0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Последний шанс » Отрывок из книги «Последний шанс»

Отрывок из книги «Последний шанс»

Автор: Чернявская Юлия

Исключительными правами на произведение «Последний шанс» обладает автор — Чернявская Юлия Copyright © Чернявская Юлия

Пролог

Тор-Муавад, группа астероидов, кружившихся вокруг звезды Симирин, – все, что осталось от некогда большой планеты. Несколько столетий назад она распалась на части, настолько всевозможные горные выработки и шахты успели пронизать ее. Оставалось удивляться, что этого не случилось раньше. Население едва успели эвакуировать, прежде чем произошла катастрофа. Но, спустя какое-то время, даже на этих обломках возникло подобие жизни. Залежи ценного титана, ради которого рыли шахты глубиной в сотни и тысячи метров оказались практически на поверхности. А вместе с ним доступными для разработок стали и другие металлы, добраться до которых раньше было слишком сложно. Разумеется, крупные компании не упустили такую возможность. В стороне от скопления астероидов находилась большая станция, куда поступала руда, и где проходила ее первичная обработка. Уже оттуда титан и другие металлы доставляли на орбитальные заводы и окончательно очищали от примесей. Отходы переработки поступали на ближайшую необитаемую планету, где их просто рассыпали по поверхности.

Ночная смена станции таки не поняла, что происходит. Несколько кораблей возникли между ними и астероидами. Залп бортовых орудий, и в космосе закувыркались многочленные обломки. Следом вынырнули из подпространства корабли сборщики и принялись всасывать в себя эти куски, а после и мелкие астероиды. Оставив на месте катера, которые должны переработать астероиды и один крейсер для обеспечения связи, флот Грайсаров медленно двинулся дальше, к ближайшей обитаемой планете.

Смену власти рабочие на астероидах заметили только утром, когда не прилетели корабли, забрать людей и руду. Но было поздно. Они находились далеко за линией фронта, под прицелом пушек, без продовольствия и запасов воздуха. Очень скоро астероиды вновь стали пустынными и безжизненными. А через какое-то время и их перемололи грайсарские катера.

***

Когда на пульт дежурного поступил сигнал тревоги, прошло несколько часов. Молодой техник несколько раз попытался вызвать станцию, потом принялся проверять исправность линий. Помехи в этом секторе происходили часто. Точнее, не реже одного раза в пять дней, в зависимости от интенсивности вспышек местного светила. Сигнал проходил. Во всяком случае, на тестовый маяк, что располагался на одном из астероидов. Но станция продолжала молчать.

– Да что там у них такое, – недовольно пробормотал техник, запрашивая полные данные о работе транслятора.

Машинка пищала, сигнализируя об интенсивной работе, после чего из нее пополз длинный лист, отмечающий состояние ретрансляторов станции за последние несколько дней. Техник внимательно изучал их. Вот несколько дней назад шли привычные помехи, потом все наладилось. Новые помехи, от незначительного выброса на светиле, не замеченные остальными, поскольку станция располагалась куда ближе к звезде, чем планета. Дальнейшая работа не вызывала нареканий. А потом был всплеск сигнала и… Техник не верил своим глазам. Сигналы обрывались. Все, кроме сигнала того самого транслятора, что располагался на астероиде.

Не думая больше, он кое-как свернул лист и покинул помещение, не дожидаясь, пока сменщик займет его место. По узким коридорам, то и дело спотыкаясь или ударяясь на поворотах о стены, он бросился к центральному пункту.

– Хай, Стен, – окликнули его перед входом в командный отсек. – Что там у тебя такого, что ты несешься, не разбирая дороги?

– Капитан на месте? – вместо ответа поинтересовался техник, попутно пытаясь отдышаться.

– Вроде никуда не выходил, – пожал плечами его собеседник.

Дальше Стен уже ничего не слушал. Быстро промчавшись по коридору командного отсека, он кивнул паре знакомых, бросил секретарю, что у него срочное дело и влетел в кабинет, не дожидаясь доклада и приглашения.

– Мастер-техник Стенли Мэтьюз, – капитан Барет, нахмурившись, смотрел на растрепанного сотрудника в замявшемся комбинезоне с парой пятен на рукаве и расстегнутым воротом. – Что такого могло произойти, раз вы врываетесь в мой кабинет без предупреждения.

– Станция, сэр, – выдохнул техник, раскладывая на столе диагностическую диаграмму. – Станция в третьем секторе замолчала. Работает один ретранслятор на астероиде. Больше ничего. Системы проверки связи, контроль обратного сигнала, обычные попытки связаться… Ничего не работает.

Мужчина поднялся, подошел к столу для совещаний и стал внимательно изучать принесенные подчиненным данные.

– Вспышки на звезде? – высказал он предположение.

– Здесь и здесь, – тут же указал на две области Стенли. – Совпадает с данными визуального наблюдения и показаниями наших приборов.

– Технические работы на станции? – продолжил искать решение мужчина.

– Они бы сообщили, – снова возразил техник. – Обычно об этом предупреждают заранее. И указывают время работ. К тому же всегда есть резервный транслятор, на случай непредвиденных ситуаций. Он слабее, но в экстренных случаях может пригодиться. Сейчас молчит и он тоже.

– Понятно, – капитан нахмурился, потом посмотрел на график, отметил себе время, когда станция перестала подавать признаки жизни. – Можете возвращаться на пост, мастер-техник. Данные оставьте мне. О произошедшем пока молчите.

Стенли отдал честь, после чего покинул кабинет. На вопросы знакомых он только отмахивался. Не стоит сеять панику прежде, чем станет что-то ясно. Может, ложная тревога. Тогда ему достанется еще и за панику.

***

Командование сектора Каппа было встревожено. Явно творилось что-то непонятное. Теперь еще и сообщение о станции, которая перестала подавать признаки жизни, принимать и передавать сигналы. Надо было срочно решать: посылать малый разведывательный корабль, или доложить о совокупности проблем в центр. Адмирал Самирс задумчиво изучал карту сектора, на которой красными огоньками светились проблемные участки. Вот и новый – та самая станция.

– Господин адмирал, – на пороге возник его адъютант, – сообщение с Тауруса.

– Что там? – недовольно буркнул мужчина. Его подчиненный мысленно только посочувствовал своему начальнику, понимая, что принесенные новости не будут способствовать улучшению его настроения.

– Передавали, что зафиксированы неопознанные корабли, возникшие из подпространства. На запросы не отвечают.

– Свяжитесь с ними, выясните, что там сейчас, – отдал приказ адмирал.

– Связи нет, – выдохнул адъютант. – А станции слежения зафиксировали мощнейший выброс энергии и плазмы ориентировочно в том месте, где находится Таурус.

Самирс посмотрел на карту, после чего стилосом сделал пометку. Под прикосновением чувствительного пера на карте расцвела новая красная точка. Вывод напрашивался один – надо срочно связываться с центральным руководящим аппаратом содружества. И адмирал понимал, что ничего хорошего в свой адрес не услышит.

***

Центральное командование сил конфедерации редко когда собиралось в полном составе. Не в последнюю очередь потому, что большинство вопросов можно было решить на уровне заместителей. Но на этот раз прибыли все высшие чины, которые находились на расстоянии нескольких часов пути в подпространстве. Обычных кулуарных обсуждений не было. Все понимали, что это не та ситуация, когда можно долго обсуждать ерундовый вопрос, выбирая между постройкой нового крейсера или базы. Ситуация складывалась тяжелая. Грайсары были опасным противником.

– Силы обороны подняты по тревоге, – выступил с докладом адмирал Самирс. Он говорил быстро, словно боялся не успеть до того, как произойдет что-то непоправимое, быстро показывал на карте точки, которые называл, и почти не обращал внимания на слушателей. Словно только готовился к докладу в оперативном штабе. – Но флот противника продвигается быстрее, чем мы успеваем перебрасывать войска. Планеты, которые им не нужны, или которые пытаются оказывать сопротивление, уничтожаются. Мы уже потеряли треть сектора Каппа, в том числе планеты Таурус, Фобос, Авалон. Флот не успевает перехватывать их разведчиков. Единственный рубеж, на котором мы сможем что-то предпринять, это скопление астероидов Хокса. Судя по курсу, миновать его у противника не получится. Мы можем замаскировать свой флот в ущельях астероидов, чтобы они ударили по противнику. Я предлагаю пропустить часть их флота, а потом нанести удар по главным силам. Более подробные данные уже загружены на информационные планшеты.

– И нет никакой возможности остановить противника? – нахмурился бригадир-маршал, входящий в совет планет конфедерации. Точнее уже совет оставшихся планет.

– Делаем все возможное, но сил сектора не хватает, – не стал скрывать адмирал.

– Много лет основу флота Грайсара составляли средние крейсера, ограниченные по маневренности и дальности, – прошамкал со своего места почтенный адмирал Дюрей, входящий в совет больше из уважения к его возрасту, чем к последним достижениям. В молодости он отличился в ряде кампаний, что позволяло ему самому считать себя авторитетом в военных вопросах.

– При всем моем уважении, адмирал, – повернулся к нему куда более молодой коллега, – среднеходные крейсера были сняты противником с вооружения примерно пятнадцать лет назад, если считать по счислению их столицы. – Сейчас мы имеем дело с тяжелыми линкорами, которые сравнительно недавно поступили на вооружение, и у нашей разведки еще нет никаких описаний, кроме самых приблизительных. Их сопровождают многочисленные легкие крейсера, летающие заводы и корабли, которые мы вообще не можем идентифицировать.

– Тогда обращайтесь к Девону, – хмыкнул почтенный пенсионер. – Его тяжелая армада разнесет все на своем пути.

– Девон уже вызван, – сообщил Самирс, – но его эскадре требуется время, чтобы добраться до места военных действий. Им приходится регулярно выходить из подпространства для дозаправок, к тому же требуется корректировать курс, чтобы не оказаться в глубоком тылу. Поэтому надо думать, как задержать приближающуюся армаду. К тому же срочно надо проработать вопросы эвакуации людей с попадающих под удар планет и станций. Следующий пункт – объявление мобилизации, и перевод заводов на производство военной продукции и техники.

Огласив повестку, он оглядел собравшихся, но присутствовавшие на совещании адмиралы и капитаны не спешили брать слово. Они что-то изучали в своих планшетах, водили стилосами по экранам, словно просчитывая каждый шаг. Самирс нервничал. С каждой секундой, потраченной на размышление, флот противника продвигался все глубже в систему, гибли люди, исчезали станции, астероиды, небольшие планеты.

Адмирал Стампорт внимательно изучал карту системы. Планшет был не слишком удобным для этого, мелкий масштаб. Но даже по предварительным подсчетам становилось ясно, тяжелой эскадре Девона требуется не меньше стандартного года, чтобы прибыть на место боевых действий. Словно кто-то заранее устроил провокацию, чтобы убрать его подальше от центра системы.

– Да тут и говорить особо не о чем, – заметил он, – вы, адмирал Самирс, сами уже сказали, что делать. Вот все озвученное, и чем быстрее, тем лучше. За себя скажу одно, я готов сразу по окончании совещания выдвинуть вверенные мне корабли навстречу противнику.

***

Юная девушка сидела в старом лодочном сарае и пыталась поправить на себе одежду. С главной площади доносились музыка и громкий смех порядком выпивших мужчин. Призванные в войска парни прощались с семьями. Кто-то рвался в бой, кто-то надеялся отсидеться при штабах. Кто-то думал, может, у него получится сбежать. И все они пили. Одни больше, другие меньше, но, так или иначе, все были пьяны.

Николь поежилась, когда рядом с сараем кто-то прошел, и попыталась укрыться за свисающим с потолка брезентом. Но человек только заглянул внутрь.

– Лодок нет, – донеслось до нее, после чего люди ушли.

Спрятавшаяся девушка тихо всхлипнула, снова принялась растирать запястья. Скоро на них проступят синяки. Кто бы мог подумать, что первый раз будет таким. Да, это был ее жених, да, она сама согласилась прогуляться с ним. Но она даже предположить не могла, что придет ему в голову. А он просто привел ее в это место и взял силой. Все равно деваться ей некуда. Молодых мужчин не осталось.

Было противно, больно. Первой мыслью было кинуться в реку. Быстрое течение и небольшой водопад легко решат все проблемы. Но она испугалась этого порыва. Очень хотелось жить, особенно сейчас, когда каждый день гибли люди.

Новые желающие поплавать по реке, заглянули в сарай. Николь поняла, что оставаться в этом месте нет смысла. Ноги дрожали, но она смогла встать, оправить юбку. На подоле темнело пятно. Ничего, только дойти до дома, потом она выбросит эту одежду, чтобы ничего не напоминало о нем, о том, что с ней сделали. Оставалось только дойти домой незамеченной.

В окнах было темно, отчим тоже гулял на площади с остальными. Дрожащими руками Ники открыла дверь, вошла в дом, заперла замок. Прошла на кухню и достала большой пакет. Перепачканная в крови юбка, порванная блузка, белье, чулки – все, что было на ней в этот день, полетело туда. Нагая, с пакетом в руках, она поднялась в свою комнату и пошла в ванную. Утром она все выбросит, пока же надо вымыться.

Уже в душе мелькнула мысль, что можно пойти в комендатуру и рассказать, что сделал с ней один из новобранцев. Но она не хотела, чтобы потом ее обсуждали все подряд, знакомые и незнакомые. Пусть отправляется на передовую. Может, оттуда он уже не вернется.

Когда сил стоять не осталось, а от мочалки вся кожа горела, Николь заставила себя выключить воду, вытереться и одеться. Отодвинув тонкие сорочки, достала теплую зимнюю пижаму. Завернувшись с головой в одеяло, она долго лежала и думала, как жить дальше, пока не забылась тяжелым сном.

Глава 1

– Третий, прием, – раздалось в наушнике мужчины, – третий, ты меня слышишь?

– Третий на связи, – прохрипел он. Горло пересохло, а отвлекаться на такую банальную вещь, как глоток воды, во время боя не рекомендовалось.

– Бой закончился, возвращайтесь, – последовал приказ, – второе и четвертое звенья зачистят здесь, если кто остался.

– Есть возвращаться, – пилот вздохнул, потом переключил канал. – Ребята, на базу. На сегодня все закончилось.

В ответ послышались довольные возгласы бойцов.

– Перекличка, – прервал он ликование.

– Синий, – понеслось в наушнике, – красный, зеленый…

Командир слушал с напряжением, но вот прозвучал последний позывной, и он позволил себе улыбнуться. Сегодня все живы. Можно выдохнуть.

Едва его катер коснулся стойками палубы, как к нему бросился один из вестовых. Шлем с баллонами, легкий скафандр и магнитные ботинки – экипировка для тех, кому надо передать новости до того, как силовое поле затянет шлюз, а давление выровняется.

– Старший лейтенант Картал, – едва пилот активировал защиту и спрыгнул на палубу, раздалось в наушнике, – адмирал Стампорт вызывает вас на мостик. Немедленно.

– Раздеться хоть можно?

Вестовой посмотрел на мужчину, точнее на его экипировку, после чего кивнул.

– Раздеться и сразу к адмиралу.

Лейтенант кивнул, подтверждая, что понял, после чего медленно, еще не отошел от горячки боя и невесомости, пошел по направлению к малым шлюзам. Уже в отсеке, предназначенном для его взвода, позволил себе вздохнуть. Меньше всего хотелось сейчас встречаться со Стампортом. Нет, отношения у них с адмиралом были, как ни странно, хорошие. Тот всегда выделял молодого лейтенанта. Но настораживала поспешность, с какой его хотели видеть. Наверное, потому и звено на базу зазвали раньше.

– Что, командир, – подошел его ведомый, – на этот раз отбились.

– На этот раз, – эхом повторил Рошан. Потом потянулся, взял бутыль с водой и долго пил. – На этот раз да, но что будет завтра. Ладно, ребята, отдыхаем. У нас есть законные восемь часов, если не случится ничего. Я на мостик. Сам вызывает.

Бойцы только удивленно переглянулись. Лейтенант же вышел через противоположный шлюз, прошел по длинному переходу, отделявшему боевую палубу от обитаемой части корабля, после чего направился в сторону мостика. Вестовой уже ждал его перед входом.

– Вы долго, старший лейтенант, – не удержался он от замечания.

– Мне надо было отдать распоряжения вверенным мне людям, – холодно произнес Рошан. Он не любил таких вот офицеров, пристроившихся к штабу, но считавших, что именно их должность важна. Хотя эти должности могли выполнять или люди после ранения не годные к строевой службе, или женщины, а то и подростки. Но вслух он ничего не сказал. Просто молча пошел за провожатым.

– Адмирал… – едва они приблизились, начал свой доклад вестовой, но тот только жестом показал удалиться.

– Старший лейтенант Картал, – когда рядом никого не осталось, довольно произнес Стампорт. – Ну что, сынок, как ты?

– Все благополучно, сэр, – тон адмирала смутил. Так не ведут разговоры на мостике сразу после боя. Этот тон больше подходит для приватной беседы за чашкой чего-нибудь горячего, а то и бокалом горячительного.

– Как сегодня? – словно не замечая замешательства собеседника, продолжил разговор командующий.

– Все вернулись, – последовал короткий ответ.

– Командующий Спирс, – неожиданно окликнул адмирал одного из многочисленных заместителей, – мое присутствие на мостике больше не требуется. Я буду в переговорной.

Сделав лейтенанту знак, идти за собой он спустился по лесенке вниз, после чего направился к одной из боковых дверей. Рошан молча следовал за ним, пытаясь угадать, зачем его вызвали. Мужчина в звании контр-адмирала спокойно принял командование, поскольку ничего особенного не требовалось – принять отчеты, подсчитать потери как свои, так и противника, отдать распоряжения на случай возможного нападения. Все это делалось не раз и не два за последние месяцы.

В первый раз он встретился со Стампортом еще в академии. Тот был контр-адмиралом, проходил лечение после ранения, а заодно читал лекции будущему космофлота. Второй раз он видел адмирала при событиях, воспоминания о которых до сих пор причиняли боль. В тот день хоронили погибших при налете на базу войск на Аталане. Два катера так называемых «Вольных братьев» прорвались через все рубежи и уничтожили несколько зданий базы. В основном гражданские постройки. Вместе с молодыми, только прибывшими на практику, военными, погибли и гражданские лица, семьи служащих. В том числе семья Рошана: жена и маленький сын.

По особому распоряжению Стампорта, военнослужащих, чьи семьи погибли, отправили служить туда, где не было никаких намеков на военную активность. Командование хотело сберечь талантливых людей, которые в противном случае непременно нашли бы геройскую смерть в бою. Несколько лет Рошан кочевал по гарнизонам, осваивал новую технику, менял женщин, получал новые звания. Наконец, решил, что настала пора перемен. Он успел подать прошение на зачисление в академию, но тут началась война. В звании старшего лейтенанта он снова оказался на действительной службе, и вновь под руководством адмирала. Наверное, для того, чтобы его старый знакомец не вздумал подставиться под вражескую атаку, назначил его командовать взводом.

– Сэр, я так понимаю, вы вызвали меня не просто поинтересоваться, как прошел сегодняшний вылет, – сразу перешел к делу Рошан, зная привычку адмирала подходить к делу издалека.

– Да, сынок, – тот задумчиво посмотрел на экран, куда выводились данные о потерях и повреждениях, видимо включили по распоряжению контр-адмирала Спирса. – У меня для тебя будет очень важное поручение. Увы, я больше не знаю, кому можно доверить дело такой секретности, а ты успел зарекомендовать себя.

– Сэр, скажите лучше, вы хотите отправить меня туда, где безопаснее, – вздохнул лейтенант. – Я давно заметил, что вы негласно приглядываете за мной, и не могу понять, откуда взялась такая симпатия.

– Хочешь откровенно? – дождавшись ответного кивка, он продолжил. – Ты очень похож на моего сына. Такой, каким я бы хотел видеть его. Но дети же не обязаны исполнять все родительские мечты. Я хотел, чтобы мой сын продолжил семейное дело, стал военным. Но ему куда больше нравится возиться с техникой, изобретать что-то новое. Так что мне остается радоваться, что он стал проектировать новые корабли. В остальном вы очень похожи. Оба упрямые.

– И потому вы решили оберегать меня так же, как кто-то другой оберегал бы вашего сына, – нахмурился Рошан. – Но почему вы не учитываете мое мнение. Я уже давно не молодой мальчишка, научился думать.

– Знаю, и прошение твое видел. Даже успел подписать его, но тут мобилизация, и всех, кто учился, из-за столов отправили в космос, изучать на практике то, что они должны были проходить в теории. Но дело, которое я хочу тебе поручить, нельзя назвать безопасным. Скорее, наоборот, там, куда я тебя отправляю, опасностей будет куда больше. Что ты слышал про военный госпиталь на Лацере?

– Слышал, что лучше туда не попадать. Смертность там слишком высокая, хотя им регулярно отправляют все необходимое. Одни говорят, это потому, что планета слишком близко расположена к переднему краю, и туда отправляют всех, в том числе самых тяжелых. Другие намекают, что дело не столько в месте, сколько в персонале. Третьи склонны предполагать, что там слабая оборона, и противник часто прорывается к госпиталю. Единого мнения нет, врачи не сообщают, что там происходит.

– Именно поэтому вы, капитан Картал, отправитесь на Лацеру как полномочный представитель верховного командования и сами проведете расследование. Я выделю вам в качестве помощи трех человек, больше не положено. Ну и помимо обычной связи будете использовать специальный код. Доступа к нему нет у многих командующих, я с трудом выбил разрешение на использование для вас. Подробности будут в пакете на корабле, на котором вы полетите на планету. Вопросы есть?

– Новый командир взвода назначен?

– Пока нет, но я приму к сведению твои рекомендации.

– Синий или зеленый, серого ставить нельзя ни в коем случае, слишком в бою увлекается, – немного подумав, решил Рошан.

– Понятно. Я еще посмотрю, кто там есть. А ты прощайся с ребятами. Думаю, о неразглашении задания ты и сам понимаешь. Придумаешь, что им сказать.

– Да, сэр.

– Отправляешься через два часа. Думаю, этого будет достаточно.

Рошан только молча отдал честь. Открылись двери, противоположные тем, через которые теперь уже капитан входил в переговорную. Он быстро осмотрелся, чтобы понять, в каком из переходов оказался, после чего направился в свою каюту. Надо собрать вещи, потом быстро переговорить с ребятами и вылетать. Было немного жаль покидать корабль, не в последнюю очередь потому, что ему нравилось сражаться. Но он понимал, что Стампорт отправляет его на планету не просто так.

***

– Ники, хватит со своим пупсом возиться, раненых привезли, – раздался голос старшей сестры. – Давай быстро. Готовь бинты, тампоны.

Юная девушка быстро перепеленала маленького ребенка, устроила в большом платке, заменявшем слинг, и поспешила выполнять распоряжение. Кроха тихонько хныкнула, но ее мама только аккуратно погладила щечку.

– Прости, Аля, – прошептала она, – маме надо работать.

На орбите уже второй день висела эскадра, потрепанная в боях с флотом Грайсара. Пока механики и бортинженеры латали корабли, медицинские катера перевозили в госпиталь раненых, которым не могли помочь бортовые медики. Вместо них обратно отправлялись те, кого успели подлечить. Здоровых людей не хватало, поэтому, как только раны бойцов немного затягивались, они возвращались в строй.

Врачи часами не покидали операционные. Меняли перчатки, маски, быстро выпивали кофе, выкуривали сигарету, пока сестры увозили одних пациентов в палату, а на их место привозили других.

Медицинским сестрам было немногим легче просто потому, что их было много. Кто-то прибыл на планету вместе с госпиталем, кто-то из местных отказался от эвакуации, чтобы помогать людям. А кто-то просто не успел эвакуироваться. Николь оказалась в числе последних.

Все удивлялись, как Ники смогла добраться до госпиталя. И сильному мужчине было бы сложно преодолеть такое расстояние, да еще когда на планету то и дело прорывались вражеские катера. Прибывшую зачислили в госпиталь санитаркой, поставили на довольствие. Но после рождения дочери не отправили вместе с ранеными в тыл. Да, сняли часть обязанностей, немного прибавили пайку, а в остальном не изменилось почти ничего. Будь она немного взрослее и опытнее, возможно и задала бы неудобный вопрос старшей сестре. Увы, она была слишком молода, к тому же считала, что жителей планеты, отказавшихся от эвакуации, никуда не отправляют.

Такая покорность судьбе полностью устраивала старшую сестру. Молчаливая санитарка исполняла все, что ей приказывали, не думая возражать. Ребенка, правда, за собой везде таскает, но тут ничего не поделаешь. Раньше думать надо было, как избавляться. Сейчас слишком много вопросов возникнет, если Николь одна появится. Да и как у нее девчонку отберешь, если та постоянно или в слинге висит, или на руках, или под боком на кровати. Благо не замечает, что работает больше, чем остальные смены. Хотя, последние дни строптивых меньше стало. Главврач умеет наводить порядки.

Убедившись, что все заняты делами, женщина пошла в сторону катеров. Надо было узнать, сколько еще раненых на орбите, сколько из них планируют перевезти в госпиталь, сколько готовы принять на борт. Ну и чем могут помочь медикам. Последний конвой прибыл две недели назад, потеряв по пути часть транспортов. Силы Грайсара не спешили уничтожать эту планету, видимо, на ней было что-то нужное им. Но и мириться с тем, что тут находится враг, тоже не собирались. Налеты были регулярными. Службы обороны не всегда успевали останавливать катера противника в космосе. Часто потери несли и обитатели госпиталя.

При мысли о возможной атаке грайсарских сил, женщина поежилась и посмотрела наверх. Смеркалось. На темнеющем небе было видно застывшую на орбите эскадру. Возможно, пока подраненные корабли здесь, их никто не тронет. Жаль, войска пробудут здесь недолго. Перевезут раненых, какое-то продовольствие, после чего отправятся дальше к центру системы, на ремонт и подготовку новобранцев.

Больше всего старшей сестре хотелось бы оказаться как можно дальше от госпиталя, линии фронта, вообще войны. Она успела заработать достаточно, чтобы до конца жизни позволить себе не работать. Но уже поздно. Попасть в госпиталь было легко, а вот выбраться отсюда целой и невредимой возможности не предоставлялось. Оставалось надеяться, что их переведут дальше в тыл. Ну, или что ей повезет, ее ранение будет не опасным.

В небе мелькнула еще одна звезда, за ней другая, третья. Женщина не стала считать, сколько еще новых кораблей появится на орбите планеты, и поспешила ко входу в госпиталь. Массивное строение располагалось большей частью под землей, только отдельные службы вынесены на поверхность. Но как заставить выздоравливающих людей или свободных от дежурства сестер и врачей сидеть в бункере, когда так хочется подышать свежим воздухом.

***

Катер медленно пролетел над космодромом, пока пилот не обнаружил более-менее пригодную для приземления площадку. Наконец, опоры коснулись земли. И тут же включилась связь.

– Пилот корабля АС-1223, кто вы, с какой целью прибыли на планету, – голос принадлежал мужчине в возрасте.

– Полномочный представитель верховного командования Рошан Картал, – последовал ответ. – Вам должны были сообщить о нашем прибытии.

– Да, было такое, – пассажиры удивленно переглянулись. Кто же у них руководит космопортом, если им сначала дали приземлиться на планету, а потом только вышли на связь? Решили, что пустят врага, а потом вызовут планетарные силы обороты? Но если приземляться катера на автоматическом управлении, груженые взрывчаткой, они успеют взорвать все раньше, чем прибудут катера.

Между тем они получили одобрение на посещение планеты.

– Значит так, ребята, – оглядел спутников капитан, – сейчас наносим визит в космопорт, выясняем, где тут можно расположиться, и вы ближе к кораблю устраивайтесь, если что, сможете быстро подготовить его к отлету, а я постараюсь поселиться как можно ближе к госпиталю.

Спорить никто не стал. Перед выходом в город проверили вооружение. Понятно, что от налетов вражеских кораблей отбиться у них не получится, но при высадке десанта они будут готовы.

Здание космопорта поражало пустотой. Переходы освещались дежурными лампами. Мужчины не слышали других звуков, кроме шума собственных шагов. Вдоль стен лежала нанесенная ветром пыль. Создавалось впечатление, что никто не собирался оборонять здание, если его попытаются захватить.

Но вот они вышли в центральный зал. Там кроме дежурного света горели и обычные огни, кроме того светились указатели «Выход», «Зал прилетов», «Досмотр» и другие. Но все равно помещение было неуютным, вездесущий песок заметал даже сидения. Рошан оглянулся. Его спутники тоже удивленно озирались вокруг.

– Прошу прощения, что заставил вас ждать, – чужой голос вынудил их схватиться за оружие, и только чудом удержаться от пальбы. – Мое имя Рафиль, я сотрудник космопорта. Точнее того, что от него осталось.

– Я правильно понял, больше здесь никого нет? – нахмурился капитан.

– Поверье, молодой человек, – невесело произнес Рафиль, – даже меня слишком много для этого места. Вы первые с начала войны, кто приземлился здесь. Раненых привозят сразу к госпиталю, там уже выжгли в песке посадочную площадку. А это место никому не нужно. Разве кто из медсестер зайдет отдохнуть в тишине после смены. Ну и Николь с дочкой приходит, чтобы плач малышки не мешал девочкам отдыхать.

Рошан нахмурился, но от расспросов удержался. В ближайшие часы он успеет получить ответы на эти и ряд других вопросов. Главное, не только слушать, но и наблюдать. Собственно, его послали за последним.

– Вы так и живете здесь? – спросил он.

– Да, – пожал плечами старик, – прямо в командном пункте. Там теплее, Ну и когда кто-то на связь выходит, пульт рядом. Это раньше я бегал быстро, сейчас суставы уже не те. Пока дохромаю… Ну, да вы сами заметили.

Прибывшие только кивнули.

– Что ж, в таком случае, у меня остался один вопрос – можно ли разместить здесь моих спутников. Я сам планирую обосноваться при госпитале, но моим людям будет лучше оставаться рядом с кораблем.

– Можно, отчего ж нет, – на этот раз хозяин пустого космопорта выглядел довольным. – Рядом с командным пунктом достаточно свободных помещений. Уж простите, мебели тут нет, но вы люди военные, сумеете обустроиться.

Военные согласно кивнули. Им не привыкать. Да и старик не был похож на впавшего в маразм. Скорее просто устал от одиночества, хочется расспросить прибывших, что происходит за пределами планеты, как успехи войск.

– Что ж, тогда следуйте за мной, – жестом он показал в сторону одного из коридоров. – А вы, господин капитан, идите на ту сторону космодрома. Там госпиталь.

Рошан кивнул, после чего направился к выходу. Было легкое беспокойство по поводу сохранности катера, но он решил пока об этом не думать. Скорее надо доложить адмиралу Стампорту, что госпиталь практически не прикрыт от налетов противника. Пусть командование занимается этими вопросами.

Глава 2

Главврач хмуро смотрел на капитана. Ему не нравилась проверка, не нравился проверяющий, не нравилось уже то, что кто-то решил сунуть нос в его дела. Но он понимал: любая попытка препятствовать этому человеку приведет к тому, что сюда пришлют людей совсем из другого ведомства. Не обычного военного, который умеет летать, стрелять и иногда сбивать вражеские катера, а тех, кто умеет видеть сквозь стены, читать мысли, предугадывать намерения. Военные следователи за сутки поймут, все ли в порядке в этом месте. А столичные специалисты заодно посмотрят, у кого какие суммы на счетах, где какое имущество находится. И не только персонал проверят, а жен, мужей, детей, внуков, всех братьев, сестер, дядюшек и тетушек до четвертой степени родства. И не приведи космос, у кого-то будет что-то лишнее. Придется общаться не в уютном, давно обжитом кабинете, а в допросной в ближайшей к этой планете тюрьме.

– Что вы хотите знать, господин капитан, – мужчина изобразил дружелюбие. Обычно так он разговаривал с ранеными, чаще всего с тяжелыми.

– Все, – отрезал Рошан.

Ему в свою очередь не нравился сидящий перед ним хозяин госпиталя. Нет, первое впечатление он производил самое благоприятное. В возрасте, седина уже тронула коротко остриженные волосы. Глаза за стеклами очков смотрят устало. Усы немного пожелтели от частого курения. Руки чистые, длинные пальцы с коротко обрезанными ногтями. Немного застиранный халат и мятая шапочка сигнализировали, что обычную форму для сотрудников госпиталя давно не присылали. Мысленно капитан отметил, что это надо проверить. На всякий случай. Весь вид врача говорил о том, что несколько дней почти без отдыха провел возле операционного стола. Возможно, так оно и было. В файле на этого человека значилось, что он много лет успешно оперировал, поднимал на ноги очень тяжелых раненых. Но все это было фасадом. Была на него и иная информация, которая заставляла насторожиться. И уж точно держаться с ним осторожно.

– Показать вам госпиталь? – мужчина тут же подобрался.

– Немного позже, – не стал сразу совать свой нос везде Рошан. Надо сначала расположить к себе, а уже потом задавать неудобные вопросы. – Я только прибыл сюда, и мне бы хотелось понять, где можно разместиться. Мои помощники остались в космопорте, чтобы быть ближе к катеру. Не то, чтобы они смогут увести его, если прорвется противник. Но мало ли кто забредет к кораблю. У вас тут достаточно сорви-голов, мечтающих о подвигах. С них станется удрать до того, как они будут готовы к полетам. Поэтому первое, что мне хотелось бы знать, куда вы можете поселить меня. Ну и перенести туда все необходимое для дальнейшей работы.

Он улыбнулся. Постарался максимально обезоруживающе, так, как когда-то в академии, когда сдавал на отлично сложные предметы.

– Да, разумеется, – врач включил экран инфоблока, что-то принялся изучать, потом перевел взгляд на капитана. – К сожалению, сейчас все помещения внутри госпиталя переполнены. Врачи давно живут по несколько человек в комнате, а к сестрам тем более вас не поселю. Даже страшно представить, что с вами смена в первую же ночь сделает. Со здоровыми, не падающими с ног от усталости мужчинами тут напряженно. Но рядом с госпиталем есть землянки сил обороны. Правда, от землянки там одно название. Строили добротно. Этакие бункеры получились. Подача электричества идет от госпиталя, кабели глубоко в земле. Отопление автономное. Если вас все устроит, можете там разместиться.

– Устроит, – решил военный после краткого размышления.

В принципе, о лучшем жилье мечтать не приходилось. В госпитале сложно будет спрятать мощную станцию с передатчиком, негде хранить записи. Так же он сможет сам обрабатывать данные, напрямую подключаться к разным базам, или делать запросы на отдельных лиц.

Видимо, главврача это решение тоже устраивало. Чем меньше посторонние будут шастать по госпиталю, тем больше шансов, что не найдут никаких нарушений. Ну, в крайнем случае, что-то настолько незначительное, что это можно будет списать на перебои с поставками.

Немного порывшись в одном из ящиков, хозяин госпиталя достал карту.

– Это магнитный ключ. Если вы нам не доверяете, можете перенастроить под себя. Я сейчас позову санитара, он проводит вас, поможет найти жилье. Вам с погодой повезло, но скоро должен начаться буран.

Капитан Картал только кивнул. О жестоких зимах планеты он успел узнать еще на пути к ней. Да и большое количество теплых вещей намекало, что жить им придется в суровом климате. Оставалось надеяться, что погода не помешает ему выполнить возложенную на него миссию.

***

Бункер, который предложили Рошану для проживания, полностью соответствовал той характеристике, которую дал ему главврач. Достаточно глубокий, чтобы не бояться воздушной атаки. Оборудованный системой камер и зеркал, заменяющих окна. С подведенными коммуникациями, в том числе с дальней связью на разных частотах. Оставалось принести все необходимое с катера, и можно приступать к работе. Но перед тем, как отправиться за вещами, капитан проверил помещение на скрытое слежение и перекодировал замок. У него было достаточно информации, чтобы не доверять никому, кроме людей, которые прибыли с ним. Да и тем не до конца. Мало ли, как их обработают.

На пути к космопорту он внимательно изучал местность. Помимо госпиталя подметил еще несколько выходов – склады, жилье для персонала? Последнее предположение тут же подтвердилось, когда открылся шлюз госпиталя, и наверх вышли несколько девушек-медсестер, закончивших свою смену. Или, судя по тому, как они медленно шли, отработавших предельно возможное количество часов. Однако, заметив нового человека, тут же выпрямились, принялись аккуратно поправлять волосы. На лицах расцвели улыбки. Даже усталость отступила. Рошан непроизвольно расправил плечи. Что ни говори, а несколько месяцев без женского общества любому мужчине тяжело выдержать.

Он выделил улыбавшуюся ему рыженькую. Рядом шла черненькая, и что-то, смеясь, говорила ей. Кроме них в компании было еще две девушки и нескладная девчушка с большим свертком, который она, кажется, когда он мельком видел ее днем, почти не выпускала из рук, а теперь крепко прижимала к себе. Выслушав товарку, женщины рассмеялись над ее шуткой. Внезапно рыженькая встретилась взглядом с Рошаном и зарделась. Значит, шутка была о нем. Ситуация складывалась как никогда удачно.

− Далеко собрались, красавицы, − окинул он их пристальным взглядом.

− Так, господин капитан, − выступила вперед незамеченная им сразу шатенка, прикрывая собой девчушку, − смена закончилась, отдыхать идем.

− Так может и ко мне кто заглянет, в продолжение отдыха, − одними губами улыбнулся он. − Посидим культурно, чаем побалуемся.

− Так прям и чаем? − с усмешкой уточнила рыженькая, и заливисто рассмеялась.

− А там поглядим, − уклонился он от определенного ответа.

− Ну, мы подумаем, − опалила его жарким взглядом черненькая. − А где искать-то, коли надумаем?

− Первые апартаменты от госпиталя, − махнул он рукой.

− А, знаем, знаем, − рыженькая проследила за его жестом. − Там полковник обитал. Мировой мужик был. − Последовал взрыв смеха. − Пойдем мы, господин капитан. Смена тяжелая была, отдохнуть надо. А коли надумаем, то придем, не сомневайтесь.

Рошан посторонился, пропуская женщин к другому шлюзу. Намеки намеками, но им нужно было отдохнуть после смены. Кроме того капитана ждала своя работа. Проводив взглядами перешептывавшихся товарок, он пошел к космопорту, где возле катера его уже ждали приданные в помощь бойцы.

– Что у вас? – поинтересовался он у помощников.

– Да ничего почти. Рафиль – мужик прямой, готов рассказать все, что знает. Но знает он очень мало. Живет в космопорте, к нему почти никто не заходит. Разве что медсестры отдохнуть, если в их отсеке слишком шумно. Да девчушка с маленьким ребенком, когда тот капризничает.

При упоминании ребенка Рошан вспомнил, что уже видел девушку со свертком. Наверное, они и есть. Закутывает малыша, чтобы не замерз. Вот и еще одна странность, почему они здесь, а не в тылу, в эвакуации.

– Ладно, ребята, сейчас у нас задача – перенести кое-что в бункер, где я жить буду. Потом вам надо будет посмотреть, есть ли возможность наш транспорт перегнать ближе к госпиталю. Если нет, замаскировать его, чтобы при налете не повредили, и чтобы маскировку можно было быстро ликвидировать. Что-то мне подсказывает, он нам может понадобиться в любой момент.

Возражений не последовало. Бойцам и самим не хотелось лишаться возможности покинуть планету при первой необходимости.

Разгрузка катера прошла быстро. Ящик со станицей, личное вооружение, сумка с вещами, питание на первое время, медикаменты. Только самое необходимое. Если понадобится чистая или целая одежда или какое-то оборудование, всегда можно прийти и забрать. Потом надо будет тряхнуть интендантов, чтобы их поставили на довольствие. Рошану не верилось, что с продовольствием здесь совсем плохо. Согласно полученным данным, находившаяся на орбите эскадра перегрузила им большую часть запасов. Корабли выводились с боевого дежурства, оставался только минимум, необходимый, чтобы на малой скорости добраться до ремонтных отсеков.

– Запомнили, где меня искать, – когда все было внесено в бункер, уточнил Рошан.

– Да, капитан, – кивнули его спутники. – Если что-то интересное выясним, плутать в сугробах не будем.

– Даже если не выясните, – напомнил он, – ежедневный отчет в десять утра по местному времени. Если что-то изменится, я буду присылать уведомление.

– Так точно, – последовал ответ.

Проводив бойцов, Рошан вернулся обратно. Первым делом надо привести в рабочее состояние станцию и сообщить адмиралу Стампорту, что он на месте и приступил к выполнению задания.

***

Несмотря на желание управиться со всем быстро, обустройство бункера заняло у Рошана все время, остававшееся до вечера. Больше всего проблем создавала станция. Надо было устроить ее так, чтобы в любой момент можно было выйти на связь с руководством, при этом она не должна была бросаться в глаза. Поэтому, когда раздался сигнал о посетителе, новый обитатель землянки не сразу понял, что происходит.

– Добрый вечер, капитан, – в дверях стоял мужчина в возрасте. Снег изрядно запорошил его одежду, и только петлицы на вороте шинели указывали, что это один из сотрудников госпиталя. – Вы не пришли на ужин, и повар отправил меня к вам.

– Не стоило беспокоиться, – немного смутился военный. Он думал, что о его существовании забыли в тот момент, как он вышел из кабинета главврача. – И спасибо, что пришли сюда в такую погоду. Не зайдете немного согреться?

– Нет, – посланец покачал головой, – у нас много дел на кухне.

И с этим словами он шагнул в метель. Через несколько шагов уже сложно было сказать, в каком направлении ушел этот человек.

Рошан задумчиво посмотрел на то безобразие, что разыгралось снаружи, после чего вернулся в тепло предоставленного ему жилья. Принесенный ужин удивил. Мясо, гарнир, хлеб – вроде ничего особенного, но порция была достаточно большой, а по сведениям, которые получал центр, с питанием в госпитале были проблемы. Что же это? Обман, или временное явление. Да сколько же тут вопросов, на которые хотелось бы получить ответы.

Капитан достал редко используемые бумагу и карандаш и принялся составлять список вопросов, с которыми ему предстояло разобраться. Получалось внушительно.

Первым пунктом значилось: «Отсутствие сил обороны госпиталя и космопорта». В принципе, с космопортом было понятно. Пассажирские корабли давно улетели, а военные могли приземлиться в любой точке планеты, если там есть хоть какое-то пространство для маневра. Допустим, сам госпиталь укрыт под землей и почти не уязвим с воздуха. Но что, если противник решит высадить десант? Кто помешает прорваться в атмосферу планеты вне зоны визуального наблюдения, после чего за пару часов преодолеть расстояние на транспортах. Собственно, никто. Может, он о чем-то не знает, что сомнительно. Досье, полученное им от адмирала Стампорта, указывало на наличие оборонительных сил в непосредственной близости от госпиталя. Но они никак себя не проявили.

Конечно, куда важнее были вопросы снабжения, но простыми разговорами их прояснить не получится. Придется проводить расследование. Жаль, что военных этому не учат. Сейчас такое знание очень пригодилось бы. Вопросов, почему адмирал послал именно его, обычного военного не было. Меньше подозрений, больше уверенности, что его смогут обмануть. Если бы в госпиталь прибыли обычные следователи, их и разместили бы так, чтобы постоянно держать в поле зрения, и все улики уничтожали бы с бешенной скоростью, так что кроме показаний сотрудников ничего нет. А те могут специально на руководство наговаривать.

Но куда больший интерес у него вызывала девушка с ребенком. Кто она, откуда, почему осталась на планете, хотя должна была отправиться в глубокий тыл. Если он видел именно ее, то все это более чем странно. Она не похожа на чью-то жену или любовницу, обычная санитарка. Рошан даже постучал карандашом по столу, но толку от этого, разумеется, не было.

Еще раз изучив обширный перечень того, что надо узнать, и выделив то, чем займется уже утром, он достал из кармана зажигалку. Вспыхнувший огонь сначала просто облизывал влажную бумагу. Потребовалось чуть больше, чем обычно, времени, чтобы уголок покоричневел, но вот пламя перекинулось на весь лист. Несколько секунд, и он превратился в пепел. Капитан поворошил его в банке, после чего пересыпал в утилизатор. Увы, он опасался доверять даже сгоревшей бумаге.

***

Главврач нервно прошелся по кабинету. Все навалилось сразу. И задержка поставки, крейсера ждали сопровождение. И эта эскадра с огромным количеством раненых. Словно они через боевой строй грайсаров пробивались. И под конец внеплановая проверка. Наверное, для полного счастья не хватало только полноценного десанта и штурма госпиталя. И о не удивится, если что-то такое произойдет в ближайшие пару дней.

– Наджат, – главная медицинская сестра вошла, как всегда, бесшумно. Только короткий стук оповестил о ее появлении, – что-то случилось? Ты слишком напряжен. И я не видела тебя перед обходом.

– Случилось, – он повернулся и нервно рассмеялся. – Если ты не слышала, Тира, к нам прислали проверку. Адмиралу Стампорту что-то не понравилось в нашей работе, и с сегодняшнего дня некий капитан Рошан Картал будет совать свой нос везде, куда сочтет нужным. И мы слова против сказать не сможем.

– Проверяющий из спецотдела? – тут же подобралась медсестра.

– Нет, армейский.

– Тогда выдыхай, – довольно произнесла женщина. – О последней отгрузке, к сожалению, придется забыть. К хранилищу лучше вообще не соваться. Он и не найдет ничего. А все остальное у нас в порядке. Даже если очень захочет, доказать ничего не сможет.

– И куда предлагаешь девать товар? – нахмурился Наджат. – Так просто от него не избавиться. И так на грани кондиции. Ждать дольше – все выбрасывать придется.

– Надо будет, выбросим, – равнодушно ответила Тира. – Хоть собакам скормишь. Кроме этого нас больше обвинить не в чем. Люди мрут, так потому мрут, что на кораблях им должной помощи оказать не могут, а когда здесь оказываются, многие уже безнадежные. Только обезболить да похоронить. Не доедает персонал – а пусть сами посмотрят, как к нам конвои с боем пробиваются. Это им кажется, что мы от фронта далеко. Грайсары явно где-то поблизости базу оборудовали. Или на спутниках, или в астероидах, или у них свои технологии какие есть. Бумаги все в порядке, отчеты отправляются регулярно.

С каждым словом верной помощницы врач расслаблялся. Да, она все говорит верно. Самые страшные их грехи, если не знать, где искать, найти невозможно. Доверенных людей не так много, и они все будут молчать, чтобы не попасть под трибунал. А остальные не знают, где надо искать. Опять же, сегодняшний буран заметет большинство протоптанных дорожек. Пусть этот капитан ищет сколько угодно, он не найдет ничего такого, что нельзя будет объяснить.

– Ты права, Тира, – облегченно выдохнул он. – Что было на обходе?

– Выгрузили полторы сотни новых раненых, – привычно принялась пересказывать основную информацию главная медсестра. – Большая часть – легкие. Нужно незначительное вмешательство, и можно отправлять обратно. Но тяжелые такие, что с некоторым придется повозиться. Сегодня трое умерли, одного удалось откачать, но реаниматологи сомневаются, что он протянет до утра. Надо что-то думать, врачи падают от усталости. Две эскадры за полторы декады. Еще немного, и наши люди начнут умирать от истощения – слишком много раненых, почти нет времени на отдых.

– Вот об этом и расскажем завтра нашему любопытному, – довольно произнес Наджат. Он достал из нижнего ящика стола бутылку и два бокала. – Давай выпьем за то, чтобы этот капитан благополучно убрался с планеты как можно быстрее.

– Грех не поддержать такой тост, – улыбнулась Тира, принимая бокал с янтарной жидкостью. Врач хитро посмотрел на нее, потом подошел к двери кабинета и заблокировал замок.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям