помощь, — покачал Майлс головой, — я только сейчас понял, насколько серьёзной опасности тебя подверг.
— Да ладно! — махнула я рукой, — всё уже позади. Хотя знаешь, ты прав.
Я дождалась вопросительного взгляда и заговорщицки сообщила.
— Моя печень действительно пострадала.
Не прокатило. Взгляд из вопросительного стал тревожным.
— Никогда так не шути! — мой супруг не повысил голоса, но мне внезапно стало не по себе, — ты не знаешь, что такое Привратник! Ты не знаешь, что такое война!
— Думаешь? — в ответ вышкерилась я, — с каких пор у тебя появился талант заглядывать в прошлое?
Мужчина прищурился. Взгляд стал острым. Именно этот взгляд я видела тогда, у алтаря, и именно так Рейгран смотрел на меня в старом книжном хранилище в нашу первую встречу.
А я уже и забыла, какой он на самом деле. Дура.
— Я спать, — сообщила, поднимаясь на ноги. Мужчина неотрывно следил за моим передвижением, — не волнуйся, за контур не зайду, потерплю до утра.
— Как знаешь, — холодно отчеканил архимаг.
Я свернулась калачиком на одеяле.
— Спокойной ночи.
— И тебе, — взгляд мужчины уставился в огонь.

Я не знаю, от чего я проснулась. Будто бы струна лопнула в моем сне, заставляя меня подскочить со своей временной и не очень удобной кровати.
Светало. Серое небо, подёрнутое дымкой, низко нависло над нами. Казалось, ещё немного - и на нас обрушится тонна воды. Я огляделась.
Костер почти догорел. Рядом с пламенеющими угольями обнаружился неспящий архимаг. Он по прежнему смотрел в костер, не реагируя на внешние раздражители. Разве что одеяло на плечи набросил.
Я тихо подошла к мужчине. Потопталась.
— Кажется, пришла моя очередь извиняться.
— Неужели? — оторвав взгляд от угольев, Майлс уставился на меня, - и я это услышу?
— Услышишь, — я присела рядом, — прости меня.
— Невероятно, — покачал головой мужчина, — может, я ещё и причину узнаю?
— Не борзей, — хмыкнула я, протягивая руки к углям: предутрие было холодным, — какая-то нетипичная погода для конца лета, — поделилась размышлениями.
— Ты здесь типичной погоды не жди, — покачал головой Майлс, подбрасывая в огонь хворост, небольшая кучка которого ждала, видать, у моря погоды, — признаться, я надеялся, что ты проспишь до утра.
— Уже утро, — кивнула я на мрачный окружающий мир.
— Если бы, — оглядел окрестности мужчина, — до рассвета ещё пилить и пилить. Но раз ты уже все равно не спишь - вникай в курс дела.
Слушаю, - подобралась я, расслышав в голосе мужчины неизвестные доселе нотки.
Тем более, я не хотела говорить, но меня очень насторожило мое внезапное пробуждение. Вроде бы мирно спала - и тут на тебе! И что удивительно, время - рань несусветная, а сна ни в одном глазу.
Нет, тут дело нечисто.
— Я хотел тебе рассказать вчера, но раз уж ты ушла спать, не стал. Видишь ли, Йена, топи - это…
— Кладбище, — подсказала я очевидный факт.
— Не только, — не согласился архимаг, — здесь не только захоронения времен марилонского конфликта. Отличительной чертой этого места является память.
Я замерла.
— Это как? — осторожно уточнила, уже более настороженно оглядываясь по сторонам.
Нет, тихо. Только подрагивает ветка на кусте, приютившем оборотня.
— Здесь оживает прошлое, — повернулся ко мне мужчина, — всё то, что было не закончено, не договорено, не сделано - здесь оно может дать о себе знать.
— Каким образом?
— По разному, — ещё одна порция хвороста полетела в огонь, — иногда ночь проходит обыденно и с утра мы трогаемся в путь. Я, собственно, для этого и поставил защитный контур. Никакие образы прошлого не смогут переступить его. Здесь ты в безопасности.
— Здесь - да, — оценила шутку юмора я, — а если я буду не здесь, а там?
Мужчина повернулся и одарил меня раздраженным взглядом, а затем устало поинтересовался:
— Тебе все варианты описать?
— Мне хватит в общих чертах, — быстро дала я заднюю.
— В общих - не заходи за линию. Потому что даже я не уверен, что смогу втащить тебя обратно.
— А если…
— А если захочешь выйти за контур - вспомни об оборотне, - лаконично закрыл тему мужчина.

***

Первым дал знать о себе, как ни странно, приснопамятный оборотень. Он абсолютно не по-оборотничьи (насколько я могла судить из своего скудного опыта) взвизгнул и тихо завыл на одной ноте. Ветви пару раз качнулись и затихли.
— Кажется, спокойно не получится, — тихо констатировал мужчина.
— И что будем делать? — уточнила я, не отрывая взгляда от кустов.
— Ждать, — хмыкнул супруг.
— Ждать утра?
— Ждать, что из этого выйдет.
— Да вы извращенец, батенька, — попыталась сыронизировать я.
А то я не знаю, - хохотнул архимаг. В условиях натянутых нервов это вышло… непривычно. Но напряжение сняло как рукой. Поэтому я позволила себе присесть рядом с Его Высочеством герцогом Оорским и даже вытянуть ноги.
Минуты предутрия вытянулись в вечность и неторопливо шествовали мимо. Лес шумел. Деревья кренились. Наглый дождь всё же решил поздороваться и нахально заморосил. Окружающий мир тут же заполнился непрекращающимся шелестом.
Костер, шипя, пытался хоть как-то отстоять свои шаткие права на существование.
Я так и не смогла понять, с чего всё началось. Просто вдруг, в одночасье, поняла, что мы больше не одни.
Он стоял за защитным контуром - там, у самой кромки леса. Тёмные волосы, вопреки в одночасье поднявшемуся ветру, не колыхались. В стальных глазах плескалось безразличие.
Я закусила губу. Тебя здесь не должно быть, тварь! Ты же сдох! Должен был сдохнуть!
Словно откликаясь на мои мысли, кончики его губ изогнулись в ироничной улыбке. Понимание того, что он здесь и сейчас, заставило меня со свистом втянуть воздух и, подобно вурдалаку, тихо завыть.

{“Я надеюсь, ты будешь покладистой, девочка...”}

Ненависть горячим взрывом всколыхнулась в груди и обжигающей волной прокатилась по телу. Не понимая, что я делаю, я вскочила на ноги и сделала шаг вперед.
— Йена! — предупреждающе раздалось за спиной.
Но я лишь отмахнулась. К черту твои предупреждения, когда у меня тут мир надвое раскололся - не понимаешь, то ли давить его, гада, то ли драпать со всех ног, да поскорее!
Драпать, пожалуй, всё же получше будет.
Костер жалобно захрустел под ногами.
— Йена, стой! — я обернулась. Видимо, что-то было в моих глазах, потому что Рейгран, подскочивший вслед за мной, на мгновение отшатнулся. А затем - крепко схватил за предплечье. Я взвизгнула.
— Райена, смотри на меня!
— Отвали! — попыталась выдернуть я руку.
Тщетно. Архимаг вцепился клещом.
— Стой! Не заставляй меня применять силу!
— Любите вы силу применять! Отпусти! — я почти кричала.
— Не отпущу!
Но, памятуя о том, что наши не сдаются, я рванулась вновь. И, возможно, преуспела бы, если бы Рейгран не дёрнул в этот момент в другую сторону и не прижал меня к себе. И хорошо так обхватил - судя по силе, всеми четырьмя конечностями.
— Пусти! — уперлась я ладонями в архимажью грудь.
— Ага! Я отпущу, а ты свалишь, — пыхтел где-то над ухом архимаг. Картину довершал жалобный вой оборотня на фоне нашей скромной семейной драмы.
— Свалю, — согласилась я, пытаясь коленкой временно вывести оппонента из строя.
— Не свалишь, — хмыкнули над ухом и хватка усилилась.
Теперь запыхтела я, чувствуя, как тяжело стало дышать. Я даже о видении за контуром забыла, пытаясь компенсировать нехватку воздуха.
— Как я вас ненавижу! — сообщила я всем присутствующим на поляне между интенсивными вздохами, — вот вообще и полностью! Чтоб вы все передохли!
— С такой-то женой это несложно, — фыркнул Рейгран, встряхивая меня так, что я вообще забыла, как дышать, — тебе меня в гроб спровадить - раз плюнуть!
— Вот и шел бы! — огрызнулась я, поднимая на него глаза.
— Не могу, — признался Майлс, встречаясь со мной взглядом, — у меня ещё на эту жизнь еще планов… много.
— Ну и… — начала я и замерла, понимая, что ответа на этот аргумент у меня нет. Да и что отвечать, когда он смотрит на меня, как… как...
Но я не успела додумать эту фразу.
Потому что он меня поцеловал.

***
— Йена, опять ты за ежиное! — рычал архимаг, держась за щеку.
— Не подходи ко мне! — я нянчила зудящую руку, пытаясь понять, всё ли в порядке или есть перелом, — тебе жить надоело?
— Я не могу поцеловать жену?
— Валигурский юшец тебе жена! — не осталась я в долгу, отворачиваясь, чтобы скрыть пылающее лицо, — я тебе не разрешала!
— Но ты вообще-то и против не была!
Вместо ответа я запыхтела, увязывая седельную сумку. Крыть было нечем - Майлс был прав. Я не только не была против, я была очень даже за, что и продемонстрировала со всем старанием и настойчивостью.
Дура.
Даже призрак прошлого, сиротливо маячивший за защитным контуром, в какой-то момент отошел на задний план, уступив место настоящему происходящему звездецу.
Шнурок на сумке лопнул и я с какой-то скрытой злостью посмотрела на тряпичный обрывок у себя в руке.
Твою ж…
— Дай мне, — Рейгран присел у сумки, забрав у меня кусок шнура, — иди костер залей.
Вместо ответа я покосилась на куст. Контур-то архимаг снял несколько минут назад.
— Он уже ушёл, — успокоил меня мужчина, — иди смелее.
Воды в котелке оставалось на донышке. Нет, не хватит. Я оглянулась на тропу, откуда доносилось журчание.
— Я воды наберу, — буркнула я, скрываясь в кустарнике.
За деревьями действительно обнаружился крошечный родничок. Беря начало из-под раскидистого куста лопуха, он стекал в ложбинку, вымощенную гладкими камнями. Подставив котелок под струю воды, я присела рядом и попыталась привести мысли в порядок.
Поцеловались. Бывает. Правда, не так я себе представляла свой первый поцелуй - по крайней мере, оборотень в программу точно не входил. Архимаг, правда, тоже. Да и место можно было выбрать получше.
Но… что было то было. Если, конечно, у Рейграна в его безразмерной сумке не найдется что-то, оборачивающее время вспять. Надо бы поковыряться на досуге.

— Ты готова ехать? — встретил меня вопросом архимаг.
Я со скрытым злорадством полюбовалась красным пятном у него на щеке и кивнула:
— Надеюсь, приключения закончились? — полюбопытствовала, наблюдая, как спокойно Майлс набрасывает седло на Гори и затягивает подпругу.
— Если бы, — хмыкнул мужчина, — приключения только начинаются. Или ты про другое?
Гори покосился на меня и ехидно заржал.
— Заживляющий бальзам не дам, — мстительно сообщила я супругу.
— И не надо, — усмехнулся он, — боевые шрамы украшают.
Я тихо выдохнула.
— Я сейчас тебе ещё один боевой шрам устрою, хочешь? — тихо поинтересовалась я, медленно закипая.
— А давай после топей? — фыркнул мужчина, вызвав во мне желание как минимум треснуть его котелком. Но единственную имеющуюся у нас посуду, пригодную для приготовления пищи, было жалко, поэтому мне ничего не оставалось, как приладить котелок к боку седельной сумки.
Я оглянулась на полянку, словно хотела запомнить её. Обычный луг. Обычная коновязь. Залитое кострище - я всё-таки убила костер несмотря на все его попытки выжить.
— Хочешь остаться? - донеслось сзади.
Вот ещё! Я быстро забралась в седло.

Тропинка неожиданно вильнула и вывела нас на широкую, усыпанную мелким колким камнем дорогу. Дождь прекратился ещё на рассвете и выглянувшее солнце, казалось, приносило нам свои извинения. Уже через полчаса пути я расстегнула куртку, а затем и вовсе сняла её, пристроив на переднюю луку седла.
Над молодым дубовым лесом, который мы проезжали, летели белые барашки облаков. Совершенно забыв про эмоциональную ночь, я залюбовалась проплывающим мимо видом. Поэтому вопрос архимага застал меня врасплох:
— Что ты видела ночью?
Вздрогнув, я обернулась, ловя пристальный взгляд серых глаз. Стараясь не подать виду, делано улыбнулась:
— Да так, пустяки.
Рейгран не поверил. Поморщился, но приставать с вопросами далее не стал, за что и заслужил мою искреннюю благодарность. Зато, пользуясь случаем, вопрос задала я.
— Куда мы едем?
Майлс усмехнулся, придерживая Инферно и пропуская меня вперед для объезда огромной лужи:
— Увидишь.
Я нахмурилась.
— Не хочу. Хочу знать заранее, к чему мне готовиться.
Теперь уже замешкался архимаг. Покусал губы, будто собираясь с ответом. А затем протянул:
— Йена, ну как тебе сказать…
— Говори уже, как есть! - потребовала я, уже предвкушая что-то интересное.
Сзади засопело.
— В общем...
Птицы умолкли, шелест деревьев утих и даже солнце, казалось, затаилось в ожидании ответа. Я заинтриговано внимала.
— … мы с Элом тут договорились на свадьбе подработать. Ну, там на подхвате, защитный контур поставить… гостей вовремя отрезвлять...
Да, такого я не ожидала. Сдавленный смешок будто сам собой просочился сквозь плотно сжатые губы, уступив место полноценному гоготу.
Смеялась я долго, самозабвенно всхлипывая и размазывая слезы по лицу. Я даже не обратила внимание на то, что лошади остановились и теперь бестолково топчутся на одном месте. Архимаг укоризненно взирал на меня сверху вниз.
— Нет, ну надо же мне на что-то жить! — сообщил Майлс, когда я уже немного успокоилась, чем вызвал очередной приступ веселья. Я ржала так, что потеряла стремя и сползла с Гори на мать сыру землю. Слёзы застилали глаза, в легких поселилось жжение.
— Вот поэтому и не хотел говорить, — донеслось сверху.
В себя я пришла не сразу, вначале с удивлением обнаружив себя сидящей на земле и прижимающейся к лошадиному копыту. Копыто терпеливо ожидало, когда его хозяйка придет в себя и вновь станет нормальной.
— У тебя что, денег нет? — поинтересовалась я, вытерев слезы и со второй попытки угнездившись в седле.
Ответ последовал не сразу. Вначале мужчина смерил меня ироничным взглядом, а затем вкрадчиво поинтересовался:
— Йена, а как ты думаешь, какое у меня жалование?
Я легкомысленно пожала плечами.
— Понятия не имею. А какое?
Помешкав, Рейгран склонился к моему уху. Да, пожалуй, такие вещи лучше сообщать шепотом.
Наедине.
И желательно, в пустыне. Чтоб никто не слышал.
— Сколько?! — возопила я, вытаращившись на мужчину, — да это… это… а премии? Социальный пакет? Молоко за вредность?!
В ответ мужчина развел руками. Но меня это особо не успокоило.
— Да у тебя домов штук пять!
— Ну да, — покивал Майлс, — рабочая резиденция в Оорске, ещё одна - в Майкорсе, ну и там, по мелочи. Только это не моё. То есть моё, но не совсем.
— Поясни, — потребовала я.
— Рабочая резиденция есть у каждого архимага, — начал загибать пальцы он.
— Я так понимаю, пока вы находитесь на службе у Короны, — внесла ремарку я.
— В точку! В Майкорсе - за военные действия мне пожалован дом. Чей-то, — Майлс скривился, — я там особо и не бываю.
— Оно и видно, — хмыкнула я, вспоминаю странность обстановки комнаты, куда меня (то есть Орнессу) привели для консумации брака.
— Вот. Ну и пара номеров в трактирах на вверенной мне территории. Знаешь ли, не всегда хочется ночевать под открытым небом, — признался архимаг, обнажая в улыбке ровные белые зубы.
— Мне казалось, ты фанат природы, — хмыкнула я, мысленно подсчитывая количество ночей, проведенное нами у костра.
— Разве что с тобой, — посерьёзнел он.
Я фыркнула.
— Итак, подведём итоги, — решила внести ясность, — у меня нищий муж.
— Очень, — поддакнул архимаг.
— Как храмовная мышь.
— Не настолько.
— А я надеялась…
— Нет, Йена. Гол как сокол.
Я едва сдерживала новую порцию смеха. Судя по подрагивающим уголкам губ Рейграна, в желании заржать я была не одинока.
— То есть у тебя нет почти ничего.
— Почему? - вздернул бровь мужчина и, дождавшись моего удивленного взгляда, забил последний гвоздь в крышку гроба плохого настроения, - у меня есть титул.
— Ну, с паршивой овцы хоть шерсти клок, - выдавила из себя я перед тем, как зайтись в новом взрыве хохота.
В этот раз меня поддержали. Да, ржать вдвоем намного приятнее. Как и пить.
Да и вообще.

Глава 3. Кусты как признак постоянства

Солнце уже начало клониться к закату, когда Рейгран остановился, жестом призывая к тому же. Я повиновалась, с ехидством наблюдая, как Гори тут же принялся подбираться к Инферно. В планах своего четвероногого друга я не сомневалась и мешать ему в их осуществлении не планировала, а посему переключилась на архимага.
— Надо лошадей переседлать, — сообщил мне Майлс, спрыгивая вниз, — Гори повезёт груз, а поедем на Инферно - он не первый раз через топи следует.
— Ещё какие будут завиральные предложения? — я вытянула шею, наблюдая, как за камышами приземляется аккурат в лужу диковинная птица.
— В смысле?
— В прямом, — хмыкнула я, — или ты по-прежнему считаешь, что оставлять меня в неведении — лучший вариант?
Тишина. И лишь стрекот стрекоз раздается над благостным ожиданием.
— Ты уверена, что хочешь это знать?
— А ты как думаешь? — тут же притворилась юшцем я. Юшцев, кстати, не любили в том числе и за их набившую оскомину привычку отвечать вопросом на вопрос, так что здесь я тоже недалеко ушла.
— Нууу…
— Знаешь, Майлс, — смерила я взглядом мужчину, — я предпочитаю иметь представление о грядущих приключениях. Поэтому, если уж мне и придется совать голову в петлю, то, будь добр…
— Намыль, - правильно понял меня архимаг.
— И это тоже, - согласилась я.

Так или иначе, уже через несколько минут мы устроили небольшой привал под раскидистым кустом. Майлс выглядел встревоженным, я - грызла колосок, походя сорванный у тропы, и наблюдала, как Гори всё ближе подбирается к своей мечте. Целеустремленный парень, чего уж там!
— Йена...
Я отвлеклась от увлекательного зрелища и перевела взгляд на мужчину, в очередной раз подивившись белизне его рубашки. Стирает он их, что ли, когда я сплю, или что?..
Воображение тут же нарисовало мне герцога Оорского с тазиком у пруда. Хотя… с этого станется. Уж что-что, а в заносчивости своего супруга упрекнуть я точно не смогла бы. Но это если говорить о нахождении с ним тет-а-тет. Потому что Его Высочество герцог Оорский в официальном облачении - это у-у-у...
— Йена, ты слушаешь? — Майлс глядел на меня в упор. Отвлекшись от мыслей, я легкомысленно тряхнула волосами:
— Прости, задумалась.
— Не вовремя ты это делаешь, — покачал головой мужчина, — времени мало. Топи нам нужно проехать до заката.
— Что за топи? — тут же включилась в диалог я. Тревожность, прозвучавшая в голосе мужчины, мне не понравилась.
— Я не хотел тебе рассказывать, — издалека начал Майлс, — обычно в одиночку я проскакиваю это место очень быстро. Но в свете недавно открывшихся подробностей…
— Ты о чем? — я разломила колосок на две части.
— О твоем марилонском происхождении, — любезно пояснил мне Рейгран, — поэтому сегодня это может вылиться в полноценную нервотрепку.
Я прикусила губу. Вот и припомнили мне мои светлые глаза.
— Йена, я тебя не виню, — правильно прочёл причину моего изменившегося настроения мужчина, — просто… ты просила рассказать.
— А так бы ты оставил всё, как есть,— настроение стремительно опускалось и на данный момент крепко застряло между “поганым” и “препаршивым”.
— Я предпочел бы оставить тебя в неведении.
Вместо ответа я смерила взглядом тропу, так удачно прячущуюся за зарослями. Да уж, если кладбище времён марилонского конфликта, как недавно рассказал архимаг, то…
— Там мои соотечественники, да?
— Верно, — поджал губы мужчина, — я думаю, они не упустят шанса пополнить коллекцию. Понимаешь ли, одинокой архимаг на одинокой лошади - это ещё ладно, можно потерпеть. Но если я появлюсь в компании с тобой, то…
— Так, стоп, — я подняла ладони в останавливающем жесте, — причем тут я? Кладбище марилонское, я - марилонка. Где логика?
— Я не договорил, — мягко прервал меня Майлс, — дай мне объяснить.
Ну ладно. Я миролюбиво кивнула, вновь обращаясь в слух.
— Планомерная ненависть к марилонцам - это палка о двух концах, — продолжил мужчина, крутя в ладонях откуда-то взявшийся и уже начавший желтеть лист, — поверь мне, это также работало и в обратном порядке. Правда, в… м-м-м… меньших размерах.
— Определённо меньших, — легко согласилась я, — в настолько меньших, что я даже не вспомню ни единого случая.
Майлс посмотрел на меня и нахмурился.
— Не кипятись. Я понимаю твои эмоции…
— Нихрена ты не понимаешь, — окончательно закрылась от разговора я, — давай уж как-нибудь пропустим эту часть и перейдём к сути.
— Как скажешь, — покладисто согласился мужчина, — в общем, так или иначе, наличие марилонской крови на болоте может привести к тому, что мишенью вполне могу оказаться я.
Опа! Как интересно кони пляшут!
Усмешка сама собой набежала на мое лицо. Это не укрылось от мужского взгляда.
— Тебе смешно? — тоже усмехнулся он.
Я покачала головой. Не объяснять же ему, что это нервное.
—От меня что-то требуется? — лишь соизволила внести волну конструктива.
— Не думаю, — хмыкнул мужчина, — главное, под руку не лезь и за защитный контур не суйся. Ни единой частью тела.
Я подумала. Условия мне предложили приемлемые. Но оставался ещё один вопрос.
— Помощь тебе понадобится? — я кивнула в сторону лошадей.
— Я же уже сказал - не мешать, — нахмурился Майлс, — я бы хотел уже к вечеру оказаться на месте назначения.
Громкий лошадиный визг прервал наш разговор. Гори всё-таки добрался до цели и цапнул Инферно за круп.
— Йена! - прорычал архимаг. И в ответ на мой невинно-удивлённый взгляд выдал: — что лошадь у тебя кусачая, что… ты!
Здесь я с ним поспорить не могла.

Топи начались неожиданно. Казалось, ещё мгновение назад мы следовали по присыпанной песочком дорожке и вот уже движемся по шаткой древесной конструкции, которую я бы и дорогой-то не назвала. Так, приспособление для быстрого умерщвления случайных путников.
Гори следовал где-то сзади и в попытке разглядеть, как там мой четвероногий друг, я едва не свернула шею. Но не преуспела: разве что уткнулась носом в твердое плечо архимага, обтянутое белой рубашкой и с неподдельным изумлением учуяла слабый запах ландыша.
— Йена, не вертись, — проворчал Рейгран.
— Неудобно, — запыхтела я, пытаясь поудобнее устроиться на том пыточном приспособлении, которое именовалось седлом архимага.
— Сейчас мне будет неудобно. Перед тобой, — коротко сообщил мужчина.
Мне потребовалось несколько секунд на осознание сказанного. Зато когда я поняла… Я вросла в седло со всей своей любовью, сроднилась с ним и, казалось, даже пустила в него корни. Лишь бы не шевелиться.
Одновременно с этим пришло понимание - я сижу на Инферно в компании Рейграна и его руки, держащие поводья, обхватывают мою талию. Нежно так обхватывают, прям с двух сторон.
Ну Майлс, ну…
Я вздохнула и прижала к груди кошель. Ещё при переупаковке сумок я наотрез отказалась оставлять его с Гори и после непродолжительной перепалки прихватила с собой.
Мало ли как путешествие сложится.
— Нам ещё долго? — наконец поинтересовалась я, когда пауза стала уж очень неловкой.
Кажется, поняли меня правильно, потому что над ухом раздался смешок, а затем мужчина поинтересовался:
— Что, страшно?
— Нет, скучно, — делано надула губы я и, осознав, что разговору всё-таки лучше заглохнуть, принялась обозревать окрестности.
Вокруг раскинулась вода и немногочисленные деревья росли стволами прямо из неё. Кувшинки, выпустившие желтые взрывы цветов, были везде, куда только падал мой взгляд. Длинные ветви плюща спускались откуда-то сверху, окутывая стволы деревьев живой сетью.
— Красиво, — —вырвалось у меня.
— Очень, — подал голос Майлс, — одно из красивейших мест Подмирья, если не брать в расчет его историю.
Шаткий, сложенный из бревен и веток пост стелился прямо по водной глади, наводя на мысли о магической составляющей. Однако, не успела я задать вопрос, как меня опередили.
— Проход проложен по подводным сваям. Тинники с болотниками полтора года на это убили.
— Зачем? — удивилась я.
— Если ехать в объезд, можно потерять до двух дней, — лаконично сообщил Рейгран, — а здесь пара часов - и всё. Только вот не пользуются дорогой.
Я кивнула, решив не спрашивать, почему. А чего тут спрашивать? Всё и так понятно - кладбище. Подозреваю, что даже у нечисти есть свои суеверия.
Мои мысли тут же подтвердил мужчина.
— Народ боится здесь ездить. Говорит, мертвые оживают.
— Живые страшнее, — парировала я,наблюдая, как по небу ползут подкрашенные в цвета заката барашки облаков.
— Согласен, — не стал спорить архимаг.
Больше мы не общались. А через пару минут я заметила, что мы не одни.
Тончайшая оболочка, так похожая на мыльный пузырь, возникла будто из неоткуда, взяв нас в окружение. Это было настолько необычно, что я выдохнула, во все глаза уставившись на чудо природы.
— Первое проявление видимой магии, которое я от тебя вижу, — не удержалась от комментария.
— Я ещё и не такое могу, — как мне показалось, с оттенком гордости произнес архимаг.
— Покажешь как-нибудь, — фыркнула я.
— А это если попросишь, — двусмысленно прозвучало сверху.
Пропустив свою фразу, я выразительно кашлянула, разглядывая мир через призму защиты. Что и говорить, хотелось бы мне поинтересоваться, что именно имел в виду мужчина, но место разговора явно не располагало к шуткам. Да и окружающий мир во время нашего непродолжительного общения изменился. Значительно.
От деревьев прямо по воде пролегли длинные тени и выстеленная деревом дорога казалась полосатой, поневоле наводя на мысли о черно-белых полосах в жизни. Кувшинки встречались всё реже, зато ряска, которой раньше почти не было, сейчас занимала почти всё свободное водное пространство. А ещё неуловимо изменились кроны деревьев - будто потемнели, а приглядевшись, я увидела форму листьев и изумилась ещё больше.
Нет, не может у обычных елей быть таких лап - вытянутых, хищных, с длинными, с мою ладонь, иголками. Это выглядело жутковато и неосознанно я подалась назад и прижалась спиной к груди архимага.
— Не бойся, — почувствовал он моё состояние и успокаивающе сжал моё плечо, — здесь ещё не опасно.
— Какая прелесть, — огрызнулась я, — сообщи, когда нужно начинать дрожать.
— Обязательно, — известил меня архимаг.
Некоторое время мы ехали в тишине, развлекаемые лишь стрекотом огромных, размером с мою ладонь, стрекоз и редким кваканьем - видать, для разнообразия, - лягушек. Кокон защиты успокаивающе серебрился вокруг нас и на какое-то мгновение мне даже показалось, что эта дорога безопасна.
Мимо проплыло небольшое белое облачко. Через мгновение - ещё одно. А затем я почувствовала, как напряглись руки архимага, по прежнему держащие поводья.
— Без приключений не выйдет, да? — тихо поинтересовалась я у него, прикусывая губу.
— Видимо, да, — в тон ответили мне.
Я покрепче прижала к груди кошель с зельями. Всё-таки не зря захватила его с собой.
Сзади, точно откликаясь на мои невесёлые мысли, тихо и жалобно заржал Гори. Я повернула голову, но не смогла разглядеть даже окружающую действительность - прозрачный кокон был весь облеплен белыми облачками. Сквозь редкие просветы я видела кусочки голубого неба, но что-то подсказывало мне - это не надолго.
— Не вертись, — тихо попросил архимаг.
— А Гори? — все же решилась я на вопрос.
— С ним всё будет в порядке, если ты дашь мне сделать мою работу, — так же тихо известил меня Майлс, — и, Йена...
— Что? — подала голос я, уже понимая, что услышанное мне очень не понравится.
Так и вышло.
— В пяти минутах езды отсюда… — нехотя протянул мужчина, а затем, решившись, зачастил, — там развалины сторожки. Если вдруг что-то случится - беги туда. Там безопасно, я лично защиту ставил. Завтра Эл поедет этой дорогой, так что надолго тут не останешься.
Вот как, значит.
Я помолчала, собираясь с мыслями.
— Ты закончил?
— Что? — в мужском голосе промелькнуло удивление.
— В героя играть.
В груди, будто из ниоткуда, поднималась странная злость. Это за кого он меня принимает, в самом-то деле?
— Йена, ты не понимаешь…
— Это ты не понимаешь! — отчеканила я, — или думаешь, что я оставлю тебя здесь?
— Ну ты же хотела развода, — в голосе Майлса прорезалась ирония, — вот тебе неплохая возможность.
— Я хотела развода, — подчеркнула я последнее слово, — а не...
Договаривать не стала - и так понятно.
Белого в окружающем нас мире становилось всё больше. Сквозь окружающие нас облака уже не было видно неба - от мира остался лишь деревянный настил да кромка воды сбоку. А ещё я не могла не заметить, как напряжена мужская грудь, о которую я по прежнему опиралась спиной. Нет, что-то однозначно происходило, даже несмотря на внешнюю расслабленность обстановки. Оборачиваться и проверять я ничего не стала - итак уже понятно, что дело пахнет керосином.
Как бы мне действительно не пришлось волочь на себе архимага.
Белого в окружающем нас мире становилось всё больше и спустя пару минут я уже не могла различить, где небо, а где земля. Копыта Инферно утопали в белом тумане - к тому же, у меня появилось подозрение, что защитный купол не был герметичным: вокруг нас, прямо на уровне моего лица, в воздухе закачались тонкие белые паутинки. Не сдержавшись, я протянула к одной из них руку и с удивлением понаблюдала, как опутывает палец тончайшая полупрозрачная нить.
Странно как…
Но терзать вопросами Рейграна мне не хотелось - здравый смысл подсказывал, что есть моменты, когда лучше вообще рот не открывать. Тот факт, что сейчас как раз один из этих моментов, напрашивался сам собой.
Тихий полувздох-полухрип, раздавшийся сзади, внес струю новизны. Обернувшись, я как обычно уткнулась носом в мужскую рубашку. Чтобы поднять голову, пришлось повозиться.
Но это того стоило.
То, что архимаг испытывает не лучшие моменты своей жизни, стало понятно сразу же - по обескровленному лицу и губам благородного серого оттенка. Глаза мужчины были полузакрыты, сквозь щель между веками я проглядывал голубеющий белок.
— Майлс?.. — тихо позвала я.
Нет, дохло. Если герцог меня и слышал, то виду не подавал. А значит, дело плохо.
Решение действовать пришло быстрее, чем желание. Я ещё не успела осознать, что делаю, как мои руки сами по себе перехватили поводья. Молясь богам, чтобы Инферно не наломал бровь, я аккуратно ткнула пятками в бока коня.
Сработало. Инферно, пусть и нехотя фыркнув, пошел ходкой рысью. Это принесло и неудобства - Майлс, доселе держащийся в седле, видать, с помощью божественной силы, начал заваливаться на меня.
А паутинок становилось всё больше. Но если мимо меня они проскальзывали, ласково щекоча, то на Майлса садились, будто птицы, слетевшиеся на кормежку.
— Йена… оставь меня.
Я сжала губы. Тоже мне, мученик.
— Беги…
— Бегу, — в тон ему отозвалась я, чувствуя, как он всё больше и больше заваливается вперед.
Сколько там, пять минут?
Инферно с упрямством сбежавшего хряка пер вперед, а я держалась изо всех сил: Рейгран оказался невыносимо тяжелым. К тому же, стремян мне не досталось и с какой-то иронией наблюдала за тем, что с каждым шагом все больше и больше съезжаю в сторону. По моим самым смелым подсчетам до встречи с матерью землицей оставалось совсем немного.
Наверное, именно поэтому я пропустила тот момент, когда количество паутинок начало уменьшаться. Вцепившись в луку седла правой рукой, левой я пыталась хоть как-то удержать мужчину. Поводья я давно отпустила и теперь они болтались где-то снизу. Ну да ладно, справимся.
Последние мгновения я двигалась, закрыв глаза. Наверное, именно в такие моменты люди начинают или молиться, или материться. Я предпочитала второе, но, признаться, молитвы в этот раз мне показались привлекательнее.
Тихий ход Инферно, перешедшего на шаг (и я была ему благодарна), тяжесть навалившегося на мою спину мужчины, щекотка от стекающей по лбу капли пота… Всё слилось воедино, не оставив мне шанса подумать о том, что происходит. А затем внезапно… всё закончилось.
Я услышала шелест листвы и легкое дуновение прохладного ветерка обожгло мне щеку. Я не открывала глаза, но даже без этого я почему-то знала, что увижу вокруг: луг, заполненный опавшей листвой с берез. Небольшой ров с перекинутым через него узким бревном. Разваленный серый камень стен.
Словно я была здесь раньше.
Конь встал, будто вкопанный и тихо фыркнул. Оглядевшись, я решила не заострять внимание на странном ощущении. Тут есть более насущные дела.
Осторожно высвободившись из-под веса архимага, я аккуратно соскользнула с лошади. Тело мужчины, будто почувствовав свободное пространство, упало вперед, на шею Инферно. Я закусила губу - идея того, как спустить Рейграна вниз, была единственной.
А хотя…
Подойдя, я осторожно похлопала Майлса по щеке. Нет, глухо. Пришлось повторить маневр по меньшей мере дважды, прежде чем на его лице проступили признаки интеллекта.
— Ты сможешь спешиться?
Помешкав, мужчина едва заметно кивнул.
— Давай помогу, - вздохнула я, беря его за руку и занимая положение поустойчивее.
Госпожа Мирьям учила меня, что право на помощь имеет каждое существо вне зависимости от его происхождения и статуса. Но, признаться, в положении, когда мне придется оказывать эту самую помощь, не имея ни малейшего представления о происходящем, я оказывалась впервые.
Устойчивое положение не проканало. Неуклюже перебросив ногу через седло, Майлс кулем полетел вниз и я с ужасом ринулась ему навстречу - куда уж лучше, чем лечить травмы падения. Обхватив мужчину руками, я едва избежала падения - сложно, знаете ли, оставаться в вертикальном положении, когда на тебя летит сто килограммов бесчувственного счастья.
Но мне повезло. То ли Рейгран в момент падения пришел в себя, то ли пресловутые молитвы помогли, но на ноги он приземлился вполне осознанно.
Как раз для того, чтобы моментально сползти вниз, в район лошадиных копыт.
Инферно брезгливо переступил через распростертое тело хозяина и потянулся к многообещающему зеленому кустарнику.
— Предатель, - беззлобно откликнулась я, наблюдая, как на поляну медленно выходит Гори.
В груди тут же стало тепло - уж не знаю, как Рейгран привадил коня, но уже тот факт, что мой четвероногий друг не сбился с пути, уже вызвало горячую благодарность.
А хотя сейчас не время благодарить.
Быстрый осмотр архимага не принес плодов - мертвенная синева кожных покровов при нормальном пульсе и достаточно бодром дыхании не говорила мне ровным счетом ничего. Майлс тоже молчал, старательно не приходя в сознание даже после моих многочисленных попыток. В результате я бросила это дело как нерезультативное и, оставив архимага лежать (надеюсь, он никогда этого не узнает) отправилась исследовать поляну.
Назвав единственное строение на поляне развалинами сторожки Майлс явно пошутил. Оценив искрометное чувство юмора своего супруга, я ещё раз оглядела две стены под куском чудо уцелевшей крыши и вернулась назад.
Дорога, по которой мы приехали, уводила в густой туман. Белесый, густой, как сливки, он окружил поляну со всех сторон. Приглядевшись, я увидела редкие искорки на стыке мутного и ясного миров. Кажется, это именно та защита, о которой говорил Рейгран.
Ну что ж. Раз мы уже здесь, то неплохо бы и обжиться.
Две полулысых ёлки обнаружились в трех шагах от края поляны. Поглядев на их изрядно потрепанную жизнью шевелюру, я решила, что хуже уже не будет и быстренько довершила начатое природой: как раз на лежанку и набралось. Совесть, конечно, просыпалась, но я старательно отгоняла её вплоть до того момента, когда от ёлок остались лишь стволы. Подумаешь - зима близко, новые ветки отрастут.
На поляне к моему появлению ничего не изменилось. Бросив лапник на землю, я нагло залезла в седельную сумку архимага за одеялом, а затем, оглядев импровизированную постель, приступила к самому сложному - транспортировке мужчины.
Тащить тяжелое тело по веселой зеленой травке было сложно и, когда мне наконец удалось водрузить Майлса на ворох лапника, я вся взмокла. Но зато белоснежная рубашка архимага украсилась зелено-серыми разводами и наконец потеряла свой белоснежный вид. Признаться, это меня успокоило и, присев рядом, я наконец закопошилась в кошеле.
Энергетическая настойка не помогла, универсальное противоядие - тоже. А состояние мужчины ухудшилось - кончики пальцев стали ледяными, а дыхание, напротив, участилось. Я растерянно топталась рядом, чувствуя себя на редкость беспомощно.
Что же может сработать…
Плюнув на зелья, я притащила из сумок одеяла и, как могла, укутала архимага. Задумчиво смерила получившуюся картину скептическим взглядом - Майлс, походивший больше на куколку бабочки, чем на человека, старательно мимикрировал под труп.
Ладно, разберемся.
Обнеся окружающую флору ещё на пару веток (сухих - я выбирала), я наломала дров. Ну как, дров - скорее уж, веток, соорудив небольшой шалашик, внутрь которого отправилась найденная в архимажьей сумке газета. Рассудив, что читать в ближайшее время мужчине уж точно не придется, я чиркнула кресалом и заслонила крошечный огонек от внезапного порыва ветра.
— Мы где? — тихий голос вывел меня из странного состояния умиротворения. Отвлекшись от разгорающегося пламени (чертовски манящее зрелище, скажу я вам), я обернулась.
Майлс, по прежнему напоминающий умертвие, все же изволил приоткрыть глаза.
— Что с тобой? — сразу взялась за главное я.
Хотя ответа не получила. Герцог, задав риторический, но очень не важный вопрос, вновь впал в состояние так называемого забытья, а я едва eдержалась от того, чтобы надавать ему по щекам. В крайнем случае, спишем на попытки привести его в сознание.
Присев прямо на лежанку, я развернула на коленях кошель и углубилась в его содержимое.
Не то. Опять не то… вытащив из глубин закромов крошечный флакончик, я посмотрела его на просвет. Мутной жидкости в таре оставалось менее трети… но должно хватить. Особенно если найдется… вот он!
Отставив два флакончика в сторону, я огляделась. Как назло ничего, подходящее на роль рогатины в поле зрения не попадалось. Поэтому я ещё раз совершила моцион в сторону одиноких елочных стволов, в точке назначения сократив из количество вполовину и уже через несколько минут котелок повис над разгорающимся костром. Родник, обнаруженный мной по дороге к елкам, сослужил хорошую службу. Впрочем, я бы удивилась, не найдя здесь источника воды. Попробовала вначале - вкусная, зараза, но студеная, - и, набрав жидкости впрок, заняла выжидательную позицию у котелка.
Долго ждать не пришлось - уже через несколько минут, когда от дна посудины к поверхности побежали первые пузыри, мне пришлось двигаться очень быстро.
Ополоснуть каменную плошку для снадобий. В четкой пропорции - три к двум - смешать два зелья. И, наконец, дополнить всё несколькими каплями воды. Ароматический компонент я решила не добавлять - Рейграну-то все равно, а мне потом знай две монеты за бутылек выкладывай. И так на него зелий не напасешься. Травникам-то вон как хорошо - им всё королевство выделяет. Другое дело мы - сирые, убогие, на собственном обеспечении. Тут каждая капля на вес золота, причем хорошего такого золота, в чеканке. Замуж не навыходишься.
Приоткрыв Майлсу рот я аккуратно, стараясь не пролить не капли, влила мутную бурую жидкость в мужчину и, понаблюдав, как пару раз дернулся его кадык, заняла выжидательную позицию.
За всемя моего активного существования окружающий мир тоже времени не терял. На топи надвигались сумерки - и, хоть пока ещё природа радовала многообразием оттенков, едва ощутимая прохлада возвещала о том, что ещё немного - и начнет темнеть. Туман за границей защиты клубился, складываясь в причудливые фигуры.
Через несколько минут Майлс едва слышно застонал и зашевелил губами и мне пришлось склониться над мужчиной, чтобы услышать слова:
— Дождись Эла…
— Это понятно, — хмыкнула я, — тебе что поможет?
— У него… — твердый подбородок дернулся, — есть зелье. Если...
Глаза мужчины закрылись и он опять впал в забытье. А я задумалась - уж больно мне не нравился тон герцога. Будто…
— Помрет ведь, — сообщили сбоку. Не успев подвиться таланту, умеющему читать мои мысли, я обернулась, столкнувшись взглядом с…
— Гройвус?
— Он самый, — лепрекон подошел ближе, старательно семеня тонкими ножками, обутыми в яркие сапожки, — к огню пустишь?
— Не жадная, — тут же посторонилась я, уступая часть лежанки, — места всем хватит.
Лепрекон удивленно на меня посмотрел, но комментировать ничего не стал, протянув к огню ручки-веточки.
Мы просидели в немом молчании несколько минут. Гройвус не стремился начинать разговор, а моя интуиция не рекомендовала открывать рот первой. Кто их поймет, этих лепреконов? Наконец, когда тишина стала уж больно вязкой, мой знакомый подал голос:
— Твой? — кивнул он в сторону кустов на границе с туманом.
— Кто? — не поняла я.
— Оборотень.
Кусты едва слышно тявкнули. Я вздохнула. Хотя, если до сих пор не тронул…
— Видимо, мой, — вздохнула я, понимая, что нашего брата прибавилось.
— Красивый, — и лепрекон вновь замолчал, наблюдая, как я проверяю пульс у Майлса. Пульс был откровенно нехорошим - рваным, слабым - но я старательно не думала о плохом, веря в лучшее.
— Что думаешь делать? — следующий вопрос застал меня врасплох.
— Понятия не имею, — честно призналась я, — ждать. Молиться. Надеяться.
— Шутишь? Ты смешная.
— Спасибо, ты тоже.
Гройвус помолчал, изподлобья глядя на меня блестящими пуговицами-глазами. Я честно выдержала взгляд, под шумок рассмотрев и небольшой нос картошкой, и острые уголки ушей, и маленький зеленый галстук, по-франтовски украшенный крошечной золотой булавкой.
— Не дотянет он до завтра.
По спине тут же пробежали мурашки.
— Думаешь?
— Знаю.
Я оглянулась на архимага - без изменений. Только дышит тяжело, с просвистом.
— Есть варианты?
Вопрос дался нечеловеческим трудом. Я догадывалась, что привязалась к этому несносному мужчине, но признаваться себе в том, насколько сильно, было тяжело.
— Спасти или ускорить?
Следующий взгляд предназначался уже лепрекону и, признаться, был недобрым, потому что Гройвус враз обрел понимание ситуации:
— Да ладно, ладно, — в защитном жесте вскинул руки он, — понял уже. Взамен что?
Думала я недолго:
— Его возьмешь? — и кивнула на кустарник.
Кустарник возмущенно заскулил.
— Не люблю собачатину, — фыркнул мой собеседник, переводя взгляд на кошель, — а вот…
— Даже не думай, - отрезала я.
Каждое зелье в кошеле было мне дорого. Каждый флакончик отбирался тщательно и занимал ему одному предназначенное место. Именно поэтому при посягательстве на святая святых я превращалась в cтрашного человека.
— Ладно, — почувствовал, видимо, мое состояние лепрекон, — тогда ничем не могу помочь. Жди и молись.
Я покусала губы и зачем-то оглянулась на утопающую в тумане тропинку, будто надеясь увидеть выезжающего из марева Эла.
— Ладно, согласна.
В результате яростного торга кошель ощутимо полегчал. Я уступила два успокоительных зелья и одно отбивающее обоняние (“от твоего знакомого” - упрямо твердил Гройвус, несмотря на все мои ухищрения не выпуская из рук флакон). Ещё лепрекон позарился было на болотный эликсир, но тут уж во мне взыграл внутренний юшец и, открутив плотно притертую крышку, я сунула варево знакомому под нос. Тот прослезился и мое право на эликсир признал.
— Ну, тогда жди здесь… — протянул он, сгребая новоприобретенное добро в холщовый мешочек, — я скоро.
И, не успела я ни возразить, ни возмутиться, как лепрекона и след простыл.
Потянулись минуты ожидания. Долгие, неприятные. Я мерила шагами поляну, ломала сучья для костра и наблюдала, как мир вокруг погружается в сумерки. Со стороны тумана потянуло прохладой и я плотнее закуталась в куртку. Холодновато, даже для начала осени.
Майлс в себя не приходил, лишь однажды открыл глаза и, обведя вокруг мутным взглядом, опять потерял сознание. Я без всякой надежды поправила одеяло и, присев рядом, расплакалась - не столько от грусти, столько от безысходности. Я не знала, могу ли я доверять Гройвусу или лепрекон просто получил, что ему нужно и отправился по своим делам. К тому же, я по прежнему не понимала, что с Майлсом - просветить меня о проблемах заранее мужчина не догадался и теперь я имела худший из всех вариантов - неизвестность.
Я не помню, сколько я провела так на поляне, уткнувшись носом в колени и оглашая округу не слишком мелодичными всхлипами. Столько, сколько в последние дни я не плакала уже около десяти лет: не было ни повода, ни смысла. А теперь вон, появился.
Гройвус появился тогда, когда я потеряла уже всякую надежду его увидеть. Просто вынырнул из молочного тумана у меня за спиной, заставив меня испугаться.
— Вот! — лепрекон держал в руках небольшой пучок листьев. Я пригляделась: странные, разной формы, будто изломанные неизвестным художником.
— Что это?
— Весёл-трава. Она только здесь растет. Аккурат для вас, считай.
Я растерла лист между пальцами. Понюхала:
— Воняет.
— Ещё бы, - рассмеялся лепрекон, - ею нечисть травят. Вестимо, воняет.
— Это он, - я кивнула на Рейграна, - нечисть?
Гройвус посерьезнел.
— Нет. Но будет ею для болот, если выпьет отвар. Часов двенадцать-пятнадцать протянете. На нечисть воздействия стражников действуют дольше, чем на людей.
— Стражников? - я окончательно перестала что-либо понимать.
Но просвещать меня никто не спешил. Напротив, лепрекон покачал головой и поправил шапочку:
—Это уже пусть супруг твой тебе лекции читает. Я не это не подвизался. Здесь, - он кивнул на пучок, - на две порции. Порция - аккурат котелок ваш. Ну, бывай!
Он уже почти исчез в белом тумане, когда я нашлась:
— Ты мне правду говоришь?
— Я не идиот - архимагов травить! — донеслось из сумерек.

С доверием у меня по жизни было плохо. Но с чего-то же надо начинать? Устроившись у костра, я покрошила пол-пучка в кипящую воду. По крайней мере, противоядие в Рейгране уже есть - если что, нейтрализует.
Вода вскипела и на поверхности образовалась ядовито-розовая пенка. Подозрительно покружив вокруг, я нацедила в чашку темной жидкости. Легкий флер феерического аромата пополз в сторону кустов. Надеюсь, Рейгран никогда не узнает, что ему пришлось выпить, а я… а я уж как-нибудь постараюсь забыть.
Подождав, пока жидкость остынет, я попоила ею архимага и, здраво рассудив, что в ближайшее время от мужчины трудовых подвигов ожидать не стоит, занялась насущными делами.
На то, чтобы расседлать и накормить лошадей понадобилось не более получаса. В архимажьей сумке (той самой, что была снабжена расширителем пространства) я обнаружила мешок овса. Небольшой, конечно - но на пару раз хватит. Стреножив лошадей и признавшись себе, что разучилась это делать за короткое время с Рейграном, я вновь подошла к архимагу и оценила последствия.
Чуда не произошло. Все то же рваное дыхание, все та же мертвенная бледность. Хотя…
Чтобы присмотреться, понадобилась целая вечность. Огонь, как назло, начал гаснуть и пришлось подбросить в пламя несколько поленьев, чтобы костер разгорелся вновь.
Не показалось. Маска, на которую так было похоже лицо мужчины, постепенно сменялась человеческим, живым обликом. Черты лица сгладились, а на скулах даже появилось какое-то подобие румянца. Хотя до идеала, конечно, было далеко.
Как интересно девки пляшут…
Настроение медленно, но уверенно поползло вверх, а желудок, будто откликаясь на хорошие новости, протяжно заурчал. Ему вторил оборотень - бедняга наверняка был уже близок к голодной смерти. Ещё бы - столько за нами идти. Интересно, зачем?
Выудив из сумки нехитрую снедь, я быстро разобрала припасы. Крупа и специи, а также несколько сухих тушек, прозванных крысами отправились обратно в холщовый мешок - настроения готовить не было от слова “вообще”. Зато кольцо сморщенной колбасы и четвертина хлеба были восприняты мной вполне благосклонно.
Желудок замолчал уже на втором куске, а настроение стало сытно-благостным. Паря где-то в районе райских кущей, я окончательно воспряла духом и даже покосилась в сторону обитаемых кустов.
Кусты благородно хранили молчание.
— Может, выйдешь? — предложила я, — познакомимся хоть.
Некоторое время ничего не происходило, но я терпеливо ждала. Наконец ветви зашевелились и оборотень коротко тявкнул.
— Ну, нет так нет, — философски изрекла я, вертя в руках недоеденый кусок колбасы, — может, ты голодный? Есть-то хочешь?
На этот раз кусты оказались куда более разговорчивыми и, хоть человеческой речи я не дождалась, смысл ответа был более чем понятен.
Ещё раз проинспектировав архимага и констатировав уже видимые глазу улучшения, я все же вторглась во владения оборотня и, деликатно не заглядывая (отчасти из-за тактичности, отчасти из-за страха) за ветви, оставила подношение в виде мясного продукта.
— Я там это… надкусила, если что, — попыталась оправдать отсутствие ножа, — ну ты извини, если что. Это бывает.
На этом моя смелость закончилась и я влупила к костру, как разбойник, удирающий с краденой уткой от блюстителей порядка. Как раз вовремя - архимаг открыл глаза.
— Ты в порядке? — склонилась я над Майлсом, убирая с его лба прилипшую темную прядь.
— А ты? — кончики его губ дрогнули в улыбке.
Отвечать я не стала. Отвернувшись, нацедила в чашку вторую порцию зелья и лишь потом удосужилась на реплику:
— Ты меня испугал.
— Я сам себя испугался, — мужской голос сипел, — привык, знаешь ли…
— Знаю, — кивнула я, протягивая ему чашку, — сам сможешь пить?
Пить сам архимаг не смог, пришлось вновь играть в сестру милосердия и, аккуратно придерживая Майлса, вливать в него новую порцию зелья. Наконец, когда жидкость закончилась, я взялась за перепаковку полегчавшего кошеля, старательно игнорируя внимательный мужской взгляд.
В том, что Рейгран захочет обсудить случившееся, я не сомневалась, но надеялась, что это произойдет не сегодня. Так и вышло - когда через четверть часа я все-таки набралась мужества взглянуть архимагу в глаза, то нашла их закрытыми. Мужчина спал, пригревшись под одеялами. Темная прядь, пользуясь моим попустительством, опять прилипла к его лбу.

Ночь неторопливо дрейфовала мимо, оставляя меня вне поля зрения. Тихо потрескивал костер и я надеялась, что окружающего меня леса хватит до рассвета. Хворост приходилось подбрасывать с завидной регулярностью, из-за чего у меня даже возникло ощущение, что здесь дрова прогорают быстрее.
А ещё меня не покидало ощущение, что я здесь уже была.
Наконец, не выдержав, я отправилась инспектировать окруающий меня прекрасный мир. Прошлась по полянке, заглянула в ров, провела рукой по замшелому камню развалившихся стен… попыталась вспомнить.
Нет, тухло. Ещё раз обойдя поляну по кругу, я присела у огня и протянула руки к пламени.
— Йена...
Майлс вновь проснулся. Выглядел архимаг уже почти по человечески. Кажется, опасность миновала, оставив после себя только легкое послевкусие тревоги.
— Может, ты есть хочешь? — задала я вопрос, максимально далекий от животрепещущих.
Мужчина покачал головой.
— Уж не знаю, что за отраву ты в меня влила, но есть мне теперь захочется нескоро.
— Ну и отлично. А то всю готовую еду мы уже прикончили.
От мысли о том, что готовить не придется, на душе полегчало.
— Вы? — взгляд архимага оббежал полянку.
— Мы, — устало поглядела на Рейграна я, — я и оборотень.
— А… — с облегчением выдохнул мужчина, откидываясь обратно на лежанку. И - застыл, уставившись открытыми глазами и низкое небо.
Сочтя разговор завершенным (как, собственно, и все предыдущие), я отнесла кошель в сумку и, вооружившись гребнем и полотенцем, откочевала в сторону родника. То, что спать сегодня не придется, было понятно сразу, но рассвет я намеревалась встретить куда в более ухоженном состоянии.
Редкой растительности все же удалось скрыть веселый огонек костра и последние шаги я проделала, больше ориентируясь на звук. Вода была ледяной, но на удивление быстро привела меня в чувство. Ополоснув все, что можно было ополоснуть, я переплела куцую косу и, уперевшись руками в колени, попыталась собрать мысли в кучку. Получилось хреново, поэтому пришлось оставить это сомнительное занятие и вернуться обратно.
Рейграну, видать, захорошело окончательно, поскольку мужчина не только умудрился принять вертикальное положение, но и сменил рубашку. Я скептически покосилась на белоснежную ткань, но вежливо промолчала, здраво рассудив, что каждый в этом мире страдает по своему. Другое дело, что заменой одежды Майлс не ограничился и, присев на лапник, выжидающе уставился на меня.
— Йена…
— У меня скоро на такое обращение аллергия начнется, — полотенце пришлось пересложить - не столько из-за аккуратности, сколько из-за попытки создать видимость занятости, — может, что-то ещё придумаешь?
— Не придумаю. Привыкай, — спокойно сообщил архимаг, с любопытством заглядывая в котелок, — этим, что ли, ты меня в чувство привела?
— Этим. Кстати, выпей ещё.
Пользуясь случаем, я перетащила сумку поближе к костру и занялась перепаковкой вещей. Интимность момента мне очень не нравилась, а заниматься ничегониделанием было равносильно тому, чтобы инициировать разговор самой.
Но инициировать не пришлось ничего. Пушной зверек пришел, как всегда, крайне невовремя.
— Я просил меня оставить там.
Не отвлекаясь от вещей, я исподлобья глянула на архимага. Так и есть, сидит, скрестив ноги, у огня и смотрит на меня. Внимательно так, главное, смотрит.
— Я так понимаю, опции “не отвечать” у меня нет?
— Верно понимаешь, — мужчина был предельно серьезен. Ни намека на шутку, ни показной веселости, — если бы они выпили меня, то сразу бы принялись за тебя.
— Кто?
— Стражники.
Прикрыв глаза, я попыталась успокоиться, но даже несколько глубоких вдохов и не менее глубоких выдохов не помогли.
— Майлс, не заставляй меня злиться.
— Я не думаю, что тебя так легко разозлить.
— Почему-то тебе удается это с полпинка.
Ответом мне была тишина. Рейгран все так же смотрел на меня, а я не знала, куда от этого взгляда деться. Вещи, как назло, закончились, оставив меня в очень неприглядном положении.
— Я не привыкла кого-то оставлять в беде, — первый откровенный ответ за черт знает сколько времени дался нелегко, — поэтому, пока будет шанс, я буду…
— Я понял, — хмыкнул архимаг, подбрасывая в огонь пару поленьев, — будешь насильно причинять добро.
— Именно.
Я снова замолчала. Разговор не клеился - точнее, клеился, но был ломким, рваным и сквозил ощущением подставы. Кажется, где-то здесь должен быть подвох. Вот, например, сейчас…
— Значит, ты даешь нам шанс?
Меня тут же бросило и в пот, и в краску. Задохнувшись от странной смеси возмущения, восхищения (как повернул-то, гад, а?) и стыда, я все-таки нашла несвернутые носки, завалившиеся в самый угол сумки. Забавно я, наверное, сейчас выгляжу - красная, как рак и…
— Не молчи, пожалуйста.
Вот так. Переиграл. И не отшутишься ведь - разговор уже давно шагнул за грань, где нужно отвечать по существу.
Ну и ладно. Ну и ответим.
— Майлс, зачем тебе безотцовщина с сомнительной репутацией?
Архимаг едва слышно вздохнул.
— Злющая ты. И других грызешь, и про себя не забываешь. Неужели так легче?
— Надеюсь, что да.
— Это не так.
Носки оказались сложенными очень невовремя и, окончательно растерявшись, я просто уткнулась взглядом в начинающую желтеть траву. Слова закончились. Да и что я скажу, если он прав?
Легкий шорох сообщил о смене архимагом локации и спустя пару мгновений на мои плечи опустились теплые руки.
— Йена, зачем ты разрушаешь то, что строится само? Сама же видишь, мы не прикладываем и малейших усилий.
— Ты это о чем? - я все ещё пыталась барахтаться.
— О нашей семье.
Я помолчала, чувствуя на своих щеках горячие дорожки слез.
— А не получится никакой семьи, Майлс.
— Почему? — он не спрашивал. Просто давал мне возможность развить тему.
Но зря.
— Я так решила.
— Вот как, — его голос зазвучал хрипло и я даже вскинулась было посмотреть, не от зелья ли, но вовремя вспомнила, что это породит непрошенные вопросы.
Потом посмотрю, если синеть начнет.
— Именно.
Теплое дыхание обожгло висок. Черт, он мне что, ещё и в ухо надышать решил для общей гармонии?
— Ты ведь не стала бы решать просто так. Поэтому у меня появились определенные мысли. Йена...
Я поморщилась. Вот уж никогда не думала, что столкнусь с человеком, вздумавшим меня так называть. Правда, следующая фраза начисто вымела эти мысли из головы.
— … есть что-то, о чем я должен знать?
— Нет, — поспешно отчеканила я, уже понимая, что поторопилась.
— А о чем… не должен?
Я дернулась, сбрасывая с плеч мужские ладони. Выпрямилась. И, подняв голову, посмотрела на архимага.
— А о чем не должен, ты никогда не узнаешь. Лучше воды принеси - мне тебе травку заварить нужно.
Глаза Майлса потемнели, это я видела даже в отблесках костра. Но спорить мужчина не стал - видать сделал какие-то выводы. Просто встал, подхватил котелок и скрылся в леске, оставляя меня в одиночестве у костра.
Ну как, в одиночестве… мои мысли остались со мной.

Зелье тихо булькало, а я помешивала его найденным здесь же прутиком, отчаянно надеясь, что это не повлияет на исходный результат. Руки надо было занять - ибо Рейгран, вновь занявший лежак, не сводил с меня глаз.
— Ты во мне дырку просмотришь! — наконец не выдержала я, наблюдая за яркой пенкой.
— Сомневаюсь, — хмыкнул Майлс.
— Займись чем-то ещё, — буркнула я, зачерпывая кружкой темную жидкость.
— Например?
Металл кружки нагрелся мгновенно и я зашипела, ставя её на траву и краем глаза видя, как дернулся мне навстречу архимаг.
— Про стражников расскажи, — на опережение попросила я.
На удивление, сработало. Воздух, который до этого можно было резать ножом, враз поредел. Я с наслаждением вдохнула его полной грудью и даже удивилась, ощутив во влажной массе нотки дождя и грибного мицелия.
Да, сыроежек тут, небось…
— На топях все через… — мужчина оборвал фразу на полуслове, а затем аккуратно закончил, — одно место.
— Да это я уже поняла, — сообщила очевидное я, подступаясь к булькающему котелку, — почему они себя так ведут?
— К этому понадобиться предисловие, — мужчина с непроницаемым лицом оттеснил меня от костра и занялся котелком сам, — когда Несс начала создавать Подмирье, она начала с топей.
—Стесняюсь спросить, почему у нее возникло такое странное желание?
— У неё при случае и узнаешь, — пошел в отказ мужчина, — я, признаться, такими глубокими знаниями не обладаю. Знаю только, что топи - единственное место, которое существует и здесь, и в Валигуре.
Я удивленно подняла бровь.
— Это как?
— А вот так. Как говорит Несс, “ей надо было за что-то зацепиться”. Так что, прогуливаясь по болотам недалеко от Грингорда, учитывай, что можешь увидеть похожий пейзаж.
— Спасибо, учту, — я потянулась к снятому котелку, — не факт, конечно, что мне вздумается гулять по болотам...
— А почему бы и нет? — мужские глаза сочились иронией так искренне, что так и подмывало… ответить.
— Зачем?
— Например, сопровождать меня.
Я покивала, цедя в кружку новую порцию зелья.
— Оригинально и остроумно. Ещё предложения?
— Ну мало ли. Вдруг мне потребуется…
— Так, стоп, — осадила я веселящегося архимага, не отводя от него взгляд,—- Майлс, если ты не понял, объясняю ещё раз. Мы доезжаем до Райдоса и разводимся. Ничего у нас не выйдет.
Архимаг прищурился.
— Тему лучше не переводи, — попросила я, устало прикрывая глаза. Напряжение этой ночи постепенно отступало, уступая место отупению. Наверное, это не укрылось от Рейграна, потому что зубоскалить тот перестал мгновенно.
— Может, поспишь?
— Ага, а ты в это время копыта двинешь?
— Не двину, обещаю, — мужчина был серьезен, — обязуюсь регулярно пить отраву и охранять твой сон.
— Меня больше устроил бы только первый пункт, - сообщила я, без дальнейших прелюдий перебираясь на лапник. Одеяла пахли ландышами - тонко, чувственно, - и на мгновение мне показалось, что я попала домой, — так что по стражникам? Почему они напали на тебя?
Но Майлс вначале опрокинул в себя кружку, поморщился, а затем подсел к лежанке и аккуратно поправил одеяло.
— Вообще топи - место условно безопасное, — тихо начал он, — обычно можно запросто накинуть защиту и проскочить вообще без происшествий.
— Даже на подъезде? — стоило только принять горизонтальное положение, как глаза тут же начали слипаться.
— Где?
— Там, где я видела… — у меня вышло вовремя остановиться, — на последней ночевке.
— Да, — кивнул мужчина, а я не удержалась - приоткрыла глаза и посмотрела на него сквозь опущенные ресницы.
И что я там надеялась увидеть? Ровный нос, упрямо поджатые губы, блестящий шелк темных, почти черных волос. И кожа - в свете пламени не видно, - Рейгран был смуглым. Как и я.
— Изначально, пока Несс с командой примерялись к Подмирью, возникла необходимость защиты. В целом, обстановка здесь спокойная - отчасти из-за защитной магии, отчасти из-за миролюбивости населения, — с тихим смешком продолжал архимаг, — но первым экспериментом для защиты были именно стражники. И это был неудачный опыт.
— Да я уже поняла.
— Когда это выяснилось, уничтожить их не удалось. Единственный вариант был - изолировать. К сожалению, стражников сделали слишком своевольными. И, увы, ввиду обстоятельств -нетерпимыми к Марилону.
— Это удивительно, учитывая близость марилонского кладбища.
— Кладбище уже было на начало работ. Так сказать, проросло корнями в Подмирье.
— Будем считать, что я поняла, — сонное состояние наползало на меня медленно, но коварно, — но почему такой странный выбор жертв?
Мужчина усмехнулся, а его рука легла на одеяло. Я затаила дыхание, но сбрасывать мужскую ладонь не стала: странное тепло, распространяющееся от нее, согревало.
— Валигурцев стражники не трогают. А вот с марилонцами у них иной разговор.
— Только не говори, что ты марилонец, — я зевнула и заерзала, устраиваясь поудобнее настолько, насколько это было возможно на лапнике.
— Валигурец. Не чистокровный, конечно, — мужчина вздохнул, — в родне моей матери затесалась парочка ромэлов.
— Так вот откуда у тебя эта страсть к кочевой жизни! — фыркнула я.
— Не знаю, возможно, — не стал отрицать Рейгран.
— Тогда почему стражники на тебя напали?
— Ну как сказать… — мне показалось, или мужчина смутился? — понимаешь, Йена…
— Не называй меня так.
— Ага. Так вот, Йена. Окажись ты здесь одна, тебе бы не поздоровилось. С марилонцами у стражников разговор короткий и я бы не подвергал тебя такой опасности, если бы мы не опаздывали.
— И ты решил…
— Да. Тем, кто сопровождает марилонцев, обычно достается первыми.
— Доносчику первый кнут? — догадалась я.
— Именно. Мы с Элом посоветовались - если бы стражники атаковали тебя, я бы с ними справился без малейшего для тебя вреда. А про себя… я был уверен, что двойной защиты хватит.
— Почему же не хватило?
Ответ на этот вопрос прозвучал не сразу. Но все же прозвучал.
— Я концентрацию потерял.
— Почему?
И опять тишина. И лишь отблески пламени за закрытыми веками. Нет, я скорее умру, чем дождусь от него реплики.
Или… засну, например.
— О тебе думал.
Кажется, для сна теперь самое время.
— Йена?
Я благоразумно промолчала - мало ли, вдруг ему потребуется еще раз потоптаться по больной мозоли?
Но Майлс настойчивсти не проявил. Ещё раз поправил одеяло и легко, на излете коснулся моей скулы. Мне потребовались все силы, чтобы сохранить лицо.
А ещё сложнее стало, когда до меня долетели тихие, на грани шепота слова.
— Знала бы ты, как мне нужна...

Тихие голоса заставили меня заворочаться под удивительно теплым одеялом. Одного говорившего я узнала сразу, а вот во втором с удивлением узнала Элькара. А хотя неудивительно - Майлс ещё вчера предупреждал, что архимаг поедет следом.
—Так что скажешь?
— Скажу, что для задохлика ты удивительно бодро выглядишь
— Да, эта дрянь умеет на ноги ставить.
Прозвучало двусмысленно и я уже думала возмутиться, но благоразумие взяло верх и я затихла, прислушиваясь к разговору. Об этичной стороне вопроса я предпочитала не задумываться, здраво оценив, что в данной ситуации все средства хороши.
— Весёл-трава, — Эл выразительно хмыкнул, — специфические знания у твоей женушки. Думаешь, сама догадалась?
— Скорее, подсказал кто, — Майлс говорил полушепотом, но мне хватало, — правда, откуда у неё такие знакомства…
— Узнай.
— Потом. Спугнуть не хочу. И так ей… — архимаг замолчал, а я поняла, что самое время просыпаться. Вряд ли мужчины способны говорить о чем-то важном после перехода на личную тему.
Я не ошиблась - действительно, Элькар. Друг Майлса сидел у костра, вытянув пятки в сторону пламени. Рядом живописно расположились его сапоги. Я осторожно потянула носом воздух.
Нет, без криминала.
— Доброе утро, Райенка! — архимаг явно был в хорошем расположении духа.— Доброе, — несмотря на холодную погоду, я раскошелилась на улыбку, — ты давно здесь?
— Не очень. Правда, надеялся, что найду вас уже на месте.
Я покивала, оглядываясь. Туман по прежнему клубился за невидимой границей, оставляя в поле зрения лишь пятачок полянки и клочок изрядно ощипанного мной вчера леса.
— А мне кто-нибудь доброго утра пожелает? — донеслось сзади.
Я обернулась. Майлс стоял у ближайшей елки, сжимая в руках котелок. Влажные волосы небрежно зачесаны назад, свежая рубашка - о цвете нужно упоминать? Внимательный взгляд серых глаз. Как же вы мне дороги…
— Доброе утро.
— Спала хорошо?
— Д-да, — я запнулась, — спасибо.
От костра выразительно кашлянули.
— Если я все ещё актуален…
— Актуален, — отозвался Рейгран, а я потянула на себя одеяло: утро выдалось промозглым, — у тебя всё есть?
— Полный комплект!
Я понаблюдала, как Эл достает из сумки несколько разноцветных флаконов и лишь потом удосужилась поинтересоваться:
— Это что?
— Муженька твоего отпаивать будем, — пояснил архимаг, — специфическим раствором. Стражники над ним хорошо поработали, сейчас энергетический резерв восстановим и тронемся. Райена, ты мне вот что скажи: откуда про весёл-траву знаешь?
— Птичка на хвостике принесла, — не стала сдавать Гройвуса я.
— Прям на хвостике? — весело поинтересовался Элькар, — безвозмездно хоть?
— Не совсем, — я поморщилась: утраченные зелья было неимоверно жаль, — но цена разумная.
Мужчина ухмыльнулся шире,смешивая прямо в кружке содержимое флаконов.
— Доверяю твоему юшскому чутью.
Я кивнула, наблюдая, как ловко тот орудует бутыльками. На этом, сочтя разговор законченным, притянула к себе сумку и закопошилась в ней в поисках полотенца.
— Скоро поедем?
— Не очень, — раздался шорох и в поле видимости появились носки сапог архимага, — мне после вчерашнего нужно время.
— Сейчас на ноги тебя поставим, Несс дождемся и поедем, — проинформировал нас Элькар, — она, как узнала, что вы через топи махнули, сказала, что… — не договорив, мужчина махнул рукой, чем вызвал мой живейший интерес.
Видимо, не только мой.
— Продолжай, — кротко предложил Рейгран, а я напряглась, чувствуя в глубоком голосе стальные нотки.
— Что лучше будет, если они с Райеной вперед поедут, а мы к вечеру подтянемся, — ловко вырулил со скользкого места архимаг, — тем более, тебе бы отсидеться: больше времени пройдет - меньше проблем будет потом.
— Проблем? — тут же отреагировала я.
Эл оторвался от алхимии и посмотрел на Майлса.
— Ты ей не рассказал?
— В общих чертах, — поморщился тот, — времени не было.
Я покивала, понимая, что меня только что попытались обвести вокруг пальца.
— Хорошая попытка. Но я бы хотела знать все.
— Нечего знать, — протянув руку, Элькар позаимствовал у Майлса котелок, — стражники резерв тянут? Тянут. Магической силы лишают? Лишают. Подработает ли твой муж на свадьбе? Не знаю.
Шутку юмора я оценила.
— А вот если до вечера задержимся, он сил подкопит и завтра такую дикую волшбу покажет, что беги и прячься! — с широкой улыбкой продолжил архимаг, — а уж если как в прошлый раз…
— Заткнись, — беззлобно огрызнулся Майлс, присаживаясь рядом со мной.
Но было поздно.
— А что в прошлый раз? — заинтересовалась я.
— Ну как сказать, — улыбку Эл погасил, но в его глазах плясали чертики, — если учесть, что после этого он полгода в Подмирье не спускался…
— Фейерверк неудачно пустил, — коротко сообщил Майлс.
— И горело поле, горел лес, горел священный дуб чертей… — воодушевленно подхватил Элькар, — ту свадьбу помнят до сих пор. А уже, считай, лет шесть прошло?
— Семь, — мрачно поправил Майлс, — и ничего не помнят - зовут ведь.
—Зовут, зовут, — заржал второй архимаг, — они с чертями в вечной конфронтации, потому и зовут. Гляди, под шумок и попросят пакость какую сделать. Тут уж хлебом не корми, дай, как грится...
— Ну мной хотя бы детей не пугают, — отбрил Рейгран.
— Что есть, то есть, — на удивление покладисто согласился архимаг, протягивая кружку Майлсу, — пей пока это, через полчаса повторим.
— Надеюсь, я выживу? — тот поморщился, но кружку принял.
— Если что, в тебе уже сидит универсальное противоядие, — подала голос я.
— Вот как? — удивился мужчина.
Я вздохнула. Признаваться всегда неприятно.
— Случайно получилось - я не знала, что делать.
“ Но зато весёл-траву хоть без страха смогла дать” - закончила я про себя, благоразумно не произнося это вслух. Зато Элькар удивленно поднял брови.
— Ты смотри. Пять золотых за малый флакончик. Весь влила?
— Весь, — поморщилась я и, помешкав, добавила, — два.
На поляне воцарилась звенящая тишина. Архимаги смотрели на меня и не нужно было понимать, почему.
Не каждый день в попытке спасти твою жизнь в тебя вливают целое состояние.
Первым отмер Рейгран:
— Я тебе компенсирую, — осторожно коснулся он моей руки.
— Не стоит, — осклабилась я, — я, знаешь ли, тоже не побираюсь. Обыкновенные расходы.
Об универсальном зелье жизни, которое тоже плескалось в Майлсе, я предпочла не распространяться - этого они точно не поймут. Разве что опять в Крагерн за ним ехать: смешать универсалку может далеко не каждый зельевар. А уж стоимость… Я едва не застонала: коли знала, что все закончится весёл-травой - даже не дергалась бы. Только продукт зря перевела.
Немую сцену на полянке прервал осторожный цокот копыт и из тумана на дорожку ступила пегая кобылка, а сидящая верхом на ней женщина помахала нам рукой и сбросила капюшон, выпуская на волю золотую копну волос.
— Несс! — тут же ожил Элькар.
— Она самая, — флегматично сообщила хранительница Подмирья, спешиваясь, — что у вас здесь?
— Хорошо все, — фыркнул Эл, с резвостью раненой рыси подскакивая на ноги и запоздало подавая женщине руку, — вот, сидим, болтаем.
— Вижу, — кивнула Несс, присаживаясь у костра, — стражники сегодня что-то разбушевались, пришлось успокаивать.
— Вчера тоже, — подал голос Майлс, — едва выехали. И как Йена меня дотянула...
Предложение скрывало намек, который был проигнорирован мной с королевским достоинством. Хранительница фишку просекла, а потому лишь кивнула и уточнила:
— Райена, собирайся. Поедем вперед - делать здесь уже нечего.
— Да, езжай, — подтвердил Рейгран, — мне действительно лучше задержаться.
— Когда вас ждать?
— Думаю, вечером, — ответил вместо Майлса Элькар, — под сумерки.
— Без проблем, — согласилась женщина, — пожелания будут?
— Да, — кивнул Майлс, доставая из кармана серебристый ключ и протягивая мне, — размести Йену в гостевом доме Нейи.
Несс удивленно уставилась на меня.
— Однако… — протянула она, но развивать тему не стала. А Рейгран, сочтя диалог завершенным, повернулся ко мне.
— Можно тебя на пару слов?
Мы отошли к краю полянки, под сень ощипанных елок.
— Cпасибо.
Я удивленно вскинулась и тут же притихла под внимательным взглядом серых глаз.А архимаг, пользуясь случаем, продолжил:
— Нейя дала ключ от её дома, наша комната - на втором этаже, за зеленой дверью. Если возможно, не выходи на улицу до моего приезда.
— Наша?
Мужские губы расплылись в улыбке:
— Была моя. Теперь, выходит, общая.
Спорить мне не хотелось.
— А…
— На леднике и в сенях продукты. Если приготовишь ужин, буду благодарен. И, Йена...
Чувствуя, как горят мои щёки, я опустила голову. Глупо было надеяться, что меня не торкнет… торкнуло, ещё как. А самое главное - это видно всем и невооруженным взглядом.
— … подумай над нашим вчерашним разговором.
Всё, финиш.

Прощание вышло скомканным. Майлс помог застегнуть сумку, подвел Гори и даже помог забраться в седло. Элькар с недоумением взирал на наши сборы, а Несс лишь поморщилась, глядя, как я прячу взгляд. Женщина явно не питала ко мне симпатии и я это чувствовала.
Наконец, всё было закончено
— Не задерживайтесь, — бросила хранительница через плечо, направляя кобылку в густой туман и мне ничего не оставалось, как последовать за ней.
Белая мгла окутала нас сразу и уже через несколько шагов я окончательно потерялась.
— Не отставай! — подхлестнул меня холодный голос.
Я обернулась - поляна уже скрылась в тумане и лишь подмостки, по которым мы двигались, напоминали о том, что мы не парим в воздухе, а бредем по грешной земле.
Но это продлилось недолго. Десяток шагов, затем ещё один - и туман вокруг поредел, а ещё через несколько минут сквозь марево стал проступать окружающий мир.
Стройные деревья с серебристыми листьями и белыми стволами. Небольшой кустарник, усеянный темными ягодами. Желтый настил из листьев под ногами.
— Здесь уже осень? — не выдержала я.
— Осень, — неохотно откликнулась Несс, придерживая лошадь, — в русалочьем городе она наступает раньше.
Ответ меня удовлетворил и я с удовольствием завертела головой по сторонам, рассматривая и небольшую рощицу, сквозь которую мы ехали, и небольшие заросли шиповника неподалеку. Топи закончились внезапно вместе с туманом, оставив мне лишь неприятные воспоминания и легкое ощущение безысходности. Тучи рассеялись, обнажая серое низкое небо без малейшего намека на солнце.
— Нам ещё долго?
— Через полчаса будем на месте, — хранительница старательно не встречалась со мной взглядом, — что, надоело здесь?
— Не сказала бы, — рощица закончилась, уступив место лугу с высокой, по пояс, травой, — тут интересно.
— Наверху, небось, интереснее, да? — два голубых глаза наконец-то уставились на меня, — свободнее. Особенно когда отработаешь деньги.
Воздух застыл у меня в горле и, забыв все правила приличия, я тихо выругалась. Если Несс в курсе моего бизнеса…
Но хранительница не ждала ответа. Так - ухмыльнулась и отвернулась, глядя на дорогу. И лишь тихо добавила:
— Я тебя не осуждаю, каждый зарабатывает по своему. Тем более, я догадывалась, что он тебе заплатил. Так когда ритуал?
Я вдохнула, чувствуя, как саднит в груди. Ну… что ж.
— Мы поэтому раньше уехали?
— Да. Поговорить хотела.
— Считай, поговорила, — я уткнулась взглядом в переднюю луку седла.
Несс молчала, я тоже не горела желанием продолжать разговор. В груди нестерпимо жгло - словно раскаленую кочергу к душе приложили. Но куда больнее было понимать, что события последних дней раскрываются в ином свете.
И этот разговор у костра…
Пользуясь тем, что хранительница смотрит в другую сторону, я украдкой смахнула слезу. Ладно, чего уж там плакать? Потом, все потом. Вначале узнать бы подробности. А для этого… придется соответствовать ожиданиям.
— Как ты догадалась?
Несс вскинула руку, поправляя золотистый пух волос.
— А что тут догадываться? Майлс ещё после конфликта грезил ритуалом. Потом вроде забыл, а полгода назад словно с цепи сорвался. Всё искал девушку с примесью марилонской крови. А затем появился здесь, с тобой. И я ещё сомневалась - думала, мало ли… Но нет - как видишь, не ошиблась.
— Не ошиблась, - эхом откликулась я.
Остаток пути мы проделали молча и, когда на горизонте показались уже знакомые голубые крыши, я не испытала облегчения. И сон на мягкой кровати, и теплый душ показались мне настолько не стоящими внимания, что я даже не отреагировала, когда кобылка Несс, а затем и Гори плавно остановились перед небольшим двухэтажным домом с синими занавесками на окраине.
— Располагайся, — кивнула на невысокое крыльцо хранительница, — уж не знаю, чем ты так Нейе понравилась, что она ключ дала.
— А что с Гори? — дернулась было я.
— Здесь оставь, — кивнула женщина на низкий тын, — его отсюда быстро в общее стадо отведут. Перед свадьбой всех туда отправляют.
— Да, хорошо, — я рассеянно оглядела небольшой огород, заросший сорняками. Здесь явно никто не жил, предпочитая бывать наездами. Хотя, раз гостевой...
Тем временем хранительница сочла свою миссию выполненной и, кивнув мне, двинулась дальше по утоптанной дорожке.
Гори оставлять я не стала и с четверть часа мы честно ждали помощника, коим оказался белобрысый мальчик-русал. Обменяв четвероногого друга на горячую клятву о том, что с ним все будет в порядке, я по скрипучим ступенькам поднялась на крыльцо. Ключ поворачивался туго, но я справилась. Зашла в небольшую уютную кухню и захлопнула дверь, привалившись к ней спиной.
Я все таки не ошиблась - Рейграну нужен был ритуал. Ради этого он женился на Орнессе, ради этого влез в храмовое хранилище. Ради этого вез меня через весь Валигур с заездом в Подмирье.
Хороший человек, честный. Прозрачный, словно капля росы.
Хотя, чего я ожидала… от архимага?

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям