0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 2. Его второе я. Отражение (эл.книга) » Отрывок из книги «Отражение»

Отрывок из книги «Отражение»

Автор: Грон Ольга

Исключительными правами на произведение «Отражение» обладает автор — Грон Ольга Copyright © Грон Ольга

Ольга Грон

Его второе я

Отражение

 

ПРОЛОГ

«Я верю, что качества человека определяются его окружением, а не наследственностью».

Стив Джобс

 

Окраина 24-С региона Галактического Альянса.

В глубинах космоса.

Где-то в бесконечной космической дали радары пролетающего по счастливой случайности корабля запеленговали сигнал бедствия безвольно движущейся спасательной капсулы, непонятно откуда взявшейся на заброшенном пути. Стыковка завершилась успешно. Послышался глухой звук закрывающегося шлюза, и в помещение хлынул поток воздуха из барокамеры.

Шатен, находящийся за штурвалом капсулы, с облегчением вздохнул, его янтарные глаза, опухшие от долгих часов бессонницы и постоянного наблюдения за монитором, радостно сверкнули.

— Кажется, всё. Мы живы!

— Знать бы ещё, кто нас подобрал. После прошлого «спасения» никому уже не верится, Тир. — Максимилиан лениво зевнул и потянулся, разминая затекшие мышцы.

— Знаешь, я не думаю, что нам стоит сообщать им, кто мы на самом деле. Сначала разведаем обстановку. Ты личность знаменитая. Вот и узнаем, как они к тебе относятся. Они могут работать на Астона Бейли.

— Придётся выдумывать легенду, — буркнул Максимилиан.

— Будем держаться вместе. Я начну сам. Если что, мы направлялись по вопросам бизнеса на Асгард и столкнулись с астероидом. Звездолёт разгерметизировался, вся команда погибла, а мы — единственные выжившие.

— Пойдёт...

Но договорить им не дали. Давление воздуха во внутреннем ангаре корабля успело стабилизироваться, и двери открылись. К спасённой шлюпке подошёл коренастый мужчина в чёрном комбинезоне.

Тирелл быстро пробежался по нему взглядом, остановив его на лучевом пистолете у бедра. Простых путешественников они не напоминали, да и нахождение вне основных трансгалактических путей Альянса наводило на подозрение. Незнакомец натянуто улыбнулся из-под пышных рыжих усов.

— Добро пожаловать на борт нашего скромного крейсера.

Тирелл вытолкнул из капсулы недоумевающего Блэра, потом ступил следом, оценивая обстановку.

— Благодарим за спасение. Ещё немного — и спасать было бы некого. Жаль, сейчас нам нечем с вами расплатиться — весь груз ушёл в открытый космос. Система корабля вышла из строя, компьютер не вычислил астероид.

— Хватает их в этих краях, — довольно кивнул головой усатый. Потом обернулся, а в ангар вошёл второй, в подобном комбинезоне. — Трой, отведи этих людей в рубку. Там поговорим. Сколько времени не ели?

— Да уже часов пятьдесят, не меньше, — признался Максимилиан, желудок которого дико свело при мысли о пище.

— Ладно. Найдётся еда и на вас. До Асгарда мы не летим. Но могу высадить на ближайшей орбитальной станции, там свяжетесь со своими. Кредитки нет?

— Нет. Всё осталось там, на корабле. Четверо наших парней погибли.

— Космос часто забирает неугодных ему людей. Ладно, проходите. Потом поговорим.

Оказавшись в каюте вдвоём, спасённые Максимилиан и Тирелл переглянулись.

— Макс, они подозрительные. Ничего не спросили. Наверняка уже обследуют шлюпку. Попытаются по номеру выяснить, где зарегистрирован корабль, к которому она шла в комплект.

— Сомневаюсь я, что наши похитители летают на кораблях Альянса. Номера там может и не быть, — заметил Блэр. — Капитан скрывает что-то, я чувствую.

— Корабль тяжёлый, но не военный. А членов экипажа — раз-два и обчёлся. Они контрабандисты!

— Вполне возможно. Поэтому и пользуются этим путём.

— Приняли за своих, вероятно. — Тирелл вытер рукавом лоб, потом добавил: — Поэтому они и не стали задавать лишних вопросов.

— Не думал, что контрабандисты ещё есть.

— Они всегда были и будут. Никто не хочет платить налоги.

— Интересно, что они везут на корабле?

— Попытаемся это выяснить. Я сталкивался с такими людьми, когда шла война, мне немного знакомы их понятия, — тихо ответил Тирелл.

— Помогу убедить, что мы безопасны для них, — усмехнулся Максимилиан. — Они не знают, кого подобрали. Можно, конечно, заставить сменить курс, но я могу контролировать одновременно лишь одного человека. Да и сам полёт займёт несколько дней. Когда воздействие на мозг прекратится, и они поймут, в чём дело, нас тут же вычислят.

— Кроме телепатии есть и иные способы влиять на людей, Макс. Вполне мирные… и не очень. Но сначала разберёмся, сколько их здесь, на борту. Интересно, нас уже признали на Крауме мёртвыми? Астон празднует победу? Кто твой наследник, Макс? Дядя с Земли?

— Думаешь, я дурак? — ехидно улыбнулся Максимилиан, сверкнув голубыми глазами, потом словно опомнился. — Чёрт! А я и забыл. Я ведь не предусмотрел этой вероятность!

— В чём дело?

— Об этом знают только Рейс и доктор Мэрион Ковальски из Главного Научно-Исследовательского Центра Краума. Я вложил деньги в реализацию его нового проекта, купил ему оборудование для клонирования. Оставил в базе Центра весь свой генетический материал. И сделал запись своей памяти на его новом изобретении TDCM-001. Помнишь, ты сопровождал меня туда? После смерти будет воссоздана моя точная копия на момент записи. Обновлять память предполагалось раз в год. А прошло всего несколько месяцев. Если прибор Мэриона Ковальски работает, конечно…

— Макс, хочешь сказать, ты завещал корпорацию своему будущему клону, чтобы она не досталась дальним родственникам? Ты это серьёзно? — Тирелл сделал удивлённое лицо и вдруг звонко расхохотался, несмотря на усталость. — И сколько же стоит это удовольствие? Явно не один миллион кредитов!

— Неважно, — недовольно буркнул Максимилиан. — Сколько бы не стоило — дело принципа. Я спонсировал Центр, закупив туда аппаратуру с Земли. А потом, пообщавшись с Мэрионом, понял, что он гений, в своём роде. На его новом изобретении я мог бы потом хорошо нажиться. А мои родственники ни кредита не дали отцу, когда корпорация едва не разорилась во время войны за независимость колоний. Поэтому ничего от меня не получат.

— Максимилиан, только ты мог придумать такой ход. Выбросить на ветер несколько миллионов, чтобы ничего не дать родственникам. Вот только что ты будешь делать, если Рейс пустил твоё завещание в ход и прибор работает?

— Не знаю. Дай хотя бы вернуться! Хотя, с другой стороны, это было бы прекрасным отвлекающим манёвром для наших врагов. — Он замолчал, вовремя почувствовав чьё-то близкое присутствие, подал Тиреллу знак.

В каюту вошёл их новый знакомый, а с ним ещё два члена экипажа. На их лицах выражалось явное недовольство. Рука главного дёргалась в сторону бластера, затем его карие глаза повстречали пристальный взгляд Максимилиана.

Он уже не мог отвести взгляд, руки плавно опустились вниз и расслабились.

— Прошу следовать за мной, — послушно произнёс их новый знакомый. — На вашей капсуле нет кода. Я был уверен, что вы из Организации, но теперь понял, что ошибся. Как мне вас называть?

Максимилиан с Тиреллом быстро переглянулись.

— Драг, — протянул Тирелл руку в знак приветствия, а Макс вспомнил, что это боевое прозвище его безопасника.

— Харли, — представился он.

— Меня зовут Ян, — ответил капитан, тоже не упоминая ни фамилии. — Приведёте себя в порядок, потом располагайтесь. Условия у нас скромные. Но запас концентратов есть. Кают, правда, для гостей не предусмотрено, но вы можете спать на складе, для вас повесят пару гамаков. Скоро придётся на время отключить режим гравитации, так что будьте готовы.

 

ГЛАВА 1

***

32-С регион Галактического Альянса.

Планета Краум. Система звезды Рокс.

Главный космопорт.

Рокс поднялся довольно высоко над окраиной города, осветил белыми лучами очертания высоких зданий и огромных защитных установок. Звезда хорошо просматривалась с плато, где и находился космопорт. Только что с одной из полос в небо планеты поднялся рейсовый корабль, взметнув вверх слой песчаной пыли, пропитанной отработкой топлива. За звездолётом потянулся длинный след, что тут же начал рассеиваться в нагревающемся воздухе.

— Мисс Ланфорд, ваши вещи, — услышала я голос помощника пилота, принёсшего из флайера Макса мои сумки. — Я повёз их в корабль, так что можете тоже занимать место.

— Через сколько вылет? — скучно спросила я, потягивая кофе из стаканчика, и взглянула из окна космопорта на огромное поле, где сновали люди, машины и роботы, а над ними возвышались махины звездолётов различного предназначения.

— Вылет через полчаса, Кимберли, — раздался пробирающий до костей тон подошедшего следом Макса. — Так что скоро будем располагаться.

За ним показалось ехидное лицо Винса, который разговаривал по рации с кем-то из сотрудников. Мне так и не удалось пообщаться с ним за все эти дни, чему я отчасти была рада. Да и с Максом я практически не разговаривала. Не хотела окончательно испортить себе настроение.

Полёт на Трентон почему-то представлялся чем-то ужасным — скукой смертной, да ещё в обществе человека, к которому я испытывала лишь презрение. Винса я просто побаивалась и знала прекрасно, что он не поможет мне, если даже Макс будет меня при нём насиловать. Меня зажали в угол, я даже не смогу никуда скрыться со звездолёта, на котором предстоит провести больше недели. И это только в одну сторону, ведь потом ещё пару недель в отеле Трентона. Радовало лишь то обстоятельство, что на моё имя забронировали отдельный номер.

— Кимберли, не расслабляйся. Успеешь выспаться в полёте, — проговорил Винс, когда мы остались наедине.

— Очень хочется на это надеяться. — Я снова с каким-то отчаянием вспомнила, что все мы будем находиться в тесных стенах, откуда невозможно сбежать.

Странности Макса бросились в глаза с первой же встречи после той аварии. И я всё ломала голову, что с ним происходит. Максимилиан действительно изменился, будто это был вовсе не он. Но глядя на него, я отметала эти мысли. Интонации, искры в голубых глазах, каждая морщинка на лице — всё говорило мне о том, что это тот же Макс.

Но больше всего меня поражало то, что он ни словом не заикнулся о возможном сексе. Да и о событиях с момента нашего с ним знакомства тоже ничего не говорил. Он вёл себя, словно ничего не произошло. Но я не могла заставить себя поверить в то, что он мог измениться за такой краткий промежуток времени. Кажется, я поняла, в чём дело: он просто играл со мной, вызывал интерес, провоцировал. Всё, что угодно. Он делал это специально, чтобы ввести меня в заблуждение, а потом, когда я расслаблюсь и перестану его опасаться, нанести решительный удар по моим чувствам. Наверняка он питался негативными эмоциями других, оставив меня на десерт, как он любил выражаться.

— Винс, я что-то не пойму причину твоего беспокойства обо мне, — съязвила я. — Занимайся своим делом, а меня не трогай. Сама разберусь.

— Глупая, — улыбнулся он, — я же как лучше хочу.

Я не вела с ним откровенных бесед и видела: Винс не замечает изменений в поведении Макса. Это и понятно — он никогда не общался с ним ранее. Но Макс и не сближался с ним, как это было с Тиреллом. Он не делился с ним личной информацией, планами. Винс, в отличие от его предшественника, делал лишь свою работу, попутно вынюхивая то, что нужно ему.

— Лучше будет, если я не увижу тебя рядом хотя бы несколько часов. На корабле кают хватает, так что, будь добр, не зли меня.

— Ох, как заговорила. Кошечка осмелела? — начал было он, но осёкся, увидев, что к нам приближается Макс с пилотом.

— Пора. Нам дали добро на вылет. Вам помочь, мисс Ланфорд? — Он вежливо протянул мне руку, чтобы поднять с кресла, куда я присела несколько минут назад.

— Не надо, — я поднялась сама и обошла его стороной, — мне ваша помощь не требуется, господин Блэр. Как-нибудь сама.

В ответ он приподнял бровь, надменно смерил меня взглядом. Но руку убрал. А я прошла вперёд, чтобы не смотреть на него вообще.

— Кимберли… — послышался его голос. Но я не стала оборачиваться. — Я хотел бы поговорить с вами. После взлёта. Наедине. У меня есть к вам несколько личных вопросов.

Чёрт побери! Так и знала, что это ненадолго. Всё начнётся заново. Все мои теплившиеся надежды рухнули в один миг. Вот только к чему был весь этот фарс?

 

***

Я сел рядом с пилотом, пристегнул ремни. Пять человек для этого звездолёта — не так уж много, места всем хватит. Кают, правда, всего четыре, но думаю, что Винсент, мой новый безопасник, вполне нормально устроится с помощником пилота.

Я бросил изучающий взгляд на Кимберли. Она странно отреагировала, когда я сказал ей в космопорте по поводу личного разговора. В ней произошёл сильнейший всплеск эмоций: злость, досада, всё та же неприязнь, что я постоянно чувствовал в её присутствии, а потом вдруг всплеск страсти и неуверенность. По крайней мере, именно так я расшифровал её чувства, пока следовал за ней в звездолёт. Некоторые из них вдруг начали меня страшно раздражать. Как мне раньше могло это нравиться, ума не приложу. Но искорка желания, что так незаметно ворвалась в тот негатив, заинтересовала меня. Кимберли что-то вспомнила? Вот только что именно?

Я лишь вчера догадался найти записи со своих домашних видеокамер, и уже знал, что незадолго до потери мною памяти Ким бывала у меня. К сожалению, или к счастью, всё то, что происходило вне холла и столовой осталось за кадром. Но теперь я точно понял, что отношения с этой соблазнительной девицей были натянутыми и раньше — но они точно были. Значит, я чем-то успел задеть её чувства, коль вызвал к себе столько негодования. Не стоило вести себя с Ким так, будто я знаком с ней только-только. Нужно быть естественней. Интересно, если я скажу ей про травму, она поверит? Как хотелось бы, чтобы она сама мне обо всём рассказала.

Бортовой компьютер сообщил, что взлёт состоится через несколько секунд. Глядя на экран, Кимберли широко распахнула глаза. Опять что-то вспомнила или подумала? Потом она прикусила губу, рассматривая Винсента Тейлора. Опять некий негатив… Интересно, а чем ей уже не угодил новый начальник службы безопасности? Скорее бы выйти в открытый космос, чтобы можно было покинуть рубку и остаться с ней наедине!

Воздух за иллюминатором превратился в сплошные белые полосы, когда мы преодолевали слои атмосферы, выходя на орбиту планеты. Через пол-оборота звездолёт выйдет на прямую, следуя данным навигационной системы.

Время тянулось долго. Рэй, мой пилот с давних пор, внимательно рассматривал мониторы, пока второй человек просчитывал координаты. Винсент чем-то занимался в своём планшете, но его эмоции меня не удивляли: хладнокровный и спокойный, как и положено на его должности. Я выбирал из нескольких кандидатов, но этот показался мне довольно толковым: бывший штурмовик, выпускник военной академии; после полученной травмы работал некоторое время на секретном заводе при Организации; не женат, детей официально не имеет. Что ещё можно желать от безопасника? Его досье вполне меня устроило.

Вот девчонка интересовала меня гораздо больше. Я даже запросил её личное дело, но не нашёл там ничего особенного, кроме того, что она отлично владела вопросами применения и добычи дейтерия — мне было понятно, почему я принял её на работу.

Интересно, я спал с ней? Если да, то что успел за этот короткий срок натворить такого, что вызвало в ней столько негатива? А может, я бросил её? Вполне возможный вариант, если учесть частую смену моих любовниц и моё отношение к ним. Почему я так поступал? Кажется, после травмы мне абсолютно стали неинтересны их отрицательные чувства. А эмоции Кимберли раздражали до крайности. Но то, что проступало за ними порой, как сегодня в космопорте, будоражило кровь, и мне хотелось именно их достать наружу.

 

***

Полёт длился около получаса, и я уже думала, что Макс забыл про намеченный разговор, когда он заметил мой тревожный взгляд и кивнул в сторону салона. Винс нахмурился, но не проронил ни слова, когда я поднялась с кресла, чтобы выйти. Максимилиан последовал за мной. На сей раз пилот включил режим гравитации, и я могла спокойно передвигаться на ногах, в отличие от прошлого полёта.

Я шагнула в помещение, приникла к стене и закрыла глаза, считая про себя секунды до того, как меня коснётся его рука, но ничего не происходило. Странно, чего он выжидал?

— Может быть, глаза откроете, Кимберли? Хочется говорить, так сказать, «с глазу на глаз». Иначе у меня складывается впечатление, что вы меня игнорируете, — раздался спокойный голос с иронической усмешкой.

— Что ты хочешь? — постаралась как можно спокойнее сказать я.

Моё волнение наверняка выдало яростно стучащее сердце, и это отлично просматривалось сквозь тонкий комбинезон.

— Так значит мы с тобой всё же на «ты». — Он уселся в кресло, потом подпёр ладонью подбородок, не сводя с меня взгляда. — И давно?

— Макс, ты это специально? — Я попыталась расслабиться. Наконец, отпрянула от стены и подошла к иллюминатору. — Зачем ты играешь со мной? Тебе прошлого раза показалось мало?

— Прошлым разом ты называешь то, что произошло три недели назад? — вдруг спросил он.

Я резко повернулась.

— Ты же сам знаешь! Почему спрашиваешь?! И знал, что я не хочу лететь с тобой на Трентон. Зачем ты надо мной издеваешься? Неужели ещё не надоело?

Он приподнял уголок губы, почесал щёку. Потом не спеша поднялся и подошёл ко мне.

— Кимберли, я не трогал тебя всю неделю. Все те события… — Он задумался и вдруг запнулся на полуслове.

Интересно, что он хотел мне сказать? Извиняться он не собирался, но меня не трогал даже пальцем, хоть я и ощущала его дыхание у своей щеки.

— Так что ты хотел? — перешла я в контратаку. — Если тебе ничего не нужно, пойду, пожалуй, отсюда.

Я развернулась, чтобы сбежать от него, но Макс вдруг схватил меня за руку.

— Постой! Понимаешь ли… Я не помню, что произошло. Я действительно не помню некоторых событий.

— Чего ты не помнишь? Как издевался надо мной вместе со своим Тиреллом? Этого ты не помнишь? — Я даже подскочила на месте от бешенства. — Как насиловал, тоже не помнишь? Не считай меня такой глупой!

Он расслабил руку, затем удивлённо сверкнул глазами. Замолчал, обдумывая мои слова. Я не верила ему, хотя это вполне бы могло объяснить некоторую странность его поведения.

— Вот теперь я точно ухожу!

Я рванула за дверь, влетела по коридору в свою маленькую каюту и упала на кровать, понимая, что по щекам слёзы текут. Глотнула пробежавшую по приоткрытым губам солёную каплю, затем уткнулась головой в подушку.

Перед глазами одна за другой вставали картины тех дней с Максимилианом, словно это произошло только что. Зачем он опять надо мной издевается, врёт мне? Играет, словно кошка с мышкой, вводит в заблуждение. Думает, удастся всё спихнуть на вымышленную потерю памяти? Ну уж нет! Я никогда не поверю ему. Со мной этот номер не пройдёт. Видно, Максу что-то нужно от меня, раз он так странно ведёт себя. Хотя, можно ведь было просто попросить прощения. Это не значит, что я смогла бы всё забыть, но было бы честно по отношению ко мне.

Поток слёз иссяк — они просто закончились. Теперь моя грудь подрагивала, сопровождая беззвучную истерику. Двигатели равномерно гудели, потом я ощутила лёгкий толчок корабля, который заставил меня вспомнить о том, где я нахожусь, и прийти с себя. Но я так и не поднялась. Легла на бок, согнув ноги в коленях, обняла их, прижала к себе.

Взгляд остановился на небольшом иллюминаторе, за которым виднелись далёкие звёзды, а привычный Рокс уже скрылся из поля зрения, оставшись позади. Может быть, за эти дни что-то изменится?

Если бы не мать, которая осталась на Крауме, я попыталась бы бежать, ведь там, на Трентоне, у Макса не будет ни многочисленной охраны, ни связей. А Винса я боюсь гораздо меньше, чем Тирелла, которого никогда больше не увижу. Хоть в глубине души мне было жаль этого преданного Максу человека с янтарным взглядом.

 

*** 

Когда она сбежала, я упал в кресло, наблюдая за рубкой управления сквозь прозрачную перегородку. Почему она сказала, что я её изнасиловал? Не мог я этого сделать! Конечно, мог пойти на разные меры, мог внушить желание, но вряд ли всё так страшно, как она говорит. Скорее всего, преувеличивает. Ещё и Тирелла зачем-то сюда вплела. Или что-то произошло серьёзнее, чем мне кажется?

Эмоции Ким были чистыми, не вымышленными, не надуманными. Это делало её слова похожими на правду. Нужно поговорить с ней ещё раз. Я не могу избегать этой девчонки всё время полёта в тесном корабле. Попытаюсь успокоить её.

С этой мыслью я решительно поднялся с места и пошёл к ней в каюту.

Девушка лежала на постели, глядя на иллюминатор остекленевшими глазами. Тело едва заметно вздрагивало, потом она глубоко вдыхала, пытаясь успокоиться. Она не заметила моего присутствия.

Может быть, стоило применить свои способности, чтобы успокоить её? Как же я это раньше делал? Хотя, помнится, я эти способности больше использовал для других целей.

Она дёрнулась и замерла, поняв, что я нахожусь рядом. Я же присел рядом с ней на кровать, потом легко прикоснулся щеки, на которой остался след от слёз.

— Тихо… Да ничего я тебе не сделаю. Лежи спокойно.

— Уйди лучше, — проговорила она сквозь зубы.

Ага, так я собрался и ушёл! Мне стало на самом деле интересно её странное отношение ко мне, и то, чем я его заслужил. А ещё хотелось достать наружу ту самую искорку, тот лучик желания, что скрытно присутствовал в ней. Вот только как это сделать, когда над ним нависло целое облако ненависти?

Я дотронулся пальцем до её щеки ещё раз, затем провёл вниз, к губам. Она замерла, сжалась, словно дичь перед атакой хищника. Чёрт, да за что мне такое наказание? Что я сделал не так? Как понять это?

И ещё стоило выяснить свои цели в отношениях с ней. Почему-то я подумал, что делаю это вовсе не потому, что не хочу скандалить за время этого полёта и пребывания на Трентоне, а потому, что мне хотелось убедить её поменять позицию в отношении меня, заставить думать обо мне лучше.

Я сам не знал, с чего мне вдруг в голову могла прийти такая мысль. Кажется, со мной такое происходило впервые. Хотелось, чтобы она просто улыбнулась, а не выглядела, словно аола в западне. Она красивая, когда улыбается, вот только увидеть это мне удалось лишь однажды, когда несколько дней назад я застал её беседующей с нашей работницей. Когда Ким увидела меня, с лица мгновенно исчезла улыбка, а вместо неё снова появился тот набор негатива.

— Успокойся. Да что с тобой? Я действительно не могу вспомнить событий, связанных с тобой. Будто мы неделю всего знакомы. Думаешь, мне легко воспринимать ситуацию? Если что сделал не так, просто прости меня. Если сможешь.

Что я говорил? Почему именно эти слова мне захотелось сказать ей в тот момент? Я почувствовал, что она в них нуждается. Значит, она хотела бы увидеть во мне не то, к чему привыкла? Что же, девочка, я постараюсь не обмануть твоих ожиданий. Вот только как это сделать? Это будет не так просто, как мне казалось сразу.

— Макс, можешь не стараться. Я не смогу поверить тебе.

— Хотя бы попытайся. Я никому не говорил, что после аварии у меня возникли проблемы с памятью. Кроме доктора и Рейса никто не знает об этом. Ты первая, кому я сказал. Потому, что это правда. Как будто до того… до того дня это был вообще не я. Абсолютно другой человек. Я помню почти всю свою жизнь, но не могу сопоставить это со своими нынешними мыслями.

Она осторожно убрала мою руку от своей щеки и приподнялась. Села, не поворачиваясь ко мне, подогнула ноги в коленях, обняла их.

— Я хотела бы, чтобы эти слова оказались правдой. Но звучит слишком нереально.

— Это правда.

— Даже если это так, — проговорила тихо она, отвернувшись, — даже если твои слова верны, и ты сегодня не помнишь, что произошло, это не означает, что завтра твоя память не вернётся, и ты не станешь таким, как прежде.

— Я не знаю. Давай не будем загадывать наперёд. Тебе нужно отдохнуть. Попытайся выспаться.

— Я не смогу сейчас уснуть.

Она неловко качнулась, а я увидел в её зелёных глазах удивительный свет, который не замечал до этого. Будто в них на миг появились спокойствие и надежда.

— Ложись. Я просто побуду рядом. Только не бойся меня. Чёрт… Мне это не нравится, Кимберли.

Интересно, зачем я делал всё это? Неужели хотел продолжения наших отношений? Хотя, о каком продолжении может вообще идти речь, когда я не помню, как это происходило. А хотел бы вспомнить? Судя по её реакции на меня, лучше и не знать, что случилось.

Я уже понял, что сам запугал девчонку, заставил прогнуться и сделать то, что хотелось мне. А чего же я хотел сейчас? Сложно решить, когда в голове каша, мозг постоянно работает в направлении «вспомнить всё», а душа подсказывает, что не было там ничего хорошего.

Она затихла, снова легла на бок, закрыла глаза. Я ощутил её неуверенность и сомнения. Значит, я прав. Буду действовать в этом направлении. Докажу ей, что изменился. Вот только что произойдёт, если я действительно тот, кем она считает меня, и эта часть меня вернётся?

Но сейчас думать об этом не хотелось. Я положил руку ей на спину, едва ощутимо поглаживая её сквозь ткань комбинезона. Она снова задрожала. Как же я делал это раньше? Я еле заметно — так, чтобы почти не ощущалась та грань между реальностью и иллюзией — запустил в её сознание поток спокойствия и умиротворённости. Отдавал ей часть своей энергии, кусочек себя. Девушка тяжело вздохнула и перестала дрожать, прислушиваясь к непривычным для неё ощущениям.

— Просто поверь мне. Лежи тихо. Я расскажу тебе одну историю. Когда-то, когда планета Асгард* не была открыта для общего взора, и лишь первые колонисты, случайные путники забрели туда на старом космическом корабле и смогли увидеть её красоты. Немногие добрались до той планеты. Среди них остались трое выживших: двое мужчин и молодая женщина, что была рождена на том же корабле. Остальные погибли: произошла разгерметизация при вхождении в атмосферу планеты, где как раз проходило облако метеоритной пыли. Никто не верил, что посадка может не состояться. Девушку звали Амина Смит. Она являлась помощником штурмана того корабля. Ты сама знаешь, что первые корабли отличались от современных — они не могли делать гиперпространственные прыжки, и им была доступна лишь скорость, близкая к скорости света. Понимаешь, к чему я веду?

— Да. — Она чуть повернулась, прислушиваясь к моему рассказу. — И что произошло дальше? Они остались живы?

— Да… Трое. Никто не верил, что корабль может не выдержать метеоритный поток. Вера в новые земли манила и являлась наркотиком для немногих доживших до того дня членов экипажа. Лишь Ами догадалась надеть скафандр, хоть она и призывала к этому по громкой связи всех находившихся на корабле людей. Двое мужчин: помощник капитана, Мэллоун, и механик, Азамант Авеслоу по прозвищу Арс, последовали её совету. Остальным приказ молодой девчонки показался просто смешным. И произошло непоправимое — обшивка корабля, прошедшего сотни световых лет и сменившего не одно поколение, оказалась пробита мощными ударами. Они успели найти челнок и спаслись. Все остальные погибли, не поверив в эту вероятность. Люди умирали на глазах у тех, кто смог выжить в тот злополучный для всех день. А трое добрались до спасательного челнока и вырвались в открытый космос. Они смогли воочию оценить красоту планеты. Ты никогда не бывала на Асгарде?

— Нет. И не собиралась как-то. — Ким повернулась, удивлённо глядя на меня.

Чёрт возьми, какая она всё-таки красивая! Неудивительно, что я не удержался. Интересно, почему она была против наших отношений? Или же у неё кто-то есть?

Я продолжил свой рассказ, видя, что он влияет на неё положительным образом:

— Трое, всего трое на дикой планете, наполовину покрытой джунглями. Им удалось установить передатчик, который отправлял в космос сигналы бедствия, но никого поблизости из людей тогда и быть не могло. Выход был один — ждать. Но сколько — они не знали. Их целью стало выживание. Планета имела достаточно ресурсов, чтобы они могли найти себе пропитание и выстроить дом. Оба мужчины были влюблены в девушку, но она отдала своё сердце лишь одному.

— Кому же? — улыбнулась Ким. — Помощнику капитана?

— Нет. — Я замолчал, рассматривая улыбку, что так ей шла. Я впервые за эти дни удостоился её улыбки, и мне это понравилось. — Механику. Но все их социальные статусы или должности на разбитом корабле уже не имели никакого значения. Но смысл истории не в этом. У неё родилась дочь. А сама Ами погибла при родах. И оба мужчины настаивали, что это их дочь, хотя настоящим отцом являлся Авеслоу. Но теперь никто не мог узнать правду, а бывший помощник капитана, Мэл, утверждал, что имел отношения с Ами так же, как и второй. Они вырастили девочку, которая считала обоих своими отцами. Ориэла выросла копией своей матери. Девочка не могла узнать правду, лаборатории, чтобы подтвердить отцовство, там, конечно же, не имелось. А когда девочке исполнилось восемнадцать, свершилось чудо — передатчик заработал.

Корабль, отправленный годы спустя с Земли, нашёл дикую планету. И пару сотен людей, что находились на том корабле, смогли организовать колонию. Потом прибывали ещё и ещё… Девушка была тайно влюблена в Мэла. Не так, как любят отца, а по-настоящему, как женщина мужчину. А поскольку она много лет никого не видела и знала о другой жизни лишь из рассказов двух людей, называвших себя её отцами, то и воспринимала по-своему всё происходящее. Мэл тоже был влюблён в девушку, но он не мог признаться, что всю жизнь врал ей. Она узнала о том, что тот ей не родной, лишь годы спустя, когда нашла в старом заброшенном доме в лесу дневник своей матери. Потом сдала анализ ДНК, который подтвердил её генетическую связь с Авеслоу.

— Как жаль… Она больше не увидела помощника капитана?

— Нет. Он погиб на задании за пару дней до того, как она узнала всю правду. А он ждал её все эти годы. Вот такая история.

— Красивая история, но грустная, — согласилась Ким, и в её глазах что-то блеснуло — Что же стало с девушкой потом?

— Она стала начальником колонии Асгарда, при ней строились первые города. Ориэла прожила долгую жизнь, но так и не вышла замуж и детей не имела. В её честь в столице планеты стоит огромный мемориал…

— Вот как. И какова мораль сей истории? Это правда?

— Кто же знает, это произошло больше трёх веков назад. Никогда не знаешь, где кроется правда, а где чей-то вымысел. И ещё — одна ложь может породить другую, что потом тебе же и аукнется. Я пойду, пожалуй, а ты спи. У нас всего несколько дней для отдыха. На Трентоне нам не удастся отдохнуть — помимо развлекательной части программы запланировано несколько официальных встреч.

Я задержал руку на её щеке, опустил пальцы вниз, на шею. Потом поднялся.

— Надеюсь, ты сможешь мне поверить, — добавил я, закрывая двери.

 

*История открытия и колонизации планеты описана в повести «Запоздалое эхо».

 

ГЛАВА 2

***

24-С регион Галактического Альянса.

Где-то в глубинах космоса.

За несколько дней до того.

Подсобка склада, куда привёл новый знакомый, была небольшой, и толком там ничего не имелось. После скромного обеда Максимилиан и Тирелл смогли остаться наедине и сразу же начали обследовать складской отсек — точнее, занимался этим лишь Тирелл, пока Блэр безмятежно наблюдал за процессом, указывая, что его безопаснику делать.

— Ты уверен, что они контрабандисты? Сейчас нас доставят на Альфа-Сагитариус, а что дальше? Нам придётся связаться с Рейсом Бенедиктом и сообщить о том, что мы живы, — заключил Максимилиан.

— Я не стал бы этого делать.

— Тогда как мы сможем добраться до дома? — недовольно спросил Блэр и добавил: — Не забудь, что у нас совсем нет денег.

— Эммм… Посмотрим новости и узнаем, что происходит на Крауме. Насчёт денег есть у меня одна идейка.

— Какая же? — язвительно поинтересовался Блэр

— Помните, Максимилиан, — перешёл на официальное обращение Тирелл, — я устанавливал не так давно новую систему безопасности на ваши счета?

— Ты к чему ведёшь? — сверкнул глазами Максимилиан.

— Я создал резервный счёт. И лишь я знаю от него пароль.

— Хочешь сказать, ты перевёл на другой счёт часть моих средств, чтобы потом тихо снять их для себя?

— Не совсем. Просто я всегда рассматриваю разные варианты развития событий. Мы сможем обналичить их в любом банке Альянса в местной валюте.

— Хотел бы возразить. Но могу теперь сказать — это была гениальная идея.

— Кажется, за той закрытой дверью, что находится в грузовом отсеке корабля, стоят контейнеры, помеченные знаком опасности третьего уровня. Что они везут?

— Чёрт их знает! Может быть, какое-то горючее.

— Они направляются с Краума. Я видел запись в бортовом журнале, пока мы разговаривали с Яном.

— Нужно проверить, что там.

— Вот и я о том.

— Но как?

— А для этого придётся пустить в ход твои способности. Не всё же применять их на ненужные никому вещи, — раздражённо бросил Тирелл.

Максимилиан понял, что тот имел в виду. Промолчал сам, а потом запустил телепатическую волну в своего безопасника, заставив замолчать. Слушать о том, что он делал не так, не слишком-то хотелось. А ещё он бешено истосковался по чужим эмоциям. Использовать для этой цели Тирелла не стоило, но нужно бы показать, кто здесь главный. Потом он найдёт себе другую жертву.

Тирелл Кроу практически никогда не подвергался телепатическим атакам своего шефа, обычно это обходило его стороной. Но теперь он понял, что слишком рано расслабился и нужно постоянно держаться начеку. Зря он сказал про резервный счёт, пусть бы потом это стало сюрпризом.

— Макс, не-эт!

— Ладно, живи. — Максимилиан отпустил его — и Тирелл облегчённо выдохнул. — Ты мне всё-таки жизнь спас.

— Не делай так больше, — прохрипел в ответ безопасник. — Иначе будешь сам выпутываться из своих проблем.

— Зачем нам тот склад? — перевёл тему Максимилиан.

— Мне кажется, что они перевозят дейтерий с Краума. Твой, кстати.

— Интересно… Возможно, ты прав. Но сколько тонн может взять такой корабль?

— Не меньше трёхсот. До пятисот, думаю. Машина немаленькая. Если это правда, я бы на твоём месте выяснил каналы поставки и рынок сбыта. Теневая экономика была всегда.

— Мы же здесь вместе. Почему на «моём месте»? — не понял Максимилиан.

— Не хочу стать твоей жертвой. Используй свои уловки на ком-нибудь другом. Иначе будешь сам выпутываться из проблем, а я найду способ оставить тебя с ними наедине, — недовольно ответил Тирелл.

Максимилиан холодно взглянул на Тирелла, но в мыслях всё-таки проявилось некое понятие о том, что он только что хотел прогнуть под себя и без того преданного человека. Чего ещё можно от него желать?

— Хорошо. Считай это последним разом.

— Так-то лучше, — проворчал Тирелл. Потом осторожно выглянул за двери подсобки. — Идём, прогуляемся, пока никого нет.

Они вышли в коридор грузового отсека, оглянувшись ещё раз. Максимилиан недовольно поправил рубашку и поёжился — от дорогого пиджака, в котором он попал в переплёт, пришлось избавиться ещё в капсуле. То ли дело чёрный удобный костюм Тирелла, в котором тот напоминал земную пантеру — подобные существа водились и на Асгарде.

— Что-то мне не по себе от этой затеи. Предлагаю сначала выспаться, до конца пути ещё трое суток лёта.

— Потом выспимся. Мы только этим и занимались в капсуле. Вот за этой дверью я и видел контейнеры. Помнишь, как один раз кто-то выходил оттуда?

— Не обратил внимания.

— Зря. Надо туда попасть. Только незаметно.

— Проще будет поговорить с Яном. Он расскажет всё сам. Будем блефовать. Скажем, что владеем частично информацией о грузе.

— Может, попытаемся ещё к нему в команду напроситься? — насмешливо спросил Тирелл.

— Упаси, Создатель. Обойдёмся как-нибудь. Это ниже моего достоинства.

— Зря. Узнал бы, как живут контрабандисты и галактические пираты.

На этом разговор и закончился. Оба нуждались в отдыхе, а время позволяло отсрочить разведку. Мысль о том, что они не останутся без денег на планете соседнего региона, грела Максимилиана. А ещё он думал о Кимберли. Сыграла ли она свою роль в этой пьесе или их всё равно бы нашли те странные люди, среди которых был мужчина с ментальными способностями?

Максимилиан прекрасно понимал, что вряд ли Кимберли имеет к ним какое-либо отношение, и то, что он сам довёл её до этого. Он просто не мог иначе. Слишком сильным было выражение её эмоций, таких заманчивых для него. А оказалось, она дочь Джэра Треффолда… Странно, почему Тирелл не узнал этого раньше? Может быть, тогда Максимилиану удалось бы понять, чем вызвана ненависть к нему? И, возможно, он не трогал бы её? Хотя нет. Он всё равно не упустил бы такой возможности.

И ещё он вспомнил тот самый день, когда состоялась передача имущества компании Треффолда.

Палящий Рокс над головой, белое небо, сливающееся с пустыней. Они посетили сто тридцать первый сектор за несколько дней до того, и Блэр уже знал, что увидит там. Потом посадка у здания, где находился городской офис. Там Рейс Бенедикт говорил с кем-то по коммуникатору. Вот они входят в кабинет, где их уже ждёт обанкротившийся заёмщик… Дальше всё словно в тумане. Последнее воспоминание действительно связано с тем, что он хотел уговорить Джэра работать в BI. А потом Максимилиан очнулся лишь в своём флайере, который уже набирал высоту, направляясь в здание корпорации.

Странно, он раньше не задумывался, почему воспоминания о том дне такие мутные, словно это происходило не с ним.

Такое случалось несколько раз в его жизни, но каждый раз он не мог вспомнить, что именно он делал и говорил, хотя окружающие ничего не замечали. Или не хотели видеть в силу иных обстоятельств. Да, день, когда случился сердечный приступ у его отца, был таким же… мутным. Но Максимилиан всегда считал: это от того, что его сознание не может воспринимать по-другому горе. В голове замелькали догадки, но слишком сумбурно, а потом его начало клонить в сон. И Блэр не заметил, как уснул под равномерный гул двигателей контрабандистского корабля.

 

***

Звездолёт компании «Blair Incorporation».

Где-то в космосе.

Макс ушёл от меня. Просто оставил одну, так и не сделал попытки повлиять на меня телепатически. Или делал, но это проявлялось абсолютно иначе? Какой он странный стал! Лишь сейчас я поняла это до конца. Рассказывал историю, от которой хотелось рыдать, ведь я сама во многом лгала ему. Может быть, если бы не та ложь, всё сложилось бы иначе? Интересно, где он настоящий — тот маньяк с холодным взглядом или этот, что проявляет человеческие чувства?

Я поймала себя на мысли, что мне хотелось бы видеть именно этого Максимилиана, который только что пытался меня успокоить и просил верить ему. Пусть с тем же тембром в голосе и такими же голубыми искрами в глазах, но он был настоящим, а не тем, за кого выдавал себя те два месяца, когда преследовал меня по всему Крауму.

После всего того поверить ему сложно, хотя почему-то хочется. Узнать бы, действительно ли он причастен к смерти папы! Может быть, он действительно не причём, а я затеяла весь этот спектакль в порыве чувств? А теперь Винс, который находится в рубке с пилотами, контролирует каждый мой шаг, грозя сдать Максу с потрохами.

А может быть, Макс действительно ничего не помнит? Иначе он бы не вёл себя так со мной, будто знаком первый день. Не похоже, что он врёт мне, да и не в его это правилах.

Ведь если он ничего не помнит, у меня есть шанс избавиться от него. Сказать, что нас больше ничего с ним не связывает, что я люблю другого. Вот только кого?

В голову закрались новые мысли. А что, если я попытаюсь использовать Винсента против него же самого. Надо заставить Макса поверить, что у меня роман с его новым начальником охраны. И если он действительно изменился, то оставит меня в покое. А если врёт, то я выведу его на чистую воду. Но нужно ли это мне?

Может быть, было бы приятнее ощущать иллюзию — другого Макса, который до сих пор стоял у меня перед глазами?

Я спала несколько часов, потом ещё некоторое время провела в каюте, чтобы лишний раз не показываться на глаза обоим мужчинам. Я вдруг вспомнила свои планы и подумала: смогу ли я этим самым контролировать Винсента? Спать с ним в мои планы не входило, а вот разыграть спектакль — вполне. И тогда не возникнет вопросов, если мы будем беседовать с ним наедине. А я за это время попытаюсь выудить из него всю информацию, касающуюся заказчика, чтобы выйти с ним на связь без посредников и попросить оставить меня в покое.

Страшно, хотя уже не так, как бывало в самом начале, да ещё Максимилиан сам способствовал моим негативным чувствам. Но теперь в душе появились спокойствие и уверенность, что я смогу выпутаться из своих проблем.

Я вышла из каюты, прошла к рубке управления, посмотреть, что там происходит.

Макса, к счастью, не было, лишь пилот и Винс, бесцеремонно развалившийся в кресле. Заметив меня, он поднялся, подал мне руку. Я присела рядом, всматриваясь в мониторы и огромный экран, за которым еле заметно проплывали многочисленные звёзды, и виднелась туманность вдали.

— Как дела? — спросил меня безопасник.

Я прекрасно знала, что в присутствии пилота не стоит говорить ничего лишнего, поэтому кивнула в сторону выхода и сказала:

— Надо пообщаться. Наедине.

Он, не оборачиваясь на пилота, будто того и не существовало, последовал за мной в каюту. Закрыл за собой дверь, чтобы никто не мог войти. Потом достал откуда-то странное устройство, напоминающее небольшую коробочку, активировал, и на корпусе загорелась зелёная лампочка.

— Это ещё что такое? — не поняла я.

— Ты же не хочешь, чтобы наш разговор попал в записи звездолёта BI?

— Хочешь мне сказать, что здесь есть прослушка?

— Конечно, — усмехнулся он. — Это блокиратор звуков. Звуковые волны гасятся на расстоянии полутора ярдов от источника. Можно настроить на другой диапазон. Хочешь проверить?

— Нет, — отрезала я. — Странно скрываться от самого себя? Не так ли?

— Я не успел сменить приборы на корабле на свои. Да и зачем? — Он безразлично пожал плечами. — Мой предшественник отлично заботился о безопасности своего шефа.

— Твоего тоже, между прочим.

— Ладно. Что ты хотела? Блэр сейчас у себя, у нас есть время.

Действительно, с чего бы мне начать? С выяснения имени заказчика или же с плана по приручению двуличной твари Винса, который находился передо мной?

— Скажи мне… — Я замялась. Услышала, как стучит сердце, но глубоко вдохнула, чтобы успокоиться.

— Что? — Он облокотился ладонью о стену и навис надо мной.

— Как долго мне ещё придётся тебя терпеть?

— Я думал, что мы нашли давно общий язык. Разве нет?

— Я устала от всего. Устала врать. Мне не нужны деньги. И месть уже не нужна. Я хочу свободы, а вы все запираете меня в клетку. Хочу улететь. Скажи, какова цена моей свободы? Только прямо скажи, хватит ходить вокруг да около!

— Разве тебя кто-то держит? — Он наклонился ко мне, дыша прямо в макушку. — Ты не выплатила деньги за свой дом. Или тебе это уже не важно?

— Я устроюсь на другую работу. — Я вдруг вспомнила, что Норман не так давно предлагал мне работать на него. Я разговаривала с ним в день заключения контракта. Мне было бы спокойнее там.

— На какую?

— Это не важно, — решила я не говорить ему. — Тебе-то какая разница?

Но он понял без моих слов.

— Если ты про Нормана, то, поверь, там легче не будет. Я говорил на днях с Лео, он всё сказал мне.

— Как же вы меня все достали!

— Максимилиан всё равно не отпустит тебя. — Винс отпрянул и прошёлся по каюте, посматривая на своё устройство.

— Он… — Я хотела было сказать, что он всё равно ничего не помнит, и можно попытаться уволиться, но вдруг, когда мои глаза встретились с чёрными глазами Винсента, поняла, что не стоит говорить ему о потере памяти его начальника.

Странно. Я впервые встала в душе на защиту Макса, удивившись своим же мыслям. Неужели за один день он смог изменить моё отношение к нему. Но нет. Я тут же передёрнулась от вспышки ненависти.

— Что ты хотела мне сказать?

— Ничего… Ничего не хотела. — Я прислушалась к шагам в коридоре корабля.

— Кто-то идёт. Поговорим позже.

Я вдруг поняла, что это Макс. Я хорошо запомнила звук — его своеобразную неспешную походку, при этом твёрдую и уверенную, а не крадущуюся, какая была у Тирелла, или практически бесшумную, как у Винса. И я поняла, что вот-вот он заглянет ко мне в каюту. Объяснять, что здесь делает Винсент Тейлор, мне как-то не хотелось, хотя можно предоставить объяснения ему. Я прищурилась, а потом подошла к Винсу, обняв его за плечи, отвлекая от погасителя звука. А потом поцеловала его в губы, посматривая на дверь.

Он ответил, жадно приникнув кратким поцелуем, но отстранился, удивлённо посмотрев на меня. А я, как могла, отвлекала его от шагов. Пусть Макс поймёт, что нас с ним ничего больше не связывает. Очередной риск, но я ничего не теряю. Разве что рискую попасть в немилость, но то же самое коснётся и Винса — а это мне на руку.

— Помнишь, что ты собирался забрать меня от него, когда твоё задание закончится? Ты ещё не передумал?

Целовать его не было противно. Противно было врать. Хотя, я брала пример с них же. Его губы снова захватили мои, а рука обхватила затылок, прижимая к себе. Ну же…

Я угадала. В дверь действительно постучали. Винс отпрянул от меня, сверкнув глазами.

— Ты это специально? — прошипел он.

— Учусь от тебя, — натянуто улыбнулась я в ответ.

— Кимберли, ты там? — послышалось из-за дверей.

— Сейчас! — крикнула я, не сразу сообразив, что Макс меня не услышит, ведь Винс не выключил свой прибор. Пока безопасник прятал свой гаджет в карман, я успела расстегнуть молнию комбинезона, взъерошила волосы и уселась на постель. В этот момент ворвался сам Блэр, удивлённо глядя на меня.

— Что здесь?.. — Он вдруг запнулся, а голубые глаза недобро сверкнули.

Может быть, зря я это затеяла? Сейчас в нём проснётся прежний Макс, который не оставит это просто так. Я вдруг поняла, что Макс сейчас подумает про Винса, и стало смешно. Но я смогла сдержаться.

— Всё в порядке. Разговаривали с мисс Ланфорд. — Винс скользнул к двери, стараясь не встречаться с Максом взглядами, и покинул каюту.

Впервые в жизни я видела, что Винса хоть что-то зацепило — он действительно не ожидал такого поворота событий. Что же, пусть теперь сам решает, что делать дальше и как выкручиваться. Я же убрала на спину волосы и поднялась, демонстративно застёгивая комбинезон.

— Мне нужно поговорить с тобой, Кимберли, о делах корпорации. Жду тебя в салоне, когда ты… приведёшь себя в порядок.

Он не ушёл сразу. Я почувствовала волну, зондирующую мои эмоции. Ноздри Макса хищно раздувались. Но он не трогал моё сознание, не лез в душу — просто пытался понять, что происходит на самом деле. Телепатическая волна прошлась по мне легким касанием, как изучающий взгляд.

— Нужно что-то ещё? — не выдержала я, видя, что Макс не уходит.

— Почему ты мне сразу не сказала?

— Не сказала чего?

— Что у тебя отношения с Винсентом!

— А нет ещё никаких отношений, — недовольно выговорила я. — Какие могут быть отношения, если у меня на этом корабле даже нет личного пространства?

Действительно, Винс работал на Макса считанные дни, а признаваться, что мы знакомы давно, точно не стоило.

На лице Макса не проявлялось даже тени улыбки — всё тот же циничный взгляд. Впрочем, мне и не хотелось видеть, как он улыбается. Почему-то его улыбка настораживала меня, и я начинала искать подвох.

— Жду тебя. Мне всё равно, что у вас происходит. Главное, чтобы это не касалось работы. Понятно, Ким? — обронил он, как ни в чем не бывало.

— Понятно, — усмехнулась я.

Он вышел, а я бросилась в смежное помещение к умывальнику, чтобы охладить своё лицо — оно горело от чувства, словно я сделала что-то не то. Но зато теперь мне на некоторое время обеспечена свобода. Если, конечно, он не врёт о своей амнезии.

 

***

Я не понял сразу, что происходило на самом деле. Всего лишь почувствовал в сознании Кимберли растерянность и чувство сожаления. Никакой страсти или же желания. Ким лишь хотела, чтобы я поверил, что у неё с моим безопасником роман? Она хотела — и я сделал вид, что поверил. Не стоило забывать о моих способностях, которыми я не слишком-то пользовался в последнее время.

Она просто хочет избавиться от меня. Ничего, пусть поиграется. Винс не так прост, как кажется на первый взгляд. Пусть немного уляжется её злость, а уж потом я докажу ей, что действительно изменился. Не смогу жить с мыслью, что сделал ей больно. Не знаю, что со мной происходило, но я хотел добиться её расположения нормальным, человеческим способом. Интересно, каково это, когда тебя любят по-настоящему? Это наверняка приятные ощущения.

Стоп! Не понял. Я хочу влюбить в себя эту девчонку? Зачем мне это? Никогда я не испытывал потребности в этих эмоциях, которые лишь мешали здравому рассудку. Или же мне она не безразлична, как я ей только что сказал?

Она больше возбуждала меня, когда не пылала гневом. А ведь раньше я думал иначе. Почему со мной произошли такие изменения?

Просто захотелось пробудить, разжечь ту искорку, что притаилась за тёмной тучей негатива. Жаль Ким. Кажется, будто она загнана в угол, а виноват в этом лишь я.

Конечно, меня не особо мучили угрызения совести, ведь я не помнил всего того, что между нами произошло.

Я вышел в рубку управления, где застал Винсента. Я даже на расстоянии почувствовал его страх, хотя обычно он хорошо скрывал свои эмоции. Значит, понял, что сделал что-то не то. Ладно, черт с ним! Поживём — увидим, кто есть кто. Если бы только вспомнить…

 

***

Я плеснула холодной водой в лицо, чтобы охладить пылающие щёки, и задумалась.

Кажется, удалось заставить Макса поверить, что у меня с ним ничего быть не может. Если бы он помнил события прошлого, то не оставил бы меня в покое. У него действительно отсутствует часть воспоминаний. Он не пытается подчинить меня. Даже не пристаёт, как обычно бывало. Уж он бы точно не упустил момента поглумиться надо мной.

Я облегченно вздохнула, поняв, что у меня есть возможность от него отдохнуть. Решу до конца свои вопросы, избавлюсь от Винса, потом покину корпорацию, больше никогда не вернусь. Надеюсь, мне удастся заработать денег, чтобы возвратиться на Землю и позабыть о кошмаре, который преследовал меня в последнее время.

Интересно, а о чём Макс хотел со мной поговорить?

На корабле время потеряло свой счёт — не было смены дня и ночи, всё одинаково, монотонно, будто жизнь остановилась. Это каждый раз смущало меня в длительных полётах, особенно после того, как привыкала ко времени той или иной планеты.

Из транслятора раздался монотонный голос-автомат бортового компьютера. Сейчас отключат режим гравитации. Это обычно делалось в целях экономии энергии, ведь дозаправка ещё нескоро.

Странно, почему после всех покушений Макс не боится, что его звездолёт может подвергнуться атаке? И почему покушения на него вдруг прекратились, перейдя в режим ожидания. Должна существовать разгадка этой тайны, как и того, что происходило с самим Максимилианом.

Гравитацию и правда отключили очень скоро. Я успела лишь выйти в коридор, как почувствовала, что пол уходит из-под ног. Что же. Придётся добираться «вплавь». Может быть, Макс уже передумал разговаривать со мной?

Но нет, он ждал в гостевом салоне звездолёта, задумчиво глядя в иллюминатор. Сбоку на большом экране, в который превратилась перегородка между рубкой управления и этим помещением, транслировали новости Альянса, и Макс прислушивался к тому, что там говорили.

Хорошо, что он включил режим экрана. Хотя бы не будет мерзкого ощущения, что за тобой наблюдают — того, что любил делать он раньше, просто загоняя меня в тупик.

— Что ты хотел? — спросила я, вползая в салон. К счастью, у стен были предусмотрены поручни.

— Мне нужно обсудить с тобой наше положение на сегодняшний день. Я не хочу лезть в твою личную жизнь, но она не должна мешать деловым отношениям.

— Это очень разумное решение, Макс. Почему тебе раньше не пришла в голову такая хорошая мысль?

— Ким… Пойми, я правда не помню, чем не угодил тебе. Ты не можешь винить меня то, чего я не помню. Если не хочешь — у нас с тобой больше ничего не будет.

Я внимательно посмотрела на Макса, и мне не верилось, что это говорит он.

Блэр был спокоен, невозмутим, прекрасно себя контролировал. Его губы тронула чуть заметная улыбка, бровь немного приподнялась. Чёрт, какой он всё же красивый для мужчины. Если бы не то, что он со мной сделал, я бы могла в него влюбиться.

Если бы просто оказался другим человеком, какого изображал из себя сейчас! Но я всегда буду помнить те визиты к нему домой и свой страх, который так ему нравился.

— Считай, что я почти поверила. Но не думай, что я расслабилась, а ты сможешь продолжать игру, когда стану тебе доверять.

— Ну вот, уже пошёл хоть какой-то разговор. Если мы станем доверять друг другу хотя бы в работе, этого вполне достаточно.

— Хорошо. В работе я согласна. — Неожиданно для себя я улыбнулась, получив ответную улыбку. — Рассказывай, что хотел.

Такой Макс мне нравился больше, и сам полёт уже не казался таким страшным.

 

ГЛАВА 3

***

24-С регион Галактического Альянса.

Альфа-Сагитариус. Главная полусфера.

Максимилиан Блэр внимательно прислушивался к гулу двигателей корабля, идущего на посадку в космопорт незнакомой планеты. Тирелл Кроу ненадолго его покинул, но должен был вот-вот вернуться, чтобы доложить обстановку. Снаружи послышались долгожданные шаги, и Максимилиан подскочил.

— Что там? — нервно спросил он.

— Нам велено оставаться здесь, пока не сядем. Скоро будем на месте.

— Что будем делать с этими преступниками, что воруют наш дейтерий? — спросил Блэр, которого до сих пор коробило от того, что они узнали с Тиреллом на корабле.

— Ян остаётся на Сагитариусе на несколько суток, чтобы подготовиться к следующему полёту. За это время попытаемся вычислить, куда ведут следы. Я нанялся доставить груз к месту назначения.

— Зачем?

— Как зачем? Ян всего лишь исполнитель, а я хотел бы найти заказчика.

— Но это значит, что наше возвращение откладывается на неопределённый срок! — возразил Блэр.

— Не спеши, — прервал его Тирелл. — Уже сегодня мы сможем выяснить, что происходит на Крауме. Главное — найти межпланетную связь, а там у меня есть свои источники информации.

— Хорошо. Дождёмся посадки — видно будет, — ответил Максимилиан.

Полёт окольными путями Альянса, которыми не пользовались нормальные люди, затянулся дольше, чем они ожидали. Сквозь пространственный тоннель, где полностью поддерживалась передача данных, что вели корабли на сверхсветовой скорости, минуя огромные расстояния, этот путь занял бы максимум неделю. А так Максимилиан уже сбился со счёта дней, которых, впрочем, и не существовало в космосе.

— Я тоже устал от этого полёта, — признался Тирелл.

— Сложно сдержаться, когда знаешь, что за груз находится по соседству. Да ещё и с нарушениями всех правил транспортировки. Ян ответит за это! — прошипел Максимилиан.

— Не забудь — он спас наши жизни. Давай оставим его в покое и займёмся более серьёзными проблемами, — напомнил Тирелл в очередной раз.

Корабль переходил в режим торможения, собираясь совершить манёвр. Они уже находились на орбите безвоздушной планеты — цели их назначения. И Максимилиан снова задумался, что делать дальше. Интересно, сколько времени потребуется Тиреллу, чтобы провернуть махинацию?

— Кажется, прилетели, — вздохнул Тирелл, думая о том, как лучше поступить, чтобы не потерять время и узнать, что же происходит за их спинами.

 

***

10-B регион Галактического Альянса.

Планета Трентон. Главный космопорт.

Звездолёт корпорации BI успешно сел в огромном космопорте Трентона. Я сошла по траппу и раскрыла от удивления рот, ведь лишь на Земле видела подобное зрелище: тысячи космических кораблей устремляли в небо свои блестящие вершины, словно кто-то усеял поле замершими солдатами в определённом порядке. Вдали взмыли в небо сразу несколько небольших звездолётов, нарушив равномерный гул космопорта, в котором переплетались голоса людей, писк роботов и объявления, повторяющиеся на большом голографическом экране.

— Не стой. Проходи. Нас уже ждёт такси-кар, — подтолкнул меня сзади Макс.

Рядом с нами фыркнул Винсент, он положил руку на пистолет и хищно осмотрелся, будто опасность могла подстерегать и в этом людном месте.

— У нас мало времени, — произнёс Макс, потом недовольно покосился на своего безопасника и добавил: — Тебе ещё представится возможность проявить свою бдительность. Главное — не заигрывайся. — Он кивнул в мою сторону, а я смутилась, поняв, о чём он говорит.

— Машину тоже нужно проверить. — Винс проигнорировал колкость и с невозмутимым видом плюхнул сумку с вещами на подставку робота-транспортёра. — Я всего лишь делаю свою работу.

— Вот и делай, а не думай, как залезть под юбку мисс Ланфорд, — недовольно ответил Макс.

Я отвернулась от мужчин. Пусть сами разбираются. Забота Макса о моей чести и достоинстве наводила на странные мысли. Неужели он ревновал меня к Винсу? Я не хотела добиться этого, когда устраивала тот спектакль. Мне всего лишь хотелось, чтобы Максимилиан отстал от меня. Проверить его слова об амнезии. А тут поняла, что моя выходка может обернуться чем-то большим. Я решила больше не провоцировать его.

— Сам сказал, что времени нет. Пошли уже, — ответила я, бросившись вперёд от них. В компании с Винсом я ощущала себя ненамного лучше, чем с Тиреллом Кроу, за исключением того, что я не боялась его до такой степени.

Серебристая капсула такси уже стояла на одной из многочисленных парковок. Пилоты добирались отдельно, пока они оставались в космопорте, чтобы проверить состояние звездолёта после полёта, а мы втроём отправились в отель. Я впервые видела эту знаменитую планету своими глазами. Трентон являлся одной из первых колоний, которые создали люди после выхода в космос, то время в истории человечества ознаменовалось тем, что некий промежуток времени — лет сто или чуть больше — человечество прекратило войны, сплотившись общей идеей покорения новых земель. Расы смешались. Человечество стало единым организмом. А потом, спустя годы, появилось новое правительство, началась бесконечная борьба за власть на новооткрытых планетах. Это привело к войнам в колониях, которые не желали подчиняться новой власти. Трентон являлся исключением. Его не затронули ужасы той войны, когда звездный десант высаживался в колониях, блокируя сопротивление местных жителей. Правительство оставалось на Земле, а сюда бежали те, кто хотел остаться в стороне от политики. Всё это я изучала в университете, когда жила в Лондоне. Я ещё тогда мечтала побывать в этом месте, где всегда стояла одинаковая тёплая погода — вечное лето и немного весны.

Мой взгляд скользил по многочисленным зданиям сложной конструкции. Небо расчерчивали полосы стремительных блестящих флайеров, а облака, казалось, касались верхушек самых высоких из зданий. Прямо-таки город в облаках. Столица Трентона сильно отличалась от Краум-сити, где повсюду чувствовалось дыхание пустыни. Здесь же находились лучшие курорты из всех планет региона. Лишь Асгард напоминал эту планету своим климатом и городами.

— О чём задумалась? — почувствовала я на шее дыхание Макса.

— Красиво! — Я не стала отодвигаться и поняла вдруг, что мне приятна его близость.

Он улыбнулся, посмотрев в окно флайера.

— Слишком уж вычурно. Асгард гораздо красивее Трентона.

— Это потому, что ты там родился.

— Зато Астон Бейли со своей корпорацией отсюда не выбирается. Управление его заводами и станциями происходит отсюда.

— Он занимается только кораблями? — спросила я.

Конечно, я знала, кто такой этот Астон Бейли, который являлся ведущим бизнесменом региона. Но он не занимался дейтерием, поэтому не был мне интересен. Максимилиана он интересовал, как один из членов экономического союза Альянса, через которого проходили миллиарды кредитов, и как потребитель нашей продукции.

— Да, и не только. Хорошо, в наши дела не лезет, — тихо ответил Макс.

Винсент отвернулся, делая вид, что ему не интересен наш разговор. Глядя на его каменное лицо, я вдруг подумала: не является ли этот самый Бейли заказчиком покушения на Максимилиана, в котором я также участвовала. Уж слишком безразлично Винс отнёсся к этому полёту, хотя я чувствовала, что ему далеко не всё равно, куда мы летим.

 

***

Отель находился в самом центре города. Когда мне открыли мой номер, то я ахнула от удивления.

— Располагайтесь, идентификация завершена. Ваши вещи сейчас привезут, — сообщила мне невысокая девушка, настраивая код замка на мои отпечатки. Я поблагодарила её и прошла в номер.

Вид на залив обещал много приятных впечатлений, но огромная ванная комната заставила вспомнить неприятные моменты в доме Максимилиана.

Странно, почему я изменила своё к нему отношение? Я часто вспоминала ту историю, что он мне рассказывал, и сравнивала его поведение с прежним. К тому Максу я по-прежнему испытывала жгучую ненависть. Но так ли я его ненавидела?

Черт, думаю так, будто они — абсолютно разные люди.

Какой бред!

Не успела я вспомнить о нём, как услышала сигнал вызова из устройства на двери. На экране я увидела изображение с внешней камеры — его лицо.

— Ким, открой.

— Подожди, сейчас. — Я вновь взглянула на морскую гладь, а потом направилась к дверям. Максимилиан вошёл в номер и довольно улыбнулся, оценивая обстановку.

— Нравится?

— Что? Отель?

— Да.

— Нравится. — Я прошлась по комнате, потом не выдержала, повернулась и спросила: — С каких это пор тебя вообще интересует, что мне нравится?

Макс еле слышно усмехнулся.

— Считай, что с сегодняшнего дня. Ответ устраивает?

— Вполне. Ты что-то хотел? — Я напряглась, испугавшись, что вот-вот эти голубые глаза приобретут прежний холод, а он из «красавца» внезапно превратится в прежнее чудовище.

— Когда ты уже прекратишь думать про меня всякие гадости? — внезапно спросил он.

— Хорошо, что ты не читаешь мои мыслей, — усмехнулась я, пытаясь выбросить из головы то, что мешало мне жить. — Я не боюсь тебя. Просто не понимаю, как в тебе могут одновременно уживаться два абсолютно разных существа.

— Я же чувствую эмоции. Забыла? — Он вдруг шагнул ко мне, от неожиданности я отпрянула назад и упала на огромную кровать.

— Не подходи! Знаю я твою страсть к моим эмоциям, особенно нехорошим. Сам заставлял меня бояться тебя, а теперь хочешь добиться моего хорошего расположения? — прошипела я.

— Ки-им, сколько можно повторять? Я не помню! Как доказать тебе это?

Он присел рядом, и я переползла по кровати на другой край, чтобы отдалиться от него.

— Не надо мне доказывать ничего. Просто не трогай меня.

— А если очень хочется? — Он в одно мгновение оказался рядом. Лицо склонилось над моим. Он осторожно провел пальцем по моей губе. Я зажмурилась, чтобы не смотреть на него, но всё же не выдержала и открыла глаза. Макс оставил на моих плотно сжатых губах лёгкий поцелуй, отстранился и поднялся.

— Оставайся со своими страхами наедине. Может быть, Винсент тебя успокоит, - со злостью выдал он, усмехнулся и вышел за дверь, оставив меня одну.

Вот же мерзавец! Сам же довёл меня до этого состояния, а теперь ещё и издевается надо мной?

— Не приходи ко мне больше! — громко крикнула я в закрытую дверь, сомневаясь, что он меня услышит, потом поняла, что мне снова хочется плакать, и глубоко задышала, чтобы успокоиться.

А ведь мне хотелось бы продолжения. Черт возьми, да что со мной?

Я противоречу сама себе. Ненавижу Блэра и всё, что с ним связано! Я не могу в него влюбиться! Не могу! Он ведь вспомнит, всё вспомнит. И всё начнётся с начала.  

Не хватало потом получить сюрприз на свою голову в виде озабоченного эмоциями телепатического маньяка! Сейчас он практически не пользовался своими силами, но стоило ему лишь захотеть, он создал бы для меня иллюзию, которая заставила бы меня поверить в счастье.

Пока он этого не делал, но это и к лучшему, по крайней мере, я могла сама распоряжаться своими мыслями и чувствами.

Нам с ним жить в соседних номерах почти три недели. И нужно как-то продержаться это время, не думая о нём.

Винс тоже недалеко. Хорошо, хотя бы безопасник не пытался развенчать обман в глазах Макса.

Завтра свободный день, Максимилиан хотел посвятить его знакомству с городом. А послезавтра как раз состоится торжество, ради которого мы и прибыли на эту планету. Потом пару свободных дней, затем встречи с настоящими и потенциальными партнёрами, в том числе с самим Астоном Бейли.

А ещё завтра мне предстояло выбрать новый наряд, ведь на такое мероприятие я не могла пойти, как на работу. Макс об этом знал. Заикался вчера о том, что нам придётся сделать несколько покупок. А когда я возразила, что не имею достаточно средств на покупку обновок от ведущих дизайнеров, он рассмеялся и сказал, что всё это накладные расходы корпорации. В чём-то он, конечно же, был прав, хотя мне не хотелось бы брать от него ничего.

Интересно, как Блэр меня представит перед тысячами гостей — своей коллегой или помощницей? Или же любовницей? Не слишком хотелось бы попасть в обозрение новостных лент, как любовница Максимилиана Харли Блэра, чтобы потом каждый мог обсудить за спиной моё ужасное положение, ведь Макса знали не с лучшей стороны, и его характер ни для кого не был секретом. Тайной являлось лишь то, что знала я.

Я провела пальцем по губе, как делал это он, всё ещё ощущая в воздухе его запах. Вспомнила, как он только что целовал меня.

Почему же я снова думаю о нём?! Нельзя! Стоит только вспомнить, что он сделал со мной!

Неужели я настолько слабохарактерная, что готова простить ему всё, что между нами было?

 

***

Я вернулся к себе в номер и заказал кофе. Кимберли не выходила из мыслей. Но сегодня я вдруг понял, что её ненависть ослабела. Значит, я на верном пути.

Она действительно боялась меня. Только сейчас я до конца осознал, что сделал что-то непоправимое. Я перебирал в памяти своих прошлых женщин и то, что делал с ними, и понимал, что не могу поступать так больше. Почему же больше не хочется никого доводить до слёз, не хочется ощущать чужой злости? Может, это долбанная травма при аварии повлияла на меня?

Мне даже не хотелось вспоминать, что я делал последних пять месяцев. Вдруг вместе с воспоминаниями вернётся жажда отрицательных эмоций? Мне действительно хотелось, чтобы Кимберли улыбалась почаще. И не только этого хотелось...

Я чертовски хотел её. Я хотел бы, чтобы она горела желанием, а не пылала ненавистью.

При этой мысли в груди возникло странное чувство. Я сделал глоток кофе, рассматривая панораму Трентона за окном, но всё думал о Ким. Что со мной? Почему эта девчонка не выходит из мыслей?! Чёрт! Со мной никогда такого не бывало. Странное чувство. Манящее. Взывающее взлететь в небо, набрать скорость и ворваться в облако, из которого уже не будет выхода!

Если бы я находился сейчас дома, то взял бы свой флайер, чтобы рвануть над пустыней, совершая головокружительные виражи, чтобы почувствовать, как мили сменяют одна другую, и не выпускать из головы то удивительное ощущение кайфа.

Наверное, я точно схожу с ума, хорошо же треснулся при долбанной аварии.

 

*** 

После того разговора мы с Максом увиделись всего раз, в ресторане. Винс уехал в космопорт проверять наш корабль, а я всё ждала, когда закончится этот день, стараясь выбросить из головы плохие мысли.

Макс не повёз меня по всем магазинам, хватило одного из лучших салонов города, владелица которого быстро поняла, что Макс не простой посетитель, а может выложить крупную сумму кредитов, и разговор пошёл в ином русле. Скоро я уже примеряла одежду от лучших кутюрье.

— Это мне не нравится. — Макс придирался к каждому платью, в котором я выходила к нему.

— Это хит сезона.

— Вот именно. Для этой девушки нужно нечто особенное. — Максимилиан приподнял бровь. — Разве в лучшем салоне Трентона не найдётся того, чего нет у других?

— Хорошо, — сдалась хозяйка. — Есть ещё одно платье. У мисс хорошая фигурка. Ей придётся впору.

— Другой разговор. — Он подмигнул мне, когда она скрылась за дверью.

— Макс, зачем мне это? Вполне бы и предыдущее платье устроило. Можно подумать, на меня кто-то будет смотреть! — возмутилась я.

— Хочу, чтобы моя спутница выглядела особенно. Я буду смотреть, — улыбнулся он.

— Ты, как обычно, эгоистично думаешь только о себе, — съязвила я.

— Разве? — Его брови медленно поднялись вверх. — По-моему, сейчас я думаю о тебе.

— Но ведь меня на самом деле никто не заметит в огромной толпе людей со всего Альянса, — возразила я. — Зачем привлекать ненужное внимание?

— Послушай, — сменил он тему, — мы с тобой там будем единственными гостями с Краума. Ты же не хочешь посрамить честь родной планеты? Нам необходимы финансовые вливания и новые партнёры. Они не должны думать, что имеют дела с какими-то окраинами лишь потому, что мисс Ланфорд отказалась прилично одеться на банкет. Сама знаешь, что встречают по одёжке.

— Ладно, уговорил, — отрезала я, поняв, что спорить с ним бесполезно.

Моё внимание привлекла хозяйка салона, которая принесла новое платье.

— Примерьте. Если что, на пару размеров смогу подогнать.

Платье оказалось нежно-сиреневого цвета с серебристыми переливами. Оно скрывало ноги, но полностью оголяло плечи и спину. В нём я чувствовала себя не в своей тарелке. Но сам Макс довольно кивнул.

— Мне нравится. Мы его берём.

— У вас красивый загар. Никогда не видела такого, — сказала мне хозяйка салона, помогая застёгивать платье.

— На Крауме это нормальное явление, — улыбнулась я.

— Даже не думала, что вы с окраины Альянса.

— Там тоже живут люди, — ответила я, любуясь на себя в зеркало.

— Куда мы теперь? — спросила я Макса, когда мы уже усаживались в антиграв.

— Здесь есть интересные исторические места. Посмотрим на них, пока есть время. А после — в ресторан.

Я вспомнила прошлый поход в ресторан с Гедеоном, где встретила Макса. Он не помнил тот ужасный день! И прекрасно. Главное — не думать о том, прежнем Максе.

Он вдруг нахмурился, набирая на комме Винса. Интересно, о чём он подумал?

Пожалуй, расслабляться не стоит и с обоими мужчинами надо оставаться начеку.

 

***

24-С регион Галактического Альянса.

Альфа-Сагитариус. Главная полусфера.

Максимилиан Блэр ожидал Тирелла Кроу в кафе, которое находилось неподалёку от главного космопорта. Здесь имелся выход в галанет. И Блэр неторопливо пролистывал в планшете ленту событий, связанные с Краумом, в надежде найти новости о том, что там происходит. Но в этот момент вернулся Тирелл Кроу, упав на соседний стул.

— Всё получилось. Деньги обналичил, — похлопал он по сумке, потом взглянул на кислую мину Блэра и спросил: — А ты нашёл, что хотел?

— Нашёл! Ты оружие далеко не убирай. Не нравится мне эта планета. Контрабандисты. Преступники. Воры, — недовольно прошипел Максимилиан

— Не волнуйся, скорость моего выстрела будет выше, чем скорость руки того, кто посягнёт на твоё имущество, — язвительно произнёс Тирелл. Пистолета, впрочем, с пояса так и не снял. Это было его трофейное оружие, ещё со странного корабля телепатов.

Максимилиан нервно сделал глоток паршивого местного кофе, скорее напоминающего ему помои, скривился и протянул Тиреллу планшет.

— Смотри, что нашёл! Максимилиан Блэр, глава корпорации BI, найден раненым. Он проходит лечение в клинике. Но репортёры до сих пор раздувают версию о том, что остаться в живых после той катастрофы нереально. Тело второго пострадавшего до сих пор не найдено!

— Не удивительно. А тебя, оказывается, уже нашли! — саркастично заметил Кроу.

— Вот ещё запись новостей!

Максимилиан и Тирелл нависли над планшетом, прислушиваясь к каждому слову ведущего новостей. А потом на дисплее возникло недоумевающее лицо Максимилиана. Точной копии настоящего Блэра. Тирелл громко присвистнул.

— Космические демоны, ты был прав! Рейс Бенедикт поверил, что ты мёртв и запустил твоё завещание в работу! У них вышло! Но похож-то как — одно лицо. Макс, твои миллионы не пропали даром!

Блэр оглянулся. Его верхняя губа дёрнулась от возмущения, хотя винить, впрочем, было некого, ведь Рейс всего лишь исполнял его волю. Шутка вышла неудачной.

— Не язви! Ты ведь понимаешь, что это означает?!

— То, что тебя теперь два, — неожиданно расхохотался Тирелл. — Ты. И твоё второе я.

— Идиот! Мы можем незаметно вернуться на Краум! Если те покушения продолжатся, то убьют не меня, а его! Интересно, всё ли помнит мой клон?

— Не боишься, что он может занять твоё место? — серьёзно спросил Тирелл.

— Кто? Мой клон? Ты шутишь?! — Блэр прохладно улыбнулся.

— Я абсолютно серьёзен. Что делать с ним потом, когда мы решим наши проблемы?

— Дай дожить до того момента. Отправлю его туда, откуда он взялся.

— Шутишь? Он такой же, как ты, живой, между прочим. И помнит тоже самое, что помнишь ты. Ещё придётся доказывать, кто из вас настоящий!

— Рейс решит эту проблему, уверен, — замялся Максимилиан.

Что ему на самом деле делать с клоном? Абсурдная ситуация. Хотя пока об этом рано думать, нужно вернуться. Наличие двойника играло Блэру на руку. А потом будет видно, как с ним поступить. Блэр пока не видел особой проблемы. Хозяин BI всё равно он. И никто другой.

Но вот как же сто тридцать первый сектор?! Нужно продолжать раскопки, достать подземный город! А если второй Максимилиан узнает правду?

По всей логике, его копия должна была мыслить так же, как и оригинал.

Максимилиан тяжело вздохнул и продолжил просмотр видеозаписи. Нужно удостовериться, все ли поверили в то, что он жив. Убедиться, что копия не подведёт его.

Странное ощущение, что он теперь такой не один на свете. Вовсе не особенный. А кто-то считает себя им же.

 

ГЛАВА 4

***

В огромном здании, больше напоминающем роскошный дворец, собрались гости со всей галактики. Я ещё не видела самих виновников этого торжества. Меня сопровождал надоедливый Винсент, который подозрительно косился на каждого, кто подходил к нам. Макс находился чуть дальше, беседовал с неизвестным мне типом. Я присмотрелась к нему, оценивая манеры и жесты. Его серый дорогой костюм идеально гармонировал с моим новым платьем. Я чувствовала себя непонятно как попавшим элементом среди грациозных дам и важных господ. Хотелось сбежать, но мне бы не удалось это сделать. Каждый мой шаг замечал то один, то второй из моих спутников.

— Иди сюда, — поманил меня вдруг Макс, заметив, что я на него смотрю.

Я подошла, не опуская головы. Рядом с ним стоял немолодой мужчина с узким разрезом глаз. Но где-то я его уже видела. Он пристально посмотрел на меня и вдруг нахмурился.

— Моя спутница. Мисс Ланфорд. Кимберли Ланфорд, — представил меня Макс.

— Очень приятно. — Мужчина поцеловал мне руку. Потом ещё раз посмотрел в глаза. — Вы никогда не бывали на Ноурэне?

— Нет. А, что, должна была? — Я улыбнулась ему.

— Это наш потенциальный партнёр, Чан Ванг, — заполнил Макс сложившуюся паузу, представив собеседника, — послезавтра у нас с ним встреча.

— Я рада. Почему вы спросили про Ноурэн?

— Я сам оттуда. И ваша фамилия мне очень знакома. Древний аристократический род. Первые поселенцы… Я был лично знаком с графом Ланфордом.

— Моя мать оттуда, — пробормотала я. Первой мыслью было бежать, куда глаза глядят, чтобы Макс не начал разбираться в моей биографии. Но интерес к тому, что говорил этот человек, преобладал над желанием скрыться с его глаз.

— Странно. Мне казалось, у покойного Ланфорда не было родственников.

— Он мне не родственник, вы ошибаетесь, — ответила я.

— Нет, постой. Очень интересно, — перебил меня Макс. — А как зовут того графа, о котором вы говорите, господин Ванг?

— Звали. Он умер. Год назад. Его звали Кристиан Ланфорд.

— Максимилиан, не надо. — Я попыталась вывернуть руку из его захвата.

— Так это твой родственник? — догадался Макс.

— Я потом тебе расскажу, — прошипела я. А потом обратилась к господину Вангу: — Так о чём нам предстоит говорить? Вас интересуют поставки дейтерия на Ноурэн?

— И это тоже. — Ванг улыбнулся мне. — Мисс Ланфорд, господин Блэр… Мне пора. Скоро начнётся торжество.

Он снова поцеловал мою руку и скрылся в толпе гостей.

— Так ты у нас не простая девочка, оказывается, а аристократка, — усмехнулся Макс.

— Моя мама. Но не я. Мой дед отказался от матери, когда она сообщила ему о своих планах. Она сбежала на Краум с отцом и осталась там.

— Я хочу услышать от тебя эту историю.

Вот, чёрт! Угораздило же меня так вляпаться. Хорошо, хоть сейчас не требует рассказывать. Есть время придумать новую легенду о себе. Хотя, он же не знает, кем был мой отец. Или знал, но не помнит. Об этом знал только Тирелл Кроу, который теперь ничего не расскажет.

До начала церемонии оставался ещё час. Мы прошли с Максом по длинному, рассматривая коллекцию дорогих картин известных мастеров. Макс больше не спрашивал меня ни о чём, и это радовало. Винс отстал от нас и находился где-то позади, вне зоны видимости.

Откуда-то из-за угла показались двое — парень и девушка с камерами.

Репортёры. Их здесь хватало. Макс натянуто улыбнулся, стараясь пройти мимо них, но ему это не удалось.

— Господин Блэр. Какая удачная возможность. Вы не откажетесь ответить на пару вопросов для общегалактического канала? — затараторила девушка.

Макс напряжённо взглянул на часы, светившиеся в стене.

— У вас десять минут.

— Отлично. Рэн, настраивай камеру. Господин Блэр, вы контролируете самую прибыльную нынче сферу по добыче и переработке дейтерия. Скажите, что вы планируете делать дальше? Возможно ли в будущем сотрудничество с Астоном Бейли?

Вопросы были разными. Как производственными, так и личными. В глазах журналистки с другой планеты Максимилиан выглядел завидным молодым холостяком. Таких любили. А он улыбался в камеру с беспристрастным видом. Я беспокойно поглядывала на Макса, но тот спокойно отвечал на все реплики журналистки. Но один из вопросов заставил меня обернуться:

— Скажите, кто ваша спутница, господин Блэр? — Девушка-репортёр нагло взглянула на меня.

— Кимберли Ланфорд. Она… — Макс повернулся ко мне и улыбнулся. — Она моя невеста.

— Какая новость! — Девчонка подпрыгнула на месте от возможной сенсации. — А когда планируется свадьба? И не собираетесь ли вы после неё покинуть Краум и вернуться на Асгард?

— Не собираемся. Ваше время вышло. Нам пора. — Он взял меня за руку и повёл прочь, удаляясь от журналистов.

Репортёры бросились было за нами, но путь им преградил Винсент, что как тень появился в зале. Он достал пистолет и указал им на противоположную сторону коридора. Интересно, слышал ли он слова Макса? Я надеялась, что нет.

— Зачем ты сказал, что я твоя невеста? — обиженно спросила я, когда мы отошли достаточно далеко. — Это же неправда!

— Ты хочешь, чтобы все узнали, что я привёз с собой специалиста по применению дейтерия? Хочешь сорвать возможную сделку с Вангом и другими партнёрами? Астон быстро воспользуется возможностью вставить палки в колёса.

— Наверное, ты прав. Но стоило предупредить меня!

— Зачем? — Он улыбнулся. — Да и как я мог это сделать, когда ты скрывалась от меня по всему кораблю? И ещё с ним, — кивнул он головой в сторону Винса, — роман решила закрутить. Я пытался поговорить с тобой позавчера, но ты сама не захотела.

— Как-то неожиданно, просто, — ответила я. — Я надеюсь, это всего лишь отговорка на эти дни?

— А там посмотрим. — Он увидел людей, что появились в коридоре, и склонился ко мне, целуя в щёку. Я дёрнулась, но устраивать скандала на глазах толпы не стала.

— Нам пора идти на церемонию. А потом банкет.

— Помню, — вздохнула я. — Лучше бы я в отеле осталась.

Мы вышли в огромный зал, украшенный сияющими шарами и цветами. Ряды расставленных кресел постепенно заполнялись гостями. Нас встретили и тоже проводили на приготовленные места.

Винс остался за дверью вместе с многочисленными охранниками и большинством репортёров. Людей собралось пару тысяч — не меньше. Даже с наших, довольно близких мест плохо просматривалась часть, где вот-вот должен был появиться Астон со своей молодой женой. Все прекрасно знали, что сам брачный контракт уже подписан, осталось лишь закрепить его обменом колец и прочими свадебными мелочами. Больше устраивалось шоу для публики.

Свадебная церемония началась. Я увидела, как из задних дверей показался дородный высокий мужчина лет пятидесяти. Он смотрелся довольно выигрышно, даже для своего возраста. Возможно, в этом была заслуга пластических хирургов или хороших гримёров. С другого конца зала вышла девушка моих лет в белоснежном платье. Она прошла мимо меня, и я невольно остановила на ней свой взгляд.

Она была хороша: тёмные волосы, сложенные в удивительную причёску, высокий лоб, длинные ресницы. Фигура, словно у модели. Неудивительно, что Астон бросил ради такой свою первую жену. Девушка на миг задержалась напротив нас, скользнув странно знакомым взглядом по рядам собравшихся, потом чуть заметно улыбнулась, двинувшись дальше, а за ней потянулся шлейф фаты.

— Ты её знаешь? — тихо спросила я Макса.

— Нет. Впервые вижу.

— А как её зовут?

— Кажется, Лаверн. После, на банкете познакомимся.

— Она смотрела на нас?

— Да кто её знает? Молчи, потом поговорим, — прервал Макс мой расспрос.

Я подняла голову, увидев, что невеста уже достигла церемониймейстера и своего жениха. Я внимательно наблюдала за ходом торжества и всё думала, где же могла её видеть.

К счастью, всё прошло не так скучно, как я думала. Но как-то я не заметила со стороны невесты особой любви. Она выглядела несколько подавлено. Потом будто собиралась с мыслями и актёрски улыбалась. Интересно, как она сама реагирует на то, что отхватила миллионера в мужья, пусть и не очень молодого? Странная она какая-то. Я всё больше всматривалась в черты её лица. Астона Бейли я видела перед тем по телевидению и в сети, он меня не слишком-то интересовал. А вот она…

— О чём ты задумалась? — раздался приглушённый голос прямо у моего уха.

— Не пугай меня так больше, — попросила я Макса. — Потом тебе скажу.

— Смотрю, на «потом» у нас накапливается всё больше вопросов.

— Я бы вообще с тобой не общалась. Улечу первым же рейсом на Краум, и поминай, как звали, — огрызнулась я в ответ.

— Ага. Попробуй только, — жёстко ответил он.

Но пробовать не хотелось. Как и не хотелось давать хода его воспоминаниям. Повторять историю с Тиреллом, только с Винсом в главной роли, как-то не стоило. Лучше буду вести себя тихо и не давать лишнего повода для провокации. Поэтому я молча кивнула. Мы дождались завершения церемонии и вышли.

— Что ты хотела мне сказать? — Он сверкнул глазами.

— Невеста Астона, Лаверн, смотрела именно на тебя. Понимаешь?

— Я бы почувствовал, если бы кто-то обратил на меня внимание. Поэтому я не придал этому взгляду значения. Она просто смотрела на гостей.

— Очень странно. А внешность её не кажется тебе знакомой?

— По твоей просьбе присмотрюсь к ней на банкете. Думаю, что Астон лично представит свою новую жену, — усмехнулся Макс. — И не вздумай сказать, что ты мне не невеста. Иначе…

— Что иначе? Мне как-то за роль невесты не доплачивают.

— Если вопрос только в деньгах… Посмотрим, как пойдут дела с новым контрактом. Это же ты решила вопрос с Норманом, значит, у тебя уже есть опыт. Теперь займёшься вплотную Вангом. Если всё удастся — я увеличу твой оклад вдвое.

— Причём здесь деньги. Ничего ты не понимаешь, — обиженно ответила я. Не хотелось снова вспоминать, с чего начались все разногласия между нами. И то, что хотела убить его. Если бы он только знал это…

— Чего испугалась? — спросил Макс, почувствовав моё напряжение.

— Того, что трудности с контрактом возникнут. Только этого, — улыбнулась я, выбрасывая из мыслей страшные сомнения.

— Побудь здесь. Я найду Винсента. Он куда-то исчез.

— Ага, — растерянно произнесла я.

Меня отвлёк Ванг. Мне показалось, он специально разыскивал меня в толпе гостей. Мужчина подошёл, когда Макс уже покинул зал.

— Мы могли бы поговорить наедине? — спросил он.

Я вежливо улыбнулась.

— Хорошо, правда, здесь не место для обсуждения возможного контракта.

— Отойдём? — предложил он. — До банкета ещё есть время.

— Хорошо, господин Ванг. Боюсь только, что Максимилиан станет меня разыскивать.

— Мой охранник предупредит его. Пойдёмте. — Он подал мне руку.

Мы вышли в ту самую галерею, где прогуливались с Максом и нас застали репортёры. Я повернулась к Вангу. В радиусе нескольких метров от нас никого не было. Дальше прогуливались люди.

— Я вас слушаю внимательно.

— Я хотел бы поговорить о графе Ланфорде, если догадались.

— Он был моим дедом.

— А вы в курсе, что у него осталось наследство, а наследники до сих пор не найдены?

— Моя мать вряд ли согласится доказывать родство. — Я поправила волосы. В данном случае, лучше было говорить начистоту. — Они с дедом повздорили перед её отлётом. Это произошло задолго до моего рождения. Она не захочет ничего брать. Да по её рассказам, там и взять то нечего. Одни долги.

— Скажу вам правду, почему меня заинтересовал этот вопрос. Он был моим другом. И я помню вашу мать — вы очень похожи на неё в молодости. Он немного поправил свои дела к старости. Опять же… титул.

— Да кому он нужен? Уже почти нигде нет монархии. В галактике демократия. И от этого титула никому прока нет, — возразила я.

— Поговорите с ней по возвращению. Может быть, Аманда одумается. А я тогда свяжу ее с нотариусом, что занимался делами Кристиана.

— Я поговорю, обещаю. Но не гарантирую результат. Мой отец погиб недавно — она совсем одна.

— Мне очень жаль. Его я не помню, к сожалению. Кажется, ваш начальник вас разыскивает? Или все же жених?

— Как быстро распространяются сплетни, — пробурчала я себе под нос, когда Ванг отошёл. Но Макса я пока не видела.

Я вздохнула, перебирая все последние события в мыслях, и пошла искать его.

 

***

Я видел, что Кимберли разговаривает с Вангом. Конечно же, история её семьи заинтересовала меня, но выяснением подробностей я планировал заняться позже. В данный момент меня больше интересовал Винсент, который внезапно пропал куда-то.

В большом зале для банкетов сновали слуги, делая последние приготовления к празднику, а я искал взглядом безопасника. Пройдя сотню метров по коридору поместья, я вдруг услышал знакомый голос из-за двери. Я прошёл дальше, расположился за колонной, делая вид, что звоню кому-то по коммуникатору. На самом деле, я наблюдал за дверями. Винсент действительно показался оттуда совсем скоро. Несколько встревоженный вид насторожил меня. Я поймал тонкую, еле различимую волну страха, что исходила от него. Интересно, кого он боялся? Винсент Тейлор оглянулся и пошёл дальше, покинул коридор, а я так и остался на наблюдательном пункте. В мои привычки никогда не входил шпионаж. Обычно, для меня это делал Тирелл. Но теперь рядом не было того, кому я безоговорочно доверял. А новый безопасник пока не дослужился в моих глазах до такого доверия. Я ожидал увидеть кого угодно. Но не того, кто вышел из кабинета (чем и являлось то помещение) через несколько минут.

Лаверн Бейли. Невеста в традиционном белом платье, которая недавно стояла и приносила клятву Астону Бейли — одному из моих главных конкурентов. Она сняла фату, и я успел рассмотреть её чёрные волосы. Её лицо действительно было знакомо мне, но я точно никогда не видел её раньше. Лаверн оглянулась и замерла, прислушиваясь к шорохам. Я не чувствовал её эмоций, впрочем, и себя вовремя заблокировал. Как странно. Она отличается от обычных людей.

Девушка ушла вслед за Винсентом, а я вышел из-за широкой колонны. Интересно, о чём они могли разговаривать? Если бы я только мог знать, что происходило там, за закрытыми дверями. А может быть, они давно знакомы с ним? Или любовники? От этой мысли я усмехнулся, решив не придавать значения странному разговору. Пора найти Кимберли. Она должна уже закончить разговор с Вангом, а до банкета всё меньше времени.

Винсент ждал меня неподалёку от Ким. А она сама тревожно искала меня взглядом. Я чётко почувствовал это, и мне вдруг стал приятен этот неожиданный интерес ко мне. Я искренне надеялся, что она не обиделась на мой ответ по поводу её положения в отношении меня. Думать о том, чем обернётся эта невинная, на первый взгляд, ложь, пока не хотелось. По возвращению на Краум будет видно, что делать дальше. Я на самом деле, хотел бы видеть её своей невестой, если бы не её ненависть и злость на меня. Хотя она делала большие успехи. А я ещё попытаюсь убедить её в своих искренних намерениях.

— Не скучала? — спросил я у неё, слегка напугав тем, что незаметно подошёл сзади.

— Нисколько. Мы разговаривали с господином Вангом.

— О чём же? О родственниках с Ноурэна?

— Нет. О контракте, — равнодушно ответила она.

— Надеюсь, тебе понравится банкет. Ты самая красивая из всех женщин здесь. Уверен, что многие мне завидуют, — прошептал я ей в ухо.

— Не распыляйся на комплименты, Макс. Твоё мнение о себе я слышала не единожды, — ответила она и двинулась дальше, но её слова не соответствовали её чувствам.

Я усмехнулся, а сам поймал взглядом Винсента. О чём он думал? Странный он всё же порой, хоть и скрывает тщательно свои эмоции. Это неудивительно. Этим навыкам учат всех работников Организации Галактической Безопасности, где он и работал некоторое время. А ведь он точно что-то недоговаривает. Я вдруг вспомнил, как принимал его на работу. Я профильтровал не только его досье, но и чувства, которые он испытывал, не увидев в них сомнения или страха. Лучше бы я обратил внимание на их отсутствие.

 

***

Я впервые находилась на таком мероприятии, и Макс знал это не хуже меня. Он сам чувствовал себя привычно. Но, отдать ему должное, Максимилиан старался не отходить от меня надолго и не оставлять одну, чтобы помочь мне избежать ненужных вопросов. Я даже была ему за это благодарна. Хотя, это по его воле мне пришлось находиться здесь.

Обилие вкусных блюд и напитков удивляло всё больше. А музыканты, играющие в конце зала, были одними из самых известных в галактике. Их голографическое изображение появлялось в разных углах зала на высоких сценах-помостах, будто они находились постоянно рядом, но при этом музыка не напрягала, а давала возможность для свободного общения.

Еда не лезла в глотку. Я воспринимала это торжество лишь как часть моей работы. И Максимилиан, судя по его виду, тоже скучал. Вылавливал взглядом тех людей, которые были нужны ему для дела. Между торжественными речами и тостами, которые я почти не слушала, так как думала о своём, была развлекательная программа. Но он помнил о моих словах. В один из перерывов нам удалось выскользнуть в компанию, где и находился Астон Бейли, всё ещё принимавший поздравления.

Его невеста, Лаверн, находилась неподалёку от новоиспеченного мужа. Она внимательно следила за каждым его движением, но её странность в сочетании с холодной красотой сразу же бросалась в глаза. Хотя, в какой-то момент мне показалось, что она сама напугана этим вниманием, а её отрешённое состояние — лишь следствие этого.

Интересно, где Бейли её взял? Я не могла взять в толк, кто всё-таки кем из них управляет. Максу тоже показалось это странным.

— Пойдём к ним. Познакомимся, — прошептал он мне.

Я кивнула. Другого выхода всё равно нет. Придётся слушать его сегодня, если не хочу попасть в неловкое положение. Мы прошли между рядов столов, по пути здороваясь со всеми малознакомыми людьми, и прошли в компанию Астона Бейли.

— Господин Бейли, — Максимилиан ненавязчиво улыбнулся своему конкуренту, — разрешите поздравить вас со столь знаменательным событием.

Астон смерил Макса чуть презрительным взглядом, но тут же натянул на себя добродушную улыбку.

— Максимилиан Блэр, как же я рад видеть вас здесь вместе с вашей очаровательной спутницей!

— Скажу прямо, ваша свадьба стала для меня сюрпризом, — прямо ответил Макс.

Бейли снова улыбнулся. Потом поманил жестом свою невесту.

— Мы с Лаверн любим друг друга, и ничто не должно мешать нашему союзу. Не так ли, моя дорогая? Знакомьтесь. Новая миссис Бейли. Лаверн.

Лаверн чуть испуганно посмотрела на Макса, но в её глазах мелькал живой интерес к нему. Я её мало волновала, хоть и была представлена тоже. Максимилиан поцеловал её пальцы.

— Рад увидеть ту, кто покорил сердце Астона. Вы прекрасны, миледи.

— Я тоже рада познакомиться с вами лично, — ответила она ангельским голоском. — Вы легендарная личность, Максимилиан. Я бы хотела узнать вас ближе. Думаю, Астон не откажется пригласить вас к нам в гости, после того как закончатся эти сумасшедшие дни. Вы же пока не покидаете Трентон?

Однако, она была отлично осведомлена о делах Макса.

— Нет. Буду искренне рад приглашению.

— Но я… — начал было Астон, что повернулся к нам.

— Астон, милый, — проворковала она. — Мы просто обязаны пригласить к нам Максимилиана и Кимберли. Покажем им наш новый парк.

— Хорошо, дорогая, — вдруг сменил тон Астон. — Как скажешь.

Так всё-таки она управляла им. Хотя, она сторонилась своего новоиспечённого мужа, и порой, если присмотреться, это было видно невооружённым взглядом, и для этого способностей Макса мне не требовалось. Изогнутые дугой брови Лаверн вдруг свелись к переносице. Она о чем-то подумала, но тут же вернулась в своё прежнее состояние.

— Поговорим чуть позже. Мне необходимо найти своего помощника, был очень рад познакомиться. И надеюсь на встречу в будущем.

Он снова поцеловал её руку, а потом оттянул меня в сторону. Я рванула за ним и, оглянувшись, увидела её пристальный взгляд на Максе.

— Где Винс? — спросил он меня.

— Я не видела его с начала торжества. Я же не нанималась следить за ним, — ответила я и уточнила: — Почему он тебе вдруг понадобился?

— Да так. Просто интересно. Он странный.

— Какое счастье, что ты это заметил. Слушай, ты же можешь уволить его в любой момент, — улыбнулась я. Для меня стало бы одной проблемой меньше.

— Пока не стану. Он ещё нужен мне.

— Послушай. А ты видел, как на тебя смотрела эта Лави? Я же говорила, что она странная! — заметила я.

— Ты была права. — Он несколько замялся. Потом посмотрел на меня внимательно, чуть заметно улыбнулся, а в его красивых голубых глазах проскочила искорка. — Ким. Я могу тебе доверять?

Ну вот. Приехали. И что мне ответить на этот вопрос? Он спросил, может ли доверять мне? Эти слова стали столь неожиданными, что я даже растерялась. Что он хочет на сей раз?

Как же хотелось сказать в тот момент правду. Но для этого были неподходящие время и место. Я не могла сказать ему то, что он хотел услышать — да он бы сразу почувствовал подвох. Почему-то хотелось, чтобы он доверял мне, а этого было делать нельзя.

— Ты можешь доверять мне при одном условии, — выдала я наконец-то.

— При каком же?

— Если ты останешься таким же, как сейчас. Если в тебе снова не проявятся твои отвратительные черты характера. Я хочу, чтобы ты таким и остался, — призналась я. — Я боюсь, как только ты вспомнишь всё, то сразу же перестанешь доверять мне. А я тебе.

— Значит, пойдём на компромисс.

— Ладно. Но ты можешь попытаться. В любом случае, наши разговоры останутся только между нами.

— Понимаешь ли… Я знаю, что Винсент беседовал с этой Лаверн. Они точно знакомы не первый день. Меня это насторожило.

Вот оно как? Я удивилась его словам не меньше. Мой мозг уже пытался сопоставить факты.

— Ты в этом уверен? — тихо спросила я.

— Конечно. Как и в том, что она обладает способностями ментального воздействия. Она управляет Астоном отчасти, хоть я до конца так и не понял их отношений.

— И они заключили брачный договор ещё месяц назад. Значит ей что-то от него нужно.

— Не знаю, ей от него или же наоборот. Но что-то здесь не чисто.

— Скажи, Макс. Если бы что-то случилось с Астоном, она ещё до сегодняшнего дня получила бы его наследство?

— Смотря, как это прописано в их брачном соглашении. Вполне возможно, что это бы так и было.

— Вот оно как, — тихо ответила я.

— А возможно, наследниками бы стали его дети. Они у него имеются ещё от первого брака, — прервал Макс мои догадки.

— То есть, может, ей бы ничего и не досталось?

— Я не знаю. Это так важно?

— Нет. — Я пожала плечами.

— Послушай. Давай мы поговорим об этом чуть позже. Кажется, наш Винсент нашёлся. Вон он, — Макс еле заметно провёл глазами, указывая на него, — пошли танцевать.

— Нет… Только не это, — воспротивилась я.

— Что с тобой? Опять вспомнила что-то обо мне?

— Наверное.

— Идём. — Он потянул меня за руку. — У нас будет отличная возможность понаблюдать за всеми, не вызывая подозрений, а ещё поддержать нашу легенду.

Я вздохнула и пошла за ним, чтобы не устраивать скандала в обществе. В голове почему-то крутилась мысль о наследстве. И то, что Лаверн была телепатом. Как и Максимилиан.

 

ГЛАВА 5

***

Он вёл меня в танце, прижимая одной рукой к себе, словно боялся упустить. Я чувствовала на своей оголённой спине пальцы, которые нежно проходились по коже, заставляя меня дрожать в его руках, его дыхание раздавалось совсем близко. Я не могла забыть той ночи, когда меня, испуганную и подавленную, привёз к нему Тирелл. И тот наш разговор в холле его дома тоже не забывала. Странно, что после этого всего я ещё могла переносить Макса на дух. Но я не могла убедить в ненависти своё тело, не всегда желающее меня слушать. Вот если представить, что это вовсе не тот Максимилиан, а совсем другой человек, становилось немного легче.

Я двигалась с ним в такт музыке, но внимание Макса не концентрировалось на мне. Он смотрел на Винса, а тот не спускал взгляда с Астона Бейли, думая о чём-то своём. Как странно, если Винс замешан в афере вместе с Астоном Бейли, а миллиардер и являлся его заказчиком — и моим в том числе — это объясняло многие вещи. Например, то, что он хотел просто избавиться от ненужного конкурента. Но это не объясняло, чего именно хотел бы добиться Бейли возможной смертью Макса. И причём тут вообще его невеста? Но если она разговаривала с Винсом, значит, она тоже в курсе этих махинаций!

— Как странно. Ты перестала дрожать, — вдруг заметил Макс.

— Я устала, — честно призналась я. — Мы не можем просто уйти отсюда? Я уже поняла, что Лави вызвала твой интерес, но ведь они собрались пригласить тебя к себе. Там ты и сможешь выяснить нужную информацию.

Выгодно ли мне раскрытие этих тайн? Я ведь первая попаду под раздачу, пока Винс смоется, как ни в чём не бывало! А как буду оправдываться я, пока никому не известно. Самое ужасное, что впервые мы с Максом начали действовать сообща и в чём-то верить друг другу. Надо стараться держать дистанцию и не сближаться с ним. Хотя, это для меня и так неприемлемо.

— Ладно, ты права, — ответил он, будто на самом деле почувствовал мою усталость, — давай вернёмся в отель.

— Разумное решение.

— Я хочу побеседовать с Винсентом наедине. Эй, а чего ты испугалась? — вдруг спросил Макс.

— Боюсь, что он сболтнёт тебе лишнего о наших личных отношениях, — нашлась я.

Конечно же, он почувствовал мой страх того, что Винс сможет выдать ему некую информацию обо мне. Этого в данный момент я боялась больше всего. Надо постепенно готовить себе пути к отступлению. Возможный полёт с мамой на Ноурэн мог стать для меня прекрасной отговоркой. Надо будет попытаться истолковать ей слова Ванга верно. И не потерять с ним контакт. Хотя всё равно предстояла ещё, как минимум, одна встреча.

— Ладно. Давай уедем. Я действительно устала. Мы на ногах с самого утра.

— Пошли! — Макс остановился, осторожно вывернул меня в танце в сторону выхода.

— А как же Винс? — поинтересовалась я.

— Сам догадается. Попробую его немного спровоцировать.

— На что именно?

— Хочу понять, какие эмоции вызовет в нём наш неожиданный отъезд.

— Я бы на твоём месте была осторожнее. Вдруг кто-то опять станет покушаться на твою жизнь?

— Ты знаешь… в чём-то я даже благодарен тем людям. Если бы не они, я бы многого не понял в жизни. Вот только Тирелла жаль.

Мне тоже уже было жаль Тирелла. Но боюсь, если бы Макс знал, что Винс, как никто другой, причастен к покушению, не стал бы так просто его испытывать.

Кто же заказчик? Неужели, невеста Астона? А если… Нет! Какая глупая мысль.

Если я попытаюсь поговорить с ней напрямую, как она воспримет новость, что я в курсе всех дел? Прежде чем действовать «в лоб», надо хорошенько обдумать эту идею. Или же попытаться выяснить хоть что-то у Винса.

— О чём же ты так упорно думаешь? — спросил вдруг Макс.

Я пришла в себя, вспомнив, где и с кем нахожусь.

Мы уже садились в нанятый нами кар. Прозрачная дверь задвинулась, и мы оказались вдвоём на заднем сиденье. Макс повернулся ко мне, желая что-то спросить, но вдруг передумал и нахмурился. Но он не должен был ни о чём догадываться. И я не давала для этого повода. Значит, дело вовсе и не в этом.

— Что случилось? — спросила я, не выдержав.

— Лаверн…

— Ты случайно не влюбился? А? — подзадорила я его.

— Нет. Я понял, на кого она похожа!

— Вот и прекрасно. И на кого же?

— На Викторию… Мою мать!

— На кого? Твою мать? Разве ты помнишь её? — удивлённо спросила я.

— Помню, конечно. Да и некоторые записи оставались на Асгарде с тех лет.

— Что же с ней случилось?

— Это сложно объяснить. Мне поговорим про это в другой раз.

— Хорошо. — Я вздохнула.

Дома пролетали мимо нас, но и время тоже не стояло на месте. Макс всю поездку держался чуть в стороне, не касался меня. О чём-то думал. И меня это весьма радовало. Мы заговорили лишь у дверей отеля. Он учтиво подал мне руку, когда мы входили в лифт.

В этот момент я понимала наверняка, что все мои плохие воспоминания постепенно отпускают. У двери моего номера Макс на миг задержался, словно желая что-то сказать. Я застыла в ожидании, но Макс лишь галантно поцеловал мою руку, при этом на время задержал пальцы в своей руке.

— Доброй ночи, дорогая невеста. Надеюсь, скучать без меня не станешь.

— Даже и не подумаю! И не называй меня так без крайней необходимости! — Я вырвала свою руку и хлопнула дверью.

 

***

Ким меня сегодня радовала и нравилась мне всё больше. Её ненависть угасла, уступив место любопытству и даже заботе обо мне. Я не сомневался, что рано или поздно в наших отношениях случится новый толчок. И лишь потом я смогу претендовать на большее. Но пока меня действительно волновал Винсент.

И Лави, так похожая на Викторию…

Винсент примчался вскоре после моего возвращения. Контроль его эмоций несколько притупился, и я вдруг почувствовал в нём злость и неуверенность. Это не было связано с Ким. Скорее, с Лаверн. Он уже узнал на ресепшене о моём возвращении, и теперь транслятор номера сигналил, а на нём высвечивалось обеспокоенное лицо безопасника. Я выждал некоторое время, ответил.

— Максимилиан, я думал, с вами что-то случилось, — с упреком сказал он. — Почему не сообщили о своём отъезде?

— У мисс Ланфорд разболелась голова. Зайди ко мне, нужно кое-что спросить.

— Хорошо, — чуть замялся он. — Я буду через пару минут.

Винсент действительно очень быстро показался на пороге. Я прошёл вглубь комнаты, где освещения было меньше. Он остался в светлой части, растерянно озираясь вокруг. Мне не слишком хотелось внедряться в мозг своего безопасника. Я предпочёл бы доверять ему. Способ узнать его мысли существовал, но я никогда не использовал его. Слияние разумов. Это слишком опасно. А вот проверить его комм мне очень хотелось. Но нужно действовать крайне осторожно, чтобы он не заподозрил моё вмешательство — в этом случае дело могло провалиться. Во-первых, он мог быть непричастен к тому, что происходило. А во-вторых, он, как опытный агент, мог заподозрить вмешательство и скрыть улики.

— Как тебе банкет? — безразлично спросил я.

— Я не люблю такие мероприятия, — честно признался он.

— Однако, что-то тебя там заинтересовало, не так ли? — Я старался действовать так, как делал раньше. Но проявившийся во мне «человеческий фактор» сильно мешал. Раньше бы я вывел его на чистую воду куда быстрее.

— Я не знаю, о чём вы говорите, Максимилиан, — растерялся он.

— Оу, я неверно выразился. Кто это?

— Кто же, по-вашему?

— Невеста Астона Бейли…

— Лаверн?!

— Ты отлично осведомлён о ней, не так ли?

— С чего вдруг такие выводы? Да, я узнавал информацию о тех, кто присутствует на празднике, а в первую очередь о семействе Бейли.

Он занервничал. Я чувствовал. Значит, не такой уж он и непробиваемый, каким хочет казаться.

— Тогда почему ты с ней беседовал наедине?

Вопрос застал его врасплох. Он злился на неё или самого себя. А может быть, на меня, что я узнал его секрет.

— Вы что. следили за мной? — осведомился он безразличным тоном, вдруг убрав по максимуму все свои эмоции.

— Нет. Ты сам себя выдал.

Винсент молчал, лишь скулы играли на его лице. Он думал, что же ответить. Я прошёлся по комнате, чувствуя себя не в своей тарелке. Стоит ли рисковать? Хотя он отлично знал, к кому устраивался на работу.

— Да, я давно знаком с Лави. Задолго до того, как прилетел на Краум.

— Интересно, откуда же?

— Кажется, в моём контракте озвучено неразглашение информации личного характера?

— То есть ты её трахал. Верно? А теперь решил шантажировать, чтобы этого не узнал Астон? Неожиданно! — Я звонко рассмеялся.

На самом деле, я чувствовал, что это не так. Стоило пробудить в нём истинные чувства, снять его блок.  В воздухе активизировался его гнев. Значит, дело вовсе и не в том, что он с ней спал.

— Пункт шесть-три контракта, — сдержанно напомнил Винс.

— Ладно. Да мне, на самом деле, всё равно, с кем ты спал. Но ты же знаешь отношение Астона ко мне. Он лишь делает вид, что благоволит моему бизнесу. На самом деле, он бы первым сожрал нашу корпорацию, если бы мог.

— Я знаю. Поэтому и пытаюсь действовать осторожно, через его новую жену.

— Вопрос, кто из вас на кого действует, — парировал я. — Тебе наверняка известно, что Лаверн непростой человек.

— Как и вы, Максимилиан, — вздохнул Винсент. Потом повернулся ко мне, глядя в глаза.

— Ладно. Ты свободен. Но не смей действовать за моей спиной. Не прощу, — шикнул я на него.

Я не стал его гипнотизировать. Он знал прекрасно, что я могу это сделать, поэтому, наверняка, ничего не хранил ценного в своём коммуникаторе. Но я обязательно выясню, что же происходит. А для этого познакомлюсь ближе с Лави.

 

***

Мне не спалось, несмотря на усталость этого дня. Я сидела на балконе номера и наблюдала, как одна за другой вспыхивают далёкие звёзды. Жаль, отсюда не видно Рокса, а так бы хотелось. Солнца тоже не видно — оно слишком далеко. Зато миллионов светил, на планетах которых так и не найдено никаких следов разумных цивилизаций, за исключением редких останков цивилизации предтеч, полно. Люди преувеличивали их способности, рвались узнать тайны. Интересно, почему они всё-таки покинули нашу галактику. Узнать бы эту тайну! Или никто и никогда не поймёт, что с ними произошло?

Ночи на Трентоне были тёплыми. Мягкий климат планеты не выдавал сюрпризов, как Краум. Я спокойно сидела в тонкой батистовой сорочке на бретелях. Но внезапно налетевший ночной ветерок охладил окружающий воздух. Я встала, чтобы пойти за халатом, но в этот момент в двери моего номера позвонили.

Кто это мог быть, я догадалась сразу. Если по тону Макса я поняла, что ему всё равно, то у второго моего спутника почему-то ночью появилось ко мне дело.

— Винс, что ты хочешь? — спросила я в транслирующее устройство.

— Впусти. Нужно поговорить.

— Ещё чего, — недовольно ответила я. — Ты тут не на Крауме. И нет у тебя твоих штучек. Так что пошёл вон! Я спать хочу.

Я угадала. Здесь он ничего не мог мне сделать. И не мог проникнуть ко мне — я всегда могла вызвать охрану отеля.

— Это срочно, — настойчиво заявил он.

— Нет! — отрезала я и отключила связь.

Пора уже выкарабкиваться из зависимости, в которую я попала. Я была уверена, что безопасник никуда не ушёл, но выглядывать не стала. Вместо этого решила поступить иначе. Выбрать меньшее день из двух зол на сегодняшний. Я вздохнула. Никогда бы не подумала, что стану это делать, но в данный момент мне показалось, что это лучший выход из ситуации. Я набрала по комму Макса. Его удивлённое и чуть заспанное лицо появилось на экране. Он точно не ожидал этого звонка. Бровь удивлённо изогнулась.

— Максимилиан… я тебя не разбудила?

— А даже если так? Неприступная мисс Ланфорд решила пожелать мне спокойной ночи?

— Нет, Макс. Я хотела бы выйти наружу, но наш безопасник Винсент решил оставить меня в номере. Ему повсюду мерещится, что на меня могут напасть.

— Разреши спросить, — усмехнулся он, — а куда ты собралась?

— Как куда? Посмотреть на ночной город. Я же не могу оценить его из окна своего номера.

— Я сейчас приду, — сказал он и отключился.

Я не сразу поняла, что он имел в виду. Потом сообразила, что Макс сейчас появится здесь. Открыв шкаф, я выбросила из него всё, решая, что же надеть. Причём времени, чтобы думать, не было. Злополучное чёрное платье стало первым, что оказалось моих руках. Я поздно сообразила, что оно может вызвать в нём воспоминания. Но ничего лучшего, как назло, не попадалось.

Он появился минут через пятнадцать. Будто и не ложился спать. Такой же бодрый, как в момент недавнего расставания. Я увидела его на экране дверей. Он нетерпеливо нажал кнопку вызова.

— Уже иду, — быстро ответила я.

Максимилиан облокотился на стену коридора, разглядывая меня.

— Очень интересно знать, куда моя невеста собралась на ночь глядя в таком виде?

— Я не твоя невеста, — напомнила я.

— Да. Но для местного общества ты ей являешься. Хочешь меня подставить?

— Нет, Макс. Ты неверно всё понял, — смутилась я.

— Ну что же, я тоже не откажусь посмотреть на ночной город. Кстати, я не встретил Винсента по пути. Ты успела усыпить его бдительность?

Ясно. Винс скрылся, когда понял, что Макс вот-вот придёт ко мне. Прекрасно. Но вот ночной прогулки я как-то не планировала. Предпочла бы лечь спать. Ноги и так гудели от каблуков.

— Идём. — Он протянул мне руку.

— Мы не станем сообщать Винсу о нашей прогулке?

— Думаю, не стоит. Идём через чёрный ход.

Как странно, я бежала со своим шефом окружными путями отеля, чтобы не попасться на глаза его же начальнику службы безопасности. В прошлом Макс был более осмотрителен и редко отправлялся куда-то без Тирелла. Теперь же он часто стал действовать импульсивно, забывая о том, что недавно его хотели убить.

— Сюда, — тихо сказал он, открывая двери. — Нет, ну ты чертовски хорошо выглядишь.

— Идём. — Я выскользнула за ним наружу.

Мы попали в ту часть отеля, где располагались бассейны и бар, который работал даже ночью. Но задерживаться там мы не собирались. Пройдя по дорожке, мы скрылись в тени между двумя фонарями. Потом добрались до выхода в город. Система слежения на пропускном пункте сверила наши отпечатки. И дверь открылась, предоставляя нам возможность выхода из отеля.

Я искренне радовалась, что смогла обхитрить подлеца Винса. И даже Макс сегодня меня не слишком тревожил.

— Куда отправимся? — спросила я. — Ты знаешь, где мы находимся?

— Думаю, не заблудимся. В случае чего, мы всегда сможем вызвать такси до отеля. Я прихватил свою кредитку.

— Какой предусмотрительный. Ну что же, веди.

— Нет. Это же ты собиралась смотреть город. Так что отдам приоритет твоим пожеланиям.

— Я… Я не знаю, — призналась ему.

— Тут наверняка можно где-то арендовать флайер.

— Не-эт. Только не это. Твои экстремальные методы пилотирования мне не по душе. Пойдём пешком.

— Ну, хорошо. Уговорила. — Его голубые глаза хитро прищурились.

Мы прошли по улице. Перед нами светились витрины магазинов и ночные заведения. Рестораны и просто небольшие кофейни. Улица была достаточно оживлённой. К счастью, Максимилиан Блэр здесь не имел той популярности, что на Крауме, и нам удавалось спокойно рассматривать всё, что нас окружало.

Пройдя несколько улиц, мы остановились. Я действительно не могла дальше идти, ноги болели. Но признаваться в этом Максу не собиралась. Вдали светились местные небоскрёбы, но мы пошли в другую сторону и вышли на берег местного залива. Дальше начинался океан, а здесь на волнах покачивались яхты. Как большие, так и средние — прогулочные.

— Арендуем? — спросил Макс.

Я с восхищением взглянула на катера. Если бы это происходило днём, я бы, возможно, согласилась. Но ночью не хотелось оставаться с ним там, посреди океана. Тем более, эта водная прогулка могла бы затянуться надолго.

— Нет.

— Точно? Ты хорошо подумала?

— Нет, Макс. Давай просто пройдёмся по берегу.

Это стало для меня отличной возможностью избавиться от обуви. И я ощутила под своими ногами мелкую округлую гальку, которая приятно массировала болезненные стопы ног. Макс разуваться не стал, лишь расстегнул верхнюю часть своей рубашки. И я ощутила на талии его руку.

Если бы я только могла избавиться от тех воспоминаний, как удалось ему, всё воспринималось бы иначе. Начать жизнь заново. Забыть о двух месяцах преследования. Забыть о том, что папы больше нет. О смерти Тирелла, остававшейся на моей совести.

— Убери руку, — тихо сказала я.

— Зачем? — На миг вернулся его холодный тон.

— Мне не хочется, чтобы ты меня трогал руками.

Он ухмыльнулся, а потом сделал мне подножку. Я упала на мелкую гальку, а Макс оказался сверху. Эта часть пляжа была пустынна. Я даже не могла позвать на помощь. Макс опёрся ладонями по бокам от меня, его лицо склонилось над моим.

— Макс, что ты делаешь? — прошипела я, выпустив из рук свои туфли.

— Я же не трогаю тебя руками. — Он склонился ещё ниже, и меня обожгло его дыханием.

По моему телу прокатилась странная волна, остановившись где-то в низу живота. Я замерла, но глаза не закрыла. Далёкие блики фонарей порта давали немного света, и я могла видеть, что происходит вокруг. Силуэт Блэра в свете многочисленных звёзд казался чёрным.

— Встань!

— Я даже не дотрагиваюсь до тебя. Почему же ты дрожишь? — спросил он насмешливо.

Что же делать? Он в своём репертуаре. Вот только правила его игры не по мне. Знала я, чем это всё закончится!

— Если ты дотронешься, я буду кричать.

— Зачем? Не проще разрешить мне тебя касаться?

— Хорошо. Разрешаю. Но только не руками.

— Пойдёт, — хмыкнул он. И в тот же момент я почувствовала, как его колено раздвинуло мои ноги, а платье задралось до талии. Он упёрся мне в место, прикрытое лишь тонким бельём. И, к своему стыду, я поняла, что там всё пульсирует в ожидании чего-то большего.

Я замерла. Старалась не шевелиться, чтобы не тереться о его колено. Потом попыталась отодвинуться назад, но мои губы накрыл его рот. Поцелуй был не грубый. Скорее нежный и осторожный. Как будто в первый раз. Я не хотела ему отвечать, но губы сами потянулись за продолжением.

Поцелуй длился не долго. Макс вдруг отпустил меня и поднялся. Я села, не понимая, что со мной происходит. Он не использовал своих привычных телепатических уловок. Почему же я тогда не смогла его оттолкнуть и сказать, что не хочу никакого поцелуя. Или всё же хочу?..

Он подал мне руку.

— Откажешься снова?

— Нет. — Я ухватилась за его кисть и поднялась, одергивая платье.

— Однако, ты избирательна, — пошутил он.

— А ты всё тот же мерзавец, каким и был.

— Разве? Сомневаюсь, что когда-то был таким, как сегодня с тобой.

— Хочешь сказать, тебя больше не интересует злость других людей? — задала я наконец-то вопрос, который интересовал меня.

— Знаешь, я сам не могу этого понять. Но нет. Как это странно не звучит.

— Это невозможно. Что может так повлиять на тебя? — недоверчиво ответила я. — Видно, в клинике хорошо покопались в твоих мозгах. А главное — верно. Прости за откровенность.

Он ничего не ответил. Только хмыкнул в ответ. Потом хотел что-то сказать, но его слова прервал звонок. Винсент разыскивал Максимилиана, поняв, что его нет в отеле.

— У него наверняка есть система слежения за мной. Пусть нервничает. Смотри, там стоят флайеры. — Он посмотрел вперёд. — Идём туда.

От переживаний я даже забыла, что мои туфли так и остались в том месте, где меня целовал Макс, он заметил это, но лишь улыбнулся.

— Вернёмся за обувью?

— Да чёрт с ними, с теми туфлями.

— Верно. Купишь новые. Пошли вперёд.

Вскоре мы вышли на большую портовую площадку. Макс подошёл к мужчине, который скучал в обнимку с большим планшетом в будке неподалёку.

— Можно арендовать?

— Конечно. Оплата наличными или безналом? — спросил он, не отрываясь от экрана.

— Безналом. — Макс потянул ему свою банковскую карту.

— На сколько? И какой?

— Самый лучший. Тот. — Макс указал на яркий флайер с белой полосой на борту. — Авалон-2000. До утра.

— А вы недурно разбираетесь в технике. Обычно, его боятся брать. И дело не в цене.

— Двадцать четыре турбины. Скорость до пятисот ярдов в секунду. Сверхчувствительные датчики. На нём можно смело пролететь по орбите планеты. Не так ли?

— Верно. — Мужчина усмехнулся. Потом провёл магнитной полосой, дождавшись ответа. — Держите. Если вдруг задержитесь — его бортовой компьютер отслеживает все ваши передвижения. Если что-то случится…

— Я всё знаю, — прервал его Макс. — Давай чип.

— Вот, — буркнул мужчина. — Я на связи.

Макс прошёл к выбранному аппарату, потянувшись к его дверям. Они беззвучно распахнулись, словно приглашая нас внутрь. Он вошёл туда первым, затем подал мне руку.

— Устраивайся удобнее. Посмотрим на город сверху.

— Надеюсь, ты будешь осторожен. Иначе, мы зря назначили столько встреч с поставщиками и партнёрами

— Я постараюсь, — сверкнул он глазами, — ведь у меня на борту лучший специалист Краума и нашей корпорации.

— Не надо только преувеличивать, — ответила я. — Даже в твоей компании есть люди, которые знают гораздо больше меня. Так что твой комплимент не принят.

— Это не комплимент. Ну что, в путь?

— Давай, — вздохнула я.

Лампочки на панели загорелись, бортовой компьютер выдал сообщение, что всё готово для взлёта. Макс уверенно натянул на себя штурвал. Мощный аппарат плавно поднялся в воздух. А я даже забыла пристегнуть ремень безопасности.

 

ГЛАВА 6

***

Огромный город под нами сверкал многочисленными огнями и голографическими рекламами. Я вытянула босые ноги, с интересом рассматривая открывшееся с высоты полёта флайера зрелище. Залив моря выглядел особенно красиво — там то и дело мелькали различные яхты и корабли. Здесь не было военных катеров, лишь туристы и местная молодёжь.

— Нравится? Хотела это увидеть? — спросил вдруг Макс.

— Д-да, — ответила я. Мне на самом деле нравился полёт и вид ночного города.

Следующий вопрос Макса был несколько неожиданным.

— Скажи, где ты последний раз видела Винсента?

Я несколько замялась, не понимая, что именно он от меня хочет узнать.

— Я встретила его в коридоре отеля, недалеко от своего номера.

— Я говорил с ним перед тем. Он действительно знаком с Лаверн!

А это уже интересно. Но мне нельзя подавать вида, насколько я заинтересована в тайнах Винса.

— От этого что-то меняется? — осторожно спросила я.

— Пока не знаю, как воспринимать это знакомство. Хорошо это для меня или же не очень.

— Лаверн действительно странная, — согласилась я, — кто знает, что у неё на уме.

— Ладно. Думаю, я смогу узнать о ней информацию. Чёрт… Был бы здесь мой Тирелл!

«Хорошо, что здесь нет Тирелла», — сглотнув, подумала я.

— Наверное, — сказала вслух.

Макс резко повернулся ко мне. Он ведь почувствовал мой страх! Своими дурацкими эмоциями я сама себя выдаю!

— Скажи, о чем ты сейчас подумала? — серьёзно спросил он.

— Ничего… — Я испуганно посмотрела на Макса.

— Мне показалось? — усмехнулся он.

— Не знаю, о чём ты говоришь, — отвернулась я к окну.

Флайер внезапно устремился вверх, меня вжало в сиденье, пока аппарат набирал высоту.

— Куда ты летишь? — пискнула я.

— Посмотрим, как эта машинка справляется с верхними слоями атмосферы.

— Мне страшно!

— Потерпи. Ты привыкнешь.

Обычно флайеры не использовали для подъёма на такую высоту. Я действительно испугалась, но мой страх победило моё же любопытство. Поняв, что мы выровнялись и больше не набираем скорости, я осторожно выглянула наружу, увидев где-то далеко внизу лишь край того залива.

— Куда мы летим?

— На юге от этого континента есть острова, местные тропики. Я видел их на карте.

— С тобой не соскучишься, — вздохнула я.

Через полчаса мы приземлились на берегу океана. Я вышла, ступила босыми ногами на мягкий песок. Чуть дальше в свете местного оранжевого спутника перекатывались высокие волны. На пляже росли деревья, наподобие земных пальм. Здесь не было построек и людей. Хотя мне это показалось странным для густонаселённой планеты.

— Что ты собрался здесь смотреть? Темно же!

— Зачем мне свет, если я и так вижу, что мне надо? — отшутился он. — Ты не понимаешь, я как будто родился заново. Мне хочется ощутить всё это! Узнать мир снова. Дай руку!

— Зачем? — недоверчиво спросила я. — Ты уверен, что здесь нет диких зверей?

— Не уверен. Но мы же не пойдём далеко от флайера.

Мы вышли к самому берегу. Мокрый тёплый песок омывался волнами, которые быстро убегали, скатывалась вниз. Шум прибоя заставил меня вспомнить о Земле, где я прожила несколько лет. Там были подобные побережья. Правда, цивилизация давно поглотила их, и таких вот диких мест там практически не существовало.

Макс потянул меня к воде. Я и не заметила, как надвигается очередная волна, засмотрелась на небо, — и меня с головой окатило прибоем. И Макса вместе со мной. Мы упали и покатились вниз по песку, а когда остановились, Макс непременно оказался сверху. Его мокрая рубашка прилипла к телу, облегая накачанную мускулатуру. Голубые глаза блеснули в темноте. Я уже поняла, что моему платью больше ничего не поможет. Оно задралось вверх, обнажив меня до талии.

— Что ты наделал? — шёпотом спросила я с возмущением. — Мы же могли наглотаться воды!

— Я бы сделал тебе искусственное дыхание, — усмехнулся он.

— Спасибо, не стоит. — Я попыталась выкарабкаться, но новая волна обдала нас с головой.

Мы удержались на месте. Мои волосы разметались по песку, который теперь чувствовался везде. Во рту появился привкус солёной воды. Макс сжал меня в руках, не выпуская из-под себя. потом жадно припал поцелуем. У меня в голове заискрились звёзды. Вкус морской воды не особо мешал почувствовать то, как он исследовал мой рот. Языки сплелись. Я отвечала ему сама. Мысли куда-то пропали. Разум отключился.  Нас обдало снова, но он так и не прекратил целовать меня. На миг оторвался, чтобы стряхнуть с себя капли, которые полетели от него, словно мерцающие огоньки.

— Не нужно больше, — сдавленно сказала я, всё ещё чувствуя его поцелуй, и выползла из-под мужчины. — Полетели обратно, — добавила умоляюще, уже предчувствуя, чем закончатся поцелуи на берегу.

— Скоро полетим, — тихо произнёс Макс.

— Ты ведь обещал не трогать меня, — напомнила я.

— Это был не я… — Я почувствовала его ладонь на своей груди, которая выглядывала из-под мокрого платья. Он приподнял её вверх и прошёлся языком, будоража мою кровь. Лёгкий ветерок прогулялся по мне, и я поняла, что мои соски затвердели. То ли от холода, то ли от его прикосновений. Он перешёл к шее, а потом снова добрался до моих губ.

— Видишь, ты больше не боишься меня. Не такой уж я страшный, — заметил он, прервавшись.

Я с удивлением осознала, что действительно не боялась его, как раньше. Хотя в моей памяти снова мелькнули моменты прошлого.

— Хочу назад в отель. И спать хочу, — заявила я. — Взгляни, что стало с моим платьем. И с волосами. — Я поднялась на ноги. — Всё в песке. Я не отмою их теперь.

Я уже промолчала, что стало с той причёской, которую мне так долго делали перед банкетом в салоне красоты отеля.

— С удовольствием отмыл бы тебя и спинку потёр. — Он ухмыльнулся и поднялся тоже.

Макс выглядел ненамного лучше меня. Но ему даже шли мокрые волосы, которые блестели в звёздном свете, мокрая рубашка, прилипшая к мускулистому телу. Он снял её с себя и выжал, а потом забросил на плечо.

— Полетели обратно. А то завтра проспим весь день. А у нас много дел.

— Согласна. — Жаль, я не могла снять с себя платье, чтобы поступить как Макс.

Я уснула во флайере, пока мы добирались в город. Я даже не слышала, как Макс припарковался на стоянке отеля, вместо парковки, где мы арендовали аппарат. Потом он нёс меня в номер. Я неосознанно потянулась к его шее, обняла этого мерзавца, который так резко изменился.

Проснулась в своём номере одна. В одних трусиках. Смятое платье висело на стуле, под волосами я обнаружила мягкое полотенце, всё в песке.

Я вздохнула и поползла в душ, попутно захватила злополучное платье и выбросила его в мусорный контейнер. Потом встала под тёплые струи воды, смывая с себя песок. Я не поняла, что произошло ночью. Неужели это Макс принёс меня в номер и раздел меня? И даже не остался сам. Причёска безнадёжно испорчена. Придётся снова терять пару часов в салоне, ведь завтра встреча с Вангом. Интересно, где сам Макс?

Я спустилась в ресторан отеля и вдруг увидела его за столиком с чашкой кофе. В новой белоснежной рубашке, что контрастировала с его тёмными волосами. Он увидел меня и махнул рукой…

 

***

Отправив Винсента, чтобы вернуть арендованный флайер, я пил кофе. Интересно, проснулась ли Ким? Я взглянул на прозрачные двери ресторана в надежде, что она вот-вот появится.

Как она прижималась ко мне во сне! Как хотелось забыть про моё обещание и принести её в свой номер. Хотя бы для того, чтобы смотреть на неё, спящую. Но я понимал, что как только она проснётся в моём номере, к ней сразу же вернётся постоянная злость, — и наши кратковременные хорошие отношения развеются, как дым.

От всех этих переживаний я даже забыл про Лаверн, которая беспокоила меня не меньше. Я вздохнул. Потом достал из упаковки длинную сигару и попросил у официанта огня. Из моей кабинки прекрасно просматривалось пространство ресторана. От скуки зевнул, потом активизировал экран на стене кабинки, чтобы посмотреть новости, и начал голосом переключать каналы. Наконец дошёл до того, что меня интересовало. Свадьба Бейли! Я перекрутил события, рассматривая гостей. И увидел себя.

Изрядно переврав все мои слова и оставив из моего текста лишь то, что нужно было им, журналистка рассказывала о главе BI, то есть обо мне. И о том, что сразу же по возвращению на Краум я собираюсь жениться на наследнице состояния графа Ланфорда с Ноурэна. Они и это успели вынюхать! Я никогда не любил журналистов за то, что они вечно переворачивают всё с ног на голову.

Кимберли появилась очень скоро и выглядела она просто потрясающе. Она надела лёгкое развевающееся платье цвета морской волны; длинные тёмные волосы распушились после мытья и чуть завились, падая локонами на полуобнажённые плечи. На Крауме она никогда не ходила в подобной одежде, предпочитая строгие деловые костюмы.

— Ким, иди сюда. Приглашаю на запоздалый ланч, — махнул я ей рукой.

Она увидела меня и вдруг улыбнулась. Но эта улыбка так же быстро исчезла. Она подошла ко мне, поправила платье и присела напротив.

— Добрый день, Макс.

— Отлично выглядишь, — прищурился я.

— Ты тоже… хорошо выглядишь. Давай обсудим предстоящую встречу с Вангом.

Я бы предпочёл обсудить с ней что-нибудь другое, но всё же согласился.

— Давай. Тебе что-нибудь заказать?

— Я сама. — Она открыла меню, внимательно изучая его. — А где же твой охранник? — язвительно отозвалась она о Винсенте.

Я взглянул на часы.

— Должен вот-вот вернуться. Отправился в город по моему поручению.

— Почему ты не разбудил меня вчера? — поинтересовалась она.

— Ты так сладко спала, — усмехнулся я.

— А как открыл дверь моего номера?

Я взял её за руку, подняв кверху ладонь.

— Вот как.

— Понятно. — Она недовольно выдернула руку. — Я хочу, чтобы после нашего возвращения всё стало как прежде.

— «Как прежде» — это когда? — уточнил я.

— Как прежде… — Она задумалась и вдруг нахмурилась. — Это как после аварии, но до полёта. Понятно? Чисто деловые отношения.

Смешно! Она думает, я каждую девчонку вот так собираюсь катать по ночам и валяться с ней на песке? Я уже подумывал о том, чтобы сделать правдой свою невинную ложь перед журналистами. Но вслух я ничего не сказал.

— Конечно. — Я вдруг увидел Винсента, что шёл к нам, — Как скажете, мисс Ланфорд.

Безопасник оглянулся, будто кто-то преследовал его. Потом присел рядом с нами.

— Флайер я вернул, — сообщил он.

— Отлично. Что у нас нового? — Я сделал глоток кофе.

— Завтра предстоит проверить ресторан, в котором будет встреча с господином Вангом. А потом… Бейли прислал нам приглашение.

— Не завтра, надеюсь? — спросил я.

— Послезавтра они ждут нас в гости в загородном доме.

— А как же их медовый месяц с Лави? Или они собираются провести его с гостями?

— Не знаю, — хмыкнул Винс. — Кажется, новая миссис Бейли настояла.

Я не стал разглашать при Ким подробности нашего личного разговора с Винсентом. Ей вовсе не обязательно вникать в мужские разговоры и проблемы.

— Ответь, что мы будем, уточни детали: время, место. Ты меня понял? — сурово ответил я.

— Ещё…

— Что ещё? — Я поднял голову.

— Ничего. — Винсент вдруг замялся.

— Тогда ты свободен. Нам с мисс Ланфорд необходимо обсудить грядущую встречу.

— Я пошёл. Мне ещё надо будет съездить в космопорт. Рэй звонил мне сегодня...

— Иди. — Я махнул рукой, а сам повернулся к Ким. — Так на чём мы остановились?

— На обсуждении встречи, кажется, — неуверенно ответила Ким.

— Нет. На том, что ты предлагаешь мне какие-то деловые отношения после того, что между нами произошло!

— Так ничего же не произошло. — Она вдруг осеклась и сдавленно посмотрела на меня.

— Вчера ты сделала первые шаги к нашим нормальным отношениям. То, что у нас было прежде, меня не интересует.

— Какой же ты всё-таки подлец, Макс. Я не смогу забыть это, в отличие от тебя. Меня так по голове не огрело! — с обидой произнесла Ким.

Она встала, демонстративно развернулась и ушла, так и не позавтракав. Я же остался с чашкой кофе в руках. Чёрт, зачем я ей напомнил?! Идиот! Старания вчерашнего дня насмарку. А ведь она почти отошла от ненависти. Сейчас я чувствовал её обиду даже на расстоянии. Да, её злость и ненависть порой перерастали именно в обиду, отчего мне становилось не по себе.

И почему я не могу жить как нормальный человек, не чувствуя чужих эмоций?

Видно, я сильно задел Ким. Вот только чем именно? Узнать бы! Но ведь она не скажет. Упаси Создатель, чтобы я когда-нибудь копался в её сознании. Разве что для того, чтобы сделать ей приятно, да и то с её разрешения.

Отчасти в моих словах был виноват Винсент, настроение которого я пытался прочесть, в то время как мы сидели вместе. Я отвлёкся и разозлился на из-за того, что пока не мог раскусить этого человека.

Ситуацию нужно было как-то исправлять. И разговор закончить по поводу завтрашней встречи и… Чёрт, мне так хотелось снова поцеловать Ким! Нужно ещё поговорить с ней, чтобы она поняла меня. Или хотя бы попыталась понять. Она обязательно ещё что-то выдумает, если я ничего не предприму.

 

***

24-С регион Галактического Альянса.

В космосе. В то же время

Тирелл Кроу долго думал о том, стоит ли возвращаться на Краум сразу. И ему стоило больших усилий уговорить Максимилиана действовать так, как этого требовали обстоятельства. Ему не пришлось для этого врать. Он излагал исключительно неопровержимые факты. И Блэр всё же послушал его.

Устроившись на корабль, перевозящий контрабандный дейтерий в соседнюю звёздную систему, пришлось использовать дар Блэра. И теперь они под видом охранников, вооружённые лазерными пистолетами сопровождали груз туда, куда и вели пути сбыта товара. К счастью, никто не спрашивал документов у нелегальных работников. Чёрный рынок жил по своим законам, которые порой ввергали Максимилиана в паническое состояние, но не удивляли опытного Тирелла.

Но новость, которую сегодня узнал Тирелл, даже его заставила призадуматься. Он долго думал, сообщать или нет это шефу. Возможно, это лишь сплетни журналистов. Осмотрев вверенный им груз, он вернулся в общую каюту, где Максимилиан в компании одного из механиков изучал навигационную карту, что до того валялась в захламлённом помещении.

Тирелл присел рядом, устремив взгляд своих оранжевых глаз в обозначения звёздных систем и имеющихся на них населённых пунктов, когда Максимилиан почувствовал его тревогу. Он поднялся, поправил свой неудобный космический комбинезон и оружие, с которым не расставался, и спросил, что случилось.

— С чего ты взял, что что-то не так? — осторожно ответил Тир.

— Выйдем? — предложил Максимилиан.

— Позже.

— Ты узнал что-то о нашем вопросе? — Блэр вдруг направил телепатическую волну на недоумевающего механика, заставив его вспомнить о работе, и тот вышел из каюты, не понимая, зачем это делает.

— Так лучше. Рассказывай, что случилось?

— Не стоит, может…

— Нет уж. Мне интересно всё.

— Я был у капитана, и тот позволил мне пользоваться сетью передачи данных. Я просмотрел последние новостные ленты.

— О, мой клон активизировался? Он ещё жив? Или Астону Бейли пока не до него?

— Он жив. И мало того, заключил несколько выгодных тебе сделок.

— Неужели это могло тебя взволновать? Что ещё случилось?

— Невеста Астона… Она мне кого-то напоминает… Точнее, она похожа на тебя.

— Простое совпадение! — отмахнулся Блэр.

— Мне это не показалось совпадением. У неё тот же разрез глаз, та же улыбка. Тебе надо самому на неё взглянуть. Я сохранил её фото в память компьютера.

— Это потерпит. А ещё что?

— Максимилиан Блэр женится…

— Что?! Как?! И на ком же я… точнее он решил жениться?

— Журналисты повсюду разносят новость, что Максимилиан Блэр и мисс Ланфорд скоро сыграют свадьбу.

— Да ну! — ошарашенно уставился на Тирелла Максимилиан. — Ким… и этот? Это просто невозможно!

— И это ещё не всё. Оказывается, наша скромная мисс Ланфорд — наследница состояния графа Ланфорда с Ноурэна. Ты же знаешь, там монархия и аристократы в чести.

— Очень любопытно. И она это скрывала?

— Похоже, она сама не знала.

— А ты знаешь, Тир… Я бы и сам женился на ней, — сообщил вдруг Максимилиан, но тут же нахмурился. — Но ведь… Он посмел тронуть то, что принадлежит только мне!

— Мисс Ланфорд — не твоя собственность.

— Она моя… Только моя!

— А клон — твоя копия. Не удивительно, что у вас схожи вкусы. — Тирелл вдруг улыбнулся. — Меня больше обеспокоил сам факт. Она не знает, что он — это не ты. И ещё она причастна к покушению на нас. Свадьба может означать лишь одно: после того, как ты, то есть он умрёт после очередного покушения, твоё состояние перейдёт к ней. Это часть её мести!

Максимилиан задумался. Почему-то мысль о том, что Кимберли хочет завладеть его состоянием, в голову не приходила. А вот ревность к самому себе появилась, как это странно ни звучало. Этот несуществующий официально человек пользовался не только тем, что принадлежало ему, но и его женщиной, которую он сам ещё толком не распробовал.

Но, с другой стороны, это могло значить и иное: Кимберли никуда не собирается улетать с Краума. И если клону удастся придержать её около себя до возвращения настоящего Блэра, то у него появится возможность воплотить в жизнь свои нереализованные планы в отношении этой девчонки.

При мысли о ней сладко заныло под ложечкой, в штанах шевельнулся член. Натура вампира требовала новых эмоций, новой энергии, которой ему так не хватало. А Кимберли была одной из тех, немногих, от кого он мог получить полное удовлетворение. Попав в экстренную ситуацию, ему впервые в жизни пришлось сдерживать себя, и это начало удаваться всё лучше с каждым днём. Но с воспоминаниями о ней всё будто пробудилось вновь. Он безумно хотел снова почувствовать её в своих руках, заставить подчиняться ему. Ворваться в её сладкую плоть, где он стал первым. А теперь ещё проблема — его клон… Запланированный им же.

— Я ему не позволю! — прошипел он.

— Да ты, смотрю, ревнуешь? — заметил Тирелл Кроу.

— Возможно. Ты не понимаешь моих к ней чувств.

— Куда уж мне!.. Я как-то влюбился в одну сучку. Давно, лет пятнадцать назад. Она была моим стажёром. Бегал за ней, как мальчишка, хотя был уже офицером армии Альянса. Она спала со мной, а потом выяснилось, что делала это, чтобы я подписал ей зачёт по стажировке. И по возвращению на Землю тут же ушла, помахав мне ручкой. С тех пор я не слишком доверяю женщинам.

— Однако, моя вся прислуга прошла через твои руки, — улыбнулся Максимилиан.

— Это всё не то… После Роны я больше не могу заводить с ними длительных отношений. И тебе не советую. Да ты и сам это знаешь, что тебе рассказывать! Хотя, с другой стороны… — Тирелл забросил ноги на карту, что лежала на столе, — тебе бы не помешало обзавестись нормальным потомством вместо того, чтобы оставлять корпорацию каким-то клонам. И Ким вполне нормальная кандидатура на роль матери твоего наследника. Так что не спеши злиться на свою копию. Может, он подготовит для тебя послушную женушку. — Тирелл не выдержал и рассмеялся.

— Ладно. Всё равно сделать ничего не можем. Скорее бы закончился чёртов полёт! Расскажи мне, что ты узнал о жене Астона…

 

***

10-B регион Галактического Альянса.

Планета Трентон. Отель премиум класса «Трентон Трежерс».

Я обиделась на Макса. Как же сложно понять, что происходит со мной. Как я могла вчера ночью, уставшая после банкета, поддаться на его провокацию? Я же не собиралась ни на какую прогулку, весь вечер мечтала о том, как усну в постели. И на тебе… Вместо этого, бесшабашная прогулка по городу, поцелуи на пляже, полёт над городом и океаном и опять поцелуи. Вкусные, сладкие, незабываемые. Заставляющие забыть о том, кто он такой на самом деле.

Но те слова, что он сказал в ресторане, вдруг напомнили мне истину. Я всего лишь та, над кем он издевался! Возможно, Макс виновен в смерти папы. А я завишу от Винсента Тейлора, и он сдаст меня непременно, если его раскусят. И ещё эта Лаверн… Как всё странно! Неужели мои догадки насчёт неё верны? Но тогда почему Макс сказал, что она похожа на его мать?

Я почувствовала вдруг себя брошенной, не нужной никому. Как я вообще могла ввязаться в эту опасную авантюру?

Как же хочется есть. Я так и не съела ничего почти на вчерашнем банкете. Стоит заказать что-нибудь в свой номер…

Звонок в трансляторе заставил подняться и подойти к двери.

Макс! Он никогда не оставит меня в покое! Что он опять от меня хочет? Кажется, он ясно сказал о своих намерениях: вспомнить прошлое… Не такое уж далёкое прошлое.

— Чего ты хочешь? — не выдержала я после третьего звонка.

— Ким… — Его брови на экране изогнулись в привычной ухмылке. — Ты забыла одну вещь.

— Какую же?

— Откроешь — скажу.

Я нажала на клавишу. Стало интересно, что новое он придумал на этот раз. Макс вошёл в мой номер и оглянулся.

— Говори, что придумал на сей раз! — Я встала в позу.

— Ты не поела, — невинно улыбнулся он. — Я заказал ланч в твой номер.

— Зачем? — Я пожала плечами.

— Как же… — он прошёл внутрь моей комнаты, — завтра важная встреча, а ты упадёшь в голодный обморок вместо того, чтобы доказывать господину Вангу важность грядущей сделки с BI.

— Значит, ты сам справишься, — постаралась ответить я как можно безразличнее. — Ванг и сам не прочь заключить с нами контракт.

— Это из-за тебя. — Макс присел в кресло. — Расскажи, кто такой тот граф Ланфорд, о котором он говорил?

— Он… Он мой дед, как я понимаю. Только я не была с ним знакома, никогда его не видела. Мать улетела с Ноурэна ещё до моего рождения. Она рассорилась с отцом. И всегда говорила, что денег у него нет. Да они и не нужны были ей. Просто человеком он был сложным. Я даже не знаю, как это граф Ланфорд выглядел.

— А твой отец? Кто же он?

— Я же тебе говорила… Ах да, ты всё забыл, — вспомнила вдруг я. — Он погиб давно. Он занимался промыслом дейтерия, как и ты.

— Понятно. Значит, господин Ванг хорошо знал твоего деда?

— Он так сказал. Откуда я знаю, можно ли ему вообще верить!

— По-моему, он вполне достоин уважения к себе. В отличие от многих наших партнёров, Ванг говорит искренне и открыто. Я же чувствую такие вещи.

Наш разговор перебил звонок в транслятор номера. Это официант принёс в мой номер завтрак, заказанный Максом. Кофе на двоих, маленькие пирожные с взбитыми сливками и дорогое блюдо местной кухни, которое я никогда не пробовала.

— Спасибо за заботу о своей компании. Ты останешься здесь? Тут же сервировка на две персоны.

— Но я же ждал тебя. — Он усмехнулся, подвигая мне тарелки. — Соответственно, тоже не успел позавтракать. Или пообедать?

— Какая разница. — Я вздохнула и ковырнула ложкой странного вида блюдо. — Это вообще съедобно?

— Думаю, что да. Если не понравится — вернём им с претензией.

— Не надо. Думаю, тебе плохого не предложат. Я надеюсь, на сегодня у нас нет планов.

— Пока их нет, но всё можно исправить. Вот только, боюсь, Винсент после нашего вчерашнего побега не оставит в покое.

— Макс… А ты не хочешь сменить его? А?

— Пока нет. Он знает много того, что хочу узнать и я. И он знаком с Лаверн, которая ждёт нас к себе в гости.

— Странно, зачем она вышла замуж за Астона? Неужели такая охотница за деньгами?

— Пока не знаю, — сказал Макс, прожевав кусочек. — Выяснением этого нам и предстоит заняться.

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям