0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 1. Обмануть судьбу (эл. книга) » Отрывок из книги «Обмануть судьбу»

Отрывок из книги «Сквозь все напасти. Обмануть судьбу (#1)»

Автор: Чернявская Юлия

Исключительными правами на произведение «Сквозь все напасти. Обмануть судьбу (#1)» обладает автор — Чернявская Юлия Copyright © Чернявская Юлия

В столице уже царила весна, но в северной части эльфийских земель зима не торопилась уступать свои позиции. Глубокий снег не думал подтаивать даже возле деревьев. Фамилиар князя Хольдельвея, племянника правителя, бурый медведь, только раз высунул нос из берлоги, когда мимо проносили на кухню только что убитого и освежеванного барана. Фыркнув, животное неуверенно лизнуло снег, после чего вернулось обратно досыпать.

– Дунго чует, что до тепла еще далеко, – замечали жители усадьбы.

Медведя все знали и любили. Сколько ему было лет, не мог сказать никто. Помнили только, что еще медвежонком он ниоткуда появился во дворе княжеской резиденции, подошел к игравшему под присмотром нянек малышу, повалил на покрывало и облизал, после чего мальчик принялся угощать его булкой. Встревоженные женщины подняли шум. Всем известно, что одни медвежата не ходят, рядом обязательно оказывается их большая и внешне неуклюжая мама.

Охрана быстро утащила орущего мальчика, которого оторвали от нового друга, в дом, все попрятались в помещениях, а ворота распахнули настежь. Но медведица не появлялась. Зато суматоху заметил оракул и поспешил на княжеский двор. Тогда-то и выяснилось, что медвежонок не случайно на подворье забрел, а оказался фамилиаром. Рос он медленно, не так, как остальные медведи. Первые несколько зим, пока Хольдельвей был мал, проводил во дворце. И только когда княжичу минуло пятнадцать лет, перебрался на двор. Неподалеку от дворца врыли ему берлогу, где Дунго и зимовал. Сначала один, а после в кампании с фамилиаром княгини, шустрой белкой Зольташ. Рыжая проказница быстро поняла, где зимой комфортнее всего, и почти все время проводила, устроившись на спине или боку своего приятеля, лишь изредка подбираясь ко входу, где для нее оставляли немного орехов, сухари и другие любимые лакомства.

Такой лад между двумя фамилиарами означал лишь одно – и у супругов все в жизни ладно. Животных не обмануть, коли хозяева между собой договориться не могут, и они будут в отношениях натянутых. Не как в природе, не съедят друг друга, но без ссор не смогут. Хорошо, если можно будет развести по разным углам.

Белая кошечка запрыгнула на перила крыльца и быстро взбежала по ним наверх. Шедшая позади девушка рассмеялась над поведением любимицы. Кошка только махнула хвостом, спрыгнула четко в открытую дверь и поспешила в покои хозяйки. Хотя к зиме и снегу она относилась вполне спокойно, любила разные забавы, но после них всегда хотелось вытянуться перед жарко растопленным камином и дремать, ожидая, пока ей не принесут рыбки или сметаны с кухни. Хотя, кошечка потянула носом воздух, да, все верно, сегодня будет говядина. Скорее всего, сырая, только подогретая, чтобы фамилиар княжны мог спокойно кушать после прогулки в лесу. Может пара кусочков под соусом перепадет. Если не перепадет, так потом хозяйка со своей тарелки на салфеточке положит. Еще никто не мог остановить зверя, когда он чего-то хочет. А уж попасть в трапезную залу для такой милой кошки никогда не было проблем. Все-таки она – не медведь, а тот тоже иногда на обедах в углу валялся. Как только лестницы его выдерживали.

Эйленсиль, прежде чем подняться в терем, пробежалась на задний двор к берлоге и приподняла прикрывавший ее полог, сшитый из старых половиков.

– Дунго-лежебока, – позвала она зверя, с трудом сдерживая мех, – вылезай. Все спишь да спишь. Этак мы лета не увидим, ты его себе под бок подмял и не выпускаешь.

Медведь ответил на призыв глухим бурчанием, отдаленно напоминавшим ворчание стариков, когда молодежь вела себя не так, как им хотелось бы. Зато тут же высунулась хитрая мордочка Зольташ. Эльфийка достала из кармашка орех, специально припасенный на этот случай и протянула белке. Та устроилась на вкопанной в край берлоги доске и принялась за угощение. Быстро расправившись с лакомством, посмотрела на девушку хитрыми бусинками-глазками. Эйленсиль покачала головой, после чего высыпала в обустроенную рядом кормушку оставшиеся запасы.

– Буди своего приятеля, – посоветовала она довольной белке, после чего поспешила в терем приводить себя в порядок к обеду. Это для отца не имеет значения, в каком наряде дочь явится к столу. Мать, жившая до свадьбы в столице, имела на сей счет свое мнение. И детям приходилось с ним считаться. Больше всего доставалось старшему брату, который должен был после отца стать князем северных земель, вторым после короля человеком в этой области.

Не успела девушка добраться до крыльца, как ей навстречу выбежала такса. Чуть прихрамывая, она добежала до поворота тропинки, повела носом воздух, потом поспешила дальше. Нянька искала свою подопечную. Эйленсиль двинулась навстречу животному, дала себя обнюхать, после чего подхватила старушку и направилась в свою комнату. Просто так ее нянюшка разыскивать не станет, значит, что-то случилось или срочное или важное. А то и все разом.

– А вот и ты, девочка моя, – вышла из-за угла дома женщина, возраст которой определить не смог бы даже самый наблюдательный эльф, альв или человек. Волосы ее лишь чуть тронула седина, голос звучал еще звонко, а глаза сохраняли ясность. Только легкие морщинки затаились возле глаз и губ. – Скорее в дом. Анвелсиль, матушка твоя, уже вся извелась. Собиралась слуг послать на твои поиски.

– Мы просто гуляли, – попыталась оправдаться девушка. Раз матушка собиралась посылать слуг на поиски дочери, значит, действительно произошло что-то сочное. И очень важное. Главное, понять, для кого это срочно, для кого важно, и чего ей самой следует ожидать. Почему-то предчувствие было нехорошим.

Вслед за нянюшкой, забравшей своего фамилиара, Эйленсиль вошла в дом и последовала в свои комнаты. Там ее уже ждали служанки с платьями. Не успела эльфийка переступить порожек, как две свободные девушки быстро сняли с нее верхнюю одежду.

– Быстро в ванну, – распорядилась нянюшка. – Потом одевайся и ступай вниз. Все в изумрудной гостиной.

– Да что случилось то, – поинтересовалась сопротивлявшаяся напору слуг эльфийка. – С чего такой переполох?

– Так послы прибыли от альвов, – просияла нянюшка. – Сватают тебя за их принца.

– Нет! – Эйленсиль замерла. – Ни за что! Я не согласна!

Девушка топнула ногой, оттолкнула служанок и быстро скрылась в спальне. Пока все опомнились, щелкнул замок, а после к двери и вовсе было придвинуто что-то достаточно тяжелое. Служанки остались стоять посреди помещения, одни держа в руках платья, которые не пригодились, другие с одеждой, которую их госпожа успела снять.

– Эйленсиль, не глупи, – позвала ее нянюшка. – Открой дверь. Если отец узнает…

– Мне все равно, но за альва я замуж не выйду, – раздалось из комнаты. – Лучше бродяжничать буду, умирать под забором.

Нянька покачала головой. Последнее дело такими словами разбрасываться. Услышат боги да решат вмешаться. Не приведи великие, сотворила она обережный знак, и все эльфийки повторили его за ней.

– Ладно, что столпились, – распорядилась женщина. – Приводите комнату в порядок. Нечего лишний раз князя с княгиней гневить. В комнату никого не пускать, еду не проносить. Девочка наша упрямая, но Атайю голодом морить не станет. Так что одумается. Не сегодня, так к завтрашнему утру.

После этого нянька величаво удалилась, а вслед за ней, гордо задрав хвост, последовала и ее такса.

 

Эйленсиль опустилась на край кровати. Значит так? Замуж за какого-то альва? Пусть он трижды принц, четырежды того требуют политические интересы, но причем тут она? Даже по человеческим меркам она еще молода. Да, недавно было отмечено ее совершеннолетие. Но что есть эти мерки по сравнению с тем, сколько живут эльфы или альвы? Они еще не успеют выйти из юности, а человек уже прожил свою жизнь.

– Не хочу, – девушка топнула ножкой. – Не хочу замуж. Еще лет пять точно. И совсем точно не за альва. Терпеть не могу этих зазнаек. Ходят вечно серьезные, даже не улыбнутся.

Кошка, сидевшая на ковре перед ней, дернула хвостом. Мало ли чего не хочет ее хозяйка. Сама она хотела быть сейчас в столовой, где много вкусного. А то в миске была такая малость. И от той отогнали. Но, судя по всему, придется прощаться с мечтами о полноценном вкусном обеде. Кошка жалобно мяукнула.

– Вот, ты меня понимаешь, – по-своему истолковала этот звук эльфийка. – Уверена, матушка уже мысленно подбирает наряды и составляет программу торжественных мероприятий. А папеньке, скорее всего, все равно, что будет. Главное – выгодный союз, заключение договоров и прочая политика. И никто не спросит, а чего же хочу именно я.

Девушка обняла себя руками за плечи. Да, никто не говорил, что быть дочерью князя, внучатой племянницей правителя и прочее, прочее, прочее легко. Приходится учиться не только танцам, пению и рисованию. Ей нанимали учителей истории, философии, основ магии, даже экономики и математики, потому что негоже девице из высокопоставленной семьи не уметь рассчитать примерный процент с продажи урожая, который будет посажен весной, учитывая возможные потери.

– Вот сбегу, будут знать, – она показала кулак двери.

Разумеется, ответа не последовало. Лишь котейка посмотрела, вдруг да подсматривает кто через щель, и можно будет выскользнуть из комнаты, пробраться если не в столовую, то в кухню, где блюдечко сливок поставят на теплую печь, дабы ей было не только вкусно, но и уютно.

Тем временем девушка обошла комнату. Дверь даже трогать не стала, понятно, что нянька не оставит ее открытой после такого демарша. Зато много внимания уделила окну. Точнее промежутку между двумя стеклами. Открыв внутреннюю раму, она подцепила незаметный сучок. Что-то щелкнуло, и доска уехала внутрь.

– Вот, Атайя, – Эйленсиль достала промасленный пакет и флягу, – на какое-то время нам хватит. Думаю, пару дней мы выдержим, а потом родители переменят свое решение. Или у альвов планы изменятся. Я как чувствовала, что надо припрятать в комнате немного еды для нас с тобой. А няня даже не заметила, как я все это вчера утром принесла. Ну и другие тайники она тоже не нашла. Если что, тебя я в окно выпущу, а сама на орехах продержусь какое-то время.

Эльфийка привела окно в порядок, потом принялась разворачивать сверток. Обертка полетела в камин. Девушка положила рядом с решеткой несколько ломтиков мяса и плеснула в стоявшую там миску любимицы воды. Угощение для фамилиара готово.

Себе она взяла пару лепешек и немного сыра. Остальное может спокойно долежать до утра. Знать бы еще, что обо всем этом брат думает. Раньше княжич не горел желанием с альвами породниться. Договор мирный лет на десять хотя бы заключить – да. А вот сестру родную одному из этих скучных философов отдать… Кабы узнать все раньше, можно было бы сейчас как-то планы строить. А так на окне решетка, дверь заперта, только кошка и может уйти. Хорошо бы, эти послы через несколько дней уехали. Не могут же они месяц тут сидеть. Или могут?

Хлеб с сыром закончились быстро, но запасы надо беречь. Так что девушка принялась искать тайники с орехами. Раньше прятала, чтобы было чего погрызть, когда книжку читает. Но до книжек дело не дошло, а запасы пригодились.

Закончив с едой, Эйленсиль устроилась на кровати и принялась думать, как ей быть. Понятно, родители такого поведения не одобрят. Но можно уговорить их если не отменить брак, то отсрочить его. Ну, хотя бы на несколько лет, пока она второе совершеннолетие не отпразднует. А еще дядюшке весточку бы отправить. У правителя одни сыновья и во внучатой племяннице он души не чает. Помог бы в такой ситуации.

Незаметно для себя девушка заснула.

Разбудил Эйленсиль странный звук. Кто-то тихо скребся в дверь. Эльфийка поднялась, оправила платье, после чего на цыпочках подкралась к двери и прислушалась.

– Кто там? – прошептала она, когда поняла, что ей не почудилось. Отпирать дверь со своей стороны девушка, разумеется, не стала.

– Открой, это я, – услышала она шепот брата.

– Родители послали, – осведомилась сестра, не торопясь отпирать. – Я не выйду, пока эти сваты не уедут восвояси.

– Еду тебе принес, – судя по интонации, юноша был не в восторге от подозрений. – Но если у тебя там запасы на пару лет, могу унести все обратно.

– Не надо, – Эйленсиль поспешила подхватить на руки Атайю, после чего отодвинула засов. – Заходи.

Ее брат, наследный княжич, осторожно вошел в комнату, словно опасаясь обнаружить там еще кого-то, кроме сестры. В руках его был большой мешок, затянутый сверху просто веревкой.

– Вот. Тут ветчина, фрукты, орехи, сыр, хлеб. Ну, ты сама разберешься. Я быстро похватал в кладовке, пока никто не видел. Ну и вода еще.

– Спасибо, Нель, – девушка обняла его и поцеловала в щеку.

– Ладно, я побежал, а то мало ли что, – будущий князь расплылся в довольной, по-мальчишески проказливой улыбке, строго погрозил сестре пальцем, после чего осторожно выскользнул из комнаты, закрыл дверь снаружи, как и было.

Эльфийка со своей стороны вернула засов на место.

– Вот так вот, Атайя, брат на нашей стороне. Значит, он может сделать так, чтобы послы удалились как можно скорее. Ему тоже не нравится идея этой свадьбы.

Отпустив кошку на пол, девушка разобрала принесенные припасы, разложив их так, чтобы и в прохладном месте были, и с улицы никто случайно не заметил, после чего отправилась досыпать.

Утром с той стороны двери слышалась возня – служанки убирали гостиную княжны. Потом все стихло. Эйленсиль позавтракала, умылась, поскольку ванная комната была смежной со спальней, а не с гостиной, и устроилась на кровати с книжкой. Можно было бы и рукоделием заняться, но не хотелось. Потом приходила мать. Уговаривала выйти, угрожала наказанием: запереть в комнате, лишить сладкого и все в таком духе. Девушка с трудом сдерживала смех. Она и так заперта, без сладкого, без служанок, подруг. Так что матушкины угрозы выглядели абсурдно. Потом заглянул отец, пообещал, что лично выпорет дочь, если она не послушается. Эта угроза была серьезнее, но не так страшна, как свадьба с альвом. После ее снова оставили в покое. Только вечером пришла нянька, попыталась уговорить детку образумиться, не позорить семью перед послами. Но и на ее уговоры эльфийка не ответила.

На следующий день все повторилось. Угрозы, уговоры, увещевания. И на третий. С той лишь разницей, что ночью вновь появился брат с запасом еды, свечами и сообщил, что посольство раздумывает, не вернуться ли им назад. Раз юная княжна уже столь упряма, что будет позже. Как бы ни решила мужа своего правителем сделать. Девушка на такие предположения только фыркнула. Нет, как раз ее цель в том и заключается, чтобы посольство уехало ни с чем.

И действительно, прошло еще два дня, и послы отправились обратно, сообщить своему правителю, что не только не заключили обряд обручения, но даже не видели кандидатку в невесты, поскольку та в комнате заперлась и выйти отказалась. Но войну объявлять по такому поводу не стоит, ибо дева глупа, и родителям не покорна. Но таковой невесты своему принцу они не желают и сами, ибо он еще молод, как с такими девицам обходиться не знает, и вообще найдут ему жену лучше. Ну и дары от князя повезли. Куда ж без них. Особенно, когда такая ситуация сложилась.

На всякий случай Эйленсиль не выходила до следующего утра. А ну как послов вернут? Тогда уже не избежать ни обряда, ни, надо полагать, отправки в дом будущих родственников, дабы демарши не устраивала. Уж там-то ей таскать еду будет некому. Денек посидит голодная, другой, да и откроет двери, видя, как любимица страдает. В этом и заключалась беда всех эльфов – они могли терпеть любые лишения, но когда речь заходила об их фамилиарах, то готовы были на все, лишь бы зверь или птица получили свободу. Альвам было проще, у них такого уязвимого места не существовало. А люди и вовсе равнодушно относились к животному миру. Даже домашних питомцев могли оставлять без еды, бить, жестоко с ними обращаться.

Мать ругалась. Девушка была готова, что ей будут выказывать свое недовольство, обвинять в неблагодарности, легкомыслии, черствости. Готова была услышать, что эльфы и альвы снова оказались на грани войны. Но к такому она готова не была. Мать ругалась, как пьяный солдат, не стесняясь в выражениях. Вошедший для разговора с дочерью отец минут пять стоял, ошарашенно глядя на дражайшую супругу, после чего исчез. Только хлопнула дверь, прерывая поток слов. Женщина вздрогнула и замолчала. Потом сурово посмотрела на Эйленсиль.

– Если еще раз ты поведешь себя подобным образом, и я выдам тебя за первого встречного, у кого нет аллергии на кошек. Скажи спасибо, нам удалось объяснить послам, что потенциальная невеста весьма своевольная особа, которую разбаловал ее венценосный дядюшка. В противном случае войны было бы не избежать. А ты, неблагодарная, должна радоваться, что тебя не приказали выпороть вожжами на конюшне. Но больше мы подобного терпеть не будем.

С этими словами эльфийка покинула комнату дочери. Отца девушка в этот день не видела. А потом он не стал заговаривать с ней о том, что было. Видимо, счел, что супруга высказалась за них двоих.

Несколько дней прошли спокойно. Напоминаний о визите посольства не было. Семья князя собиралась в столицу на празднование начала весны. Решали только, как быть с Дунго, все еще не покинувшим берлогу. Одни советовали разбудить медведя. Подумаешь, полютует немного. Сараюшки можно и новые отстроить, все равно вид у них уже не очень. А вот оставлять княжеского фамилиара одного не хотелось. Мало ли за хозяином отправиться решит. Одно дело, когда медведь с официальным кортежем едет, совсем другое – коли по лесу пробирается. Тут любой охотник подстрелит и рад будет. А князь связь с природой потеряет. Да и самого мишку жалко, привыкли к нему все за столько-то лет. Фамилиар – это на всю жизнь. Редко когда новый зверь взамен ушедшего в иной мир появлялся. Чаще у детей. А чтобы у взрослых – такого еще не было. Но все сложилось иначе.

Ночью Эйленсиль разбудили крики и звон железа. Девушка поднялась и осторожно подошла к окну. Одна из сараюшек пылала, освещая двор. Снег то ли казался красным от огня, то ли кое-где действительно были пятна крови. Какие-то люди в черных одеждах, с закрывавшими лица масками, сражались со слугами. Последние явно проигрывали. Девушка осторожно отошла от окна и принялась быстро переодеваться. Атайя уже крутилась под дверью. Находится в помещении, куда могли в любой момент ворваться разбойники или воткнуться горящие стрелы кошке не хотелось.

Эльфийка быстро натянула брючки для верховой езды, свободную куртку, сапожки. Волосы стянула первой попавшейся лентой и спрятала под капюшон. Потом осторожно покинула комнату и спустилась вниз. Никого из обитателей княжеской усадьбы не наблюдалось. Девушка прокралась на кухню, нашла там нож. Потом нырнула в кладовку. Прихватив на всякий случай немного еды, она снова принялась изучать обстановку. Почти по всему двору пылали постройки, бегали какие-то люди. Или не люди. Сказать сложно. Капюшоны и маски скрывали их лица. Только со стороны конюшни было тихо. Словно нападавшие знали, что в берлоге спит медведь, и не хотели разбудить его.

Эйленсиль открыла окно и спрыгнула на утоптанную тропинку. Высоковато, но снег смягчил приземление. Через мгновение рядом оказалась Атайя. Эльфийка уже думала нырнуть в берлогу разбудить лежебоку, но тут заметила, двоих неизвестных с факелами. Обойдя берлогу так, чтобы она прикрывала ее от нападавших, девушка постаралась оказаться как можно дальше от освещенного пространства. Едва она оказалась в спасительной темноте, то бросилась в казавшийся безопасным лес.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям