0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Первая императрица » Отрывок из книги «Первая императрица»

Отрывок из книги «Первая императрица»

Автор: Бланк Эль

Исключительными правами на произведение «Первая императрица» обладает автор — Бланк Эль. Copyright © Бланк Эль

День первый, с которого начинаются проблемы

 

— Ложись!

Поспешный приказ едва не опоздал — рассекая воздух, огненный шар на немалой скорости пронёсся над головами наблюдающих за ним зрителей и впечатался в склон горы за их спинами. Взорвался яростной вспышкой, обрушив каменную россыпь к подножью. Поднявшийся вихрь, подхватив подброшенные в воздух мелкие камни и пыль, ураганом прошёл над прилегающей к хребту равниной. Оглушающий грохот ударил по ушам синхронно с содрогнувшейся под ногами почвой.

Среагировав на опасность, я нырнула во временной стазис. Мгновение погружения в небытие — и реальность с хлюпающим звуком вытащила моё тело обратно в нормальное течение времени.

Пока я отсутствовала, угроза миновала. В воздухе осталась лишь медленно оседающая пылевая взвесь, а вокруг стояла звенящая тишина. Потрясённый взрывом,мир Таи затаился, выжидая.

Бросив полный сожаления взгляд на кристаллическую гору, разрушенную моим экспериментом, я поморщилась. Совместить сразу шесть способностей оказалось не самой лучшей идеей. По одной они срабатывали безупречно.

И всё же я рискнула, надеясь на успешную интеграцию. А потому...

Искривить магнитные поля, чтобы ограничить объём пространства и создать замкнутую сферу из магнитного поля — способность эрриян. Этой расе только так удаётся избежать смерти от воздействия заряженных частиц, падающих на их родную планету. Заполнить внутреннюю полость сферы крошечными световыми сгустками — такие запросто создают лидлане, чтобы освещать свои пещеры, в которых они вынуждены скрываться от опасных обитателей поверхности. Подобно видийянам, внимательно смотреть на магнитные линии, отслеживая колебания стенок сферы, чтобы не потеряли свою прочность, и не упустить момент, когда нужно остановиться. Спровоцировать скачок напряжения, усилив получившуюся "заготовку" россыпью идарианских искровых разрядов. Удержать всё это над землёй лансианским гравитационным потоком —и толкнуть, заставив воздух двигаться, как это делают филлийцы.

И вот вроде всё неплохо сложилось — огненный сгусток немалого размера вспыхнул над поверхностью полигона, а направленный поток воздуха вынудил его начать перемещаться. Но вот на то, что «снаряд» окажется неуправляемым, я не рассчитывала. Что-то оказалось лишним? Дестабилизирующим? Сочетание я взяла неудачное? Или причина в чём-то ином?

— Ураган тоже твоих рук дело? — вкрадчиво поинтересовался за спиной приятный мужской голос. Мягкий, томный, таким только с девушками в постели разговаривать, а не устраивать допрос кузине, выпытывая причины разрушений.

Вот только Лир вовсе не пытается привести меня в замешательство и не специально выбрал такой тон. Просто говорить с другими интонациями мужчины-тайанцы не способны. Они безупречно привлекательны и эффектны во всём. Да и в его эмоциональном фоне я сейчас чётко улавливала именно неподдельное любопытство.

— Случайность. Какой-то побочный эффект.

На мужчину, который старательно стряхивал пыль с золотистого мундира, я бросила лишь краткий взгляд. Какой смысл его разглядывать? Вряд ли увижу что-то новое. Мы же знакомы с раннего детства — Лирьен Илеш ол'Лон, первый красавчик и самый завидный жених на Тае, мой двоюродный брат по отцовской линии, фактически наследник престола, ну и по совместительству глава службы безопасности наследницы...

С одной стороны, никогда не понимала, зачем мне охрана. Уж если говорить честно, то скореезащищать надо других от меня. И следование давней традиции, по которой брат наследницы или другой ближайший родственник-мужчина обязан её оберегать, становится неуместным и бессмысленным.

С другой... рядом хоть какая-то компания. Лирьен же не один занимается моей охраной. Под его руководством целый элитный отряд таких же любительниц экстрима, как я. Конечно, с куда более ограниченным набором способностей, но это если по-отдельности. А если вместе...

— Ты создала слишком много световых шаров.

 Вайлин, неторопливо поднимаясь с земли, первой указала мне на возможную ошибку. Само собой, связанную с её врождённым умением — она же лидланка. Но я лишь качнула головой в отрицании. Сгустки распределились в сфере оптимально, я это прекрасно видела.

— И поток ветра зря настолько усилила, — не отрывая взгляда от горизонта, где всё ещё стоял столб пыли, а потому не увидев моей реакции, в тон подруге посетовала филлийка Лаита.

Эти двое только по способностям разные, а вот внешне очень похожи — потому и сдружились, когда участвовали в отборе стражниц. Обе светловолосые — с пепельно-русыми косами до талии, — худенькие, изящные, но невысокие. Со спины так чистые близняшки, даже цвета одежды выбирают одинаковые — сочетание салатного и оранжевого. Но на лицо всё же разнятся. Лидланка круглолицая, курносая, а у её подруги черты более утончённые.

— Гравитационного удара было бы достаточно, — встряхивая руками, буркнула лансианка, которой пришлось держать надо всем отрядом гравитационный щит. Нелёгкая задача, учитывая, что под отдачу от взрыва моего «снаряда» угодили десять девушек и один мужчина.

А ведь эта стражница тоже не самой могучей комплекции. Высокая, статная, стройная, с ярко-красными волосами до плеч. Зато в плане способностей она даст фору любому мужчине-лансианину. Неудивительно, ведь Эвина — прямой потомок правящей династии ош'Лак.

— Не отряд защитниц, а советчицы как на подбор, — не удержалась я от колкости. Попыталась было восстановить в памяти картину произошедшего, чтобы проанализировать, и не успела — меня снова отвлекли.

— Зато Альма мгновенно ушла от удара, — похвалила стремительность, с которой я погрузилась во временной стазис, исгреанка.

Это она крикнула, предупредив всех об угрозе, — голос Дарры трудно спутать с чьим-то другим. Грудной, сильный, низкий. И он идеально соответствует внешности девушки — короткостриженой, темноволосой, крепенькой. Пышные формы, чуть более внушительные, чем у её подруг, создают образ совсем безобидной девчушки. Но в рукопашной схватке, особенно подкреплённой молниеносной реакцией, ей нет равных. Даже мне сложно против неё выстоять, не применяя способностей, которых она не имеет.

— Ещё бы! Она чувствует опасность точно так же, как я, — деловито напомнила тарсапка Омиша, заправляя за уши светло-русые волосы, выбившиеся из строгого пучка на затылке. Сверкнула глазами с необычными тёмно-красными радужками и огорчённо вздохнула: — А я вас предупреждала, что хорошего исхода ждать не стоит. Меня предчувствие таким холодом обдало, будто бы я оказалась на Ле,в огромной куче снега.

— Неудача с каждой может случиться. Я однажды в школе весь полигон выжгла, — поделилась воспоминанием уайлианка.

Густые вьющиеся тёмно-бордовые волосы, синие глаза, миловидное лицо с пухленькими губками и аккуратным ровным носиком — она, пожалуй, самая красивая и эффектная в нашей компании. Вот только крайне легкомысленная, беспечная, порывистая и эмоциональная. Своеобразное, в некоторой степени даже проблемное, сочетание внешности и личностных качеств для стражницы-воина.

— Ох и попало мне тогда... Дополнительные тренировки, помощь с ремонтом, насмешки... — продолжила болтать Шайла, но я её прервала, сердито выдохнув:

— Из крайности в крайность! Меня, по-вашему, сейчас нужно оправдывать и хвалить?

Девушки переглянулись. Те, которые успели «отличиться», виновато склонили головы. Остальные сделали вид, что им срочно нужно привести причёски и одежду в порядок. Если у кого-то из них и были ещё какие-то соображения, то они благоразумно оставили их при себе. Зато Лир снова вмешался:

— Совершенно неправильно срывать на них своё недовольство. Девушки помочь пытаются. Раз уж взялась за сумасбродные эксперименты, принимай возможные последствия как закономерный итог. В жизни крайне редко всё идёт гладко и строго по плану.

Последнюю фразу говорил уже на ходу, догоняя меня, — осознав, что на полигоне оставаться бессмысленно, я зашагала к оставленным под защитой кристаллического купола капларам.

Жёлто-рыжая крошка кристаллов похрустывала под подошвами сапожек, иногда сменяясь ломкой коркой над солёными лужицами. Тёплый лёгкий ветерок скользил над солевыми просторами, поднимая испарившуюся с поверхности воду к голубому небу, напитывая влагой образующиеся и неспешно плывущие над планетой перистые облака.

Отвечать на выпад кузена я не стала. Он, как истинный мужчина, считает, что безупречен и прав во всём. И ко всем попыткам женщин проявить себя в делах разной степени опасности относится с позиции: проще разрешить и проконтролировать самому, чем запретить, а потом расхлёбывать последствия. Спорить с ним и переубеждать так же бессмысленно, как и с моим отцом. Чтобы лишний раз не конфликтовать, иногда приходится делать вид, что принимаешь к сведению все их советы и наставления.

На подходе к куполу я взмахнула рукой, слабым гравитационным толчком распахивая створки ажурных ворот из красного металла. Оказавшись внутри пропускающей свет полусферы, шагнула к ближайшему, стоящему у входа «летуну».

Каплевидные, сверкающие зеркальными боками каплары только на первый взгляд кажутся маленькими. Каждый с лёгкостью вмещает трёх пассажиров, а обтекаемая форма позволяет ему легко скользить в воздушных потоках. И в плане прочности эти машины не сравнятся ни с какими другими — им нипочём ни агрессивные воды солёного моря, ни царапающий их борта каменной крошкой ветер, ни фонтаны-гейзеры, хаотично бьющие в воздух кипящими струями, ни экстремальная посадка среди кристаллических щёток.

Старательно игнорируя тяжкий вздох кузена, я заняла место спереди. Это на пути сюда он вёл летуна, а я сосредоточивалась, готовясь к опыту. Теперь же моя очередь управлять, и я её уступать не собираюсь.

Лир мог бы и в другой каплар сесть, но... Но он же ответственный, взятую под защиту родственницу оставить не может. Вот и пришлось мужчине забираться на широкое заднее сиденье, разделив его с Нейлой.

Если есть в моём отряде самое невзрачное, неприглядное и незаметное создание, то это она. Словно выгоревшие на ярком свету практически бесцветные волосы — тонкие, больше похожие на пух. Маленькие блёкло-серые радужки глубоко посаженных узких глаз и не менее крошечный рот, при том что нос достаточно длинный. Нескладная худощавая фигура, которой так и хочется добавить роста, потому что ноги у её обладательницы не слишком длинные.

Однако красавчик-кузен вовсе не поэтому не слишком радостно, скорее насторожённо, покосился на соседку. Причина его опасений была совсем иная...

— Сегодня мы все были слишком эмоциональны. А мужчинам не к лицу гнев. Их сила в спокойствии и уверенности, — оправдала его подозрения девушка. В полном соответствии с её внешним видомголос прозвучал хрипло, сухо, как каменная крошка по стеклу, но реакцию вызвал совершенно ненормальную, провоцируя в душе желание с ней безоговорочно согласиться и не спорить. Даже я, наследница, с трудом подавила этот порыв, преодолев воздействие дорлитарки, что уж говорить про Лирьена, который таких возможностей оградить себя от гипнотического влияния не имел?

— Спокойствие, да.

Мне не было необходимости оглядываться. Я точно знала, что в этот миг кузен зачарованно внимает всему, что произносит Нейла. Пожелай она, и этот противник брачных уз в состоянии транса и предложение бы ей сделал, и на свадебный танец решился, и с радостью бросился исполнять любую её волю. Вот таким опасным, пугающим даром наделила природа планеты Дорлитар своих непривлекательных обитателей.

— Никто не пострадал, — продолжила девушка. — Всего лишь досадное недоразумение. Не нужно бессмысленной суеты, не нужно напрасных тревог, просто расслабься, закрой глаза, отдохни...

— Ней, хватит, — остановила я её, одновременно концентрируясь на том, чтобы без проблем провести каплар через узкий проём ангара. — Знаешь же прекрасно, чем это потом обернётся. Лир придёт в себя, осознает, что ты им манипулировала, и пожалуется моему отцу. И так тебя уже трижды выручала. Могут на этот раз исключить из отряда. А я не хочу тебя терять.

— Так я ж ничего плохого ему не внушаю, — хихикнула дорлитарка. Теперь её голос звучал совсем обычно, без гипнотических интонаций. — И тогда на смотре стражниц он первый начал! Нечего было сомневаться в моих способностях и доказывать, что в отряде не нужна бесполезная в плане физических возможностей стражница. При столкновении с врагом может пригодиться самая разная сила, теперь он это надолго запомнит.

Я с трудом сдержала смех, вспомнив тот злополучный для Лира день. Оскорблённая Нейла, которую оставили в резервном списке кандидаток, тем же вечером внушила мужчине, будто бы пижама — его самый нарядный мундир, и в нём непременно нужно показаться на публике. Утром появление кузена на церемонии объявления итогов смотра было незабываемым, а Нейла в итоге получила место в отряде и выговор одновременно. Мой отец шутку оценил.

— Ну допустим, — согласилась я с её доводами, бросая взгляд на обзорный экран, чтобы убедиться, что остальные летуны следуют за нашим. — А второй раз? Там-то ты действительно ошиблась, и вина на тебе.

— Подумаешь, проснулся Жьер Бес ш'Лерон в постели со мной. Так ведь у меня с ним не было ничего.

— В том-то и дело! Будь у тебя к послу Горайды влечение, все бы поняли проблему и слова поперёк не сказали. Но у тебя же его не было. Ты просто заставила его поверить, что ты самая красивая и желанная женщина в империи. Нельзя из-за надуманной обиды устраивать такие злые шутки.

— Ну... Перепутала, да, — признала дорлитарка. — Кто ж знал, что он не про меня говорит, а про свою фаворитку, которую ему отец навязал? Я решила, что он надо мной насмехается...

— Меньше надо подслушивать, — укорила я, набирая высоту, чтобы разогнаться и пролететь над горным хребтом. — Тебя кто просил прятаться за занавеской в зале для игры в «Ривус», где собралась исключительно мужская компания? Вот и результат... — помолчала, корректируя траекторию, и продолжила: — А третий раз, когда влюбленный эрриянин тебе прохода не давал? Ты же взвилась так, будто к тебе трехглазый мохнатый цорролец посватался. Бедняга убегал из парка, где с тобой гулял, словно за ним стая гаргов гналась. У него же искренние чувства были, а ты его так... Я чуть не свихнулась, пока слушала нотацию отца о твоём недостойном для женщины поведении.

— А я не верю, что он влюбился, — зашипела Нейла. — Ну и пусть король иного мнения, я уверена, что всё это притворство. Ладно бы на меня дорлитарец внимание обратил, тогда я бы ещё дала ему шанс. А для других мужчин-империан я отвратительна. И иллюзий на этот счёт не питаю.

Я всё же на мгновение обернулась, чтобы посмотреть на разозлившуюся подругу.

— Нейла, ты слишком болезненно относишься к теме собственной внешности. Империане разные,и предпочтения тоже. Понятно, что жители планет закономерно считают своих соотечественников более привлекательными, но ведь есть и исключения, когда в приоритете оказывается вовсе не красота. А у тебя, между прочим, самый острый ум. В смысле сообразительности и находчивости ты дашь фору всем остальным девочкам моего отряда. Вот это в себе и цени.

— Ценю, что же мне остаётся? — успокаиваясь, выдохнула стражница, а я вновь вернулась глазами к проносящимся под днищем каплара пейзажам родной планеты.

Мелкие изумрудные озёра сменялись крупными голубыми. Белёсая солевая корка чередовалась с рыжим песком. Кристаллические поднятия постепенно набирали высоту и густоту, превращаясь из едва заметных низеньких щёток в высокие игловидные друзы, опутанные оранжевыми вьюнами.

Дворец появился резко, словно вынырнул из-за горизонта на фоне диска заходящего Эпсона. Жёлто-оранжевого, на редкость спокойного, практически без протуберанцев и вспышек, которые обычно хорошо различимы из-за близости звезды к планете, и потому не ослепляющего.

Лазурные купола — шесть небольших по периметру и один большой в центре — слиты между собой, образуя защитные полусферы, прикрывающие кристаллы — здания дворцового комплекса. Говорят, тысячу лет назад их было намного больше, сейчас осталась лишь малая часть помещений, остальные разрушились. Потому и штат дворцовой челяди и придворных не самый многочисленный, а те, кому места не хватило, селятся в Елероне — городе-столице Таи. Он не так уж далеко от дворца.

Разумеется, меня, как наследницу, не стали ущемлять и позволили разместить стражниц со мной в одном дворцовом крыле. Ограничения коснулись лишь тех, кто занимается уборкой, приготовлением пищи, стиркой вещей. Прислуга у меня, как и у родителей, и вообще у всех во дворце, приходящая...

А вот летуны под куполами размещатьнегде, поэтому пришлось оставить на стоянке за пределами дворца. Немного пройтись пешком нетрудно, дорога здесь старая, но добротная — кристаллический песок, спаянный под воздействием высокой температуры, давным-давно превратился в идеально ровное покрытие.

— Я что, уснул? — встрепенулся Лир, когда Нейла тронула его за плечо. — Уже прилетели?

Не дожидаясь, когда кузен очнётся от гипноза окончательно, а остальные девочки выберутся из капларов, я зашагала к воротам. Охранники, облачённые в форму цвета блёклого золота, с лицами, прикрытыми разноцветными защитными щитками, услужливо распахнули передо мной ажурные створки, взгляды придворных, прогуливающихся по дворцовой площади, сосредоточились на мне. Дождавшись приветственного взмаха ладонью, все вернулись к своим делам. Я же, полной грудью вдохнув свежий, потому как специально охлаждённый и очищенный от солевых примесей воздух, направилась в наш кристалл.

Нежного изумрудного тона, мутновато-молочный у основания и совершенно прозрачный сверху. Он самый «молодой» — вырос до нужного размера как раз к моему рождению, всего двадцать пять лет назад. Пока я была маленькой, в нём шло строительство — удалили сердцевину, освободив пространство под жилые зоны и центральный зал-приёмную. К моему двадцатилетию мне сделали подарок, разрешив в нём поселиться вместе с фрейлинами — обычными девушками-тайанками. А за пару лет до совершеннолетия отец распорядился устроить отбор в отряд стражниц, и девушки, родом с других планет империи, пришли на смену моим прежним компаньонкам.

Сняв у входа сапожки и оставшись босиком, я неспешно принялась подниматься по выточенным в стене выступам. На других планетах, я слышала, лестницы покрывают коврами. По мне, так это настоящее варварство — нет ничего более завораживающего и приятного на ощупь, чем идеально гладкие, прохладные, прозрачные ступени, лишь частично создающие впечатление опоры под ногами.

Мои покои находятся на самом верху, ближе к шпилю кристалла, — я люблю смотреть с высоты через прозрачные стены своего жилища. Моим стражницам достались апартаменты внизу, а вот Лир вынужденно занял комнату рядом, хоть и ворчал, что это неприемлемо — выставлять себя на всеобщее обозрение, и потому он предпочёл бы жить там, где мутные стены. Правду, само собой, утаил, но я-то прекрасно чувствовала — он просто-напросто страшится высоты. Как и все тайанцы. А вот я не боюсь...

Откинув практически прозрачный тюль, прикрывающий вход в мои комнаты, я скользнула в своё уютное гнёздышко.

Кровать с балдахином из невесомой ткани, небольшой прикроватный столик, трюмо, стеллажи, кресла, шкаф-гардеробная, в столовой — обеденный стол и стул, больше похожий на маленький трон... Вся мебель выточена из кристаллов самых разных цветов, которые в темноте ещё испускают лёгкое свечение. Оттого комнаты тайанцев больше напоминают шкатулку с самоцветами, чем жильё.

От пушистого ковра на полу я всё же не отказалась, хотя это не тайанская традиция — изначально их стелили только в гостевых покоях, где селились делегации, прибывшие с других планет. Но уж больно приятным оказалось это творение филлийских мастеров. Шелковистый длинный ворс, идеально чистый белый цвет. И запах... Не знаю, пахнут ли ковры на других планетах, но этот источал просто умопомрачительный, тонкий, неведомый мне аромат. Вероятно, так пахнут волокна растений, из которых прядут нити для ковра.

Раздвинув шторы, которые прислуга, как бы я ни просила, постоянно задёргивает, когда делает уборку, я на миг замерла, рассматривая дворцовую площадь. Украшающие её кристаллы-статуи с высоты казались вовсе не такими монументальными, как при взгляде снизу. Когда стоишь с ними рядом, они подавляют, сейчас же практически сливаются с покрытием и потому не привлекают внимания.

А вот гуляющие придворные, одетые в самые разнообразные наряды, заметны прекрасно. И наблюдать за ними занятно, особенно когда они полагают, что их никто не видит.

Вот и сейчас две степенные дамы, как девчонки-подростки, прячутся за объёмной статуей — одна поправляет, видимо, сбившуюся нижнюю юбку, вторая старательно её закрывает, следя, чтобы никто не стал свидетелем. Чуть в стороне, ближе к воротам один из караульных дремлет у края купола, привалившись к стене и уткнувшись в мягкие заросли вьюна, — застань его за этим «занятием» начальник дворцовой стражи, и парень потеряет работу. Почти под самыми моими ногами, недалеко от входа в наш кристалл, за постаментом крайней статуи, лицом к лицу, практически в тесном контакте воркует парочка влюблённых...

Стоп! Это что за безобразие?

Я даже присела, чтобы удобнее было смотреть. Однако реальность от этого не изменилась — девушка, беседующая с незнакомцем, не кто иная, как Дияра. Одна из моих стражниц. Рооотонка. Ошибиться тут невозможно.

Светлокожая, темноглазая, длинные чёрные волосы, заплетённые в косу... И брючный костюм, такого же покроя, как у других моих стражниц, её любимого чёрного цвета.

Между прочим, её кавалер тоже рооотонец — эту расу ни с кем не спутаешь. Но самое подозрительное, что этого навязчивого типа я первый раз вижу. Откуда он взялся? Еще утром, когда мы отправились на полигон, во дворце никого даже похожего не было. И почему Дияра так безрассудно начала флиртовать с чужаком? Они знакомы?

И всё же желание немедленно разобраться, позвав стражницу к себе, я подавила как излишне эмоциональный порыв. Успеется. В конце концов, она от меня никуда не денется. А вот разобраться в проблеме с интеграцией способностей стоило как можно быстрее. Ведь ладно бы случай оказался единичным, но я уже в который раз замечаю пусть не такие явные, но сбои.

Например, когда становится темно и активизируется рооотонское ночное зрение, у меня тут же напрочь исчезает цессянская способность регенерации. Зато она же идеально себя проявляет, если мне приходится работать с гравитационными потоками.

Радиация, с которой мой организм прекрасно справляется на суше, может меня убить, если я погружаюсь в воду, и срабатывает кожное дыхание. Словно между ними какая-то несовместимость

Кстати, когда я сегодня начала эксперимент, тарсапское ощущение опасности, которым так образно поделилась Омиша, похвалив меня, как раз и не предупредило об угрозе. Получается, другие способности его подавили, перекрыв восприятие?

С одной стороны, вроде нет серьёзного повода для беспокойства, у меня больше ста способностей — подумаешь, одна дала сбой. А с другой... С другой, это ведь может случиться не во время эксперимента, а в какой-нибудь ответственный момент. И тогда придётся разбираться с последствия. В худшем случае исправлять случившееся вообще будет некому...

Потому, вскочив на ноги, я задела маленький серый кристалл-колокольчик, посылая сигнал в комнату стражницы-горайдки. Всего в моих покоях десять таких разноцветных кристаллов: черный, красный, коричневый, есть даже прозрачный, похожий на каплю воды... Каждый «звонок» специально подобран и соответствует любимому цвету на родных планетах девушек.

Пока Малла поднималась ко мне, я успела сменить тренировочный костюм на домашнее платье. А вот девушка, перешагнувшая порог моей комнаты, по-прежнему осталась в серой униформе.

По мне, так ей бы подошёл другой цвет, более яркий. Она ведь сама по себе очень эффектная — длинные русые волосы, насыщенно-карие глаза, ярко-красные губы, смуглая кожа, едва заметно вздёрнутый носик и милые ямочки на щеках. Я понимаю, когда серый предпочитают видийяне, у них даже кожа такого оттенка и планета постоянно закрыта туманом. Но горайдам, у которых на блёклом небе голубовато-прозрачное светило, на почве растёт коричневый мох... Логично было бы наряжаться в эти цвета.

— Звали? — Малла приветливо улыбнулась, задёргивая за собой занавеску.

— Хочу сделать модель своего неудачного эксперимента. Надо вспомнить детали, воссоздать ход процесса и найти ошибку.

— Конечно, — с искренним удовольствием откликнулась горайдка, которая всегда с готовностью применяла своё умение буквально из воздуха лепить эфемерные, бесплотные образы. — Я хорошо запомнила, как всё было.

Расположившись за столом, мы потратили немало времени, тщательно прорабатывая маленькие фантомные фигурки. Мысленно представляли нужные нам объекты, а затем формировали в пространстве матрицу для создания фигур. Корректировали заготовки, добавляя цвет и мелкие детали, добиваясь полного сходства с оригиналом.

Расположив копии меня, Лира и моих стражниц так, как мы стояли на полигоне, добавили к ним сначала элементы пейзажа, а потом всё то, что происходило вокруг, когда я начала опыт. Раз десять запускали готовую модель и в реальном времени, и в замедленном, даже ускорить пробовали... Итог был одинаков — никаких подозрительных моментов, никаких ошибок, никакой несинхронности или чрезмерности...

— М-да... — я совсем растерялась. Ну не бывает так, что явление не имеет объяснений! Может...

— Может, мы с вами так увлеклись, пригляделись, создавая композицию, что просто не в силах заметить очевидного? — фактически спасла меня, высказав разумную мысль Малла. — Возможно, увидят другие? Со стороны виднее...

«Сторон», внимательно оценивающих модель, теперь было восемь. Девушки, которых я позвала в зал-приёмную, куда горайдка аккуратно переместила наше творение, расположились вокруг поставленного в центр комнаты стола. Я же, чтобы их не отвлекать, отошла к занавешенному тюлем проёму, ведущему на балкон. Однако любопытство не позволило мне сосредоточиться на увитых оранжевым вьюном узких кристаллах, растущих позади дворца, — я с интересом продолжала прислушиваться к голосам.

— Вот-вот здесь... Ах, нет, нормально...

— Я совсем запуталась. Малла, запусти еще раз... Странно, гравитационный фон в порядке.

— Стоп! Чуть назад... Нет, дальше давай.

— А я не понимаю, отчего поток воздуха отклонился в сторону! Движение руки было верное!

Наконец «эксперты» умолкли, а когда я обернулась, в глазах — таких разных, уже не изучающих композицию, а смотрящих на меня, — видела лишь недоумение и сочувствие.

— Проблема, — озвучила я за всех, подводя итог.

— Может, это какое-то скрытое противоречие способностей? — фактически подтверждая мои худшие опасения, предположила зоггианка. — Поэтому они не всегда срабатывают правильно. И вам сложно контролировать их одновременно. Даже я, управляя водяным драконом, иногда с ужасом понимаю, что кожное дыхание отказывает, и я задыхаюсь. А знаете почему? — Чёрные глаза на смуглом личике с вызовом пробежались по внимающим словам стражницы девушкам, а изящные пальцы заправили за уши шикарные чёрные волосы — густые, волнистые, настоящее богатство. — Потому что издревле взаимодействовать с потоками могли лишь мужчины-спуктумы. А у женщин-зоггианок произошла интеграция способностей после эксперимента, который был одобрен одним из древних императоров. И то у единиц. Нас очень и очень мало — тех, кто смог удержать в себе сразу две способности.

— Спасибо за интересную догадку, Тарина, — поблагодарила я, — но, к сожалению, это мне ничего не даёт. В том смысле, что в подобном случае я никак не могу на ситуацию повлиять и исправить. А мне бы способ найти, как избежать подобных проблем. В идеале убрать их вообще. Я наследница империи. Я не имею права ошибаться и быть для окружающих в чём-то несовершенной... — Бросила взгляд в окно, за которым совсем стемнело, а кристаллы начали излучать накопленный за день свет, и спохватилась: — Ладно, расходимся, поздно уже. Завтра после завтрака снова на полигон... Дияра, задержись, ты мне нужна.

Рооотонка, которая шла на выход плечом к плечу с Тариной, замерла. Обменялась с ней недоумевающим взглядом и вернулась ко мне.

— Слушаю, — покорно опустила глаза в пол.

От её подруги-зоггианки я при всём желании такого смирения не дождалась бы. Она бойкая, активная, энергичная, а Дияра спокойная, покладистая и ранимая. Но не зря же говорят — противоположности притягиваются! Только почему их взгляды на личную жизнь не совпали? Зоггианка, насколько я успела понять, крайне требовательна к мужчинам и неуступчива, а рооотонка так вольно себя вела с малознакомым кавалером...

— Ты уединялась в парке с мужчиной, — припечатала я без предисловий, решив как можно скорее всё выяснить. — Кто это был? Он к тебе приставал и спровоцировал влечение? Почему ты мне сразу не сказала правду? Что за тайные встречи?

— Вы меня в чём-то подозреваете? — Дияра вскинула на меня изумлённый взгляд. Глаза, необычайно большие, обрамлённые чёрными длинными ресницами, наполнились слезами. — Это мой давний знакомый, мы вместе учились. Он действительно мне был очень симпатичен, но я решила не продолжать наши отношения, когда получила приглашение участвовать в отборе стражниц. Предпочла разорвать привязку и посвятить себя служению империи и её наследнице.

— А здесь-то он что забыл? — разобравшись в одном, я принялась за выяснение остального. — На Тае нет рооотонского представительства. Или он настолько после расставания извёлся, бедный-несчастный-влюблённый, что одумался и решил тебя вернуть?

— Нет... — Дияра стёрла со щёк мокрые дорожки и вздохнула: — Он утром с делегацией прибыл, по приглашению вашего отца.

— Ничего себе! — Скрытности родителя, который обычно всегда ставил меня в известность о подобных визитах, я удивилась настолько, что невольно опустилась на диван, рядом с которым мы всё это время стояли. — Почему я не в курсе? Что за тайны и интриги? Зачем он их пригласил?

— Не знаю, — растерялась стражница. — Я сама удивилась, когда увидела его возле дворца.

— А задать правильный вопрос не догадалась? — хмыкнула я.

— Мне и в голову не пришло, — повинилась рооотонка, снова всхлипнув. — Я больше на него смотрела. Воспоминания нахлынули.

Вот ведь... Самая серьёзная стражница отряда оказалась сентиментальной, поддалась эмоциям, забыла обо всём на свете. Обидно, что даже время не всегда способно развеять былую влюблённость. А мужчины этим нагло пользуются!

Беззвучно выругавшись, я подняла глаза к полупрозрачному потолку, сквозь который смутно была видна комната Лира и движущаяся по ней тень. Видимо, кузен всё ещё не лёг.

— Хотите, я завтра спрошу? — попыталась сгладить испорченное впечатление и быть полезной Дияра. — Мы договорились встретиться...

Я хотела было согласиться, и даже взгляд уже скользнул к стражнице, да только вернулся обратно к потолку, зацепившись за второй смутный силуэт, тоже движущийся по комнате.

Лирьен не один?

Сам факт не такой уж шокирующий — кузен у меня тот ещё... ловелас. Да и девушек, желающих испытать силу своего очарования, добившись от принца взаимных чувств, более чем достаточно.

Но кого сегодня Лирьен удостоил своим вниманием и насколько серьёзна его симпатия? И когда он только успевает? Последние несколько дней мы постоянно рядом, практически бок о бок проводим всё время на тренировочном полигоне. Неужели одна из моих стражниц? Вроде я ничего провокационного не замечала, но мало ли... А если это так, то этичности в его поступке — ноль, и братик явно злоупотребил своим положением. В этом случае надо будет с ним серьёзно поговорить, чтобы не забывался.

— Да-да... спроси... иди... — проговорила рассеянно, занятая своими мыслями, отпуская девушку. Едва она вышла, я поднялась по ступеням и остановилась у завешенного плотной шторой дверного проёма, ведущего в покои Лира. Коснулась ладонями стены, замутнённой, как и все внутренние перекрытия, позволяющей видеть лишь смутные очертания тех, кто внутри. И замерла, прислушиваясь к происходящему за преградой.

Голоса звучали тихо — спальня кузена располагалась в глубине, ближе к входу находилась гостиная, но слух-то у меня очень чуткий, как у сейласцев — они даже на значительном расстоянии и сквозь преграды прекрасно воспринимают речь друг друга.

— Сейчас... не время... и не место...

Мужской голос прерывался, словно его обладатель чем-то был очень сильно увлечён.

— А мне говорили, что вы погружаетесь в транс при самых разных... обстоятельствах...

Женский звучал томно, с придыханием, до меня даже доносились отголоски чувственного волнения, которое провоцировала незнакомка.

— Разных, да... Это вообще сложно контролировать... И нужен...

— Подарок, я знаю...

Некоторое время были слышны лишь шорохи, похожие на скольжение ткани, а затем девушка страстно вздохнула:

— А разве я не подарок?

— Ты?..

Лир умолк, снова стало тихо, пока не раздался отчётливый звук разомкнувшихся губ и скептичный, пусть и завуалированный привычно-мягкими тайанскими интонациями голос кузена:

— Обычно дарят что-то... вещественное.

«Болван! Самовлюблённый тип! Ах, если б не проблемы государства!.. Не стала б я себя доступной выставлять. И близко бы к тебе не подошла! Лишь жажда предсказания ведёт меня на путь коварства», — вместо привычного голоса, раздался складный речитатив ультразвука.

От неожиданности я вздрогнула. Ультри? Эта девушка иперианка! И нагло пользуется тем, что кузен в этом диапазоне её не слышит! Но откуда она здесь? И вообще это подозрительно — столько чужаков сразу! Сначала рооотонец, потом вот эта...

Запоздало я спохватилась, что увлеклась своими проблемами и не нашла времени зайти к отцу. Наверняка тогда не пришлось бы ничему удивляться, узнавая обо всём последней.

Впрочем... Мой отец — император, а на Тае сейчас решаются все политические и экономические вопросы. Незнакомка какими-то проблемами озабочена, значит, что-то серьёзное произошло. Может, Рооотон и Ипер конфликтуют? И их делегации встретились на нейтральной территории для выяснения отношений, а саму иперианку интересует исход переговоров?

Хотела было пойти к себе, даже развернулась, но так и осталась стоять, потому что голос кузена изменился, став бесстрастным и жёстким.

— Одни из первых. Новый круг. Соблазн велик, достойна цель и путь не так уж сложен... Такое трудно выпустить из рук.

И снова возникшее молчание нарушила девушка:

— Что это значит? — растерянно спросила.

— Я лишь озвучиваю образ, возникший в моём сознании, — мягко ответил Лирьен. — Его толкование — задача просителя.

— А мне рассказывали, будто тайанцы подробно всё объясняют, — опешила иперианка. — Вы ничего от меня не скрыли?

— Сплетни, слухи, фантазии... Империане так любопытны и склонны к домыслам... Процесс предсказания одинаков для всех.

— И для вас самих? — с издёвкой уточнила обманувшаяся особа.

— Я не вижу свою собственную судьбу. И судьбы тех, кто живёт на Тае. Иногда самым сильным провидцам удаются такие предсказания, но это единичные случаи за всю нашу историю.

— Сапожник без сапог, — не сдержала усмешки иперианка. — Какой-то странный у вас дар. Способности должны облегчать жизнь и помогать адаптироваться на своей планете. А ваши в этом смысле совершенно бесполезны.

Лир предпочёл не отвечать, он увлёкся своим «подарком», раз уж ему его преподнесли. А я наконец ушла к себе.

Слушать все дальнейшие страстные «ахи-охи» нет никакого смысла. Мне же давно пора поужинать и лечь спать. Пусть особой потребности в еде и сне я не испытывала — спасибо предкам, шенорианам и лорепианам, — но это же способности на крайний случай. В обычной жизни совершенно незачем ими злоупотреблять.

Я именно этим и занялась, сменив платье на ночную сорочку, а потом с аппетитом принялась за ожидающие меня в столовой блюда.

Разламывала тонкие слоёные пластинки прессованного пьяра — злака, растущего на кристаллических полях. Обмакивала их в соус из икры дьярги — рыбы, обитающей в солёных озёрных водах. Запивала напитком из бубаи — толстого бочкообразного колючего растения с сочной мякотью... И при этом продолжала осмысливать подслушанный разговор.

Иперианка поспешила с выводами. Почему-то все в империи уверены, что предсказание — наш единственный дар. А ведь он всего лишь вторичный. Какой-то побочный эффект. Для адаптации к жизни на планете у древних тайанцев возникла способность ментального общения с животными и растениями. Не речевого, к сожалению, но позволяющего их понимать и внушать простые желания или потребности.

Что же касается невозможности видеть будущее для себя и своих близких... Блокировка этих способностей — защита нашего разума. Осознавая все жизненные перемены, которые ещё даже не случились в реальности, можно запросто лишиться рассудка. Когда ты не в силах изменить предначертанное, остаётся лишь переживать за благополучие и жизнь тех, кто тебе дорог. Я бы такого и врагу не пожелала.

 И всё же в последних моих мыслях, когда я уже засыпала под едва слышный мелодичный перезвон — так поют испускающие свет кристаллы, — было совсем иное... То самое, интригующее, что я так и не смогла выяснить: что же случилось в империи, раз на Таю прибыли сразу две делегации?..

 

День второй, в котором на смену вопросам приходят обязанности

 

— Что случилось?

Вопрос, который отец повторил, звучал риторически. Потому что это был мой вопрос! Это я его задала, когда утром, вместо того чтобы, как планировала, полететь на полигон, отправилась в кабинет короля Таи.

Расположенное на самом верху правительственного здания, это помещение поражало воображение. Казалось, здесь сливаются все краски и оттенки, которыми только могут обладать кристаллы. Лазурно-зелёный потолок, переходящий в желто-оранжевые стены, а те в красно-фиолетовый пол. Огромный ультрамариново-прозрачный стол, вокруг которого были расставлены зеркальные кресла для посетителей. И изящные низкие диванчики, покрытые чешуйчатой кожей перламутрового уркана, расположенные вдоль стен.

И вот теперь, сидя на одном из них и ожидая ответа, я с интересом смотрела на родителя.

Вот если взять моего кузена Лира и состарить лет на триста, то получится точная копия моего отца. Пропорциональные черты лица: идеально прямой нос, чётко очерченные чувственные губы, правильный излом тонких бровей, нежно-голубые глаза в обрамлении тёмных пушистых ресниц, чистая светлая кожа. А уж волосы... Этому золотому богатству, сплетённому в замысловатые косы, даже я иногда завидую, хотя мои ничуть не хуже, разве что вьются. А у всей династии ол'Лонов они прямые.

Всё же не без причины тайанцы считаются самой красивой имперской расой...

— Случилось... — папа в задумчивости потёр виски изящными тонкими пальцами, сверкнув надетыми на них кольцами, прежде чем наконец приступил к сути. — Ну, во-первых, твоё совершеннолетие...

— Оно было полгода назад, — перебила я нетерпеливо, усаживаясь удобней. Хотелось действий, а не разговоров о традициях и приличиях.

— Да, именно, — отец улыбнулся. — А потому, как и всем наследницам, тебе положен жених.

Я подавилась воздухом, ошалев от вопроса, который, как мне казалось, в ближайшее время точно незачем было обсуждать.

— Положен мне? Или нужен вам? — всё же успела вклиниться до того, как папа продолжил. — Что даст этот брак империи? Нового императора? Зачем? Ты так устал от правления? Или тебя вынуждают отойти от дел?

— Альмина, дорогая, никто меня не вынуждает. Но мы и так нарушили древнее правило, по которому с женихом определяются в пятнадцатилетие наследницы. Мы не соблюли традицию, и у нас на это были объективные причины — в империи больше нет планет, которые не побывали бы столицами. За три тысячи лет все сто двадцать шесть миров сменили друг друга, каждый в свой черёд управляя Объединёнными территориями. Так что причина отмены смотрин была заурядной — некого было приглашать на твой день рождения в качестве кандидатов на пост императора. И поэтому ты была лишена возможности выбрать будущего мужа...

— Это я знаю.

От напоминания мне стало весело. Вспомнился разговор с мамой, которая, объясняя мне правила, сказала, что она сложившейся ситуации была даже рада. И поделилась собственным опытом, когда на пятнадцатилетии встретилась лишь с единственным гостем — принцем с Таи.

«Хорошо, что он оказался такой красавчик, — погрузилась в воспоминания родительница. — И я с радостью приняла возникшее к нему влечение. А если бы это был кто-то другой? Дорлитарец, например. Или видийянин...»

Мне повезло ещё больше, потому как претендентов не осталось вовсе. Все эти годы я об этом нисколько не жалела. И это не лукавство с моей стороны. Мне хватало чужих примеров, чтобы понять, какое это счастье — не иметь влечения и быть независимой от желаний тела.

— В то время Совет империи, — продолжил говорить папа, — обсудив ситуацию, принял решение не торопить события и отложить вопрос передачи права управления. Все эти десять лет...

— Они ломали головы, что делать, — трагично скептично закончила я фразу, опередив его.

Воображение у меня всегда было на высоте, да ещё и способности горайдов сработали, опережая доводы разума, а потому на столе перед отцом тут же возникли кресла, расположенные в несколько рядов, и опытные пожившие империане, увлечённо орущие друг на друга и активно что-то выкрикивающие. Кажется, кто-то даже в драку полез...

— Альма, хватит дурачиться! — возмутился родитель, когда один советник схватил за нос другого. — Проблема серьёзная! А ты устроила тут!

— Да, извини, — сжимая губы, стараясь не рассмеяться, я развеяла фигурки фантомов и сцепила пальцы в замок, чтобы больше ничего ненароком не натворить.

— Так... — отец тряхнул головой, видимо забыв, на чём я его прервала. Бросил взгляд в окно — чуть более прозрачную часть стены, нежели остальные, где ярким всполохом разливалось зарево восходящего Эпсона. Наконец вспомнил: — Как раз к твоему двадцатипятилетию Совет нашёл выход — начать второй круг имперского правления.

Новый круг?

Слова пророчества брата, огненным росчерком вспыхнули перед глазами. И тут же пришло озарение: так вот что здесь делают эти делегации! Они сопровождают прибывших принцев!

— Значит, Ипер и Рооотон? — выдохнула резко.

— Э-м-м... — папа непонимающе взглянул на меня — он не сразу уловил смысл претензии. Но всё же он сообразил: — А! Ты о претендентах! И как узнала? Я же приказал всё хранить в секрете до того, как поговорю с тобой, — он поморщился, явно оставшись недовольным.

— У тебя получилось. Похоже, я действительно последняя оказалась в курсе. Только вот предположения и выводы я тоже умею делать, даже если у меня минимум информации.

— Это замечательно. — В голосе родителя я слышала одобрение, но меня оно совсем не радовало. Как и последующее перечисление: — Шиан, Адериан, Лореп, Новый Ториан, Уайла, Микриас, Оглиан, Томлин, Цесс, Эрриян. И да, ты права — Ипер и Рооотон.

— Это всё? — я с трудом удержалась, чтобы не схватиться за голову в ужасе. — Двенадцать планет?

— Не так уж много, — «успокоил» папа. — Бывали смотрины, где и по тридцать кандидатов присутствовало.

— На этих... смотринах наивная и неопытная девчушка-наследница втюривалась по уши в самого смазливого или напористого типа, который ухитрялся зажать её в каком-нибудь углу и спровоцировать привязку! — припечатала я. — А мне что с этой оравой... «императоров» делать? Я же их прибью, если руки начнут распускать. И вообще, вы хотя бы меня сначала спросили, хочу ли я замуж!

— Хорошо, — деликатно согласился папа.

Он откинулся на спинку кресла. Поправил широкие манжеты белого, вышитого золотой нитью мундира, положил локти на подлокотники, соединив перед собой кончики пальцев. Глубоко вдохнул и...

— Альмина Мео Клерос, готовы ли вы исполнить свой долг перед империей, продолжив род наследниц, сохраняющих и оберегающих способности всех миров? Передать этот титул своей дочери, следуя давним традициям Объединённых территорий, и помогать своему мужу править достойно и ответственно.

Я зажмурилась. Ну да, легко отстаивать свои права, пока не отвечают твоим собственным оружием и не напоминают об обязанностях. А я не настолько ветреная и бесчувственная, чтобы на них наплевать. Оттого и ответ, пусть и удручённый, и вынужденный, но был ожидаем:

— Готова.

Папа одобрительно кивнул, ни словом, ни жестом не показав превосходства. Оттолкнулся от стола и поднялся с кресла, чтобы неторопливо обогнуть разделяющую нас преграду и подойти ко мне. Присев рядом, взял за руку, заставив расцепить пальцы, и бережно сжал их в своих ладонях.

— Не думай, что нам безразлична твоя дальнейшая судьба. Я убедил Совет не проводить знакомство немедленно и готовил Елерон к приёму большого числа гостей. А твоя мама все эти полгода странствовала по планетам, ведя переговоры и отсеивая неподходящих кандидатов, чтобы тебе не пришлось отказывать совсем молоденьким юношам или престарелым вдовцам.

— Она хоть к смотринам успеет вернуться? — буркнула я, поражаясь скрытности семьи всё сильнее. Я-то думала, мама просто путешествует...

— Послезавтра прилетит вместе с последней делегацией. А мы пока всё здесь организуем. Размещение в столице, транспорт, банкет, экскурсии, увеселительные мероприятия...

— Хм... — Я с сомнением посмотрела на вдохновившегося родителя. Вот честно, не понимаю, как развлечения помогут мне определиться с выбором. — А может, лучше турнир, состязание или... конкурс? Знаешь, испытания как-то надёжнее. И с гарантией помогут выявить личные качества женихов.

Папа задумался. Изучающе всматривался в моё лицо, словно искал тайный смысл в сделанном предложении. Его молчание завершилось сверкнувшим в глазах подозрением. И логичным вопросом:

— Ты как себе это представляешь? Что, например, торианин противопоставит лорепианину? Один будет левитировать, другой не спать? Кто дольше? Альма это глупо...

— Пусть проявят интеллектуальные качества, — отрезала я. — В них все равны. И характер покажут. А что касается способностей... Я обдумаю, как именно лучше их проверить... Можно в сравнении с моими, например. Я могу быть их соперницей в этом состязании.

— А если ты окажешься сильнее?

— Так это не станет главным критерием победы. Мы просто посмотрим, умеют ли они с честью проигрывать и уступать первенство женщине. И наоборот, как поведут себя, если я окажусь слабее. Для правителя важно быть терпимым, рассудительным и....

— Порядочным, — закончил папа. — Согласен. Это правильная позиция. Но тогда тебе придётся как следует продумать испытания. Спланировать, подготовить всё необходимое. Если понадобится помощь...

— У меня десять помощниц, пап, — мягко перебила я его. — И один... гм... деятель, стараниями которого всё идёт наперекосяк. Но ему я тоже найду подходящее занятие.

— Ты его только не угробь невзначай. Он, знаешь ли, мне ещё пригодится. У меня же нет сыновей, твой кузен — единственный наследник престола Таи в нашей династии... Без шуток, дорогая, я серьёзно — береги Лирьена.

На затылок легла его рука, наклонив мою голову. Губы поцеловали в лоб и по-прежнему ласково прошептали:

— Иди, моя маленькая наследница.

Маленькая... Ну-ну. В мои двадцать пять и при фигуре, в которой куда больше женственности, чем угловатости подростка, странно слышать такое. Однако действительно, в сравнении со сроком жизни тайанцев, которые иногда доживают до пятисот лет, я вообще... грудной младенец.

Что касается Лира... Попробуй убереги того, кто свято уверен, что беречь должен он. Кузен ведь бросится воевать со всем миром, если решит, что этим меня спасёт, хотя на самом деле куда безопаснее было бы броситься мне самой. Из нас двоих он более уязвимый, пусть и мужчина.

Ну да ладно, что-нибудь придумаю. Вернее, буду надеяться, что повода воевать до моего замужества не появится. А после свадьбы...

Дихол!

Я зашипела, останавливаясь и вцепляясь в перила лестницы, по которой спускалась. О чём только думаю?! Какая свадьба? Тут ещё неясно, есть ли вообще среди претендентов достойный. Может, все они окажутся глупыми и занудными, способными только кичиться своими врождёнными умениями и не воспринимающими мнение женщины всерьёз! Вот в этом случае возникнут настоящие проблемы, потому что замуж за абы кого я не выйду!

Взбудораженная этой мыслью, я мигом опустилась вниз, напрочь игнорируя ступени, просто спрыгнув в пролёт между стеной и лестницей — левитация и гравитационный толчок послужили заменой привычному спуску. Из-за ускорения и юбки, не слишком удобной для таких манёвров, не слишком грациозно приземлилась на жёсткое покрытие, но всё же устояла. Улыбнулась, отрицательно качнув головой, стоящим в карауле у первых ступеней стражам, сделавшим было движение мне навстречу, чтобы помочь. И молниеносно бросилась на выход.

— Мы никуда не летим! Возвращаемся в наш зал, — приказала ожидающим меня у дверей стражницам. — Дарра, сбегай на стоянку, Лир туда ушёл и нас ждёт. Приведи его, скажи, есть серьёзный разговор. Дияра, найди своего... — осеклась, сообразив, что посреди парка вовсе незачем афишировать всё то, что узнала от рооотонки. — В общем, сделай то, что мы вчера обсуждали. Быстро!

 

Спустя пару часов в приёмном зале моего кристалла бурно шло обсуждение. Предложения сыпались одно за другим, впрочем, как и критика. Мы старательно взвешивали всё «за» и «против», оценивая качество планируемых испытаний и определяя, много ли они позволят узнать. Я прекрасно осознавала, что, если турнир продлится долго и испытаний будет излишне много, итог может получиться не самый приятный. Не со стороны принцев — их терпение тоже надо бы проверить, а со стороны прибывших с ними делегаций, которые решат, что я намеренно тяну время и выматываю кандидатов, чтобы никого не выбрать. Однако же и слишком простые задания тоже будут бесполезны и бессмысленны.

Лир присоединился к нам не сразу. Он вообще сначала был в замешательстве от решения моего отца и несомненно сочувствовал принцам. Ну как же! Ведь им, вместо того чтобы наслаждаться необременительным общением с прекрасной наследницей и пытаться её очаровать, придётся исполнять её странные прихоти. Бегать по полигону, соревноваться... Не последние по статусу мужчины в империи — и такой экстремальный приём.

Но всё же в итоге и он активно занялся разработкой испытаний, потому что проблема его зацепила. А она на самом деле возникла серьёзная — все способности очень разные, и придумать одно общее задание, которое могло бы позволить их сравнить, оказалось невероятно сложно.

— Можно сделать комбинированную полосу препятствий, — наконец кузена осенила гениальная идея. — На основе всех способностей создать на ней соответствующие условия. Получится цепь препятствий, одно из которых каждый участник преодолеет без проблем, применив свою расовую способность, а остальные... Им придётся очень постараться, чтобы справиться.

— Можно даже добавить к ней те условия, которые будут некомфортны для всех участников в одинаковой степени, — посоветовала Нейла. — Это ещё больше уравняет шансы.

— И дать возможность обходить препятствия, если не получается из-за отсутствия нужной способности пройти напрямую, — поддержала её Эвина. — Участник потеряет время на одном невыигрышном для себя этапе, но наверстает его в другом, более перспективном.

— Для некоторых участков трассы можно запланировать возможность получить какое-то приспособление или вспомогательный предмет, которые помогут его пройти, — внесла предложение Дияра. — И тут опять же всё упирается во время: напрямую быстро, но опасно; с предметом легче и проще, но придётся потратить время на его поиск; безо всего, в обход, — дольше всего.

— Получается, длительность этого испытания будет больше суток, — подсчитала Омиша. — Это хорошо. Усталость тоже должна быть элементом соревнования. И ещё по пути надо сделать пищевые точки-столовые в безопасных зонах. Добираясь до них, участник потеряет время, но зато получит возможность отдохнуть и поесть. Либо пройдёт более короткий путь голодным, если в состоянии это делать.

— В общем, у участников должен быть выбор того, как действовать и по какому пути двигаться, — подвела я итог обсуждения. — Значит, надо составить карту, и они её получат в начале испытания. А дальше уже их задача — проложить для себя оптимальный маршрут.

Теперь работа перешла в практическое русло. Мы с Маллой создавали фантомную модель полигона, расставляя на ней те преграды и объекты, которые предлагали стражницы. Лир тщательно следил, чтобы оставалась возможность использовать обходные пути, и просчитывал, сколько времени на это может быть затрачено. К вечеру мы все были готовы свалиться без сил, зато с невероятным удовлетворением смотрели на шикарную объёмную панораму.

— Надо сделать копию, — попросила я Маллу. — И отдать организаторам смотра женихов. Пусть мастера возведут всё это на нашем полигоне. Лир, проконтролируешь? И уточни, пожалуйста, сколько времени им на всё это понадобится.

Проследила за тем, как, кивнув мне, кузен отправился следом за горайдкой, забравшей с собой наш макет. Посмотрела на стражниц, ожидающих дальнейших распоряжений. Встретилась взглядом с огромными чёрными глазами и вспомнила, что, занятая работой, не успела узнать, что выяснила рооотонка. Ей и кивнула, чтобы поняла, что нужно остаться.

— Спасибо, девочки, отдыхайте, — отпустила остальных.

Дождавшись, когда мы останемся одни, сидящая на разбросанных по полу подушках Дияра тяжело вздохнула:

— Простите, я не подумала, не заподозрила... И мысли подобной не пришло в голову! Если бы я знала, то не встречалась бы с ним. Даже не предполагала, что Агдар такой...

Оправдания из размеренных и обстоятельных превратились в торопливые, сумбурные, и я предпочла её остановить:

— Объясни спокойно и по порядку. В чём именно ты себя обвиняешь?

— Он сказал... Просил посодействовать принцу Рооотона. Убедить вас, что стоит предпочесть его остальным претендентам. Тогда Агдара сделали бы главой торгового ведомства, а на мне он бы женился. Я получила бы возможность вернуться на родную планету вместе с вами и продолжала вас защищать — ведь вы после свадьбы поселились бы на Рооотоне... — Девушка сглотнула душивший её ком в горле, подняла голову, блеснув полными слёз глазами, и твёрдо заявила: — Только я клялась служить вам, а не предавать.

— Успокойся, Дияра. Ты молодец, что всё честно рассказала и ничего не утаила. Хитрость принца Рооотона не делает его достойным. Но самое главное — она не поможет ему справиться с испытанием.

— Но я...

— А тебя просто пытались использовать. И с их стороны это очень глупый поступок. Фактически одно испытание для принца Рооотона уже свершилось — он дал понять, что считает наследницу внушаемой и ведомой личностью. Думает, я не имею собственного мнения и в решении буду полагаться на советы других? Надеется, заняв пост императора, отодвинуть меня в сторону? Решать всё единолично?.. — Осознав, что меня саму начинают переполнять возмущение и гнев, остановилась, перевела дыхание и уже спокойнее закончила: — Я обязана найти достойного правителя для Объединённых территорий. И потому выбирать буду придирчиво и строго. А ты умничка, теперь я более чем уверена, что во всём могу на тебя положиться.

— А другие девочки? — проявила беспокойство Дияра. — Они ведь тоже могут... Я не хочу никого оговорить или обидеть, но... Думаю, стоит быть осторожней с Шайлой. Принц Уайлы — участник смотра, а уайлианка довольно легкомысленна... Остальные вроде не должны стать мишенью интриганов, ведь принцев с их родных планет не будет на отборе.

— Конечно, я всё это учту, — улыбнулась я бдительной стражнице. — Иди к себе.

Пожелав мне хороших снов, Дияра вскочила с подушек и лёгкой походкой пошла на выход. В её душе разливалось такое явное облегчение от сделанного признания и отсутствия необходимости таиться, что даже мне стало спокойнее. Вот только ненадолго. Очень быстро в мыслях проросли семена сомнения, брошенные рооотонкой.

Она ведь права. Не единожды будут новые попытки склонить меня в сторону «правильного» выбора. Скорее всего, вчерашняя гостья — «подарок» кузена — тоже ради своего принца добивалась предсказания. Вот и ещё один претендент в список тех, кто ведёт нечестную игру. И, подозреваю, круг хитроумных кандидатов будет расширяться.

Окажется ли среди них хоть один порядочный? Или все в той или иной степени будут пытаться победить с помощью обмана? Да, приближённых с их планет нет в моей свите, но... Есть же и иные способы воздействия...

Эррианин! — меня осенило очередной догадкой. — Подозрения Нейлы о корыстном интересе к ней этого империанина, прибывшего на Таю спустя месяц после моего совершеннолетия, теперь предстали совсем в ином ракурсе. Наверняка мама к этому времени уже побывала на Эрриане и вручила принцу приглашение на смотрины. А кто лучше дорлитарки способен внушить мне нужные мысли о "правильном" женихе?

Я едва ли не за голову схватилась, осознав масштаб назревающих проблем. Если претенденты ищут лёгкий путь стать мужем наследницы, так они и до устранения соперников додумаются.

Мысль эта настолько крепко засела в голове, что я перед сном решила обсудить её с Лирьеном. Не смогла даже оставить до утра — нужно же найти решение как можно скорее!

— Ты или в панику ударилась, или стала гениальным провидцем, — отвесил мне сомнительный комплимент кузен, когда выслушал. — Но всё же я с тобой согласен. Пускать это на самотёк нельзя.

Он поднялся с дивана и принялся расхаживать по комнате в задумчивости. Освещение здесь было приглушённым, рассчитанным на сон, но я всё равно прекрасно различала каждую чёрточку на его нахмурившемся лице, каждую складку белых домашних брюк и туники, куда более свободных и лёгких, нежели те, что предназначались для ношения на публике.

— Придётся тщательно следить за перемещениями принцев. Риск покушений и подстав в этом случае можно свести к минимуму. Я попрошу отца выделить для этой цели наблюдателей, замаскированных под обслугу, и ввести их в штат сопровождающих делегации.

— И всё же мы не можем гарантировать полную безопасность. Вот на тренировочном полигоне всё будет рассчитано до мелочей, а в обычной жизни такого не добиться.

— Полигон... Да, спасибо, что напомнила. Мы с Маллой отдали копию мастерам. Оригинал остался у меня... — Он неожиданно остановился, округлив глаза, и тоном заправского заговорщика сообщил: — Только знаешь, у меня теперь подозрение, что найдётся немало желающих подкупить мастеров и получить копию заранее. До начала состязания. Одно дело — строить маршрут в спешке и одному, и совсем иное — когда можно сделать это заранее, оценив все риски и воспользовавшись советами специалистов.

— Подкинуть им дезинформацию? — вырвалось единственное, что пришло мне в голову. — Фальшивый макет?

— Хорошая идея, — похвалил кузен. — Сразу станет ясно, кто готов идти нечестным путём. А твои женихи, полагая, что победа уже в их руках, не будут пакостить друг другу и изобретать иные способы навредить.

— Тогда за схему полигона надо заломить хорошую цену, — усмехнулась я. — Иначе не поверят. И на условиях строжайшей секретности продавать должен тот, кто на самом деле имел доступ к его разработке.

— Ты меня имеешь в виду? — Лир поморщился. — Альма, я не собираюсь портить себе репутацию...

— Нет, я имею в виду Маллу. Тебе же следует создать условия, чтобы у моей стражницы появилась для этого возможность, и оградить мастеров от соблазна нажиться на своей работе.

Мы оба с облегчением вздохнули. Довольные итогами «малого совета», на том и расстались. Наверное, поэтому сны мне снились приятные и вдохновляющие, в которых некто очень честный и благородный, отринув все соблазны и сомнительные способы, упорно и целеустремленно с лёгкостью проходил все, даже самые трудные, препятствия, оставляя конкурентов позади. А я, левитируя над полигоном, наслаждалась тем шквалом позитива, которые шёл от него и от зрителей, почему-то сидящих на трибунах вокруг полигона.

Трибуны?.. Мы же их не планировали. Кажется...

 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям