0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Попаданка с пропиской, или Эльфийские каникулы. Часть 1 » Отрывок из книги «Попаданка с пропиской, или Эльфийские каникулы. Часть 1»

Отрывок из книги «Попаданка с пропиской, или Эльфийские каникулы. Часть 1»

Автор: Таша Танари

Исключительными правами на произведение «Попаданка с пропиской, или Эльфийские каникулы. Часть 1» обладает автор — Таша Танари Copyright © Таша Танари

Таша Танари

Цикл: Неправильные попаданцы

ПОПАДАНКА С ПРОПИСКОЙ, или ЭЛЬФИЙСКИЕ КАНИКУЛЫ

Часть 1

 

АННОТАЦИЯ: Когда твой отец эльф, то статус коренной москвички уже не имеет значения. Твое сердце давно отдано миру, где волшебство - дело будничное. Аннариэль Васильевна просто хотела навестить дедушку, повидаться с дивной родней и постичь азы межрасовой дипломатии. Но что-то пошло не так и теперь попаданке с пропиской светит оттачивать связи с общественностью буквально в полевых условиях. К черту теорию, только практика, только хардкор!

 

ПРОЛОГ. Земля, прощай! В добрый путь.

Анариэль

— Ма-а-ам, ну хватит, чего ты в самом деле! — Я половчее перехватила рюкзак и притопнула от нетерпения. - Не первый раз ведь.

- Первый не первый, ничего не знаю! – отрезала мама и нахмурилась. – Повтори, кому говорю.

За ее спиной от души веселились Оксанка и Миха.

Красноречиво вздыхая, я закатила глаза и все-таки повторила:

- Никуда дальше дедушкиной резиденции без сопровождения не высовываюсь, в академию и на любые самостоятельные вылазки только с охраной. Глупостями не занимаюсь, прикидываюсь образцовым эльфом в овердофига поколении…

- Аннариэль!

- Ладно-ладно, шучу. В общем, дедулина гордость, эльфячья радость…

- Эльфийская!

- Эльфийская радость, - послушно исправилась, - папино наследие и родовой цветочек.

- И с обожаемыми афро-дроу ведешь себя подобающе!

- Подобающе, - кивнула покорно. – Как подобает.

- Именно, - не оценила моего ехидства мама. – А не как два года назад, когда весь светлоэльфийский двор краснел. И перед орками неудобно вышло… в который уже по счету раз? Друиды вообще не знали куда глаза девать, всё веточками прикрывались тактично.

Да-а-а, мое личное насветоявление совпало с очередным празднованием совместного урожая, или как там они его воспринимают? В общем, очередной «биг куш», снятый совладельцами неимоверно прибыльной территории и их партнерами требовал положенного этикетом празднества. Так и получилось: днюха любимой внучи, делегация орочьей интеллигенции, вездесущие – с этим дед, кажется, уже давно смирился – дроу и еще несколько соседей из сопредельных стран.

Разумеется, прилично закончиться подобное мероприятие просто не имело шансов.

- Орки первые начали! И кто ж виноват, что эти морды зеленые из-за ушей комплексуют? – развела я руками. – Знают к тому же, что темные прощать не умеют, и никак выводы не сделают.

- Но ты-то светлая!

Я почесала нос и деликатно промолчала.

Зато подумала.

Странные родители, а. Сами тусуются с дроу, таскают к ним в подземелья детей, позволяют проникнуться неповторимым колоритом сумеречной культуры, а потом: «ты че такая, ты давай другой будь»! Угу, логика уровня бог.

Перевела взгляд на отца, что-то основательно внушающего коту, и сменила тему:

- Долго он еще, интересно?

Мама тоже обернулась, и на ее лице наконец-то появилась улыбка.

- Ты понял?! Я тебе сокровище свое доверяю! Чтобы глаз, нюха, слуха с нее не спускал. Когтя своего не жалел, всех неугодных в лоскутки ободрал, если понадобится. Я тебя как приличного кота прошу, вот просто взял всю свою хитрозадую мудрость в мохнатый кулак собрал и встал пушистой грудью на амбразуру! Мы договорились?

- Мя-а-ау! – протяжно изрек Людвиг, нервно виляя хвостом из стороны в сторону.

Я ухмыльнулась: ответ можно было трактовать с одинаковой степенью вероятности. И как «все сделаю в лучшем виде, костьми лягу, а золотко сберегу», и как «достал ты меня, шли бы вы все, и дайте пожрать».

- Хамишь? – с подозрением покосился на котика папа.

- Вась, ну правда, отстань от него, - заступилась за пушистого любимца мама. - Он всего лишь животное, не перекладывай с больной головы на усатую. Что он тебе, волшебный Брюс Всемогущий, что ли?

С последним я бы поспорила, но вновь сочла за разумное промолчать. Тем более сам Людвиг мгновенно подобрался и с готовностью потерся о папину руку. Мол, не слушай глупую женщину, сама она «животное»! Конечно же прослежу, проконтролирую, верну деточку в лоно семьи, будь спокоен.

Да уж, семейка у меня волшебная не только на голову, а и в наипрямейшем смысле. А что вы хотели, когда отец – самый натуральный эльф! С длиннющей родословной и аристократическими корнями.

И когда обычные дети отправлялись на каникулы к бабушкам-дедушкам по деревням и регионам, я проводила лето… тоже у дедушки.

В другом мире.

И Людвиг, к слову, может быть весьма болтливым, особенно когда наестся молодых побегов аналога нашей мяты. Именно путешествия на Терралию позволили котейке продлить свои лучшие годы и пережить многих ровесников. Впрочем, последнее касалось нас всех, пусть пока и не было ощутимо заметно.

- Эни, напомни деду, что он обещал мне парочку редких ископаемых достать, он знает каких, - старательно придавая хитрющей моське вид благородной невинности, попросил братец.

- И тете Наэль, что я очень-очень жду платье из последней коллекции Шестого дома Радужных Ткачей, – дернула меня за рукав систер.

Она протянула сложенный вчетверо альбомный лист – к сожалению, иномирные гаджеты таскать через портал до сих пор не получалось. В отличие от брата, мелкая подошла к составлению вишлиста («список желаний» англ. прим. авт.) основательно.

- Окси, ты меня с Почтой Росси не перепутала, не? – пробежав глазами по списку, слега прибалдела я. – Да и когда вернусь – неизвестно.

- Ну когда-нибудь то вернешься, - похлопала ресницами систер. — Значит, главное конкурентное преимущество в деле доставки грузов уже за тобой.

- Так, поросль, не наглеем, - спас меня от ушлых родственничков папа.

Он подошел и с торжественным видом вручил мне кота. На морде Людвига читалась усталость от «серьезного мужского разговора».

- Цветочек не отдыхать отправляется. Сами себе все потом привезете.

- Дурацкий план, - вздохнула мама и упрямо повторила, наверное, в стотысячный раз: – И он мне не нравится.

- Мы все обсудили, - напомнил папа.

- Знаю.

- И подготовились.

- Помню.

- И согласовали.

- Угу.

- И ты сказала «да», - вставила и я пять копеек.

- Будто у меня выбор остался, - буркнула мама, подгребая поближе оставшихся деточек.

Словно боялась, что и эти сумасшедшие плоды дивной любви в ближайшее время упрутся рогом и заявят, что хотят в Волшебный Лес на ПМЖ.

- Все хорошо будет, амаэль, - в папином голосе засквозила нежность. – Анюта не маленькая уже, если ей хочется попробовать пожить другой жизнью, разве мы вправе отказать в этой возможности.

Мы все вдруг разом посерьезнели, даже Миха. Он слегка толкнул меня плечом и, пряча взгляд, обнял.

- Ладно, фиг с ним с камнями, береги себя там.

Я широко улыбнулась и чмокнула братца в ухо.

- Ай, коза, я из-за тебя оглох!

- Тоже вас люблю! И обещаю, правда, быть осторожнее.

Над головами взволнованно зашелестели кроны деревьев, будто заядлые сплетники в чате-болталке.

- Время, - возвестил папа, прислушиваясь к пространству. – В следующий раз портал активируется через полгода. Будем ждать либо тебя, либо кого-нибудь из наших с новостями. А! Чуть не забыл. - Он полез в карман и достал бережно свернутую ленту ярко-цыплячьего цвета. Точь-в-точь как мамина машина в моем детстве. – Загляни к одиннадцатому Храмовнику, верни ее Светочу, скажи - он был прав.

- Не к девятому? – на всякий случай уточнила я.

- Нет, - ухмыльнулся папа, - с девятого я такими темпами скоро белую стрясу.

Я пожала плечами и спрятала ленту в карман. Эльфийская религия – это отдельное чудо света, проще не вникать.

- Есть! – подала голос Оксанка.

На фоне мощного ствола с раскидистыми ветвями и поросшей мхами корой обычные деревья в парке сразу стали казаться чахлыми и болезными. Пора было бы уже привыкнуть к его эффектному появлению, но все равно каждый раз вздрагиваю. Магия ведь, самая настоящая!

Хорошо, что светлые умы Терралии научились перенастраивать портал, задавать координаты местности и выбирать время его открытия. Теперь мы могли без лишних глаз и ушей спокойно обняться и помахать друг другу в последний раз ручкой.

Что ж, в добрый путь!

Одной рукой я покрепче обняла Людвига, а второй – шершавую кору волшебного дерева. Крепко зажмурилась.

Прощай Земля, здравствуй Терралия.

 

ГЛАВА 1

 

Если я шел туда, то почему же пришел сюда?
А это потому, что волшебные клубочки давно устарели!

 

Аннариэль

 

- Рыбью мать! – ёмко выразил впечатления от перемещения Людвиг.

Так-то я с ним была абсолютно согласна. Хотя бы уже потому, что прямо напротив моего носа покачивался и игриво трепыхал фиолетовым плавником хвост, рыбий. И душок от него стоял соответствующий.

- Я бы попросила! – донесся с высоты птичьего полета голос. Глубокий такой контральто, как у оперной дивы, не меньше.

Мы с котом дружно задрали головы. Среди листвы и сплетенья веток с явным удобством разместилась э-э-э… утомленная жизнью женщина?

Ну как женщина, разве если только наполовину.

- Мать… кхм, пернатая, - тихонечко поделился мнением Людвиг. – Это еще кто?

Весь облик незнакомки будто специально насмехался над нашими сказочниками. Коротко стриженные волосы в тон к хвосту. Пирсинг в носу, брови и на губе. Татуировка на шее частично уходила за ворот косухи и видно было только сломанную мачту корабля да порванный парус. На оригинальной портупее имелись ножны и еще какие-то приспособы для всякого-разного. Мадам перекатывала между пальцев трубочку, подозрительно напоминающую духовую, и со скучающим видом разглядывала нас в ответ.

- И мы вообще где? – увеличившийся до размеров овчарки котище утратил интерес к русалке и без всякого пиетета почесал когти о магически ценное, даже по меркам этого мира, дерево.

Я осмотрелась.

И тоже захотела помянуть мать… нашу природу. Где бы мы ни были, но точно не в Волшебном Лесу. Во владениях эльфов погода меняется в диапазоне от ранней весны до ранней осени, хотя большую часть года властвует летний сезон. Здесь же ощущалось прохладное дыхание какого-нибудь московского октября, а вместо чистого, ясного неба приходилось любоваться клочками серых облаков. Да и в целом окружающее пространство выглядело каким-то линялым и выцветшим, тогда как обычно встречало буйством красок и света.

Не дождавшись от меня ничего вразумительного, Людвиг решил пойти самым простым путем:

- Рыбка моя, с навигацией не поможешь?

Он принюхался к фиолетовой чешуе и облизнулся.

И вот еще когда маэстро предупреждал: не заговаривайте с подозрительными незнакомцами, ибо… чревато. Но простим коту незнание классики.

«Рыбка» подкат не оценила и отвесила нахалу леща. Очень душевно отвесила. И пока тот, потеряв дар речи, возмущенно мяукал, ловко переместилась на уровень выше. Там вниз головой и повисла, используя хвост, как крючок. Таким образом, отомстить и восстановить поруганное достоинство Людвигу шанс не предоставили, хоть он и попытался зацепить обидчицу когтем.

- Слышишь, килька гибридная, я ж тебя достану! – прошипел кот. – Не ты одна по деревьям лазать умеешь.

Я припомнила, как Людвиг однажды забрался на любимую папину ель во дворе дома, а потом мяукал на ней до хрипоты, пока его пропажу не заметили и не пришли спасать. Залезать-то он, может, и умеет, а вот со спуском уже все сложнее.

- Да ты чего такой бесстрашный-то? – с ленцой протянула русалка. И опять у меня от ее голоса внутри все завибрировало как будто. – Совсем дикий, что ли?

- Кто дикий? Я дикий? – возмутился и фактически, и идеологически домашний кот. И снова мяукнул – от переизбытка чувств, не иначе.

- Эльфа, твой баюн али сам по себе? – во взгляде незнакомки появился призрак заинтересованности. Во всяком случае, теперь перестало казаться, что ей на всех и всё глубоко в соответствии с выбранным цветом окраса.

- Мой. Вы простите его, пожалуйста, он… хм, не местный.

- Жа-а-аль, - вновь поскучнела русалка, - за него можно было бы выручить кругленькую сумму. А если еще и по частям продавать…

Она вытащила нож и вместо окончания мысли принялась чистить им под ногтями. А маникюрчик-то у полуженщины впечатляющий – таким стилетам и коту незазорно позавидовать.

Кот завидовать не стал, кот взвыл:

- Аня-у, это какой-то неправильный мир! Я на такое не подписывался. Мы точно-точно куда надо попали?

Хотела б я знать!

- Точно-точно, - мурлыкнула своим контральто русалка. – Сейчас я спою, и ты сам в этом убедишься.

И столько обещания было в ее чарующем голосе, что нестерпимо захотелось дать деру. Котище мой болтливый тоже наконец-то сообразил, что дармовая рыба на деревьях только в сказочках с плохим концом обитает, и выразительно на меня посмотрел. Мол, пора рвать когти отседова.

Пожалуй, у нас имелись все шансы исполнить задуманное. В нынешнем обличье с перестроившимся для этого мира телом я могла бегать и лазать не хуже того же Людвига. Эльфом быть вообще классно: столько приятных бонусов появляется. Где там безногой русалке за нами угнаться! Но…

Всегда есть какое-нибудь дурацкое но!

Томную расслабленность с чешуйчатой дамочки как ветром сдуло. Дротик с красным оперением рассек воздух, а в следующий миг Людвиг, не издав ни звука, растянулся на земле мохнатым ковриком. На черной шерсти в районе шеи отчетливо выделялось похожее на кровь пятно из перьев.

- Эльфа, продай кота, а? – рассмеялась русалка.

- А ты часом не охренела? – вырвалось у меня само собой.

Навестила, называется, родню, блин! Хотела в волшебный мир – вот, кушайте с булочкой.

- Ну, нет так нет, - легко сдалась эта вобла позорная.

Я подняла на нее ошалевший взгляд и… пропала. Большие, с фиолетовым отливом по радужке, глаза смотрели печально и немного наивно. Они словно бы умоляли о помощи, и помочь очень хотелось. Чем угодно – хоть кота продать, хоть почку.

А лучше подарить!

Последнее, что я запомнила, были чарующий голос и песня, уносящая сознание куда-то далеко-далеко, где тебе оно больше не принадлежит.

 

Зато в себя пришла от голосов менее благозвучных. Что примечательно – их было несколько, мужских, громких, резких. Спор на повышенных тонах сильно нервировал мой тонкий эльфийский слух, что и помогло окончательно избавиться от наведенного русалкой морока.

Ёлки-иголки! Русалка, Людвиг, сбитые координаты перемещения!

Та-а-ак, нужно срочно выяснить первонасущное: где мой котишка, куда делась подлая рыбина, где я сама…

И что это за мужики вообще там отношения выясняют?!

Начала осуществлять план с конца, ну почти.

Аккуратно приоткрыла глаз и убедилась, что нахожусь в помещении в гордом одиночестве.

Это хорошо, двигаемся дальше по списку.

Осмелев, поводила конечностями и убедилась, что ничем не обездвижена и полностью принадлежу сама себе. Да супер просто!

Беглый осмотр комнаты подкинул пищу для размышлений.

Серьезно, меньше всего я ожидала попасть в другом мире в дом какого-нибудь хипстера со своеобразным уклоном в готику. Даже волноваться по поводу вероятной опасности и грядущих неприятностей перестала, настолько меня потрясло уведенное.

Я лежала на просторной кровати, резное изголовье которой являло собой распахнутые крылья летучей мыши. Да еще с так натуралистично проработанными деталями: прямо каждый хрящик, каждая прожилка как живые. Того и гляди – взлетит!

Стена прямо напротив этого улетного bed-bat-мобиля (игра слов, построенная на схожем звучании кровать-летучая мышь, англ. прим. авт.) просто отсутствовала, точнее ее заменяло стекло. Хотя… честно говоря, не уверена в материале, но выглядела она прозрачной. Снаружи в осенних красках лес ронял на ветру листья, небо продолжало дышать меланхолией.

Слева на облупленной кирпичной стене обосновалась подборка довольно стильных… м, постеров. Красная дьявольская морда какого-то упыря-нетопыря. Ниже две большие зеленые берцовые кости, перекрещенные иксом. По бокам от морды в верхнем ряду расположилось рельефное нечто, кхм, вроде бы тоже кость, а вроде бы и сходство с неким известным всем детородным органом, как его на заборе рисуют. Эти два постера различались только инверсией цветов. Нижний ряд был скромнее на провокацию ассоциаций – всего лишь классический череп в рамочке из лепреконских трилистников, другой – тоже на фоне огромного листочка удачи отпечаток корейской увлажняющей масочки для лица. Я такой как-то отца напугала, у него, знаете ли, чувство прекрасного очень ранимое.

Под картинками стоял стол, заваленный каким-то барахлом не всегда понятного назначения, но в целом похожий на чье-то рабочее место с творческим беспорядком. Далее стена поворачивала, образуя угол, и за ним уже ничего видно не было.

Зато было слышно.

- …батя не поймет, ты ж его знаешь! – увещевал некто с акцентом, как если бы итальянец бойко говорил на русском. – Чего ты уперся, все равно в этой дыре ни души на три оборота.

Теперь до меня дошло почему спор незнакомцев так активно бил прямо в темечко. Да эти ребята даже если попросят передать им бутылку молока из холодильника – и то наполнят фразу таким количеством страсти и эмоций, что молоко закипит.

- В склепе я ваши дебильные предложения видел! – уже чуть ли не порыкивая, разорялся еще один. – Дело сделано, о большем речи не шло. На кой мне ваш ушастый подарок? Еще и светлая! На кол идите.

- Тео, я клянусь, это в последний раз! Ну куда мы светлую эльфийку денем? Это как в полнолуние на белой площади фосфоресцирующие грибы прятать. Такое же гиблое дело, - вмешался третий. Он растягивал гласные, и его речь казалась более плавной.

- Знаешь что? – озверел неведомый Тео. – Засунь себе свою клятву в…

Дальше, честно, я ни слова не поняла. Наверное, какое-то ну очень темное и экзотическое место этого региона.

- …видел я ваши клятвы в… - Тут поняла, но повторять не буду, и так уши загорелись от смущения. – Еще ни разу ни одной не сдержали!

- Не стоит обобщать, звучит обидно, - вклинился в богатую на образы ругань четвертый мужчина.

Да сколько их там, в самом деле?! Что-то вновь стало боязно. А если попробовать удрать?

Обостренные инстинкты подсказывали: жилище напичкано магической охраной и ловушками. Вряд ли я куда доберусь дальше этой комнаты. К тому же вот они, неведомые терралийские итальяшки, прям за углом находятся – будто над ухом стоят.

- Прости, Сфорцо, к тебе последнее действительно не относится, - чуть мягче произнес Тео. – Ты клятвы просто никогда не даешь.

- Пойми, была бы она хотя бы темной, а так вообще сплошной мрак. Не сходится с планом деда, да и Кассандра совсем о других особенностях докладывала, - вновь взялся за внушения первый, который самый горячий.

Оу, и тут чей-то дед потоптался? А я думала, только у моего уши из любой масштабной интриги торчат. Ну, ему по должности положено.

- Пока не поймем, что за сбой и чем иномирянка может быть нам полезна, нельзя ее показывать. Шпионы донесут, моргнуть не успеем – слишком приметная внешность для нашего края, - поддержал любитель чихать на клятвы.

- Планы деда мне в клык не уперлись, - упрямо стоял на своем Тео. Так понимаю, это и есть тот хипстер, в чьем доме меня угораздило очнуться. – Он поди и не помнит, как меня звать.

- И в данном факте даже можно обнаружить нечто положительное, - оптимистично заметил, в отличие от предыдущего, щепетильный до клятв и обидчивый Сфорцо.

- Нет, сказал. – Тео прямо кремень! – Суньте ее в подземелья, съешьте…

Э-э-э, что он несет?!

- …обратно в корягу свою засуньте, плевать! Эльфийка здесь только потому, что именно по вашей указке Эвелина привела ее в мой дом. И думаю я на сей счет, что вы в край охренели!

Интересно, Эвелина – это та рыба снулая, которая Людвига, есть подозрения, себе присвоила? Или еще одна мутная личность в пруду моего невезения?

- По-моему, уважаемое собрание пошло по мыши знают какому кругу, - напомнил Сфорцо. – И ты тоже меня извини, брат, но тут нечего обсуждать! Или ты помогаешь, или можешь забыть о свободе воли со всеми вытекающими. Дед не батя, он сентиментальничать не станет.

- Чтоб вас бессонница замучила, - с присвистом пожелал Тео. – Три дня, не больше.

- Неделю. И от меня лично в качестве благодарности доступ к Колодцу теней. Сколько наловишь – все твои.

- Хор-рошо, - сдался мой будущий надзиратель.

Хм, а этот Сфорцо умеет договориться! Дядя Дараэль сто процентов бы оценил, не просто же так его гномы уважают, а казначей деда обходит десятой дорогой.

- А теперь свалили все, пока не передумал.

Наверное, они вняли желанию хозяина дома и свалили, потому что наконец-то наступили блаженная тишина и спокойствие. Да такие качественные на фоне последних событий и треволнений, что мне всей душой захотелось вздремнуть. Однако для полноценного отдыха было явно не время.

Некто наглый и деловитый, ухом чую – тот самый Тео, приперся в комнату и беззастенчиво взялся исследовать мой рюкзак. И это я вежливо выразилась! Подобающе воспитанному эльфу – как мама просила. Попридержав скабрезные мысли, некоторое время я аккуратненько наблюдала за творящимся непотребством и прикидывалась обморочной девицей без чувств. Ну там: слуха, зрения, осязания…

Осязания?

Ну все, это уж слишком!

Пока гад не переходил последних границ, я благоразумно терпела. Но любопытствующему иномирцу показалось мало моих пожиток, и он взялся за досмотр меня самой. Весьма ощутимо взялся – словно пограничник на таможне, которому до премии последнего контрабандиста изловить осталось.

Враг, наркота и оружие не пройдут! Спи, страна, спокойно.

В общем, моей терпелки на пару с благоразумием хватило ненадолго. Когда уже не только по вашим карманам шарят, а и в принципе без смущения изучают эльфийскую анатомию – а зачем еще он мне все ребра пересчитал и пульс послушал? – желание дать в ухо становится до зуда настойчивым.

Сдерживать себя не стала.

Папочка давно растолковал, кто у нас тут цветочек и солнышко ясное, а кто гусеница плотоядная и нефиг лапать чужое. Так что доступ к телу только по пропускам и после строгого фэйсконтроля. Как эльфийские, так и не очень инстинкты, действуя заодно, взяли верх. Я и подумать особо не успела, как отточенные годами реакции сработали сами собой.

Тео – или как его там? – подвоха не ожидал, а потому с изумлением на морде лица легко оказался подмятым под мои воинственные устремления.

- Кто ты такой? Сэлфи вам с чертями в компанию!

На этом, несомненно, красивом моменте объективная расстановка сил показала, что допросы – ничуть не моя прерогатива. Как ни печально.

Высвобождаясь из цепких объятий, он будто специально дал прочувствовать, как запросто и непринужденно я могу быть лишена защитных свойств, буде у него возникнет такое желание.

Стоит ли уточнять, что последнее мне не понравилось? Сильно-сильно не понравилось!

- Давай-ка начнем с того, кто есть ты? – вернул он вопрос. – А если не будешь выделываться, то и мирно обсудим.

Мирно – это хорошо, особенно когда ты в проигрышной позиции.

- Если обещаешь держать при себе грабли, то может быть и обсудим… мирно, - прошипела я.

- Без проблем! – растянул губы в клыкастой, в прямом смысле кстати, улыбке мой новый знакомец. – Ты только не провоцируй, и как-нибудь да продержимся. Неделю надо… это край.

Любимый отец хоть и научил меня действенным приемам с захватом, но почему-то не рассказал, что в процессе обездвиживания могут возникнуть разные странные ощущения. А они возникли, неожиданно. И надо признать, что-то где-то не сходится.

- Будьте добры, не дышите мне в шею! – нервно, хоть и пыталась прикинуться Буддой, попросила я.

- А вы не прижимайтесь так тесно, - издевательски ответствовал наглый полузнакомец.

Чертяка такой весь из себя и как бы не при делах, а на самом деле первопричина моего неудобства. Вовсе не я к нему прижималась, будем до конца откровенны. Разве если чутка, и то, потому что некоторые весят как слон и навалились всем телом. Тяжелым, нахальным и бессовестно приятным на ощупь.

Мать природа, да что со мной?

- Я еще прием уку-шу знаю, - пригрозила для солидности.

Мужчина сверху отчего-то искренне расхохотался и поскоренькому с меня слез. Даже не пререкаясь. Потом весело пояснил:

- Детка, я такой прием тоже знаю. И любой из моих братьев – в совершенстве. Просто поверь, этот патент наш еще со времен сотворения мира.

Ну вот! А Миха уверял, что он принадлежит одной из самых малораспространенных школ Востока.

Я встала, отряхнулась и наконец-то заняла подобающее достоинству положение.

- Ладно, насколько понимаю, у меня есть минимум неделя, чтобы тебя… м-м-м, очаровать?

- Или достать, - этот Тео еще и проницательный вне всякой меры.

- Как карта ляжет, - не стала лукавить я и открыто протянула руку в интернациональном жесте: – Будем знакомиться?

Он немного поколебался, но все же обхватил мои пальцы и слегка их сдавил:

- Так и быть, рыжая, давай попробуем.

 

ГЛАВА 2

 

Тяжела и терниста жизнь непростого программиста…

Вора тоже тяжела, но судьба Семью дала.

 

Теозар

 

Чуйка меня еще ни разу не подводила. Вот и теперь внутренний голос настойчиво шептал, что Крист с Ренато многого недоговаривают. Еще и заявились сразу вдвоем – подозрительно!

- Слушайте, посланцы отца… хм, сумеречного, вам память отшибло? – Я сложил руки на груди и оперся задом о лестничные перила.

- То было давно, все были несколько на взводе, вспылили – с кем не бывает? Все равно мы – семья, - с жаром заверил Ренато. – А семье надо помогать! И вообще держаться друг друга.

- И потом, ты ведь мог не доводить деда до инфернального состояния? Мог! – с обвиняющими интонациями укорил Крист. – Между прочим, из-за тебя досталось всем.

Мои губы расплылись в довольной ухмылке: Его Архитемнейшество так полыхал, что не мог я не воспользоваться ситуацией. Мр-р-р, подобные энергии на пути не валяются, вот и подсобил ему немного с благотворительной акцией имени меня. В конце концов, кто из нас великий и могучий – должен был сам контролировать.

- Рен, ты посмотри-и-и, - привычно растягивая слова, не оценил минуту ностальгии Крист. – Ему смешно-о-о!

- Ему вкус-с-сно! – добавил Ренато.

- Ему ни капли не жа-а-аль, - резюмировал Крист. Затем перевел взгляд на лес за окном и ехидно добавил: - Там фейский дух, там фейри пахнет…

Ответить ему что-нибудь столь же многозначительное я не успел. С улицы донеслось лошадиное ржание. Я поморщился: хоть и знал какое сегодня число, но все равно надеялся, что слизняка Баррета кто-нибудь сожрет по дороге и мы не увидимся.

Каждый месяц надеюсь, а он все живой. Дураков травиться пока не нашлось.

Ренато потянул носом воздух и тут же скривился:

- Уж лучше бы фейри. Этот человек смердит хуже оборотня.

Всегда восхищался обонянием Рена: достаточно одной неглубокой ранки на теле, и он даже без прикосновения прочитает тебя, как открытую книгу. Если, конечно, не поставить щиты.

Я оттолкнулся от перил и быстро сбежал вниз, распахнул дверь.

- Еда, я люблю тебя! – радостно поприветствовал визитера Крист и продемонстрировал безупречный прикус.

Баррет подавился словами и побледнел, а братец, явно наслаждаясь произведенным впечатлением, повернулся к Ренато и громко поинтересовался:

- Тебе оставить немного?

- Кристиано, только не в моем доме, - не удержался я от злорадного: - Ты ни посуду за собой не моешь, ни газетку не подстилаешь. Весь ковер в прошлый раз заляпал!

- Это тот, который в винных оттенках? – еще шире улыбнулся Крист.

- Ну, теперь в винных, да.

- Г-господин Теозар, - заикаясь проблеял Баррет, - у вас г-гости! Я лучше в другой раз загляну, мне не трудно.

Я с сожалением вздохнул. Нет уж, как ни заманчива отсрочка, итог один. Да и наблюдать слизняка чаще положенного – удовольствие никакое. Фонил он сейчас знатно, но, как верно подметил Ренато, с такой подпитки только несварение заработаешь.

Короче говоря, на событийный ряд в тот день пыльца ложилась довольно паршивого качества. Что лишь добавляло повода прислушаться к собственной чуйке, но…

Всегда есть какое-нибудь дурацкое но!

Явился Сфорцо.

И разумеется, он знал на что надавить. С ним вообще сложно долго спорить. А уж втроем братья таки уломали меня поучаствовать во взломе с последствиями. Точнее, кое-кто клялся, что последствий как раз не будет! Мол, мое дело маленькое – подобрать кодировку, взломать защиту, перенастроить портал и замести следы.

Все. Дальше они берут ситуацию под свой контроль. Я же на ближайшие полгода буду избавлен от забот, где достать денег на аренду дома, земли и своего легального положения на чужой территории. Приятным бонусом станет и отсутствие ежемесячных визитов хари Баррета.

Этого слизняка я невзлюбил с самого начала. Скользкий, с вечно бегающим взглядом и подобострастной улыбочкой, эманациями с душком и трусливыми повадками мелкого грызуна. Помню, как уговаривал его дать мне отсрочку, пока наработаю клиентуру, встану на ноги, обустрою быт. Он любезно согласился, увеличив ренту на грабительские проценты за каждый лишний день сверх договора. До сих пор их выплачиваю.

Но лучше так, зато сам, чем пожизненная зависимость от воли деда, отца и устремлений семьи в целом. Семьи, в которой тебя, мягко говоря, стыдятся и предпочитают делать вид, что в линиях крови тебя как бы и нету.

Посему хоть я и зарекся иметь дела с кланом Рейнморт и вообще и в частности, а в планы деда вписался. О чем очень скоро пожалел, обнаружив на пороге дома знакомый русалочий хвост. Эвелина в принципе сама по себе бедовая, а если прибавить к этому статус одной из лучших наемниц Сумеречного Леса, то очевидно: ничего благого ее визит принести не мог.

Так и вышло.

- Это еще кто? – отбросив положенные формальности, я сразу перешел к интересующему вопросу.

- Эльфа, как видишь, - повела плечом Эвелина и поудобнее перехватила рыбацкую сеть, из которой свисали мохнатая лапа и хвост. – Велено доставить сюда.

- На кой мне эльфийка? – изумился я, разглядывая рыжую-рыжую, словно костер, миловидную девушку. Тут до меня дошло и остальное: - Стой, почему сюда?! Такого мы не обсуждали.

- Тео, сомик, мне без разницы, обсуждали вы или не обсуждали. У меня четкие инструкции. Вот кота заберу.

Она ловко закинула за плечо авоську – прямо не русалка, а целый гном в авторитете.

- Хороший баюн, золотом за него возьму.

Ну точно, поди матушка ее гнома утопить решила, да в какой-то момент они столковаться успели.

- Чего зенками лупаешь? – заподозрила неладное Эвелина. – Чего притих?

Она дамочка обидчивая, ей постоянно мерещится, что ее в правах ущемить хотят, притеснить по какому-нибудь признаку или того хуже – отправить на речку мальков пасти.

- Думаю, - честно признался я и не удержался от соблазна: - кто мне чешую с крыльца убирать будет и из коврика под дверью выколупывать?

Эвелину слегка перекосило, но она рыба опытная, меня давно знает. Поэтому быстро взяла хвост в руки и флегматично послала обидчика по известному адресу, серенады лягушкам петь. Я на большее и не рассчитывал, крохотной вспышки вполне достаточно.

- Короче, забирай эльфу и привет братьям!

На последнем слове взгляд у наемницы сделался томный с поволокой, а в и без того волнующем голосе появились особенно пикантные нотки. – И отцу-у-у, - добавила она с придыханием.

- Всенепременно, - помрачнел я, вспоминая любвеобильность и темперамент родителя.

Так понимаю, он не только ни одной юбки не пропускает, но и хвосты теперь в ход пошли. Экзотика – чтоб ему, хм, здравствовать и хорошо высыпаться.

Вновь посмотрел на эльфийку с безмятежным выражением на лице и абсолютной пустотой во взгляде. Ничего такая, вроде бы у них рыжие редкость. Правда было в ней что-то неправильное, чуждое, инородное как будто. Не во внешности, нет, с последним как раз все в границах положенного. Что-то со спектром в ауре.

Или это Эвелина влезла со своей наведенкой?

Последняя, видимо, сочла миссию выполненной и намылила плавники в подпространство.

- Эй, погоди, а чего мне с ней делать-то такой зомбической?

Заливистый смех наемницы живо напомнил о ее портовом прошлом:

- Разберешься уж сам как-нибудь, не маленький.

- А как же права женщин и «они тоже личность»? – кольнул я поганку по самому нежному. – Вот от тебя не ожидал, честно. Всегда восхищался твоей целостностью и верностью идеям, и тут такое. Бросаешь, значит, как игрушку, как товар, как кусок мяса, голоса не имеющего?

- Тео, песка тебе в исподнее, - взвизгнула Эвелина и вынырнула из подпространства ровно на свою лучшую половину. – Упырюга, как есть, самый настоящий!

Я облизнулся и отвесил шутливый поклон:

- Сочту за комплимент.

- Свободна, эльфа! – Последние слова русалки заглушил отчетливый, но невидимый всплеск.

Фиолетовая заноза исчезла, зато рыжая взмахнула ресницами и нахмурилась. Не стал дожидаться пока к ней вернется осмысленность, пришлось действовать на опережение.

- Ананта атха сомнус!

И уже подхватывая на руки потерявшую равновесие эльфийку, запечатал заклинание, уходя в сумрак.

- Спи, малышка. Спи с миром.

Только я успел уложить гостью на кровать, как нагрянули родственнички-вредители.

Всем братским составом. Опять!

Закинул рюкзак эльфийки, к которому уже примеривался для изучения, к куче собственных неразобранных вещей и пошел выяснять размеры грядущих неприятностей у бессовестных первоисточников.

Размеры впечатляли.

- Вы совсем там в своем Сумеречном Лесу ума лишились? – мое искреннее негодование легко разбилось о непрошибаемую броню наглости братьев. – Одно дело по-тихому отобрать игрушку у эльфов и отдать ее развлекаться деду, это я могу понять. В их вечном противостоянии уже пора азартное бюро открывать да собирать ставки. И ведь древние, как сам мир, а все не надоело волшебными палочками меряться.

- У деда больше, - ухмыльнулся Крист и поспешил развить мысль под моим убийственным взглядом: - Мотивации! И права на ответный ход. Ты же не думал, что он оставит без отмщения свой провал полувековой давности.

- Мне плевать! Я не думал, представь себе. У меня полно гораздо более приятных мыслей для полезного времяпровождения. Все их детские обидки давно можно было решить за открытым и честным столом переговоров. Да архи наверняка и сами уже не помнят, что с чего началось!

- Светлый увел у деда любовь, - не пожелал смолчать Кристиано.

- После того, как тот обокрал сокровищницу светлоэльфийского владыки? Вынес все подчистую!

- Ну и что, дед не батя, у него любовь долговечнее. А деньги – тлен! – заступился Сфорцо за главу клана Рейнморт. Правильно, великий и ужасный всегда ему больше всех из потомков симпатизировал, даже заведовать Колодцем теней доверил.

- Да конечно! Именно поэтому архивампир Трильсор дель Рейнморт носит гордый титул Повелитель тлена.

- Не только поэтому, - миролюбиво произнес Ренато. – И мы отошли от изначальной темы.

- В троллий зад вашу тему! Моя задача заключалась в том, чтобы у вас появился портал, и я ее выполнил.

- Но…

- Нет, подожди. В указанном вами месте, указанное вами дерево стало работать проводником?

- Ну стало.

- Эльфийский образец своих свойств лишился?

- Согласно докладам, выходит, что лишился.

- Все, какие ко мне вопросы? И нечего мне задним числом рассказывать, что портал, оказывается, связывает полотна разных миров. И что вот это вот рыжее чудо с ушами вовсе не эльфийка, а кот в мешке с неизученными характеристиками.

- Вообще все же эльфийка, - возразил Крист. – И очень даже изученными. В том мире обитают только люди, но при переходе к нам их тело адаптируется под внешние условия.

- Знать ничего не хочу, забирайте свою адаптированную и валите. Кстати, о котах. Там еще с ней кот был, его Эвелина забрала.

- В погребальную урну кота, - отмахнулся Сфорцо, - кот это просто кот. Мы же тебе объясняем, иномирянка должна была стать вампиром, ну в крайнем случае темной. Дерево-то теперь на нашей земле стоит!

Я застонал и схватился за голову. Эти кровососы кого хочешь в гроб загонят.

- Значит, не должна. Разбирайтесь.

- Информация проверенная, раса попаданца зависит от местности, на которой открывается переход. Прецеденты были, испытано опытным путем.

- Вы их сколько уже натаскать успели? – ужаснулся я.

- Спокойно, в планы деда вообще не входило никого привечать. – Крист с любопытством заглянул в комнату, где спала гостья. – Просто не успели разобраться с блокировкой в одностороннем порядке. Мы пока собирались сами к новому миру присмотреться, разведать как там и что.

- Не успели они. Если бы сразу сказали все как есть до конца и честно, я бы запечатал канал «оттуда», там дел-то на пару часов.

- Если бы мы рассказали, не факт, что ты бы согласился, - заметил Ренато.

- Вот только не надо с больного зуба на здоровый. Так и скажи, что дед не велел посвящать меня больше, чем, по его мнению, следует.

- И это тоже, - пожал плечами Крист, легко сдавая родича. – Но тут ты сам виноват, кровушка, как говорится, утекла так утекла. Не хочешь подчиняться клану, живешь среди чужих, якшаешься со всеми подряд. Какое тут доверие? Понятно, дед перестраховывается.

Очень захотелось треснуть Кристиано каким-нибудь заряженным благими намерениями предметом. Желательно с тупым концом и тяжелой сердцевиной. Но я только спросил:

- Батя так же считает… до сих пор?

Все трое потупили взгляд.

- Ясно, я понял.

- Да нет, он загулял в очередной раз и сам не сильно в курсе насчет деталей, - поспешил оправдать отца Сфорцо. – Только-только вникать начал. Мы разберемся, дай время. И если ты сейчас откажешь, батя точно не поймет.

Брат, как всегда, давил на болевые без моральных терзаний и смущения.

Еще два-три круга препирательств и торга, подкрепленных бурным выяснением «кто, кого, зачем и когда», и я сдался. Итогом кошмарного собрания стала неделя в компании химеры под прикрытием, от которой непонятно чего ожидать.

Из другого, во мрак его, мира!

И может быть, во мне отзывались гены дивных, чье безумие и эксцентричность давно стали нарицательными. Может быть, я в самом деле взял от матери слишком много, чтобы идеально вписаться в генеалогию дель Рейнморт с их непреложными правилами и порядками. Ведь помимо раздражения, ощущения грядущих забот и стойкого привкуса, что меня «кинули», я отчетливо различал и собственный интерес.

Да, мне хотелось узнать больше об этой девушке и ее загадочном мире. Соприкоснуться с неизведанным. В конце концов, утереть нос нахальным эльфам, втихомолку зацапавшим себе в подконтрольное пользование межмировой портал.

Поэтому, как только кровное трио покинуло дом, я с противоречивыми чувствами и предвкушением непонятно чего отправился изучать гостью.

Она, кстати, уже не спала, зато во всю прикидывалась. Правильно: мы так орали, тут и мертвый бы пробудился, а у эльфов еще и слух отменный. Я прищурился, размышляя: подыграть малышке или сразу сказать, что раскрыл ее замысел. Решил все-таки не портить нам обоим удовольствие от знакомства и проверить запасы терпения остроухой притворы. Пока выворачивал карманы ее рюкзака, перебирал вещи и откладывал на стол все, что показалось необычным и интересным, – рыжуха крепилась.

Хорошо-о-о, повысим градус. Мне не сложно.

М-м-м, ладненькая фигурка с так редко встречающимися у эльфиек округлостями и объемами там, где это необходимо. На радость моему личному чувству прекрасного. Малышка забавно сморщила нос, словно собиралась чихнуть. Улыбнулся этой ее попытке сдержать возмущение, не рассекретившись.

Так, никакого оружия и подозрительных предметов при девице не оказалось – уже проще.

На всякий случай проверил кровоток и циркуляцию энергии в каналах, мало ли, чего там могло застрять после нашего с Эвелиной вмешательства. Совершенно здорова и ни капли не сонная. Вновь улыбнулся, поймав всплеск негодования и не стал отказывать себе в том, чтобы его распробовать.

Вкус-с-сная девочка, даже когда злится.

Оказаться под еще мгновение назад изображающей сон праведника эльфийкой я не ожидал. В верткости и проворстве этому народу не откажешь. Ненадолго хватило ее выдержки – в вопросах притворства кое-кому еще работать и работать, оттачивая мастерство. Ухмыльнулся, стараясь не слишком напугать фамильным оскалом. А затем исправил досадное недоразумение и уже сам прижал к полу рыжуху, ненавязчиво демонстрируя на чьей стороне в данном случае сила и опыт.

И снова вспышка острого возмущения.

Мм-м, и все же какая манящая энергетика! Будь я медовой жужей, с удовольствием занырнул бы в этот солнечный цветок по самые усики. Поймал себя на желании облизнуться, но сдержался – еще не так истолкует.

Честно предупредил малышку, что заинтересован в более-менее дружественном диалоге. Она не то чтобы обрадовалась, но под весом моих аргументов в самом наипрямейшем смысле особо не повозражаешь. Кстати, для человеческой девушки из другого мира она слишком комфортно ощущает себя и в новом теле, и в новой обстановке, да и в принципе должна была бы вести себя иначе. Например, испытывать больше страха.

Уткнулся носом ей в шею, выбирая в палитре эмоций самые аппетитные. Растерянность, смущение… хм, интерес? Вполне себе телесный отклик, даже не особо подконтрольный хозяйке. То есть не связанный с ее мыслями напрямую. Какие увлекательные открытия!

Мои персональные кровопийцы снова чего-то недоговорили? Или сами не в курсе?

Она еще и стращать меня вздумала! И чем? Нашлась укусительница!

Я от смеха даже спорить не стал, выпустил на свободу слегка помятый цветочек.

Нет, ну всякое в жизни видел, но чтобы вампира пугали его же прирожденными методами? Это, конечно, мощно. Это не у каждого фантазии хватит.

Или малышка из идейных, сменивших, так сказать, природную идентификацию? А что, вон Эвелина послала свою трясину и вполне успешно влилась в наши бледнолицые ряды. Такими темпами дед в самом деле рискует дожить до светлого будущего во всех оттенках сумерек.

Любопытно, они в своем мире хоть что-то о других расах знают? Но ведь не удивляется же она своему новому облику и возможностям. Пожалуй, некоторые представления все-таки имеют.

Взлохмаченная и пытающаяся выглядеть одновременно солидной, грозной и бесстрастной гостья окончательно прогнала проплывающие внутри меня тучи неудовольствия, оставшегося после общения с оборзевшей семейкой.

Решив для себя не спешить с выводами и действовать по обстоятельствам, я пожал руку иномирянки. Что ж, поглядим, какой на этот раз узор сплетает для меня Всеведающая Ши-фо.

 

ГЛАВА 3

 

Когда жизнь вдруг подсунула призрак колоноскопа, бери кирку и играй в рудокопа!

 

Аннариэль

 

Некоторое время мы просто стояли друг напротив друга и беззастенчиво разглядывали все, что можно было разглядеть. Не знаю, какой интерес во мне нашел Тео, наверняка встречать эльфов ему уже доводилось. А вот я вампиров этого мира знала только по папиным сказкам, да и те в основном сводились к какому-то их схематичному описанию и скудному сюжетному разнообразию.

Хотя слушать о том, как дедушка Адрианэль надрал зад коварному кровососу Трильсору, мне очень нравилось. Старый вампир в папочкином изображении выходил довольно смешным и нелепым, а деда Ди эдакой гремучей смесью супермена и доктора Хауса. И конечно, наши неизменно побеждали! Причем в конце мой предвзятый рассказчик всякий раз добавлял, что это самая что ни на есть правдивая история и все так и было. Разумеется, я верила.

А сейчас вспомнила и задумалась. Действительно ли все вампиры одинаково ужасны? Может, у них, как и у любого народа, есть свои представители паршивых овец и образчики благородства?

Хотя кое-кто, помнится, предлагал меня сожрать!

- Ты вампир, да? – наконец нарушила я затянувшееся молчание. – И те, по чьей милости я здесь, – тоже?

Тео уставился мне в глаза со странным прищуром, подумал немного, но ответил:

- Смотрю, ты давно не спишь? Много услышала?

Ц! Он вампир или сын царства Израильского, что за манеры?

- Достаточно, чтобы уловить общий недружественный посыл. Ну и определенные выводы сделать. Так вампиры, правильно я поняла?

- А ты правда из другого мира?

Нет, все-таки сын! Лучший, походу.

- Правда. – Отпираться не было смысла, расколет в три счета. – Но любой последующий ответ либо за дополнительную плату, либо откровенность за откровенность.

- Вдруг я неприлично богат?

- Я работаю на почте, как взбесить я знаю точно! – пробурчала я и демонстративно сложила руки на груди.

Мастер манипулятивных атак рассмеялся и заинтересованно полюбопытствовал:

- Что, ваша почта настолько энергопитательна?

- О-о-о, страшно представить в каких масштабах!

Он мечтательно закатил глаза и облизнулся. Странный.

- Ну? Будешь делиться инфой или диалога не выйдет?

- Смотря по ситуации. Что ты хочешь знать?

Р-р-р, опять вопросы!

- Все! Во-первых, где мой кот? Во-вторых, где мы находимся и в какой стороне эльфийские земли? Потом важно: действительно ли я пленница и на какой предмет я сдалась тем итальяшкам? Могу ли я переманить тебя на свою сторону – вроде, ты не горел желанием привечать неопознанных эльфиек в своем доме? И еще…

- Стоп-стоп, остановись! – взмолился Тео. – Я уже забыл, с чего ты начала.

- Не ври! – ткнула пальцем в нового знакомца.

- Ладно, кота забрала Эвелина.

- Та плотва вороватая? Которая Лару Крофт косплеит?

- Чего-чего?

- Ой, долго объяснять, не обращай внимания. Местная Ариэль без краба, короче.

- Что?

Я закатила глаза и вздохнула. Трудности перевода, угум-с.

- Руса-а-алка! На дубе том.

- Она, да. А что, ты кота сама продать хотела? Я к тому, что у Эвелины теперь вряд ли увести прибыль получится, если только перекупить.

- Нормальные сообщения, - моему негодованию не виделось края. – У вас законодательство вообще как к распространению ворованной собственности относится?

Тео пожал плечами.

- Ежели умеючи да со сноровкой…

- Понятно, мир другой, а реальность та же. Поможешь вернуть Людвига?

- Это который кот? С чего бы вдруг? – изумился мой надзиратель.

- Почему бы и не помочь? Карму почистишь. Особенно если ты неприлично богат!

Я осмотрелась: составить представление о достатке хозяина дома было сложно. Честно говоря, не покидало ощущение, что я все еще у нас на Земле, навестила какого-нибудь эксцентричного представителя богемы, не более.

- Потрясающе! – восхитился Тео. – Не успела пыльцу с обуви стряхнуть, уже в карман ко мне лезет.

- Делаю вывод: или у тебя денег нет, или ты Скрудж Макдак.

- Мак… кто? Ты давай завязывай обзываться.

Произнесено это было вполне мирно, зато демонстрация удлинившихся клыков компенсировала любую недосказанность.

- Даже и не думала, что ты! – поспешила исправиться. – Макдак – это селезень, о-о-очень состоятельный и невероятно скупой.

- И мне, конечно, от этого пояснения сейчас невероятно полегчало, - скривился Тео.

- Прости, нервы, наверное. Все-таки не каждый день приходишь в себя в чужом доме в компании горячих южных вампиров. Да и за Людвига сильно переживаю, ваша стерлядь его чуть ли не на органы пустить обещала.

- Она может, - кивнул «добрый, сочувствующий и тактичный».

И как я не гнала от себя прочь дурные мысли, повторяя как мантру, что пока все равно не могу спасти любимого котика, а от пустых терзаний толку мало, – кое-кто легко свел на нет мои усилия в деле позитивного самовнушения. На миг в глазах потемнело, а на душе такая хмарь налилась. Я покачнулась и вцепилась в вовремя подставленный локоть Тео.

- Да ты погоди паниковать раньше времени, - как показалось, виновато произнес хозяин дома. – Есть хочешь? Тебе это сейчас просто необходимо.

Прислушалась к внутренним ощущениям: приступ ужаса вперемешку с отчаяньем отступил. А голод в самом деле различался вполне отчетливо.

- Хочу, - не стала отказываться от хлебосольного предложения, хихикнула: – Надеюсь, тобой движет не старая всенародная инструкция.

- Это какая? – заинтересовался Тео.

- Накорми, спать уложи, а уж потом вопросы задавай, - вольно пересказала знакомую всем с детства присказку. – Спать я у тебя уже спала, теперь вот есть идем.

Мужчина рядом ухмыльнулся как-то многозначительно и заметил:

- Ну наконец-то хоть что-то знакомое в твоей косноязычной речи. Знаю я такую инструкцию, да. Сдается, ты еще пару особенно приятных пунктов упустила.

Я сбилась с шага и посмотрела в яркие, выразительные глаза Тео. Не ожидала, что и в этом мире колдуньи привечают добрых молодцев согласно сказочному протоколу. От места, где наши руки соприкасались, по телу волнами расходилось тепло. Если не сказать жар.

А еще утверждают, что вампиры холодные полутрупы, ну-ну. Только не на Терралии.

И разве у вампира могут быть такие бесстыдно эльфийские глаза? Ну красный, ну тот же фиолетовый, но вот эта шальная зелень… ох.

Тряхнула головой, разрывая зрительный контакт. Нужно было что-то ответить, и я сказала:

- Папочка меня воспитывал правильно: в малознакомой компании не пью, а совместная парилка вообще только после свадьбы.

- Мой отец наставлял меня несколько иначе, - развеселился Тео. – И я, пожалуй, поберегу твои благопристойные идеалы, не стану вдаваться в подробности собственного воспитания.

Вот ведь несносный тип! Так виртуозно раз за разом выводит меня на эмоции!

Причем выдумке и разнообразию подходов остается только поаплодировать. Вроде ничего такого и не произнес, а у меня кончики ушей запылали. Есть у эльфов не особо удобная особенность: чувствительные к различным переживаниям ушки. Например, если долго предаваться меланхолии, они начинают мерзнуть.

Именно поэтому папины родичи в большинстве своем носят длинные волосы, прикрывая предательские уши. Если простому народу такое положение дел не сильно критично, то всем, кто более или менее задействован в политике и прочей интригоплетской деятельности, без роскошной гривы не обойтись. Чего бы стоили их хваленые надменно-бесстрастные покерфэйсы, когда на ушах все написано!

Тем временем мы спустились по оригинальной воздушной лестнице и минуя гостиную попали на такую же стильную кухню. Разделяли их чисто условные зоны без дополнительных стен и перегородок. Это и многое другое в обстановке создавало в пространстве ощущение свободы и легкости.

- Что? Ожидала подвальные казематы в оттенках бордо? – верно истолковал мою отвисшую челюсть Тео.

- Ну уж точно не со вкусом подобранное сочетание природных материалов, тщательно выверенной небрежности и продуманности в мелочах. Словно попала в дом со страницы модного интерьерного каталога начала второго тысячелетия. И знаешь, вот эти Тосканские мотивы только укрепляют мой ассоциативный ряд между вашей культурой и тем, что знакомо по родному миру.

- Не знаю, расскажи, - с интересом сверкнул глазищами Тео.

Я в который уже за сегодня раз полюбовалась на его выдающийся профиль: симпотный, зар-раза!

Располагающая улыбка, хоть и сверкает время от времени клыками подлинней, чем у среднестатистического человека. Но опять же, когда он не ставит цели напугать, то ненамного-то они и больше тех же эльфийских. У нас тоже зубки поострее людских будут. Нос крупный с едва-едва наметившейся горбинкой и красивой формой крыльев – породистый нос, в общем. Взгляд – отдельная песня, добрый и чем-то таким ангельским от него веет…

О, вспомнила, ходили мы как-то с мамой на службу в Миланский кафедральный собор, и я была настолько поражена его красотой и величием, что полностью растворилась в витающей там атмосфере. Позабыла обо всем на свете. Как результат – маму с Михой из виду я потеряла, а спохватившись, забрела в какие-то нетуристические закоулки Дуомо. И вот стою, значит, в растерянности куда податься, медленно теряю связь с реальностью, не в силах противостоять магии места и игре света в безумно красивых витражах, а мне на плечо мягко опускается чья-то рука.

Оборачиваюсь и не вижу лица падре – его облик теряется за цветным ореолом света, бьющего в противоположное окно. Понимаю только: он о чем-то заботливо спрашивает, а о чем именно – поди разбери. Тогда священнослужитель взял меня за руку и, больше ничего не говоря, вывел к органному залу. И пока я выискивала родных, падре успел так же тихо и незаметно раствориться в коридорах и переходах собора. Мама с Михой нашлись очень быстро, а вот то, что не успела поблагодарить священника – было жаль.

Почему-то очень хотелось снова его увидеть, услышать в незнакомой, мелодичной речи ласковые интонации. Лица я не запомнила, зато в память впечатался взгляд. Широкие, изогнутые четкой линией брови. Темные ресницы, обрамляющие вход, казалось, на какой-то иной уровень бытия, где все проще, чище и мудрее. И едва наметившиеся лучики первых морщин, разбегающиеся от этого входа к вискам.

У Тео морщин не было, а в остальном необъяснимо идентичное сходство.

Наверное, глаза ангела на точеном, аристократическом лице вампира – явление, должное показаться пугающим. Но я наконец-то откопала тот самый ключевой пазл в мозаике непроявленных ощущений. Вот почему мне так приятно рядом с ним находиться, почему совсем не страшно и почему хочется узнать о Тео больше.

Историю его жизни.

Он, кстати, ни о чем не спрашивал, и сам погрузившись в задумчивость. Я сидела на широком деревянном стуле с подлокотниками и подушками, наблюдала за выверенными движениями хозяина дома и не могла отделаться от мыслей, что этот высокий, стройный, молодой мужчина с легкостью вписался бы как в эльфийский двор, так и в творческую интеллигенцию моего родного мира где-нибудь в Европе. Даже переодевать особо не понадобится.

На столе появилась тарелка с чем-то творожным, напоминающим рикотту. Рядом еще одна со стопкой лимонного цвета хлебцов. В широкой миске виднелась купно нарезанная зелень, томаты, которые на Терралии зовут пиколини (во всяком случае в Волшебном Лесу и его окрестностях, да и в Темных Землях я встречала именно это звучание), что меня всегда забавляло. Они хоть и похожи внешне на наши колбаски, но ведь совершенно другой продукт.

Я смерила выразительным взглядом единственную посудину, выбивающуюся из ансамбля вполне милой кухонной утвари. Некий викторианско-готический недокубок на толстой короткой ножке с резными краями и чеканным узором по периметру. Его содержимое тоже вызывало вопросы – плотная темно-вишневая жижа, оставляющая характерные разводы на стенках. В духе хоррора, так сказать.

- Да соус это обычный, - отследив мою реакцию, фыркнул Тео. – Питательный очень, поможет тебе восстановиться после… после всего, - туманно закончил он.

- Оригинальная подача. – Придвинула поближе салат, нос уловил нотки знакомых специй. – Особенно в комплекте с напутствием «питательный» от вампира.

Опасливо принюхалась к соусу: ничего крамольного, терпкий ягодный аромат.

- Если я тебе его в чашку налью, будет лучше?

- Да нет, не надо. Так и запишем в дневник: день первый – начала знакомиться с культурой местных жителей.

- Не совсем местных, - зарубил мой энтузиазм на корню Тео. – Этот соусник мне брат подарил, Кристиано. Ты позже с ним познакомишься. – И добавил, явно передразнивая чужую и хорошо узнаваемую манеру растягивать гласные: - Чтоб не забывал свои корни, по-о-омни!

Я улыбнулась и кивнула:

- Талант, сразу понятно, о ком речь. Своим положением узника я твоим родичам обязана или еще кто руку приложил?

- О чужих мне не известно. Все может быть, однако зная скрытность и осторожность деда, сомневаюсь, что в дело посвящен кто-то кроме клана Рейнморт.

- А клан Рейморт это?..

- Моя семья. Собственно, сама линия крови дель Рейнморт и проверенные соратники, принесшие клятву верности.

Я поиграла бровями и подколола:

- На крови естественно, с фатальными последствиями в случае чего.

- Естественно, - абсолютно серьезно отозвался Тео. – Я бы сказал, мучительно фатальными.

Шутить сразу перехотелось.

Молча уткнулась в тарелку, раздумывая над вариантами дальнейших действий. Сидеть тут неделю и ждать, пока тебе найдут полезное применение, употребив как приспичит, я не собиралась. Однако прежде стоило собрать кое-какие сведения об окружающей действительности. Ну и слабая надежда, но все-таки: вдруг получится расположить к себе Тео и найти какой-нибудь обоюдовыгодный компромисс. Вот только пока не ясно, что стоит ему рассказывать, а о чем лучше умолчать.

- Тебя как зовут-то хоть? – ворвался в мои размышления Тео. Поймав удивленный взгляд, пояснил: - Ты так и не представилась. И раз уж мы заговорили об именах…

Он поднялся со стула и галантно поклонился.

- Теозар дель Рейнморт.

Обалдеть, не встать. Девчонки с нашего выпуска слюнями бы сейчас захлебнулись, а я… А я каждое лето гостила во дворце Эрн Лаолийских из Третьего дома Светлых воинов, идущих Зеленой тропой. И папа у меня – эльф, да.

Кивнула ему со всем величавым достоинством, на которое была способна. Надеюсь, тетушка Диэль осталась бы сейчас мной довольна.

- Аннариэль… кхм, - тут я споткнулась, неподобающе портя торжественный момент дружбы народов, и закончила урезанной версией имени, - Лайская.

В конце концов, в загранпаспорте именно так и написано.

- Тебе подходит, - улыбнулся Тео и с намеком дернул себя за ухо. – А мне говорили, в твоем мире только люди живут.

- Официально да, а так – кто его знает? – Состроила хитрющую физиономию. – Откуда-то ведь в наших сказках появились все эти эльфы, гномы, оборотни, вампиры опять же. Мифология народов Земли очень даже богата на классификацию волшебных существ. А в последнее время стало модно называть детей как-нибудь оригинальнозавернуто, так что…

Развела руками и вместо окончания фразы захрустела хлебцом, предварительно смочив его в обещанном быть пользительным соусе. Мм-м, правда вкусно! Напоминает брусничное варенье и еще какую-то пряность одновременно. Необычно, но вкусно.

- Интересно. Не против, если я буду звать тебя Анаэль? Чтобы покороче. Ты ко мне можешь обращаться Тео.

Да я как бы уже. Но спасибо за щедрое предложение: мысленно это мысленно, а тут официально, понимаешь, дозволили. В принципе, если он не против сократить дистанцию, я только за. Хихикнула, прикинув, что вечное папино «амаэль» в адрес мамы – уж больно созвучно с тем, что предложил Тео. Бедолага и не подозревает, по какому двусмысленному краю ходит.

- Не против, только давай не Анаэль, а еще урежем. Зови Эни, как мой брат, я привыкла.

- У тебя тоже есть братья?

- Один, и еще сестра. Они младше. А у тебя их сколько?

- Трое, и все старшие, - горестно вздохнул Тео. Настолько, что я вновь не сдержала улыбки.

Представила, как они с Михой обсуждают превратности проживания на одной территории с монструозно-бессовестными притеснительными наглецами более старшего поколения. Наверняка им бы нашлось чем поделиться, а заодно обменяться опытом в деле курощения того самого поколения, которое наивно полагает, что раз первое – то и тапки с правами за ним. По умолчанию.

- Судя по тому, что я слышала, они в очередной раз всё за тебя порешали?

- Всё не всё, - ухмыльнулся Тео, - порешать за меня всегда было проблематично. Но тем не менее на моей кухне сидит девушка из другого мира, которая выглядит как эльфийка, а ведет себя как напрочь контуженный дроу.

Нет, ну семья бы такого сравнения не оценила, а вот я сама папиных друзей обожала с детства. С тех самых пор, когда они в первый раз появились на пороге нашего дома в образе представителей негроидной расы и навсегда покорили сердце маленькой девочки. В них было прекрасно все, начиная от необычной внешности и заканчивая обаянием, под натиском которого сдалась даже мама. И именно со знакомства с дроу в мою жизнь окончательно и бесповоротно вошла сказка, ставшая явью.

- Чего-о-о?! – возмутилась я, не зная смеяться или сердиться. – Контуженный-то почему?

- Да потому что налицо полное отсутствие инстинкта самосохранения.

Решила, что смешно мне все-таки больше. А в словах Тео некоторая доля логики точно имеется. Что поделать, вот такая я неправильная попаданка, даже с кое-какой собственностью в столице Волшебного Леса – Эльнаоре. Да-да, папочка у меня очень практичный эльф, к тому же с деформацией от долгого проживания в Москве. Позаботился о будущем детей по всем фронтам.

- Я тебя разочарую, - как ни в чем не бывало отмахнулась я и, понизив голос до заговорщического, поделилась: - У нас там, - потыкала в гипотетическое «там», должное указывать направление на Землю, - все такие отбитые в основном. Это тебе еще повезло, что я такая психологически гибкая оказалась. Будь на моем месте кто другой, ты бы ему битый час доказывал, что все вокруг не глюки и он не спятил. Человек, когда уверен, что он умом тронулся, он такого может наворотить! Это страшное существо. И все могло закончиться печально: либо он вам тут что-нибудь сломал, либо вы его.

Тео задумался, а я словно заправская ведьма забормотала страшные заклинания:

- Скептицизм, атеизм, рационализм, прагматизм, материализм…

Глядя на вытягивающееся лицо собеседника, перестала кривляться и расхохоталась. Самым неподобающим образом, как тот дроу… который контуженный. Ибо в здравом уме и в малознакомой компании они тоже умеют быть такими претенциозно-воспитанными, аж зубы сводит.

- Не веришь? У нас по этой теме еще два века назад один замечательный писатель прошелся. Звали его Оскар Уайлд, а сама история называется «Кентервильское привидение». Очень злободневно вышло и показательно. Приличному привидению со стажем и корнями, уходящими в глубокую аристократию, в собственном замке уж ни вздохнуть, ни цепью потрясти. Чуть до депрессии призрака не довели люди нового образа мысли и современных достижений прогресса. И за пару веков все только усугубилось.

- Глядя на тебя, - подпер кулаком щеку Тео, - верю. Чем дальше, тем больше. У тебя там достижений прогресса нигде не завалялось? А то я, может, чего пропустил.

- Ты и пропустил? – не удержалась я от ехидцы в голосе. Помнила еще, непередаваемые ощущения. – Да после столь качественного досмотра меня можно сразу мимо международного терминала на борт запускать! Со справкой – здорова и безопасна.

- С последним я бы поспорил, ты мне шкатулку Ши-фо напоминаешь: какая из нее затея при очередном открытии выскочит, как сильно тебя это может обрадовать или наоборот, даже сама Всеведающая не предскажет. А она, как ясно из названия, в курсе всего на свете.

- Ух ты, это реальная какая-то женщина или элемент фольклора? Ну, знаешь, у нас тоже сочиняют всякое, даже аналог есть – ящик Пандоры.

Тео аж поперхнулся. Хотя непонятно чем – не ест, не пьет, сидит только время от времени облизывается. На диете он, что ли?

- Попробуй скажи ей, что она элемент этого… как его?

- Фольклора, - подсказала я.

- Во-во, оно самое! Мигом в ящик сыграешь. И уже без разницы будет, как звали хозяина того ящика.

- Значит, реальная. И что, прямо все-все ведает? Может, она мне и кота где искать подскажет?

Минуту назад откашлявшийся вампир, поперхнулся по второму кругу.

- Водички? Соуса? – невинно хлопая глазками, поинтересовалась я. – Ты часом не захворал? Простуда, аллергия, запущенные хронические процессы?

- Сплюнь! И изыди. Ты точно не эльфийка, ты демон!

- Да ладно, у вас и демоны водятся? – изумилась, пропуская мимо ушей «комплимент». – Где?

Просто ни разу не слышала, чтобы о них кто-то из знакомых упоминал. Но я и о вампирах мало слышала. Сумеречный и Волшебный Леса, насколько я помню карту Терралии, мало того, что не имеют общих границ, так еще и на разных участках континента расположены.

- Ты и к демонам со своим котом приставать начнешь?

- А тебе жалко?

- Мне? Нет. Но имей в виду, они в другом измерении обитают, их аудиенция исключительно через посредника и за приличную сумму золота.

- Опять ты о деньгах! А еще от родства со Скруджем открещивался.

- Теперь понимаю, почему тебя Эвелина в невменяемом состоянии доставила и планировала бросить как есть. Мудрая женщина, надо было слушать старших!

- Вот и еще один повод наладить переговоры с демонами. Не знаешь, они рыбку копченую любят? С ароматом дымка. Есть у меня на примете несколько десятков кило живого веса по сходной цене.

- С ароматом дымка? – ошалело переспросил Тео.

- Нет, ну сама я готовить не планировала. Полагаю, им у себя в Пекле закоптить не проблема. Посидим вместе за кружечкой пива, похрустим плавничками, подумаем, как мне помочь.

- Ты издеваешься?

С трудом удержала невозмутимое выражение на лице и в свою очередь уточнила:

- Почему? Просто вслух размышляю. Так что там твоя ясновидящая, можно договориться с ней, нет? Или проще с демонами?

- Всеведающая! Она богиня, и если не прекратишь, то рискуешь нарваться на ее неудовольствие. Я бы поостерегся гневить ту, что плетет наши судьбы.

- Знаешь, - отложила ложку и показательно обвела рукой пространство, - кажется, я уже нарвалась. Причем даже не зная о ее существовании. И терять мне особо нечего, кота и того забрали.

- Это невыносимо, - пытаясь не рассмеяться, простонал Тео. – Ты меня с ума сведешь с этим котом.

Я сделала вид, что очень увлечена поглощением соуса. В самом деле, не мог же он всерьез полагать, что судьба Людвига перестанет меня заботить, стоит лишь подкрепиться?!

Что до местных богов, имею полное право на неосведомленность. Ши-фо, хм-м-м… нет, не слышала. Или это пантеон сугубо данного региона, или тот случай, когда позиция «не влезай в эльфийскую религию – сломаешь мозг» меня подвела. В любом случае, божий промысел «вотпрямщас» на хлеб не намажешь, придется самой выпутываться из их художественного макраме.

Тем и занялась. Решительно отставила тарелки и многообещающе улыбнулась.

- Ты на сегодня не занят, нет? А если и занят, отменяй планы – гости из других миров не каждый день навещают. Пошли покажешь дом, а я расскажу тебе об Италии, наших сказках и что-нибудь еще на закуску. Например, какой широкий диапазон в представлениях народных масс может занимать вампирская тема: от жутких мертвых тварей до романтичных томных юношей, у которых лучше на спрашивать возраст.

Тео от моего энтузиазма заметно подвис.

- Ну-у-у? – Я встала и поманила его за собой. – Идем? Ты ведь хотел узнать про Тосканские мотивы в дизайне.

- Кхм, - задумчиво ответили мне. – Чую, неделя пойдет одна за три. Надо бы надбавку стрясти с родственничков, золотом.

Мой искренний смех разлетелся по первому этажу и свободно упорхнул на второй.

- Мне нравится ваша хватка, мистер Макдак! Даже если ты и не богат неприлично, то идешь верным курсом. А уж вдвоем мы имеем все шансы еще и твою знакомую сельдь обобрать до чешуйки.

Тео задрал голову вверх, будто ожидал оттуда подмоги. Разумеется, не дождался. Сдался и наконец-то подхватил меня под локоть.

- Еще раз назовешь меня селезнем и узнаешь, за какое короткое время романтичные юноши превращаются в жутких тварей, - пригрозил он.

Но я видела, как на губах Тео танцует призрак улыбки, а в глазах притаились изумрудные чертята, которым любопытно и весело. Поэтому беспечно пообещала:

- Хорошо, селезнем больше не буду. А кем буду, еще пока не решила.

 

ГЛАВА 4

 

- Вот живешь себе, живешь, а потом хоба…

- Что именно?

-Уй, какой вы ограниченный! Я же говорю - «хоба», чего непонятного?

 

Теозар

 

Чем дольше я общался с иномирянкой, тем противоречивее становилось мое к ней отношение. Странненькая – это еще мягко сказано, она вела себя столь естественно и непринужденно, словно попадать в другие миры, тела и обстановки дело обыденное и регулярное. Эдакий философский пофигизм.

Единственное, что ее всерьез волновало – судьба кота. Людвига – ну и имечко! Поминала Эни его при каждом удобном и неудобном случае, планомерно выедая мне мозг маленькими аккуратными порциями. Знать бы заранее, как он ей дорог и что стараниями семейки окажусь проживающим под одной крышей с неугомонной недоэльфийкой, фиг бы отдал Эвелине мохнатую шкуру.

Может, действительно смотаться на Вилку, поискать наемницу? Если рыжая получит свою животину, есть шанс, что мне наконец-то дадут спокойно жить и работать.

Пока же малышка ходила за мной хвостом и болтала без умолку. И ладно бы о себе и своем мире рассказывала! Нет, хитрюга как бы невзначай пыталась вытянуть информацию из меня. Общение с ней превращалось в подобие танца: шаги навстречу, когда партнер избегает соприкосновения, затем перемена настроения и уже второй ищет поддержки. И так по кругу.

- Надо заметить, кухня у тебя хоть и красивая, но с точки зрения ее прямого назначения совершенно необжитая! – возмущалась рыжая, хлопая дверцами шкафов и гремя посудой. – Такое чувство, что тут не вампир живет, а фитоняша (разг. Привлекательная девушка, следящая за своей фигурой, прим. авт.) на вечной диете.

Хотел было уточнить, что за «няша» такая, но подумал и… передумал. Порою знания – зло!

- Даже я ума не приложу, из чего тут можно приготовить?

Остроухое «чудовище», маскирующееся под миловидную девицу, распахнуло холодильный ларь и зависло над ним с печальным видом. Даже оголодавшие мыши сейчас не сдержались бы и посочувствовали, отдав последнюю корку.

- Надо заметить, - в тон вымогательнице произнес я, - для эльфийки ты невероятно много ешь!

- Откуда тебе знать, сколько положено съедать молодому эльфийскому организму? – ничуть не обиделась Эни. – К тому же это я с виду хрупкий цветочек, а внутри меня сидит человек необыкновенный.

- Необыкновенный не то слово.

Гостеприимных манер у меня хватило ровно на один вечер. Уже на следующее утро я честно сказал рыжей, что готовить не люблю и нянчиться ни с кем не собираюсь. Где кухня – она знает, вот и вперед! Что найдет – станет ее добычей. Потому теперь обозревал странные виды на хозяйничающую по дому дамочку, которая словно кошка: ее пустили на краешек, а она тебе на голову взгромоздилась, и как это произошло – ты сам не понял. И любопытная такая же, везде нос засунет, только держи.

- Ну пойде-е-ем выйдем в люди… хм, нелюди? В общем, я устал, хочу еды-ы-ы, - пропела она незнакомую мелодию, явно кому-то подражая. – Задрали листья салата твои-и-и!

Нет, когда смотришь на эту солнечную шкодину, решительно невозможно всерьез разозлиться. Все время смеяться тянет, и как у нее это получается? Кажется, я в жизни столько не хохотал, сколько за минувшие два дня.

Не объяснять же малышке, что я и сам по природе недалеко от ее сородичей ушел и к мясу с другой тяжелой пищей совершенно равнодушен. Вот саму бы ее с удовольствием выпил на ужин, такую вкусную на эмоции девочку. Но тот эпизод, когда я неосознанно по привычке потянул с нее негатив, специально усугубляя переживания из-за, будь он неладен, кота, и Эни чуть не лишилась сознания, отчего-то оставил в памяти неприятный осадок.

Энергетика недоэльфиечки манила, но она была столь изысканная, словно десерт в самой дорогой ресторации Шадоу. А в столице Сумеречного Леса в десертах толк знают! Ее хотелось пробовать по чуть-чуть, смаковать, наслаждаться. Однако стоит взять лишнего, как испортишь все удовольствие. Да и честно признаться, смотреть на Эни, когда она вот так пританцовывает, что-то мурлычет себе под нос и улыбаясь щебечет, мне нравилось гораздо больше, нежели вид осунувшейся, потерянной девушки, разбитой всеми горестями мира. Так что теперь, если я и забирал у нее отрицательные эмоции, то делал это аккуратно, даря облегчение.

В стену врезалась почтовая сойка и красиво сползла по прозрачной преграде. Я ухмыльнулся: вот летучие мыши всегда четко препятствие облетают, но мышку подчинить – это уметь нужно.

- Ой, птичка.

Эни подскочила к окну и присела на корточки. Что-то там прошептала, и сойка радостно зачирикала, вновь поднимаясь в воздух.

Ясно, отныне покой нам только снится. Пришлось вставать и топать открывать створку для почтовой мелочи. Кому еще чего от меня нужно?

Старый прохвост Алауни сообщал о новом заказе и по обыкновению заворачивал банальное предложение о встрече в тьму словесных кружев и аллегорий. То-то сойка притомилась, пока дотащила его пухлый свиток. Вот уж кто сквалыга, каких поискать. Селезень Эни может смело идти к уважаемому мастеру и брать уроки, как сэкономить в малом и отхватить в большом.

- Что там? Чего пишут? – лаская разомлевшую сойку, полюбопытствовала моя то ли гостья, то ли пленница. – Это меня касается? Какие-нибудь инструкции? Не, все же прикольно у вас почта работает через всякие забавные средства. У нас голуби давно свое отлетали. Хотя если бы это была твоя семья, то прилетела бы мышь, да? О, а ты умеешь обращаться в нетопыря?

Я вздохнул, напоминая себе, что это всего на неделю. И она из другого мира.

- Нет, чудо на мою голову дивное, мы не обращаемся. А кроме тебя есть еще масса вещей, требующих моего внимания.

Теперь Эни встала у меня за плечом и старалась заглянуть в свиток. Сойка нахально расхаживала по столу с видом победителя по жизни. Мне не особо хотелось встречаться с Алауни, но это был самый платежеспособный клиент, несмотря на репутацию скряги. В том смысле, что работу он предлагал интересную и понимал – дешево она стоить не может. Значит, нужно придумать куда девать рыжую занозу.

- Отпусти меня, старче, я тебе еще пригожу-у-усь! – провыла та прямо в ухо.

Ши-фо Всеведающая, да за что?! Чем я тебя прогневил?

- Или возьми с собой! Все равно надо в супермаркет, еды затарить. Убьем сразу несколько зайцев, классно же.

- Уймись, убивательница, - как мог вежливо попросил я и поспешно спрятал послание от неких глазастых и любопытных.

Оставлять недоэльфийку одну дома чревато: она уже была поймана за попытками взлома защиты и самостоятельной вылазки на природу – мать ее. Брать с собой тоже ни разу не светлая перспектива. Лишаться расположения Алауни и круглой суммы – полная луна!

И что делать?

В общих чертах обрисовал ситуацию и задачу, уповая на благоразумие Эни. Пошел собираться.

Так понимаю, благоразумие в ней даже не ночевало.

- Работай до поту – поешь хлеба в охоту. Работать не станешь, так и ноги протянешь, - бубнила рыжая язва, кидая на меня взгляды, полные вселенской скорби.

Самая голодная и самая несчастная эльфийка в мире, ага. Если бы не знал достоверно как оно на самом деле, так бы и поверил.

- Горька работа, зато хлеб сладок. По готовой работе и хлеб вкусней. Кто без устали работает, тот без хлеба не бывает. Заработанный ломоть лучше краденного каравая.

Я только хмыкнул, не переставая методично складывать вещи и игнорируя ее многозначительное бормотание. Нашлась королева народной мудрости. Последнее изречение особенно повеселило, если учесть с кем именно мне предстоит встреча и общий профиль моей деятельности. Будет ей ломоть и каравай тоже будет, и что-то подсказывает, слопает их рыжуха с одинаковым удовольствием.

- Работа – с зубами, а лень – с языком, - видимо войдя в раж, заговорилась малышка.

Чем я и воспользовался, не преминув куснуть в ответ:

- Я и вижу, кто тут из нас двоих языком чешет без конца.

- Кто ж спорит! – Смутить эту девицу, наверное, под силу только закоренелому цинику. И то не факт. – У тебя зубы – ты и работаешь. А кто не работает – тот ест! Ну возьми-и-и меня с собой, ну пожа-а-алуйста! Я мешать не буду, пооколачиваюсь в сторонке, на мир посмотрю. И все. Честно, только посмотрю.

Почему-то я ей не верил. Имелось ощущение, что меня нагло дурят. Больно легкомысленно она себя ведет. С другой стороны – всяко ведь бывает, женская душа вообще потемки. А тут целая полуэльфийка, неопознанной конфигурации.

- Была бы шея, а хомут найдется, - вновь залопотала она.

 Я рыкнул – сам не ожидал, ничего себе как умею. Она – пискнула и округлила и без того огромные глазищи цвета неба над островами Фейри.

- Перепутала малость, увлеклась, - покаянно произнесла Эни. – Хотя…

- Все! Стоп! Не продолжай.

Вдох-выдох, счет до пяти.

- Переодевайся в свое родимое, даю пятнадцать минут.

- Уи-и-и! Тео, лапонька, ты такой котик.

Она подскочила, повисла у меня на шее и совершенно бесстрашно клюнула куда-то в кадык. И пока я осмыслял, чего это сейчас было, негодницы уже след давно простыл. Застучали шустрые шаги по лестнице. Со второго этажа донеслась очередная странная для эльфийской ритмики мелодия. Стряхнул с себя ступор и посмотрел на подозрительно хитроклювую сойку.

Или она была обычной, а мне примерещилось?

Подхватил посланницу и решительно выпустил на свободу, даже ответ писать не стал. Ни к чему. Достаточно появиться в известном нам с Алауни месте, в известное время. Вот бы еще обойтись без приключений и всяких непредвиденных пакостей.

Эни вела себя безукоризненно: тихая, послушная мышка, выполняющая пожелания быстро и без лишних вопросов. То ли выдавала спокойствие авансом в счет будущих затрат, то ли возмещала уже потраченное.

Может же, когда… ей выгодно.

Лишь выйдя во двор, она с интересом поозиралась и впервые заговорила:

- На чем поедем? Хм-м-м, или полетим? Али пешком пойдем?

- Поскачем.

Солнечный цветочек навострил острые ушки, качнул головой и с сомнением возразил:

- Нет у тебя лошадей, я бы заметила за два-то дня. Или такси ждем? – вдруг развеселилась Эни. – Лошадиное. Кареты там всякие, как в лучших романах прошлых столетий.

Я развел руками:

- Если ты о заказе извозчика со стороны, то не угадала. Места здесь глухие, безлюдные на несколько дней пути.

С удовольствием пронаблюдал, как на лице малышки сменяется палитра различных эмоций. Да-да, деточка, даже если выберешься на волю – далеко не уйдешь. Не зря тебя именно сюда братья упрятали.

- Тогда как? – наконец-то совладав с собой, уточнила Эни.

- А как перемещаются из глуши в обжитые районы на Земле?

- По-разному, - хихикнула рыжая вредина, - например, можно удачно выйти замуж.

- Муж – извозчик? Конюх, телепортист? Оригинально.

- Все же скорее телепортист. Эдакий волшебник на голубом вертолете, исполняющий голубые мечты. Наверняка у вас тоже так бывает.

- Вертолете?

- Ага, машина, механизм, которая легко поднимается в воздух и поднимает грузы с пассажирами. О-о-ой, вернемся – нарисую и объясню. Ты давай свой транспорт показывай!

Взял ее за руку, без лишних слов ныряя в сумрак. Громко свистнул и придирчиво изучил влияние темных структур на светлую эльфийку. У нее был слабый магический дар, это стало понятно почти сразу, как мы познакомились. Именно это позволило Эни, во-первых, шагнуть в другой слой реальности – потенциал все же имелся, во-вторых, не создавать критичное для пространства возмущение своими светлыми эманациями. Я немного опасался, как она отнесется к предложенному способу путешествовать, но рыжуля и здесь проявила чудеса психологической гибкости.

- Ёлочки-иголочки! – заорала она, без стеснения тыча пальцем в двух холеных, лоснящихся и пышущих энтузиазмом жеребцов мрака, что явились на зов. – Какая прелесть!

На моей памяти это первая девушка из светлых, да и вообще женского племени, – гибриды вроде Эвелины не в счет! У них система координат смещенная по самое не балуйся, - которая столь искренне и восторженно приняла чистые порождения тьмы. Я едва не захлебнулся ее эмоциями, настолько они были естественными и насыщенными. К тому же в сумраке все ощущается гораздо острее.

- Ты с вашими технологиями еще и верхом ездить умеешь? – без особой надежды уточнил я. В крайнем случае посажу к себе и буду страховать всю дорогу.

- Умею, - как само собой разумеющееся ответила «почти поверил, что настоящая эльфийка». Заметив скептический взгляд, она поспешно добавила: - Брала уроки в… э, специальном клубе.

Хоть я и заметил шероховатость в объяснении Эни, остального хватало с лихвой, чтобы проникнуться уважением к возможностям чужого мира. А уж когда она, презрев мою помощь, с легкостью вскочила на спину неоседланного жеребца, оставалось лишь мысленно воздать гостье свое восхищение. Все же эльфы так близки к фейри, что порой их легко спутать.

Красотка! Особенно теперь, с горделивой осанкой, предвкушающим блеском во взгляде и шалой улыбкой на губах цвета спелой вишни.

Ее азарт зарядил и меня, позволив отбросить любые опасения и беспокойства. Только вперед, только свобода и привычные объятия мрака. Мы мчались наперегонки, и кони всхрапывали под нами, выпуская из ноздрей сгустки тьмы.

- Йи-и-и… ха-а-а! – верещала иномирная гостья, а я громко хохотал ей в ответ.

Гривы скакунов стелились по ветру, растворялись во мраке. Нам было весело и легко, словно мы знали друг друга многие зимы наперед. Бешеная скачка на другом плане пространства, безумное погружение во тьму с такой же сумасшедшей недоэльфийкой, эйфория от скорости и мощи жеребцов под тобой – выбравшись в физический мир на улицах Вилки, я чувствовал себя слегка хмельным и бесконечно счастливым.

Рядом с такой вкусной и щедрой на эмоции девчонкой, да в сумраке… неудивительно, что легкое сумасбродство, присущее всем, в ком течет кровь фейри, превратилось хоть и в контролируемое, но помешательство. Мм-м, но как же приятно!

- Где это мы? – с интересом осматриваясь, полюбопытствовала Эни. – Что за местность?

- Вилка – нейтральный клочок земли, этакий остров для всех и каждого. Здесь царят символические порядки и всегда нужно держать ухо востро. Потому что законы государств остаются на их территории, здесь – нет. На Вилке легко встретить темного в обнимку со светлым; гнома, распивающего эльфийское вино и заплетающего бороду по последней моде дриад; а то и тролля, обучающего искусству танца.

- Танцующий тролль? – недоверчиво переспросила рыжая, смело уцепившись за мой локоть и вышагивая по отполированным временем каменным тротуарам Вилки.

- Брачные танцы… драконов, - с улыбкой поделился я.

- Издеваешься?

- Ни капли. Очень популярное в последние годы направление.

Эни остановилась, некоторое время пристально разглядывала мое лицо, а потом громко рассмеялась. Заливисто и удивительно мелодично, как это умеет дивный народ.

- Ну тогда верю, раз танцы драконов, да еще брачные, пожалуй, тролль должен справиться.

Она потянула меня за рукав, и мы снова пошли.

- Что за расистские предрассудки! – наигранно возмутился я. – Среди троллей полно приятных людей, которые не лишены грации и чувства прекрасного.

- Конечно-конечно, прости мне мое невежество.

- Нет, ну может, с эльфами в этой сфере им не тягаться, но помимо вашей братии хватает менее привередливых рас. И кстати, услышь тебя сейчас дракон, он бы тоже затаил обиду, так что смотри, будешь вести себя как типичный эльф – наживешь кучу врагов, особенно здесь.

- Брось, как типичный у меня при всем желании никогда не получалось… то есть не получается, короче, я пытаюсь соответствовать, - зачастила Эни. – Но ты же сам и забраковал меня.

Хотел было ответить, но она резко сбила с мысли очередным вопросом:

- Вилка – это что-то типа государства в государстве, с полной неприкосновенностью и анархией? И конечно же, как у любого перегиба в сторону свободы и прав, надо учитывать и другую сторону медали – ущемление этих самых ценностей теми, кто сильнее, хитрее и наглее?

Теперь уже притормозил я и с интересом посмотрел на иномирянку, от ее былого легкомыслия не осталось следа. Ох и мутная вода эта малышка.

- Верно, на Вилке можно почти все, но мало тех, кто отваживается здесь жить постоянно. Чаще сюда стекается народ провернуть дела, договориться о чем-то, в поисках приключений или лихой доли. Постоянная текучка приезжих превращает это место в кладезь ресурсов и возможностей, но чуть зазеваешься и лишишься не только имущества, но и здоровья.

- Миленько, свежо, оригинально, - заключила моя спутница. – Почему такое странное название?

- Какое, Вилка? Вилка – развилка, от города отходит три дороги, ведущих на главные тракты. Они связывают Человеческое Королевство, орочьи и гномьи владения. – Я выдержал паузу, испытующе вслушиваясь в эмоции Эни. Что-то из моих слов их всколыхнуло. Провокационно добавил: - А по заливу можно добраться в Волшебный Лес.

Точно, зачем-то малышка очень рвалась попасть на территорию светлых. С одной стороны понятно: ей там будет комфортнее, проще затеряться среди как бы своих. Наверное, откровенно противоположные по духу народы ее пугают, и она не знает, чего от них ждать. Взять хотя бы мою семейку. Но ведь меня-то самого она не особо боится, да и не уверен, что для гостьи из другого мира среди светлых, пусть даже ее сородичей, будет более безопасно и меньше рисков нарваться на неприятности.

В ее случае мне виделось наиболее правильным обзавестись полезными связями, еще лучше – толковыми покровителями. А уж какого они будут магического окраса и происхождения дело не столь важное. В конце концов, она по своей сути вообще человек. Эти всегда умели под всех подстроиться – вон даже королевство их почти что в самом центре материка и граничит с кучей стран.

Так как несмотря на яркий шлейф чувств, Эни не проронила ни слова, сосредоточенно о чем-то раздумывая, счел необходимым пояснить:

- В заливе полно нечисти и скрытой опасности, отправляться в плавание без опытного проводника – затея гиблая. Торговые судна берут незнакомцев на борт неохотно. К тому же все опять упрется в деньги, без пары-тройки кошелей серебра к ним и соваться нечего.

- Серебро не золото, против демонов уже более выигрышный вариант, - неожиданно произнесла рыжая бестия и с вызовом вскинула на меня пронзительно голубые глазищи. И улыбнулась.

Сумасбродная девчонка!

Вздохнул и зачем-то обнял ее за хрупкие плечи, будто она уже прямо сейчас собиралась бросить вызов миру, гадам залива и лично деду. Умертвить бы братьев особо изощренным способом – подсунули подарочек, от которого меня штормит из крайности в крайность. Но что еще более странно – Эни отстраняться не стала, по ощущениям, и вовсе не заметила моего опрометчивого порыва. Прильнула ближе, теплая, мелкая, бессовестно рыжая и на всю голову дивная.

Так мы и шли: молча, тесно, уютно и совершенно абсурдно. Не стал ничего менять, а ее по всей видимости ситуация не беспокоила. Радужное состояние после неистовой скачки еще до конца не развеялось, хотелось чего-то простого, понятного и естественного.

Как объятия. Как разговоры ни о чем и обо всем сразу. Как магия, что течет по венам и принимает различные формы.

Морда Баррета, выплывшая сразу за его пузом из-за угла дома, никак не вписывалась в подаренную Ши-фо идиллию, пусть та и была несколько странной для нашего с Эни положения. Как мог непринужденно отодвинулся от недоэльфийки и постарался нырнуть в ближайшую подворотню незамеченным. Куда там! Глазастый слизняк уже вовсю скалил зубы в якобы радушной улыбочке.

Кому бы его сосватать на съедение? У кого желудок неубиваемый, а? И полный гастрономический пофигизм.

 

ГЛАВА 5

 

 Когда и от бабушки ушел, и от дедушки ушел, начинаешь входить во вкус, потому уйти от кого-нибудь еще не то что не проблема – оно как-то само собой получается.

 

Аннариэль

 

Утонув в накативших лавиной мыслях после откровений Тео, я пропустила момент, когда мы поравнялись с невысоким, упитанным человеком, который явно желал побеседовать.

А вот мой спутник столь же явно не желал.

Я всем телом ощутила его недовольство и жажду… хм, что-то такое недоброе в общем. И только потом обратила внимание на то, где находится рука Тео и как он сам отстраняется на подобающее приличиям расстояние. Почему-то стало холодно и неуютно. Быстро вытряхнула глупости из головы и сосредоточила внимание на незнакомце, хотя незнаком он был, похоже, только для меня.

- Господин Теозар, рад видеть! Какими судьбами? – расплылся тот в льстивой улыбке.

Под ледяным и таящим невысказанную опасность взглядом Тео человек поумерил пыл и не придумал ничего умнее, чем начать пристально изучать меня.

От столь откровенной заинтересованности и зрительного «ощупывания» захотелось дать ему в ухо. Похоже, мы – эльфы действительно те еще надменные снобы. Хоть и прилично разбавленные гены давали о себе знать. Подумаешь, человеку любопытно. Дядька выглядел вполне безобидно, несколько простовато и до ужаса жалко. Все вместе создавало странное впечатление и мешало понять наверняка, что он такое и как к нему относиться.

- Смотрю, вы с очаровательной спутницей. Леди, буду счастлив знакомству!

Мужчина сцапал мою ладонь и слегка клюнул, намечая поцелуй. Надеюсь, меня не сильно перекосило. Я очень старалась вести себя, как обещала мамуле, покуда внутренний голос подзуживал сделать так, как учил папочка. Судя по сдавленному смешку Тео, чем-то я себя все-таки выдала.

- Баррет Олден, доверенный гаэр-управляющий Его Светлости герцога Аштарийского. – Тут Баррет скосил взгляд на Тео, но тут же вернулся ко мне и продолжил: - В моем ведении связи с иностранной общественностью, вопросы казначейства и прочие хозяйственные хлопоты. Всегда готов помочь и к вашим услугам, леди…

Он уставился с таким ожиданием, словно кадровик на собеседовании. Полагаю, теперь моя очередь представляться?

От неловкой заминки спас Тео:

- Господин Баррет, с чего вы решили, что леди могут понадобиться ваши услуги? Владения герцога остались далеко в приграничье, здесь же мы просто прогуливаемся. Моя спутница как раз жаловалась, что крайне спешит. Просим извинить. – Он обогнул толстяка, увлекая меня за собой.

В спину донеслось чуть обиженное:

- То есть леди с вами не проживает? Боюсь, у меня другие сведения. И долг обязывает знать и учитывать всех иностранных гостей на землях Его Светлости.

Тео резко обернулся. Так же резко и ответил:

- Ты следишь за мной?

Лед в его голосе можно было резать на кубики и строить эскимосскую иглу. Как раз чтобы в ней схорониться, ибо и взгляд вампира, и его заострившиеся черты лица не предвещали ничего хорошего господину управляющему.

Тот втянул голову в плечи, но все же вполне ровно произнес:

- Что вы, господин Теозар. Однако, как помните, политика нашего короля в вопросах переселенцев весьма строгая и четко предписывает соблюдать учет и…

- Да-да, помню, собирать налоги.

Взгляд Баррета Олдена бегал из стороны в сторону, будто он уже и сам был не рад, что затеял этот разговор. Мимо проходили люди разных рас и сословий, громыхали колеса повозок, из окон ближайшего ресторанчика долетел звон разбившейся посуды и последующая за этим ругань, и только нас троих сейчас окружала гнетущая, если не сказать зловещая тишина.

- Так вот, - собрал остатки мужества господин Баррет, - каждый прибывший на территорию Человеческого Королевства и остающейся на ней дольше сорока восьми часов должен прибыть в канцелярию учета иностранных гостей и…

- Я знаю! – рявкнул Тео. – Не следишь, значит?

- Вы разве не знали? – наигранно удивился Баррет.

Даже я ему не поверила, что уж говорить о вампире.

- О чем именно? – едко поинтересовался мой спутник. – Не припоминаю, чтобы на сей счет имелись какие-либо дополнительные пояснения. Когда мы оформляли договор и подписывали свитки, речь шла только обо мне.

– Закрутились, возможно, запамятовали среди дел, - окончательно бледнея и почему-то хватаясь за грудь, промычал Баррет. – На все жилые объекты положено устанавливать идентифицирующий артефакт, в эталон которого заложен слепок человеческой ауры.

Что-то он переигрывает, как по мне. Неужели настолько страшно? Но ведь Тео ничего ужасного не делает. Нельзя со слабой стрессоустойчивостью занимать столь нервную должность. Того и гляди свалится.

- Прямо-таки на всех? – с недобрым прищуром, выдохнул Тео.

- Ну, - замялся Баррет, - на всех, кто находится на особом контроле. Поймите, мы не можем себе позволить халатно отнестись к факту проживания в наших землях члена семьи дель Рейнморт, - зачастил он, словно оправдываясь. – Я лишь выполнял указания аэр-управляющего. И как раз хотел приехать уточнить насчет вашей гостьи, но не успел, дела задержали.

Баррет Олден беспомощно махнул рукой куда-то позади себя.

- Здесь вот.

- То есть, если я приглашу погостить на недельку-другую семью… да хотя бы братьев, к примеру, им понадобится навестить канцелярию? В очереди там постоять, проголодаться?

При упоминании братьев господин Баррет заметно вздрогнул.

- Зачем же вы такого плохого о нас мнения? Мы же все понимаем. Мы же без фанатизма. Я же потому и хотел сам заехать, просто поинтересоваться, надолго ли к нам леди, вдруг требуется посодействовать в чем-то. Не утруждать вас лишними поездками в город.

- Хорошо, что не заехали, - расплылся в клыкастой улыбке Тео. – Ибо леди планирует остаться на Вилке, а в дальнейшем вернуться домой.

Я с удивлением покосилась на наглого врушку. Господин Баррет с облегчением выдохнул:

- Прекрасно, значит, возникшее недоразумение разрешено.

- Не сомневайтесь, всеобъемлюще и без остатка.

После таких заверений не только засомневаешься, но еще и ночью от любого шороха начнешь вздрагивать. Не приволокся ли это вампир по твою душу, вкусить кровушки. Наверное, наши мысли с господином управляющим были схожи, потому как он промокнул платочком лоб и поспешно откланялся.

- И не совестно тебе? – покачав головой, попеняла я Тео.

Он только довольно облизнулся и как ни в чем не бывало продолжил путь.

- Совесть? Что это такое вообще?

Я оценила масштаб провокации и смиренно констатировала:

- Так рудимент, не обращай внимания, в целом понятно.

- Погоди-погоди, ты решила, что слизняк достоин более теплого отношения?

- Разве нет? Он тебя до дрожи боится, чего ж еще?

Тео в этот миг стал до ужаса похож на папу, когда тот знал правильный ответ, но принимал несовершенство мира как данность и не собирался отстаивать собственную точку зрения. Поняв, что комментариев не дождусь и до морковкиного заговенья, сменила тему:

- Что за приставки такие странные? Нет, что он управляющий герцога я поняла, а вот нюансы остались в тумане.

- Третий помощник пятого на подхвате, - с пренебрежением буркнул Тео, остановившись напротив красивого двухэтажного здания с двускатной крышей и маленькими балкончиками с цветами у окон. Выбеленные стены украшал геометрический узор из деревянных балок, а над скромным, почти неприметным входом висела такая же лаконичная вывеска «Ходи мимо».

- Хитрая Аштарийская светлость неплохо приспособила себе на службу его скользкие качества, а если однажды кто и пристукнет гада из-за излишнего рвения, то не жалко, - меж тем продолжил мысль мой спутник. – Приставки – это порядковый номер по степени близости к герцогу, аэр – первый. Идем внутрь, мы пришли.

Я хмыкнула:

- Не слишком-то гостеприимное название у заведения. А у тебя, как посмотрю, ни капли почтения к начальству Баррета.

- Сама же требовала еды! Чтоб ты знала, «Ходи мимо» - лучшая ресторация не только на Вилке, но и в принципе до самых Зеленых топей. Что до почтения, - Тео пожал плечами, - как бы там ни было я дель Рейнморт.

Больше он ничего не добавил, видимо, сочтя пояснение и без того очевидным. Так понимаю, Рейнморт в Сумеречном Лесу да и за его пределами фамилия известная и наверняка одиозная. Но меня озадачило вовсе не это. Все то время, пока безукоризненный хостес провожал нас к столу, мне не давала покоя горечь, что проступила в нечаянно оброненном «как бы там ни было». Слишком откровенно вышло, будто невольно мне позволили прикоснуться к гораздо более личному. Думаю, он и сам пожалел о своей оговорке, хоть и бровью не повел. Тем не менее поймать прямой взгляд вампира с тех пор не удавалось.

Ресторан по внутреннему убранству напоминал нечто среднее между богатым охотничьим домиком и каким-нибудь стилизованным под старину баром в Западной Европе. Много дерева, камня, преобладание шоколадных оттенков с вкраплением позолоты на массивных рамах зеркал и картин, приглушенное освещение, идеальная разбивка на зоны – где гости могли почувствовать себя в относительном уединении. Витающие ароматы дразнили, распаляя аппетит. Ненавязчивая мелодия скрадывала посторонние разговоры.

Хостес сменился предупредительным официантом. Передо мной на стол легло меню с устрашающим количеством страниц. Уже на первых я полностью выпала из реальности, впечатленная и голодная. Поэтому удивленно моргнула, расслышав над ухом веселое:

- Кажется, это надолго. Принесите леди все, что она попросит. Я присоединюсь к трапезе позже.

- В смысле позже, неужели ты оставишь меня одну? – изумилась я.

Тео подал знак официанту нас оставить, и тот мгновенно исчез.

- Не совсем, я буду вон там.

Перевела взгляд в указанном направлении. Вверху, на втором уровне, имелись изысканно обставленные сектора с персональными каминами, диванами и даже коврами. Часть из них скрывали матовые экраны. Данное заведение могло удовлетворить не только взыскательный гастрономический вкус, но и обеспечить своих гостей полным комфортом с приватом.

- Эни, помнишь, ты обещала не делать глупостей и просто спокойно наблюдать со стороны за происходящим?

Я прикинулась невинным ягненочком, с энтузиазмом кивнула. Он не поверил.

- Меняю ужин на твое образцовое поведение, идет?

Фыркнула. В последний момент удержала на языке ехидное наблюдение о том, что кто-то все-таки немножечко Скрудж. Судя по вспыхнувшему бесовской зеленью взгляду Тео, он с легкостью разгадал ход моих мыслей.

- Хорошо, а если пообещаю много-много вкусного и исключительно по твоему предпочтению? Все, что захочешь, - искушающе протянул он.

Не сдержала улыбки, склонила голову набок, давая возможность самому подумать над ответом.

Тео завис надо мной так близко, что почти касался кончиком носа. Зря я заправила волосы за ухо, теперь мало того, что кожей чувствовала его дыхание, так еще ухо же меня и выдаст при первой возможности.

- Послушай, малышка, я действительно не хотел бы тебе вредить. Поэтому давай ты не будешь создавать проблем, и мы останемся в добрых отношениях.

- Голосок твой так хорош, очень сладко ты поешь! – что-то навеяло, знаете ли. – В добрых отношениях на твоих условиях и с твоей выгодой.

- Считаешь, тебе подобный расклад не выгоден? – чуть отстраняясь, изогнул бровь Тео. – Ведь я мог усыпить тебя и оставить дома.

- Мог бы, но рано или поздно пришлось бы столкнуться с последствиями. Ты же не думаешь, что после такого мы бы сохранили «добрые отношения»? – Я тоже выгнула бровь, зеркаля наглую клыкастую морду. – До конца недели еще полно времени отравить тебе жизнь. Ты взял меня сугубо из практических соображений, а не от приступа сострадательной любви к ближнему, верно?

Тео прищурился и долго молчал, словно в самом деле раздумывал над причинами, побудившими его оказаться здесь в компании дерзкой и неблагодарной девицы. Подозреваю, именно такой он меня сейчас и видит.

- Проклятые миражи, если бы не знал откуда ты на самом деле, решил бы, что тебя воспитывали дроу! И плевать, что выглядишь как чистокровная светлая.

Закусила губу, сдерживая веселье. Что бы, интересно, на это заявление сказала мама? Хорошо она никогда не узнает о своем педагогическом фиаско.

Откуда-то со стороны донесся бой часов. Тео отбросил маски и произнес предельно серьезно:

- Я помогу найти кота.

Хитрый вампир, знает, на что цеплять! И ведь до последнего хотел отделаться малой кровью, зараза клыкастая. А может, это очередная уловка?

- Поклянись, - велела я и, вспомнив, как он обличал брата в небрежении к клятвам, добавила: - Магически.

Бесстыжие глаза напротив округлились, выплескивая то ли изумление, то ли возмущение.

- Рыжая, ты вроде не бессмертна, - процедил Тео.

- Зато у меня теперь срок годности, тьфу, жизненности… м, живучести сильно расширенный.

Он взглянул наверх, где несколько матовых экранов стали прозрачными, открывая вид на опустевшие комнаты. В тех, что были никем не заняты прежде, наоборот, появились гости.

- Демоны с тобой, но тогда ты тоже дашь клятву. Услуга за услугу. Я приложу все усилия, чтобы найти кота, ты – больше не будешь пытаться удрать.

Тео протянул руку, на его ладони затрепетал язычок пламени, сотканного из мрака.

- Найти – не значит спасти. Ты сделаешь все возможное, чтобы вернуть Людвига, - уточнила формулировку и поняла, что подобралась к последней черте терпения своего спутника. Не рискуя и дальше ставить условия, поспешно выдохнула: - Я не сбегу!

Тоже протянула ладонь, только на ней танцевал язычок белого пламени. Стандартная процедура заключения магического договора.

Тео с подозрением прищурился.

- Что? Я делаю что-то не так? – прикинулась очаровательной дурочкой и похлопала ресницами. – Разве не надо было повторить за тобой? Я лишь подумала, оно само. – Кивнула на наши руки. – Что дальше?

Мы переплели пальцы в рукопожатии, магические сгустки силы смешались. Часть впиталась обратно в ладонь Тео, часть – в мою. Я зашипела от боли – плата за гарантии, знала, что так должно быть, но еще ни разу не доводилось заключать подобные сделки лично. В отличие от меня, вампир даже не поморщился.

Он ожог меня странным взглядом, в котором смешался ворох вопросов и чувств. Чувств далеко не положительного окраса. Не проронив ни слова, Тео ушел. А я осталась размышлять над тем, во что мне теперь это выльется. Может, я и поступила опрометчиво, зато наконец-то ощутила хоть какой-то просвет в пелене пасмурного горизонта событий.

Словно из ниоткуда появившийся официант с профессиональной улыбкой напомнил о приятном. Еда, много еды! Разной, вкусной и сытной.

Сделав заказ, я искоса взглянула туда, куда прежде указывал Тео. Он действительно был в одной из верхних вип-комнат, и не один. Закрываться экраном они не стали. Мельком мне удалось разглядеть представительного мужчину в возрасте, но вскоре он откинулся на спинку кресла и его лицо скрыла тень. Подсвеченными остались лишь начищенные до блеска ботинки и лежащая на подлокотнике рука, унизанная перстнями. Спасибо эльфийскому зрению – человеком я бы и этого не увидела.

Тео скользнул безразличным взглядом по отдыхающим на нижнем этаже, несколько мгновений мы смотрели друг на друга. Его лицо не выражало ничего, но теперь я поняла почему стена в их секторе осталась прозрачной. Он бдит, и несмотря на договор не доверяет мне.

Правильно делает.

Ибо мысли уже вовсю крутились в направлении обхода клятвы. Да, сама я попытки сбежать пока оставлю. Но если за мной придет помощь от родственников, разве смогу не подчиниться требованию следовать, куда велят? Конечно нет! И заподозрить в данном факте мою инициативу будет нельзя, а значит, взятки гладки. В том, что меня вовсю ищут, я не сомневалась. Дед на уши всех поставит, вопрос времени. К сожалению, времени-то как раз и не хватало.

Вновь вернулся официант, и я поняла, что явно пожадничала. Он хоть и удерживал вежливо-отстраненное выражение лица, но был только человеком. Это вам не эльф с возведенным в абсолют умением скрывать чувства, даже если тебе в этот момент поджаривают пятки. Всегда завидовала этому их врожденному качеству, так как человеческого во мне было все ж таки многовато.

- Мой спутник очень прожорлив, - пунцовея ушами, ляпнула первое пришедшее в голову.

Официант смутился и поспешил уверить, что вовсе ничего и не думал. Разве можно заподозрить столь хрупкую и изящную дочь прекрасного народа в том, что она ест больше птички. Я вспомнила тетю Наэль и резко заинтересовалась содержимым ближайшей тарелки. Не стану развеивать предрассудки местных, кто я такая, чтобы рушить их веру в прекрасное?

Оставшись один на один с едой, я расслабилась и начала получать удовольствие. Все же хорошее, не лишенное цивилизации место и уютная атмосфера делали свое дело. Позади имелся встроенный стеллаж с книгами, протянула руку и сцапала ближайший томик. Ульфрик Здых «Управление крупным хозяйством в условиях экономической неопределенности» - провела пальцем по серебристому тиснению букв. Н-да, ассортимент чтива в лучшей ресторации, надо заметить, так себе. Или это я выпадаю из целевой аудитории автора… Вспомнился господин Баррет Олден с его претенциозно длинной должностью. Вот кто, пожалуй, мог бы оценить по достоинству сей почтенный труд.

Бездумно пролистала странички и отложила книгу на край. Кажется, у меня появился потенциальный союзник. Не ахти какой, но в отсутствии альтернатив сойдет. Что если попросить у Баррета политического убежища?

Я – попавший в затруднительную ситуацию человек… или нет, нельзя рассказывать о портале. Тогда эльфийка, которую непонятно зачем удерживают против воли, во! Запугали, не кормят и вообще такие-сякие кровососы ужасные.

Обмакнула в соус очередной кусок запеченной утки, завернутой в веточки пряной травы, сильно смахивающей на розмарин. Зажмурилась от удовольствия и вдумчиво прожевала. Затем оглядела богато сервированный стол, вздохнула: ла-а-адно, претензию по поводу «не кормят» приберегу на крайний случай. Но в остальном ужасные кровососы и точка!

В конце концов, это из-за их проделок я не пойми где и без Людвига вместо того, чтобы готовиться к собеседованию с главой факультета международных отношений в Академии наук и права.

Хотя… дедушка не раз отзывался с пренебрежением об умственных способностях человеческого правителя. Так стоит ли пытаться искать помощи у Баррета? С другой стороны, деда Ди в принципе предъявляет повышенные требования к работе мысли окружающих, а уж люди, - те кто человеки, - они вообще, по его мнению, народ отсталый. Появление в семье мамы и позднее внуков с Земли несколько пошатнуло сложившиеся за века стереотипы Наимудрейшего из Наисветлейших, тем не менее местные хомо сапиенс у него до сих пор не в почете.

Конечно, сообщать чья я внучка категорически глупо. Чтобы меня захотели употребить с пользой не только вампиры, но и все кому не лень? Ну нет! Главного Советника Адрианэля эрн Лаолийского знают многие, и среди них полно желающих, чтобы он слился с природой. Окончательно и безвозвратно. Еще не хватало ненароком создать проблем. Как я потом деду в глаза смотреть стану, а дроу? Позорище ведь. Из дома я Воинов или лист пожухлый? Мы, Идущие зеленой тропой, от трудностей не увядаем!

Папочке вон как досталось, представить страшно, и то выплыл. А я дочь своего отца, между прочим, некогда Двадцать пятого Меча Волшебного Леса. Так что оставлю Баррета на запасной план, если до конца недели ничего другого не подвернется, чтобы и данное Тео обещание сдержать и arrivederci («прощай» итал, прим авт.) всей его семейке послать.

За дегустацией блюд и раздумьями о «житие свое» время летело легко и необременительно. Я откинулась на мягком кресле с кружкой горячего взвара и лениво разглядывала изредка мелькающих посетителей. Полагаю, стратегический столик выбран был Теозаром не случайно: он отлично просматривался из вип-сектора и путь к ведущей наверх лестнице лежал аккурат неподалеку. Таким образом, любопытствующей землянке под прикрытием было чем скрасить досуг.

Тео сказал чистую правду, жизнь на Вилке отличалась от той, что мне доводилось видеть в других регионах Терралии. Правда, я не и могла похвалиться широким географическим кругозором этого мира. Когда мы гостили у дедушки, то жили в основном в Эльнаоре и лишь изредка выбирались в поездки в пределах Волшебного Леса. Ну и, конечно, еще Темные Земли. Опять же только в столицу темноэльфийских владений – Шаардан, уникальный по своей природе подземный город с выходом на поверхность в провинциях.

Мой глаз зацепился за темнокожего эльфа, подтверждая избитую истину: мы начинаем замечать именно то, на что настроен наш фокус внимания и мысли. Сердце забилось чаще… а вдруг? Но нет, абсолютно незнакомый дроу с такой разбойничьей физиономией, что несмотря на внешнюю правильность черт, назвать его красавчиком язык не повернется. И покрытые шрамированными татуировками предплечья лишь добавляли воинственности его образу.

Зато чуть погодя, словно компенсируя предыдущую картинку, мимо проплыла колоритнейшая пара. Утонченная леди, чью расовую принадлежность определить сходу не удалось, разве что точно не эльфийка, и не менее утонченный орк. При чем как в прямом, так и в переносном смысле: по комплекции мужчина уступал среднестатистическому представителю своего народа (уж эти-то зеленые морды я повидала в избытке), и одет он был в костюм тройку. Конечно, не классического вида, принятого у нас, но за вычетом деталей вполне похоже. Вишенкой на торте стала косточка, торчащая у орка из нагрудного кармашка вместо платка.

Я улыбнулась. Все же эти ребята неисправимы, сколько бы усилий ни прилагали, а харизма все равно выдает.

Сверкнувший в отблесках живого пламени перстень, непроизвольно приковал мой взгляд. Знакомая рука со знакомыми кольцами. Так вот ты какой, олень северный, то есть моя путевка в свет. Тот, ради кого Тео все же решил выбраться в город, хотя до этого был плотно настроен отсидеть со мной срок в четырех стенах.

Что сказать, на лице мужчины так и было написано: беру от жизни все и даже больше. Дядя Игорь про такого сказал бы, что он мастер мистификаций. У дяди на таких чуйка – неудивительно, как никак подполковник полиции.

Лет в тринадцать я заболела всякой такой романтикой: гениальные преступные умы и не менее гениальные сыщики. Все никак не могла определиться, на чьей стороне мне больше нравится. Особенно учитывая совершенно иную ментальность терралийского населения и нежную любовь к дроу. Вот тогда-то дядюшка много времени посвятил натаскиванию одной юной особы и внушению ей полезных ориентиров по жизни. И готова отдать хвост фиолетовой сардины демонам забесплатно, если импозантный усач с перстнями нажил свои богатства честным и благородным путем в неусыпных заботах о ближнем.

Пока я рассматривала знакомого Тео, в поле зрения появился и он сам. Теперь они находились на относительно небольшом расстоянии друг от друга, но двигались в разные стороны. Мужчина к выходу, Тео – ко мне. Вампир лучился довольством, и даже на губах у него играла приветливая улыбка. Я ответила тем же, с облегчением отмечая, что он больше не злится.

А в следующий момент идиллия разом кончилась. Время же ускорилось настолько, что я бы и понять ничего не успела, не окажись в теле эльфийки.

Боковым зрением заметила тень, скользнувшую по стенам и потолку. Слишком рвано и стремительно она двигалась, чтобы быть всего лишь обычной тенью. Так и есть: по направлению к мужчине с перстнями, разворачиваясь в полете и наращивая диаметр, сплеталась сеть Ахнира. Премерзкое заклинание, которому меня научил Вайрин – выпросила в качестве подарка к человеческому совершеннолетию. Оно практически не создает всплеска в магическом фоне и, если ты не урожденный эльф, вовремя заметить ловушку почти невозможно.

Но Тео что-то заметил или почувствовал, его глаза расширились, а взгляд стал то ли вопросительным, то ли требовательным. Ускорив шаг, он неотрывно смотрел на меня, и только на меня. Я считала удары сердца, напряженно ожидая, когда все закончится.

Шаг Тео, еще один.

Жертва сети Ахнира тоже не прекращала движения и тут…

Бодро пробегающего по залу официанта повело. Он покачнулся и толкнул плечом мужчину с перстями. Тот недовольно поморщился, поджал губы на последовавший поток извинений и ушел из-под атаки! Свернул в сторону и обогнул соседний стол.

Твою ж мать природу и чертей злополучных.

- Тео, стой! – заорала я, сообразив, что теперь в распахнутые объятия паутины заклинания спешит вляпаться тот единственный, кого я более-менее знала на этом долбанном клочке земли.

Конечно же он не остановился.

Я знала, как нейтрализовать ловушку, а вот в том, что вампиру известны блоки школы Серых плащей – элитного подразделения среди воинов дроу, имелись сомнения.

Дальше уже действовала на инстинктах.

Схватила так до сих пор и лежащую на столе книгу управленческих советов господина Здыха и что есть сил запустила ею в Тео. Он отшатнулся и, пригибаясь, замедлился. Увидеть, попал в него в итоге увесистый томик или нет, уже не успевала. Прыгнула вперед, хватаясь за крайнюю нить паутины. Быстро-быстро, словно кружевница со стажем, начала перебирать плетения, разматывая ловушку.

И все бы ничего, может и обошлось. Списали бы потом происшествие на слегка экзальтированную эльфийку с придурью, да только ловушка оказалась с сюрпризом. Последнее, что я увидела перед тем, как меня затянуло в пространство портала, – перекошенное лицо Тео и его обещающий все кары мира взгляд.

Растворяясь в беспамятстве, отстраненно подумала: но ведь я же не сбежала, правда?

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям