0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Окружённые обстоятельствами » Отрывок из книги «Окружённые обстоятельствами»

Отрывок из книги «Окружённые обстоятельствами»

Автор: Нара Андреева

Исключительными правами на произведение «Окружённые обстоятельствами» обладает автор — Нара Андреева. Copyright © Нара Андреева

Нара Андреева

Окруженные обстоятельствами

Часть первая. Лида и её окружение.

Глава 1

 

— Ну что, девули, вздрогнем! — Лида подняла бокал игристого, —  да здравствуют летние каникулы!  Миру — мир, учителям — отпуск и… дальше придумаем по ходу торжества!

— Придумаем, а как же, — хохотнув, подхватила Тома, — только учтите, сегодня без экстрима! Мой козел Егорку забрал до утра. Зная его, уверена, завтра он привезет сына и будет опять выговаривать мне, как низко я пала. Я должна быть бодра и весела! Не дай бог заподозрит, что я напилась с вами — занудит до смерти.

— Почему ты зовешь его своим, — Эмма поправила очки, и уставилась на Тому с легким недоумением, — вы же полгода как разъехались, может, раздумала разводиться, а?

— Привычка, чтоб её, — пожала плечами Тома, — ты почаще мне напоминай. Буду звать просто козлом. И нет, не передумала. Нечего на меня смотреть.

— Эх… Томка, — Лида отпила глоток вина и потянулась за конфеткой, —  мы ж с тобой с садика знакомы.

— Ага, хихикнула Тома, — сидели на соседних горшках, так и…

— Да ну тебя, — Лида шутливо стукнула подругу по плечу, — я к тому, что девка ты добрая, наивная даже, а как Дениса вспоминаешь так иной раз материшься как извозчик.

— Точно-точно, — подтвердила Эмма, осторожно отпивая маленький глоточек, — пока вы с ним жили вместе — ты слова дурного про него не сказала, хотя было за что, а теперь как с цепи сорвалась.

Лида знала, что подруга совсем недавно перестала кормить грудью и к спиртному всё еще относилась с некоторой опаской.

— Это вы к чему? — насторожилась Тома.

— Что он еще натворил, что ты его так костеришь? — хором спросили Эмма с Лидой, чем вызвали у Томы легкий смешок.

— Ох, девочки, — Тома откинула за спину толстую светлую косу, — можете считать меня полной дурой, но я отрываюсь за прошлое. Помните, как мы жили последние годы, а я молчала и терпела. Все ждала чего-то, мечтательница, блин. Верила, что надо только потерпеть, подождать. Но всему есть предел. Даже моему терпению. Мы не понимаем друг друга. Жаль, что я осознала это только сейчас. Если любовь разбилась о быт — значит и не было любви…

— Том, так жизнь вместе это вовсе не сказка, — назидательно сказала Эмма, — любви может быть море, страсти по самые гланды, но! Если вы не терпите слабости друг друга, не идете на компромиссы, то ничего не получится! Вон, Пашка мой, думаешь, прям такой весь золотой и положительный?

— Ну, ты же сама говорила, — возразила Тома, — мол, не мужик, а мечта, любит тебя, всех родственников заткнул, которые возмущались, что ты дочка торгашки, да еще и без отца выросла…

— Да, заткнул, — разгорячилась Эмма, залпом осушая свой бокал, — да, любит! Но поверь, у нас тоже было море недопонимания. Он все время подчеркивал, что старше, умнее и всё-такое. Думаешь, не пытался мною командовать? Да еще как! Но я видела, что наша любовь стоит того, чтобы за неё драться. Вот и искала выход, стремилась понять, учила его понимать меня!

— Эм, — Тома насупилась, — прекращай, мать, — да, ты умнее меня и такая вся терпеливая и сильная. А я не смогла! Вон уже и соседка моя высказала, мол, ага вернулась, пожав хвост, брошенка несчастная!

— Это какая такая соседка? — возмутилась Лида. — говори, найду и патлы повыдергиваю!

 — Да ну ее, — поморщилась Томка, —  санитарка, Альбина которая. Помнишь, внука своего за меня все сватала.

— Точно, — кивнула Эмма, — вздыхал по тебе один толстячок, Ромка, по-моему.

— Ну вот, — продолжила Тома, — мне было сказано, что крутила дура хвостом, а вышла бы за Ромочку и жили бы душа в душу. А теперь, дескать, кому ты такая с чужим спиногрызом нужна!

— Чушь какая! — выпалила Эмма. — Ты эту дурную бабку не слушай! Плюй и иди мимо! Ты у нас умница и красавица, уверена, что у тебя все будет хорошо!

—  Именно, — Лида отсалютовала Томе бокалом, — Все будет хорошо! А вы заметили — у нас вообще-то удивительный тройственный союз получается. Ты, Томка, была замужем, Эмма сейчас замужем, и я! Замужем не была, и никого из претендентов в мужья даже на горизонте не предвидится!

— Решено! — Тома со звоном поставила бокал на стол, — Лидка, мы сейчас пороем в сети, поищем какие-нибудь ритуалы для приманивания мужей.

 — Ни в коем случае! — Лида с надеждой посмотрела на Эмму, — слушай, ну скажи ей, что мы не будем заниматься этой ерундой!

— А почему нет? — Эмма сняла очки, протерла салфеткой и вновь водрузила на изящный носик, — По-моему, интересная мысль.

— Мать, да ты пьяная уже! — ахнула Лида, заметив, как блеснули глаза подруги, — Надо же, с одного бокала уклюкалась!

 — Имею право! — с пьяной убежденностью заявила Эмма, — я третьего ребенка год откормила, а до этого еще двух, да еще и беременности… Да я сто лет не пила ничего крепче чая! Так что сегодня мы гуляем! Тома, тащи сюда Лидкин комп из комнаты, будем ритуалы смотреть! Не одному же Пашке в нашей семье быть предсказателем.

Лида рассмеялась, да Павел убежденно заявлял, что видит будущее. Не часто и не всегда понятно. Но, когда он рассказывал про некоторые свои видения было очень забавно их потом растолковывать. С точки зрения Лиды — кое-что даже сбывалось. Как новый торговый центр на северной окраине города. Неясно, правда, было ли это видением или Паша просто знал про проект.

Вечер с подружками закончился веселыми танцами с кастрюльками и свечками. Мужа ей никакого не предсказали, зато рассмешили от души, и Лида быстро уснула, предвкушая завтрашнюю прогулку в парке…

Утром, выехав на велосипеде, Лида решила не следовать своему обычному маршруту, а скосить путь до лесопарка. Дорога лежала мимо корпусов главного предприятия их города. Раньше там был железобетонный завод, обеспечивающий работой жителей. В девяностые предприятие пришло в упадок, работая лишь на десяток процентов от своей мощности. В какой-то момент даже поговаривали, что завод отжил свой век. Но с тех пор, как пятнадцать лет назад заводом заинтересовалась крупнейшая компания по производству строительных материалов — все кардинально изменилось. Австрийский гигант Виндиш-Гротц выкупил весь завод и вернул ему статус градообразующего предприятия. Провел полную реорганизацию, в кратчайшие сроки были воздвигнуты новые современные корпуса и налажено производство еще нескольких видов выпускаемой продукции. Надо сказать, что обновленный завод ничем не напоминал те унылые серые строения, что находились тут раньше. Поэтому Лида любила проехаться мимо — корпуса завода напоминали ей фантастическую космическую станцию. И можно было даже представить, что она не на велосипеде едет, а летит через космос на своем корабле с дипломатической миссией в соседнюю систему.

Доехав до парка, Лида сбавила скорость и плавно въехала в поворот между двумя березками, выруливая на велосипедную дорожку. Прогулки на велосипеде были давней страстью, и начиная с весны до поздней осени, она накручивала здесь километры. Впрочем, не только по парку. Иногда Лида выезжала на велосипеде и на речку, даже ездила на работу. Хотя последнее было довольно экстремально. Не потому, что учительница немецкого на велосипеде являлась предметом обсуждения не только учеников, а даже коллег-учителей. А потому, что только в далеких Европах велосипедные дорожки были чем-то самим собой разумеющимся. В крупных городах России тоже. А вот в их небольшом подмосковном городке велосипедные дорожки только начали строить и были они далеко не везде.

Наслаждаясь поездкой под сенью деревьев, Лида, пожалуй, жалела только об одном. Увы, подружки страсти к велоспорту не разделяли и, как она не пыталась их уговорить, покататься вместе — не выходило. Ответом были недовольные мордашки. И слова: мол, не глупи, подруга. Нам что, больше заняться нечем в выходные, кроме сомнительного удовольствия таскаться по буеракам.

— Ты что творишь! — вскрикнула Лида, завидев летящего в неё велосипедиста, впрочем, понимая, что от столкновения никуда не уйти…

— Эй… Эй… Девушка… Вы как?

Кто-то тормошил её за плечо, чуть позже легонько шлепнул по щеке:

— Очнитесь!

— Очнулась! — простонала Лида, —  Вы ненормальный!

— Грубо, — отозвался голос, — но чего уж тут, имеете право.  Виноват, признаю. Простите меня, пожалуйста.

— Признает он! — Лида разлепила глаза. — Ой! Мамочки!

Попытка сесть отозвалась болью в ноге.

— Где болит?

Рядом сидел растрёпанный и перепачканный молодой человек.  С некоторой кровожадностью Лида отметила, что мордашка у того не только виноватая, но и еще изрядно поцарапанная. 

— Везде! — Лида придала лицу самое зверское выражение, на которое была способна. — Вы каким местом думали, когда с горки неслись? Тут же мало того меня могли прибить насмерть, так и сами бы…

— Сел, — вздохнул парень, чем, как ни странно, насмешил Лиду.

Уж очень забавные эмоции читались на его лице. Этакая смесь вины, досады и задумчивости.

— Ладно, спортсмен, — хмыкнула Лида, — вы сами-то целы?

— Да, не беспокойтесь.  Со мной всё в порядке, только велик в овраг улетел.

— В таком случае помогите мне встать. Руку подайте.

А про себя с мрачным удовлетворением подумала, что в овраг самое место для велосипедов вот таких вот горе лихачей.

Он вскочил, и вместо того, чтобы подать руку, подхватил Лиду подмышки и без какого-либо усилия поставил на ноги.

— Ну, слава Богу! — Лида медленно прошлась, — Перелома нет, вывиха тоже. Но нога болит, собака. Сильно приложилась. Спортивный костюм был плотным и защитил от ссадин, но не от ушибов.

Она осторожно коснулась лица. Вроде там не болело, но мало ли что.

— Вы в траву боком упали, — прокомментировал горе-каскадер, выкатывая из кустов её велосипед, — так что нет у вас там царапин, только грязь.

— Отличная новость! Вы умеете утешать, господин экстремал.

—  Умею, — он кивнул, — и признавать вину тоже. Поэтому я постараюсь её искупить.

 — И чем же?

Лида уставилась на него с некоторым недоумением. Про себя отметив, что он оказался довольно высоким. И не таким уж молодым, как сначала показалось. Может, и больше двадцати пяти.  Но какого лешего он смотрит, будто она ему миллион должна. Ишь, гордый какой выискался.  

 — Я отвезу вас домой. Моя машина недалеко. Кстати, у меня есть влажные салфетки, так что можете протереть руки и лицо.

— Машина? А велосипед как же?

 — Есть крепление для велосипеда. Нам в ту сторону.

 — А свой велик бросите? Сопрут ведь, — веско заметила Лида, опираясь на предложенную руку.

Раз такое дело пусть провожает. Нога сильно болела, доехать до дома с такой болью невозможно. А идти чертовски долго.

— Вряд ли кто-то полезет в овраг, — он пожал плечами, — а если уж сопрут — так и не жалко. Скажите свой адрес, я забью в навигатор.

Мобилка пропела ровнехонько в тот момент, когда серебристый джип, с шокированной Лидой, плавно выкатился с парковки и взял путь в сторону её дома.

— Мать, такое дело, —  Эмма, как всегда, начала издалека, — Пашка сейчас объявил, что к ним на завод пару юристов из Москвы прислали. Ему поручили гостей из столицы выгулять. К слову он даже рад, говорит — нормальные мужики. В общем вечером мы все идем в наш любимый ресторан. Надо разбавить мужскую компанию.

— Томка как? — спросила Лида, и, прикрыв губы ладонью, — Егорку пристроила на вечер?

— Так Тома к нам его завезет. Знаешь, Марине Петровне пофиг сколько детей — трое или четверо. А с Егоркой ей даже легче. Он пацан умненький, помогает руководить малышней. Она в прошлый раз очень удивилась, что Томка Егора отцу отдала, а не к нам завезла. Говорит, соскучилась по нему.

— Я же говорила, мировая няня!

— Тфу-тфу! — в трубке раздался стук.

— Эмка, насчет ресторана, я вот, честно, не знаю. Я планировала завтра встать пораньше. Сашка же возвращается. Надо закупиться, приготовить, а то дома шаром покати.

— Не ломайся, Лид. Братик твой мальчик взрослый, сам отлично справится. И не заявится же он к тебе в шесть утра? Пойдем, повеселимся, покушаем вкусно! Паша сказал, что банкет за счет компании, так что оторвемся от души!

— Ой, мне кажется, от меня и так уже что-то оторвалось, — поморщилась Лида.

— Ты ж вроде на велосипеде с утра кататься собиралась, — припомнила Эмма, — или что, тебя там кто-то в кустики укатал?

— Пошлячка! — беззлобно ругнулась Лида и вкратце поведала подруге о происшествии.

Выслушав её реакцию от частого оханья до рекомендации засудить лихача в пух и прах, пообещала, что вечером позвонит и расскажет о самочувствии. Возможно, и выгорит что с рестораном.

—Эх, — вздохнула Лида, закончив разговор, — ну чего же вы так не вовремя мою тушку побили!

— Я обещаю всё искупить, —  парень повернулся и посмотрел на Лиду таким пронзительным взглядом, что сердце невольно застучало быстрее.

— Вы… Знаете, что… На дорогу смотрите! А то и на машине в кого-нибудь вмажетесь. Тогда точно сядете!

— Не волнуйтесь, — он никак не отреагировал на подначку, виртуозно перестроившись в другой ряд, — машину я вожу намного лучше, чем велосипед, да и значительно дольше.

— Ну-ну, тоже мне… Микка Хаккинен.

— Вообще-то Артем, а вас как зовут?

— Неважно.

— Оригинальное имя. Ваши родители большие фантазеры.

Нет, ей не послышалось! Он улыбался! Смотрел на неё в зеркало и лыбился!

 — Еще и шутник! Надо же как мне повезло!

— Ну, пожалуйста, очень вас прошу, простите меня, — парень завернул во двор Лидиного дома, — я же сказал — искуплю вою вину. Сделаю для вас всё, что захотите!

— Прям-таки всё? — недоверчиво прищурилась Лида, — Сам?

— Абсолютно. Хоть самое заветное желание. Это мое обещание.

— Заветное, говорите, — Лида недобро усмехнулась, — ладненько. Все вокруг твердят, что мне замуж давно пора, а никого даже отдаленно напоминающего жениха на горизонте нет. Исполняйте, время пошло!

— А разве это ваше желание? — уточнил Артем. — Вы замуж хотите или все хотят, чтобы вы вышли замуж?

— Чего и следовало ожидать, — с ехидством пропела Лида. — Вместо обещанного исполнения любого желания, вы принялись копаться в формулировке.

— Ну раз так, — довольная улыбка Артема насторожила Лиду, — Выходите замуж за меня.

Чего-чего, а уж такого поворота она не ждала. Напротив, хотела подшутить, мол, что, съел и всё-такое. Но пришлось выкручиваться:

— Пфф вы сначала научитесь кататься на велосипеде, а потом в мужья предлагайтесь!

— Научусь, обязательно, —  кивнул он, — раз для вас это так важно.

— Ой, всё! —  Лида рывком открыла дверцу машины. Из глаз тут же брызнули слезы. Ушибленная рука дала о себе знать.

Смахнув слезы, Лида выбралась из машины, и, хромая, побрела к своему подъезду.

Артем догнал её и легонько придержал за локоть:

— Почему вы злитесь?

— Да потому! — Лида дернула локтем, освобождаясь, и продолжила ковылять к подъезду, — пошутили и будет, — буркнула она, — тем более что шутка зашла слишком далеко.

 — Напрасно вы так, — бросил вслед Артем, —  я не шутил!

Лида остановилась, перевела дыхание и медленно обернулась:

— Ключи от подвала в бардачке. Занесите, если не трудно. Вход вон там, —  она указала на железную дверь под балконом первого этажа.

— Вы лучше присядьте, — посоветовал парень, снова подхватив её за локоть и усаживая на лавочку. — Я быстро!

— Спасибо — поблагодарила Лида, замечая, что на неё накатывает волна усталости от переизбытка эмоций, — знаете, простите и вы меня. Сама не понимаю, почему я вела себя так грубо.

 «Вы все-таки подумайте над моим предложением»

Слова Артема преследовали Лиду и потом, когда она, приняв душ, щедро смазала заживляющей мазью все синяки и прилегла отдохнуть.

Да уж… нарвалась на чудика, ничего не скажешь. Лида дотянулась до пульта, пощелкала каналами, и, выбрав молодежный сериал про юного оборотня, постаралась выбросить из головы все мысли о сегодняшней неудачной прогулке, а особенно о Артеме. Хорошо хоть на чай-кофе у того хватило ума не напрашиваться. Чинно довел до квартиры, пожелал поскорее поправиться и быстро ушел.

— Хватит уже, Лидия Андреевна, всё прошло, прекращай заморачиваться, — поворочавшись, чтобы улечься поудобнее, Лида постаралась вникнуть в перипетии сюжета на экране…

 …Она кричала. Боль раздирала все тело, не давая вздохнуть. Пот застилал глаза. Казалось, еще чуть-чуть и она не выдержит, сломается, но внезапно все закончилось. Кто-то гладил её по лицу и шептал:

— Ты молодец! Ты справилась…

Лида проснулась, некоторое время пялилась в потолок, пытаясь понять, что ей только что приснилось. Кошмарами она отродясь не страдала, снам значения не придавала, но этот сон был на удивление реальным. И от реальности ощущений вдруг стало как-то не по себе.

К вечеру, впрочем, она смогла полностью расслабиться. Нога ныла меньше, рука тоже. Так что, Лида признала, что она больше испугалась, чем на самом деле ушиблась, падая с велосипеда.

— Отлично, Лидия Андреевна, — одобрила она свое отражение, собравшись в ресторан. Длинное приталенное платье насыщенного винного цвета ей очень шло и скрывало синяки на коленках.

Лавируя между столиками, Лида добралась до любимого местечка подруги в эркере. Вся компания уже была в сборе: Тома рассказывала что-то незнакомому темноволосому мужчине лет сорока на вид, Паша обсуждал карту вин с официантом, а Эмма… Эмма что-то показывала в меню Артему. Лида зажмурилась. Потом открыла один глаз, второй. Нет, не показалось. Эмма действительно что-то втолковывала тому самому лихачу из парка. Который, правда, был прилично одет, русые волосы аккуратно причесаны, а самая большая царапина на лбу была заклеена маленькими пластырями на западно-киношный манер.

— … хотите осетрину «По-монастырски»? — донесся звонкий голос подружки, — не советую, её же долго готовят, другое что-нибудь выберите! О, Лидка! Чего стоишь, давай сюда, рядом с Пашкой приземляйся!

Напустив на себя самый безмятежный вид, Лида поздоровалась с подружками, уселась за столик и раскрыла проворно подвинутое Томой меню.

— Лида, познакомься, Леонид Комаров, — представил мужчину Павел. — Представляешь, сегодня вечером он меня просто спас!

— Ну, будет тебе, — улыбнулся тот, — не то чтобы спас.  Просто машинку, заглохшую оживил, ничего особенного. Рад знакомству, Лидочка.

Однако от Лиды не ускользнуло, что улыбка мужчины была вовсе не смущенной. Напротив - это была самодовольная улыбка человека прекрасно понимающего свою значимость.

— Тоже рада, — Лида вежливо кивнула.

— А этот раненый — мой коллега Артем, — Леонид похлопал соседа по плечу, — вроде, грех жаловаться, толковый, но иной раз ведет себя как сущий ребенок. То колени сдерет, то синяков нахватается.

— Просто я молод и горяч, — ни капельки не смутился Артем, — добрый вечер, Лида, —  он улыбнулся, — простите, что я такой побитый и не думайте обо мне плохо, просто неудачная поездка на велосипеде, ничего криминального.

— Лид, а ты тоже ведь… — начала было Эмма.

— Эмка, уже можно заказ сделать?  — Лида намеренно перебила подругу, —  Очень хочу осетрину «По-монастырски». С утра о ней мечтаю.

После горячего Лида с подругами удалилась в дамскую комнату, на стандартную процедуру припудривания носиков.

— Однако, мать, — протянула Тома, поправляя выбившийся локон, — тебе не кажется, что Артем на тебя запал?

— Не то чтобы запал, — отмахнулась Лида. — Это он в меня сегодня утром врезался. Видно, пытается загладить вину.

— Да, Эмма рассказала, — кивнула Тома. — А мне Леонид понравился. Приятный мужчина, представительный. Жаль, что командировочный.

— И почему же? — поинтересовалась Лида.

— Ну даже я соглашусь с ним встретится, как он просит — что из этого получится, — пожала плечами Тома. — Максимум пара недель секса и все. А мне это не нужно. Мне хочется серьезных отношений. Тем более после расставания с Денисом.

У Лиды было свое мнение на этот счет, но она решила промолчать. Лида уже давно поняла, что её взгляд на отношения между мужчиной и женщиной совсем не сходятся с мнением её подруг и знакомых. Вот поэтому и держала свои мысли при себе. Так было проще.

К тому времени как они вернулись к столику, неожиданно попали в разгар бурного выяснения отношений. Как позже выяснилось — перепившей компании за соседним столиком показалось, что Паша на них как-то не так посмотрел или даже что-то не то сказал. Подоспевшие официанты с охранниками кое-как утихомирили и выпроводили выпивох, рассыпались в извинениях и вроде бы инциденту пришел конец, но нет…

— Что тут сказать, — надменно фыркнул Леонид, наливая себе бокал минеральной воды, — провинция, хренова провинция! Что толку, что рестораны понастроили, модное меню научились подавать? Вести себя, как не умели, так не умеют! Только бы нажраться!

— Хотите сказать, что вы, москвичи, просто эталон культуры? — тихо, но сердито спросила Лида, — На мой взгляд, вы сами вели себя не очень-то разумно реагируя на их провокацию.

—  Лидия, а вы что решили заступиться за земляков? — ехидно протянул Леонид, — или полагаете, что нам надо было терпеть их хамство?

— Лень, может быть…— начал Артем, но был остановлен взмахом руки.

— Знаете, Лидия, раз вы такая защитница местных алкоголиков, так шли бы с ними! — закончил Леонид и пробуравил её презрительным взглядом.

— Пожалуй, вы правы, — Лида кивнула притихшим подругам, — девочки, созвонимся, Паш, пока.

После чего игнорируя Артема и Леонида резко поднялась и практически полетела к выходу. Не хотелось, чтобы подруги догнали и уговорили остаться. Выбежав из ресторана, Лида юркнула в ближайший переулок и пошла, куда глаза глядят.  Хотелось как можно быстрее оказаться далеко-далеко всех. Особенно от этого противного приятеля Паши…

 К реальности её вернул визг тормозов.

— Вы живете совсем в другой стороне, — голос она узнала сразу.

— Исчезни, блин! — в сердцах простонала Лида, — из-за тебя одни неприятности!

— Никуда я не исчезну, пойдемте, отвезу вас домой, — Артем мягко подтолкнул её к машине, — на вас лица нет, не стоит бродить одной по улице в таком состоянии.

То ли вино ударило в голову, то ли накатила апатия после вспышки гнева, Лида не разобрала. Но спорить сил не было, так что она покорно уселась в машину.

— Что за день дурацкий, — она шмыгнула носом, едва сдерживая слезы, чтобы не разреветься, — сначала лихач какой-то покалечил, потом его приятель гадости наговорил.

 — Лида, я прошу прощения за него.  На самом деле Лёня нормальный мужик. Понятия не имею, что на него нашло, но завтра ему будет очень стыдно. Не держите зла. Вы же…

— Ага… все вы нормальные. Только почему-то потом! И вообще, заканчивай выкать, — внезапно даже для себя выпалила Лида.

— По-моему, я не должен был даже начинать, — отозвался Артем.

— А чего же начал?

— Чтобы справится с искушением после…

Теперь Артем не казался Лиде таким уж молодым. Машину вел уверенный в себе мужчина. Красивый и очень опасный. Вдвойне опасный, потому что она не заметила этого с самого начала.

— Наше столкновение было не случайным? Я всё верно поняла?

— Ага, — Артем лихо совершил обгон, — я не собирался тебя сбивать, честно. Сначала пробовал догнать. Но тщетно. Я, как ты уже поняла, не очень хороший велосипедист.  Думал, ладно, надо попробовать наперерез. Чуть стукнемся, познакомимся и всё такое…

— Что «такое»? — Лида никак не могла решить смеяться или злиться.

— Поверь, жениться так быстро я не планировал, — усмехнулся Артем. — но, когда ты сказала о желании, я решил, что можно попробовать.

— С чего вдруг?

— Интуиция, — терпеливо пояснил Артем, — я занимаюсь   чертовски сложным делом. И привык доверять своей интуиции на сто процентов.

— Ой, Божечки, —  Лида нервно хихикнула, — Христа ради, верни мне вежливого и виноватого парня из парка. Он мне нравился куда больше.

— Бессовестно лжешь, Лида! — Артем остановился, заглушил мотор, и, включив в салоне свет, уставился на неё, словно кот на дуреху синичку, —  Я точно знаю, что больше я понравился тебе именно сейчас.

  — Опять сошлешься на интуицию? — тихо спросила Лида, тая под расплавляющим взглядом больших синих глаз.

— Нет. Это называется химия.

— Что «это»?

— А ты у меня любопытная, —  Артем склонился и легонько коснулся губами её щеки, ещё раз, скользнул по губам и, услышав стон, довольно улыбнулся, — и страстная.

— У тебя?

— Но не слишком понятливая, — со смешком резюмировал Артем, — что ж, есть один замечательный способ всё очень подробно объяснить…

Лида осторожно затянулась сигаретой, тут же закашлялась и спешно отхлебнула минералки.  Нет, она не курила, но на глаза попалась пачка, конфискованная полгода назад у обнаглевшего братишки. Так что Лида, недолго думая, соорудила себе пепельницу из блюдечка, отыскала коробку спичек... Развратничать — так уж на полную!

Часы показывали почти четыре утра, телевизор на холодильнике в беззвучном режиме вещал плей-офф кубка Стенли. А Лида, устроившись за столом на кухне, думала. Данное занятие ей нравилось с юности, когда она гуляла с вышеупомянутым братом во дворе. Возить коляску со спящим грудничком было довольно скучно, а скучать Лидочка не любила. Зато она очень любила свою маму и хотела дать ей возможность отдохнуть. Поэтому после школы увозила Сашку на прогулку, а для развлечения в течение трех часов думала. На любую тему. От спасения бездомных котят из соседнего двора (кстати, эту мысль она додумала блестяще, и все котята были распределены по желающим) до политических решений, которые она приняла бы, будучи Президентом Солнечной Системы (а вот тут случилась заминка, связанная с отставанием научно технического прогресса от Лидочкиных передовых идей). Сейчас Лида думала — до чего же она докатилась, оказавшись в постели с мужчиной в первый же день знакомства. Она хорошо помнила, как один из бывших обвинил её в развратности. И припечатал — «на таких как ты не женятся!» Так что, без сигареты не разобраться никак, и она мужественно затянулась еще разок…

— Ничего себе! — громкий возглас отвлек не столько от терзаний, а скорее от повтора гола Кучерова в большинстве.

Артем, нисколько не смущаясь наготы, прошествовал на кухню и уселся рядом:

— Красиво забросил, — с чувством сказал он, забрав сигарету, — надо отметить.

Пока Лида придумывала что ответить, Артем смачно затянулся, выпустил струйку дыма, и тут же тщательно затушил сигарету в блюдце.

— Ты бы хоть накинул на себя что-нибудь, — недовольно поморщилась Лида.

— Мне не холодно, — отмел её претензии Артем, — а ты могла бы меня разбудить. Я люблю хоккей. Кстати, мой пятиродный брат…

— Раз проснулся, тебе лучше уйти.

— И не подумаю, — усмехнулся Артем, — я хитрый и беспринципный, а не трусливый и глупый, поэтому никогда не сбегаю от девушки среди ночи.

— А если девушка будет настаивать? — Лида потянулась к сигаретам.

— Слушай, — Артем мягко перехватил её руку, и поднес к губам, — не издевайся надо мной, а? — он быстро чмокнул её в ладонь, —  я очень хреново переношу это дело. Пацаном разок накурился до одурения, чуть не помер.

— Бедный, — съязвила Лида, — чего тогда сигарету отнял, страдаешь приступами мазохизма?

— Не угадала, — он усмехнулся, и каким-то незаметным движением мгновенно переместил её к себе на колени.

— Прекра…

Закончить Лида не успела, потому что тут же была атакованная крепкими губами. Артем целовал долго, сначала нежно, потом с напором, потом еще и еще… Подобрать характеристику для этих поцелуев Лида не могла. Просто потому, что категорически не могла думать ни о чем больше, как о том, чтобы эти поцелуи никогда не кончались.

— Не уверен, что смог бы тебя поцеловать, — хрипло шепнул он, когда наконец-то этот страстный порыв затих, — а мне очень хотелось.

— Ммм…— Лида перевела дыхание. Что ни говори, целоваться Артем умел отлично. Как, впрочем, и все что следовало за поцелуями. В этом Лида убедилась на собственном опыте совсем недавно. А потом, когда услышала рядом тихое посапывание, быстро надела футболку и сбежала на кухню

— Пойдем в кровать, а? — вкрадчиво шепнул Артем, слегка поведя бедрами так, что Лида сполна ощутила под попой налитый член, — я обещаю, что постараюсь сделать всё, чтобы тебе не захотелось больше сбегать и травиться никотином.

 — Думаешь, я сбежала поплакать, — Лида сквозь нарастающее возбуждение припомнила старую шутку, — хотя… может, так оно и есть.

— И давай пропустим всякие пояснения и оправдания, — Артем прижал её к себе, поглаживая спину горячими ладонями, — нам хорошо вместе, а это самое главное.

Лида дернулась, выбралась из объятий и, подойдя к окну, уселась на подоконник:

— А с чего ты взял, что я собиралась оправдываться? Я легкомысленная и люблю секс. Мало того, я категорически не понимаю, почему девушкам его любить неприлично. И почему, чтобы быть хорошей, надо строить из себя недотрогу? Так что не льсти себе, никакой победы ты сегодня не одержал. Тебе ясно?

Лида постаралась, чтобы сказанное звучало как можно фривольнее, даже подкрепила слова разнузданной, по её мнению, улыбкой. Так будет проще. И ей и её неожиданному любовнику.

Артем, в ответ на тираду, окинул Лиду насмешливым взглядом, одним глотком допил всю минералку из бутылки и весело улыбнулся. Да-да. Именно весело. Никак иначе эту улыбку Лида охарактеризовать не могла. Мрак, в общем. Четыре часа утра, у неё на кухне сидит голый парень, пьет водичку и лыбится. И ведь как красиво пьет, бесстыдник! Соблазнительно, аж самой захотелось.

— Очень откровенное признание, Лида, — после паузы проникновенно сказал Артем, намеренно растянув имя. Получилось «Лииииидаааа». И прозвучало это не просто сексуально, а сексуально до мурашек. — Что еще я должен знать, чтобы не оплошать?  Кожаное белье? Наручники? Может быть, прикупить вибра…

— Ага, обязательно, — огрызнулась Лида, — я с удовольствием запихну его тебе в задний проход.

— Про задний проход мы поговорим позже, — Артем встал, схватил её в охапку, — но исключительно про твой, мой останется неприкосновенным. Прости, малышка.

— Ах ты…

— Это мы уже проходили, — усмехнулся Артем, — да я полный ах, продолжение ты знаешь.

Как Лида оказалась в кровати она не помнила. Ей казалось, что перенеслись они туда при помощи телепорта. Вот Артем хватает её на кухне, а вот она уже лежит под ним в спальне. Причем без футболки. По телу путешествуют горячие ладони, а лицо покрывают поцелуями крепкие губы. Сопротивляться Лида и не думала. Куда уж там. Артем все проделывал с таким напором, что напоминал ураган, про который она не так давно смотрела документальный фильм по каналу «Дискавери».  Собственные мысли показались забавными, и Лида хихикнула. А может быть ей стало щекотно, когда губы Артема от лица и груди переместились на живот.

— Веселишься, значит, — шепнул он, — лизнув впадинку пупка, — подскажешь, что мне делать?

— В смысле? — не поняла Лида, — насколько я помню, ты в подсказках не нуждаешься.

— Ох, спасибо, — Артем устроился между её ног и его пальцы, осторожно раздвинув складочки, проникли во влагалище.

Лида охнула и дернулась навстречу ласке, но Артем остановил, положив ладонь на недавно расцелованный живот:

— Не торопись, — вкрадчивым голосом сказал он, — теперь веселиться буду я.

И он веселился от души. Вдумчиво, последовательно и очень искусно пальцами, губами, языком Артем раз за разом подводил её к самому пику, но останавливался, вызывая стоны разочарования.

— Хватит, — не выдержав всхлипнула Лида, — пожалуйста, дай мне кончить!

Артем сжалился и одним плавным движением проник неё так глубоко, что Лида вскрикнула от нахлынувшего облегчения.

— Сейчас всё будет, — шепнул он, — а потом принялся двигаться внутри и покрывать шею лёгкими укусами-поцелуями, — Лида-Лида, — поцелуй, —  ты смущена, хочешь защититься, — поцелуй, — но не надо строить из себя прожжённую шлюху, — Артем остановился, вытянул её руки над головой и прижал к кровати. Вторая рука прошлась по её груди, лаская, сминая, властвуя, — я не хотел победить, затаскивая тебя в постель.

— Тогда что ты хочешь? — из последних сил крикнула Лида, понимая, что если она сейчас не кончит с ней случиться истерика. Настолько сильно Артем сумел её распалить, — Что?

Он склонился, чтобы атаковать её рот. Никак иначе этот поцелуй назвать было нельзя. Так нужное Лиде движение возобновилось. Толчок, еще толчок… Поцелуй Артем прерывал лишь только для вздоха, и потом опять полностью овладевал её ртом, с каждой секундой приближая к желаемому…

Лида вообще считала, что всякие сумасшедшие оргазмы являются плодом воображения бесчисленных создательниц любовных романов. Одна начала, другая подхватила, остальные продолжили. А в реальной жизни всё происходит куда проще. Однако только что пришлось признать — что, та самая, первая писательница была права. Возможно и остальные тоже.  Лида чуть не отключилась от оргазма… Кто бы мог подумать!

Артем ничего не ведал о мысленных аплодисментах Лиды в сторону создательниц дамского чтива. Он осыпал поцелуями её лицо и тихо шептал:

— Ты так красиво кончаешь! У меня крышу рвет от этого. Никогда раньше такого не было.

Лида вздрогнула. Черт, это звучало роскошно. И пробирало, куда деваться. Но как можно принять подобное от парня, которого она знала около двадцати часов? Как вообще всё это можно принять?

— Красиво говоришь, — шепнула она в ответ, запустив пальцы в его волосы.

— Стараюсь, — отозвался Артем.

— Ладно, ты меня раскусил, — признала Лида, — насчет доступности я преувеличила. Но, тем не менее, все равно остаюсь легкомысленной. Хотя, конечно, такого рекорда, у меня отродясь не было. Даже в пору безбашенного студенчества.

— Ты наивная, — возразил Артем, переворачиваясь на спину и увлекая Лиду за собой, — и страстная. А это взрывоопасная смесь. Тебе нужна железная рука, Лида…

— Скорее уж каменный член, — она расхохоталась, — Боже, я еще оказывается и пошлая!

— Ну, вот…— сокрушенно вздохнул Артем, — опять ты все напутала. Это называется честность, Лида. Просто честность!

— Да ладно! Совсем недавно ты обозвал меня лгуньей!

— Просто хотел тебя соблазнить!

— Оригинальный способ, — Лида зевнула, — спать хочется.

— Вот тут я с тобой согласен, малышка, — шепнул Артем, крепче прижимая её к себе, — давай поспим.

— Не получится, — жалобно шмыгнула носом Лида, — мне пить очень хочется!

— Понял, — весело отозвался он, — перекладывая её на подушку, — Сейчас принесу.

— Поговорить всё равно придется, — утолив жажду, Лида поудобнее устроилась в объятьях Артема.

— Успеем, спи.

— Сплю…

Глава 2

 

Если бы у Лиды кто-то спросил — что самое неприятное в жизни? И если бы у неё была возможность ответить честно, она бы ответила так: самое неприятное в жизни просыпаться утром с мужчиной после первого секса. Она всегда чувствовала себя неловко. Не знала — как завести разговор. Чаще всего, если тот самый секс был не на её территории, она старалась тихо свалить, чтобы не мучиться.

Сегодняшнее утро её удивило. Для начала тем, что это было уже и не совсем утро. Проснулась она в одиннадцать. Артем лежал рядом и смотрел на неё легко поглаживая по полосам.

— Спишь ты тоже красиво, — шепнул он, когда она только-только собралась предаться неловкости, — такая милая, мягкая, нежная. Побудь еще чуть-чуть такой. Не становись колючкой!

— Хорошо, — Лида потянулась, легко увернулась от попытки Артема её обнять. — Тогда я мило предлагаю тебе выпить кофе и потом провожу. У меня сегодня есть важные дела.

— Будем считать, что тебе повезло, — отозвался Артем. — У меня они тоже есть.

Вот так и закончилась эта странная и сладкая ночь. И так началось это утро.

И прибирая комнату после кипящих страстей, Лида с некоторым удивлением понимала — всё отлично. Даже более чем. Артем ей нравится. Она не испытывает неловкости. Она очень хочет повторить. И она абсолютно уверена, что он тоже. Она улыбнулась, вспомнив, как Артем нагло залез в её сумочку, протянул ей телефон и велел набрать его номер. Дождавшись вызова, он смачно поцеловал её в губы, допил кофе и ушел, крикнув уже от двери, что сегодня её ожидает нечто волшебное.

Совсем скоро позвонил братик. Сообщил что уже в электричке и на пути к родным пенатам. После чего попросил Лиду приготовить ему чего-нибудь домашнего. Очень соскучился, мол, по твоим блинам. Лида рассмеялась, ответила брату, что мог бы и не делать такой умоляющий голос. Дескать, будут тебе блины — не переживай.

Сашка уже год жил и учился в Москве, хотя ему было всего шестнадцать. Как оказалось — её маленький  куклёнок  (именно так Лида называла Санька в детстве) талантливый пианист и на семейном совете год назад было принято решение попробовать поступить в музыкальное училище столицы. Попытка оказалась удачной. Саша хорошо прошел вступительные тесты и впечатлил приемную комиссию яркими импровизациями. Некоторые сомнения были у родителей по поводу общежития, и они уже почти договорились с дальней родней, что будут снимать для сына комнату. Но тут спокойный и послушный Саня встал в позу и просто выдавил у родителей согласие на общагу. А на тихое мамино:

«Там же безобразничают, подростки ведь».

Ответил с вызовом:

«Вот именно! Я тоже подросток и имею полное право безобразничать».

Правда после этого он посерьезнел и пообещал, что безобразничать будет в меру и у родителей не будет с этим никаких проблем.

Свое обещание Саша честно держал.

Лида по брату очень соскучилась. Разумеется, они виделись несколько раз за этот год. И он приезжал, и она к нему наведывалась. Но ей всегда не хватало этих коротких встреч. Пусть  куклёнок  уже вымахал на две головы выше ее, а голос превратился в насыщенный басок — она, как и прежде, видела в нем малыша.

Лида, просчитав время, проворно доделала домашние дела и поспешила в супермаркет. По её расчетам Саше осталось добираться меньше пары часов, а дома и верно шаром покати. Сама она питалась скромно и не позволяла дома появляться чему-то более калорийному чем куриная грудка или творог. Но подростка с дороги, пожалуй, таким набором не накормить. И еще не забыть запрятать подальше от Сашки миндаль. Схомячит ведь, как пить дать! А Лиде запас миндаля был очень даже нужен.

— Спрашивается, нахрена нужно было столько набирать, — бурчала себе под нос Лида, с трудом таща домой два пакета с продуктами. — Купила бы необходимое на один обед, нет же, пошла вразнос… Ну хоть бы велосипед взяла, так нет же, тащу в руках, как ненормальная…

— Любишь поговорить сама с собой? — неожиданно раздалось совсем рядом и в тот же момент, у неё из рук были забраны пакеты.

— Артем?! — сказать, что она удивилась это промолчать. Лида, пожалуй, рассчитывала на скорый звонок от него, тем более в течении дня он старательно посылал ей забавные сообщения. Но чтобы вот увидеться сегодня же…

— На будущее, — смеясь сказал Артем, — когда у тебя спрашивают, любишь ли ты говорить сама с собой, надо отвечать — почему бы не поговорить с умным человеком.

— Спасибо, запомню, — отмерла Лида, — Поосторожнее с пакетами, добавила она, заметив, как Артем переложил их в одну руку, — там яйца!

— Яйца это святое, согласен! Пригласишь? Закончим дома, без угрозы для…

— Нет, — ответила Лида, —  Сейчас приедет братик. Мы очень давно не виделись. Родители на даче, вот он и заедет ко мне. Просил блинами покормить, перед тем, как на дачу поедет.

— То есть, меня с братом знакомить не хочешь? — спросил Артем с укором.

— А тебе не кажется, что это ни к чему? — Лида выдержала его взгляд, — ну кто мы друг другу, чтобы с родней знакомиться?

— Вообще-то, я сделал тебе предложение!

— Очень смешно!

— Совсем не смешно!

— Ой, всё! — Лида всплеснула руками, — Бог с тобой. Хочешь — пошли. Только учти, брат церемониться с тобой не станет.

— Еще не родился тот брат, который был бы мне не по зубам, — усмехнулся Артем.

Лида готовила блины, попутно умудряясь увернуться от попыток Артема её сграбастать. Хотя, парень скорее дурачился и развлекал ее, чем на самом деле имел в данный момент планы завалить в кровать.

Любимый братишка влетел в квартиру ураганом, который не способен был сдержать увесистый чемодан.

— Сеструха! — радостно завопил Саня, схватив её и покружив раз…

много. — Да что такое с тобой творится, почему ты вниз растешь!

— Я взрослая, — веско и строго постаралась ответить Лида, — уже имею полное право расти куда хочу, а не так как ты, только вверх.

— Ладно, уела, — хохотнул брат, отпустив её из объятий. Потом расстегнул чемодан, выудив из него небольшой пакет, — Я пулей в ванную, не было времени с утра побриться, и потом жрать! Много-много и еще раз!

Лида пыталась сразу сказать про гостя, но брат уже скрылся в ванной. Она вздохнула и вернулась на кухню, где Артем уже накрыл стол. Даже раскопал где-то в дебрях полочек банку варенья. Ну что же, ей осталось только заварить чай…

Когда Лида разливала чай по чашкам, Саня появился на кухне прижимая полотенце к подбородку:

— Систер, слушай, где там у тебя пластыри… — братик, заметив гостя, замялся, — … драсте…

— Саш, это Артем, Артем, это Саша, мой брат, — скороговоркой представила Лида парней друг другу, — а ты в шкафчике смотрел?

— Смотрел, нет там, — он поморщился, — хоть лед есть?

— Привет, — Артем поднялся со стула и протянул руку. Брат, помедлив секунду, руку пожал, — пластырь есть у меня в машине. Подожди, я быстро.

Несмотря на такое скомканное начало, а возможно и благодаря ему, знакомство Артема и Саши прошло нормально. Поели блины, нахваливая Лиду, попили чай, потравили анекдоты. Артем помог Сашке аккуратно заклеить порез. И теперь Саша уже напоминал Лиде героя боевика отдыхающего после атаки на логово матерых преступников.

— Проводишь меня на автобус? — спросил брат, проверив время на мобилке, — Ближайший через час, хочу на него успеть.

— Конечно, — Лида сгрузила грязную посуду в мойку, — я вызову такси.

— Зачем такси? — запротестовал Артем. — я же на машине. Доставлю в лучшем виде!..

— Ну что, дорогая, — Артем обнял Лиду, когда автобус увозящий Саньку в Отрадовку скрылся за поворотом. — Теперь пришла пора мне сдержать обещание!

— Хм… и что же такое волшебное меня ждет? — полюбопытствовала Лида, решив, что ей даже интересно, как далеко зайдет её внезапное приключение с Артемом.

— Ну, — он развернул её к себе, — там темно, мягко и очень интересно!

— Сейчас светло, а кровать у меня довольно жесткая! — усмехнулась она. — А к тебе я не пойду ни за какие коврижки. Меня всё еще потряхивает от слов твоего любезного приятеля. Помню, он говорил, что вы проживаете вместе.

— Поверь, мне очень нравятся ход твоих мыслей, — хмыкнул Артем, — Я про ту часть, где о кровати. И чуть позже мы поговорим на эту тему подробнее, но сейчас мы пойдем совсем в другое место.

— И куда же? — Лида вопросительно приподняла бровь.

— В кино, дорогая, мы идем в кино! – рассмеялся Артем и, подхватив её под руку, повел к машине, — Сегодня в кинотеатре неплохой выбор. Есть и фантастика, и боевик. Даже какая-то мелодрама. Только мы по пути заедем в офис, я передам документы, и я в твоем полном распоряжении. Не волнуйся, я мигом.

— Кто выбирает фильм, — уточнила Лида, усевшись в машину.

— Я же пригласил, — Артем вырулил со стоянки, — поэтому выбираешь ты!

На следующее утро, проводив Артема, Лида ощущала себя наверху блаженства. Эти две наполненные честностью и страстью ночи подарили крылья не иначе. Она теперь даже посмеивалась над собой, когда вспоминала разговор с подругами. Замуж, надо же. Нет, это было прилизанное и приемлемое для общества вранье. На самом деле замуж она не очень-то и хотела. Насмотрелась на подруг, на коллег по работе. Да, были редкие исключения как Эмма или пара других знакомых, но в основном всё это замужество не приносило женщинам счастья. Напротив, казалось, что веселая и красивая девушка в момент превращалась в серую измученную тетку. Вместо щебета о подружках и вечеринках начинались пространные разговоры, что мол, надо домой мужу ужин готовить, а вот свекровь просила помочь.

Разводы обсуждались отдельно и с деланным сочувствием брошенной женщине. Хотя, разглядывая своих разведенных коллег, Лида временами понимала мотивы мужчин. Нет, боже упаси, она никогда не озвучивала свои мысли вслух. Но плюс двадцать килограмм, мешковатое платье и воронье гнездо на голове определенно рушили даже самую крепкую любовь. 

 А еще — беременность, роды. Жалобы на бессонные ночи. Разговоры о сыпи и подгузниках с вескими замечаниями по типу — вот сама родишь поймешь! И пора бы уже, часики-то тикают!

Ха! Да Лида о сыпи и подгузниках могла десятитомник написать! Она быстро научилась намывать Сашку, мазать его кремами и присыпать присыпками. А также одевать, кормить, укладывать спать. И про бессонные ночи знала не понаслышке! Как-то Лида на очередном девичнике призналась Эмме и Томе, что совсем не видит себя матерью. Все вокруг твердят, про материнский инстинкт, а она ничего такого не ощущает. На что подружки сначала уставились на неё с открытыми ртами, а потом расхохотались. Мол, сказанула, так сказанула! Не замечала разве, что мы зовем тебя «Мать»? Ты реализовала свой материнский инстинкт еще в тринадцать лет, когда носилась везде со своим кукленком как с писаной торбой.

Мама родила брата в сорок пять лет. Это были тяжелые роды. Мама долго лежала после рождения Сашки в больнице, а потом дома едва справлялась с младенцем. Папа старался помогать, но он тогда еще командовал военной частью, а весь отпуск ушел на роды и первый Сашкин месяц. Лидочка запустила учебу, перестала выполнять домашнюю работу, чтобы заботиться о брате. Но родители быстро узнали от учителей о её двойках. Лидочку поблагодарили за искреннее желание помогать маме, а потом пожурили, что она слишком много на себя взвалила. Признались, что сглупили не видя, что из ситуации есть простой и очевидный выход — у Сашки появилась няня. Первое время Лидочка страшно ревновала кукленка к чужой тетке. Однако Марина Петровна оказалась чуткой женщиной и смогла объяснить, что никто не заменит малышу такую замечательную старшую сестру. (К слову, когда подруга искала няню, Лида с радостью дала ей телефон Марины Петровны, уверяя, что это единственный человек, которому можно доверять.)

К двадцати восьми года Лида крепко уяснила одну вещь: мужчины живут в комфортном мире. Они заводят романы легко, словно воду пьют. Меняют партнерш, желая прослыть опытными любовниками. Но при этом не спешат, за редким исключением, обзаводиться семьей. «Зачем вешать хомут на шею» обычная присказка представителей сильного пола.   А на поверку оказывалось, хомут на шею вешает себе женщина. Лида примеряла это хомут однажды — и если и вспоминала об этом опыте, то исключительно с содроганием.

Пять лет назад Лида вернулась в родной город дипломированным специалистом, а также в родную школу в качестве учителя. Почти сразу у неё завязался роман. Олег был старше её лет на десять, работал в администрации города. Сначала Лиду все более-менее устраивало. Ухаживания, цветы, встречи то у него, то у нее. Когда спустя некоторое время Олег предложил им съехаться Лида раздумывала недолго. Почему нет. Подруги уже все замужем, может быть и ей пора. Но именно тогда началось то, с чем Лида справится не смогла.

За годы учебы она привыкла жить одна. Родители сначала помогали ей деньгами, а потом она и сама уже зарабатывала и была в состоянии оплачивать крохотную однушку в Москве, которую сдавала недорого пожилая родственница. Любила прийти, полежать на диване, чтобы унять гудящую после нескольких часов в институте голову. Посмотреть новости, полистать книжку. Привыкла есть тогда, когда ей хотелось, убирать и стирать, когда она сама считала нужным, развлекаться, когда было желание. Когда Лида вернулась с родной город — родители, как обещали, передали ей во владение квартиру бабушки, где Лида проложила свое комфортное житие-бытие.

 Но Олег в первый же вечер обратился к ней с раздражением в голосе:

— Ну и чего ты улеглась? Ужин сам себя не приготовит.

Лида объяснила, что очень устала, и готовить у неё не было сил. В конце концов он, недовольно бухтя, заказал доставку.

 Это было только первым звоночком. Каждый раз, когда Лида пыталась присесть перед телевизором, чуть дольше задержатся в ванной Олег делал ей замечание, мол, что это она всё время бездельничает. Разве так можно? Его мама отродясь дома не сидела без дела. Всегда с тряпкой или с веником. Или тесто месила… Чуть позже на выходных Олег разразился негодованием, что Лида укатила на велосипеде, а вообще-то нормальная баба сначала прибрала бы, завтрак приготовила и что это вообще за странное увлечение: обтянуть задницу и по парку круги нарезать? Нормальной бабой Лида планировала стать когда-нибудь, но не тогда. Тогда она хотела быть молодой, веселой, активной и довольной. Поэтому с огромным облегчением собрала свои вещи, порадовалась, что не успела много привезти и вернулась домой, не обращая внимания на ехидные комментарии Олега, о том, что на таких как она не женятся.

Он так и не понял, что Лида совсем не стремилась замуж. Ей просто хотелось нормального секса и уважительных отношений. А получилось, что второе развеялось как дым сразу после её переезда, а первое… Первое толком и не начиналось. Лида надеялась, что им надо чуть попривыкнуть друг к другу, тогда всё наладится, но увы. За неделю прожитую вместе секс вообще превратился в какую-то невнятную кроличью возню.

Вот после того случая Лида и поняла – замужество не для нее. А пара быстротечных романов после — лишь подтвердили её выводы. Мужчина через некоторое время после знакомства начинал давить. Подстраивать её под свои нужды. Подстраиваться Лида не желала категорически, вот и не выходило у неё постоянных отношений. Ну что же. Раз у неё на пути появился Артем почему нет? Да, постоянными их отношения вряд ли станут, но раз есть возможность провести время с пользой — зачем себе отказывать?

Тем более, застигнутая врасплох его напором, она выдала ему пусть грубоватую, но правду. Да, ей очень нравился секс. Разумеется, в том варианте в котором она получает удовольствие. И Лида всегда ощущала страшную несправедливость в какой-то порочной практике мужчин: хвалиться своими победами в постели и клеймить за то же самое женщин в самых пошлых выражениях. А это их обожаемое деление женщин на приличных и не приличных…

Вот так, праздно развалившись перед телевизором, Лида занималась своим любимым делом. Да, именно этим: она думала.

Звонок в дверь, прервавший такие интересные и многообещающие думы вызвал недоумение. Лида никого не ждала. С Артемом она договорилась созвониться вечером, родители и братик были на даче, подруги к ней в гости не собирались. Лида решила, что скорее всего это соседи за какой-нибудь срочной надобностью и, нацепив на лицо сознательное выражение, поплелась открывать дверь.

Нет, это были не соседи. К огромному изумлению Лиды за дверью стоял бледный и какой-то взъерошенный Денис. Тот самый Томкин козел, то есть почти бывший муж.

Они никогда не были приятелями. Пересекались в компании, здоровались. Пару раз Лида бывала у Дениса на даче, когда они только поженились Томкой. Пару раз он бывал у неё то ли на Новый год, то ли на Пасху. Вот и всё общение.

— Мне надо с тобой поговорить, — не поздоровавшись, резко выпалил Денис, сверля Лиду пристальным взглядом.

— И тебе добрый день, — ответила Лида. — Ну что же, раз надо — давай поговорим!

Лида молча наблюдала, как Денис прошел в комнату. Диван он проигнорировал, встал у окна и опять вперил в неё тяжелый взгляд:

— Я всё знаю! — заявил он.

— Э, прости, что конкретно ты знаешь? Боюсь я тебя совсем не понимаю, — с недоумением переспросила Лида.

— Ну хорошо, — зло ухмыльнулся Денис, — тогда объясни мне — с чего вдруг Томка решила меня бросить полгода назад? У неё кто-то появился, так?

— Денис, ты совсем там сдурел от своих химикатов? — вспылила Лида. — Ты не помнишь, что оставил жену с сыном в простеньком отеле в Софии, а сам укатил в Вену на две недели. А когда Егор сломал руку, ты ответил Томке — мол, ну сломал и сломал, не голову же!  Это было, напоминаю, в чужой стране!

— Я бы занят по работе! Если ты не в курсе, я уезжаю работать Австрию! Возглавлять собственную лабораторию! Мне надо было навести мосты! — огрызнулся Денис.

— Навести мосты можно было и позже, а на отдыхе провести время с семьей.

— Да, у меня была семья! — разъярился он. — И я говорил Томке, чтобы держалась подальше от таких горе-подруг как ты! Это ты её науськивала. Ведешь себе как уличная девка…

Лида поняла, что это разговор абсолютно бессмысленный. Оскорбления сыпались из кривившего рот Дениса, как из Рога Изобилия. А Лида подумала — если она не выставит этого козла из своего дома, то может ненароком прибить:

— Знаешь, я думаю, тебе пора, — она указала ему на выход. — Тебе просто надо смириться с тем, что свою семью ты потерял.

Денис смачно выругался:

— Да пошли вы все! — он резко рванул к двери, но обернулся и выкрикнул напоследок — Томка твоя еще поплатится!

Переваривая произошедшее, Лида поняла — необходимо обязательно рассказать Томке о визите Дениса. Можно даже и без звонка зайти.  Подруга жила недалеко, она вернулась от мужа в квартиру родителей, и была точно дома. После декрета Тома уволилась с кондитерской фабрики, взяла патент и работала на дому.

Денис, к слову, этого не одобрял. Он вообще не хотел, чтобы Тома работала, настаивал, чтобы она перестала брать заказы, мол, я зарабатываю, денег достаточно, а ты Егорку расти и дом в чистоте держи. Тома в последние пару лет брала меньше заказов, убедив мужа, что ей это необходимо просто для души. Теперь же, после расставания с Денисом, Тома вернула часть прежних клиентов, но работать иной раз приходилось сутками.

Тома открыла дверь, вытирая руки полотенцем:

—  Привет! Ты вовремя, — улыбнулась она, — как раз закончила украшать торт. Хочешь посмотреть?

— Привет! Спрашиваешь! Хочу конечно! Егорка в садике? — уточнила Лида. Проследовав за подругой на кухню.

 — Да, папа за ним пошел уже, скоро приведет.

Лида как всегда расхвалила созданный подругой шедевр:

— Очень красиво! Твои розы как живые! А для кого это?

— Для директрисы Егоркиного садика, — ответила Тома. — У неё юбилей, вот — заказала у меня.

— Да-да, — любят они у тебя заказывать! Надеюсь скидку большую не просят?

— Да будет тебе, — фыркнула Тома. — Ты же знаешь, я себя не обижу, но иногда нужным людям и скидку сделать впрок будет! Ладно, пойдем в зал, — Тома прибрала торт в специальный шкаф с прозрачной дверцей.

— Как там дядя Глеб? — Лида уселась на диване, — доверяешь ему? Правда бросил?

Тома перекрестилась:

— Ох, Лидок, Слава Богу! За год в рот ни капли не взял. Как подменили, честное слово! Чудо – не иначе! На хлебозавод устроился, работает. Надеется, что удастся вернуться в поликлинику.

— Это же прекрасные новости, Том! — Может, быть у вас всё наладится.

— Да уже наладилось, видишь, я ему Егорку доверяю! — Тома всплеснула руками, —  так, секунду подожди, сейчас я нам чаю сделаю.

— Может, кофе? — попросила Лида.

— У меня бисквит остался, я наделала «картошки», — отозвалась Тома выходя из комнаты и крикнула с кухни, — «картошка» с кофе никак не сочетается, а вот с чаем самое то!

— Убедила, — в ответ крикнула Лида, — тащи свою «картошку» и чай, только мне одну!

Пока Томка готовила чай, Лида оглядела небольшой зал скромной двушки. Сейчас здесь жила Тома с сыном, а раньше тут была комната её родителей. На стене, напротив окна, висела большая фотография красивой кареглазой девушки с русой косой через плечо. Это Томина мама — тетя Даша. Лида вспоминала её как добрую, но часто уставшую. Тетя Даша трудилась медсестрой, как и Лидина, и работала в приемном покое в ту роковую ночь, пятнадцать лет назад, когда в больнице сцепились два пьяных амбала.

Никто толком не понял из-за чего возникла ссора. Сами мужики уже после, на суде, ничего не могли сказать, стыдливо пряча глаза и ссылаясь на провал памяти. Но факт остается фактом. Один со всей силы отшвырнул другого к стойке регистрации, где стояла тетя Даша. Смерть была мгновенной. Черепно-мозговая травма не совместимая с жизнью.

Томка переживала смерть мамы очень тяжело. И ладно бы отец помог, поддержал дочь, но нет. Дядя Глеб пошел самым простым способом. Он и раньше любил выпить, но тут просто с цепи сорвался. Разумеется, работу он потерял. Мало кто хочет держать у себя вечно пьяного стоматолога. Он перебивался случайными заработками, часто ссорился с дочерью. Хорошо хоть хватило мозгов квартиру не пропить. Тома часто ночевала у Лиды в ту пору. Совсем не могла общаться с отцом. Может быть, поэтому подруга так рано выскочила замуж. Увидела в Денисе какую-то свою надежду…

— Вот и они, мои красавцы! — Тома водрузила на стол в зал поднос с двумя пирожными на белоснежной тарелочке и две чашки чая, — оцени! Уверена, такой вкуснятины ты еще не пробовала.

— Я, даже не пробуя, оценила, — Лида потянулась за чаем, — ты просто не умеешь готовить невкусно!

— Представляешь, — Тома отпила глоток чая, — мне тут Пашка позвонил.

— Опять про будущее рассказывал? — усмехнулась Лида.

— Не совсем. Он спрашивал умею ли я подписывать торты на немецком. Я ответила, что пока не приходилось. А он ответил, что скоро придётся и посоветовал подучить.

— Ясно… Точнее совсем не ясно! — Лида покачала головой. — Умеет же Пашка туману напустить!

— Лид, я знаю зачем ты пришла, — вдруг посерьезнела Тома. — Папа со смены возвращался и видел Дениса у твоего подъезда.

— Ну раз знаешь, — Лида осторожно поставила чашку на стол, — давай поговорим. Потому что с Денисом творится какая-то нездоровая фигня!

Глава 3

 

          Артем сегодня вечером казался Лиде слегка озабоченным. Нет, не в том плане, а в другом. В том плане с ним было всё в полном порядке и озабочен он был сверх всякой меры.

Они прогулялись по центру, поели мороженного и, в какой-то момент переглянувшись, с низкого старта не сговариваясь рванули к машине. Лида толком вспомнить не могла, как они добрались до постели. Как выражалась её бабуля при жизни — «память как корова слизала».

А вот то, что происходило в постели было незабываемо. Артем умело доводил её до полной потери самообладания нежными ласками, и когда она готова была уже выть от исступления убавлял натиск постепенно отдавая ей лидерство. Лида смело воплощала с ним свои самые сокровенные фантазии. Изучала его тело касаясь поцелуями везде, не пропуская ни сантиметра. Как же сладко было смотреть на его горящие от возбуждения глаза, слушать восхитительные рычащие стоны. Кончал Артем тоже очень красиво, признала Лида. Осыпая поцелуями его красивое расслабленное лицо, Лида понимала, что готова делать так вечно, разве что с небольшими перерывами на еду и сон.

Сейчас они, приняв душ, расположились на диване в объятиях друг друга, практически не обращая внимания на концерт по телевизору.

— О чем задумался? — тихонько спросила Лида, легонько касаясь пальцем складки между бровей, пытаясь её разгладить.

Артем перехватил её руку и лизнул ладошку:

—  О работе, чтоб её. Сейчас готовится очень важный контракт. Как всегда, в последний момент выясняется, что кто-то где-то допустил ошибку. Прости, я не хочу грузить тебя всем этим.

— Я совсем забыла, что ты юрист, — призналась Лида. — Не похож ведь совсем. Юристы, в моем представлении, всегда были солидными дядями в отглаженных пиджаках.

— Ну, в моей жизни тоже случаются пиджаки, — подтвердил Артем, — но не часто. Я редко выступаю как адвокат и хожу по судам. Напротив, моя работа заключается в том, чтобы повода оказаться в суде у нашей фирмы не было.

— Боюсь, что мне бесполезно объяснять что-то про твою работу, — Лида немного повозившись устроилась поудобнее в объятиях Артема, — я смотрела, сериал про юристов и ничего толком не понимала — как они то выигрывают, то проигрывают. То срывают контракты, то спасают…

— Зачем тогда смотрела? — со смешком полюбопытствовал Артем.

— Наряды у актрис были очень эффектными, — призналась Лида, — да и в главной роли, как водится, красавец-мужчина. И персонаж такой… Порядочный, умный, серье…

Артем прервал её подробное описание щекоткой. Лида ответила и некоторое время они дурачились на диване, громко хохоча. Ну, а дальше, у Лиды не было никакого сомнения, что всё это закончится очередным страстным сексом. Так и вышло. А потом они заказали пиццу и, весело смеясь, уселись на кухне восполнять потраченные калории. Смеялась в основном Лида, потому что Артем уж очень убедительно доказывал теорию правильности приема пищи в голом виде.

Телефонный звонок от Томы не был неожиданным, подруга пообещала позвонить, но все-таки, когда прозвучала мелодия вызова Лида вздрогнула. Было у неё нехорошее предчувствие, которое подтвердилось, после того, как она выслушала подругу.

— Денис Данилов, муж Томы, то есть почти бывший муж, забрал их сына Егора и отказывается отдавать, — ответила Лида Артему на вопросительный взгляд, — Она уже позвонила Паше и Эмме, надо подумать, кого еще…

— Никого не надо, — Артем резко поднялся и направился в комнату, — я же юрист, помнишь? Одевайся, по пути покажешь — куда нам надо ехать и расскажешь мне про этого будущего бывшего

Пока добирались, Лида выдала Артему всё что знала.

Супруг Томы по образованию был химиком-технологом, и одним из тех, кто усердно трудился на заводе Виндиш–Гротц.

— Почти с тех самых пор, как твои австрийцы выкупили наш старый железобетонный завод и принялись активно модернизировать. — уточнила Лида. — Денис был талантлив, амбициозен с самого начала, хотя довольно удачно это скрывал.

 Когда Томка вышла за него — ей едва исполнилось восемнадцать, Денис же был на десять лет старше и, казался полностью очарованным юной и хрупкой Томой. Сначала в молодой семье всё было отлично. Денис хорошо зарабатывал, Томка училась на кондитера. Но после рождения сына Егора шесть лет назад — характер Дениса начал меняться.

Он получил повышение и очень серьезную прибавку к зарплате. Продал дачу и квартиру, купил загородный дом. Через какое-то время принялся ограничивать Тому в общении с подругами, требовал от неё послушания и еще чего-то там абсолютно дикого, по мнению Лиды. Сам же неделями пропадал на работе, а на робкие упреки Томы взрывался обвинениями в неблагодарности, дескать, он пашет ради неё и сына. Тома терпела долго. Но любому терпению приходит конец. Полгода назад Тома решительно собрала вещи, попросила Эмму её забрать и перебралась к отцу, который убедил дочь, что бросил пить и будет рад её видеть.

Денис, похоже, не поверил, что жена действительно решила его бросить. Первое время не звонил ей, и не интересовался Егором, но, когда Тома подала на развод, он вдруг воспылал любовью к сыну и начал требовать регулярных свиданий.

— А сегодня он заявился ко мне и пытался добиться каких-то признаний. Хвалился, что уезжает в Вену, в общем нагородил непонятно что! Я совсем не поняла, что собственно ему было нужно. Разозлилась и попросила уйти.

— И что потом? — поинтересовался Артем.

— Я рассказала всё Томе. Она ответила, что жизнь с Денисом для неё в прошлом. Мол, уедет в Австрию — так скатертью дорога. Сына он может навещать если захочет, а ей ничего не нужно, даже алименты. Для меня этого было достаточно. Поверь, я понятия не имела, что он пойдет на такое!

— Ты ни в чем не виновата, — Артем сжал её руку, — не волнуйся, я помогу. Денис, по твоим словам, честолюбивый карьерист. А я, напомню, юрисконсульт Виндиш–Гротц.

— Да, но какое это имеет отношение… —  начала Лида.

Однако Артем перебил её:

— Не переживай, я всё улажу. Этот вопрос как раз в моей компетенции.

— Вы юристы и такие дела решаете? — подивилась Лида.

— Поверь, мы еще и не такие решаем, — отозвался Артем, подруливая к высоким кованным воротам, — нам сюда?

— Да, — ответила Лида, — вон Паша с Эммой, Тома и дядя Глеб.

Когда они подъехали к освещенной уличным фонарем компании, на лицах подруг Лида разглядела недоумение. Оно и понятно, девочки ждали её на такси, а не на огромном серебристом джипе. Она вышла из машины и подружки разглядев её в темноте бросились на встречу, Томка, обняв Лиду громко всхлипнула:

— Что мне делать, Лидок, — Паша говорит, полиция отказалась помогать, они…— тут она вздрогнула, заметив Артема, — ой, Артем, а, вы… Лида, а вы как?

— Добрый вечер, Тамара, — мягко поздоровался он, — я приехал, чтобы помочь забрать сына. Можете не переживать, совсем скоро всё разрешится. Мне только необходимо сделать один звонок.

Произошедшее дальше напомнило Лиде тот самый сериал про юристов. В котором внезапно в роли солидного и уверенного в себе главного героя оказался Артем. Сейчас, пожалуй, он абсолютно не походил ни на парня из парка, ни на её готового к любым фантазиям любовника.

Оставив зареванную Тому в объятьях подруг, Артем сделал краткий звонок, потом отвел в сторону Павла, о чем-то спросил и, дождавшись ответа, довольно кивнул. Достал из машины планшет, что-то в нем потыкал пальцем, принялся читать, весьма коварно ухмыляясь в процессе, после чего подошел к воротам дома Дениса и молча показал планшет в камеру, установленную над воротами.

Почти сразу ворота тренькнули, открывая замок. Тома с Лидой рванули к ним, но Артем, покрутил головой и довольно жёстко велел всем ждать его здесь.

Ожидание было недолгим. Через полчаса Артем вышел из дома и направился к воротам, неся на руках спящего Егора. Тома кинулась навстречу Артему, от радости, разревевшись еще сильнее.

— Садитесь в мою машину, Тамара. — тихо, чтобы не разбудить Егора шепнул Артем.

Тома покорно уселась на заднее сидение, после чего Артем передал ей на руки крепко спящего сына.

— Расскажешь, как ты умудрился так быстро уговорить Дениса отдать Егора, — тихонько спросила Лида, когда после быстрого прощания с Эммой и Павлом, они, прихватив дядю Глеба, направились к их дому.

— Это было просто, — так же тихо ответил Артем, — по твоим словам, выходило, что Денис карьерист и зациклен на своих успехах на работе. Муж твоей подружки также мне это подтвердил. А дальше, — Артем на секунду остановился, казалось, подбирая слова, — у Леонида есть доступ ко всей базе работников Виндиш-Гротц. Он глава отдела. Ему не составило труда переслать мне новый контракт Дениса.

 Не могу тебе сказать, чем конкретно я смог его приструнить, но поверь мне — не отдай он ребенка матери, я легко мог сделать так, чтобы он навсегда распрощался с мечтой о какой-либо деятельности не только в нашей компании, а во всей отрасли. Как только он понял, что может потерять место главы отдела разработок с черным билетом — сразу перестал строить из себя безумно несчастного мужа и отца.

— Мы нужны ему только для статуса, — подтвердила Тома с заднего сидения, — давно это поняла. Мне полагалось нацеплять на себя модные тряпки с бусиками и сопровождать мужа-гения бессловесной тенью по бизнес-ланчам и светским раутам. Егору же — присматривалась частная школа. Сын просто обязан стать умницей-отличником, и подавать большие надежды в одном из видов внешкольной деятельности, которые одобрил бы Денис. А пока ему хватало фотографий сына, чтобы красиво их расставить на столе в своем кабинете.

— Прости меня, дочка, — донесся до Лиды виноватый шепоток дяди Глеба, — бросил я тебя, глаза заливал, а ты с таким негодяем связалась. Пожалуйста, прости!

— Давно простила, пап, — успокоила отца Тома, — и я ни о чем не жалею, у меня есть Егор и скоро будет свобода, значит всё будет хорошо!

— Конечно будет, — Лида повернулась к подруге, — скоро бывший твой свалит в закат, и ты думать забудешь о его существовании.

— Ох, мне еще предстоит с ним встретиться на разводе, — печально констатировала Тома, — ну ничего, переживу и это. Только бы отделаться…

— Знаешь, я надеялась, что ты предложишь Томке помощь с разводом, — призналась Лида, когда они добрались к ней домой, после прощания с подругой и её отцом.

— Ну, во-первых, я говорил тебе, что адвокатом выступаю крайне редко, — напомнил Артем, — во-вторых, разумеется, я мог бы кого-то найти, это несложно, однако поверь мне — в данной ситуации Тамаре это ни к чему. Денис крепко замотивирован расторгнуть брак и не вставлять бывшей жене палки в колеса, а подружке твоей нужно почувствовать себя свободной, так что пусть добьется свободы сама.

— Что-то мне говорит о том, что есть еще и в-третьих, — пытливо глядя на Артема сказала Лида.

— Конечно есть, малышка, — он обнял её, привлекая к себе, — мне сейчас хочется проводить всё время с тобой, вот такой уж я эгоист. Признаю и готов выслушать обвинение.

— Обвинять я тебя не буду, не за что! — вздохнула она, — но очень прошу, если вдруг потребуется совет, мало ли что — поможешь?

— Думаю, ты уже поняла, — ответил Артем, — что я не смогу тебе отказать.

— Ты остаешься на ночь? — решила сменить тему Лида.

— Увы, сейчас мне необходимо поговорить с Леней. Прости, я понимаю, что он неприятен тебе, но Леня сделал большое одолжение и требует объяснений.

Лида согласно кивнула:

— Да я в общем просто спросила, ни на какие подвиги я сегодня уже не способна. Уверена, усну раньше, чем доберусь до подушки.

Утром Лиду разбудил телефонный звонок. И опять же, не сказать, чтобы он был для неё неожиданным. Звонила Эмма и тоном, не терпящим возражения, уведомила, что ожидает её на завтрак.

— Эмка, — хмыкнула Лида, — мне иногда кажется, что ты прирожденный начальник. Умеешь команды раздавать так, что волей-неволей хочется исполнить в лучшем виде!

— Жизнь такая, — прозвучало в ответ, — не научись я командовать, трое моих милейших исчадий ада командовали бы мной.

— Так точно, мама-босс! Жди, я скоро буду.

Сразу после Эммы позвонил Артем, сообщил Лиде, что сегодня плотно занят часов до пяти вечера, но потом с удовольствием сделает все, что она хочет.

Лида пообещала ему, что пусть готовится воплощать её самую безбашенную фантазию, на что услышала довольный смех парня. На том и попрощались, а Лида поспешила на остановку, как раз к отходящей до подруги маршрутке.

Эмма с супругом проживали в самом центре города. После рождения второго сына Павел выкупил у владельцев шестикомнатную коммунальную квартиру. Еще год ушел на ремонт, так что получилось, что новоселье Эмма справляла опять в положении. Что не мешало ей от души веселиться, надираясь апельсиновым соком.

Эмма лет до пяти росла вдвоем с матерью в крошечной комнатке общежития. Её родители были простыми рабочими на железобетонном заводе. В советские время за работу на таком тяжелом производстве через некоторое время выдавали квартиру. Но, к сожалению, к тому времени, как родители Эммы заработали необходимый стаж — Союз развалился и мечты получить квартиру рухнули. Как и все остальное в стране. В том числе и зарплаты.

Мама Эммы после рождения дочери, чтобы хоть как-то прокормиться — уволилась с завода, взяла патент и днями напролет занималась вязанием —  благо вязать она умела хорошо. Нередко и в прежние времена брала небольшие заказы по знакомству.

Сначала она вязала на спицах, потом удалось купить простенькую вязальную машинку «Нева». Отец же Эммы по-своему истолковал новые жизненные обстоятельства. Ну раз жена зарабатывает – чего ему корячится? Вместо помощи супруге в её начинании, он окунулся в праздный образ жизни, не отказывая себе и в изменах.

Мама Эммы – тетя Настя терпела, по старинке полагая, мол, пусть хоть какой, да все мужик рядом, однако не учла она, что так думали многие женщины в то время. Так что муж нашел себе женщину моложе и постройнее, чем нанес тете Насте удар в самое сердце. Она от сидячего образа жизни связанного с работой действительно сильно поправилась. Все попытки сесть на диету заканчивались крахом и только лишали сил.

Однако понимая, что страданиями дочь не прокормить, тетя Настя, плюнув на диеты и изменщика, с головой окунулась в работу. Сама вязала, сама торговала на местном базаре. Начала челночить, мотаясь на оптовик за дешевой китайской одеждой. Сама умудрялась как-то договариваться с захватившим город в то страшное время криминалом. Ей даже повезло успеть   купить им с Эммой добротную однушку, до потрясшего всю страну дефолта. А спустя еще несколько лет расширить и до двухкомнатной квартиры, а там и на машину накопила.

Все это тетя Настя рассказывала Эмме и подружкам намного позже, когда они уже повзрослели и могли понять её откровения. И любила приговаривать: «Девки, мы можем рассчитывать только на себя. Не доверяйте мужикам!»

Ничего неожиданного, что к Паше тетя Настя отнеслась мягко говоря неласково. Эмку она держала в ежовых рукавицах, в те времена, когда остальные девчонки красили мордахи — Эмма помогала маме торговать, занималась квартирой, а также готовилась к поступлению в местный педагогический техникум. Эмма была умной девочкой и вполне осилила бы и ВУЗ. Однако в планах женщины отпускать девку в распутную Москву не значилось, как и не было еще в те времена в их городе института.

Но от судьбы не уйдешь. Молодой инженер из той самой распутной столицы, приехавший по приглашению нового правления завода, Павел Климов увидел черноволосую красавицу в парке с подружками. Увидел – и забыл, как дышать.

Как он сам потом с важным видом рассказывал девчонкам – «В голове картина появилась. Я, моя прекрасная Белоснежка и трое мальчишек. Ей богу, как в будущее заглянул».

Увиденное будущее Павлу понравилось. Поэтому к воплощению его в жизнь он приступил с завидным рвением. Эмма была атакована заботой, нежностью и пылкими признаниями. Подруги мастерски убеждены, что Павел — Эммочкина судьба. Настасья Сергеевна завалена уверениями в самых серьезных намереньях. Разобравшись в её характере — он чинно пришел свататься, вызвав своих родителей из Москвы, ради такого дела. И на корню пресекал все досужие размышления родственников, мол, девица простушка же, тебе не пара. 

Мама Эммы сдалась, но потребовала, чтобы свадьбу играли после того, как дочка закончит обучение. И убедила Эмму не рожать первые несколько лет. Мол, погоди торопиться. всё успеется, если с умом. Эмма, как истинно послушная дочь – маме вняла. Закончила тешку, вышла замуж. Отработала несколько лет воспитателем в детском саду, попутно получив диплом о высшем образовании. (опять же по настоянию Настасьи Сергеевны) И только потом приступила к расширению семейства. И как приступила! Видно и Павел на радостях дорвался, что называется. Три сына за четыре года…

— Здравствуй, тихушница! — Эмма открыла дверь, сверля Лиду подозрительным прищуром.

— И тебе не хворать, — шутливо поприветствовала, подругу Лида, проходя в квартиру — ох, сбавь обороты, Эмчик. Не рассказывала, да, признаю. Так всё так быстро случилось, что и времени не было.

— О, поверь, сейчас у тебя будет его предостаточно, — картинно продолжила дуться Эмма. — Старшие в садике, Вадик — с Мариной Петровной. Мне сейчас на помощь Томка придет, и учти, она намерена тебя пытать!

— Тетя Настя! Утречка! — обрадовалась Лида, когда прошла на большую светлую кухню, — как хорошо, что вы здесь, спасете меня от вашей кровожадной дочери!

— А меня уже нет, — деловито просматривая папку с документами, отозвалась женщина. — Как говорится «Привет–пока». Пришлось здесь на ночь остаться, когда Эмка с Пашей уехали Томку выручать. Но я уже ухожу! У меня продавец на точку опоздала, надо проверить и нагоняй устроить.

— Ох, мама, — недовольно поморщилась Эмма. —  Устала тебе говорить, — ну вот что ты так вцепилась в свои точки? Ну что я, мать родную не смогу прокормить? Давно бы уже к нам переехала и жила себе спокойно.

— Ну уж нет, — решительно возразила Тетя Настя, направляясь к двери. — Пока шевелится могу — работать буду. И тебе не мешало бы, кстати. К вам я не перееду ни за какие коврижки. У тебя свой дом, а у меня свой. И в моем доме мне живется спокойно!

— Её не изменить, — печально констатировала Эмма, проводив мать. — Знает ведь, что Пашка нормальный мужик, видит, что у нас всё хорошо, но до сих пор считает, что мне кровь из носа надо выходить на работу. Пока тебя не было все уши мне прожужжала, мол, что делать будешь, если … ох, достала.

— У неё своя правда, Эм, — развела руками Лида. — кое в чем я с ней согласна и ты это знаешь, но давить на тебя не буду. Не в моих это правилах.

— Зато в моих, — хищно улыбнулась Эмма, — вон как раз и Томчик прискакала. Готовься, тихушница, сейчас ты нам все расскажешь!

Несмотря на угрозы подружки, совмещенный с завтраком разговор прошел без горячих утюгов и паяльников. Лида решилась и поведала подругам без романтических прикрас из чего сложились их отношения с Артемом. Честно признаться — внутреннее она была готова к непониманию или даже к осуждению. Но вопреки всему, подруги на её откровение только заговорщически перемигивались.

— Рада, что вы не ругаетесь, — закончила свое объяснение Лида.

— Пффф, — хмыкнула Эмма. — Ты за кого нас принимаешь? Мы подруги не забыла?

—  Так и есть, — поддержала Тома, Лида, мы уже догадались, что ты ищешь в отношениях с мужчинами совсем не то же самое что мы. И честно сказать, часто недоумевали — почему же ты не хочешь нам рассказать всё как есть?

— Догадались? — удивилась Лида.

— Смотри, с самого детства в нашем дружном женском коллективе ты была стрежнем, ведь именно ты организовала нас. — Принялась объяснять Эмма. — И мы как будто попали под твою опеку, если точнее в круг твоей защиты. Когда меня дразнили дочерью торгашки – ты отчаянно дралась, вопя: «Мама Эммы вас всех одевает, а вы идиоты не понимаете! И раз так презираешь торгашей — чего же в купленном у тети Насти свитере приперся?»

— А вспомни, как ты помогала мне после смерти мамы, — продолжила Тома, — ты же сестрой мне в то время стала. Когда на меня косо поглядывали из-за не просыхающего отца, ты, именно ты стала той невидимой стеной, что защищала меня от злых слов! Я уж молчу, как ты выслушивала жалобы на мой брак, подбадривала, не позволяя совсем уж сломаться.

— Девули, вы чего, — растерялась Лида, — хотите, чтобы я разревелась?

—   Реви, если захочется! — заявила Тома. — Повторяю, мы подруги, с нами можно всё!

— Так вот, — Эмка чуть помедлила, отпивая глоток чая, — ты всегда была очень сильной. Но всегда брала на себя слишком много ответственности.  Ты растила Сашку так, как иная мать неспособна. Сама для себя выработала высокие требования. И умудрилась этим требованиям соответствовать с тех пор, когда остальные девчонки еще в куклы играли.

— Ничего удивительного в том, что сейчас, когда Сашка подрос, у Эмки всё отлично, а я ушла от своего козла — ты дала себе волю, — развила мысль Тома.

—  Если хочешь мужчину — значит бери! — поддакнула Эмма. — Получай удовольствие, радуй себя. Не хочешь замуж — не выходи! Раз хочешь на время замутить с этим Артемом — действуй! И помни – мы рядом, и всегда на твоей стороне!

— А если я захочу ограбить банк? — шмыгнув носом, спросила Лида, — Вы как, тоже будете на моей стороне?

— Ну, скажем, сначала я попытаюсь тебя отговорить, — едва сдерживая улыбку ответила Эмма. — А вот если не получится…

— Придется разрабатывать план, — вздохнула Томка, — и громко рассмеялась.

Лида подхватила, Эмма присоединилась. Вот на таком развеселом многоголосье и закончилось обсуждение личной жизни Лиды.

Потом подруги перемололи кости Денису, убедили Томку обязательно пригласить их в суд, поговорили о всяком разном и, пообедав разошлись, расцеловавшись на прощание. Лида как раз успела принять душ и принарядиться ко времени встречи с Артемом.

— Я готов к любым твоим фантазиям, — с порога выпалил он.

— Ну раз готов, не разувайся, — велела Лида улыбаясь. — Как тебе? — она кокетливо покрутилась, показывая новую ярко-синюю блузку с бантом-завязочкой на спине и белую летящую юбку.

— Красота! — с придыханием одобрил Артем. — Мы куда-то идем?

— Едем, Артем, — напуская таинственности шепнула Лида. — Мы едем в парк. Тот самый где случилось наше знакомство. Так секундочку…

Лида забежала на кухню, нашла в шкафчике стратегический запас миндаля, на ходу засунула его в сумочку и скомандовала:

— Вперед!

В вечернее время парк был людным. Велосипедисты уступили место отдыхающим пешеходам; то там, то тут звучали взрывы смеха и самые разнообразные звуки — от гармони до рэпа.

Лида провела Артема через весь парк, на самую окраину, где под навесом уместилась небольшая сцена, с трех сторон окруженная столиками. Между столиками бодро перемещались официанты, разнося посетителям еду и напитки, а на сцене выступал забавный бородатый мужчина. Он выбрал песню «Фантазер» Ярослава Евдокимова, но отчаянно фальшивил и не попадал в такт.

— Так это караоке? — крикнул Артем.

— Да ты просто капитан очевидность! — так же постаралась перекричать бородача Лида. — Вон свободный столик, падаем!

Когда песня закончилась, на сцену поднялся модно одетый парнишка в кепке и произнес в микрофон:

— И так, уважаемая публика, наш участник закончил свое выступление, иииии каким же будет ваш вердикт? Напоминаю, у нас приличное место, и каждый из вас может получить на орехи!

Зал взорвался аплодисментами и хохотом, и в сторону сцены полетели орешки, прямо под ноги бородача. И в тот же миг с деревьев сорвалось несколько быстрых рыженьких зверьков. Пока бородач смущенно кланялся и получал веселые утешения от ведущего, пушистики, бодро снуя по сцене, собрали орешки и ускакали обратно на деревья.

— Ух, ты белочки! — умилился Артем.

— Именно, капитан супер-очевидность, — кивнула Лида. — Смотри, я хожу в это место давно. Мне нравится слушать, как поют люди, нравится традиция давать на орехи, тем, кто поет откровенно плохо. Можно сказать, здесь я питаю самую темную сторону моей души.

— А твоя самая безбашенная фантазия здесь спеть? — догадался Артем.

— В точку! — подтвердила Лида, — но одна я всё же не рискну! Девчонки тоже отказываются, а ты вполне можешь…

— Могу, — немного подумав, согласился Артем. — Сразу говорю, русских песен я знаю немного, но если ты согласна на простенькую песенку, скажем, «Руки Вверх» …

— Согласна! — Лида подозвала официанта и сообщила об их желании попытать силы. Тот позвал того самого модного ведущего, который и внес их в список, всячески желая удачи.

— Нам долго ждать? — уточнил Артем.

— Нет, две песни всего, — ответила Лида. — Пока можешь послушать как поют другие. Понравилось – хлопаешь, не понравилось, тоже хлопаешь и кинешь в певца орешки. Не больше двух – трех, не сильно и не высоко!

— Тебе что заказать? — спросил Артем, выслушав объяснением Лиды.

— Мороженное и кофе, честно сказать, я плотно пообедала у Эмки и совсем не хочу есть.

— Я тоже пообедал, думал, что мне понадобятся силы на кое-чего другое, — подтрунил Артем, — так что составлю тебе компанию.

Лида посмеялась по себя, мысленно отвечая Артему, что силы ему сегодня еще как пригодятся, но вслух говорить не стала, тем более на сцене появился новый участник. Мужчина пел очень здорово. Выбранный романс подходил его тембру голоса и трогал до глубины души. Украдкой оглядевшись, Лида отметила, что на глазах у некоторых женщин даже появились слезы.

Артем тоже от души поаплодировал выступившему, а после следующего номера с азартом закинул на сцену несколько миндальных орешков прямо под ноги развеселой компании трех подружек-студенток, которые, ничуть не расстроившись от неудачного выступления, принялись селфиться с белочками.

— Жребий брошен, Рубикон перейден, мосты сожжены. — Трагическим шепотом произнесла Лида, когда они, преодолев пару ступенек, оказались на сцене и ведущий, подмигнув Лиде и похлопав по плечу Артема, выдал им микрофоны.

— Не волнуйся, малышка. — Артем приободряющее обнял её за плечи. — хоть я и не часто это делаю, выступать на публике — определенно, мое призвание!

К огромной радости Лиды у Артема оказался очень приятный голос, мало того, он еще и поплясал немного, оттягивая внимание публики на себя, тем самым давая Лиде время расслабиться и вовремя вступить с ним в такт, после задорного проигрыша песенки про девчонку.

На орехи им не досталось, зато сорвали бурные аплодисменты. А миндаль Лида ссыпала белочкам около деревьев, решив, что на сегодня она подпитала все стороны своей души и пора уже уделить внимание телу.

Весело переговариваясь, они расплатились и пошли к машине, как вдруг, мальчишка на самокате, вильнув, врезался прямо в ноги Артема.

Лида охнула, а Артем негромко выругался на немецком:

— Ах ты ж засранец мелкий, ну кто так ездит!

— Простите меня, господин, — на немецком извинился мальчишка, в котором Лида узнала одного из своих учеников в начальной школе, — я виноват, признаю, но зачем же так обзывать!

Лида хихикнула в ладошку, осознав всю комичность ситуации. Ну что же, теперь кое-кто прочувствует на своей шкурке, хоть капельку из того, что досталось ей:

— Привет, Максим, — поздоровалась Лида с учеником. — Ты молодец, хорошо сказал, почти без акцента! (нем)

Артем растерянно переводил взгляд с Максима на Лиду:

— Не понял, — так же на немецком шепнул он, — это что — кара небесная?

— Добрый вечер, Лидия Андреевна, —  расцвел мальчишка в ответ, — да, я стараюсь. Как вы и говорили, смотрю кино и мультики на немецком! (нем)

Лида еще раз похвалила мальчишку, откровенно наслаждаясь растущему недоумению Артема. А когда Максим, подхватив самокат, укатил из виду, смилостивилась и объяснила произошедшее:

— Артем, ты попал в город, в котором немецкий язык, благодаря стараниями твоих боссов, стал очень популярным. А когда наша журналистка замуж за вашего хозяина выскочила — все как с цепи сорвались! Учить язык начали с детского сада!

— За владельца компании! — возмутился Артем, — Мы не в средневековье живем.

 — Ой не придирайся! — отмахнулась Лида. — Так вот, австрийцы всячески приветствуют изучение немецкого. Подчеркивают, что знание языка сулит и хорошие прибавки, и повышение по службе. И не просто на словах. Они обеспечивают город учебными материалами, приглашают специалистов из Германии и Австрии. Проводятся различные олимпиады. Например — есть конкурс краткой прозы на немецком. Призовой фонд там очень солидный. Так что у нас ребята из ПТУ говорят на немецком, лучше, чем иные выпускники ВУЗов.

— Я уже понял, что облажался, — Артем потоптался на месте, словно проверяя в порядке ли функциональность конечностей. — То-то на меня поглядывали, когда я на заправке говорил по телефону с коллегой из Вены. Наивный, думал, что люди на иностранца дивятся, а тут вон чего получается.

— Угу, — кивнула Лида, — Надеюсь, ты не выдал никаких секретов. Поверь, минимум треть посетителей тебя отлично поняли!

Артем склонился к ней и шепнул прямо в ухо, обдав теплым дыханием:

— Своими секретами, Лииида, я делюсь исключительно в приватной обстановке. И не по телефону…

Лиде только и осталось, что беззвучно ахнуть и прикусить губу. Потому что, как всегда после того, как он вот так вот протянул её имя, кожа покрылась мурашками, а в животе приятно заныло. И Артем отлично понял, как она среагировала. Потому что подхватил её под локоть и через несколько минут они уже подъезжали к её дому. Ехали молча. Лида отлично понимала, что ни слова сейчас сказать не сможет. Она лишь ловила в зеркале жадный взгляд потемневших глаз и заводилась еще больше от предвкушения.

Они снова набросились друг на друга, едва переступив порог квартиры. Жаркие поцелуи, стоны, срывающийся на хрип шепот. Всё это было тем, чего они оба так хотели. И всем этим они щедро делились друг с другом. Лида думала, что описать свое состояние она могла бы словом — пылать. Именно так она ощущала себя, когда ласки сменились такими желанными толчками внутри её тела. Казалось, что её кожа сейчас была раскалена до предела, сердце билось в такт этим толчкам, а её руки бесцельно бродили по крепкой чуть влажной спине.

— Я не спешу? — хрипло выдохнул Артем, когда она, чуть отстранила его.

— Нет, — Лида запустила руку во взлохмаченные, потемневшие от пота волосы, притянув его к себе для поцелуя, — это я немного хочу притормозить, хочу растянуть удовольствие.

— О, — раздался тихий смешок, — не волнуйся, малышка. У тебя будет сегодня много разного удовольствия. Ночь длинная, Лида. А я только начал!

 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям