0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Опасная роль для невесты » Отрывок из книги «Опасная роль для невесты»

Отрывок из книги «Опасная роль для невесты»

Автор: Иванова Ольга

Исключительными правами на произведение «Опасная роль для невесты» обладает автор — Иванова Ольга Copyright © Иванова Ольга

Глава1

Шестерка к семерке… Валет к даме… А тройку куда?..

«Мышка» тихонько пощелкивала под моими пальцами, я же, отгородившись монитором от начальника и его посетителя из ГРУМа, маялась бездельем и  пыталась сложить очередной пасьянс из виртуальных карт. В кабинете стояла нестерпимая жара, от которой не спасали ни распахнутые настежь  окна, ни маленький вентилятор, жужжащий неподалеку. Был еще, конечно, кондиционер, но, как назло, на днях он вышел из строя, ремонт же его грозился растянуться на неделю.

– Значит, Отбор в Окливеле тоже сорвался? – голос начальника звучал устало. – Сколько жертв?..

– Три, – отвечал его собеседник. – Отбор остановили, и оставшихся невест допрашивают люди из Комитета.

Опять эти Отборы невест… И что за мода на них пошла в других мирах?.. Хорошо, что у нас до этого еще не додумались. Впрочем, в нашем мире и монархов-то раз, два и обчелся. Зато в остальных – почти сплошь короли-прынцы… И все девицы от мала до велика рвутся за них замуж, даже наши.

Не понимаю, какой смысл бороться за сердце мужика, которого ты толком-то и не знаешь? В лучшем случае в журнале «Сплетник Межмирья» на фото видела. Только лишь потому, что он принц какого-то захудаленького мирка-государства с населением в пару миллионов?.. А вдруг он окажется домашним тираном или неуравновешенным психом со странными фантазиями в постели? Да еще и с букетом вредных привычек, от которых ты через месяц обзаведешься неврозом. Нет, я бы на такое не подписалась ни за что. Даже за королевский титул… Мне б кого попроще, только своего, родного и любимого. А кто он уж там – водитель, доктор или повар – дело десятое. Правда, найти бы еще такого – родного и любимого…

– Все-таки серийный убийца вырисовывается, – вздох начальника был таким тяжелым и безысходным, что мне стало его жалко.

Вот вам, пожалуйста… Еще один камешек в огород Отборов. Пару месяцев назад объявился некий маньяк, который «подчищает» ряды невест на подобных мероприятиях. Как я понимаю, сегодня поступила информация о втором таком Отборе, где он с особой жестокостью расправился с тремя претендентками на престол Окливела. К слову, очень милого и спокойного мира с красочной природой и множеством озер, на которых можно приятно и недорого отдохнуть.

Эх, скорей бы мой отпуск… Еще целых две недели ждать. А там, может, и в тот самый Окливел махну, благо, это не самое популярное место среди туристов и путевку туда без проблем можно купить в любое время года.

– ГРУМ берет это дело под свой контроль и поручает организацию расследования вам, Павел…

Ну, все… Расследовать придется нашему отделу. Бедный Пал Сергеевич, всегда ему достаются самые трудные дела.

– Правда, у них есть кое-какой план…– посетитель подсунул начальнику некую бумагу, и тот принялся ее внимательно изучать.

Двойка к тузу… Десятка… Десятка пик опять не к месту!.. Ну что за дурацкая игра!

– План неплохой…– заговорил вновь Пал Сергеевич. – Только одно «но». Мне некого предложить на роль приманки… Одна из моих женщин-оперативников в отпуске… Джулия Килт занята на другом серьезном задании, с которого я ее снять никак не могу… Ну а Маргарет Филч… Она в силу возраста не тянет на невесту…

Я мысленно хмыкнула, представляя Марго, чьи жесткие короткие волосы уже давно серебрились от седины, в фате и свадебном платье.

– Для этой роли вполне подойдет любая другая девушка…– спокойно отозвался гость из ГРУМа.

– А Калем не будет против? Насколько я знаю, он привык работать в паре только с профессионалами.

Калем… Где-то я уже слышала эту фамилию.  Пал Сергеевич так уважительно произносит ее, похоже, какая-то важная шишка в следственных кругах.

– В данном случае, не будет. Достаточно найти симпатичную девочку, смышленую и внимательную к деталям. В остальном Калем справится сам. Как насчет вот этой девушки?

– Стася? Но она лишь штатный переводчик…

Да, с недавних пор я штатный переводчик ГРУМа – Главного Розыскного Управления Межмирья, вернее, его представительства в нашем мире, и по-совместительству временно исполняю обязанности помощника Пал Сергеевича, поэтому и вынуждена сидеть с ним в одном кабинете. Надеюсь, долго это не продлится, и мне наконец выделят место в отделе переводов…

– Стася! А ну-ка подойди к нам…

…и я буду работать по прямой специальности, а не перекладывать бумажки из стопочки в стопочку и коротать время за бессмысленными пасьянсами.

– Станислава! – голос начальника раздался почти над ухом, отчего я подпрыгнула на стуле, выронив «мышку» из рук.

– Простите, Пал Сергеевич, задумалась, – смущенно пробормотала я, поправляя сползшие к кончику носа очки. – Еще и эта жара…

– Дело к тебе есть, – сказал тот уже мягче. – Вернее, предложение. Познакомься, – он подвел меня к своему гостю, – это Карт Трэйси, из центрального отдела.

– Очень приятно, – я улыбнулась, настороженно поглядывая на Трэйси. Оказывается, этот щуплый невзрачный человечек явился из самого Центра.

– Взаимно, – тот тоже натянул подобие улыбки и показал мне на стул напротив. – Присаживайтесь, свэла…

Я быстро кивнула и приземлилась на указанное место.

Почему-то до сих пор испытываю неловкость, когда меня называют «свэла». В Межмировом сообществе так принято уважительно обращаться к женщине, с которой беседуешь, вне зависимости от ее происхождения и места жительства. В мужском варианте – «свэл». Пора бы уже привыкнуть, но каждый раз вздрагиваю, когда слышу в свой адрес подобное обращение.

– Как я понимаю, вы уже в курсе того, что произошло на Отборах невест в хорошо известных всем нам мирах – Кринсаса и Окливела? – водянистые глаза Трэйси внимательно меня изучали.

– Конечно, кто об этом не слышал? – я нервно усмехнулась.

– Поверьте, мало кто, – осадил меня тот. – Разве что сотрудники ГРУМа и родственники пострадавших. Для всех остальных – это всего лишь несостоявшиеся Отборы, где жениху не приглянулась ни одна невеста.

– Полагаете, если подобные инциденты будут повторяться, вам и дальше удастся это скрывать? – я не столько спрашивала, сколько размышляла вслух. – Чем больше людей во все это вовлекается, тем больше вероятность, что кто-то проболтается…

– Вы правы, – Трэйси чуть сузил глаза. – Только мы надеемся, что сможем остановить преступника прежде, чем он продолжит убивать. И для этого нам нужна ваша помощь, свэла…

– Не понимаю, чем могу помочь… – я растерялась окончательно.

– Только не говори, что ты не слышала, о чем мы тут разговаривали! – с ноткой раздражения проворчал Пал Сергеевич.

О невестах… Убийце…  Приманке… Я начала припоминать их беседу, которой внимала лишь отрывочно, не вникая глубоко в суть.

– Постойте! – меня наконец осенило, и я ошарашено взглянула сперва на начальника, а затем на Трэйси. – Вы хотите сделать приманкой для убийцы меня? Меня? Серьезно?

– Ты можешь отказаться, – поспешно проговорил Пал Сергеевич, пряча глаза.

– Нет, свэла, – голос Карта Трэйси, наоборот, стал жестче. – Я бы не советовал вам этого делать. Подумайте хорошо… Мы же вознаградим вас за это сполна.

– Но почему я? – мое возмущение сплеталось с растерянностью и даже испугом. – Я ведь никогда не занималась ни сыском, ни криминалистикой… Я вообще имею лишь косвенное отношение к работе ГРУМа.

– И, тем не менее, имеете, раз работаете здесь, – припечатал Трэйси. – И вполне нам подходите. Да и время поджимает. К сожалению, нам некогда устраивать отбор для Отбора, – он ухмыльнулся собственному каламбуру. – От вас же много не требуется: лишь изобразить девушку, желающую стать невестой очередного коронованного жениха. Более того, с вами будет работать один из лучших и опытных детективов Межмирья – Брендон Калем. Поверьте, вы почти не рискуете. Мы обеспечим вам максимальную безопасность. В свою очередь, можете просить нас о чем угодно… Любое желание будет исполнено. В пределах разумного, конечно. Вот о чем вы мечтаете, свэла Стэйси?

– Побывать в Дуоло-Кане, – ответил за меня Пал Сергеевич.

Я подняла на него полный удивления взгляд, он же в ответ одарил меня теплой отеческой улыбкой. Неужели он до сих пор помнит о моих девичьих мечтах? С которыми, к слову, я не распрощалась по сей день.

 – Устроим, – легко согласился Трэйси, и теперь уже изумление мое было направлено в его сторону.

Он что, серьезно? Но ведь это практически невозможно…

Дуоло-Кан – крохотный мир с потрясающей, ни на что не похожей природой. Говорят, землю там покрывает мелкий золотисто-розовый песок, а небо имеет оттенок сирени. А еще на горных плато растут удивительные цветы, огненно-алые, аромат которых может излечить от любого недуга. Только вот дуоло-канцы предпочитают существовать обособленно, с представителями других миров контактируют лишь через дипломатов, туризм же и вовсе не приемлют. Простому иномирянину очутиться там почти нереально. Однажды мне в руки попала фотография, сделанная втайне кем-то из членов дипмиссии и случайно ставшая достоянием широкой общественности Межмирья, и я попросту влюбилась в Дуоло-Кан. Кто-то грезит спеть вместе с любимой рок-звездой, кто-то – очутиться рядом с извергающимся вулканом, я же бредила идеей хоть одним глазком увидеть  лиловое небо Дуоло-Кана.

Неужели у мечты есть шанс сбыться?..

Я начала колебаться…

– Вы обещаете, что моей жизни во время Отбора ничего не будет угрожать? – поинтересовалась потом у Трэйси.

– Мы сделаем все, чтобы вы чувствовали себя в безопасности, свэла, – с нажимом отозвался тот.

– И отпуск, который буду вынуждена пропустить, компенсируете? – продолжала торговаться я.

– Компенсируем, – улыбнулся Пал Сергеевич.

– Вы проведете его в Дуоло-Кане, – протянул искуситель Трэйси.

Черт… Черт… Черт!

Карт Трэйси смотрел на меня выжидательно, я же глянула на Пал Сергеевича.

– Для вас мое согласие важно? – спросила его тихо.

– Я приму любое твое решение…– уклонился он.

Тогда я переиначила вопрос:

– Вам моя помощь будет полезна?

–  В этом деле я бы не отказался от помощи человека, которому доверяю и в котором уверен как в себе…– голос Пал Сергеевича звучал несколько виновато.

– В таком случае, я согласна, – ответила уже Карту Трэйси. – Хотелось бы узнать все подробности.

– Детали мы обсудим после обеда, – Трэйси не скрывал удовлетворенной улыбки. – Вместе с вашим будущим напарником Брендоном Калемом. Он будет здесь ровно в два…

 

Пал Сергеевич ушел куда-то с гостем из Центра, я же принялась переваривать то, во что втянулась по собственной воле. И с каждой минутой это предприятие казалось все более рискованным и сомнительным. Но у меня есть глупый, почти патологический принцип – всегда сдерживать обещания, данные кому-то, пусть и не самому близкому человеку. Это нередко выходило мне боком, и каждый такой раз я твердила себе, что больше никогда и ни за что… Но потом вновь попадалась в свой же капкан.

 А тут ведь еще и Пал Сергеевич… Я многим ему обязана…  Хотя бы тем, что после смерти моего отца десять лет назад он помогал нам с мамой стать на ноги. С папой они дружили с детства, и Пал Сергеевич часто бывал у нас дома. Когда же отца не стало, он продолжал заботиться о нас. Мама, конечно, противилась этому, не хотела брать ни денег, ни подарков, но тот не принимал никаких отказов. Меня же Пал Сергеевич поддерживал в стремлении поступить в Институт лингвистики при Союзе Межмирья, а после успешного окончания предложил поработать у него в ГРУМе, как он выразился, набраться опыта. Не могу сказать, что это была работа моей мечты: все-таки являться переводчиком у иномирных туристов или дипломатов это одно, а исполнять роль посредника между полицейским и преступником – совсем другое. Зато я могла практиковаться не только в универсальном в Межмирье языке – интромундосе, который изучался во всех школах Союза, но и в других, менее распространенных диалектах. Ведь преступившие закон далеко не всегда были образованными людьми.

В общем, сегодня мне представился шанс хоть как-то отплатить Пал Сергеевичу за его доброту, пусть и согласием на участие в рискованном предприятии.

А если все пройдет хорошо, то я еще и смогу побывать в Дуоло-Кане…

Эта мысль меня немного взбодрила и даже заставила улыбнуться. Правда, ненадолго. Сомнения и тревоги вновь зароились в моей голове,  требуя немедленно разделить их с кем-нибудь из знакомых. Например, Джулией Килт – единственной девушкой, с кем я успела завести приятельские отношения в ГРУМе.

Джулия, конечно, могла быть сейчас и на задании, но вдруг мне повезет попасть на ее свободную минутку?.. Или хотя бы договорюсь созвониться позже.

– Алло, – голос в трубке звучал сонно и наталкивал на мысль, что приятельница, скорее всего, не на работе.

– Джул, у меня тут кое-что произошло, – следом за приветствием выпалила я. – Вернее, я в кое-что ввязалась и мне просто необходим твой совет.

– Познакомилась с парнем, а он не оправдал твоих ожиданий, и теперь ты не знаешь, как с ним расстаться?  – сквозь сдавленный зевок предположила та.

– Да нет же! – нетерпеливо отозвалась я.

Джулия любила сводить все темы к одному – тому, что касалось взаимоотношений с противоположным полом. А с учетом, что я еще и младше ее на несколько лет, то просто обожала поучать меня, как вести себя с мужчинами.

– Это по работе, – обрубила я все ее фантазии.

– Ладно, в полвторого появлюсь в отделении. У меня как раз будет минут тридцать, чтобы выпить кофе, – уже более бодрым голосом проговорила Джулия. – Встречаемся в кафе на втором этаже…

Приятельница появилась ровно в назначенное время: что-что, но пунктуальности ей не занимать. Как всегда быстра и порывиста в движениях, она вихрем пронеслась от двери к столику, за которым я ее ждала.

– Вижу, в Москве сегодня жарко, – прокомментировала Джулия мой открытый сарафанчик.

– Духота, сил нет. Еще и кондиционер сломан, – пожаловалась я, с легкой завистью поглядывая на ее ветровку и мокрый зонтик. – Просто закипаю…

– Так сходи в другой отдел, – Джулия сдула со лба прядь красно-рыжих волос и улыбнулась. – Остудишься. Или попроси начальника сменить вид за окном. Например, у нас в Лондоне сегодня льет как из ведра…

– На это он точно не согласится, – я тяжко вздохнула. – Говорит, раз мы живем в Москве, значит, и окна должны выходить на Москву… И не важно, жара там или мороз… Я же последнюю неделю от духоты схожу с ума и дома, и на работе…

– В таком случае, сочувствую, – усмехнулась подруга и продиктовала подошедшему официанту заказ. – А я сегодня только под утро освободилась… Поэтому и отсыпалась почти до обеда.

– Слышала, ты сейчас на каком-то важном задании…

– Не будем об этом! – невесело отмахнулась она. – Лучше давай о твоих проблемах. Что там у тебя произошло?

– Да вот, тоже намечается кое-какое задание…– начала я издалека.

– В смысле? – не поняла Джулия. – Определили к кому-то переводчиком?

– Нет… Хотят сделать из меня приманку для убийцы.

Тонкие брови Джулии удивленно взметнулись вверх, а глаза расширились:

– Тебя? Приманкой? – она подалась вперед, поставив локти на стол. – А теперь поподробней…

После моего рассказа Джулия некоторое время пребывала в раздумьях.

– Конечно, работник полиции на эту роль сгодился бы лучше…– проговорила она потом. – Но как есть, так есть… Похоже, время у них действительно поджимает. Что могу тебе посоветовать? Будь внимательна, каждую минуту и каждую секунду. Даже во сне ты не должна расслабляться. Постоянно оценивай обстановку вокруг себя. Замечай каждый взгляд и каждый жест, запоминай каждое слово… Потом, когда получишь больше информации, обсудим все еще раз… Хорошо бы, чтобы с тобой рядом кто-то был из «своих»…

– Будет! – только сейчас я вспомнила, что не упомянула  о напарнике. – Со мной будет детектив… Как его там? – я наморщила лоб, пытаясь выудить из памяти имя. – Калем, кажется…

Джулия после этого чуть не подавилась кофе:

– Прости, ты сказала «Калем»? Брендон Калем?

– Да, – я пожала плечами, не понимая, чем вызвала у подруги подобную реакцию.

– О…– протянула та, покачав головой каким-то своим мыслям. – Даже не знаю, радоваться этому или плакать…

– Не пугай меня, – я посмотрела на нее с опаской. – Что за зверь этот Калем?

– Профессионал он отменный… А вот в остальном с ним беда, – взгляд Джулии стал многозначительным. – Не пропустит ни одной юбки…

– Всего-то? – я с облегчением засмеялась. – Ты боишься, что он не пропустит и мою? Успокойся… К бабникам у меня иммунитет. После моего бывшего, мне уже никакой бабник не страшен, поверь… Да и не думаю, что под боком маньяка кому-то захочется крутить шуры-муры…

– Наивная, – фыркнула Джулия. – Калему это совершенно не мешает. Он как Джеймс Бонд, знаешь? Новое дело – новая девушка. А если это еще и его напарница, то она уж непременно оказывается в его постели.

– Так уж и непременно? – усмехнулась я, до конца не принимая на веру эти сплетни.

– Поверь мне, – со знанием дела отозвалась приятельница.

– Постой, – я подозрительно сузила глаза. – Ты у него, что ли, тоже в напарницах была?

– Нет, не довелось…

Мне показалось, или Джулия подавила вздох сожаления?

– Но уж очень много слышала о его «заслугах», – заговорила она потом. – И сколько девушек по нему слез лило, и сколько волос друг другу повыдергивало… Поговаривают, одной даже ребенка заделал и бросил…

Смехом смехом, но образ у этого Калема вырисовывается не очень положительный. Пусть это и сплетни, но дыма без огня не бывает…

– Неужели не нашлось ни одной, которая бы устояла перед ним? – я продолжала скептически улыбаться.

– Говорят, была одна давняя история…– задумчиво протянула Джулия. – Какая-то девица все-таки заставила его пострадать… После нее он и недолюбливает брюнеток.

А вот это и вовсе смешно! То он бабник, то недолюбливает брюнеток…

– Значит, мне не грозит его внимание, – давясь смехом, я взяла прядь своих темно-каштановых волос и продемонстрировала их Джулии.

– И не надейся, – тоже хохотнула та. – Может, Калем и предпочитает больше блондинок, но брюнетки на его счету тоже имеются… А с твоим смазливым личиком у тебя просто нет никаких шансов против нашего великого детектива.

Дружеский комплимент в виде «смазливого личика» не вызвал у меня никакой реакции: ни радости, ни смущения, ни отторжения. К своей внешности я всегда относилась спокойно, возможно даже, с долей иронии. Не считала себя ни дурнушкой, ни звездной красавицей. Посудите сами: волосы, как уже говорила, темные, прямые, просто подстрижены чуть ниже лопаток, глаза при таком окрасе тоже вполне стандартные – светло-карие. Кожа неплохая, во всяком случае, проблем особо не доставляет. Рост – чуть выше среднего. За фигурой стараюсь следить, но в десерте под настроение себе не откажу. В общем, я самая обычная среднестатистическая девушка, которая, в зависимости от ситуации, может выглядеть как сногсшибательной красоткой, так и невыразительной тенью. Например, сейчас, после нескольких часов, проведенных в духоте, я ощущала себя поплывшим мороженым, растерявшим всю свою аппетитность…

– А как насчет того, что я очкарик? – продолжила я подтрунивать над собой и дразнить приятельницу.

– Не прибедняйся, – хмыкнула та. – Очки уже давно перестали быть предметом насмешек… А многие мужчины так и вовсе считают это очень сексуальным аксессуаром… И уж Калема точно очки не отпугнут. Так что готовься пополнить список его трофеев, – съерничала Джулия, многозначительно пошевелив бровями.

– Спорим, я не поддамся вашему Калему? – во мне вдруг проснулся азарт.

– Пари? – тут же подхватила мой настрой подруга. – На что?

– Путевка на сутки в СПА-отель в Канакаре, – махом придумала я, вытягивая вперед руку.

– Идет! – она хлопнула меня по ладони. – Я уже предвкушаю денек полнейшего релакса на лучшем курорте Межмирья…

– О, нет! – я расплылась в ухмылке. – Это мое тельце хорошенько отмассажируют после злосчастного Отбора, как раз перед поездкой в Дуоло-Кан!

Мы еще несколько минут попрепирались в шутку, после чего Джулия убежала по своим делам, я же, обнаружив, что уже два часа, поспешила к себе в отдел. Наш веселый спор приподнял мне настроение, поэтому в кабинет я входила с широкой улыбкой на лице.

– О, Станислава, а вот и ты, – Пал Сергеевич оторвался от бумаг, которые в момент моего прихода внимательно изучал.

– Мы только вас и ждали, свэла, – Трэйси при виде меня приподнялся со своего места. – Позвольте представить вам детектива Брендона Калема…

Мужчина, который до этого стоял ко мне спиной, развернулся, и я встретилась с пристальным взглядом серо-голубых глаз.

Так вот ты какой, Брендон Калем…

Глава 2

По правде говоря, образ Калема, который я уже успела создать у себя в голове, несколько отличался от его истинного облика. Я ожидала увидеть перед собой некого лощеного типа, возможно, даже в стильном мужском костюме, а в результате… Джинсы, футболка, черная кожаная куртка-косуха. Не хватало только байка. Впрочем, кто знает? Может, мотоцикл ждет его во дворе. В остальном же… Да, пожалуй, этого Калема можно назвать привлекательным. Во-первых, рост, под метр девяносто точно. А это любому мужчине дает дополнительную фору. Плечи, фигура… Здесь тоже не придерешься. Мужественные, довольно крупные черты лица, легкая небритость добавляет брутальности. Темные очки-авиаторы на лбу. Прическа – короткая спортивная стрижка на русых волосах – вполне соответствует общему образу. Ну и возраст… Универсальный. Лет тридцать, или около того.

Что ж. Те, кто падки на внешность, запросто могут сдаться ему без боя… Но только не я. Меня куда больше интересует содержимое, которое скрывается под этой красивой оболочкой. Но, судя по всему, там пустота… Поэтому пари выиграть будет несложно.

На улице громыхнуло так, что задрожали стекла. Неужели гроза? Наконец-то… Может, хоть дождь пойдет.

От резкого порывы ветра по кабинету пронесся сквозняк, хлопнув не до конца закрытой дверью. Надо бы окно притворить…

 Стекло в раме снова звякнуло, противясь ветру с одной стороны и моему напору с другой. С первой попытки повернуть ручку не удалось, и я приподнялась на цыпочки, надавливая сильнее.

– Позвольте, я помогу, – Калем оказался совсем рядом, прямо за моей спиной.

Его рука потянулась к щеколде, а сам он едва не навалился на меня всей своей массой, вжимая в подоконник. Сквозь тонкий шелк сарафана мое бедро отчетливо ощутило шероховатую  ткань его джинсов, а оголенные плечи коснулись мужской груди. Меня окутало жаром чужого тела и смесью из ароматов натуральной кожи, тонкого парфюма и едва уловимого сигаретного дыма. В груди что-то странно защекотало, на миг спирая дыхание…

Постойте. А не сделал ли все это Калем специально? Решил вот так сразу перейти в наступление? Вот же засада…

Я резко развернулась и тут же уткнулась носом в его небритый подбородок. Дернулась от него в сторону, желая поскорей выбраться из этой провокационной ловушки.

– Теперь все в порядке, – между тем невозмутимо произнес Калем.

Без всякой там соблазнительной улыбочки или многозначительного взгляда. И сам отошел от меня.

Может, я преувеличиваю? Джулия меня накрутила своими сплетнями, и я теперь в каждом его поступке вижу потаенный смысл и подвох?

– Спасибо, – мне удалось произнести это ровно и вежливо, а затем так же спокойно прошествовать к месту рядом с Пал Сергеевичем.

Калем сел напротив, по соседству с Трэйси.

– Ну что ж, – заговорил тогда Карт Трэйси, – перейдем к нашему вопросу… Первым делом подпишите документ о неразглашении, свэла Стэйси…

Он уже который раз переиначил мое имя на межмирский манер, тем самым давая понять, что не воспринимает меня столь серьезно, как, например, того же Пал Сергеевича. К нему-то он обращается «Павел», что значит, считает его равным себе по статусу. И у Калема, как я понимаю, Брендон – его настоящее имя.

 Интересно, из какого мира наш соблазнитель родом? Надо будет у Джулии спросить при следующей встрече…

Передо мной оказался планшет и электронное перо. Я пробежалась глазами по строчкам экрана и поставила свою закорючку.

– Меня больше интересует, в чем заключается моя роль, – сказала потом. – Помимо того, что я должна изображать невесту, конечно…

– Давайте лучше начнем с самого начала, свэла, – тонкие губы Трэйси изобразили снисходительную улыбку.  – А потом дойдем и до вашей роли. В процессе моего рассказа вы можете задавать вопросы. Итак. Отбор начнется через неделю. Место его проведения – Валери, мир-королевство.

Это название мне ничего не сказало. В Союзе Межмирья насчитывается более четырехсот параллельных миров самого разного размера и уклада жизни, поэтому запомнить их всех просто невозможно, разве что самые крупные и играющие определенную политическую или экономическую роль в объединении. А Валери… Скорее всего, очередной крохотный мир-государство, вошедший в Союз лишь для защиты собственных интересов.

– Мы заручились поддержкой его правителя, – продолжал звучать голос Трэйси. – Он готов провести у себя Отбор, а своего сына, наследника, временно заменить детективом Калемом.

Вот тут-то я тихонько выпала в осадок. Так Калем будет исполнять роль самого жениха? Почему-то я думала, что он «затеряется» где-нибудь среди прислуги и оттуда будет наблюдать за происходящим. Ан нет. Ему, оказывается, выделили место в самом партере.

– Невесты съедутся в понедельник…

– Простите, а они тоже подставные? – поинтересовалась я.

– Нет. Они все уверены в том, что Отбор настоящий… Как и прочие действующие лица. Кроме вас и детектива, никто не будет знать об истинной цели этого мероприятия. Иначе мы можем отпугнуть преступника.

– А вы уверены, что он точно появится на этом Отборе? Ведь свою последнюю жертву он убил не далее как три дня назад… Вдруг он возьмет перерыв? Или решит, что этот Отбор ему неинтересен?

– Оставьте это нашей заботе, свэла, – чуть раздраженно отозвался Трэйси. – Или вы думаете, в ГРУМе работают профаны? Мы уверены, что преступник появится на этом Отборе и точка.

– Извините…– мой взгляд случайно наткнулся на Калема, вернее, на его ухмылку, и я тут же отвернулась. – Продолжайте, свэл Трэйси…

– Итак, – тот кашлянул, прочищая горло. – Как я уже сказал, никто кроме вас с детективом Калемом не будет знать о цели Отбора… Ваша задача – на людях проявлять повышенный интерес к «принцу», – он посмотрел на Калема, – и рвение победить в этом Отборе… «Жених» в свою очередь тоже будет выделять вас среди прочих кандидатур… Все это должно привлечь внимание преступника и спровоцировать его на действия определенного характера…

– Убить меня? – уточнила я, мысленно холодея. Что-то мне эта идея нравилась все меньше…

– Мы этого не допустим, свэла…– взгляд в упор. – Мало того, что мы обеспечим вас средствами самозащиты, во всем дворце установятся камеры, видео с которых будет круглосуточно транслироваться нам в Центр.

А вот так уже лучше… Правда, боязно все равно.

– Как долго все это продлится? – горло пересохло, и мой вопрос прозвучал приглушенно.

– Трудно предположить. Если судить по двум прошлым Отборам, преступник начинал действовать где-то в его середине. То есть его интересовали более «успешные» невесты. Первые три-четыре девушки спокойно уходили после очередной церемонии прощания.

– Что такое «церемония прощания»? – полюбопытствовала я.

– Вы что, ни разу не смотрели трансляции Отборов? – несколько удивился Трэйси.

– Разве что единожды, и то вскользь… – я пожала плечами. – И уж точно не вникала в правила. Мне не интересны такие мероприятия…

Я почувствовала на себе взгляд Калема и тоже подняла на него глаза. Смотрит с любопытством и насмешкой, зараза… И пальцы выстукивают беззвучную дробь по столешнице. Так и хочется спросить: «Чего пялишься?» Но нет, не позволю вывести себя на эмоции… Только равнодушие, полнейшее равнодушие к его великолепной особе…

– Церемония прощания проходит каждые три дня, – тем временем принялся объяснять Трэйси. – На ней Отбор покидает одна девушка, которая меньше всего привлекла внимание жениха. Таким образом, к концу остается только две кандидатуры, из которых жених делает окончательный выбор. А вообще, свэла Стэйси, рекомендую все же посмотреть хотя бы один из Отборов. Благо, их видео полно в сети и в бесплатном доступе… Вам это будет полезно.

– Похоже, придется…– произнесла себе под нос, а в мыслях горестно вздохнула. Ну не любила я такие шоу.

– Что ж, – Трэйси выпрямился на стуле, – на первое время информации хватит. Послезавтра, думаю, получится организовать вам с детективом предварительную экскурсию по дворцу Валери. Есть еще какие-то вопросы, свэла?

– Пока нет, – ответила я. – Но, полагаю, они могут появиться со временем…

– Тогда можете смело задавать их вашему начальнику, – Трэйси поднялся, а за ним и Калем. – Он полностью введен в курс дела… И дальше расследование будет контролировать тоже он. На этом позвольте откланяться…

– До встречи, – Калем скользнул по мне неопределенным взглядом и направился следом за Трэйси.

– Стася…– заговорил молчавший до этого Пал Сергеевич. – Я, правда, неловко себя чувствую, что ввязываю тебя во всю это историю…

– Я уже согласилась, – усмехнулась я, – поэтому назад дороги нет… Будем надеяться, что убийцу удастся поймать раньше, чем он отправит меня на тот свет.

Пал Сергеевич сжал мою руку:

– Я не допущу этого…

– Тогда и вовсе никаких проблем нет! – я улыбнулась шире и пожала его ладонь в ответ. – Зато хоть развлекусь… А то в последнее время моя жизнь стала походить на унылое болото.

– Хочешь уйти сегодня пораньше домой?

– Вы еще спрашиваете? – радостно воскликнула я.

– Тогда вперед… Пока я не передумал.

– Уже! – я быстро обняла Пал Сергеевича и поспешила к своему столу за сумкой.

 

Лифт оказался занят, ждать его не хотелось, и вниз я сбежала по лестнице.

– Уже уходишь? – в вестибюле меня догнал Матако Конату, специалист из миграционного отдела.

С эти парнем я порой сталкивалась по работе, когда в отделение попадал нелегальный иммигрант и для него требовался переводчик. С Матако мы почти сразу перешли на «ты» и при встрече обязательно перекидывались парой дружеских фраз-приветствий.

– Да, начальник сегодня в хорошем настроении, отпустил домой, – улыбнулась я. – А ты куда?

– Надо отлучиться по личным вопросам, но вернуться еще придется…

Мы вместе подошли к выходу и почти одновременно достали чипы.

– Иди ты первый, – разрешила я. – Торопишься ведь… А я заодно на Токио одним глазочком гляну…

– Лучше в гости приходи, – весело отозвался Матако и приложил кодовый чип к замку. – Я для тебя проведу целую экскурсию…

– Может, когда и зайду…– я усмехнулась.

Дверь пискнула, разрешая выйти, и Матако поспешил распахнуть ее.

Моему взору тут же открылся вид на вечерний мегаполис с устремляющимися ввысь небоскребами, неоновой рекламой и шумом заполненных до отказа улиц.

Матако на прощание помахал мне рукой, и дверь за ним закрылась.

Ну-с, теперь моя очередь…

Москва встретила прежней духотой. Небо так и не соблаговолило осчастливить нас дождем, кажется, даже туч стало меньше. Похоже, гроза прошла стороной…

В отличие от Японии, день у нас еще был в самом разгаре, и я решила заглянуть в ближайший гипермаркет: холодильник требовал пополнения, да и кое-что из хозяйственных мелочей не мешало бы прикупить.

Хлеб, сыр, курица, помидоры, зелень… К чаю чего-нибудь сладенького взять…  Бумажные полотенца, порошок стиральный закончился… Да, еще шампунь…

В отделе с косметикой внимание привлек плакат с изображением жгучей брюнетки. Волосы смуглой красавицы так и отливали перламутровой синевой. Реклама новой краски для волос…

«Калем недолюбливает брюнеток», – как-то само собой всплыло в голове.

А что если и мне перекраситься в черный? Чтоб уж наверняка отвадить его?..

Я быстро отогнала эту идею. Нет, пусть я и не хочу связываться с Калемом, но портить из-за него внешность не собираюсь.  А черный цвет, хоть у меня и самой темные волосы, идет далеко не всем…

В кассу выстроилась неожиданно длинная очередь. Пока ждала своей, умудрилась насобирать по ближайшим прилавкам кучу всякой «нужной» ерунды: мятные леденцы, влажные салфетки, батончик-мюсли… Задумалась, взять ли средство от комаров, но уже оказалась около кассира. Расплачиваясь за покупки, вдруг вспомнила, что собиралась еще купить путеводитель по Межмирью: Пал Сергеевич попросил самой подумать над тем, из какого мира будет моя «невеста» и создать ей «соответствующий образ». Благо, такие издания, довольно толстые и красочно иллюстрированные, продавались на каждой кассе более-менее крупного магазина.

– Еще путеводитель, пожалуйста, – попросила я пожилую женщину, которая уже отсчитывала мне сдачу.

Та посмотрела на меня удивленно и растерянно. Я сперва не поняла ее реакции на столь простую просьбу и только потом догадалась, что до сих пор говорю на интромундосе, который используется среди ГРУМовцев.

– Извините, – я повторила просьбу на родном русском, и кассир, с облегчением улыбнувшись, протянула мне справочник.

Как я уже упоминала, универсальный язык Межмирья стараются включать в программу средней школы, однако в быту его никто не использует. А старое поколение и вовсе может его не знать: наш мир состоит в Союзе без малого тридцать лет, а значит, многих и не коснулись изменения в системе образования. Как, скорее всего, эту женщину-кассира…

На выходе из гипермаркета мне удачно подвернулся зоомагазин. Надо бы прикупить корма для Гаврика, и лучше с запасом. Я уже решила, что домашнего любимца возьму с собой в Валери.

– Мне, пожалуйста, корм для белок, – попросила я продавца.

– У вас какая белка? – деловито поинтересовался тот. – Карликовая или обыкновенная?

– Самая что ни на есть обычная, – пожала я плечами.

Гаврик появился у меня совершенно случайно: в одно утро, года два назад, обнаружила около своей квартиры коробку, а в ней – доходягу-бельчонка. Не знаю, кто и откуда его принес, возможно, дети нашли в ближайшем парке, а после побоялись забрать домой, но оставить я его на произвол судьбы не смогла. Отвезла сразу в ветклинику. Посчастливилось, что у них оказался врач, который специализируются на грызунах. Он-то и помог мне подобрать молочную смесь для бельчонка, рассказал, как за ним ухаживать. Через месяц Гаврик превратился в рыжий пушистый метеор, летающий по квартире со скоростью звука. Несколько раз порывалась выпустить его на волю, относила в парк по соседству, а он побегает-побегает и возвращается ко мне. Запрыгнет на плечо и что-то там нетерпеливо цокает на своем беличьем языке, по-видимому, требуя скорей идти назад. А дома несется сразу к миске со своими лакомствами – и хрустит счастливо. В общем, променял Гаврик свободу на сытую жизнь в квартире.

Навьюченная тяжелыми пакетами и вконец утомленная духотой, я кое-как доползла домой. Бросила все покупки на пороге комнаты и без сил упала на диван. Гаврик в качестве приветствия попрыгал у меня на животе, а затем унесся в прихожую, откуда вскоре раздалось шуршание целлофана. Уже инспектирует пакеты, вредная мелочь!..

Упрекнув себя за лень и напомнив, что продукты имеют свойство портиться на жаре, я все-таки поднялась и отправилась на кухню…

Приняв прохладный душ и перекусив, я почувствовала себя порядком лучше и решила, не откладывая в долгий ящик, заняться выбором места рождения «моей» невесты. Поскольку все женихи являлись венценосными особами, то и к Отбору допускались девушки с хорошей родословной, поэтому миры, которые были чаще прочих на слуху, сразу отбросила. Поищем лучше среди тех, чьи правители и их отпрыски не интересуют желтую прессу Межмирья. По типу того же Валери…

К слову, о Валери. Информация об этом мирке тоже вскоре попалась мне на глаза и уместилась всего на одной странице. Как я и предполагала, мир небольшой. Одно королевство, расположенное на двух материках – Северном и Южном. В категории правящих семей указаны только имя самого монарха, остальные члены семьи обозначаются лишь титулами. Принц в одном количестве тоже имелся. Да, мир немагический, то есть официальных магов в нем зарегистрировано не было. Что ж, это и к лучшему. Лично я опасаюсь сталкиваться с носителями магии. Что еще?.. Население… Площадь… Экономическое положение… Полезные ископаемые… Флора и фауна… Туристические объекты…  В общем, ничего оригинального или сверх необычного.

Ладно, бог с ним, с Валери, разберемся на месте. Сперва подыщем себе мирок…

Вот! Кажется, это то, что мне надо!.. Литоль… Население во всем мире чуть больше, чем в Москве. Материк один  и несколько крупных островков. Королевство тоже одно на весь мир. Правит им некий Хеммерт Локиссон, и у него семь незамужних дочерей. Семь! Как водится, имена их не перечислены, фото тоже нет, поэтому я вполне могу прикинуться одной из них. Отличненько! Я быстро дочитала статью о Литоле, и в остальном он удивил меня лишь двумя вещами: там напрочь отсутствовала смена времен года, то есть царило вечное лето, а еще в нем обитало несколько уникальных видов бабочек. Хоть последняя информация и не была особо важной, но меня повеселила.

Назавтра, придя на работу, я поделилась своими идеями с Пал Сергеевичем, и он их сразу одобрил. Так что меня внесли в список Отбора как третью принцессу королевства Литоль. Имя оставили Стэйси, а вот фамилию взяли монаршую – Локиссон.

Когда все вопросы, казалось бы, были решены, Пал Сергеевич огорошил очередной новостью:

– Звонил Калем, сказал, что ваш осмотр дворца перенесли на сегодня. В три часа он будет ждать тебя у Врат.

О… Никак не рассчитывала на столь скорое свидание с Калемом.  Да и одеться на экскурсию в Валери я планировала более строго: мало ли, встречусь с кем-то из правящей семьи. Теперь же вынуждена идти в брюках и топике.

Врата располагались на цокольном этаже, поэтому пришлось спускаться туда на лифте. После тщательной проверки моего разрешения, охранник пропустил меня внутрь. Калем находился уже там, расхаживая взад-вперед по пустынному залу. Одет в точности как вчера, разве что солнечных очков на лбу не наблюдалось.

– Добрый день, – поздоровалась я с ним сдержанно.

– Добрый, свэла, – кивнул тот и без тени улыбки добавил: – Вы готовы к переходу?

– Конечно, – повела я плечами. Что за странные вопросы?

– Тогда идемте, – Калем сразу направился к панели Врат и быстро набрал код Валери.

Воздух в проеме Врат зарябил, как водная гладь от дуновения ветра, и детектив сделал мне пригласительный жест, предлагая ступить в проход первой.

Стоило мне пересечь грань между мирами, как мои ноги сразу провалились в самый настоящий сугроб, а следом в лицо швырнуло мелким снегом.

Я потеряла дар речи. Какого черта мне не сказали, что здесь зима?..

Глава 3

Новый порыв ветра заставил меня поежиться и обхватить себя за плечи.

– Почему вы не предупредили о здешней погоде? – воинственно спросила я Калема, вышедшего из Врат следом за мной.

– Вообще-то, я поинтересовался у вас, готовы ли вы, – ответил тот невозмутимо. – Я думал, вы в курсе…

– Нет, – стужа начала пробираться внутрь, и зубы непроизвольно стукнулись друг от друга. – Иначе я бы оделась потеплее… И почему мы вышли на улице, а не внутри здания? Или это единственные Врата?

Быстро оглядевшись, я сообразила, что мы сейчас находились в парке, дворец же виднелся в метрах трехстах отсюда.

– Нет, во дворце есть еще одни. Но в них обнаружилась некая неисправность, поэтому пришлось пока пользоваться этими…

Я не заметила, как Калем снял с себя куртку. Когда же та оказалась на моих плечах, взглянула на него растерянно и удивленно.

– Спасибо, – поблагодарила с некоторым сомнением.

Однако холод был таким колючим, что я не стала размышлять над степенью благородства этого поступка, и посильней запахнула на себе куртку.

Калем на это лишь кивнул и первым направился к дворцу. Я, мечтая поскорее очутиться в тепле, поспешила за ним.

Куртка детектива оказалась тяжелой и источала уже знакомые ароматы кожи и мужской туалетной воды. Приятный парфюм, со свежими морскими нотками… Меня обычно раздражают шлейфы духов, как от мужчин, так от женщин, особенно если они удушающе сладкие, с восточным характером. Сама же я редко пользуюсь туалетной водой, разве что по праздникам или на важную встречу. А одеколон Калема ничего, чихать от него точно не хочется…

К дворцу мы подошли со стороны террасы. Там нас уже ждал худощавый мужчина в самой настоящей ливрее красивого винного цвета.

– Ваше Высочество, – склонился он перед Калемом.

Тот неприязненно поморщился и процедил:

– Пока не стоит меня так называть… Это лишнее.

– Простите. Просто пытаюсь привыкнуть, – торопливо оправдался слуга.

– Успеете еще привыкнуть, – нахмурился Калем, вновь любезно пропуская меня вперед в распахнутые двери.

Да уж, этикет он соблюдать не забывает… Впрочем, не удивительно. Кому как не ему знать, что хорошие манеры в глазах большинства женщин способны возвысить кавалера на десятки пунктов и даже укоротить дорожку до спальни.  

– Я вижу, вы уже успели здесь побывать, детектив,– догадалась я.

– Да, вчера вечером, с Картом…

Хм… Получается Трэйси сам все показал Калему, а потом перепоручил ему познакомить с Валери меня.

В здании было тепло, и я наконец перестала дрожать и смогла осмотреться. Большая зала. На холл не похожа, скорее, огромная гостиная с выходом в парк. Думаю, летом здесь чудесно. Особенно вид из  окон во всю стену.  

– Вас проводить, или вы сами, ваше…– заговорил было дворецкий, но под убийственным взглядом моего напарника тут же поправился: – Свэл Калем.

– Мы сами, – сухо отозвался тот. – Вчера я достаточно изучил планировку. Тем более, весь дворец свэле пока не имеет смысла показывать… Лишь важные для первого время места.

– Как скажете. Тогда я покину вас. Если что-то понадобится – зовите, – дворецкий очередной раз поклонился и вышел.

– А слуги не смогут случайно проболтаться об истинной причине Отбора? – озадачилась я. – Раз они в курсе…

– В курсе только самые преданные слуги, как сказал Его Величество Альдагес, – пояснил Калем. – Остальных под разными предлогами на время Отбора уберут из дворца и заменят новыми…

– А если среди них будет убийца? – эта мысль не на шутку обеспокоила меня.

Но ответ детектива всколыхнул еще большие волнения:

– Тем лучше. Более того, именно на это мы и рассчитываем…

Ох… Лучше бы он этого не говорил. Сразу стало не по себе, и я передернула плечами как от озноба.

– Вам еще холодно? – сразу же поинтересовался Калем.

– Нет, уже намного лучше, – поспешно ответила я. – Могу вернуть вам вашу вещь…

– Не стоит, мне она пока не нужна…– остановил он мой порыв снять куртку. – И пойдемте уже скорее осматривать дворец… Не до ночи же нам здесь ходить.

Из террасы-гостиной мы сразу попали в не менее внушительного размера холл: широченная лестница с позолоченными перилами вела на верхние этажи, по другую сторону – деревянная с инкрустацией дверь. По всей видимости, она служила для парадного входа. Начищенные полы блестели так, что страшно было по ним ступать. А люстры… Такие я только в музее видела.

Да уж, Валери хоть и маленький мирок, но в роскоши его король себе явно не отказывает.

Вначале Калем прошелся по первому этажу:

– Здесь столовая… Еще одна гостиная… Бальный зал…  За лестницей – кухня и помещения для слуг…

– Спальни для невест будут располагаться на втором этаже, – затем он повел меня наверх. – Ваша комната самая последняя…

Мы шли по просторному, ярко освещенному коридору, и я с любопытством вертела головой, рассматривая картины, лепнину и прочие украшения интерьера. Зазевавшись, сразу не заметила, как из-за поворота выскочил огромный белый пес.  Собак я совершенно не боюсь и люблю их всей душой, однако когда эта лохматая псина внезапно  напрыгнула на меня, не удержалась от вскрика. Громадные лапищи ткнули меня в грудь, и не упала я лишь потому, что прямо за моей спиной оказалась стена. Зато с носа слетели очки, и окружающие предметы заметно утратили четкость.

– Фу, Ральф! – гаркнул где-то рядом Калем, и собака на удивление послушалась его, тут же отскочив от меня. Правда, успела перед этим лизнуть щеку.

– Это собака короля, – объяснил детектив, оттаскивая пса за ошейник-цепочку. – Он добродушный, просто так приветствует гостей… Вчера я получил почти такой же прием, – я впервые увидела на лице Калема улыбку. – Не сильно испугались?

– Как сказать, – я тоже сделала попытку улыбнуться. – Значит, он тоже будет жить здесь?

– Выходит, что да. Во всяком случае, король пожелал, чтобы он остался во дворце…

– А он милый, – я чуть сощурилась, пытаясь рассмотреть пса, который уже смирно сидел в сторонке, вывалив наружу язык. – Главное, чтобы он не съел моего Гаврика…

– Кто такой Гаврик? – Калем протянул мне поднятые с пола очки.

Слава богу, целы!

– Моя белка, – ответила я, возвращая очки на их законное место. – Мне придется взять ее с собой…

– У вас живет белка? – брови детектива удивленно приподнялись.

– Да, - я уже привыкла к подобной реакции людей на Гаврика, поэтому ответила без всяких эмоций. А затем сразу же перевела тему: – Так мы идем смотреть остальные комнаты?

Моя будущая спальня, как и говорил детектив, оказалась в самом торце коридора. Первым, что мне бросилось в глаза, было большое зеркало в изящной раме, настоящее произведение искусства. Окно, как и в прочих помещениях дворца, было почти во всю стену, отчего комната выглядела еще просторней и светлей. Кровать тоже немаленькая, с закругленными углами и покрывалом из бледно-кораллового шелка. В целом, в интерьере комнаты преобладали теплые, приятные глазу цвета: коралловый, персиковый, кремовый, оливковый…

Порадовало наличие санузла с начинкой из вполне себе современной техники.

– Обратите внимание, свэла, – Калем оторвал меня от изучения душевой кабины, – на еще одну дверь…

Та нашлась за ширмой, которую я сперва приняла за декоративный элемент.

– За ней, – детектив открыл дверь, – потайной ход, который соединяет вашу и мою спальни. Комната принца находится в другом крыле дворца, и для того, чтобы попасть в нее обычным способом, придется проделать немалый путь. Вам же, для того, чтобы найти меня, понадобится сделать не больше полусотни шагов… Если желаете, можете пройти – посмотреть…

Я заглянула в узкий коридор, тускло освещаемый одинокой лампочкой, и тут же отпрянула:

– Нет, спасибо…

Про себя же добавила: «Надеюсь, необходимости им воспользоваться у меня никогда не возникнет».

– Тук-тук-тук, – внезапно раздался вкрадчивый голос.

Я обернулась: на пороге спальни замер пожилой мужчина, плотного телосложения, одетый по моде здешнего мира.

– Можно войти? – он с игривой улыбкой посмотрел на меня и погладил свою лысую макушку.

– Конечно, Ваше Величество, – сдержанно ответил Калем.

Король Альдагес? Правитель Валери? От неожиданности я не смогла даже поздороваться должным образом, лишь кивнула несколько раз как болванчик.

– А эта прекрасная свэла, полагаю, та самая, что не побоялась взять на себя столь опасную роль, – я не успела опомниться, как король прытко подскочил ко мне и взял за руку, собираясь ее поцеловать. – О, да вы замерзли! – воскликнул он потом и приобнял меня тут же за плечи. – А ну-ка пойдемте-ка к камину, вам обязательно нужно согреться… Что ж вы к нам в таком легком наряде пришли?

– Я не знала, что у вас зима, Ваше Величество, – следуя за ним прочь из спальни, я чувствовала себя ужасно неловко.

Краем глаза заметила, что Калем направился за нами.

– Ох, это я во всем виноват, милая, – сокрушенно покачал головой монарх. – Не проследил вовремя за исправностью внутренних Врат. Поэтому вам пришлось воспользоваться теми, что на улице… К слову, забыл поинтересоваться, как вас зовут, прелестная свэла?

– Станислава. Можно просто Стэйси, Ваше Величество…– ответила, смутившись вконец.

– Очаровательное имя, – продолжал восхищаться Альдагес. – Как и его обладательница… Невероятно рад, что буду сотрудничать с такой свэлой…

– Сотрудничать? – переспросила я.

– А вы не знали? Я буду лично вести Отбор, то есть возьму на себя роль распорядителя этого мероприятия…– тем временем мы оказались в комнате, похожей на библиотеку, и король подвел меня к креслу у горящего камина. – Присаживайтесь, милая… Сейчас я распоряжусь, чтобы вам принесли горячего чая. Или же вы желаете какао? Кофе?

– Не стоит беспокоиться, Ваше Величество, – заверила я его. – С удовольствием выпью чая…

– Тогда вы располагайтесь здесь, свэла Стэйси, а я пока хотел бы переговорить с детективом Калемом наедине, – он вопросительно посмотрел на моего напарника.

– Конечно, – ответил тот, как мне показалось, с некоторым недовольством.

– Чай вам вот-вот принесут, милая, – закрывая за собой дверь, сказал король.

И я осталась одна. С удовольствием вытянула ноги поближе к огню, откинулась на спинку кресла и прикрыла глаза.

Какая-то суматошная получилась экскурсия… Неожиданная зима… Собака… Король такой забавный… А еще этот потайной ход между нашими с Калемом комнатами. Возможно, это и сделано для моей безопасности, но все же мне не очень уютно будет спать, зная, что нас соединяет коридор всего в несколько десятков метров. Кстати, интересно, а для чего этот потайной ход? Судя по всему, Калему досталась настоящая спальня принца, тогда кому принадлежала моя?

Мои размышления прервала служанка, которая принесла обещанный чай. Я с наслаждением обхватила горячую кружку, чувствуя, как ее жар передается моим замерзшим пальцам. Потом же с не меньшим наслаждением принялась по глоточку пить невероятно вкусный, душистый напиток.

Калем объявился, когда кружка почти опустела. Подойдя ближе, он протянул мне короткие меховые сапожки, похожие на унты, и пушистый плед.

– Король просил передать вам. Беспокоится, как бы вы не заболели на обратной дороге…

– Спасибо, – мне стало приятно от столь внезапной заботы монарха. – Полагаю, их надо будет вернуть…

– Этого он уже не уточнял. Но, думаю, если вы не сделаете этого, Альдагес не расстроится, – при этих словах Калем едва заметно усмехнулся. – Ну что? Закончим на этом наш осмотр дворца? Или хотите пройтись еще где-нибудь?

– Нет, лучше идемте назад…

 

Утро воскресенья я встретила не в самом хорошем настроении.

Во-первых, начиная с вечера пятницы и всю субботу напролет, я пыталась смотреть те самые выпуски Отборов, которые проводились за последние годы. Под конец в голове смешалось все: невесты, принцы, свидания, церемонии прощаний и свадеб. А еще сплошные слезы, истерики, козни и интриги, которые строили участницы друг против друга. В общем, дурдом полный… Не представляю, как я во всем этом буду вариться и не сдадут ли нервы раньше времени.

Во-вторых, в связи с тем, что Отбор начинается уже завтра, решено было отправить меня в Валери сегодня вечером. А это значит, пришло время собирать чемоданы и вещи Гаврика в придачу. Одной из самых больших проблем стала одежда. Судя по всему, в привычных для меня нарядах я там не похожу. Поэтому из всего своего гардероба взяла лишь несколько любимых вещиц, как то: джинсы, пару свитерков (там ведь зима, что б ее), теплые носочки (все для того же), пижаму. В джинсы и свитер, как и сапожки, планировала переодеться перед самой отправкой в Валери.

Остальную же часть моего чемодана составляла новая одежда, купленная вместе с Джулией в одном модном магазине, куда завозятся коллекции со всего Межмирья. И некоторые из них, признаться, весьма оригинальны, а порой и непонятны для обывателя из нашего мира. Я же старалась выбирать наряды хоть как-то близкие мне по вкусу, но все равно в большинстве своем это были платья, удлиненные или вовсе в пол. Еще взяла пару юбок и несколько блузок. Счастье, что не понадобилось раскошеливаться на шубу: ее мне любезно одолжила Джулия, благо мы с ней почти одного роста и размера. В противном случае красовалась бы в своем пуховичке поверх элегантного платья. А шубка оказалась очень милой, из белого гладкого меха, с объемным капюшоном. Последнее особенно радовало, ведь я принципиально не носила головных уборов.

Да, еще пришлось обзавестись новой парой контактных линз, поскольку в зимнее время очки создают дополнительные проблемы. И если летом я чаще пользуюсь очками, то в холода – только линзы.

В ГРУМ ехала на такси. Пал Сергеевич, вышедший меня встречать, покосился на мои баулы, затем на Гаврика в клетке, и ухмыльнулся:

– Как будто жить туда переезжаешь…

– Э, нет, ни за что, – я мотнула головой – Я теплолюбивое растение. А в Валери, как мне рассказали, лето всего два месяца… И то, скорее, на весну нашу похоже… Так что свой мир на Валери ни за что не променяю.

Временно примостив мои вещи в кабинете, Пал Сергеевич повел меня в отдел безопасности. Там уже находился Трэйси. Он выглядел серьезным и напряженным, меня поприветствовал сдержанным кивком, а потом подозвал к себе жестом.

– Обратите внимание, свэла, – Трэйси показал на стену, сплошь завешанную видеомониторами, – это трансляция с камер, которые уже установили во дворце Валери…

На одном экране я сразу узнал холл, на другом – террасу… Коридор, где располагались спальни невест… И сами комнаты участниц. Среди них нашлась и моя. Хм… Теперь я точно знала, что переодеваться буду только в ванной, иначе мое нижнее бельишко увидит весь ГРУМ. 

Однако большинство мест, которые отслеживались камерами, все же были мне незнакомы. Во всяком случае, наведаться туда я еще не успела.

– Мы будем смотреть за тобой день и ночь…– Пал Сергеевич ободряюще погладил меня по плечу. – Так что можешь чувствовать себя в безопасности…

Я бы сказала «в относительной безопасности»… Да и жить под камерами – то еще удовольствие.

– А у невест круглосуточная съемка не вызовет возмущение? – поинтересовалась я.

– В спальнях и коридорах камеры надежно спрятаны от глаз. Что касается остальных мест… Во время любого Отбора ведутся съемки для дальнейшей трансляции в сети, поэтому там камеры не должны никого удивить, – ответил Пал Сергеевич. – Да и перед каждым подобным мероприятием участницы подписывают договор, в том числе и согласие на видеосъемку.

Я еще раз пробежалась глазами по экранам и вдруг поняла, что кое-какого изображения явно не хватает. Пересчитала еще раз спальни. Десять.

– А комната детектива? В ней нет разве камеры? – мне стало любопытно.

– В том крыле мы не устанавливали видеонаблюдение. Там ведь и короля покои, – на этот раз отозвался Трэйси. –  Да и нужды снимать принца пока не видим.  Преступника интересуют только невесты. А Калем и сам справится… Лучше, свэла, сходите к Марлин. Она выдаст вам дополнительные средства защиты и вживит маячок.

– Маячок? – взволнованно переспросила я.

– Мы не можем установить камеры везде, где вы будете ходить, свэла… А с помощью маячка сможем отследить ваше местонахождение, это раз. Во-вторых, в случае опасности, например, если вы испугаетесь, он среагирует на выброс адреналина в  крови и тотчас передаст сигнал и нам в Центр, и Калему…

– Не переживай, Стасенька, маячок мы извлечем сразу после окончания нашей операции, – попытался успокоить меня Пал Сергеевич.

– Что ж, ставьте свой маячок, – обреченно вздохнула я.

В прошлом офицер полиции, а ныне – заведующая складом спецсредств, Марлин Флинн всегда выглядела суровой и непреступной. Увидеть на ее лице улыбку – большая редкость. Вот и сейчас наше появление не вызвало у нее никаких эмоций. Она без лишних слов достала специальный шприц для вживления микрочипов и только потом сухо попросила:

– Вытяни руку.

Местом для маячка Марлин выбрала сгиб локтя. Чип быстро и безболезненно ввелся под кожу, и через десять минут от укола не осталось и следа.

– Марлин, выдай Стасе еще корсет и оружие, – напомнил заведующей Пал Сергеевич.

– Оружие? – я вновь встревожено взглянула на начальника.

– Мини-пистолет, на всякий случай, для самозащиты, – ответил тот. – Я ведь учил тебя стрелять, помнишь?

– Помню, но не думала, что мне это пригодится, – прошептала с отчаянием.

– Уверен, что не пригодится и в этот раз, – ласково улыбнулся Пал Сергеевич. – Старайся носить его постоянно…

Постоянно? И где мне прикажете носить этот пистолет? На ноге под платьем? В таком случае я точно буду ощущать себя девушкой Бонда…

– Теперь корсет…– сказал Пал Сергеевич после того, как Марлин вручила мне миниатюрный пистолетик, и который я с опаской положила себе в сумку. – Одна из последних разработок…

А вот это куда интересней…

– Уровень защиты в разы больше, чем у бронежилета… Его невозможно пробить ни пулей, ни ножом… Не воспламеняется и не напитывается влагой…

Марлин вскрыла передо мной коробку, внутри которой оказался на вид самый обычный женский корсет телесного цвета и даже с кружевными вставками. Я пощупала ткань – невероятно тонкая, воздушная. Да и сам корсет почти невесомый… Кажется, что такое белье не только не заменит бронежилет, но даже талию не утянет.

– Материал уникальный, – продолжал тем временем Пал Сергеевич, – делают его в Реббике…

О, Реббика… Тогда понятно. Один из самых высокотехнологичных миров. Там можно найти гаджеты на все случаи жизни. Правда, по карману они лишь избранным.

– Корсет даже не нужно застегивать. Просто приложишь к телу, и в течение минуты он полностью примет его форму, сомкнувшись на спине. Чтобы снять, надо всего лишь просунуть ладонь под ткань и чуть оттянуть вперед. Единственное неудобство – нельзя надеть платье с глубоким декольте. Лучше что-то закрытое.

– Это не проблема, – усмехнулась я. – С учетом погодки в Валери в моем гардеробе едва найдется излишне декольтированная одежда. 

 

 

– Вообще-то, Врата во дворце уже починили, – сообщил Пал Сергеевич, когда увидел меня, переодетую в теплые вещи, – поэтому по улице идти не придется…

– Уж лучше перестрахуюсь, – ворчливо отозвалась я.

– До сих пор дуешься за то недоразумение? – виновато усмехнулся начальник. – Ну я же тебе все объяснил…

Ну да, объяснили… Пал Сергеевичу не донесли, что испортились внутренние Врата, а Калем  не знал, что меня не ввели в курс дела. Вот тебе и недоразумение. Счастье, что я еще не заболела после той «бодрящей» экскурсии.

– А где Калем? – как можно равнодушней спросила я.

Странно, но за три часа, проведенных в ГРУМе, я его так и не видела.

– Он вроде как уже в Валери, – ответил Пал Сергеевич. – Во всяком случае, собирался отправиться туда еще с утра…

Вот как? Строит из себя единоличника, значит. Что ж, тем лучше. Пусть до поры до времени существует где-то параллельно мне…

 

На этот раз меня не обманули: выйдя из Врат, я оказалась в небольшом помещении, судя по отсутствию окон, где-то в подземельях дворца. Меня встретил уже знакомый пожилой слуга и сопроводил в мою спальню. Вскоре туда же перенесли все мои вещи.

– Ну что, Гаврик? – я примостила клетку с белкой на туалетный столик. – Будем обживаться на новом месте?..

Я прошлась по комнате, привыкая к ее обстановке. Распахнула дверцы еще пустого шкафа… Присела на кровать, проверяя мягкость матраса… Еще раз заглянула в ванную… Подошла к окну, за которым уже сгустилась тьма… Вид на парадное крыльцо и подъездную дорожку. Жаль, лучше бы на парк…

– О, свэла Стэйси! – король Альдагес появился, как и прошлый раз, внезапно. – Вы уже прибыли? Рад вас видеть, милая…

– Добрый вечер, Ваше Величество, – я искренне улыбнулась. – И я вас рада видеть…

– А это кто? – он с веселым удивлением посмотрел на Гаврика, который нетерпеливо скакал по клетке, требуя, чтобы его поскорее выпустили.

– Гаврик, мой домашний питомец, – объяснила я. – Не могла оставить его дома… Надеюсь, вы не против, Ваше Величество?

– Нет, что вы!  Надо будет его познакомить с нашим Ральфом…

«Лучше не стоит», – подумала я, но вслух ничего не сказала, лишь выдавила любезную улыбку.

 – Надеюсь, вам будет удобно в этой комнате, свэла…– произнес затем Альдагес.

– Не беспокойтесь, Ваше Величество, мне здесь все нравится. Главное, что тепло, – пошутила я.

– Кстати, – король сразу обеспокоенно сдвинул брови, – ваше здоровье не пошатнулось после того, как промерзли в свой прошлый визит?

– Нет, благодарю. Да и ваши сапожки с пледом меня очень выручили на обратном пути! Спасибо за беспокойство, Ваше Величество!

– О, не стоит меня благодарить! – замахал руками тот. – К сожалению, эта замечательная идея пришла в голову детективу Калему раньше, чем мне! Это он попросил раздобыть для вас что-нибудь согревающее…

Калем? Значит, инициатива исходила от него? Но зачем было обманывать меня?.. И вообще… С чего такая забота?.. Если бы он хотел произвести на меня впечатление, то сразу бы заявил, что сам  подсуетился с этими вещичками… А так... Не понимаю.

– Я принесла обратно и плед, и сапоги, Ваше Величество, – сказала потом королю. – Вот разберу чемоданы и передам вам…

– Что вы, свэла, это лишнее! – заулыбался Альдагес. – Сапоги эти у нас как гостевые. С нашим климатом, знаете ли, стоит иметь определенный запас теплой обуви. Особенно для гостей, которые не привыкли к холодным зимам…

– Ладно, Стэйси, что-то я заболтал вас совсем, – спохватился король чуть позже. – Вам же нужно освоиться, заняться вещами… Если хотите, пришлю вам горничную, чтобы помочь.

– Нет-нет, это лишнее! Я прекрасно справлюсь сама, Ваше Величество…

Проводив гостеприимного монарха, я вновь вернулась мыслями к Калему. Его поступок озадачивал, но истинной причины ему пока нащупать никак не могла. Возможно, если бы не сплетни Джулии, я бы отнеслась ко всему проще и не искала подоплеки…

А может, ну его? Хватит заморачиваться над каждым действием этого Калема? Ну возник у него порыв помочь мне, вот и спасибо! Не захотел сказать правду, и черт с ним! Пусть сам разбирается со своими тараканами…

У меня же вещи еще не разложены… 

Глава 4

На новом месте спалось плохо. Мешало все и сразу: ожидание завтрашнего дня, спрятанная где-то камера, тревога, что убийца, возможно, тоже уже во дворце… А еще дверь в потайной коридор, которая, как я узнала, не имеет замка. Получается, Калем мог в любой момент беспрепятственно войти в мою комнату. Конечно, не думаю, что он таким немудреным образом решит посягнуть на мою «честь», но все-таки не хотелось бы оказаться застигнутой им врасплох…

Впрочем, с Калемом я так и не встретилась. А ведь в преддверии начала операции мог бы и дать о себе знать. Но нет, словно ушел в подполье. Признаться, я даже вышла в наш общий коридорчик, чтобы послушать, раздаются ли какие шорохи из его комнаты. Звук шагов различила сразу, значит, все-таки он был у себя. Правда, когда те замерли около самой двери, тут же ринулась назад к себе. Представляю, если бы Калем решил выглянуть в коридор, а там я строю из себя его, то есть детектива… Сгорела бы со стыда!

Проснулась я затемно, ворочалась в постели, томясь в ожидании позднего зимнего рассвета. Завтрак мне принесли в комнату около девяти часов, а ближе к десяти начали собираться невесты. В коридоре сразу стало шумно: цокот каблучков смешивался с гулом чемоданных колесиков, стучали двери, и время от времени слышались женские голоса, порой с капризными нотками.

Меня заранее предупредили, что знакомство принца с невестами состоится в полдень в большой гостиной, и к этому часу я должна быть полностью готова. Насмотревшись по видео, как это происходит на других Отборах, я примерно представляла, что меня ждет, но все равно волновалась безумно.

Около одиннадцати мне все же удалось справиться с нервозностью, и я принялась приводить себя в порядок. В первую очередь это касалось средств защиты. Корсет на самом деле мигом принял контуры моего тела, облепив его как вторая кожа. Приятно, что вовсе не ощущалось никакого давления или же стягивания, напротив, корсета будто не было вовсе.

Труднее дело обстояло с пистолетом. Мне все же пришлось последовать законам жанра и прикрепить его на специальную резинку к бедру. Боюсь даже подумать, как буду его вынимать из-под длинной юбки в случае необходимости… Ох ты, батюшки! Неужели я все-таки допускаю мысль, что оружие мне пригодится? Нет, нет и нет, отодвинем ее пока в сторону…

Теперь наряд. Платье, как и требовалось, выбрала с закрытой грудью и неглубоким вырезом. Длина его и пышность, конечно, удручали, радовал только цвет: изысканный рубин. Волосы слегка завила и несколько прядей собрала на затылке, скрепив заколкой в тон платью. Высокие каблуки носила нечасто, поэтому пришлось заново тренироваться ходить на них по комнате. Ну и макияж… Вот не люблю я красную помаду, но сегодня без нее не обойтись!

Взглянула на себя в зеркало и… осталась недовольна. Какая-то женщина-вамп, а не я. Но мне ведь сказали, как можно больше привлекать к себе внимания, вот и пришлось расстараться… Главное, чтобы Калем не вообразил себе чего лишнего.

Незадолго до двенадцати ко мне заглянул дворецкий, сообщить, что я выхожу под номером четыре. Четвертая – так четвертая… Какая разница, которой по счету ступать на эшафот?..

Пока шла к главной лестнице, старалась ни о чем не думать. Вдох-выдох, вдох-выдох… Вот так, Станислава, спокойствие, только спокойствие…  

На нижней ступеньке меня ждал король Альдагес, в синем велюровом костюме, с объемным кружевным жабо и тонким ободком короны на голове. Он с улыбкой предложил взять его под руку и повел к распахнутым дверям гостиной. Но главное, даже виду не подал, что мы знакомы!

– Стэйси Локиссон, третья наследная принцесса королевства Литоль! – прозвучало откуда-то со стороны.

– Удачи, – шепнул мне король и легонько подтолкнул вперед.

Я натянула улыбку и переступила порог гостиной.

И сразу же наткнулась на Калема.

Мама дорогая… Белый парадный мундир, золотые эполеты, брючки с заглаженными стрелками, в начищенных туфлях можно узреть свое отражение… Только вот короны не видать. Настоящий принц не захотел делиться символом своей принадлежности к монархическому роду? В таком случае, могли бы и подделку на голову нашему детективу водрузить, для завершения образа, так сказать.

Калем, как ни старался остаться невозмутимым, но при виде меня все же дернул бровью. Полагаю, его впечатлила моя красная помада. Ах, да. Я же сегодня еще и без очков… Тоже своего рода сюрприз.

– Ваше Высочество, добро пожаловать, – он чуть склонил голову.

Точно, я же тоже нынче «Ваше Высочество».

– Благодарю за гостеприимство, Ваше Высочество, – вернула я ему вежливое приветствие. Получилось немного ехидно, но, надеюсь, эту интонацию уловил только Калем.

– Прошу, – «принц» протянул мне руку и повел к одному из кресел, которые полукругом стояли в центре комнаты.

Три места уже были заняты невестами. Девушки как на подбор: блондинка, брюнетка, рыжая… Любопытно, кто из них кто? Мне-то Пал Сергеевич выдал список участниц с их краткой биографией и сведениями о мирах, вот только фото не приложил. Поэтому придется разбираться в процессе…

– Добрый день, свэлы, – поприветствовала я претенденток на сердце Калема. Тьфу! То есть наследника престола Валери…

В ответ получила два сдержанных кивка и одну вымученную улыбку. Так… Конкурентная борьба уже началась…

– Памелла Борхус, дочь второго наследного князя Империи Иллинг…

Иллинг… Если не ошибаюсь, эта Империя, как и весь ее мир, славится высокой религиозностью… А члены императорской семьи особо набожны, тем самым показывая пример своим подданным.

Облик Памеллы Борхус полностью соответствовал моему представлению о жителях Иллинга: хрупкая невысокая фигурка, глухое закрытое платье бледно-голубого цвета скромно украшено вышивкой, золотистые вьющиеся волосы покрыты синим полупрозрачным платком. Она смущенно поприветствовала Калема, а пока шла с ним под руку к креслу, старалась даже не смотреть в его сторону.

– Сэльма Бэйк, племянница премьер-министра Краквина…

А вот и жительница знаменитого Краквина.

 Краквин хоть и крохотный мирок, но слава о нем гремит по всему Межмирью. И слава та с определенным душком… Это мир вечных тропиков, теплых ночей и весьма раскрепощенных женщин с жарким темпераментом. Думаю, вы понимаете, какой вид туризма там распространен...

Похоже, темноволосая и загорелая Сэльма так привыкла к южному климату, что даже не вспомнила о необходимости надеть под короткое облегающее платье белье, о чем просто кричали выпирающие сквозь тонкую ткань соски. В районе бедер тоже не было и намека на веревочки-кружавчики от трусиков, хотя в легком трикотаже подобное скрыть просто нереально.

Да уж, желаю Калему стойкости духа и, конечно же, плоти…

– Нирета Зигрид, вторая принцесса Тирсея…

Что? Вот эта милая девушка в воздушном белом платье – русалка? Да-да, Тирсей – подводный мир, жители которого умеют вмиг отращивать хвосты и жабры. Конечно, на суше они неотличимы от обычных людей, зато в воде – истинные русалки. Вот только без влаги тирсейцы могут находиться не более двенадцати часов, иначе их кожа начинает иссыхать… Как же Нирета решилась на участие в этом Отборе?

Когда она подошла ближе, стал заметен розоватый оттенок ее светлых волос, а глаза… точь-в-точь как фиалки. Очень необычно и одновременно завораживающе…

– Эбби Бирк, младшая дочь члена парламента Галео, мир Фург…

Фург. Один из семи самых высокотехнологичных миров Союза. Таких гаджетов, как там, вы не встретите, пожалуй, нигде. Правда, если желаете обзавестись одним из них, вы должны быть как минимум миллионером.

Эбби – первая девушка, явившаяся не в юбке или платье, а в элегантном комбинезоне цвета морской волны. И первая, чьи каштановые волосы были пострижены в короткое каре.

– Графиня Мэрит Тебалар, мир Эол...

Внешность эолцев необычна, их всегда легко отличить от прочих иномирян. Во-первых, высокий рост, во-вторых, у всех без исключения очень светлые, почти серебристые волосы, тонкие красивые черты лица. Все они – и мужчины, и женщины – словно сошли с иллюстрации какой-нибудь сказки об эльфах или феях. Да и магией эолцы тоже обладают. Вернее, даром – их пение способно воздействовать на эмоции представителей других народов и рас.

Мэрит Тебалар, пожалуй, первая, с кем я собираюсь избегать близкого общения.

– Калеоппа Годвин, дочь вице-канцлера Глории…

Представительница еще одного мини-мира, в котором… Очень мало мужчин. По каким-то причинам там крайне редко рождаются мальчики, из которых до совершеннолетия доживает лишь две третьих. Поэтому женщины Глории постоянно покидают свой мир, чтобы найти мужа в другом месте. Любопытно, что от иномирянина у глорианки шанс зачать сына повышается в разы. И не удивительно, что симпатичная шатенка Калеоппа Годвин решила попытать счастье на Отборе. Жаль только, она не знает, что принц фальшивый…

Наконец все десять невест оказались представленными. Методом исключения я определила первых трех девушек, что вышли до меня. Брюнетка, судя по многослойному наряду и множеству золотых украшений, – Лумария Мали, представительница мира Япур, принадлежит к степному народу с жесткими патриархальными традициями. Блондинка – старомодное платье с турнюром, высокая прическа, шляпка – явно Карла Санти из Адрии, мира, откуда экспортируются уникальные полезные ископаемые для изготовления топлива нового поколения. Ну и рыженькая, в наряде из цветного льна, с лицом, почти нетронутым косметикой – без сомнения Диана Роун из мира Шрегмонта, со средневековым, по нашим меркам, уровнем развития, однако его жители в той или иной мере способны к использованию стихийной магии. Так что и от нее буду держаться подальше…

За своим анализом я пропустила момент, когда появился король Альдагес. Сияя не только улыбкой, но и лысиной, он сообщил, что пришло время каждой из невест пообщаться с принцем наедине, в каминном зале. Ну как наедине… Весь разговор будет транслироваться на экран, установленный здесь же, в гостиной. В последующем, все официальные свидания принца с участницами можно будет смотреть в онлайн режиме. Это правило обязательно в любом Отборе и внесено для того, чтобы уравнять права всех невест, а также исключить всякие домыслы и необоснованные сплетни. Хотя, на мой взгляд, это лишь усугубит зарождающиеся конфликты и еще больше расшатает и без того обостренные нервы участниц. Правда, у принца есть право на три «приватных» свидания, без камер, которыми он может воспользоваться по своему желанию, но, как я успела понять из просмотренных Отборов, от них бед еще больше, чем от официальных…

Калем между тем удалился в каминный зал, за ним проследовала первая девушка – Карла Санти…

Вскоре загорелся экран, и на нем появилось изображение уютной комнаты, которую с натяжкой можно было назвать «залом». Но что-что, а камин имелся, большой, с красивой мраморной отделкой. Недалеко от него – мягкий диванчик и невысокий кофейный столик. Калем предложил невесте присесть, и сам занял место рядом.

Карла Санти, в своем элегантном платье и шляпке, смотрелась настоящей леди, и позу приняла соответствующую: спина ровная, руки сложены на коленях, подбородок чуть приподнят. На вопросы Калема отвечала медленно и с достоинством.

Детектив тоже неплохо вошел в роль, общался с Санти вежливо, но при этом свободно. И улыбочка такая обаятельная… Кажется, его сущность наконец-то стала проявляться. Ну еще бы… Такой цветник вокруг собрался.

И все выглядело прекрасно, пока Калем не задал Карле вопрос, чем она увлекается.

– Пишу стихи, – заявила та. И принялась декламировать свои сочинения.

О природе. О любви. О долге. И снова о любви… И природе…

На пятом стихотворении Калем заметно сдулся, его улыбка из вежливо-заинтересованной превратилась в вежливо-вымученную.

– Когда уже эта поэтесса умолкнет? – с тяжелым вздохом прокомментировала Калеоппа Годвин.

Несколько невест поддержали ее ухмылками и смешками, а Сэльма Бэйк и вовсе без стеснения зевнула, чем вызвала у меня непреодолимое желание сделать то же самое.

– Спасибо, свэла Санти, – детектив все-таки не выдержал и прервал поэтический поток собеседницы. – Ваши стихи прекрасны. В следующую нашу встречу вы обязательно зачитаете мне что-нибудь еще…

– Буду ждать этот миг с нетерпением, – учтиво склонила та голову, и Калем проводил ее к двери.

Общение с принцессой степей прошло куда быстрее. Лумария Мали оказалась немногословной, робко отвечала на вопросы «жениха», а под конец преподнесла тому подарок – япурский кинжал ручной работы, инкрустированный сапфирами.

Рыженькая Диана неожиданно проявила себя как хохотушка. Такой заливистый и звонкий смех я слышала только у детей. На Калема, похоже, это произвело должное впечатление, поскольку улыбка не сходила с его лица на протяжении всего разговора. Диана тоже припасла презент для принца – амулет из драконьего клыка.

О, как это я забыла, что в ее мире – Шрегмонте, существуют драконы! Они, конечно, не такие гиганты, какими мы привыкли их представлять по легендам, но размером с хорошего слона это точно. Клыки же драконов, по убеждению шрегмонтов, способны защищать от сглаза и увеличивать… хм, мужскую силу. Как я понимаю, подарочек с перспективой… Молодец, девочка, ничуть не смутилась, отдавая его. А вот лицо Калема в этот момент так и осталось бесстрастным.

– Свэла Стэйси Локиссон, ваша очередь…

Уже? Ну да, я же четвертая…

– Выше Высочество…– с традиционным поклоном приветствовала я Калема, который уже спешил мне навстречу.

– Едва вас узнал, – тихо сказал он, пока мы шли к диванчику.

– А я – вас, – не осталась в долгу я.

Калем на это усмехнулся и пригласил сесть.

– Значит, вы принцесса Литоля, – начал он свое «интервью».

– Совершенно верно, Ваше Высочество, – я украдкой покосилась на камеру.

– И что вы можете о нем рассказать?..

– Там нет зимы, – первое, что вспомнила я. – И… У нас водятся уникальные виды бабочек.

– Бабочек? – уголки губ Калема дернулись вверх, не сдержав улыбки.

Мне самой вдруг стало смешно, и я опустила голову, борясь с желанием улыбнуться.

– Давайте сыграем, Ваше Высочество, – я резко сменила тему, заставив детектива опешить.

– Во что? – осторожно уточнил он.

Я раскрыла свой клатч и извлекла оттуда колоду карт.

– В спринт.

Спринт – карточная игра, популярная во многих мирах Союза. Чем-то напоминает покер, только порядком проще и легче, да и ходов в ней куда меньше, поэтому партия отыгрывается за минут пять-десять.

Что, удивлены, детектив Калем? А вот если бы вы удосужились накануне перекинуться со мной хоть парой слов о сегодняшнем мероприятии, мы, возможно, согласовали бы и этот вопрос. Ну а так мне пришлось импровизировать и придумывать самой нечто оригинальное. Ибо ни петь, ни танцевать, ни читать стихи я точно не собиралась…

– Умеете в него играть, Ваше Высочество? – уточнила я.

– Умею, принцесса, – глаза Калема зажглись веселым любопытством. – Играем на что-то или на интерес?

– Выбирайте сами, Ваше Высочество…

– Желание?..

У-у-у… Как оригинально… Впрочем, чего-то подобного я и ожидала…

– Или хотите, чтобы я придумал нечто более нестандартное? – словно уловив мои мысли, уточнил детектив.

Хм… «Нечто нестандартное» меня пугало еще больше, чем желание…

– Оставим желание, в рамках разумного, конечно, – сдержанно улыбнулась я и протянула ему колоду. – Тасуйте, Ваше Высочество…

Наша игра длилась ровно десять минут. Последний ход оказался моим, и я выложила перед Калемом победную комбинацию.

– Браво, – сказал он с легкой усмешкой. – Вы выиграли, Ваше Высочество… Каково же будет ваше желание?

Вот тут-то я растерялась. Если честно, совсем не была уверена, что смогу одержать победу над Калемом, наши шансы были равны. Скорее, думала о том, как НЕ проиграть, чтобы избежать исполнения желания. Готова была даже на ничью, но удача неожиданно оказалась на моей стороне…

– Если позволите, я скажу вам его позже, Ваше Высочество, – улыбнулась снова.

– Конечно, принцесса. Обещаю выполнить ваше желание, каким бы оно ни было, – новые интонации, появившиеся в голосе Калема, не понравились мне.

То ли он решил пофлиртовать со мной на камеру, то ли уже перешел в «режим охотника». О, боги… Уж не переборщила ли я сегодня со своей экстравагантностью?

Очевидно одно: внимание всех окружающих, как и требовалось, мы к себе точно привлекли…

Это я поняла, едва вернулась в гостиную.  «Конкурентки» встретили меня враждебными взглядами и презрительными ухмылками. Лишь леди Карла сохраняла холодное равнодушие, а эолка Мэрит просто сделала вид, что я пустое место. Единственной, чью реакцию не успела заметить, была Памелла Бархус, которая уже спешила на встречу с принцем. Во время разговора с ним она продолжала мило краснеть и смущенно опускать глаза, а в качестве подарка принесла небольшую иконку, написанную красками с добавлением настоящей золотой пыли.

Но самое веселье началось, когда на «сцену» вышла горячая Сэльма. Я заметила одну любопытную тенденцию: на каждом Отборе обязательно кто-то будет развлекать жениха танцами, а кто-то непременно споет песню. Так вот следующая невеста, конечно же, выбрала первое. Темперамент краквинианки полностью отразился в ее раскрепощенном танце, с помощью которого она явно пыталась соблазнить Калема. Не знаю, что там на самом деле думал детектив, но смотрел он на это представление с удовольствием. Я же переживала, что трикотажное платьице Сэльмы в любой момент может задраться, оголив ее интимные части тела. У вас бывало такое: кто-то другой делает нечто непристойное, а стыдно за это почему-то тебе? Вот что-то подобное ощущала теперь и я…

Я даже выдохнула с облегчением, когда на смену недо-стриптизерши пришла принцесса подводного мира. Она подарила Калему маленькую коробочку, но попросила открыть ее, когда он будет один. Все понятно, наша русалочка Нирета выбрала путь интриги… Надеется, что ее презент-загадка создаст между ними с Калемом некую незримую, таинственную связь…

Мне же было любопытней, чем захочет удивить «жениха» барышня из техногенного мира. Я все гадала, что за гаджет это будет, но Эбби подарила Калему…ничего. Да, именно, она ни-че-го не принесла с собой. Более того, лишила всех нас возможности узреть ее таланты. С «принцем» они только разговаривали, сама же Эбби держалась при этом легко и с достоинством, словно и не пыталась ему понравиться. Она просто была самой собой. На мой взгляд, если бы это был настоящий Отбор, Эбби Бирк уже на текущем этапе обошла бы многих своих конкуренток…

Я даже несколько позавидовала ее непринужденной уверенности в себе. Мне б так уметь себя вести, без оглядки на окружающих…

Следующей на очереди была эолка Мэрит. По правде говоря, я думала, что она будет петь для принца. Но нет, Мэрит не воспользовалась своим даром, либо решила сделать это позже. Вместо этого она подарила ему свой портрет, выполненный на фоне знаменитых эолских гор. На картине Мэрит, облаченная в роскошные одежды, получилась великолепно. Что уж говорить, вселенная не обделила молодую графиню красотой, зато явно недодала скромности. Не каждая девушка наберется храбрости при первой встрече презентовать потенциальному жениху изображение себя любимой.

Зато последняя невеста  – Калеоппа Годвин – попыталась поразить Калема своей хозяйственностью и принесла ему пирог собственного приготовления. Выглядел он очень аппетитно, да и обеденное время мы давно пропустили, поэтому у всех сразу засосало под ложечкой. У детектива при виде выпечки тоже загорелись глаза: похоже, к концу общения с участницами зверский голод атаковал и его.

Я усмехнулась: хозяюшке Калеоппе удалось вызвать у Калема больше эмоций, чем соблазнительнице Сэльме, хотя обе пытались сыграть на первичных инстинктах. Все-таки потребность в пище стоит чуть выше, чем в продолжении рода.

Наконец, официальная часть была закончена. Калем сразу куда-то испарился, а король Альдагес повел нас на очередную экскурсию по дворцу. Его Величество, как всегда, был в благодушном настроении, много шутил и отвешивал комплименты, не забывая ни об одной из невест. Если бы я не видела фото правителя Валери в путеводителе, то тоже усомнилась бы в его подлинности. Все-таки монархи обычно представляются более солидными и серьезными, а еще и чванливыми особами.

Когда же нас пригласили на обед, по времени походивший скорее на ужин, невесты заметно оживились. Я тоже ускорила шаг, желая поскорее очутиться за столом. От изобилия блюд разбегались глаза, и только благодаря тому, что нас обслуживали официанты, раскладывая закуски порционно, моя тарелка имела приличный вид, а не исчезла под горкой еды.

В конце трапезы снова появился король с сообщением, что завтра трех невест ожидает первое свидание с принцем.

– Это…– Альдагес сделал многозначительную паузу. – Свэла Эбби Бирк… Свэла Карла Санти… И свэла Стэйси Локиссон…

Кто б сомневался…

Глава 5

– Рекомендую одеться теплее, милые свэлы, – продолжал Его Величество, – так как вам предстоит романтическая прогулка по зимнему лесу…

О, нет… Только не это! Я, конечно, понимаю, насколько может быть красив заснеженный лес, особенно в ясную морозную погоду, но предпочитаю восхищаться им из окна какого-нибудь теплого местечка, например, уютного домика или салона автомобиля. А зимние виды спорта и подавно избегаю… Но, увы, сейчас не могу ничего изменить.

Итак, впереди свидание на троих.  Понимаю, что включили меня в первую тройку для того, чтобы снова привлечь ко мне внимание и очередной раз выставить фавориткой. Ведь по негласному правилу череду свиданий «открывают» участницы, которые больше других заинтересовали «принца». Значит, завтра опять придется поднапрячься.

А сегодня… Сегодня – горячий душ, любимая пижама и отдых… Оставалось надеяться, что никто не нарушит мои скромные планы на этот вечер.

Прежде чем позволить себе расслабиться, я закрыла дверь на замок. Покормила Гаврика и выпустила его из клетки, а то он, бедный, совсем извелся в одиночестве да взаперти. Затем, предусмотрительно прихватив пижаму и халат, скрылась в ванной. Под душем стояла долго, наслаждаясь, как вместе с водой, омывающей тело, уходит скопившееся за день напряжение. В этот момент я полностью отпустила мысли, ни о чем не думала, ничего не вспоминала и не анализировала… К тому же, в ванной обнаружилась целая батарея всяких баночек-тюбиков с шампунями, мылом, лосьонами и прочими косметическими средствами, и я с интересом принялась рассматривать и нюхать все эти милые женскому сердцу штучки. Кое-чему сразу нашла применение, остальное оставила на другой раз.

Распаренная и разомлевшая, я наконец вернулась в комнату. Собралась было сразу растянуться на кровати, как вдруг услышала из-за угла деликатное покашливание. Вскрикнув, стремительно обернулась и тут же уткнулась взглядом в Калема, пристроившегося в кресле у дальнего окна.

– Простите, что напугал…– прозвучало действительно виновато.

– Да у меня чуть сердце не остановилось! – моему возмущению не было предела.

Вот, случилось то, чего я опасалась: этот наглый детектив ввалился в мою спальню без разрешения! Хорошо еще, я не голая вышла из ванной.

– И что вы вообще здесь делаете? Может, следовало предупредить о своем визите? – я плотнее запахнула халат, а затем поправила на голове полотенце, так и норовившее сползти вниз.

– На самом деле я очень долго стучал в дверь, но вы не отзывались. Тогда я решил заглянуть в комнату, проверить, все ли с вами в порядке. А потом услышал шум воды из ванной и подумал, что стоит подождать, пока вы примите душ…

 Калем говорил спокойно и, кажется, не врал. Правда, без линз, которые я успела снять перед банными процедурами, не могла четко рассмотреть его выражение лица…

– Я пришел, чтобы обсудить завтрашнее свидание, – довершил он свое оправдание.

– Обсудить? – я принялась оглядываться в поисках очков.

Где же я их оставила впопыхах утром?

– Полагаю, вы ищете это, – Калем продемонстрировал мою пропажу.

– Спасибо, – я выхватила у него очки.  – И о чем именно мы будем говорить…– тут я запнулась, узрев на плече детектива свою белку. – Гаврик! Что ты там забыл? – спросила строго.

– Пусть сидит, – усмехнулся Калем. – Он мне не мешает…

Гаврик в подтверждение этому ткнулся носом ему в щеку и шустро перебежал по груди на другое плечо. Калем же даже не дернулся. Значит, вот как? Сдружились уже? Ну, Гаврик, ну, предатель…

– Ладно, давайте обсуждать завтрашний день, – раздосадовано произнесла я.

Тюрбан снова поехал вниз, и я, стянув полотенце, с раздражением отбросила его на кровать.

– Присаживайтесь, – Калем любезно подвинул еще одно кресло к себе поближе.

Я мысленно фыркнула: ведет себя так, будто это он хозяин комнаты.

– Но вначале хотелось бы поинтересоваться, как вам невесты? – огорошил меня вопросом детектив.

– Мне? – повела я плечами. – По-моему, этот вопрос скорее по вашему адресу. Вы же жених…

– Я детектив, свэла Стэйси, – тон Калема резко изменился, став жестким. – И имел в виду никак не внешность невест или другие их женские качества. Меня интересовало, не заметили ли вы чего-нибудь в них подозрительного?

Под его пристальным взглядом я стушевалась.

– Нет, – покачала головой. – Пока ничего такого не заметила, а вы?

– Трудно сказать…– Калем задумался.

– Считаете, убийцей может быть кто-то из невест? –  поспешила спросить я.

– Я не исключаю такую возможность…

– Но как же тогда другие Отборы? Получается, убийца мог, вернее, могла участвовать и в них?..

–  Могла…– согласился детектив. – Трэйси и ваш начальник как раз сейчас занимаются проверкой невест с тех Отборов, где произошли убийства. Выезжают лично к каждой по их месту проживания.

– А наши невесты? Их разве так не проверяли? – от волнения я начала теребить пояс халата.

– Нет, на них было только составлено подробное досье. Пока Отбор все воспринимают, как настоящий, нельзя привлекать внимание к расследованию. Не забывайте, что все невесты из высокопоставленных семей, а значит, к ним так просто не придешь с проверкой под выдуманной причиной. Ведь у них есть своя Охрана, а то и Служба Безопасности, которая может заподозрить что-то неладное. Нам же нужно, чтобы все происходило как можно естественней. Другое дело – участницы прошлых Отборов, ставшие свидетельницами преступлений. К ним сотрудники ГРУМа уже могут ходить без приглашения и вымышленных поводов.

– Значит, с нашими невестами придется разбираться нам же? – я подавила вздох.

– Именно, – кивнул Калем. – Однако, считаю, шансы, что убийца среди участниц, невелики. Но все же стоит постоянно держать их в поле своего зрения. И мне, и вам, свэла. Именно поэтому я решил взять вас завтра на свидание… Мне нужна ваша помощь.

– У вас есть какие-то подозрения насчет Эбби Бирк и Карлы Санти? – тут же отреагировала я.

– Скажем так, – детектив потер переносицу, – пока они меня заинтересовали больше остальных… И их досье тоже.

Я вопросительно приподняла бровь.

– Смотрите сами, – Калем откинулся на спинку кресла и сцепил пальцы на затылке. Гаврик при этом что-то недовольно цокнул и переместился к нему на колени, но уйти – не ушел, маленький гаденыш. – Эбби Бирк. Из Фурга. Дочь члена парламента. Двадцать три года. Десять из них – с двенадцати до двадцати двух лет –  провела в Минате, мире, известном своей школой боевых искусств, а также практики совершенствования сознания. Бирк имеет диплом магистра этого самого заведения. Со стороны – ничего особенного. Ну решила девушка посвятить себя боевым искусствам, что здесь такого? Только вот учат в этой школе не только драться или защищаться, но и убивать, быстро и хладнокровно. Одним движением, либо вообще не используя свое тело. То есть лишь силой сознания.

От услышанного стало не по себе. Эбби Бирк такая хрупкая на вид и такая женственная. А ведь у меня даже возникло было желание походить на нее… Неужели она может оказаться убийцей?

– А Карла Санти? – спросила я уже сама.

– Карла… – протянул Калем, улыбнувшись каким-то своим мыслям. – Истинная леди. Уроженка прекрасной  Адрии, любимая внучка бывшего канцлера, осиротевшая в детстве и воспитанная дедушкой…  Одна из самых молодых участниц нашего Отбора – ей не так давно исполнилось девятнадцать. Девушка, сочиняющая стихи… И при этом, в столь юном возрасте, возглавившая движение за отстрел всех бездомных или потерявшихся животных, без шанса для них найти новых или старых хозяев… Даже спонсирует одну из живодерен своего города…

Теперь у меня на глаза навернулись слезы, и я едва подавила в себе желание схватить Гаврика на руки и прижать к себе. Но даже тут Калем опередил меня, погладив бельчонка по спинке, отчего мне стало еще горше.

– Значит, вот в какой компании вы предлагаете мне завтра провести время, – заметила я с легким сарказмом.

– Но ведь там буду еще я, – Калем ухмыльнулся. – Постараюсь не дать вам заскучать…

– Боюсь, после вашего рассказа, скука – последнее, что я буду испытывать на прогулке…– мне как раз было не до смеха. – А остальные невесты? В их шкафах тоже прячутся скелеты?..

– Скелеты есть, но не столь впечатляющие. С некоторых я даже повеселился. Изучал вчера весь вечер… К слову, на вас тоже имеется досье, – Калем улыбался одними глазами.

– На меня? – растерялась я. – Но зачем?

– Его у Трэйси попросил я. Мне же нужно знать, с кем предстоит работать, – без смущения отозвался детектив. – Но не переживайте, там всего несколько строчек: Станислава Углицкая, двадцать пять лет, дочь погибшего сотрудника ГРУМа, выпускница Института лингвистики при Союзе Межмирья, в настоящее время состоит в штате Управления, должность – «переводчик». Нестандартных увлечений нет. Не замужем. Последние серьезные отношения, длившиеся два года, закончились пять месяцев назад…

– Там даже такое есть? – вспыхнула я. – Но какое кому дело до моей личной жизни?

– Поверьте, это формальность, – с легкой усмешкой ответил детектив. – Никто не собирается интересоваться вашей личной жизнью… Главное, что за вами не значится никаких странностей. Мне нужна адекватная напарница, всего-то.

– Могли бы в таком случае и на вас досье сделать, – съерничала я. – Мне тоже хотелось бы убедиться в адекватности своего напарника…

– Это ваше желание?

– Что?

– Я сегодня проиграл вам желание, – продолжал усмехаться Калем. – Если хотите, могу предоставить вам досье на себя…

О, так он воспринял эту игру всерьез? Или ему нравится подтрунивать надо мной? Вот же скользкий тип… А досье на него я не отказалась бы почитать, но использовать для этого желание?

– Нет, приберегу свое желание для другого случая, – мстительно ответила я. – Более интересного… А про вашу жизнь я и так много наслышана…

– Правда? – Калем взглянул на меня с удивлением. – Заинтригован. И что же вы обо мне слышали?

– Поверьте, все банально, – нарочито небрежно отмахнулась я. – Ваше прошлое ничуть меня не поразило. И уж точно не стоит обсуждать это сейчас. Полагаю, на сегодня у нас есть дела поважней. Давайте вернемся к завтрашнему свиданию. Что требуется с меня?

– Провокации, – детектив по-прежнему смотрел с затаенным любопытством. Похоже, озадачился моей осведомленностью о его жизни. – Нам с вами нужно спровоцировать Санти и Бирк на ревность.

– То есть, мне надо кокетничать, флиртовать и вешаться вам на шею? – спросила с некоторым вызовом.

– Вешаться мне на шею будет лишним, – Калем хмыкнул. – Легкого флирта пока достаточно. Я вам, безусловно, подыграю… Небольшая импровизация тоже приветствуется. К слову,  об импровизации… Вы сегодня неплохо справились… Даже неожиданно.

Прозвучало как похвала, но я не стала от нее таять, ответив:

– Вы же не удосужились накануне обсудить со мной сегодняшнее мероприятие, вот и пришлось что-то придумывать наспех самой…

– Извините. Вчера я собирался зайти к вам, но так углубился в изучение и анализ досье, что опомнился, когда была глубокая ночь. Думаю, вы бы не пришли в восторг от моего визита в два часа ночи…

«Я и сейчас не в восторге от вашего внезапного визита, детектив Калем», – подумала про себя, но вслух произнесла:

– Есть еще какие-то вопросы, которые вы хотели бы обговорить?

– Пожалуй, нет, – Калем поднялся. – Разве что…– он глянул на прикроватную тумбочку, где лежал пистолет. – Не оставляйте оружие на видном месте… Это не безделушка. До завтра, свэла Стэйси…

– «Это не безделушка», – перекривляла я Калема, когда за ним закрылась дверь. – Как будто я сама не знаю… Но куда изволите мне его класть на ночь?

Я тяжко вздохнула и спрятала пистолет под подушку. После рассказа Калема даже спать было страшно ложиться: как подумаю, что где-то рядом со мной  живет магистр боевых искусств и живодерка, прямо мороз по коже… Вот уж точно – внешность обманчива… Кто бы мог подумать, что столь привлекательные девушки имеют такие опасные тайны. Конечно, утверждать, что кто-то из них убийца, еще рано, но находиться теперь с ними в одной компании будет непросто. Особенно с Карлой Санти, которая ненавидит животных.

Гаврик, будто почувствовав мое настроение, запрыгнул мне на колени и уставился своими черными глазками-бусинками.

– Что, предатель, вспомнил, кто твоя хозяйка? – я все еще была обижена на любимца. – Эх, ты… Даже готов был уйти с этим противным Калемом… Чем он тебя завлек, а? Ты же не глупая девица, чтобы повестись на его обаяние…

Гаврик вскарабкался повыше и что-то тихонько просвистел.

– Ладно, прощаю, – смилостивилась я. – И давай уже спать… Завтра предстоит очередной нелегкий день.

 

 

– Готовы к свиданию, девочки? – как бы невзначай спросила за завтраком Сэльма Бэйк. – Расскажете нам потом, как сходили?

– По-моему, ты сама все прекрасно увидишь по видеотрансляции, – сдержанно ответила ей Эбби.

– Но экран не передаст нам ваших впечатлений от общения с принцем, – не отступала Сэльма. – А хотелось бы услышать все из ваших уст.

– Я не собираюсь ни с кем делиться своими впечатлениями, – осадила ее Эбби. – И запомни это на будущее…

– Возможно, у тебя, Сэльма, скоро тоже появится шанс ощутить все на себе, – с учтивой улыбкой высказалась Карла.

– Даже не сомневаюсь в этом, – нагло парировала ей та.

Взгляд Сэльмы неожиданно уперся в меня:

– А почему молчит принцесса Литоль? Считает, что мы не достойны ее внимания?

Вот же змеюка краквинская… Не знает, чем меня зацепить. Значит, все-таки вчера мой дебют был удачным.

Пока я придумывала, как лучше ответить на ее колкость, появился король Альдагес.

– Свэла Карла, свэла Стэйси и свэла Эбби, – его улыбка как всегда озаряла все вокруг, – принц уже ждет вас у выхода в парк. Поторопитесь…

Меня не стоило просить дважды, и я первая улизнула из столовой, радуясь, что получилось избежать перепалки с Сэльмой Бэйк. «Побеседую» с ней в другой раз, а пока мне стоит приберечь энергию для более важного мероприятия.

Следуя примеру Эбби Бирк, на прогулку я надела брюки и джемпер. Облачаясь в шубку Джулии, пожалела, что все-таки не взяла с собой пуховик. Сегодня он был бы кстати.

Калем тоже оделся весьма демократично: темные джинсы, синий свитер крупной вязки, короткая дубленка и серая облегающая шапка. Похоже, в нашей компании без головного убора была я одна, о чем сейчас сожалела: как бы уши не отморозить…

Но я забыла и о шапке, и о холоде, когда к крыльцу подвели несколько лошадей.

– Мы поедем на них? – от испуга мой голос стал каким-то писклявым.

– Вы не умеете ездить на лошади, принцесса? – тут же отреагировал Калем.

– Я никогда этого не делала, – призналась честно.

Между тем Эбби ловко вскочила в седло вороного коня и теперь с торжествующей улыбкой взирала на нас сверху.

– Свэла Карла, – обратился детектив к третьей невесте, – а вы умеете?

– Безусловно, Ваше Высочество, – та высокомерно передернула плечами. – Только попрошу принести мне дамское седло. Моя одежда не предусмотрена для обычного…

– Конечно, свэла, – кивнул Калем и жестом дал поручение слуге.

Новое снаряжение принесли быстро, и Карла с небольшой поддержкой «принца» тоже оказалась в седле.

– Благодарю, Ваше Высочество, – улыбнулась она и принялась расправлять складки на юбке.

– Теперь вы, принцесса, – Калем вновь обратил свое внимание на меня. – Я помогу вам…

– А можно мне никуда не ехать? – заговорщицки шепнула я. – И, вообще, не могли предупредить, что прогулка будет конная?

– На первый вопрос ответ: нет, – также понизив голос, отвечал детектив. – На второй: я сам только утром об этом узнал… – и взял меня под локоть. – Не бойтесь… Уверен, вы справитесь.

– В таком случае, – процедила я, – мои сломанные ребра будут на вашей совести.

После нескольких моих неудачных попыток сесть в седло Калем, не вытерпев, водрузил меня на лошадь сам.

– Теперь выпрямитесь и крепко держите поводья, принцесса, – сказал он уже громко. – Расслабьтесь и дышите ровно. Эта лошадь самая спокойная… Так что не волнуйтесь…  Марк будет ехать сзади и чуть что вас подстрахует…

Марк – «оператор», которому поручено вести съемку нашей прогулки. Не представляю, как он будет выполнять свои обязанности, находясь верхом на лошади, да еще и следить за мной.

– А куда мы едем, Ваше Высочество? – поинтересовалась Эбби, подъезжая к Калему.

– Тут недалеко. Незамерзающий Водопад, – он оседлал своего коня так проворно, словно делал это каждый день.

– Чудесно, всегда мечтала там побывать, – с улыбкой ответила Бирк.

– Значит, вашей мечте сегодня суждено исполниться, – Калем тоже улыбнулся и, пришпорив лошадь, выехал вперед нашей малочисленной колонны.

Эбби последовала его примеру и, через мгновение поравнявшись с ним, продолжила беседу.

А эта Эбби не так проста. Сперва строит из себя неприступную и самодостаточную особу, а на следующий день сама начинает окучивать принца. О водопаде она мечтала, видишь ли…  Еще пару дней назад небось слыхом не слыхивала о нем! А информацию почерпнула из иллюстрированной книги о достопримечательностях Валери. Вчера каждая невеста получила подобный подарок на память от Его Величества Альдагеса. Хитрая девушка. Недаром подозрения Калема пали на нее. Посмотрим, что будет дальше…

Жаль, я не слышала, о чем они говорят. Я так боялась свалиться с лошади, что еле плелась в самом хвосте. Даже Марк начал поглядывать на меня с раздражением: мол, давай двигайся быстрее, а то не могу из-за тебя  нормально работать. Но что я могла поделать? Сами виноваты, нечего было усаживать меня на лошадь!

А вот Калем, похоже, забыл о нашем плане с провокацией. Они с Эбби настолько увлеклись беседой, что оторвались от нас, ускакав далеко вперед.  Ну и пусть! Мне же лучше. Не придется пока строить ему глазки и через силу флиртовать.

Тогда я принялась наблюдать за Кларой, которая ехала почти рядом. Все та же прямая осанка, уверенная поза, спокойное выражение лица, но вот взгляд, устремленный в спину детектива… Он был колючим и недобрым, словно леди Санти забыла, где находится. И губы сжаты до побеления. Ей явно не давал покоя Калем, уделяющий внимание сопернице.

«А вдруг это она? – ужаснулась я. – Вдруг Клара и есть убийца? Вон как смотрит на Эбби… Будто готова растерзать ее, как тех самых бедных животных, которых  ненавидит…»

Надо как-то подать знак Калему. Возможно, ему эта информация будет полезна. Если бы он хоть на минутку притормозил…

Детектив вспомнил о нас почти у самого Водопада. Подождал, пока я на своей кобылке доползу до него, и остаток пути мы ехали все вместе.

Водопад оказался меньше, чем я его представляла. Широкая река ниспадала с невысокого плоского утеса почти вертикально, образуя сплошную стену, а затем устремлялась дальше, куда-то вглубь леса. Зрелище бурлящего водопада в окружении заснеженных деревьев и холмов вызывало ощущение нереальности. Ведь даже воды Ниагара время от времени превращаются в лед.

– Водопад действительно никогда не замерзает? – проявила очередное восхищение Эбби.

Она уже спрыгнула с лошади и стояла на самом краю берега.

– Никогда, свэла, – Калем тоже спешился и вдруг направился не к ней, а ко мне. – Вы целы, принцесса? – спросил он с едва уловимой иронией, сделав акцент именно на «принцессе».

 Я уже успела заметить, что так он обращается только ко мне и непременно с легкой насмешкой, будто это его забавляет. Других-то невест он величает в основном «свэла» или «ваше высочество».

Но я в долгу не осталась, ответив в похожем тоне:

– Вроде, ребра все на месте, принц…

 На самом деле мне хотелось рассказать детективу о странном поведении Карлы, которое тревожило все больше и больше. Я даже взглядом попыталась показать ему, что надо поговорить, но он, будто не заметив, направился к девушкам, которые уже вдвоем стояли на берегу. И даже не помог слезть с лошади!

Разозлившись, кое-как сама сползла на землю. По идее, следовало тоже подойти к их компании, но я медлила. Глядя, как Калем мило и непринужденно общается с двумя другими невестами, на меня вдруг нахлынуло раздражение. Обещал, что будет подыгрывать, а на самом деле даже не смотрит в мою сторону.

– Ваше Высочество, – окликнул меня Марк. – Идите ко всем. Вы тоже должны попадать в кадр…

Я нехотя поравнялась с Калемом и его невестами. Попыталась вступить в разговор, но потом поняла, что совершенно не смыслю в теме политики мира Фург, которую завела опять же Эбби. Карла, напротив, неожиданно поддержала ее, и в результате только я осталась не у дел. И как тут флиртовать?

Потоптавшись несколько минут рядом с ними, почувствовала, что замерзаю и решила пройтись вдоль реки. Останавливать меня никто не собирался, даже не обратили внимания на мой уход, и мне вдруг стало себя жалко. Что я вообще здесь делаю? Зачем согласилась? Сидела бы сейчас в нашем с Пал Сергеевичем кабинете, складывала пасьянс и строила планы на скорый отпуск. А вместо этого… Вместо этого бреду одна в лесу, по сугробам, и цепенею от холода.

Обида обидой, но, наверное, нужно возвращаться… Все-таки место незнакомое, можно и заплутать. Я развернулась, чтобы посмотреть, как далеко ушла от нашей стоянки, и поняла, что не вижу водопада, даже шум его едва доносится.

Все-таки потерялась… Я судорожно вздохнула, борясь с подступающей паникой. Нет, нет, нужно взять себя в руки. Надо идти против течения реки, и тогда обязательно выйду обратно к водопаду…

Внезапно меня что-то несильно ударило в спину. Испугавшись, я принялась оглядываться. Калем. Стоит себе, перекатывая на ладони снежок, и улыбается.

– Вы с ума сошли? – на глаза почему-то навернулись слезы, то ли от негодования, то ли облегчения.

– Вы настоящий мастер импровизаций…– он подбросил снежок вверх и вновь поймал его. – Хорошо придумали – сбежать и заставить меня искать вас.

– Я не специально, – прошептала сдавленно.

– Не специально? – удивился Калем. – Я думал, вы хотели мне что-то сказать… Так красноречиво смотрели на меня…

Значит, все-таки заметил…

– Да, вы правы…– я заставила себя собраться, а потом поведала о своих наблюдениях за Карлой Санти.

– Я приму это к сведению, спасибо, – проговорил детектив задумчиво, а затем подошел совсем близко и внимательно посмотрел на меня: – Вы что, плачете?

Плачу? Только сейчас я почувствовала, как по одной щеке катится слезинка. Вот же… Не удержалась!

– Все в порядке, – я поспешно вытерла лицо. Господи, как же глупо получилось…

– Что стряслось, свэла? – с нажимом спросил Калем.

Но я промолчала, не желая показывать свою слабость.

– Вы испугались? – догадался тут же он. – Вам нелегко находиться рядом с Бирк и Санти, потому что я подозреваю их как убийц?

– Мне еще нужно привыкнуть к этому, – я попыталась улыбнуться. – Вам проще, вы с подобным сталкиваетесь часто, а я – впервые… И я не детектив и не полицейский. Я просто наживка, на которую ловят маньяка…– мне не удалось скрыть горечь в голосе. И в этот миг я ощущала себя ужасно жалкой и никчемной.

Я ожидала, что Калем начнет говорить что-то успокаивающее, но вместо этого он снова запустил в меня снежком.

– Что вы делаете? – тут же вспылила я, отряхивая шубу.

– Защищайтесь! – ухмыльнулся он и зачерпнул новую порцию снега.

– Я не собираюсь играть в такие детские игры! – продолжала возмущаться я. – Терпеть не могу снежки! И вообще… Нашли момент! Тоже придумали…

Но Калем не дал мне продолжить,  насильно вложив мне в ладонь слепленный им же снежок.

– Бросайте в меня, – он, не переставая улыбаться, развел руки в сторону. – Ну же!

Нет, ну он нормальный? Что устроил? Еще и смеется! Издевается, да? Вот нахал!

Тогда пусть получает! Я замахнулась и со всей силы метнула в него снежок. Попала аккурат в грудь и внезапно испытала удовлетворение.

– Отлично, – довольно протянул Калем. – Теперь моя очередь…

Я охнула, когда снежок, запущенный детективом, ударил меня в плечо. Продолжает шутить? Теперь уже сама набрала снега и, слепив шар, бросила его в ответ. От следующего удара мне удалось увернуться, и вот я уже ловлю себя на том, что с азартом катаю новый снежок.

– Ну что, вам полегчало? – спросил Калем после моего очередного броска.

Я прислушалась к себе: напряжение действительно отступило, впервые за последние дни, вместо него появилась некая легкость и даже спокойствие. Получается, эта игра в снежки была затеяна, чтобы помочь мне сбросить с себя накопившиеся эмоции?

– Спасибо, – я все-таки вынуждена была поблагодарить его.

– Не за что. Снежкотерапия – отличный способ снятия стресса.

Снежкотерапия? Я усмехнулась.

– Вы улыбаетесь – значит, точно отпустило, – тоже с усмешкой заключил Калем. – Если вдруг вновь нахлынет уныние – обращайтесь. Благо, снега в Валери предостаточно… Мне же нужна спокойная и уравновешенная напарница, которая поможет довести это дело до конца…  А то без ее оригинальных идей я сам боюсь не справиться…

– Так уж и быть, приму этот льстивый комплимент, – я окинула Калема ехидным взглядом. – И идемте уже назад… А то ваши невесты скоро сами отправятся вас искать…

Глава  6

О… Вот это видок. Волосы растрепаны, щеки красные, еще и тушь чуть растерлась… Игра в снежки не прошла бесследно. Теперь понимаю, почему Эбби и Карла бросали на меня свирепые взгляды, когда мы с Калемом вернулись из леса. И даже боюсь представить, что они подумали о нашем времяпрепровождении в лесу… Конечно, чего-то подобного мы и добавились, но все равно как-то не по себе…

Я отошла от зеркала и принялась расстегивать шубу. Да уж, еще пару таких прогулок, и Джулия выставит мне счет за небрежное отношение с ее меховой любимицей.

Обед наша компания пропустила, поэтому еду мне принесли в комнату. Я была этому несказанно рада, поскольку совсем не хотела видеть кого-либо из остальных невест и тем более обсуждать с ними свидание. Еще бы ужин пропустить...

Опрометчиво пожелав последнего, я не думала, что оно может сбыться. И уж точно не таким способом.

Незадолго до вечерней трапезы я начала ощущать першение в горле, а после того, как из носа потекли сопли, пришлось признать, что сегодняшняя прогулка без шапки вышла мне боком. То бишь вылилась в простуду.

«Зато получила ужин в постель, – без всякого аппетита ковыряя принесенную горничной еду, размышляла я. – И не придется встречаться с неприятными личностями типа Сэльмы или той же Карлы».

Чуть позже заглянул король Альдагес, справиться о моем самочувствии. Обнаружив, что у меня повысилась температура, он разволновался и послал за доктором. Тот, вместо традиционных таблеток, выписал рецепт какого-то отвара из местных трав, который должен был «поставить меня на ноги за пару дней».  Я скептически отнеслась к подобному лекарству и очередной раз пожалела, что не прихватила с собой какого парацетамола.

То ли из-за отвара, который мне приготовили почти мгновенно, то ли из-за недомогания, но в сон я провалилась, едва приложив голову к подушке. Только успела мелькнуть мысль, что Калем так и не зашел ко мне обсудить прошедшее свидание…

К утру температура припала, но слабость по-прежнему сковывала тело. Сил хватило лишь на то, чтобы сходить прополоскать горло и насыпать корма Гаврику. Возвращаясь в постель, обнаружила на столике апельсин. Кто-то принес его, пока я спала? Скорее всего, Его Величество: такая забота вполне в стиле нашего короля. Горничная, которая пришла с новой порцией отвара, тоже не смогла ответить, кто оставил мне гостинец.

Потом же меня вновь одолела дрема, и в следующий раз я проснулась на закате с ощущением, что кто-то на меня смотрит. С трудом разомкнула веки и сразу же встретилась взглядом с Калемом.

– Что-то случилось? – спросила я обеспокоенно и приподнялась.

– Нет, просто зашел вас проведать, – чуть улыбнулся он. – Можно присяду?

– Конечно, – я слегка прочистила горло. – Только свет включите, пожалуйста… А то уже темнеет…

Детектив выполнил мою просьбу и осторожно опустился на краешек кровати.

– Я вчера заглядывал к вам в часов девять, но вы уже спали…– сказал он и протянул мне… апельсин. – Это вам…

Так вот, кто снабжает меня цитрусовыми. Это открытие неожиданно смутило меня. По правде говоря, на Калема я думала в последнюю очередь…

– Спасибо, – я вцепилась в этот несчастный апельсин и принялась катать его между ладонями.

– Как вы себя чувствуете? – спросил Калем.

– О, уже намного лучше, спасибо,– ответила излишне беззаботно. – Температуры, вроде, нет. И горло почти не болит… Я не верила в чудо-отвар, который мне выписал местный доктор, а, оказывается, зря…

– Действительно, зря, – усмехнулся детектив. – Здесь врачи хорошие…

– Как сегодняшнее свидание? – я поспешила сменить тему. – Кому повезло провести время с «принцем»?

– Свидание прошло без особых инцидентов, – улыбка Калема стала чуть шире. – Пригласил сегодня самых «спокойных» и менее подозрительных…

– И кто же у нас самый «спокойный»? – я тоже не смогла сдержать улыбку.

– Во-первых, Лумария Мали из Япура, – начал перечислять детектив. – Во-вторых, Памелла Борхус из…

– Иллинга, – подсказала я. – Светленькая такая…

– Да, – кивнул Калем. – Они с Лумарией едва несколько слов произнесли за весь день. Таких кротких и стеснительных девушек я, пожалуй, еще не встречал…

– Все бывает в первый раз, – съерничала я, вспоминая о его бурной личной жизни.

Правда, Калем не заметил моего намека и продолжил как ни в чем не бывало:

– Третья – Нирета из Тирсея и четвертая – Каллеопа из Глории…

– О, кстати, как ее пирог? Был вкусным?

– Если честно, попробовал лишь маленький кусочек, а остатки занес на кухню… – несколько стушевался детектив. – Он был с каким-то странными ягодами… Со специфическим вкусом… Только вы не выдавайте меня Калеоппе.

– С чего бы мне это делать? – засмеялась я. – Я с ней пока даже словом не обмолвилась за все время… И в дальнейшем дружить не собираюсь. А где проходило свидание?

– Ездили смотреть охотничьи угодья, – ответил Калем. – Его Величество подал идею. Заодно я проверил, умеют ли наши тихони стрелять.

– И как?

– Лумария прекрасно справляется и с луком, и с ружьем. Но это не удивительно, в Япуре, несмотря на патриархат, девочек часто берут на охоту. Нирета пару раз попала в цель. Калеоппа все время промазывала, – тут детектив усмехнулся. – А Памелла и вовсе отказалась по религиозным соображениям.

– Но ведь Калеоппа могла и специально промазывать, – предположила я.

– Да, могла, – согласился он. – Поэтому к ней нужно присмотреться получше.

– А Нирета?

– Нет… Нирету, пожалуй, я исключил из подозреваемых одной из первых. Хотя бы потому, что тирсейка не смогла бы остаться незамеченной на других Отборах. Ей постоянно требуется вода, а это весьма ограничивает в действиях. Нирету даже поселили в комнате с отдельным бассейном. Она там проводит ночь и все то время, когда не общается со мной или остальными участницами…

– Хорошо, а что вы планируете завтра?

– А на завтра я оставил самых «ярких» участниц, – ухмыльнулся Калем. – Сэльма, Диана и эолка Мэрит… Боюсь, с ними мне придется нелегко…

– И чего же боитесь? – я криво улыбнулась. – Что не устоите перед их прелестями? Или темпераментом?

– Скорее, последнее, – снова усмехнулся детектив. – Как бы они не поругались между собой…

– Ну, думаю, вы с вашим опытом сумеете справиться с тремя женщинами, – слово «опыт» я специально произнесла с неоднозначной интонацией. – И найдете компромисс… А куда отправитесь?

– На горячие источники.

– На горячие источники? – переспросила с изумлением.

То есть вчера я вынуждена была мучиться с лошадьми, мерзнуть в лесу и в результате заболеть, а завтра, наоборот, кто-то отправляется греться на источники? Да не «кто-то», а эта противная Сэльма! А там она уже не упустит шанса показаться перед «принцем» во всей красе.

– Вы тоже хотели побывать на термальных источниках? – тут же проницательно считал с меня эмоции Калем.

– Не отказалась бы, – ответила уклончиво, а после добавила: – И, небось, не на лошадях туда поедете?

– Нет, это довольно далеко. Придется использовать транспорт, – видно было, что детектив пытается скрыть улыбку.

Снова забавляется…

– Ну что ж… – шумно вздохнула я. – Расскажете о своих впечатлениях…

– Обязательно, – Калем все-таки улыбнулся. – А если вам завтра станет лучше, надеюсь, вы посмотрите трансляцию с этого свидания. И тоже выскажете свое мнение. Особенно уделите внимание Диане.

– А что с ней не так? – заинтересовалась я.

– Пока не знаю. Но чувствую в ней некую фальшь…– детектив задумчиво потер лоб. – Заодно поглядывайте на реакции других невест, которые тоже будут наблюдать за нами…

О, тут я и без наблюдений могу сказать, что плескания в термальных источниках принца с Сэльмой никого не оставят равнодушным!

В дверь внезапно постучали, а затем в комнату вошла горничная с чашкой отвара для меня.

– Ой, – вскрикнула она, увидев Калема, и тут же поклонилась. – Ваше Высочество, я не знала, что вы здесь…

– Да, я зашел проведать свэлу Стэйси, – детектив сразу поднялся. – Вы за ней хорошо ухаживаете?

– Да, конечно, выполняем все указания доктора, – торопливо отозвалась девушка.

– Кормите тоже хорошо?

– Госпожа пока не хотела есть… Но… Я принесу в любой момент, когда она пожелает!

– Она уже желает. Так ведь, принцесса? – Калем в упор посмотрел на меня.

– Да, – я улыбнулась, догадавшись, к чему он клонит. – Я наконец-то проголодалась…

– Вы слышали? – детектив перевел взгляд на служанку. – Свэла Стэйси хочет есть. Оставляйте ваш отвар и немедленно принесите принцессе ужин.

– Слушаюсь, Ваше Высочество…

– Может, не стоило так строго с ней? – спросила я, когда девушка ушмыгнула. – По-моему, она испугалась вас…

– Зато страх перебьет ее любопытство и ненужные размышления, почему и как я здесь оказался, – Калем ничуть не разделял мое беспокойство. – А мне, пожалуй, лучше уходить… Пока горничная не вернулась. А то придется добираться до своей комнаты в обход… Выздоравливайте, принцесса, – он поднял руку в прощальном жесте и усмехнулся. – И не забывайте есть апельсины, сейчас вам нужны витамины. До завтра…

 

Выходить на завтрак не хотелось совершенно, но, как говорится, назвалась груздем… В общем, вперед, Станислава! Долг зовет!

– Как здоровье, дорогая? – с приторно-сладкой интонацией встретила меня Сэльма.

– Твоими молитвами, – ответила ей тем же тоном.

– Какая-то ты бледная сегодня, – все не унималась та. – Кожа посерела… Похоже, болезнь еще не ушла…

– Не переживай, принц хорошо заботится о моем здоровье, поэтому не успеешь оглянуться, как я вернусь в строй, – я налепила такую же сахарную улыбку.

– Не удивлюсь, если ты специально прикинулась больной, – Сэльма отложила салфетку  и поднялась. – Чтобы привлечь внимание принца…

– В таком случае, кто тебе мешает сделать то же самое? – парировала я.

Сэльма на это лишь хмыкнула и, покачивая бедрами, направилась прочь из столовой. Я же мысленно выдохнула и наконец смогла ощутить вкус еды. Мне всегда даются тяжело подобные перепалки, с трудом нахожу достойные ответы хамам и тем, кто желает меня задеть или уколоть. Конечно, я не даю себя в обиду, но только никто не знает, скольких душевных сил мне это стоит.

 

Трансляция свидания началась где-то спустя полчаса после отбытия Калема и участниц на источники. Я вместе с оставшимися невестами разместилась в большой гостиной, заняв сидение с краю. Кресла стояли полукругом, таким образом, я хорошо видела лица всех девушек. В соседки мне досталась Карла, и я инстинктивно чуть отодвинулась от нее в сторону.

Наконец включили экран, и на нем сразу отразился Калем в окружении трех кандидаток. Сэльма с Дианой громко восторгались местом, куда их привезли, а вот эолка Мэрит посматривала на все с долей пренебрежения.

Горячие источники, как я успела понять, принадлежали непосредственно королевской семье и были закрыты для постороннего пользования. Они представляли собой сам термальный водоем, по размеру схожий с небольшим прудом, вокруг него – ухоженная территория и совсем рядом – симпатичное двухэтажное строение, напоминающее коттедж, с одним из выходов прямо у кромки воды. Эдакий спа-центр для правителей Валери.

– Они что, собираются в нем купаться? – Калеоппа первой не удержалась от комментария. – И принц тоже?..

– Похоже, да, – натянуто усмехнулась Эбби. – Интересно, они купальники прихватили?..

Будто в ответ на ее вопрос, Сэльма прямо на улице принялась раздеваться.

«Не хотите пройти в дом, свэла? – любезно поинтересовался у нее Калем. – Там есть комнаты для переодевания…»

«Нет, я не боюсь холода, Ваше Высочество. Мне всегда жарко», – призывно улыбнулась та и скинула с себя длинную шубку, под которой оказался лишь один купальник алого цвета.

Краем глаза я заметила, как вспыхнули щеки Лумарии, а Памелла прикрыла рот ладошкой. Остальные девушки пока сохраняли холодное спокойствие.

«В таком случае, – взгляд Калема все же пробежался по выдающимся формам Сэльмы, – осваивайтесь, свэла. А мы все-таки воспользуемся домом…»

Дальше мы некоторое время наблюдали лишь одну Сэльму, которая, зайдя в воду, бродила по периметру природного бассейна. Затем появились две другие невесты, уже переодетые в купальные костюмы. Диана без одежды выглядела еще худее и мельче и в закрытом изумрудном купальнике походила скорее на подростка, чем зрелую девушку. А вот у Мэрит, как и ожидалось от эолок, фигура оказалась просто божественной: полнота груди, тонкость талии, стройность бедер и ног – все было невероятно гармоничным и почти совершенным. 

Калем вышел последним. Что ж, вынуждена признать, в раздетом виде он смотрелся не хуже, чем в одежде. «Если не лучше», – ехидно добавил внутренний голосок.

– О, боги, – в этот самый момент пискнула Памелла, натягивая свой платок чуть ли не на глаза.

– Не понимаю, если бояться смотреть на полуголых мужчин, то зачем и вовсе приходить на Отбор, – бросила Калеоппа в сторону стеснительной Памеллы. – А что, если принц выберет тебя? Наследников будешь с закрытыми глазами делать?

– Ну не всем же быть распущенными девицами, – неожиданно встала на защиту богобоязненной девушки Нирета. – Лучше бы за собой последила… А то вчера от Его Высочества просто не отлипала. Противно было смотреть… Это же так не уважать себя.

Калеоппа от возмущения пошла пятнами, но не успела ничего возразить, так как в этом момент Эбби произнесла, кивком показывая на экран:

– Сэльму зато никто не переплюнет…

Между тем все участники свидания погрузились в воду, и Сэльма тут же предложила сделать Калему массаж. Смотреть на это было неприятно, поэтому я принялась следить за реакцией на это действо своих «конкуренток». Конечно, хотелось бы понаблюдать за присутствующими там же, на источниках, Мэрит и Дианой, особенно последней, как просил сам же детектив, но оператор, как назло, держал в кадре процедуру массажа и никак не хотел уделять внимание двум другим невестам. Поэтому пришлось пока украдкой посматривать на реакцию своих соседок.

Итак, Памелла и Лумария. Что одна, что вторая отчаянно отводили глаза от экрана. Эбби наблюдала за всем с презрительной усмешкой. Калеоппа нервно покусывала губы и теребила в руках край юбки. Нирета выглядела вполне спокойной, лишь иногда из ее груди вылетал едва слышный вздох. Ну и Карла. Уже знакомая прямая спина, прищуренный взгляд, сжатые губы. И пальцы, впивающиеся в перила кресла. От этого зрелища вновь прошелся холодок по спине, а ладони вспотели, что пришлось их незаметно вытирать о юбку.

Звонкий хохот вновь привлек мое внимание к экрану. За это время Сэльму незаметно «подсидела» Диана, и теперь интерес Калема был направлен на нее. Я впервые за время нашего знакомства видела его смеющимся. Улыбка, усмешка, ухмылка – все это я имела честь лицезреть, но вот искренний смех – нет. И меня этот смех почему-то покоробил больше, чем массаж Сэльмы. Либо Калем прекрасный актер, либо… Диана ему действительно приглянулась. А ведь он просил последить за ней, подозревал ее… Неужели в угоду своим низменным желаниям отодвинул в сторону работу? Мне описывали его как настоящего профессионала. Но в то же время и как неисправимого бабника. В таком случае, может ли второе перевесить первое? Не хотелось бы в это верить…

 А вот эмоции Мэрит читались с трудом. Калем не сразу заметил, что она вышла из воды и направилась к дому.

«Свэла Мэрит, – окликнул он ее. – Что-то произошло?»

«Нет, все в порядке, – одарила она его улыбкой, говорящей об обратном. – Мне просто нельзя долго находиться в воде. Я подожду вас в доме, Ваше Высочество».

Калем проводил ее взглядом, и вскоре сам решил объявить о том, что пора возвращаться во дворец. Сэльма с Дианой нехотя выходили из воды, последняя даже надула губки и что-то в шутливо-капризном тоне ему выговаривала. Все перебрались в дом, и минут пятнадцать перед нами стояла лишь картинка какой-то комнаты с диванчиками, столиком и большим пушистым ковром. Затем откуда-то с верхнего этажа спустилась Мэрит в сопровождении Калема. Они о чем-то тихо переговаривались. Похоже, Калем пытался узнать о причине ее плохого настроения, она же ломалась и одновременно наслаждалась его вниманием к своей персоне.

Следом по лестнице сбежала улыбающаяся Диана и чуть ли не на шею кинулась к Калему, благодаря его за «чудесно проведенное время». Когда явилась Сэльма, компания отправилась к машине.

На этом трансляция закончилась. Как только погас экран, Карла Санти первая вскочила со своего места и стремительной походкой удалилась из гостиной.

– Да уж…– вздохнула каким-то своим мыслям Калеоппа и тоже направилась прочь.

За ней почти синхронно встали Памелла и Лумария, затем Нирета. Мы с Эбби остались одни.

– Ты так уверена в своей победе? – вдруг спросила она.

От неожиданности я даже сразу не поняла, что вопрос адресован мне.

– Прости, что ты сказала? – переспросила я.

Но Эбби не стала повторять, а продолжила, испытывая меня взглядом:

– Или ты сюда вообще не за принцем пришла?

«Она о чем-то догадывается?» – кровь мигом прилила к голове, бешеным пульсом застучав в висках. Мне стоило неимоверных усилий сохранить внешнее спокойствие и так же ровно ответить:

– А за чем, кроме как за принцем, сюда можно прийти? – и даже усмехнулась.

– Не знаю…– протянула та, пожав плечами. – Но тебя будто не волнует, что происходит… Ты постоянно отмалчиваешься… А сегодня тебя, кажется, и вовсе не задело то, что творилось на свидании принца… Ты единственная почти не проявила никаких эмоций… Подобная реакция может быть в двух случаях: ты либо слишком самоуверенная особа, либо ты здесь находишься совсем с другой целью…

– Ты за мной следишь? – произнесла я насмешливо, хотя внутри у меня все кричало об опасности. – Потому что видишь во мне главную конкурентку? Ищешь в моих поступках потаенный смысл и мотив…  Хочешь в чем-то уличить… А, может, это ты скрываешь что-то, пытаясь перевести внимание на меня? Судишь о других по себе? Смотри  не переиграй саму себя…

С этими словами я поднялась и, оставив Эбби в замешательстве, покинула гостиную.

Дух смогла перевести лишь в своей комнате, закрывшись на замок. Расспросы этой девицы сильно встревожили меня, особенно после всего того, что рассказывал мне о ней Калем. Это, конечно, могла быть типичная провокация соперницы, но могло иметь и совсем иной смысл…

Скорей бы Калем вернулся со своих горячих источников… Сейчас мне как никогда хотелось с ним поговорить.

Детектив с невестами возвратился перед самым обедом, так что пришлось отложить встречу до завершения трапезы.

К приходу участниц стол, как водится, уже накрыли. Сложенный пополам лист бумаги, затерявшийся среди сервированных блюд, первой заметила Диана. После свидания она пребывала в радостно-возбужденном настроении, поэтому, обнаружив странную находку, громко воскликнула:

– Ой, кажется, нам письмо оставили! Какая прелесть! Как вы думаете, что там?

Она поспешно развернула лист.

– Стихотворение какое-то, – заглянула ей через плечо Эбби.

– Чур, я читаю! – смеясь, предупредила Диана.

– Только вслух, – попросила Нирета.

Диана еще раз хихикнула и с выражением продекламировала:

– Десять невест собрались на Отбор.

Пока же длится весь этот сыр-бор,

Увы, никто из них не поймет,

Как счастлива та, что первой уйдет.

Девушки принялись обмениваться недоуменными взглядами, кто-то засмеялся и начал строить предположения, кто автор этого письма, и только мне было не по себе. Почему-то не возникало сомнений, что в этом странном стишке заключено послание от убийцы…

Около 5 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям