0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 2. Счастье для вампира (эл. книга) » Отрывок из книги «Оборотный Петербург. Счастье для вампира»

Отрывок из книги «Оборотный Петербург. Счастье для вампира (#2)»

Автор: Чернявская Юлия

Исключительными правами на произведение «Оборотный Петербург. Счастье для вампира (#2)» обладает автор — Чернявская Юлия Copyright © Чернявская Юлия

Антон отстраненно следил за суматохой в квартире. Гошка уже с собранной сумкой нервно переминался с ноги на ногу у двери, вертя на пальце ключи от взятой в училище машины. Алина спешно запихивала в чемодан то, что еще вчера казалось не нужным, а сегодня стало жизненно необходимым. Хотя уезжала не далеко – всего-то в училище в области. И отец мог в любой момент привезти все, что оказалось или забыто, или не поместилось в сумку. Или попросить его друга, Вадима, который не так давно устроился туда работать.
– Ладно, пап, ты без нас не скучай, – дочь, наконец, к радости брата выкатила чемодан. – Обещаю звонить каждый вечер.
– Гош, присмотри за сестрой, – привычно повторил Антон.
Сын только козырнул, после чего подхватил чемодан и направился вниз. Антон обнял дочь.
– Слушайся брата, – наставительно произнес мужчина. – Если будут вопросы или возникнут проблемы – обращайся к Вадиму.
– Хорошо пап, – было видно, что девушке все эти наставления уже надоели, но она не спешила прерывать отца. – Ты тоже звони, если что. И Танюшу свою сильно не распускай, а то она уже прикидывает, будешь ты ее кусать, или так жить станете.
– Что? – удивился Антон.
– То самое, – в двери снова замаячил вернувшийся сын. – Алин, опаздываем. Вадим сказал, что мы в три должны быть, а мне еще тачку сдавать в гараж.
– Хорошо, – девушка вздохнула, потом попыталась улыбнуться. В свете лампы блеснули удлинившиеся клыки – признак того, что она не могла сдержать эмоции. – Пока пап. Вечером позвоню.
Антон еще раз обнял дочь, потом сына. Постоял на лестнице, слушая, как спускается лифт, потом закрыл дверь и прошел к окну, успел увидеть, как машина детей вырулила со двора.
Почти сразу зазвонил телефон.
– Да. Ага. Подсматриваешь? Хорошо, спускаюсь.
Усмехнувшись, вампир закрыл дверь и пошел к соседу снизу.
Юрка накануне отвез жену к сестре за город и на ближайшие пару недель был предоставлен сам себе. Оксанка, порадовав своего мужа уже вторым ребенком, на этот раз дочерью, на сентябрь перебралась на дачу, пользуясь погожими деньками и соседством с братом Вадима. И, судя по всему, как минимум до морозов не планировала возвращаться обратно. Сережка души не чаял в младших брате и сестре, и до последнего не хотел уезжать от них, но мореходное училище, где он обучался, манило куда больше.
– Как там наш волк, – поинтересовался Антон, входя в квартиру приятеля.
– Который? – уточнил опер. – Морской или сухопутный?
Вампир засмеялся. Вот уж точно было подмечено разделение внутри семьи. Вадима руководство умудрилось в рамках повышения квалификации затолкать на переподготовку по педагогической части, и теперь волку ничего не оставалось, как преподавать в специально созданном учебном заведении для видовых меньшинств, которых, по идее, не существует. Создавалось оно на самом высоком уровне, знали о ней президент, премьер и ряд лиц в министерстве обороны. Проект был пилотным, позднее планировалось создание еще нескольких подобных академий по регионам. Специалистов подбирали тоже основательно, зато теперь у оборотней, вампиров и других нелюдей было свое образовательное учреждение. Раньше о таком можно было только мечтать, но теперь у Антона уже дочь туда поступила. Причем, как и брат, пошла по военной части. Гражданские специальности ее не заинтересовали.
– А оба.
– Морской с трудом отправился на учебу. И то потому, что брат его больше как большую лошадку воспринимает. И это мелкая еще не подросла. Она им обоим жару задаст. Сухопутный и вовсе от своих девочек с трудом уехал, – за разговорами опер быстро расставил чашки, достал чай, сахар, банку варенья, рядом на тарелке пристроил хлеб и булку. Пусть жена ругается, что есть вазочки, она ничего не понимает, из банки вкуснее. – Вот не ожидал, что наш волк после рождения дочки станет лабрадором.
– Это он с домашними лабрадор, – вампир взял кусок хлеба, положил на него варенья. – Ммм… Анжелика кудесница. Так вот, это рядом с твоей сестрой и детьми Вадим таким пушистым и безобидным становится. А если кто-то в их сторону хотя бы посмотреть косо рискнет – порвет на британский флаг и сделает вид, что так и было изначально. А начальство его отмажет.
– Скажи лучше, зять, – хмыкнул Юрка, прикидывая, можно ли уместить на куске булки еще одну ягодку или оставить для другого бутерброда. После мучительного размышления просто отправил ее в рот. – Сам-то чем заняться думаешь, пока спиногрызов нет.
– Сам, – Антон дожевал свой бутерброд и задумался. – Сначала Татьяне разгон устрою, а потом, надо полагать, буду искать новую секретаршу.
– Ну, наконец-то решился. Я тебе сколько лет говорю, гони ты эту фанатку «Сумерек». Ты для нее второй Эдвард или как там его звали, только на наш, российский, манер. Типа укусишь, обратишь, и будет она бессмертной и прекрасной вампиршей. С учетом того, что никто никого не кусает, и вообще все сложно, ей большой облом будет.
– Синицын, ты что, ее на полиграфе проверял, что ей надо?
– И проверять не надо. Это она от тебя книги прячет, а я, как ни приду, – то «Сумерки», то еще какая-то ерунда в том же духе. Начиталась книжек и живет в каком-то своем мире. Вон, у меня знакомому хорошему нужна девушка на телефон, чтобы от вампиров не шарахалась, при виде домовых в обморок не падала, при этом и в дела сильно не вникала.
– Закатай губу, приятель, – Антон умял второй бутерброд, после чего отправил несколько ягод в чашку. – Пусть ждет. Мне секретарша тоже пока нужна, – как специально в этот момент у вампира зазвонил телефон. – Слушаю, Танечка. Что случилось? Да, знаю такого, соедини. Да, слушаю. Записываю.
Юрий только покачал головой. Блондинка словно подслушивала их разговор. Между тем Антон достал из кармана джинсов потрепанный блокнот и огрызок карандаша и начал записывать информацию. Закончив разговор, вампир отключил телефон, потом с минуту смотрел на запись.
– Юр, – не отводя глаз от листка, произнес он, – не в службу, а в дружбу, пробей мне все на одного предпринимателя. Тут клиент один, весьма серьезный человек, попросил на него найти все, что можно. Говорит, человек тухлый, вроде как фирма легальная, производство лекарств, но результат сомнительный.
– Ого, – милиционер посмотрел на имя клиента и название фирмы. – А что это к тебе обращаются, а не в компетентные органы.
– Обращался. Были проверки, но ничего не нашли. Оборудование современное, все лицензии в порядке, на предприятии стерильная чистота, налоги платит, лучшее сырье закупает. В общем, идеальный предприниматель. Но уже вторая партия от него идет как будто пустышки. Вот и просят разобраться.
– И что ты делать будешь?
– Пока не знаю, – Антон вздохнул, после чего поднялся. – Ладно, адрес есть, скатаюсь, посмотрю, а там буду думать.
– Будь осторожен, – мужчины поднялись, и Юрий пошел провожать соседа. – А то меня твои детки пустят в расход, а Лика еще и помогать им будет.
– Ничего, капитан, прорвемся, – Антон усмехнулся, после чего пожал руку оперу и пошел к лифту нарочито беззаботной походкой. Синицын только фыркнул вслед позеру, прежде чем закрыть дверь. Оба чувствовали, что дело будет нечисто.

Антон успел съездить на место, осмотреться снаружи, заглянуть в аптеку при фабрике и приобрести там упаковку анальгина, пару бинтов и лейкопластырь, построить глаза скучающей девушке, сетовавшей, что место у них не самое ходовое, редко кто заходит. Потом, якобы вспомнив, поинтересовался, если что от кашля, выложил энную сумму за упаковку таблеток, которые производились на самой фабрике. Распрощался с девушкой и покинул заведение. Отъехав на расстояние, изучил покупки. На первый взгляд, все в порядке. Но таблетки стоит отдать знакомым химикам. Правда, вампир не сомневался, что с ними все будет в порядке. Дело было в чем-то другом. Но в чем?
Запиликал на свободном сидении телефон – дочь выполняла обещание. Антон выслушал все ее новости, пообещал поливать кактус, обязался привезти все по списку, который Алина скинула ему на почту, привычно проигнорировал жалобы на брата. Все как всегда, с той лишь разницей, что дочь не на дачу к Вадиму и Оксане отправлял, а учиться.
После общения с дочерью мужчина понял, что проголодался. В последний раз он ел бутерброды у Юрки. И какое бы шикарное варенье не готовила его жена, это было давно. Значит, надо поискать приличную забегаловку. То, что вампирам на самом деле кровь нужна не каждый день, не означало, что они вообще обходятся без пищи. Еще как не обходятся. Энергия нужна. Другое дело, что обоняние позволяло на подходе определять, стоит заходить в тот или иной пункт общественного питания, или лучше купить батон в ближайшем магазине.
Приличное заведение нашлось достаточно близко, другое дело, что потом придется делать крюк – улочка оказалась с односторонним движением, другая сторона была закрыта на ремонт. Разумеется, всегда можно позвонить Юрке, тот отмажет, но злоупотреблять дружбой не хотелось. И так опер помогает с делами, когда это в его силах. Поэтому Антон запарковался рядом со входом и отправился ужинать.
За это время ему успел позвонить сын, нажаловаться на сестру, попросить подкинуть денег на телефон, потому что стипендия послезавтра, а он умудрился все потратить непостижимым образом, передать привет от Вадима и сообщить последние новости. Пообщавшись с сыном, мужчина поел. Потом снова ответил на звонок – Татьяна приглашала на ужин. Отвязаться от секретарши оказалось не просто. Узнав, что он уже поел, она стала зазывать начальника на чай, кофе, что-нибудь еще, все равно детей у него дома нет. А если Антон Евгеньевич по каким-то причинам не может подъехать к ней, то она сама вызовет такси и будет у него через час. Пришлось рыкнуть на секретаршу и пригрозить уволить, если она не угомониться. Подействовало, но детектив понял, что это ненадолго. Значит, придется искать новую девушку на ее место, а Татьяну как можно скорее передавать Юркиному знакомцу.
Пока Антон общался с сыном и секретаршей, незаметно стемнело. Бросив взгляд на часы, он заметил, что припозднился. Ведь собирался еще раз осмотреть местность вокруг фабрики, а заодно снять на камеру, благо в темноте не заметят, а ему хоть какая-то помощь будет. Мужчина быстро вырулил на дорогу, и, пользуясь тем, что в эти переулки редко заглядывают сотрудники ДПС, погнал по объездным улочкам в сторону фабрики. Но довольно скоро пришлось притормозить – дорога быстро испортилась, пришлось сбрасывать скорость, понимая, почему тут никогда не стоят товарищи с радарами. Помянув незлым емким словом дорожных работников, и тех, кто ими руководит, убедившись, что ни на дороге, ни на тротуаре никого нет, сыщик потянулся за камерой, а когда вновь бросил взгляд на дорогу – тут же ударил по тормозам. И все равно машина задела человека.
Бросив камеру, Антон поспешил на помощь пешеходу.
– Как вы? Все в порядке? – он помог пострадавшему подняться. – Вызвать скорую?
– Все хорошо, – прошелестел голос, а потом человек откинул капюшон, и мужчина смог разглядеть бледное усталое личико. – Это я виновата. Я не сильно вашу машину повредила?
– Нет, вообще ничего нет, – детектив только бросил взгляд на бампер, отмечая, что если там что и появилось, так пара царапин, которые он закрасит без всякого сервиса. Тем более, они с Владом все равно планировали на следующих выходных поваляться под его деткой, а то что-то тихо, но неприятно стучало.
– Это хорошо, – выдохнула девушка. – Не знаю, как бы я с вами расплачивалась.
Она пошатнулась, и Антон вновь поспешил поддержать ее.
– Может, все-таки показаться врачу?
– Нет, не могу. Я и так два дня пропустила на работе. Если не приду и сегодня, то меня уволят, – она закашлялась, и тонкое обоняние вампира уловило кровь.
– Да вам не работать, вам лечиться надо, – сорвалось у него.
– Лечиться? – грустно произнесла девушка. – На что? Я живу за городом, дом разваливается, мать… болеет. Вот и думай, на что деньги тратить: на еду, на жилье, на лекарства…
С этими словами незнакомка вырвала руку и побежала в сторону фабрики, которая так интересовала Антона. Но, не пройдя нескольких шагов, остановилась, согнулась в приступе кашля, потом и вовсе упала на асфальт.
Мужчина достал из машины воду, аптечку и подошел к ней. Девушка попыталась оттолкнуть его, но сил не хватало. Вампир заставил ее сделать несколько глотков, потом помог стереть кровь с лица.
– Сомневаюсь, что ты сможешь сегодня работать, – тихо произнес он.
Она промолчала, пытаясь отдышаться, рукавом стирая лившиеся из глаз слезы. Через какое-то время тихо прошептала:
– Теперь точно уволят.
– Ничего, что-нибудь придумаем, – попытался успокоить ее Антон.
– Как будто у тебя работа есть, – буркнула она.
– Есть, – спокойно ответил мужчина. – Мне секретарь нужен.
– Спать с тобой не буду.
– Знаешь, – он рывком поднял девушку на ноги, – я прежнюю секретаршу увольняю как раз потому, что она спит и видит себя в моей постели. Так что еще раз услышу нечто подобное, будешь искать работу сама. Если сможешь найти.
Чувствуй себя девушка лучше, она бы поклялась, что глаза мужчины полыхнули багровым огнем, но в тот момент она списала все на плохое самочувствие.
– Меня Антоном зовут, а тебя?
– Таня, – тихо произнесла девушка. Мужчина внутренне улыбнулся. Вот так совпадение, одну Татьяну на другую меняет, но вслух ничего говорить не стал.
– Давай отвезу тебя домой, – предложил он. Девушка кивнула, а в следующий момент потеряла сознание, и детектив только чудом успел подхватить ее.

Антон пытался привести девушку в сознание, но ничего не получалось. А нашатырного спирта, самого надежного средства, под рукой не было. Впрочем, мужчина понимал, что выбор у него не велик – везти девушку в больницу. В это время заиграл телефон.
– Слушаю, – ответил он, отмечая, что номер не знакомый.
– Антон, слушай и не задавай лишних вопросов, – узнал он голос Ажелики. – Я тут на тебя карты раскинула по Юркиной просьбе. Значит на сегодня у тебя дама червовая, да только дом казенный ее ждет, а в ближайшие месяцы потеря невосполнимая. Сама она путь свой выбрала, он ее в могилу ведет. Все от тебя зависеть будет. И запомни, и у тебя и у нее другого шанса уже не будет. Понял?
– Да, Ликусь, понял, ведьмочка ты наша, – а что тут не понять? Вот она, дама червовая на пассажирском сидении без сознания. Казенный дом тоже понятен – в больницу ее надо как можно скорее. А с потерей все серьезно? Можно как-то изменить?
– Увы, – ведьма вздохнула. – Только отсрочку небольшую дать можно. Там выбор тоже определен давно, развилка пройдена. Все, что ты можешь, помочь девушке с потерей ее смириться, и тут блага материальные еще идут какие-то, которые может упустить. С последним вопросом она без тебя не справится. Я так полагаю, все в бюрократию нашу упираться будет. Без шара я тебе ничего толком не скажу, а он в городе остался. Когда вернусь – загляну, буду точнее знать.
– Ладно, спасибо и на этом, – Мужчина пристегнул пассажирку, потом пристегнулся сам. – Поеду я, повезу эту даму в дом казенный.
– А, так ты ее уже нашел, – знакомые нотки любопытства зазвенели в голосе ведьмы. – И как она? Как зовут, сколько лет?
– Она у меня без сознания, – переключаясь на гарнитуру, начал давать отчет Антон, – симпатичная, но больная. Как зовут – не скажу.
– Смотри, я тебе еще припомню.
– Лик, от тебя лично у меня секретов нет. Но вот мужу твоему хочу сделать.
– А, тогда ладно, – Анжелика сменила гнев на милость. – Тут тебе от Ксюхи привет. И от мелких.
– И им привет, – в тон жене друга ответил вампир. – И спасибо за варенье. Очень вкусно.
– Пожалуйста, – рассмеялась Анжелика. – Девушку не обижай.
И отключилась. Антон покосился на пассажирку и принялся искать в записной книжке номер знакомого врача. Нажал на дозвон и медленно тронулся.
– Крестовоздвиженский слушает, – Антон улыбнулся приветствию. Фирменная фишка его старого знакомого называть фамилию. Знающие его люди и нелюди только смеялись, а вот новые знакомые от фамилии вампира впадали в ступор. Впрочем, на этот раз детективу было не до смеха. Он быстро обрисовывал врачу ситуацию, чтобы по приезде в клинику там уже знали, что делать.

Татьяна медленно приходила в сознание под тихий писк приборов. В воздухе витала странная смесь запахов, присущая только медицинским учреждениям. Больница? Не хотелось бы. Что ей там делать? Ничего нового не скажут, работать нельзя, на лекарства все равно денег нет. Она давно смирилась со своей участью.
– Тоха, вот что ты от меня хочешь? – услышала она голоса рядом с дверью. – Я врач, а не Господь. Да, я могу поставить эту девочку на ноги, но надолго ли? Через пару месяцев, благодаря городской сырости, она снова окажется в больнице. Да даже если ты обеспечишь ее всеми необходимыми лекарствами, этого мало. У тебя денег не хватит на такую благотворительность.
– Не надо мои деньги считать, док. Просто сделай, что можешь, – узнала она голос сбившего ее мужчины, Антона.
– Вот пьешь ты из меня кровь литрами просто, – буркнул врач.
– Не надо утрировать, – в голосе мужчины послышался смешок. – Если бы я ее у тебя пил, ты бы заметил.
– Да что я с тобой, кровососом спорю, – видимо врач, или кто он там был, признал свое поражение. – Что смогу – сделаю. Но новые легкие я девочке не поставлю.
– От кровососа слышу. И это уже моя проблема, – прозвучало в ответ. – Старейшины задолжали мне право. Если что, я им напомню.
Ответа то ли не последовало, то ли он был таким тихим, что Таня не услышала. После этого открылась дверь, и в палату вошел мужчина в белом халате. Бледный, словно никогда не был на воздухе, немного худощавого сложения, с длинными, собранными в хвост черными волосами. Девушке на миг показалось, что она попала в какой-то фильм, и на нее надвигается настоящий вампир. Но ведь их не существует. А, мало ли какие у этого человека пристрастия. Может, на досуге вампиров на ролевках отыгрывает.
– Доброе утро, Танюша. Я Игорь Григорьевич, твой лечащий врач. Как самочувствие? – поинтересовался этот «вампир». – Можете про свои диагнозы мне не рассказывать, нам аппаратура все показала во всех красках. А вот как вы себя прямо сейчас чувствуете?
– Прямо сейчас, – Татьяна задумалась. – Вроде как ничего. До непривычного неплохо, как ни странно.
– Это хорошо, – довольно улыбнулся врач. – Сейчас вам завтрак принесут, потом вашим лечением займемся. Если вам что-то нужно, то под дверью торчит мой старый знакомый, который вас сюда привез. Так что можете предоставить ему список необходимого, а пока он будет бегать по магазинам, вас ждет общение с врачами, в том числе и со мной. Договорились?
Девушка кивнула. Выбора все равно не было. Чтобы она ни услышала, понятно одно, сейчас ее подлечат, насколько это возможно, а дальше не проблемы врача.
– Привет, – в палату вошел мужчина, который сбил ее накануне. Тоже довольно бледный. Видимо перепугался, плюс ночью не смог толком отдохнуть. Короткие темно-русые, почти черные, волосы встрепаны. Смотрит внимательно, словно не уверен, что она цела и невредима, насколько это могло быть.
– Привет, – Таня тоже внимательно смотрела на мужчину. Кто знает, чего от него ожидать. Ночью работу предлагал, а сейчас передумает да еще заставит за ремонт машины платить. Ведь ясно же, что она или помяла или поцарапала что-нибудь. Не может иначе быть.
– Как себя чувствуешь?
– Лучше, – честно призналась девушка. – Неожиданно.
– Это хорошо, – он несмело улыбнулся. – Меня сейчас будут выгонять, так что быстро решай, что тебе надо.
– Ну, зубную щетку, пасту какую-нибудь не дорогую. Салфеток еще, – задумалась Татьяна. – Вроде все.
– Понял, – Антон услышал в коридоре шаги. – А также ряд женских мелочей, о которых ты не скажешь, что-нибудь почитать, или ты рукоделием занимаешься каким-то?
– Нет, с этим грустно. А почитать пару газеток можно.
– Понял, – кивнул мужчина и поднялся. – Я после тихого часа приду. Жди.
Дверь начала открываться, и детектив быстро поднялся.
– Уложился, – в палату вошел врач в сопровождении двух женщин. – Теперь иди, Антоха, гуляй, девушке купи все, что она просила, и кое-что в аптеке. Список на стойке у Ниночки возьмешь.
Мужчина только кивнул. Ниночка, как же. Нина Васильевна она, и никак иначе. Супруга врача. Обычный человек, связанный с ним ритуалом. Невысокая, чуть полненькая блондинка с кудряшками и кукольными синими глазами. Внешность обманчива. В клинике Ниночка второй человек. И то, смотря как смотреть. Нелюдей она строит так, что честь отдают и ходят как на параде.
Антон осторожно приблизился к стойке сестринской. Старшая сестра сидела и что-то отмечала на большом листе, расчерченном только ей понятными линиями.
– Доброго дня, – осторожно поздоровался детектив.
– А, это ты, – женщина покопалась в записях, после чего протянула ему листок. – Купишь своей красавице все это.
– Нина, а какие шансы? – осторожно поинтересовался мужчина.
– Шансы есть всегда, – бодро произнесла женщина, – но у девочки запущенный случай. Хотя, ты знаешь Игоря, он один из лучших, так что сделает все возможное. И все же нормальной жизни человеком у нее уже не будет. Нет, она сможет работать, учиться, все такое, но детей у нее не будет. Организм не справится. Так что думай, что в этом случае можно для нее сделать.
– Я тебя понял, – Антон убрал список в карман. – Буду к концу тихого часа с покупками.
Женщина только кивнула, возвращаясь к своему графику. Вампир понял, что все откровения закончены, дальше разговаривать придется только с врачом, и поспешил покинуть клинику, пока его не обвинили в медлительности.

Татьяна смотрела за окно. Вроде пока можно не переживать. Она успела позвонить домой, сообщить матери, что попала в больницу с приступом. О работе речи не шло. Понятное дело, с прежним местом можно было прощаться. Но, если этот странный парень не обманул, у нее будет новое место. Хорошо бы менее вредное для организма и лучше оплачиваемое. И если повезет, то она успеет сделать им с мамой новую квартиру вместо той развалюхи, в которой они живут. Больше девушка ни о чем не мечтала. Лишь надеялась, что тот барак, в котором они живут, не развалится раньше времени. Самого ценного там давно не было, семейные фотографии ей давно отсканировали, и она хранила их на флешке, а больше ничего и не осталось. Старую мебель было не жалко.
Девушка прикрыла глаза, пока есть возможность можно отдохнуть. Все равно больше пока заняться нечем. Кончено, можно было включить телевизор, вот только дома старый, еще с неведомых времен, чуть ли не от прабабушки, показывавший только два канала, по которым мать, будучи в адекватном состоянии, смотрела какие-то ток-шоу. Саму Таню телевизор не привлекал, что там смотреть, кроме новостей, она не представляла, а включать новости не хотелось.
Впрочем, поспать тоже не удалось. Едва девушка закрыла глаза, как в палату вошла медсестра. Надо было отправляться на обследования. Причем тот факт, что за нее взялись основательно, заставлял думать, будто привезший ее мужчина является важной шишкой. Хотя, что-то он говорил о своей работе, но что именно, Татьяна вспомнить не могла. Так что пришлось смириться и ждать.
Антон появился, как и обещал, после тихого часа. Девушка сидела у окна и смотрела на улицу. Ничего особенного там не было – обычный сквер при клинике, вот только девушке любоваться на потолок желания не было.
– Выглядишь неплохо, – улыбнулся мужчина и поставил на кровать большой пакет. – С этим потом разберешься. Я в ваших женских вещах не очень разбираюсь, поэтому взял, что обычно дочь заказывает. А вот это, – он опустил сумку на свободный стул и извлек из нее ноутбук, – твоя работа на ближайшие дни.
– Но я с компьютером не очень знакома, – забеспокоилась девушка.
– В школе-то учили чему-то?
– Учили, – Таня вздохнула. – Текст набрать, еще чему-то примитивному.
– Ну и отлично, – Антон воткнул в разъем мышь, колонки, потом подключил компьютер в розетку. – Включается вот этой кнопкой. Нажимай. – Девушка выполнила, что ей говорят. Когда компьютер включился, сыщик продолжил инструктаж. – Вот эта папка посреди экрана – то, что тебе надо делать. Заходишь в нее, запускаешь файл, читаешь название, потом создаешь папку с таким же названием, файл закрываешь, переименовываешь по дню, и убираешь в ту папку, потом следующий, – рассказывая, вампир показывал, что надо будет делать. – Все понятно? А то надоело копаться, что за Мила, Ника, Выезд, Гастролеры, да еще непонятно от какого числа.
– Да, – девушка мысленно выдохнула. Ничего заумного. С этим она еще справится. Остальное освоит постепенно, если время будет.
– Вот эти ярлычки, – показал на несколько картинок мужчина, – учебники и игрушки. Все равно ты тут на пару недель минимум задержишься. Быстро не выпишут, это тебе не городские больницы. Так что будет хоть какое-то разнообразие. 
– А можно почитать, что за файлы? – поинтересовалась девушка.
– Конечно, – расплылся в довольной улыбке Антон. – Только не думай, что это бред сумасшедших. Просто прими за данность, что и такое бывает. Будешь работать в офисе – привыкнешь.
– Спасибо, – выдохнула девушка, после чего попробовала повторить действия мужчины с файлами. – Действительно, ничего сложного.
– Только ты сначала разбери, что к чему, а потом читай. А то с середины не интересно, – посоветовал мужчина. – Я побегу, а то придет старшая сестра, будет мне по мозгам, что тебя мучаю. Но я еще буду заходить.
– Спасибо, буду ждать тебя, – искренне произнесла девушка.
На этот раз Антон убежал окончательно. Таня встала, взяла свой пакет, разобрала принесенные мужчиной вещи. К тому моменту, как она закончила, щеки ее пылали. Антон не забыл ничего, хотя девушке было стыдно просить мужчину покупать ей все предметы личной гигиены. Помимо этого были вода, чай, баночка кофе, печенье, сахар, мыло, паста, одежда, причем пакет с ней Татьяна вскрывала заранее волнуясь. Но нет, мужчина умудрился угадать с ее размером, при этом подобрав вещи приличные.
– Вот как ему это удалось? – высказала мучивший ее вопрос вслух, девушка убрала одежду в тумбочку. Надо будет вечером ополоснуться в душе и сменить белье, в остальном пижама, выданная сестрой, оказалась очень удобной. Мягкой и приятной телу.
Размышления прервал приход сестры с лекарствами и капельницей. Пришлось оставить компьютер в покое и устраиваться на кровати. Девушка только и успела, что схватить кроссворды и карандаш. Хотелось бы книгу, но заставлять ждать девушку не хотелось. Поэтому оставалось расслабиться и коротать время с тем, что было. А заодно подумать, поскольку все было слишком неожиданно, но при этом оказывалось правдой.

В следующий раз Антон появился только на следующий день. Таня успела немного освоиться с принесенной им техникой, и даже начать что-то делать. Если сначала девушка думала, что справится с порученным заданием быстро, то почти сразу стало ясно, это не так просто, как кажется. И дело не в том, что все было запутано, сложно и невыполнимо. Она быстро разобралась, что материалы можно отсортировать по дате. Вот только было увлекательно читать содержимое. Правда, в какой-то момент Татьяна поймала себя на мысли, что это не отчет о делах, а наработки писателя по очередному детективу. Ну не может такого быть, чтобы то оборотни появлялись, то вампиры, то ведьмы или колдуны. Ерунда это все. И зачем ее работодатель детективом представлялся. Сказал бы, что мистические книги пишет, она бы все равно согласилась на работу. Просто потому, что на фабрику ей хода не было. Начальство намекало, что им совсем немощные не нужны. Теперь и вовсе уволят, а с тем, что она успела заработать, можно попрощаться. Никто ей этих денег не заплатит.
На этот раз Антон явился немного взъерошенным и явно уставшим. Но смотрел весело, перебросился парой шуточек с медсестрой, которая как раз выходила из палаты, после чего радостно улыбнулся девушке.
– Как самочувствие? – первым делом поинтересовался он.
– Как ни странно, лучше, – не стала скрывать девушка.
– И хорошо, – улыбка мужчины стала запредельная. Еще немного, и он будет напоминать клоуна. – Тогда собирайся?
– Куда? – не поняла девушка.
– Как куда, – удивился Антон. – Гулять. Тебе, между прочим, обязательно надо выходить на улицу.
– Тогда после обеда, а то Нина Васильевна ругаться будет, – покосилась на часы Татьяна. – Вот во время тихого часа разрешат, все равно я твои записи изучаю, вместо того, чтобы спать.
– И как успехи? – немного настороженно поинтересовался детектив.
– Интересно, – призналась девушка. – Ты писатель?
– Увы, – вампир пожал плечами. – Моя фантазия слишком бедна для этого.
– Я бы не сказала, – покосилась в сторону компьютера его подопечная. – У тебя такие отчеты, что любой фантаст-детективщик десять лет жизни отдаст, лишь бы заглянуть в эти файлы.
– Танюша, давай, я пока не буду тебе ничего рассказывать, просто разберись с ними, и ладно. Остальное, когда ты уже будешь нормально работать. И вспомни, что я говорил вчера по поводу этих файлов.
– Ничему не удивляться,– вздохнула, а после нахмурилась будущая секретарь. – Какие-то тайны?
– Не то, чтобы, просто пока разберись с этим всем, пожалуйста, – он посмотрел на нее умоляющим взглядом, чем очень напомнил небезызвестного Кота в сапогах.
– Ладно, – девушка вздохнула. – Но потом ты все расскажешь.
– Куда я денусь, тебе же потом со мной работать. Если некоторые не доведут до убийства.
Татьяна вопросительно посмотрела на мужчину, но тот только махнул рукой, мол, не бери в голову. Девушка решила так и поступить. Проблемы стоит решать по мере их поступления. Сейчас у нее одна задача – подлечиться насколько это возможно. Все остальное может подождать. Судя по тому, что говорят врачи, есть шансы, что после лечения она сможет нормально жить, учиться, найти работу. Ей не придется скрывать свое заболевание и соглашаться хоть на что-то, лишь бы им с матерью сводить концы с концами. Антон дал ей такую возможность, и она своего не упустит.

Дни пролетали незаметно. Антон то появлялся, притаскивал фрукты, сладости, то исчезал без предупреждения. Пару раз приезжала мать, проведать. Девушка выговаривала, что она себя не бережет, но было приятно видеть родного человека, и, что много важнее, видеть его в адекватном состоянии.
– Доченька, – каждый раз начинала разговор мать, – это ж сколько твое лечение стоить будет? Мы ж потом в жизни не расплатимся, даже если квартиру продадим.
– Разберемся, мам, – привычно отмахивалась Татьяна. Она уже попыталась заговорить об оплате и с Антоном, и с врачом, и даже со старшей сестрой, и каждый раз слышала в ответ, что это не ее дело. Ей надо думать о выздоровлении.
– Да когда же уже, – вздыхала каждый раз женщина.
– Ничего, отработаю, – отмахивалась ее дочь. – Не так, так этак.
Мать хмурилась, но молчала. Да и что можно было сказать, если внешний вид ребенка говорил сам за себя. Румяная, немного поправилась за те дни, что в больнице находится, кашля нет. Совесть тихо нашептывала, что женщина сама виновата в болезни дочери. И теперь не ей возмущаться, что ребенок нашел выход, пусть и не такой, на который она рассчитывала. От этого тихого шепотка хотелось спрятаться привычным методом, но она в очередной раз говорила себе, что должна держаться ради дочери. Ведь у нее получается. Самой, без всяких кодировок, гипнозов и прочих методов, которые тоже стоили немыслимых денег. Денег, которые зарабатывала дочь.
– Я тут на работу устроилась, – прервала женщина повисшую тишину. – Склад убираю. Трудно, конечно, но они платят. И обещали по трудовой оформить, если буду стараться.
Татьяна улыбнулась, но промолчала. Сколько уже таких работ было? И газеты мать разносила, и рекламу раздавала, и полы мыла, и улицы убирала. Хватало ее на месяц-два. Потом появлялись старые знакомые, предлагали отметить удачное трудоустройство, и отмечание затягивалось на неделю. В результате к тому моменту, как загулявшая сотрудница добиралась до места работы, на ее месте уже обнаруживался другой человек.
– Не веришь в меня, – вздохнула мать.
– Хочу, но ты же сама все прекрасно знаешь.
– Знаю, – не стала спорить та. – Но на этот раз все будет иначе. Ладно, поехала я. Как раз успею еще сериал посмотреть и на работу.
Таня проводила мать до проходной, а потом с тоской смотрела ей вслед. Было неприятно, что она не верит самому близкому человеку, вот только не получалось больше. Все закончилось так давно и глупо, дурацкой ссорой с отцом, который то ли не хотел, то ли не мог купить жене шубу. Таня была слишком мала тогда, чтобы что-то в этом понимать. Просто слышала, как мама кричит на папу, потом хлопнула дверью и ушла утешаться к подруге. Вернулась под утро, с трудом держась на ногах. Способ утешения так понравился, что она стала прибегать к нему при малейшей проблеме. Отец не выдержал и развелся. Суд почему-то оставил ребенка с матерью. Потом отца и вовсе не стало. Как сказали врачи – сердце не выдержало.
Татьяна с трудом закончила школу. Не потому, что не любила учиться, просто в той атмосфере, что творилась дома, это было практически невозможно. Тем не менее, аттестат ее был приличным. Вот только о дальнейшей учебе пришлось забыть. Уже тогда начинались проблемы со здоровьем, потому что от загулов родительницы приходилось спасаться, гуляя по улице. Несколько раз она попадалась милиции, ночевала в теплом отделении, поскольку ее уже хорошо знали. Утром участковый наведывался в квартиру, проводил очередную воспитательную беседу, но через какое-то время все начиналось заново. Сейчас девушка просто наслаждалась временем в клинике. Даже необходимые процедуры не воспринимались ею как что-то неприятное.
– О чем задумался, воробей, – окликнул ее довольный голос. – Если о мире во всем мире, то сразу тебя разочарую, гиблое это дело.
– Антон? – девушка с трудом узнала мужчину. Растрепанный, одежда в таком виде, словно он от стаи голодных собак убегал, только глаза светятся довольством.
– Ага! – он подхватил девушку и закружил ее в воздухе. – А я все-таки сделал их, воробей! Нереально было, но удалось!
– Что ты сделал? – не поняла Таня, когда ее поставили на землю. Голова немного кружилась, поэтому она крепко ухватилась за руку мужчины.
– Накрыл я ту лавочку, что мне приятель заказал, – Антон кратко ввел девушку в курс работы. – Ну и вчера поехал я к той фабрике, это рядом с местом нашей встречи, и тут вижу, грузовик въезжает. Какой может быть грузовик в два ночи? Решил я поближе подобраться. Смотрю – коробки грузят. В общем, сегодня фотографии отправил заказчику. Ну и своему другу. Думаю, этой ночью там уже ОМОН работать будет. Так что всех повяжут и отправят кого куда. Как я полагаю, мигрантов на родину, наших – за решетку, а дальше будет суд разбираться.
– А что за фабрика-то? – не поняла девушка.
– Да по производству лекарств.
– Что? – Татьяна почувствовала, что ей действительно плохо. Вот так поворот судьбы. Ведь еще недавно она и сама работала на этой фабрике.
– Таня, – встревожился Антон, заметив, как резко побледнела девушка. Он подвел ее к скамейке и заставил сесть. – Танюш, что случилось?
– Я на той фабрике работала, – выдохнула девушка. – В ночную смену как раз. Этикетки на бутылочки клеила или коробочки собирала. Больше ничего мне не доверяли, все-таки здоровье… – она махнула рукой. – Только у нас никто и не думал, что это незаконно. Подписывали контракты о трудоустройстве на бланках фирмы. Просто считалось, что у нас вторая смена.
– При этом никаких медкнижек у тебя не требовали? – уточнил Антон.
– У меня купленная была, – призналась Татьяна. – И справки я покупала об обследовании. Сам понимаешь, что бы мне написали, если бы я пошла врачей обходить. А работать надо было. Не помирать же с голоду.
– Понятно, – мужчина задумался. – А что за бланки фирмы? Можешь вспомнить, что на них было?
Девушка задумалась.
– Да самый простой, на листе бумаги. Распечатан на принтере. Мол, они такие-то и такие-то принимают на работу такого-то и такого-то. Ну, там данные сотрудника, реквизиты фирмы, всякие обязанности и штрафные санкции.
– А прав никаких?
– Да у кого они есть, – отмахнулась Таня. – А если и есть, на бумаге одно, на деле с точностью до наоборот. А с учетом того, как начало мир лихорадить, и вовсе радоваться надо, что работа есть хоть какая-то.
– У тебя она есть, – серьезно заметил детектив. – А то, что пока еще зарплату не платил, так и сам сижу, жду, когда заказчик рассчитается.
– Да я и не делаю почти ничего, – возразила девушка. – Так, в свободное от лечения время файлики распихиваю по папкам да почитываю, или пасьянсы раскладываю. Тоже мне работа. Баловство одно.
– Не важно. Я ту кралю, что вот-вот уволю, два года об этом прошу, а толку никакого. Одни обещания. А ты вон как быстро все делаешь.
– Ой, было бы что делать, – отмахнулась почти секретарь. – Открыла файлик, посмотрела шапку, закрыла, переименовала, кинула в нужную папку, открыла следующий. Если не отвлекаться, всей работы на три дня, а то и меньше.
– Не важно, Танюш, – Антон поднялся, прошелся вдоль скамейки.
– Важно, – покачала головой Таня. – Мне же тебе еще и за лечение потом деньги отдавать. А это сумма приличная.
– Вот об этом, Татьяна, чтобы я больше не слышал, – навис над ней мужчина. Девушке показалось, что в глазах его зажглись багровые огоньки. Но детектив быстро отстранился и продолжил ходить туда-сюда. – Здесь мне должны услугу, так что лечат тебя бесплатно.
– Не думаю, что могут быть должны так много, – вздохнула она.
– Не все можно измерить деньгами. Иногда пять минут опоздания стоят куда больше, чем все состояние человека.
Мужчина опустился на скамейку на некотором расстоянии от девушки и принялся изучать свои кроссовки.
– Извини, я не хотела…
– Не бери в голову, – он поднял голову и снова посмотрел на нее, на этот раз как-то весело и хитро. – Ты ни в чем не виновата. Глупо обвинять девчонку двадцати лет в том, что она старается выжить назло всему миру. А вот тех, кто устроил вам вторую смену, надо сажать, причем лет на двадцать как минимум. А лучше пожизненно. Неизвестно, сколько человек скончалось из-за их жажды обогащения.
– Погоди, они что, не настоящие лекарства делали?
– Мел, крахмал, аскорбинка, может мука. Эксперты уже работают, – Антон выдохнул. – Подлинного только бутылочки да коробочки. Остальное – пустышка. Ладно, если человек покупал витамины – ни вреда, ни пользы. А если старики на последние деньги препараты сердечные?
– Сволочи, – выдохнула Таня. – Я даже не думала…
– Забудь, – Мужчина придвинулся ближе и положил руку на плечо девушки. – Сейчас тебя подлатают достаточно, чтобы ты могла бумажки в офисе перекладывать да пасьянс раскладывать. Кофе я клиенту и сам налить смогу, не развалюсь. Потом будешь уже сама таблетки пить да на обследования являться. В общем, Игорь лучше меня тебе все расскажет и распишет. А Нина еще и регулярно звонить будет, напоминать да контролировать.
Девушка рассмеялась. Да уж, старшая сестра так просто забыть о лечении не даст. А уж как она вылавливала жаждущих выпить в укромном уголке больничного парка, и вовсе объяснению не поддается. Собственно, едва девушка об этом подумала, как увидела Нину Васильевну, ведущую под руку одного из пациентов. Следом шло еще два парня. Судя по виду всей троицы, застали их отнюдь не с пакетом сока в руках.
Заметив Татьяну, старшая сестра махнула ей, чтобы заканчивала прогулку.
– Пора, – вздохнула девушка. – Сейчас придут дальше дырявить.
– Не дырявить, а лечить, – поправил ее Антон.
– Угу, – покачала она головой, потом закатала рукава. – Мне потом с выпиской две недели ходить, мало ли доблестные стражи правопорядка прицепятся. Во мне дырок уже много, заживают они плохо, синяки и того хуже.
– Думаю, эту проблему решить легко, – сыщик достал телефон и выбрал какой-то номер. – Синицын, снова я беспокою. Можно у вас девочке одной справку сделать, что она не нарик, а дырки после больницы. Да понимаю я, что выписку дают, но ваша печать солиднее будет смотреться. Что? Без вопросов. Ага, как выпишут, подъедем. Договорились. Привет семье. Ага, лохматому тоже.
Девушка не без интереса прислушивалась к этому разговору, в очередной раз задавая себе вопрос, кто же такой этот Антон. Кроме того, что он частный детектив, разумеется. Мужчина помог ей подняться, после чего они медленно двинулись к больничному корпусу.
– Мать приходила? – поинтересовался сыщик, пока они шли по дорожке, вымощенной аккуратными плитками зеленого и синего цвета.
– Да, незадолго до твоего появления уехала.
– И как она?
– Говорит, что нашла работу. Но я уже не верю, что все это прекратится. Месяц – два, а потом все заново. Хорошо, отец, когда все только началось, все документы и ценности отнес в банк, в ячейку, а потом успел оформить ее на меня. Иначе бы все давно пропало.
– Тебе на оплату хватает? – Антон вгляделся в лицо девушки.
– Пока не надо. Папа тогда очень много заплатил, но со следующего года придется самой с ними рассчитываться.
– Можешь перенести все в офис, хранить в сейфе. В одном мои вещи, в другом должны быть вещдоки, но я предпочитаю все добро передавать сразу в органы, так что будет твоим. Или можно рядом в банке ячейку взять в счет агентства. Обслуживание там для своих круглосуточное. Я оружие там держу, чтобы и под рукой было, и от греха подальше. А то мало ли что случиться может.
– Я подумаю. Но в любом случае спасибо, – Татьяна заставила себя улыбнуться.
Проводив девушку до двери палаты и вручив ей большой пакет, Антон откланялся. Ушел он, однако, не далеко, свернув в кабинет главврача.
– Опять явился, – встретил его бурчанием Крестовоздвиженский, после чего поднялся и пожал руку. – Ну что ты все ходишь и ходишь. Еще пытать меня начни. Все идет по плану, лечение дает результаты. Да и девочка сама настроена пожить подольше. Но когда я ее выпишу – я тебе не скажу. Лучше бы о вещах девочке подумал. Сколько еще погода простоит? В любой момент похолодает, дожди пойдут. Ну да ты наш климат изучил за те годы, что тут обосновался.
– Привез уже кое-что, – отмахнулся от него детектив. – Думаешь, если я сразу Тане чемодан шмоток притащу, она будет радостно скакать? Скорее уж испугается, и решит, что я на бандитов работаю.
– А Синицын их крышует, – хмыкнул врач. – Да эти самые бандиты спят и видят, чтобы вас обоих закатать в бетон и утопить на дне Марианской впадины.
– Думаешь, местные русалки нас не спасут? – рассмеялся Антон.
– Тебя, возможно, а дружок твой долго не протянет.
– Ладно, – сыщик хлопнул ладонями по столу, – хватит мне тут крестного отца разыгрывать. Лучше говори, что нужно купить. Ну, кроме вещей и фруктов.
– А ты у нас разбогател, я смотрю, – скептически оглядел его Игорь.
– Не то, чтобы. Но помог приятелю с конкурентами разобраться. Да ты не думай, там все законно. Просто сии конкуренты смешивали мел с мукой, добавляли аскорбинку, потом расфасовывали по упаковкам и продавали под видом дорогих лекарств. И, что самое противное, в дневную смену действовала легальная фабрика, а ночью эта вот подпольная. Но, сам понимаешь, с какой доходы больше были.
– Понимаю, как не понимать, – хмыкнул врач, – днем-то надо все по технологии, а ночью намешал, что с чем, да на конвейер. Вот злости не таких нет. Как подумаю, что эти люди могут не дожить до приезда скорой, так и хочется таких вот производителей собрать да лечить их же собственными лекарствами.
– Ими сейчас органы займутся. А мне обещали премию выписать и благодарность, – расплылся в довольной улыбке вампир. – Так что давай список препаратов. Достану.
– Смотри, только не с той фабрики.
– Обижаешь, я лучше импортный аналог возьму, если такой выбор возникнет.
– И чем тебя девочка эта так зацепила, – мужчина на редкость красивым почерком написал несколько слов на листке.
– Сам не знаю – мужчина достал из кармана завибрировавший телефон, увидел номер и скинул. – Но Лика мне уже раз пять звонила, в последний раз торжественно пообещала, что лично голову открутит, если с ней что-то случится. Спасибо, Юрка не ревнует.
– Раз Анжелика в чем-то упорствует, значит, там все серьезно, – заметил врач.
– А то я не знаю, – буркнул Антон, изучая список.
– Ты бы жилье девочке подыскал, – заметил Крестовоздвиженский. – Ниночка тут справки наводила, где они живут. Я бы в таком сарае даже хлам держать не стал.
– Понял, – сыщик поднялся, убрал список во внутренний карман ветровки. – Ладно, я погнал. Завтра буду с лекарствами.
– Сильно не гони, а то будешь у меня много раньше. На столе.
Антон только усмехнулся, после чего вышел из кабинета.
Уже сев в машину, он набрал номер офиса и включил громкую связь, после чего.
– Чего ты хотела?
– Антон, ты не забыл, что к тебе сегодня клиент через двадцать минут должен подойти?
– А ты как думаешь? Могла и раньше напомнить.
– И что теперь, отменять?
– Поздно отменять, – рявкнул он. – Будешь развлекать до моего появления байками, что мне срочно пришлось отъехать по делу. Татьяна, я тебя для чего держу? Чтобы ты целый день пасьянс раскладывала, или делом занималась?
– Но я думала… – попыталась оправдаться секретарша, подпустив в голос жалостливые нотки.
– Ты не думай, тебе это вредно, ты работай, – и вампир нажал на сброс, прежде чем та успела хоть что-то сказать. – Курица. Ладно, немного осталось. Игорь мне Танюшку подлатает, и буду сам себе секретаря воспитывать. Девочка умная, справится.
О последних пророчествах Анжелики детектив предпочитал не думать. Все равно ведьма сказала, что изменить ничего не удастся. Он заставил ее рассмотреть несколько вариантов развития ситуации, и по всему выходило, что исход один. Но будет только хуже для самой Тани. А раз так, пусть все пока идет как есть. Он просто будет рядом.

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям