0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Ничья » Отрывок из книги «Ничья»

Отрывок из книги «Ничья»

Автор: Ясмина Сапфир

Исключительными правами на произведение «Ничья» обладает автор — Ясмина Сапфир Copyright © Ясмина Сапфир

– Ну, что, поедем? – спросила абсолютно невинно. Вот же маленькая чертовка! Ведьмочка! Только что довела до полного ступора, такого что ноги почти не двигаются, колени не гнутся, а теперь предлагает идти как ни в чем не бывало. Чертовка, как есть чертовка! Не зря в ней столько крови ттахов. Риг улыбнулся и еле сдержался, чтобы опять не прижать Лену и не стиснуть. Не потому, что сгорал от желания. Сгорай от него кто-то по-настоящему, Ураган превратился бы в птицу феникс. Каждую минуту восставал бы из пепла. Нет, ему просто хотелось прижать ее, окутать теплом, радостью и заботой. Присоединить к своему телу, как нечто нужное и безумно важное, неотделимое.

Но Ураган уже дал себе слово. Поэтому лишь осторожно взял привратницу за руку и потянул в сторону перехода. Он не шагал, а словно летел, стремительно рассекал пространство в невесомости. Не чувствовал веса могучего тела, не делал усилий для движений. Такого Риг прежде не испытывал.

Здание закончилось как-то внезапно и быстро. Только что шагали по переходу, и Риг наслаждался близостью Лены, тем, как привратница старалась идти в ногу, и обвивала рукой его руку. И – бац – уже зев черного хода.

Ураган неохотно выпустил руку Лены и рванул к своему железному мерину. Черный джип открылся по щелчку на ключе, Риг распахнул дверцу для привратницы – и та устроилась на место возле водительского.

Риг опустился рядом и пристегнулся. Окинул взглядом спокойную и доверчивую спутницу. Так, надо будет осадить Калисто. Крови Лены ей Риг не даст. Пусть хоть на части порвет, хоть проклятье наложит. Трогать привратницу ведьме он не позволит. Задушит голыми руками! Ураган понимал, что мир между ттахами – залог спокойной жизни всех измерений. И привратнице безопасней и Захару комфортней. Только не такой ценой. Ни за что! Никогда!

Машина стремглав сорвалась с места, и некоторое время в салоне царила тишина. За окнами мелькали полоски леса, зеленые треугольники кустарника и паласы полевых трав, расцвеченные то тут то там яркими пятнами луговых соцветий. Небо темнело, приближая вечер. Риг небрежно рулил, и думал, как начать разговор. С чего и какие затронуть темы.

Проклятье! Опять эта бабская нерешительность! Он никогда не тушевался в беседах с женщинами. Мог рассказывать им о варварских походах, долго повествовать о жизни лельхая – ее лайтовой версии, разумеется, делиться тем, что успел узнать о ттахах. Да и всякие глупые беседы «ни о чем, ни о ком» Урагана прежде не напрягали. Но Лене хотелось сказать что-то стоящее. Словно другим он дарил бижутерию общения: дорогую, брендовую, но не драгоценности. А вот сейчас захотел преподнести бриллианты, рубины, золото и платину. Только не знал, как и с чего начать.

Кондиционер Риг никогда не включал. Лельхаи потели и мерзли не зависимо от окружения. Их разогревали или охлаждали эмоции. И вот впервые Риг озаботился тем, какая же в его машине температура. Отдушка исправно фонила во все стороны грушами.

Ураган обернулся к Лене и спросил будто не своим голосом:

– Тебе не жарко? Может включить кондиционер? Или приоткрыть окно для проветривания?

Она улыбнулась так, что в груди сладко екнуло и тепло разлилось по телу древнего.

– Я люблю тепло и даже жару, – немного смущенно призналась привратница.

– А мы не зависим от температуры вокруг, – зачем-то сообщил Ураган Лене.

Она чуть приподняла бровь, поменяла позу и вдруг спросила:

– Риг, почему я так себя чувствую? То есть… эм… Я не хочу спать и есть не хочется… Это из-за… твоей крови?

Ураган ждал этого вопроса, почти боялся, как трусливый придурок. И вот, он, наступил момент истины. Только что она призналась в симпатии, а сейчас, возможно, проклянет, к черту. Еще бы! Размечтаться было так глупо! Думать, что между ними мосты налажены… Бабские бредни, глупости – да и только. Она видит в тебе чужака, Ураган. Она не понимает твои чувства, а эта дура Марина еще наговорила черт знает что. Хотя, конечно, она не виновата.

Тьфу ты! Ригу захотелось опять выругаться. Вновь из него лезло это неестественное, совершенно слюнтяйское мировоззрение.

Лена кивнула, подгоняя с ответом. Маленькая чертовка, знает ведь, что не откажешь. Всю душу для нее вывернешь наизнанку.

– Да, это из-за моей крови. Но не беспокойся, других последствий не будет. Максимум – усилится твоя магия. Иначе ттахи уже обеспокоились бы. Наши магии в крови родственные. Просто их магия сильнее и слегка менее приземленная.

– Это как? – удивилась привратница.

– Как бы тебе это объяснить… Наша магия дарит то, чего хочется на Земле. Либидо, здоровье, бессмертие, регенерацию, скорость. А ттахи умеют оживлять фантазии. Делать города из чистой энергии. Миры-карманы с особенной природой. Управлять тем, что мы даже не видим.

– Зато твоя кровь усилила мои способности, – почти похвалила Урагана Лена. И ему тут же захотелось возгордиться. Как ребенку, что выучил урок, вот уж ей богу! – Но откуда ты об этом узнал? – добавила привратница.

Ураган небрежно пожал плечами.

– Я ощущал, что наши магии родственные. Знал, что моя дает силу. Все, что есть в существе преумножает. Подумал, что и это умножить получится. Ну твои способности по перемещению.

Лена прищурилась и вгляделась в лицо Рига.

– Я не тупой брутальный вояка, – куда его понесло, Ураган не понял, зачем он это сказал тоже не ведал. Только продолжал и продолжал, не в силах ни обдумать, ни остановиться. Хоть язык себе подрезай, вот уж ей богу! – Я когда-то командовал армией. Не такой огромной, как у мировых держав. До того, как мы все объединились. Но воинов там набиралось прилично. Я закончил два человеческих Университета по специальности математики и бухгалтерии. Так что…

– Я сразу поняла, что ты умный, – внезапно вклинилась в монолог Рига привратница. И снова тепло потекло по венам, захотелось прижать ее, зашептать что-то ласковое. Странно, приятно сосало под ложечкой.

– Просто хотела выяснить вот что. А ты раньше подобное пробовал?

До Рига не сразу дошло, к чему она клонит. А когда дошло, он вначале сильно обрадовался, но потом постарался скрыть бурные эмоции.

– Я помогу тебе с работой привратницы. Сколько, сколько потребуется, Лена, – снова сказал слишком уж просто. Но привратница ласково улыбнулась, прямо осветила своей улыбкой.

Черт! Ну вот как он будет общаться с Калисто?! Она же до колик зайдется хохотом. Риг вдруг осознал, что начал относиться к себе самому со здоровым сарказмом и юмором. Больше не злился, не удивлялся, скорее иронизировал над своим состоянием. Лена продолжала мягко улыбаться, и глаза ее светились янтарными камушками.

Наверное, только древний лельхай и мог под таким взглядом не врезаться, не съехать на обочину, любуясь спутницей. Ураган совершенно увлекся, но скорость реакции проклятого исправно помогала следить за дорогой. Лавировать от человеческих водителей, что внезапно рвались вперед, стремясь перегнать всех и вся, которым так и хотелось сказать: Да ладно, ребята, не суетитесь. На скорости лельхая я вас обгоню за минуту!

Ураган опять потерял счет времени. Лена что-то еще спрашивала, про устройство их мира, туризм и бар. Риг отвечал честно и подробно, даже в секреты бизнеса вдавался. В конце концов – стоит ей заикнуться, просто сказать, что нужно или хочется – и он сам отдаст, да еще и с благодарностью. Так к чему скрытничать и замалчивать?

Их неспешная беседа погружала Рига в странное, удивительное состояние. Беспокойное, и одновременно расслабленное, напряженное и одновременно упоительное. Все сразу и поочередно. И он ни на что не променял бы эти минуты в машине с Леной. Даже на всемирное господство.

Калисто жила как истинная ведьма, или просто поддерживала имидж. Ее деревянный сруб с рогатой крышей, располагался на опушке леса. Неподалеку от диких лесов и лугов. С одной стороны его охраняли высоченные деревья, с другой – поросли колючего кустарника.

Окна выходили прямо на последние, а дверь скрывалась за высокими изломами синих веток репейника. Риг таких больше нигде не видел. Колючки росли почти в человеческий рост. Лена только ойкнула и покосилась на Урагана.

Давненько лельхай себя так не чувствовал. Словно он космонавт и может спасти всю планету. Супергерой, что выручает из беды соплеменников.

Риг подмигнул заметно растерянной привратнице, вышел из машины и одним легким движением закинул Лену себе на плечи.

– Ничего себе у тебя силища!

От этих слов сердце забарабанило, а в голове поплыл сладкий туман. Каждый ее комплимент возносил до небес. А каждое сомнение повергало в уныние. Надо как-то бороться с эмоциями. Вот только, черт возьми, Ригу совсем не хотелось этого делать. Он уже очень давно себя так не чувствовал. Зависимым, дурным, глупым, но… совершенно живым.

Даже странно, что спустя долгие столетия, это ощущение ему еще нравилось. Очень нравилось. Словно опять юноша, что плюет на беды и тяготы, радуется малому и верит в лучшее будущее. Солнце светит – и хочется жить, ясное небо – и летишь на улицу, девушки улыбаются – и чувствуешь себя героем.

Риг раздвинул заросли репейника и придавил ботинками так, что те хрустнули. Прошелся по импровизированной тропке, и колючки сомкнулись, как заговоренные. Выправились почище прежнего.

У высокого крыльца Ураган поставил Лену на ноги. Хотел постучать, но дверь открылась. Внутрь. Как не положено по пожарной безопасности. Ведьма, что с нее возьмешь, кроме зелий?

Калисто показалась в дверях с традиционной ухмылкой: отчасти зловещей, а отчасти наигранной. Лельхайка из самых древних, одна из немногих, кто унаследовал магию ттахов. Цыганка по рождению: смуглая, чернобровая, с глазами темными, как ночь и кудрями до пояса. Пышногрудая и фигуристая. Красивая, но какая-то неприятная. Или это Ригу только так чудилось? Помнится, тот же Заза о ней очень даже сладко отзывался. Или Огненный, что собирался «вставить», как только видел симпатичный объект. Впрочем, сам Ураган был таким же.

Это встреча с Леной все изменила.

Калисто поправила трикотажный топик, усыпанный яркими луговыми цветами, на черном фоне с голубоватыми разводами. И смахнула пылинки с такой же юбки. Прошли века, а она не изменила народным костюмам.

– Заходите, чего окаменели! – с усмешкой предложила гостям ведьма. Древний ожидал очередных подколок. Черт! Да его состояние за версту видно. Глупое, умильное выражение на лице, реакция на малейшее движение спутницы, постоянное к ней внимание, волнение, от которого дыхание перехватывало и сбивалось как у заполошного. Но Калисто воздерживалась от комментариев. Только смотрела так, что сомнений не оставалось – в глубине души она потешается. – Елена и Риг Ураган, добро пожаловать.

Лена явно немного побаивалась ведьмы. И Риг взял привратницу за руку. Калисто проследила за жестом взглядом, красноречиво ухмыльнулась и вошла в дом.

Внутри сруб выглядел больше, чем снаружи. Бревенчатые стены, увешанные пучками трав, открытые полки со склянками, наполненными жидкостями, деревянный стол и две скамейки. Интерьер навевал мысли о старине, древних колдуньях и ворожеях. Калисто его намеренно поддерживала. Риг видел ее на дискотеке в одном клубе. В джинсах и блузке, с собранными в пучок волосами. Без этих огромных цыганских колец в ушах и десятков браслетов на тонких запястьях, что позвякивали при каждом движении.

Калисто указала гостям на лавки, внимательно прошлась по Урагану взглядом, задержалась на брюках, словно нарочно и оценила каждый изгиб фигуры привратницы. Внимательно посмотрела в лицо Лены и произнесла с каким-то особым оттенком:

– Ты многое значишь для этого мира. Да и для других миров тоже. Будем верить, что Ураган это понимает.

Риг неожиданно захлебнулся воздухом – тот хлынул в горло и переполнил легкие. Она, что сомневается в его покровительстве? Сейчас еще привратнице наговорит черт знает что. Руки сжались в кулаки, клыки выскочили. Калисто посмотрела на Рига снисходительно.

Так смотрит умудренный жизнью старец на юношу, что весь во власти гормонов и эмоций. Риг усмехнулся. Да, ладно, плевать. Она никогда его особо не жаловала. Свои терки, свои несогласия.

Лена устроилась поближе к окну, подвинулась на скамейке, в ожидании Урагана. Но Калисто сделала резкий жест, требуя, чтобы Риг сел напротив. Древний ухмыльнулся, вальяжно двинулся и разместился рядом с привратницей. Вот черта с два он ее тут оставит! Пусть хоть лопнет ведьма проклятая.

Калисто улыбнулась – видимо, проверяла и сама заняла предложенное место.

– Ладно, давайте ближе к нашему делу. Ты хочешь узнать своего создателя? Кто он и кем является у ттахов?

Риг кивнул – добавить уже нечего.

Ведьма протянула руку к ладони проклятого, и резко ткнула в большой палец иглой. Капля крови в ее руке походила на шарик. Как она это делала, Риг не знал, Лена смотрела ошарашенно и завороженно.

Калисто покрутила бордовый шарик, немного покатала его между пальцами и, прикрыв глаза, сосредоточилась.

Открыла и бросила шарик в голову Урагана. Лена дернулась, словно хотела помочь. Риг радостно пожал ее руку. Калисто усмехнулась их сплоченности и пониманию. И Ураган увидел все так отчетливо, словно происходило оно не тысячу лет назад, а вот прямо здесь и сейчас, в ведьминой избушке.

 

***

Иссохшая почва жадно поглощает бордовую влагу. Впереди – огромный зажиточный поселок, позади – лысая степь и курганы. Солнце слепит и жжет сухую кожу, ветер царапает сатанинской кошкой. Нестерпимо хочется пить и двигаться. Росчерки птиц в небе отзываются в глазах болезненной рябью. Карканье бьет по ушам предсказанием скорой смерти. Конец. Риг вздыхает полной грудью. Сколько ему стукнуло? Двадцать четыре? Немало по меркам племени варваров. Великан, на голову выше сородичей, огромный и сильный он повоевал немало, немало принес пользы своему народу. Построил дом и родил сыновей. Жаль, что вырастить их уже не получится. Впрочем… такова уж судьба варваров. Риг потерял отца еще в отрочестве. Он вот также ушел в поход, обещал вернуться, привезти подарки, вкусности… и не вернулся вместе с отрядом.

Мать в один день постарела на годы. Юная, двадцатилетняя девушка, с длинными русыми косами, немного простоватым, но красивым лицом, превратилась почти в старуху. Плакала ночами, а днем хозяйничала в доме, растила сына и шила одежду.

Никто не умел шить такие вещи, как мама Рига, умница и красавица. Вдова полководца, могучего воина. Вот только гордости от этого немного, если больше не обнять любимого мужа и отца своего сына.

Мародеры уже вовсю орудовали на поле боя. Собирали доспехи умерших воинов, брали все, что может еще пригодиться. Даже сломанным оружием не брезговали. Но к Ригу пока приближаться боялись. Помнили великана на поле боя. Они называли его Демоном, Проклятым. Силе и ловкости Рига завидовали многие. Вот только теперь нечему завидовать.

Риг прикрыл глаза – солнечные пятна заплясали прямо в поле зрения и… вдруг появился он. Казалось, весь мир отгородили от Рига Урагана. Никто больше не видит его и не слышит, кроме беловолосого незнакомца. Персиковая кожа, нежная, но не женская, ярко-фиалковые глаза, или красные? Риг не понял, не смог распознать в полутьме. Солнце словно резко притушили, сумерки накрыли вместо полудня.

Существо выглядело очень странно. Острые клыки выскочили из-под верхней губы. Тонкие черты лица озарила улыбка. Риг думал – все, предсмертные видения. Но почувствовал укол где-то в районе ключицы. Словно острием кинжала саданули. Дважды или может даже трижды, он не помнил или не все почувствовал…

– Не на том хочешь сосредоточиться! Ну же, Ураган! Вернись к образу! – голос Калисто прорезал тишину видения. Риг попытался сфокусироваться на ттахе…

Так, тонкие, но мужские пальцы, жилистое тело, белая рубашка, черные брюки, кожаные туфли. Волосы не просто белые – полупрозрачные, похожие на тонкие серебристые нити. И глаза! Никакие они не фиалковые! Красные, как кровь, пролитая в сражении. Крохотная родинка над верхней губой, немного женственная, но не яркая.

Риг постарался запомнить ттаха. И думал, что легко его узнает…

 

***

Елена

 

Колдовство завораживало, выглядело потрясающе. Шарик из крови в пальцах ведуньи, капля, что отправила Рига в прошлое. Я видела и слышала все вместе с ним. Даже не знаю – как это вышло. Кажется, он сам даже не догадывался.

Я вглядывалась в лицо создателя Рига, изучала утонченные черты ттаха и вдруг поняла, что это Лилдрен! Абсолютно точно и без сомнений!

То самый Лил, что пригласил меня на работу, вызывал по мере необходимости, постепенно объяснял – как и что устроено. Что ж, придержу информацию на потом. Расскажу Урагану наедине, при случае. Ведьме я не очень-то доверяла. В отличие от Рига, что утонул в воспоминаниях, я видела его прошлое и наше настоящее. Следила за спокойным лицом Калисто и древним воином, что стал проклятым.

Риг выглядел так, словно полностью отсутствовал. Взгляд отрешенный, лицо окаменело.

Внезапно меня пронзило словно молнией, боль отдалась в висках и ушах.

Я очутилась в замке Лила. Видимо, он тоже почувствовал видения. Или странный всплеск моей энергии, ауры. Лил как-то отслеживал мою силу и магию. Пообещал обучать работе привратницы, как только войду в нужную форму для этого. Что именно под этим имелось в виду, ттах, естественно, сообщать не спешил. Лил вообще вел себя очень странно. Некоторые вещи объяснял в деталях. Очень подробно, ничего не утаивая. Другие же старательно замалчивал. Вопросы игнорировал, словно резко лишился слуха. Особенно, когда дело касалось моей миссии. Почему ттахам так срочно понадобилась привратница? Столетия древняя раса обходилась без помощи. Что такое случилось: опасное и катастрофическое?

Ттахи, если верить рассказам местных, издавна создавали миры-карманы. И те как-то приживались, никому не мешали. Никаких проблем прежде не проявлялось. О чем-то ттахи мне недоговаривали… И это что-то ужасно важное.

 

***

Белокаменные залы с серебристыми узорами на стенах, то похожими на изломы веток, то на кружевные салфетки. Сводчатые потолки и паркет под ногами – сложные переплетения полосок из дерева казались не настоящими – скорее нарисованными.

Лил обожал изящество, роскошь и то, что не сделаешь без помощи магии. Весь его замок буквально кричал об этом.

Кресла напоминали деревянные троны, обитые плотной атласной тканью: нежно-розовой или бежевой. Стол выглядел настоящим произведением искусства. Тонкие ножки в виде веток, усеянных ягодами и листьями, круглая столешница с очередными кружевами под гладким слоем прозрачного лака. Дворец Лила всегда напоминал мне музей. Каждая комната, куда меня вызывали, представлялась уникальной, созданной художниками.

Здесь всегда пахло клевером и медом, воздух оставался свежим, словно морской бриз, а звуки тонули в ватной тишине комнат.

Сегодня все складывалось не так как прежде. Обычно Лил уже ждал меня, в каком-то из кресел, в небрежной позе скучающего принца. Сегодня я очутилась в пустом помещении и Лил появился из огромных дверей, будто созданных специально для великанов.

Розоватая шелковая рубашка застегнута не на все пуговицы, кожаные брюки без привычного ремня с какой-нибудь головой дракона или дикого зверя, белоснежные волосы разметаны по плечам. Не собраны в аккуратный хвост, не уложены прядь к пряди, не заплетены в причудливую косу.

Алые глаза альбиноса странно сверкнули. Он указал на одно из кресел и, не дожидаясь, уселся напротив. Я последовала приглашению Лила.

– Будь осторожна с Ригом Ураганом, – без приветствия начал ттах. Я даже сглотнула от удивления. Честно говоря, древний проклятый вызывал у меня куда большее доверие, чем его великосветский создатель.

– Он мне нравится, как мужчина и как… эм… человек, – я не смогла найти нужное слово и употребила то, к которому привыкла.

Лил неспешно положил ногу на ногу, поправил рубашку и вернул руку на подлокотник. Его изящная для мужчины ладонь небрежно свесилась вниз, но пальцы чуть вздрагивали.

– Вы чего-то боитесь и не договариваете, – внезапный приступ собственной смелости поразил меня не меньше чем ттаха. Прежде я робела рядом с Лилом, ловила рекомендации, затаив дыхание, смотрела в рот, а вот теперь пошла в наступление. Возможно, все еще воздействовала кровь Урагана. У этого варвара в венах должна течь чистая смелость, возможно что-то еще, это неприятное, отвратительное ощущение, что меня используют и не собираются раскрывать все карты. Но я продолжала с не меньшим напором, а ттах сжал ладони в кулаки и слушал: – Я видела, что вы его создатель. Ураган – тот смертный, что получил от вас проклятие или магию крови ттахов. В моих жилах тоже течет ваша кровь, благодаря волшебным витаминкам. Вы об этом печетесь или о еще чем-то?

Лил поджал губы, сдвинул брови и походил теперь на обиженного ребенка. Вот уж таким я его увидеть точно не ожидала.

– Ну и почему молчите, не отвечаете? Я соглашусь работать привратницей, только если раскроете все карты. Как выяснилось, дело не в проблемах магии и энергии. А в войне, которая будоражит пространство и время. В результате, требуется восстановить баланс. Именно для этого меня и пригласили. Я готова помогать, содействовать, учиться. Но не собираюсь позволять вам выбирать – с кем мне общаться, а кого опасаться. Ураган мне нравится, повторяю еще раз. И я не собираюсь его сторониться!

Лил вздохнул, еще раз поменял позу, закинул уже другую ногу на ногу и произнес:

– Ваша совместная магия, освобожденная сексом, способна творить большие дела. Этого мы и опасаемся. Последствия могут быть гораздо хуже, чем то, что опрометчиво допустили ттахи. Вот почему я тебя и предупреждаю. И уж если Ураган такой хороший, прямо замечательный, как я погляжу. Скажи-ка ему, что вам нельзя заниматься любовью. Посмотрим, не отменит ли он свое покровительство. Даже если ты мне не поверила, решишь проверить наши утверждения. Почему бы не выяснить – чего стоит проклятый? Помогает ли от чистого сердца или только с перспективой получить удовольствие? Давай, привратница, раз уж такая смелая! Выясни свою цену в глазах варвара!

Я замерла, вспоминая поцелуй Урагана. На грани отчаянья и страсти, пылкости и ласки, полного безумия и самоконтроля. Естественный и какой-то сдержанный. Хм… Не он ли позволил мне последовать за Ригом, переместиться в прошлое древнего?

Лил слабо кивнул – как обычно, когда я догадывалась.

– Мы постараемся все контролировать. Вы же обещали меня научить, не так ли? – ему так и не удалось напугать меня. Любую магию, силу, энергию можно направить в нужное русло. Важно не то какой мощью ты обладаешь, а то как используешь собственные силы.

Ттах остался недоволен моей реакцией. Тонкие пальцы его крепко сжали подлокотники, красивые черты лица заострились, даже нос стал похож на клюв.

Кажется, я должна была усомниться, решить, что Урагану только близость и требуется, исключительно горизонтальное общение – и никаких других сантиментов. Вот только я отлично помнила нашу беседу, после рассказа Марины про особенную женщину. То, как Риг на меня отреагировал: действительно, очень даже эротично, но сказал, что это меня не касается. Пообещал обеспечить, защитить и устроить, не требуя никакой интимной близости. Ттах опоздал со своими страшилками. Еще рассказал бы про древних варваров, что насиловали сотни женщин в походах, оставляя байстрюков в чужих поселениях. Почему-то я знала – Риг так не делал. Я не осудила бы его за подобное. В те времена это считалось нормой. Но откуда-то появилась твердая уверенность – Ураган не любил применять насилие. И ко мне всегда чутко прислушивался. Нет, не верю я, что Ригу нужна лишь близость. Другое дело, если она запрещена, в принципе. Какие тогда у нас могут сложиться отношения? Особенная или нет, единственная или временная, секс – важная составляющая совместной жизни. И для любой пары он, как ни крути, важен. Мы с Димой давно не занимались любовью. Но на то ведь были серьезные причины. Мы перманентно находились на грани расставания. Всякий раз, когда он намекал на близость, я старательно увиливала от «обязанностей». Я просто не хотела, чтобы мужчина вначале надругался над моим внутренним миром, прошелся по нему в сапогах со шпорами, а затем еще принялся за тело. Пусть даже все случилось бы по согласию. Но именно так я воспринимала ситуацию и уже ничего не могла с собой поделать.

Ладно, не буду паниковать раньше времени. У меня есть Риг и даже Калисто. Ну не верилось мне, что Лил говорит правду. То ли срабатывала магия привратницы, то ли включался инстинкт самосохранения. Я просто не могла поверить ттаху.

Или я настолько привязалась к Ригу? Черт! Вот как теперь во всем разобраться! Плюнуть на вселенское благополучие у меня однозначно не получится. И Лил это прекрасно понимает… Хм… Не отсюда ли все его предупреждения? Слишком мало ттах мне объяснял и слишком многое требовал от женщины, которая впервые встретила нормального мужчину.

Да! Нормального! Не нытика, не циника, не завсегдатая компьютерных виртуальных миров, любителя футбола, дивана и пива. Мужчину, который меня слушал, пытался понять – чего хочется женщине, старался сделать для нее приятное. И я не готова от него отказываться! Уж точно не из-за ттаха, что играет в темную. Вначале разберусь, потом подумаю и только затем приму уже решение.

Некоторое время я ждала ответа, а Лил молчал и медлил, вперился в глаза взглядом, словно пытался просверлить дырку к мозгу и внедрить туда нужные ему мысли. Наконец, ттах разродился.

– Хорошо. Мы начнем обучение завтра. А пока Калисто о нас ни слова. Она не должна знать никаких подробностей. И если ваша совместная магия с Ригом все-таки выйдет из-под контроля, учти – это уже ваши проблемы. Моя задача – предупредить тебя. Проклятый моей кровью древний, сильный лельхай и привратница, с кровью ттахов и моей в том числе, с генами самых сильных магов… От вашего слияния, эмоций в момент секса может взорваться целая планета. Но решать придется вам, естественно. Мы сами решили воевать и сами расхлебываем.

Я внимательно вгляделась в глаза альбиноса. Пугает? Обманывает? Шантажирует? Манипулирует? Лицо Лила походило на маску. Ни единого выражения, ни малейшего движения мышц. Я словно общалась с каменным божеством. Прекрасным, суровым и хитроватым. Где-то в глубине алых глаз Лила таилось нечто очень странное… То ли неуверенность, то ли нечестность… Ттах не стал продолжать наш разговор. Буркнул «До завтра» и поспешно вытолкнул меня реальность…

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям