0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 1. Писец подкрался. Или... Отбор по приказу (эл. книга) » Отрывок из книги «Писец подкрался. Или... Отбор по приказу»

Отрывок из книги «Раментайль. Писец подкрался. Или... Отбор по приказу (#1)»

Автор: Андреева Марина

Исключительными правами на произведение «Раментайль. Писец подкрался. Или... Отбор по приказу (#1)» обладает автор — Андреева Марина Copyright © Андреева Марина

Глава 1 Нежданная гостья

Звонок в дверь застал меня врасплох. Сдёрнув одеяло, села, и сонно потирая глаза, нащупала ногами тапочки. Взгляд зацепился за висящие на стене часы. Девять двадцать. Пожалуй, и вправду пора вставать. Вчера засиделась за составлением речи для презентации и вот результат — полутра проспала, обычно я более организована и встаю в шесть тридцать вне зависимости рабочий это день или выходной.

— Только не говори, что опять будешь работать! — выпалила влетевшая в квартиру Лизка — подруга детства и по совместительству, с некоторых пор, соседка. — И так уже в девках засиделась! Тебе двадцать четыре!

— Вот именно! Не время прохлаждаться, если хочу сделать карьеру. Ты же знаешь, в декабре у меня очень важное событие…

— Да, да, представление твоего проекта и бла-бла-бла… — передразнила меня подруга, по-свойски направляясь ко мне на кухню. — Кать, это будет в декабре! Сейчас ноябрь, и что символично — двадцать третье, а это значит…

— Что остаётся всё меньше времени на подготовку, — вздохнула я, понимая, что ещё как минимум полчаса придётся выслушивать нотации, новаторские идеи по реорганизации моей личной жизни и тому подобное.

Лизку я люблю, но порой она излишне… В общем, иногда её слишком много на одну единственную меня. И как всегда эти её обострения заботы и внимания к моей скромной особе приходятся именно на то время, когда его, того самого времени, совершенно нет. Прямо как сейчас. Другим подобное поведение не прощалось, да и не допускалось, но не ей. Шесть лет назад, на моё восемнадцатилетие, я внезапно потеряла всех родных. Отец, мать, бабушка, все они в одночасье погибли, попав в автокатострофу. Единственным близким и дорогим человеком, для меня осталась Лизка, которая заменила мне семью.

— Не-е-ет, дорогая, — включая чайник, помотала головой подруга. — Это значит, что всё довольно символично: тебе двадцать четыре, а завтра двадцать четвёртое ноября.

— И что? — уставилась на неё я, искренне недоумевая какая тут связь, кроме цифр.

— Завтра день Свято Доли!

— Свято что, прости?

— Праздник Богини Судьбы, — подкатив глазки, произнесла Лиза таким тоном, будто прописную истину глаголила.

— И что?

— Вот же заладила — «И что?», «И что?», а то! Издревле на Руси девушки в этот день ворожили на супругов. Именно в ночь накануне Свято Доли по простым бытовым приметам можно узнать суженого, или как сложится жизнь в ближайшие несколько лет, а ещё как избежать злой доли.

Как избежать, да так, за дверь тебя выставить, — мысленно проворчала я. Ведь столько сил угрохано на этот проект. За какие-то пару лет после окончания университета мне удалось мало того, что устроиться в крупнейшую российскую строительную компанию, но и выслужиться от заурядного помощника менеджера, до ведущего специалиста, а если всё удачно обернётся с презентацией проекта, то я, миновав должность главного специалиста, стану самым молодым в истории компании руководителем проекта!

— Отвлекись ты от своей работы! Окунись в сказку, хоть на чуть-чуть… — канючила тем временем подруга.

— Тебе не кажется, что я уже достаточно взрослая, чтобы не верить во всю эту ересь? — вспылила я.

— А тебе не кажется, что ты ещё недостаточно старая, чтобы перестать верить в чудеса? — парировала та, как ни в чём ни бывало, наливая себе кофе.

Пока я раздумывала как бы помягче и без обид отправить подругу восвояси, та жестом фокусника достала из-за пазухи книжку в яркой глянцевой жёсткой обложке и водрузила на стол с таким видом, будто это величайший приз всех времён и народов.

— Между прочим, её ещё нет на прилавках, — гордо возвестила она.

— Ты же знаешь, я не читаю всякое твоё фэнтези, — проворчала я, зарываясь в недра холодильника в поисках сыра для бутерброда.

— Самое время начать, пока не поздно, — отозвалась та, невозмутимо потягивая кофе. — Того гляди впустишь чудо в свою жизнь, она и изменится.

— Чудо, чудо! Меня и так всё устраивает.

— А будет устраивать ещё больше, — мило улыбнулась Лиза, а я едва сдержала порыв запустить в неё наконец-то найденным сыром. — И не пытайся сопротивляться, иначе придётся включить режим «доставашка».

— О не-е-е-т, Лиз, тебе уже давно не десять лет! — взвыла я, искренне надеясь, что подруга пошутила, однако судя по решимости на её лице поняла — не шутит.

Это плохо. Очень плохо. Так уж повелось ещё с детства, если Лизка вбивала себе что-то в голову, то кровь из носа, но добивалась своего. Не важно, что именно это было: новая кукла, мой свитер, хорошая оценка или внимание мальчика из старшего класса. И если это нечто не давалось ей легко, то включался тот самый режим «доставашка». Как говорится «не мытьём, так катаньем», но желаемое она получала. Всегда! Даже замуж так вышла. Что далеко за примерами ходить? Её родители живут в соседнем доме, а у жениха квартира была на другом конце города в престижном районе, но она вбила себе в голову, что без присмотра я пропаду, и… Они выкупили квартиру у моих соседей. Те и не помышляли о переезде, но Лизе противостоять не смогли — убедила. И мужа, и соседей.

— И что тебе надобно, старче? — вздохнула я.

— Отложи все дела до понедельника, и почитай книгу. Это подготовительный этап. Вечером, часиков этак в одиннадцать жди меня, будем гадать. Обещаешь?

Ну что ж… Всё не так уж и плохо, как мне казалось. Сейчас главное выпроводить её за дверь, а вечером? Ну немного подыграю ей, чтобы успокоилась. И даже книжку на видном месте положу, заложив страничку, якобы читала.

— Обещаю, — произнесла я.

Как же наивна я была!

Едва за подругой закрылась дверь, я тут же взяла в руки книгу. «Очередной отбор, или Игры для девушек» — гласило название. С обложки на меня взирали брутальный блондин, очень смахивающий на старшего брата Лизкиного мужа, и трое изогнувшихся в самых разнообразных, соблазнительных позах, девиц, одна из которых, почему-то подозрительно походила на меня. Я даже глаза протёрла, и ещё раз всмотрелась в картинку. Волосы у героини немного темнее, нежели у меня, и виной тому недавно сделанное мелирование. Ну, а так, точно такие же тёмно-каштановые и с лёгкой волной на концах, брови, губы, форма и голубой цвет глаз, смугловатая кожа, даже родинка возле… Хм… Вот ушки у меня не удлинённые. Хотя, тут у всех четверых героев ушки слегка великоваты и кончики остренькие. В принципе, это единственное отличие. Да уж, что-то мне подсказывает эта книжечка не стандартное тиражное издание, а спецзаказ от моей неугомонной подружки. Ну, у каждого свои причуды, были бы деньги, время и возможности.

Нет, несмотря ни на что, читать я её не собиралась, может быть когда-нибудь на пенсии, а пока, просто развернула на первой попавшейся странице и положила на стол, чтобы явление подруги не застало меня врасплох, а в том, что та явится, сомневаться не приходится. Завершив акцию конспирации, метнулась к ноутбуку. Вчера я отправила на предварительную оценку текстовую версию своей речи для презентации проекта, и искренне надеялась, что на неё уже взглянули и прислали требуемые правки. Включила ноутбук, кликнула по ярлычку почты, и…

— У-у-у… — взвыла я.

Нет интернета! Ну что же, зато есть мобильный, и на нём тоже имеется интернет.

Очередной звонок в дверь застал меня на полпути к комнате, где со вчерашнего вечера мой мобильный стоял на зарядке.

— Кого ещё принесло? — буркнула я и направилась открывать.

— Не соскучилась? — с порога выпалила… Лиза, и протянув вперёд стаканчик, невинно похлопав зелёными глазищами, произнесла: — А я за солью. Кончилась, знаешь ли…

Делать нечего, пришлось топать обратно на кухню и насыпать Лизке соли. Хотя имелись у меня сомнения в том, что с её-то запасливостью, в доме соли не оказалось, в конце концов продуктовый магазин у нас прямо возле подъезда. Ну да ладно, спрашивать или спорить себе дороже.

— О! Уже до сорок второй страницы дочитала? — раздался из-за спины удивлённый голос подруги. — Шустро ты, — добавляет, я напряглась, ожидая расспросов, но вопреки ожиданиям подруга молча забрала стаканчик с солью, убралась восвояси.

Облегчённо вздохнув, иду за телефоном. Беру его в руки и в шоке смотрю на крестики вместо палочек уровня приёма связи.

— Это что за дела? — буркнула я, и нажала кнопку перезагрузки гаджета.

Внутри всё аж оборвалось. Как же не вовремя все эти проблемы. Время на вес золота, а тут такое!

Дождалась загрузки. Увы, связи действительно не было. Причём на обеих симкартах! У нас что, апокалипсис случился? Информационная блокада?

Включила телевизор, желая посмотреть новости. Реклама. Реклама. Ток-шоу. Опять реклама. Политические дебаты. Так… О чём там? Нет, это меня точно не интересует. Очередное ток-шоу. Какой-то мелодраматический сериальчик. Мультфильмы. Да они что издеваются что ли все? И как мне готовить речь, если предыдущая версия не одобрена? Через неделю репетиция презентации. И мне надо из кожи вон вылезти, но произвести впечатление для начала перед собственным руководством, а уж потом и перед инвестором не оплошать.

Порылась в контактах мобильного, выудила номер руководителя. Подошла к стационарному телефону. Никогда не была набожной или суеверной, но сейчас, сама не знаю, зачем, закрыла глаза, мысленно прошептав:

«Господи, пусть хоть он работает…»

То ли свыше меня услышали, то ли у меня паранойя, и никакого вселенского заговора на самом деле нет, но из трубки раздавались гудки. Вполне нормальные — длинные. Набрала нужный мне номер.

— Василий Георгиевич, — выпалила, едва с той стороны связи ответили. — Я вам посылала предварительную версию…

— Екатерина, я из-за вашей речи полночи не спал, внося правки, а вы и утром покоя не даёте, — возмутился босс, а у меня всё аж опустилось, выходит с текстом всё плохо.

— Простите… — промямлила я. — С интернетом проблемы, вот и хотела узнать…

— Узнали? До понедельника, — рыкнул начальник и дал отбой связи.

Дёрганый он какой-то. Обычно во сколько бы ему не звонила, он спокоен как скала. Его и на работе за глаза так кличут даже. А тут, завёлся с пол-оборота, да ещё и трубку бросил.

Что же делать?

И тут меня осенило: какое-нибудь кафе, там обычно имеются вай-фай точки доступа! Наскоро привела себя в порядок, упаковала ноутбук в сумку-переноску, оделась, обулась, схватила сумочку, ключи от машины и выскочила на лестницу. Нажала кнопку лифта. Тишина. Да что же это такое-то?! Пришлось бежать с четырнадцатого этажа пешком. Благо вниз, это вам не вверх. Но стоило выйти из подъезда и мобильный запиликал, получая одно за другим сообщения. Ежась под пронизывающими порывами ледяного ветра, достала телефон, убедилась, что обе шкалы сигнала связи активны.

— Слава богу, — выдохнула я.

Собралась уже вернуться домой, но сзади раздался дребезжащий старушечий голос:

— Внученька, помоги подняться, — говорит соседка с седьмого, бабулька лет восьмидесяти.

Я обернулась к ней, думая, что той просто с лавочки надо встать. Тут же вспомнила про неработающий лифт, ужаснувшись тому, сколько нам туда тащиться придётся, а уже после этого обратила внимание на здоровенный баул с продуктами. Попала я… И ведь не откажешь же.

Помогла старушке подняться. Та видать давненько тут сидела, уже явно замёрзла. Вот и зачем было столько разом тащить, если сама-то еле ходит? Подхватила со скамейки торбу, и невольно крякнула.

— Это вы сами сюда донесли? — вылупилась я на тщедушненького телосложения старушенцию.

— Ребята какие-то, вроде с соседнего подъезда до магазина и назад свозили, — вздохнула та, пошамкав по-стариковски сморщенными губами.

— Что ж сумки не помогли донести? — удивилась я.

— Так им позвонил кто-то, извинились да умчали по своим делам. А я-то что? И на том спасибо… — кивает на здоровенную сумку в моей руке.

Ну так-то да, сама бабулька вряд ли до гипермаркета доехала бы, да и взять много не смогла бы, а так, вон, на полгода считай затарилась.

Как добирались до седьмого лучше не вспоминать. Двумя словами — долго и тяжко. С одной стороны, бабулька висит, еле-еле ковыляя и прежде чем на следующую ступеньку вскарабкаться, сначала на предыдущую обеими ногами встанет, постоит. С другой стороны, сумка пальцы режет. Веса в ней килограмм двадцать — не меньше. Ну и да, жарко — в верхней одежде, в подъезде у нас тепло как в квартире, и сапоги, пальто и шарф с шапкой не самое подходящее одеяние для длительного пребывания в таких условиях. Но и снять что-либо возможности нет — руки заняты. Наконец-то распрощавшись с соседкой, выслушала длинные и витиеватые слова благодарности и на остатках сил припустила домой, пока ещё кому-нибудь моя помощь не понадобилась.

В квартиру вползала едва ли не на четвереньках. Четырнадцатый этаж, он такой четырнадцатый… Особенно если половину этой дистанции преодолеть с удвоенной нагрузкой. Стянула сапоги, шарф, шапку, пальто, глянула в зеркало и скривилась. Красотка та ещё! Мне конечно некому дома глазки строить, и вообще это не входит в мои жизненные планы, но противно: на лице испарина, волосы прилипли к щекам, лбу, шее. Блузка тоже прилипла к телу.

— Брррр… — только и смогла выдавить я, стягивая с себя промокшую едва ли насквозь одежду, и тут же закидывая её в стиральную машинку.

Забралась под душ, смывая пот, усталость и полный сумбур в голове. Вода для меня одно из чудес, в которые вообще-то я почти не верю. Но оказываясь в озере, речке или море, я всегда словно заново рождаюсь, ну или хотя бы вот так, под душем, всё равно умудряюсь хоть немного зарядиться энергией, смыть нервозность и дурное настроение.

Едва выбралась из ванной, услышала звонок городского телефона. Схватила трубку, и не спеша отвечать, прошлёпала на кухню.

— Да? — всё ещё устало падая на диванчик, отозвалась наконец-то я.

— Ну и как она тебе? — послышался раздражающе бодрый голос Лизы.

— Кто? — не поняла я, почему-то первым делом вспомнив про бабку.

— Героиня, как там её?

Не желая палиться, подхватила со стола книжицу, наискось взглянув на аннотацию.

— Катриона, — говорю, надеясь, что нашла именно то, что требовалось.

— Да, да, ну и как она тебе?

Вот и что ей ответить? Сижу, тупо смотрю на обложку, нет-нет да поглядывая то на блондинистого ушастого брутала, то на своего фэнтезийного опять же остроухого двойника, в шикарном платье конца девятнадцатого века.

— Чем-то напоминает меня, — брякнула первое что пришло в голову.

— Да какое чем-то?! Вылитая ты! Ой, меня Женька зовёт, до связи! — воскликнула она и завершила звонок.

Да уж, Лиза в своём репертуаре, видимо решила доконать, чтобы я книгу прочла. Не удивлюсь если проблемы с интернетом и мобильной связью — делом её рук окажутся. Но как ни крути, умеет, зараза, заинтриговать. Да и в голове после сегодняшнего сумбурного утра такая каша, что за работу лучше не садиться, только хуже сделаю. В итоге, повздыхав, пододвинула поближе книжку. «Я, Катриона, и я не иду на поводу общественного мнения. Высокородное происхождение, достойное образование, статус независимой самодостаточной женщины, умудрившейся вопреки всему сделать карьеру. Остался последний шаг на пути к совершенству, но вмешалась судьба, в лице неугомонной подруги, которую слишком печалила моя личная жизнь, вернее, полное отсутствие таковой…»

— О да, это и вправду про меня, — усмехнулась я, так и не дочитав до конца довольно длинную аннотацию.

Отложила книжку, пододвинула поближе ноутбук, загрузила почту. Развлечения, развлечениями, но всему своё время, и чтобы потом не грызть локти из-за глупо упущенных возможностей, сейчас надо работать.

Вот только дело не двигалось, я тупо смотрела на выделенные красным фрагменты текста, перечитывала одни и те же предложения по несколько раз и ничего не понимала. Взгляд то и дело переключался на окно, за которым медленно кружили крупные снежинки, а мысли нет-нет да возвращались к подсунутой Лизой книге. Было неимоверно любопытно — что же там? И это любопытство никак не давало сосредоточиться на работе.

Глава 2 Странные соблазны

Желая отбросить ненужные мысли и взбодриться, налила себе ещё кофе, умылась холодной водой. Увы, мысли лишь ускорили свой лихорадочный бег, и направление его было отнюдь не в сторону доработок речи для предстоящей презентации.

В итоге, я не выдержала и открыла книгу.

Катриона, представительница княжеского рода, ныне сирота, самодостаточная девица вопреки канонам общества не желающая ставить брак во главу угла и метящая ни много ни мало в члены парламента. Круто, ничего не скажешь. Я конечно до такого даже в самом страшном сне не додумаюсь, но Лиза права, история почти обо мне. Да и имя созвучно. И не только главной героини. Её подругу, ставшую ей и утешением, и опорой, и пинком в редких случаях, когда у глав-эльфочки опускались руки, зовут Элизией. Похоже на Лизу? О да, очень!

И ведь чем дальше, тем веселее. На свадьбе Элизии, Катриона и старший брат жениха — Леонель, выступили в роли «представителей» от обеих сторон. На реальной Лизкиной свадьбе, я была подружкой невесты, а дружком жениха его старший брат — Леонид! Даже имена созвучны. Но и дальнейшие события сходятся — мой поцелуй с дружком жениха. Запоминающийся, стоит заметить поцелуй, да.

В груди что-то ёкнуло, когда читала описание чувств героини на свадебном балу. Невольно отвела взгляд к окну, любуясь хороводами снежинок, и ощущая набегающие на глаза слёзы и обволакивающую душу тоску.

Мне было девятнадцать на тот момент, когда Лизка выходила замуж. Минул год со смерти родных, и я впервые выбралась из дома куда-то помимо университета или магазинов. Подруга смотрелась просто невероятно в подвенечном платье, её огненную шевелюру, уложенную в замысловатую причёску, слегка прикрывала газовая фата, рядом жених — Женя, словно сошедший с обложки глянцевого журнала, шикарный зал, от обилия света, людей, вспышек фотокамер у меня кружилась голова. Я волновалась и радовалась так, будто не единственного дорогого человека замуж выдаю, а саму себя.

— Ну почему его до сих пор нет? — Лиза волновалась из-за того, что свидетель со стороны жениха задерживается.

— Всё будет хорошо, — утешала я подругу. — В конце-то концов, ты не за него замуж выходишь, главное Женя тут.

И вдруг… На пороге зала появился ОН.

Именно так — большими буквами.

Наверное, это была та самая пресловутая любовь с первого взгляда. Весь мир словно растворился в дымке, осталось лишь одно чёткое изображение — и имя ему было Леонид. Высокий, стройный, с широкими плечами, красиво подчёркнутыми удачным покроем белоснежного костюма. Светлая то ли от природы, то ли настолько выгоревшая шевелюра, аккуратно уложена, но упрямая чёлка ниспадает на лоб. Смуглый, голубоглазый, одарённый от природы тёмными густыми бровями и ресницами, которым позавидовала бы любая девица. Высокие скулы, чётко очерченные губы, к которым так и хотелось прикоснуться.

Я ловила себя на мысли, что неприлично так откровенно пялиться на по сути незнакомого мужчину, пыталась заставить себя отвести взгляд, но никак не могла взять себя в руки.

Дальнейшие события напоминали сон, а может я захмелела?

— А теперь! — воскликнул ведущий-тамада, привлекая внимание гостей. — Пришло время дружку и подружке скрепить союз молодожёнов и своим поцелуем!

Даже сейчас, от одного только воспоминания у меня вспыхнули щёки. Нет, я не была невинной не целованной девой, но с ним?

В следующий миг его руки легли мне на плечи, подтягивая меня поближе и заставляя целые вереницы мурашек пробежаться по всему телу. Его пальцы коснулись подбородка, принуждая поднять лицо, и в это мгновение наши взгляды встретились. Тогда-то я и поняла значение слов — «утонуть в его голубых, словно озёра, глазах». А потом был поцелуй. Трепетный, нежный и страстный одновременно. Окружающий мир прекратил существовать. Остались только наши руки и губы, его глаза… Кажется мы увлеклись. Потом… Леонид отстранился, и я словно протрезвела, мысленно схватившись за голову. Взгляды окружающих кажется говорили: мы знаем о чём ты думала, бесстыдница! Было безумно стыдно.

— Танец молодожёнов! — стараясь явно замять случившееся, и отвлечь гостей, выкрикнул тамада. А потом, повернувшись к нам с Леонидом, добавил: — Шафер и подружка невесты, поддержите молодых!

И опять его прикосновения будоражат всё внутри отзываясь то мурашками, то едва ли не ударами тока по ставшим неимоверно чувствительными нервным окончаниям, и взгляд сводящих меня с ума голубых глаз волнует кровь, и наш феерический танец… А в мыслях как в том анекдоте, кружили по залу он и я, в качестве молодожёнов и сразу у нас появилось двое малышей ангелочков…

Музыка затихла, вернув меня на грешную землю. Пока гости участвовали в конкурсах, Леонид извинялся перед Женей:

— Ты уж прости, что официальную часть пропустил. Пришлось задержаться на встрече. Зато заключил выгодный контракт с «Юнион…

Дальше я уже не слышала. Меня словно озарило: кто он и кто я? Лизин жених, а ныне муж, для меня всегда был просто Женей. Я как-то даже не задумывалась какой высоты птица досталась в супруги моей подруге. Главное, они были счастливы. А теперь, вспомнила, что их семья владеет большей частью активов крупнейших строительных компаний России. Да что уж там, у них даже банк свой собственный имеется! Это только с Лизкиной напористостью можно подцепить на крючок такую в прямом смысле слова — жирную золотую рыбку. А Леонид, к тому же наследник, за ним такие хищницы охотятся… Я им на один зуб.

Тогда-то я и решила посвятить свою жизнь карьере, коль в личной всё равно не повезло, ведь после встречи с Леонидом, на других представителей сильного пола смотреть как на мужчин просто-напросто не получалось. И да, как и героиня романа, я какое-то… Ладно уж, что тут юлить? Довольно долгое время я тайком страдала по белобрысому красавцу, прекрасно понимая, что мы не пара.

Воспоминания нахлынули и отступили, оставив влажные дорожки на щеках. Встрепенулась, словно очнувшись. Кухня. Снег за окном. Остывшее кофе и книга на коленях. Отложила её в сторонку, для верности декоративной подушечкой накрыв, чтобы соблазна почитать не возникло. Хватит с меня этих переживаний. Я считай пять лет старалась забыть тот день, выкинуть из головы этого блондинистого красавчика, и что? Какая-то неизвестная мне авторша вновь разбередила, казалось бы, уже успевшие подзажить раны.

Прошлась до раковины, как-то автоматически повернула рычажок крана, плеснула в лицо воды. Солёная… Нет, это не вода, это слёзы. Да что же это такое-то? Зачем Лизке понадобилось травить мне душу этими душещипательными историями, так схожими с моими собственными?

Всё! Прочь отвлекающие факторы. Работа, работа и только работа! А по поводу этой книжки, вечером кое с кем побеседую. Такое ей устрою, что будет на выбитых зубах как на ромашке гадать — любит не любит.

Около часа что-то правила. Вот только результат почему-то не радовал. Вроде и правильно всё, но как-то без-эмоционально, нет в тексте изюминки. Перечитываю и понимаю — не зацепит. Что же делать-то? Как сосредоточиться?

Встала, прошлась по квартире желая размяться, и прийти в себя. Вот только толку ноль. Стоит взглянуть на кружащие за окном снежинки и вновь ощущаю, как его губы касаются моих. Такие жёсткие на вид, и такие мягкие и нежные на ощупь.

— Я схожу с ума… — простонала бессильно сползая на диван.

Потянулась к подушечке, за которой прятался недавний подарок, но отдёрнула руку. Да что же это со мной творится? Как приворожили к этой книге. А ведь ничего особенного с точки зрения культурных ценностей в ней нет. Ну язык хорош, да, ну история написана так что затрагивает потаённые струнки в душе, но ведь это из-за схожести ситуаций. Такое ведь случается? Да, вот, сейчас, ещё пару страничек, и пойму, что «песнь сия не обо мне», как говорила героиня. И прямо-таки сразу успокоюсь, обрету способность трезво мыслить…

Ага, пара страничек, как же! Ну вот кому это надо, спрашивается? Зачем забивать себе голову ненужной информацией? Запоминать вымышленные названия фэнтезийных гаджетов. Кристалл-связи! О, как! Аля наш мобильник. Что-что?.. Хм… Буквально сегодня со мной произошла в точности такая же история с телефоном. Но… Написано это гораздо раньше, и пока издавалось, это по-любому ещё какой-то промежуток времени прошёл. Откуда автор, ещё тогда, могла об этом знать? Выдумала? Допустим, но тогда как объяснить то, что происходило со мной этим утром? Ситуация один в один! Даже старушка там фигурирует, но за неимением подъездов и гипермаркетов, у той карета сломалась неподалёку от моего… Тьфу ты, от замка главной героини. Что-то я в образ уже вжилась и всё описываемое в книге на себя примерять начала. Выходит, кто-то осуществлял на практике вымысел автора?

— Кто-то… — одновременно грустно и раздражённо буркнула я, отбрасывая книжку, будто она была ядовитой змеёй. — Кажется, я знаю чьи рыжие патлы пора повыдирать за такие шутки.

Глянула в окно и замерла — темнеет. Как так-то? Перевела взгляд на часы и ошалела:

— Я ж ничего не успею!

Как я не заметила, что пролетело больше половины дня?! Уже почти пять!

Заметалась по квартире. Желудок урчит, требуя пропитания, что и не мудрено, я же кроме одного бутерброда ничего с самого утра так и не съела. В голове каша похлеще прежнего, но… Я должна сосредоточиться. Просто-напросто обязана!

Заварила чая, наскоро сварганила горячих бутербродов. Не самая полезная еда конечно, но всё хоть что-то. Уселась за ноутбук. Думай, Катя, думай! А перед глазами свадебный зал кружится… Ну вот за что мне это наказание?

Пришлось признать — вся моя хвалённая выдержка, усидчивость, пунктуальность и целеустремлённость пошли прахом. Искусственно созданный образ деловой непробиваемой леди дал трещину. Как итог, очередная попытка сосредоточиться на работе опять ни к чему не привела. Вместо того, чтобы готовить речь, я дёргалась, не находя себе места. Меня аж корёжило от нетерпения и желания открыть злосчастную книжку. Нет, меня не привлекал вымышленный антураж фэнтезийного мира, с его замками, титулами, расами, дивными красотами гор, водопадов и неведомых тварюшек. Всё это я в прямом смысле слова пропускала мимо, словно отфильтровывая. Оставался лишь жёсткий скелет истории с переплетением судеб героев, их чувствами, ситуации с которыми им пришлось столкнуться. И переживала всё это, вспоминая собственное прошлое. Ведь и это было, и то… Ну, и это…

В общем, сама не заметила, как ухватилась за книгу и опять причиталась. И чем дальше пробегала глазами текст, тем отчётливее понимала — описанная предыстория героини едва ли ни один в один схожа с моей, только я обычный человек и живу на Земле, а она эльфа и существует… Тьфу ты, в общем, эльфа из некоего вымышленного мира, где главенствуют не технологии, а магия. В остальном же, любое описанное событие можно было сопоставить с теми, что были и в моей судьбе. И аналогии были настолько чёткие, что даже не по себе как-то. Вспомнились жуткие истории про маньяков. А может автор из таких? Может мы знакомы, но я не в курсе, что эта некто пишет?

Оторвалась от чтива, взглянула на обложку, запоминая имя автора. Кто такая? Это единственный её роман или? Если бы я читала фэнтези, может и знала бы, а так… Даже интересно, эта книга её фантазия, или она написана под заказ?

Щёлкнула по иконке поисковика, тот тут же загрузился. Набрала имя и сразу же выпал список библиографии. Более двадцати книг. Хм. Такой послужной список думаю сложно скрыть, и явно она не моя сверстница, иначе просто-напросто не успела бы столько понаписать. Так-так, и что строчим? Однотомные романы в жанрах… Не то, не то… Ага, а вот и фэнтези. Преимущественно циклы из двух-трёх книг. Вот только сколько я не искала информацию о романе «Очередной Отбор, или Игры для девушек», так ничего и не нашла. Лиза конечно хвасталась, мол, этой книги ещё нет в магазинах, но анонсы какие-то должны быть! Но их нет.

Ясно, что ничегошеньки не ясно. Одно точно — у меня роман оказался не случайно, и коль уж прилетел он с подачи Лизки, то и в истории его создания подруга явно поучаствовала. И пришлось ей потратить на это немало сил и времени, а возможно и денег. Вопрос — чего она хотела добиться в итоге? Спросить прямо? Боюсь не ответит. О! А это что? Группа автора в соцсети… Чудненько. А вот и её личная страничка. И если верить системе оповещений, интересующий меня человек сейчас онлайн.

Открыла личные сообщения, и написала:

«Приветствую. Читаю ваш роман «Очередной Отбор, или Игры для девушек», и понимаю, что являюсь прообразом главной героини. В совпадения я не верю, и сразу хочу сказать, что никаких претензий предъявлять не собираюсь, но хочу узнать, откуда у Вас столь подробные сведения о моей жизни. Мы знакомы? Или Вы знакомы с Верховной Елизаветой, которая также нашла олицетворение в героине по имени Элизия…»

Отправила сообщение, сижу, смотрю на экран боясь моргнуть, вдруг…

Не знаю, чего именно опасаюсь, но после утренних событий… Не зря же сцены с исчезновение фэнтезийных аналогов нашей земной связи и интернета, нашлись в книге. Как и вполне узнаваемая, хоть и иначе поданная история с бабулькой, и многое другое. А что будет дальше? Вдруг героиню убьют? Ну не в начале истории, конечно, иначе и книги бы не было, а она есть, но всё же.

«… печатает», — отразилось в чате.

 «Здравствуйте, Екатерина, приятно познакомиться, хотя, интереснее было бы сделать это не виртуально, и оценить, насколько моя фантазия разошлась с реальностью», — пришёл ответ.

Да уж, она не удивлена. И не скрывает, что я прообраз героини.

«… печатает», — опять отразилось в чате.

Жду. А она всё строчит и строчит. Очередную главу промежду делом накропать решила, что ли?

«Лично с вами мы не знакомы, а с Лизой — да. Она предложила историю. Дала стартовый образ героини — описала внешность, черты характера, некие сцены из прошлого, и попросила продолжить эту историю в жанре романтического фэнтези. Так сказать, предположить, как могла бы сложиться судьба такого человека. Идея меня заинтересовала. Результат у вас в руках. Лиза хотела сделать сюрприз. Надеюсь, вам понравилось».

М-да уж, ну не говорить же ей, что я вообще-то не читаю фэнтези, и что сюрприз этот совершенно не ко времени? Автор-то ни в чём не виноват.

«… печатает», — снова отразилось в чате.

«Сейчас я не в городе, и на неделе очень плотный график, но если вы не против, можно было встретиться на следующих выходных», — прилетело предложение и я едва не взвыла.

Да, безусловно мне интересно взглянуть на ту, кого добрая подружка определила в звание бога и вершителя моей судьбы, но ближайшие пару недель я занята подготовкой к презентации…

«Спасибо за то, что ответили на мои вопросы. История пока что нравится. А насчёт встречи… Это интересно, но пока что у меня слишком плотный график работы», — отписалась в ответ и поняла, что по сути не особо-то и слукавила. Да, у меня имеется личная заинтересованность, но я же априори никогда не читала подобную литературу, а тут, прямо-таки наваждение какое-то, значит, как ни крути нравится.

«… печатает», — отразилось в чате.

«Всё, как и описывала Лиза — работа Ваше всё. Если появится время, пишите, может удастся состыковаться».

Что тут ответишь? Да нечего, к тому же я не из тех, кто в обязательном порядке оставляет за собой последнее слово.

Пообщалась с автором и как-то подотпустило даже. Если по словам автора она надеется, что мне понравится, то мою героиню точно не убьют, да и Лизка думаю, до такого не докатится. Как и предполагала без Лизки не обошлось. Сюрприз? Ей это удалось. Жаль, что не могу оценить её старания в полной мере, из-за несвоевременности. Вот только одного понять не могу, и обращаться опять к автору неудобно, но причём тут фигурирующий в названии отбор и что за игры для девушек? Или дело в том, что для Лизы это своеобразная игра?

Глава 3 Гадания на Свято Долю

Как ни странно, но после общения с автором книги, я неожиданно продуктивно провела остаток вечера. Перелопатила весь текст, на что в прошлый раз у меня ушло считай два дня! Что-то в соответствии с правками удалила, что-то перефразировала, местами же наоборот добавила на удивление удачные штришки, прибавившие той самой изюминки моей будущей речи.

— Чудесно! — в очередной раз перечитав получившийся текст, резюмировала я, и отправила его боссу, искренне надеясь, что на этот раз он оценит мои труды по достоинству.

Осталось ещё сорок пять минут до прихода подруги. Кровожадное настроение давно осталось позади, сменившись приятной эйфорией от хорошо проделанной работы, а то будоражащее кровь состояние, когда не знаешь, как же устоять, и не схватить книгу, тоже слегка поутихло. Ведь теперь я знала — она создана специально для меня и некуда не денется. Нет, безусловно мне по-прежнему любопытно, что же ещё нафантазировала эта авторша, но можно и потерпеть немного, так даже интереснее — растяну удовольствие. Думаю, внезапно снизошедшее на меня рабочее вдохновение вызвано именно прочитанным фрагментом книги. Это меня встряхнуло, как психически, так и эмоционально, разнообразило досуг как ни крути. И в процессе переделки своей речи, я даже немного позаимствовала авторский стиль, надеюсь никто не будет в обиде. И вот всё хорошо, но немного портит общую картину лёгкая грустинка, вызванная воспоминаниями о событиях прошлого, о том, что так старательно пыталась позабыть.

На волне позитивного настроения, включила музыкальный канал, достала муку, сливочное масло, сметану, сахар, и замесив тесто, накрутила рулетиков, поставив их в духовку. Как раз к приходу Лизки будут готовы. А там, за чайком и гаданиями, может и выведать что-нибудь удастся, если подруга не включит режим «таинственность», тогда из неё информацию разве что клещами вытащить можно будет.

Ровно в одиннадцать раздался звонок в дверь. Лизка, как и я, всегда была пунктуальна. Открываю дверь и в шоке взираю на подругу, загруженную по самый нос какими-то бумажными пакетами.

— Ты ближайший магазин ограбила? Или тебя с таким скарбом Женька домой не пустил? — усмехнулась я, впуская её в квартиру.

— Я ж сказала, гадать будем, — отозвалась та, прямо в сапогах топая на кухню.

— Хррр… — прорычала я вслед, закрывая входную дверь на замок.

— Они чистые! — донеслось со стороны кухни.

— Верю, верю! — отвечаю. И уже тише добавляю: — Но лучше бы ты разулась.

— Вот разложу всё и прям-таки сразу разуюсь, — явно всё расслышав, крикнула та в ответ.

Вхожу я на кухню и тихо так ошалеваю: белоснежное полотенечко с вышивкой аля русская глубинка, в одну из моих мисок уже насыпано какое-то зерно, в другой оно же замочено, какие-то шарфики, платочки, ленточки, колокольчики… Они-то на кой нам? Да уж, что-то Лизка ни на шутку разошлась.

Досмотреть что же там ещё заготовлено я не успела, пришлось отвлечься — духовой шкаф подал сигнал о том, что процесс выпечки завершён. Походя щёлкнула кнопочку на чайнике, а покамест вытаскивала ароматные румяные рулетики, и выкладывала их на блюдо, Лизка завершила приготовления, деловито включила электроплиту поставив на неё миску с крупой.

— Кашу есть будем?

— Будут, — странно отозвалась она и тут же сменила тему: — Так, колись, на лоджии ясно дело снега мы не найдём, а с балкона надеюсь не выгребала?

— Да я туда зимой вообще как-то не выхожу, — пожала плечами я.

— Вот и хорошо, — довольно отозвалась подружка, сноровисто привязывая длинную ленту к тому белому полотенечку, что первым из пакетов выудила.

Чего хорошего в этом? Не понятно. Если она надеется выбраться на балкон, то дело это почти безнадёжное, зимой снегом дверь заметает так, что не открыть её, потому-то я туда и не выхожу обычно. Да и Лиза об этом наверняка знает, у неё точь-в-точь такая же квартира — огромная, метров тридцати, кухня-столовая и четыре комнаты чуть поменьше, метров по двадцать пять, ванная, два санузла, прачечная, просторный коридор, утеплённая лоджия — зимний сад и балкон. Мне одной столько не нужно, конечно, но не продавать же родительскую квартиру? А то что квартплата велика, так и я не бедствую, наследство мне вполне приличное осталось, да и зарабатываю нормально. Но речь не о том, сомневаюсь, что та же Лизка снег на балконе зимой выгребает, хотя кто её знает, я как-то никогда не интересовалась.

Пока варилась каша, попили чаю с ещё горячими рулетиками, вот только мои надежды на откровенность подруги, не оправдались.

— Если ты свою личную жизнь налаживать не желаешь, и другим это сделать не даёшь, значит, придётся вынудить тебя сделать это самостоятельно и по собственной инициативе, — многозначительно изрекла подруга и на дальнейшие вопросы просто-напросто не отвечала, искусно меняя темы.

— Ты уж определись — вынудить или по собственной инициативе? — буркнула я.

— Одно другому не помеха, — отозвалась Лиза, давая понять, что раскрывать карты не собирается.

— У-у-у… — только и смогла простонать я в ответ.

Вот и как она собралась меня вынуждать? Не нравится мне это. Но зная Лизу без малого девятнадцать лет, понимаю — если этот ледокол взял какой-то курс, то… Сопротивление оказывать бесполезно. Чудно, как мне до сих пор от неё отбиваться удавалось, когда та норовила мне смотрины женихов устроить. Стоп. Смотрины? Выбор… Или как там в названии книги было? Отбор? Только не это…

А дальше, понеслось! Мне было вручено то самое, повязанное ленточкой полотенце.

— Повторяй — «Суженый-ряженый, приди утрись», и вешай его за окно, — руководила процессом Лиза. — Утром проверишь, полотенце влажное или сухое, расскажешь мне, каким оно было.

Да уж, судьба она такая, если снег пойдёт, будет мокрое, а он считай каждую ночь хоть немного, но идёт.

— А какое к чему? — изображаю живейший интерес, ведь она готовилась, сразу видно, вот только я спать хочу, вчера-то до глубокой ночи засиделась, и пусть поспала чуть подольше обычного, а всё равно сейчас организм настоятельно требовал на бочок и в люльку.

— А вот когда скажешь каким было, тогда и узнаешь, — отмахнулась подруга. — Теперь возьми кусок хлеба и раскроши на подоконник.

Сказано крошить, и хоть мусорить не особо хочется, но крошу, тут же подлетает Лизка:

— Ты чего творишь?!

— Ну, ты ж сказала…

— Не сюда, дурья твоя голова! — восклицает та. — Со стороны улицы.

— А-а-а… — протянула я, и быстро смахнув крошки на ладонь, открыла оконную раму, за которой как флаг развевалось полотенце.

И опять заговоры, наговоры. Наконец-то окно закрыли, успев основательно выхолодить помещение. Лизка подошла и собственноручно плотно гардину задёрнула.

— Не открывай, но прислушивайся, когда спать будешь, прилетят ли птицы хлеб клевать… — инструктирует она.

— Лиз, а ничего что зима и мы на четырнадцатом этаже?

— Да хоть на тридцатом, — пожала плечами та. — Если удача постучится в окно…

— Детка, ты не бредишь? — решила я сбавить пыл подруги.

— По поверьям, если птицы прилетят хлеб клевать, и заденут окно — не важно клюнут ли стекло или просто крыльями зацепят, значит, жди удачи в следующем году, — протараторила подруга, напрочь игнорируя мой настрой. — Если же просто тихонечко подъедят всё, значит, всё ровно будет, без особых перемен, а вот если и вовсе не пожелают заглянуть в гости, жди беды…

— Оу, да? Ну тогда, ладно. Тогда лучше уж пусть прилетают, — с самым серьёзным видом отозвалась я, наблюдая как Лизка помешивает кашу. — Небось обгадят всё, — буркнула, прекрасно понимая, что никаких птиц не будет, если только моя неугомонная подруженька их пинками к моему окну не загонит, а она может, и не важно, что тут четырнадцатый этаж.

— А коль и обгадят, то к деньгам, — спокойно отозвалась подруга. — Иди соли и сахара сыпани сама, и помешай. Вот та-а-ак. Хорошо. Скоро готово будет. А пока идём на балкон, — говорит, прихватив оставшуюся до сих пор на столе плошку с зерном.

Дверь как ни странно открылась с первой же попытки. Видать дело в том, что снега не так уж давно начались, и особо обильных пока и не было. Зябко ёжась под ледяными порывами ветра, Лизка, жестом заправского сеяльщика, взмахнула рукой рассыпая на девственно нетронутый снежок зерно.

— Горсть снега зачерпни, и внутрь пойдём, — говорит.

Сказано сделано. Одно хорошо, на морозце взбодрилась хоть, хотя пальцам зябко от снежного комка.

— Та-ак, дуй к раковине, а то капаешь на пол, — Лизка подтолкнула меня в спину. — На, — протянула сито. — Раскроши сюда свой снежок, да смотри чтобы ни крошечки, ни зёрнышко никуда не улетело. Промой под проточной горячей водой…

— Сомневаюсь, что на Руси в старинку девы так же делали, — проворчала я, но поймав укоризненный взгляд, сдалась: — Ну да ладно.

Сказано промыть, промыла, пока в сите не остались одни лишь зёрнышки.

— А теперь, пересчитай крупицы.

— С ума сошла? — выпалила я, глядя на горку мелких, не крупнее пшена зёрнышек, и искренне сожалея что зачерпнула столь большую горсть.

— Ты их попарно просто в сторонку сдвигай, важно знать чётное их количество или нет, — спокойно отозвалась подруга.

За этим-то делом задрёмывать я и начала, зерно меленькое, его много, гоняю по ситу, и носом клюю. И всё же домучила. В процессе подсунутое вино прихлёбывая, и к концу действа в голове приятно зашумело, по телу разлилась лёгкость, а происходящее стало напоминать сон.

А дальше мы что-то ещё делали, потом кашу в тарелку выложили, оделись и куда-то пошли, но едва на лестничную площадку вышли и двери лифта отворились. Я к тому моменту была основательно пьяна, и потом действовала как марионетка — что Лизка велит, то и делала. Кого-то помнится кашей той кормила. У того кого-то были начищенные до блеска дорогие мужские ботинки и чёрные брюки. Что выше я не видела, почему-то смущалась взгляд поднять. Потом… Потом ещё что-то было, но не помню, что. Кажется, даже песни пели… Ночью… Как ещё соседи жалобу не накатали?

А потом меня вновь разбудил звонок в дверь.

Сдёрнув одеяло, села, и сонно потирая глаза, нащупала ногами тапочки. Взгляд зацепился за висящие на стене часы. Девять двадцать.

Дежавю. Или День Сурка?

Плетусь открывать. На пороге Лизка.

— Кажется когда-то это уже было, — бурчу, пропуская её в квартиру.

— Вчера, — кивает.

Я невольно вздохнула с облегчением. А то в голове сумбур, и воспоминания путаются. Попробуй разбери что там сон, что реальность. Но коль Лизка говорит, что вчера нечто похожее уже происходило, то это обнадёживает, значит, всё не так и плохо у меня с головой.

— Что там с полотенцем? — интересуется Лизка.

Полотенцем? Ах, полотенцем!

Тут же начали всплывать обрывки воспоминаний. До какого-то момента вполне чёткие, потом размытые. Сны путанные, отделились от пьяной реальности минувшей ночи. И звуки странные доносящиеся с кухни, может и вправду ко мне в дом удача постучалась, да я не заметила?

Бррр… Вот и что за чушь в голову лезет?

— Не проверяла, — догадалась Лизка.

— Неа, — помотала лохматой головой я и решительно сдула с лица упавшие спутанные пряди. — Лиз, мне работать надо. Выноси вердикт, что меня там ждёт в следующем году.

— Так я ж тебе вчера ещё говорила… — явно растерялась подруга.

— Помнила бы я ещё…

— Что и суженного не помнишь?

— А должна?

— Ты его кашей кормила, как бы…

— Я? Кашей?

Хм… Кашу помню. Лизка варила, я заправляла. Потом мы оделись и куда-то пошли с той плошкой. А вот куда, зачем и что там было? Хоть ты убей — чистый лист в памяти.

— Ясно всё с тобой, — прервала затянувшееся молчание подруженция и отдёрнула портьеру. — Ну что тебе сказать? Счастье тебе привалит, и деньги. Стучались явно, вон, — она кивнула на обгаженное оконное стекло. — Твой любимый птичий помёт. И склевали всё. А полотенце, сейчас пощупаем, — произносит, отворяя окно и забирая замёрзшую и стоящую колом тряпицу в дом. — Выйдешь замуж, — говорит. И неожиданно добавляет: — Скоро.

— Так-таки и скоро? — передразнила я.

— А с судьбой, Катюх не спорят, — пожала плечами подруга. — Уж поверь мне, на себе проверила. Да, я же чего собственно пришла то! Ну проверить всё это ясно дело. В общем, у меня новость…

Договорить она не успела, раздался звонок в дверь.

— Привет Кать, — поприветствовал меня сосед и по совместительству муж Лизки. — Лиз, ну знаешь же, что опаздываем, а ты пропала!

— Ну и иду я, иду, — вмиг сдалась та, жестом показывая, мол, прости, потом поболтаем.

Ну потом, так потом, мне так лучше даже. Сейчас работой немного займусь хоть.

Глава 4 Крах планов и надежд

Пока готовила завтрак, включила ноут. Промежду помыть то, почистить это, то перевернуть, это помешать, подбегала к компу. В очередной набег загрузила почту, где обнаружила очень краткое и странное письмо от босса: «Идеально, но тебе это уже не поможет».

— Почему? — прошептала я, и невольно села на диван.

Меня что уволить хотят? За что? Я же всегда добросовестно выполняла свои обязанности, нужно кого-то подменить — пожалуйста, требуется выйти сверхурочно — пожалуйста, в выходные — тоже, на дом работу взять — не вопрос… Нет, не может такого быть! Тогда, почему же мне это не поможет? Может проект давно уже выбран, а вся эта история с конкурсом — всего лишь прикрытие? Такой вариант исключать конечно нельзя, но, если инвестор не идиот, он должен понять очевидные плюсы моего предложения. Вдруг это действительно гораздо выгоднее того, что им предложили ранее? Хотя… Есть и ещё вариант. Я ведь не одна работаю. Архитекторы, инженеры, дизайнеры и прочие специалисты, входящие в мою группу… В теории, они не обладают полной картиной, но кто им мешает слить информацию по частям? И если некто из конкурентов разжился этой информацией и успел ею воспользоваться…

«Почему не поможет?» — всё же отписалась я, но прошёл час, второй, минул пятый, а ответа так и не последовало.

Остаток дня всё в буквальном смысле валилось из рук. Накатила апатия. Всё поблекло, потеряло смысл. Я пыталась взяться за документы к проекту, систематизировать информацию в соответствии с тем, как буду говорить речь, но вопреки обыкновению вместо ожидаемого увлечения работой, желала лишь одного — прилечь и заснуть.

Так и пролетел последний выходной. Ничего толкового не сделала, Лизка больше не заходила, а к подаренной ею книге я старалась вообще не приближаться, понимая, что в очередной раз зачитаюсь. В итоге, так и легла спать в полном раздрае.

А на утро начались трудовые будни. На работе все куда-то спешили, суетились, а я пребывала всё в том же странно-апатичном состоянии. Надеялась, встречу начальника, выясню что означали его слова, но, увы, тот уехал на какую-то деловую встречу и появиться должен был лишь к пятнице, как раз на этот день и намечена репетиция презентаций от сотрудников нашей компании. Ещё и всякие текущие вопросы навалились — конец года, подведение итогов по уже закрытым или находящимся в работе проектам. Бумажная волокита, бесконечные проверки данных в программах, файликах эксель, подшивка документов для архива, сверки с бухгалтерией, поставщиками и заказчиками.

На работе приходилось засиживаться допоздна, домой возвращалась в состоянии побитой собаки и сил хватало лишь на то чтобы принять душ и упасть в кровать. И да, до сих пор гадала, что имел ввиду начальник, написав, что мне «это» уже не поможет. Стоит заметить, ответить он мне так и не удосужился. Одно поняла точно — увольнять меня вроде бы не собираются. Лизка как не давала о себе знать, что странно, обычно, она хотя бы раз в день, но звонила справиться о моих делах, а тут тишина. О её подарке я помнила, но сил и времени на него не оставалось от слова «совсем».

И вот уже вечер четверга, опять пришлось задержаться на работе, отчёт не сходился, и я нервничала, ведь надо успеть отрепетировать заготовленную речь. Наконец-то закончив, помчалась домой, и на пороге собственной квартиры обнаружила сияющую Лизку в домашнем халате и тапочках.

— Привет! Где тебя столько времени носит? Я жду, жду. У меня такие новости! — выпалила она, и я едва не взвыла осознав, что сегодня, судя по всему, спать совсем не лягу.

— Не шуми, соседи, наверное, спят уже, — буркнула я.

Лизка притихла, хоть я и понимала, что это ненадолго. Вот же принесла нелёгкая, а? Отчего бы ей вчера было не прийти, или завтра вечером? Почему обязательно сегодня, когда на часах уже почти одиннадцать, а ещё надо речь перечитать, и отрепетировать, и хоть немного поспать…

— Ты представляешь! Подтвердилось! — воскликнула та, ворвавшись в наконец-то открытую квартиру.

— Что подтвердилась, — искренне недоумевая по какому поводу такие бурные радости, поинтересовалась я.

— Э-э-э… А-а-а-а! Я же не успела тебе сказать за всеми этими гаданиями!

— Что сказать?

— Я беременна!

— Оу… — только и смогла выдавить я. — Поздравляю.

Прозвучало это как-то суховато, хотя я искренне радовалась за продругу. Малыша они с Женькой хотели давно, пять лет усиленно работали над этим вопросом, бегали по врачам, обследовались, проходили какие-то курсы процедур, и вот, наконец-то, чудо свершилось. Подруга примчалась поделиться своим счастьем, а тут я со своими проблемами на работе.

— Прости, я просто устала очень, — виновато извиняюсь.

— Да ладно! Главное ты теперь знаешь. И это не все новости, — почему-то покосившись в сторону двери, и снизив тон до шёпота, продолжила она.

У меня мелькнула крамольная мысль — неужто отец не Женька? Благо Лизка долго томить не стала, и тут же выпалила:

— Женин отец сказал, если Лёнька в ближайшие месяцы не женится и в течении календарного года не произведёт на свет наследника, то… В общем, именно мой муж унаследует контрольные пакеты акций и прочая, прочая, прочая.

— И? — немного подавшись вперёд и приподняв вопросительно бровь, интересуюсь.

А что? Ну вот не поняла я к чему все эти перешёптывания! Но подруга смотрит на меня и по-прежнему ждёт какой-то реакции.

— Вас можно поздравить? — неуверенно произношу, памятуя о том, что её муж не особо-то рвался возглавить семейное дело.

— Да какое там поздравить, Кать! Мозги включи! Леньке жениться срочно нужно!

— И что? — опять переспросила я, наблюдая как подруга по-хозяйски ставит чайник.

— Того, что ты идеальная кандидатура, к тому же, как ни крути, ты к нему неравнодушна…

— Была, — покривив душой, поправила её я.

— Ой ли! — фыркнула Лизка.

— На столь лакомый кусок и без меня куча претенденток найдётся, — отмахнулась я, хотя внутри что-то болезненно сжалось, видимо всему виной растревоженные недавним чтивом воспоминания, не иначе.

— Ка-а-а-ать, мы бы породнились…

— Лиз, мы и так, считай сёстры.

— Ну он же тебе нравился…

— И что?

— Вот ты заладила «и что», «и что…»

— Ты видишь его где-то тут? Он, насколько я припоминаю, мне пороги не обивает, предложениями руки, сердца и почек не заваливает, или он слишком занят, а ты уполномочена делать это за него? А генеральная доверенность от нотариуса имеется? Нет? Ну, значит, и разговора нет. Лиз, поздно уже, а у меня дел полно.

— Ну, я как бы узнать хотела… — вмиг сдулась подруга.

— А что тут узнавать? У него наверняка давно на примете кто-нибудь имеется, а если и нет, то выбор велик. Зачем ему я? Или… Он сам попросил тебя поговорить со мной? — не слишком-то веря в подобное интересуюсь, наблюдая за реакцией подруги.

Лизка потупила взгляд, поджала губы и нехотя помотала головой. Кто бы сомневался! Опять она самодеятельность развела. Стоило ей узнать, что в зоне доступа появился потенциальный жених, и тут же примчалась меня сватать. Вот только она не учла, что как бы я к нему не относилась, раньше или сейчас, не важно, всё равно, я ему, ещё тогда, пять лет назад, лесом не нужна была, а уж сейчас и подавно.

Это для неё он брат мужа, и просто Лёнька, а для меня — глава холдинга, в состав которого входит строительная компания, где я тружусь. Птицу столь высокого полёта вижу самое частое раз в полгода и обращаюсь исключительно по имени отчеству. Ну, не считая случайных и опять же нечастых встреч в неформальной обстановке на всяких семейных торжествах у Лизки.

Слово за слово. Выпроводила подружку ближе к полуночи. Полусонными глазами пробежала текст речи, и решив, что перед смертью не надышишься, легла спать. Лучше уж лишний раз не отрепетирую и без того на зубок выученную речь, но хоть относительно высплюсь.

Утро встретило мерзким мокрым снегом, ветром и заторами на дорогах. И вот, наконец-то удалось добраться до работы. Едва на совещание не опоздала, только и успела заскочить в кабинет, прихватить необходимые бумаги из сейфа и метнуться в конференц-зал. Члены моей рабочей группы, и наши внутренние конкуренты, уже заняли свои места за гигантским овальным столом, во главе которого восседал, так, до сих пор и не ответивший на мой вопрос Василий Георгиевич.

— Прежде чем приступим к репетиции, хочу сообщить одну не самую приятную, для некоторых, новость, — дождавшись, когда в зале все угомонятся, начал вещать Василий Георгиевич, и присутствующие после этого кажется вовсе дышать перестали. — Наши инвесторы и руководство холдинга, пришли к единогласному решению, что представлять проекты, и в последствии возглавлять выигравшие, смогут только те, чей статус относится к женат или замужем.

— Как?! — ошарашено прошептала я, а вокруг словно пчелиный рой зажужжал — все обменивались мыслями по поводу новости.

— А что делать нам, — подал голос инженер из моей рабочей группы. — Мы отстранены?

Коллеги косились в мою сторону так, будто я враг народа номер один. Зато члены конкурирующих групп даже и не пытались скрыть своего ликования. А во встреченном взгляде Василия Георгиевича, я явно прочитала сочувствие.

Руководитель выждал немного, пока основные страсти улягутся, и продолжил:

— Так вышло, что из пяти представляемых нами проектов, два вели не соответствующие требованиям сотрудницы, — произнёс он и сделала паузу.

У меня всё вокруг плыло перед глазами. Стоило немалых сил сдержать рвущиеся наружу слёзы обиды. И от того, что мы не единственные такие легче не стало. Столько сил вложено, столько надежд, и… Пшик! А ведь это не более чем прихоть вышестоящих! И оспаривать её не имеет смысла. Не зря же у нас частенько говорят — незаменимых людей нет, не нравится, выход через отдел кадров.

— Если вы можете дать гарантии, что к моменту проведения конкурса, успеете поменять свой статус — хорошо, не успеете — проект будет снят с рассмотрения, а группа депримирована, — продолжал распинаться руководитель, а меня каждое слово словно ножом резало. — Но я бы рекомендовал, выбрать другого представителя и подготовить его к проведению презентации проекта. В связи с этим, временно выбывших прошу покинуть помещение, и к концу дня отчитаться о принятом решении: вы выходите из числа участников, или же, если остаётесь, то на каких условиях.

Я вместе со своей группой покинула конференц-зал, ощущая сверлящие спину, довольные взгляды более удачливых в плане семейного положения конкурентов.

— В комнату для переговоров? — предложил один из коллег.

— Да, но… сначала за кофе, — отозвалась я.

Хотелось хоть ненадолго уединиться, привести себя в порядок и уже потом, взяв себя в руки, а потом уже отбиваться. А ещё… Ещё жутко хотелось плакать. Озвученное решение было несправедливо. Казалось мир рухнул, а жизнь потеряла смысл.

— Екатерина? — окликнула меня Светлана — одна из сотрудниц моей группы, очевидно тоже решившая наведаться к кофе-машине.

Я уже приготовилась отвечать благодарностью за слова сочувствия и совершенно опешила:

— Думаю, я лучше прочих смогла бы представить наш проект, — без предисловий припечатал та.

— Это буду решать не я, — только и смогла выдавить я, и подхватив свой стаканчик, ретировалась в кабинет, выделенный у нас под проведение всякого рода мелких переговоров.

Ну что сказать? Дебаты были жаркими. Кто-то в теории мог бы нас представлять с точки зрения знаний, но не обладал необходимыми ораторскими данными и харизмой, кто-то побаивался выступлений, робел, кто-то не подходил по статусу, как и я. Одна лишь Светлана подходила и по семейному положению, и по внешности, и по умению выступать на публике. Вот только многие её недолюбливали за чрезмерное высокомерие и заносчивость.

Чисто гипотетически, мои сторонники допускали, что за месяц и две недели, а как оказалось, сроки проведения конкурса по каким-то причинам перенесли, так вот, некоторые верили, что при должном желании я успею выйти замуж. К сожалению, именно я этой уверенности совершенно не разделяла. У меня был роман исключительно с работой, а за неё, как показала практика, замуж не выйдешь.

— Хороших выходных! — промурлыкала вся прямо аж светящаяся от счастья Светлана, и подхватив с моего стола приготовленные для неё папки с МОЕЙ речью, выскользнула из кабинета.

— Не обращай на неё внимания, — буркнула сидящая неподалёку Татьяна — женщина лет пятидесяти. — Может возьмёшь да выскочишь замуж, тут-то она и подотрётся.

— Да куда мне скакать, — отмахнулась я. — До понедельника, — произношу и подхватив вещи направилась к выходу под удивлёнными взглядами коллег.

Ну а что такого? Настроение хуже некуда, ничего прямо-таки горящего на работе нет, желания задерживаться там из-за повседневной текучки — тем более.

Глава 5 То ли грёзы, то ли реальность…

Кутаясь в шубку, вышла из здания корпорации, и внезапно ощутила себя свободной. Это странное, непривычное ощущение пьянило. Тёмное небо казалось звёздным, хотя обычно я этого не замечала за светом фонарей, фар и витрин большого города. Вокруг полное безветрие, снежок искрится. В кои-то веки я не должна была куда-то спешить, что-то успевать. Какой смысл рвать жилы, если здесь мне карьеру уже не сделать. Потолок — главный менеджер, а в топ и на руководящие должности мне не прорваться. Надо либо срочно менять работу, или же не менее срочно выходить замуж. За кого? Как-то нет у меня вариантов, чтобы и карьере не мешал, и не противен был как минимум. Ну не за первого же встречного, бросила взгляд вокруг, невольно обратив внимание на отирающегося возле помойного бака — бомжа. Такой бы был не прочь.

— Бррр, — придёт же такое в голову!

Достала брелок от машины, нажала кнопочку, запуская двигатель и обогрев салона. Та вмиг откликнулась, подмигнув мне издали фарами и приветственно пискнув. Иду. И даже шагается как-то легко. Вот и с чего бы это? Мне бы злиться, может плакать, а я… Нет, это нельзя назвать сдалась, я будто перешла на некий новый виток своей жизни. Где-то впереди меня ждут перемены, какие именно сама пока не знаю. Но если бы всё шло как по маслу с презентацией, то ничего бы глобально не изменилось — я, возможно, достигла бы желаемого повышения, и всё. Это держало в напряжении, а теперь же… Теперь, у меня заслуженный выходной. Даже два! — подумала я, выезжая со служебной автостоянки.

Чудны дела, но всё это не самообман, настроение и вправду поднялось. По дороге домой успела заскочить в любимый ресторанчик и заказать их фирменное блюдо на вынос. Вечер провела в спокойной домашней обстановке — пока неспешно лакомилась вкусняшками, посмотрела киношку, даже прослезилась во время особенно трогательной сцены. Закончилось всё хеппи-эндом, и на этой оптимистичной ноте решила пораньше лечь спать.

Сразу ли, или спустя время, меня окутало странным теплом, из-за которого захотелось скинуть с себя одеяло. Вот только сделать это не удалось, потому что ухватилась я рукой за… Бархат? Одеяло у меня пуховое, а пододеяльник самый что ни на есть обычный — из хлопка. Открыла глаза. Темно. Ну это и не удивительно, ведь мои любимые гардины «блек-аут» идеально заглушают все источники света, что могли проникнуть с улицы. Да и много ли тех источников зимой на четырнадцатом этаже? Но…

Стоп! Я стою?! Как? Я же…

В следующий миг мир обретает краски, запахи, звуки: ароматы цветов, парфюма, приглушённые голоса, откуда-то едва слышно доносится инструментальная музыка, вокруг шикарно отделанное под старину помещение, с тончайшей лепниной, позолотой, передо мной распахнутая настежь высоченная резная двухстворчатая дверь, а за ней разряженные в костюмы конца девятнадцатого века дамы и кавалеры. С длинноватыми ушками! Прямо-таки нашествие ушастиков. Слава богам они хотя бы не такие длинные как у эльфов. Помнится, Лизка затащила меня в кинотеатр на премьеру какого-то фэнтезийного фильма. Кстати… А что там у меня?

Пользуясь моментом, пока на меня никто особо-то не обращал внимания, приподняла руку, словно поправляя причёску, коснулась кончика уха. Упс… Оно мало того, что длинновато, ещё и чувствительное! Не веря самой себе, ущипнула за кончик изучаемого органа и едва в голос не взвыла. Так. Это уже ни в какие рамки не лезет! Мне что успели пластическую операцию сделать?! Или это некие новейшие биотехнологии? Ах да, это же сон…

— Герцогиня Катриона Заславская, — зычным голосом объявил стоящий возле дверей опять же ушастенький глашатай в темно-зелёной, вышитой золотом ливрее, и церемониально поклонился… Мне?!

Хм… Герцогиня? Ну ладно, это куда как лучше нежели доярка какая-нибудь или пастушка.

Вхожу в зал. Ловлю знакомые по моей реальной жизни завистливые взгляды. Там многие считают меня везунчиком — шикарная квартира в центре, машина, счета в банках оставшиеся в наследство от родителей. Я бы предпочла всем этим богатствам, чтобы родные остались живы. Увы, это невозможно. А посторонним этого тем более не понять, им застит глаза моё финансовое состояние, хотя от меня тут ничего и не зависело. А вот всё прочее — красный диплом, прохождение сложнейшего конкурса на место в корпорации, карьерный рост, это уже действительно мои заслуги. Вернее, до недавних пор было заслугами, а теперь… Там я никто, а вот здесь, во сне, можно блеснуть на балу. Интересно, в честь чего столь помпезное собрание?

Откуда-то повеяло прохладным ветерком, и я невольно поёжилась. До чего же реалистичный и в тоже время сказочный сон! Ну что же, будем получать удовольствие!

Окинула взглядом огромное помещение, разглядев небольшое возвышение, а на нём… Лизку с её мужем — Женькой! Хм… Может это и не сон вовсе, а какой-то розыгрыш и они, сняв крутой старинный особняк, решили устроить костюмированный бал-карнавал? А меня незаметно опоили. Ведь у Лизки есть ключи от моей квартиры, что ей мешало прийти туда пока я на работе и подсыпать какую-нибудь пакость? А уж переодеть мою бесчувственную тушку и доставить сюда, и вовсе проще-простого. Видимо сюрпризы от подруги ещё не закончились. Страшно подумать — что-то ещё будет, с её-то фантазией!

Заметив меня, Лиза призывно махнула веером. Хм… А у меня-то он тоже есть, и что с ним делать? Там же насколько я помню, целый язык. Хотя… Вряд ли тут собрались знатоки тонкостей придворного этикета. Выправка у здешним дам и кавалеров конечно на зависть, но не думаю, что это истинные аристократы, небось актёры.

Иду. Люди расступаются, открывая мне путь. И что удивительно, только сейчас, немного справившись с удивлением отмечаю, что их взгляды всё же отличаются от привычных мне по реальной жизни: некоторые явно завистливые, это ладно, но неприкрытая ненависть, или заискивание близкое к раболепству? И кстати, в толпе промелькнуло несколько знакомых лиц, вот только что они тут делают? Эти люди работают в моей корпорации, вернее, в той же где и я, и прежде в обществе Лизы и её мужа они замечены не были. Ну да ладно, мало ли чего подруга понапридумывала?

Может узнала о случившемся и решила приподнять мой боевой дух? Тогда явно будет сватать к кому-нибудь, без этого никак. С другой стороны… Не может быть это связано с событиями последнего рабочего дня, ведь такое грандиозное мероприятие за один вечер не организуешь. Как и ту книгу… Или она знала о том, что руководство примет такое решение? В теории могла, как никак родственники её братца владеют той самой компанией, и пусть они не сидят там денно и нощно, но глобальные решения без них явно не принимаются, а дома кто-то мог и обмолвиться о предстоящих изменениях во внутренней политике. Может потому она и затеяла всю эту катавасию с гаданиями, книгой, этим вот балом?

— Ты как всегда великолепна! — спорхнув с возвышения, воскликнула Лиза, как-то по-детски ухватив меня за кончики пальцев.

— А ты как всегда превзошла саму себя, — улыбнулась я, поведя веером вокруг.

— О, это… Я так волновалась! Но тут и твоя заслуга имеется, — прикрываясь веером, словно поведала великую тайну подруга.

Моя заслуга? В чём? Я виновата в том, что она волновалась? Да ладно! С чего бы это? Но едва открыла рот чтобы спросить, как Лиза встрепенулась, явно заметив кого-то из вновь прибывших, и тут же воскликнула:

— О, Леонель! Прости, Кат, я на минутку! Не скучай!

Кат? Ах, да… Катриона, Леонель, длинные ушки, одежда конца девятнадцатого века… Всё как в той книге… Скорее всего это всё же никакая не постановка, а сон. Вот только почему он снится мне неделю спустя после прочтения первых глав, а не сразу?

В следующий миг события завертелись так, что на размышления времени не осталось, только и успевала удивляться, едва сдерживаясь, чтобы не открыть от удивления рот.

Это была свадьба. Та самая, описанная в первых главах подаренной Лизкой книги. Та же обстановка, теперь припомнились всякие нюансы, те же люди-нелюди, те же ситуации — поцелуй… Да уж, Леонид что реальный, что фэнтезийный оказался в этом деле ну оооочень хорош. Одна сценка сменялась другой, эмоции бурлили, голова шла кругом, то ли от выпитого игристого вина, то ли от… Да что уж тут, ясное дело, что всему виной всё тот же Леонид. Вот только тут он персона совсем уж недосягаемая — ни много ни мало наследный принц! Кто я, а кто он? Вернее, наоборот. Уже столько речей произнесено, и торжественная часть бракосочетания позади, а мои губы по-прежнему горят от минувшего поцелуя. А впереди будет танец, уж я-то знаю. И да — жду. А ещё… Ещё я не хочу просыпаться, не хочу возвращаться в ту реальность, наполненную крахом несбывшихся надежд и желаний, одним из которых был тот самый Леонид. Обидно.

— А теперь, — как-то фоном, промелькнуло объявление церемониймейстера, — представители новобрачных, пожелают им счастливой жизни и исполнят танец…

— Миледи, — послышался рядом голос, лёгкого на помине Леонида.

И только сейчас до меня дошло, что объявлен наш танец. И ни кто-то там, а ни много ни мало сам кронпринц замер в ожидании, когда же я соизволю согласиться на танец. Он не из тех кому отказывают, а весь зал с любопытством наблюдает за происходящим.

— Сир, — слегка склонив голову, отозвалась, принимая его руку, в то время как внутри поселилась паника — умею ли я танцевать замудрённые придворные танцы?

Стоило нашим пальцам соприкоснуться и минувший мимолётный страх рассеялся, меня словно молнией прошило: по телу разбежались незваные толпы мурашек, во рту пересохло, а ноги вмиг ослабели, того и гляди колени подогнутся. Воздух между нами будто уплотнился и казалось ещё миг и заискрит электрическими разрядами. Ещё и голова кругом идёт. Да что же это со мной творится?

И вот мы уже в центре зала, и все взгляды устремлены в нашу сторону. Завистливых стало гораздо больше, ну да, я же не с каким-то так графом или маркизом танцевать буду, а самим кронпринцем!

Прозвучали первые аккорды. Мелодия полилась словно весёлый весенний ручеёк — звонкая, то весёлая, то грустная, и непередаваемо прекрасная. Знания о том какие па делать пришли сами по себе, а может тому виной было то, что Леонид хороший танцор? Как и некогда в реальной жизни, мы кружим по залу, и окружающее теряется, будто растворяясь. Остаются лишь прикосновения его рук, звуки музыки, и сводящие с ума голубые глаза напротив. И всё было бы чудесно, если бы он не заговорил!

— Миледи, для меня честь танцевать с вами, на этом балу, вы словно алмаз, — бархатистым, заставляющим вслушиваться в каждый звук голосом, отвесил комплимент он, и я… Что уж там таить, я начала таять, и… Партнёр продолжил свою речь: — Вы великолепно управляетесь со своими землями… Ваши идеи смелы и прогрессивны. Вы многим внушили уважение.

— Благодарю, сир, — произношу, ощущая, как улыбка невольно расцветает на моих губах, а щёки вспыхивают от столь нежданной похвалы.

— Но ваше желание представлять интересы землевладельцев и ремесленников в парламенте? А фантазии о том, чтобы рожать можно было вне брака! Нонсенс! Что уж говорить о наделении магией лишённых таковой! Возиться с этими отребьями? Это неслыханно! Все эти бредни лишний раз доказывают: женщинам не место у власти. Ничего путного в ваши головы не лезет. Если скучно, займитесь благотворительностью. Балы, выставки, аукционы…

Я аж сбилась с ритма, наступив ему на ногу. Смутиться? Вот ещё! Оттоптала ему ногу? Ну и пусть! Поделом! Ишь, не женское это дело! Тоже мне советчик нашёлся.

— Поймите меня правильно, — тем временем не унимается он, и его голос больше не заставлял сжимать сердце, только челюсти у меня скрипнули в попытке сдержать ответную реплику, благо музыка заглушила этот звук. И я, в ожидании очередной пакостной тирады твёрдо встретила его взгляд, на этот раз забыв расплыться лужицей у ног, почти прекрасного прЫнца. И он, мои ожидания не подвёл: — Мне всё равно, чем вы будете тешиться, но многие члены парламента будут против. Как и я.

— Почему? — окончательно растеряв романтический настрой, я опять в упор посмотрела в глаза замершего в очередном па мужчины.

Вот ей богу ощущение, словно мы на дуэли. Этот его взгляд, будто меч, а мой или щит, или контратака… Бррр… Что за мысли опять?

— Завтра их жёны займут место в парламенте, и будем обсуждать последние веяния моды и фасоны шляпок?

Вот же! Видите ли, слабый пол ни на что больше не годен. И главное, уйти, прервав разговор нет никакой возможности. Та-а-ак, Катя, спокойно. Наверняка он специально пытается вывести меня из себя и скомпрометировать. Ведь если я сорвусь у всех на виду, то той мне, что могла бы существовать в этой сказочной реальности уже не видать места в парламенте, кто туда допустит взбалмошную девицу?

— Многие женщины неплохо разбираются в экономике, — стараясь выглядеть невозмутимо и мило улыбаясь, попыталась отстоять честь представительниц прекрасного пола.

— Не спорю, миледи, — он кривовато улыбнулся одной стороной губ. Красиво очерченных, таких жёстких с виду, и мягких на ощупь… Бррр… Ну и что опять на меня нашло? — В рамках имения супруга, или как в вашем случае — собственного. Вы кстати не думали о замужестве?

— А вы, о женитьбе? — парировала я, без какой-либо подоплёки.

— Простите, но пока что в мои планы это не входит.

Это его «простите…», царапнуло. Он что, решил, будто я напрашиваюсь?! Да мне это вообще ни к чему! Я бы ни за что не стала женой этого тирана, по мнению которого женское дело — плодиться да вести хозяйство!

Но мысли мыслями, а пауза затянулась. Всё это нервирует. И прикованные к нам взгляды, буквально выводят из себя. Надо что-то ответить. Вот только что? А, была не была! О чём там речь шла? Ах, о моих планах на замужество? Так не было тех планов, уж в чём-чём, а в этом абсолютно уверена, и то что я до сих пор свободна, тому лучшее доказательство.

— Я вообще-то уже из возраста вышла! — чрезмерно импульсивно, едва ли не на весь зал воскликнула я, имея ввиду исключительно то, о чём думала, вот только поняли меня, видимо, совсем не так…

— Миледи, если я дал вам какие-то надежды, то…

— Что?!

— Катриона, сбавьте тон, — приближаясь гораздо ближе, нежели того требовал танец, прошептал Леонид.

— Бог мой! — приглушённо восклицаю, ощущая, что внутри всё уже клокочет от обуревающих меня чувств и эмоций, и от всей этой нелепой ситуации в целом. — Вы подумали, что я… Я? Это… — слов просто-напросто не хватало. В смысле — цензурных.

И да, я встала словно вкопанная посреди слишком уж продолжительного танца. Просто не могла продолжать этот маскарад, и танцевать с… Ну даже и не знаю, как его именовать.

Музыканты будто по команде завершили мелодию, филигранно вписав финальные аккорды в те ноты, что сопутствовали прекратившемуся танцу.

А я… Я всё ещё пыхтела как паровоз, направляясь к тому месту, где застыла в удивлении Лизка. Как же я была зла! На неё, за все эти фокусы и инсценировки. На него, за… Нет, ясное дело ни его вина, что я умудрялась отвечать на его вопросы именно так, что их легко было истолковать иначе. Но, чёрт бы его побрал! Почему он умудрился всё понять с точностью до наоборот?!

Оставалось какая-то пара шагов и я высказала бы всё, что накипело, но вдруг…

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям