0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Приговор » Отрывок из книги «Приговор»

Отрывок из книги «Приговор»

Автор: Чернявская Юлия

Исключительными правами на произведение «Приговор» обладает автор — Чернявская Юлия Copyright © Чернявская Юлия

 Пролог

– Ясмина Экмеран, – девушка еще ниже опустила голову. Ничего хорошего, судя по тону судьи вкупе с довольным лицом дяди, ожидать ей не стоило. – Суд, рассмотрев все улики и доказательства, признал вас виновной в двойном убийстве Надира Экмеран и Шадии Экмеран и приговаривает вас к смертной казни, – девушка вздрогнула, словно от удара. Вот и конец. Через две недели ей сделают укол, и она заснет. Навсегда. – Однако, руководствуясь интересами конфедерации, – продолжил судья, и Ясмина с удивлением посмотрела на него, отметив ошарашенное выражение лица дяди, – смертная казнь для вас заменяется браком с Айнуром Бешами, представителем системы Грайсар, сроком не менее чем на пять лет. На все время вашего замужества за вами сохраняется право использования всего имущества семьи, согласно завещанию ваших родителей. В случае досрочного расторжения брака, приговор будет приведен в исполнение. Приговор окончательный и, поскольку вынесен с учетом интересов конфедерации, обжалованию не подлежит. Апелляции и кассации приниматься не будут. Приговор вступает в силу сразу после подписания подсудимой всех документов.

Молоточек ударил по подставке, подводя итог сказанному.

– Это не честно, – не выдержал Юсир Экмеран, брат убитого. – Убийцу следует казнить.

– Этот вопрос вы можете обсудить с военными властями планеты, отрезал судья. – Решение принимается по их настоятельной рекомендации, для достижения целей установления прочного мира между двумя системами. Если вы имеете что-то против, обращайтесь в административное управление.

– Раз так, то да, конечно, – Ясмина отметила, как дядя тут же пошел на попятную, но при этом метнул в ее сторону убийственный взгляд. Связываться с военными, которые руководили почти всем в приграничном секторе, не хотелось никому.

– Вам понятен приговор? – обратился к ней судья, и в глубине его глаз девушка увидела радость от столь неожиданно разрешившейся ситуации.

– Да, ваша честь, – ответила она, на самом деле до конца не понимая, больше догадываясь, что происходило.

– Адвокат принесет бумаги на подпись, после чего вы будете переданы вашему супругу. Конвой, отведите осужденную, – мужчина закрыл папку и покинул зал суда. Процесс был завершен.

Пока Ясмину вели по коридорам здания в камеру, где ей предстояло дождаться прихода адвоката, она все еще не верила, что будет жить. Еще несколько минут назад ей казалось, будто все кончено. Обвинение в убийстве родителей, улики, указывающие на нее, показания свидетелей. Она приехала, вошла в дом и расстреляла мать и отца из оружия, хранившегося дома. В невиновность девушки не верил даже ее адвокат. Лишь близкая подруга матери, Николь Картал, тетя Ники, пообещала помочь ей. И вот сегодня судья отправил недовольного приговором дядю к военным. Значит, это была единственная лазейка, и Николь воспользовалась помощью мужа.

– Спасибо вам, тетя Ники, дядя Рошан, – тихо прошептала Ясмина. – Спасибо, что поверили мне. Я найду способ доказать, что не убивала.

Двери разъехались в стороны. Вошел адвокат с бумагами: текст приговора, какие-то справки, протокол судебного слушанья, свидетельство о заключении брака, условия брачного договора. Девушка подписывала бумаги, не читая, поскольку на них стояли печати военного ведомства, значит можно быть уверенной, что о ее интересах позаботились. Наконец, последняя бумага была подписана, магнитные наручники и ошейник сняты. Но лишь выйдя на улицу перед залом суда, Ясмина смогла осознать, что свободна. Сев в машину, на которой ее отвезут к мужу, она улыбнулась. Все позади. Если муж нормальный человек, она договорится с ним. Впрочем, в ином можно было не сомневаться. Карталы никогда бы не отдали ее заведомо неадекватному мужчине.

***

– Думаю, вы понимаете, что после войны мы не можем пустить вас дальше внешнего кольца, – мужчина в военной форме отложил бумаги в сторону.

– Да, господин Стампорт, – в знак согласия мужчина чуть заметно кивнул. Он пристально посмотрел на сидевших перед ним военных отдела внешней разведки.

Руководство их системы в свое время поступило весьма опрометчиво. Вместо того чтобы развивать торговые отношения с соседями, они выбрали путь силы. Поражение было тяжелым ударом для всех. Весь космический флот системы Грайсар был уничтожен эскадрой адмирала Давона. Все заводы по строительству и ремонту судов, расположенные на орбите, почти полностью выведены из строя. Военные заводы на планетах пострадали куда меньше, но и они подвергались обстрелам с орбиты. И, как это всегда бывает, вместе с заводскими кварталами страдали жилые районы. Вдвойне больно было сознавать, что противник действовал намного гуманнее, нежели сами захватчики, почти полностью разрушавшие планеты и уничтожавшие население. Потом была революция, и к власти пришло новое правительство, а с ним те, кто сохранил деньги и влияние, не всегда полученные честным путем. Им удалось навести порядок в системе. Но все равно ресурсов не хватало. После долгих лет восстановления первоочередных объектов было решено обратиться к конфедерации. И теперь Айнур Бешами, сын бывшего владельца нескольких крупных верфей, выпускавших военные корабли, представитель нового правительства, второй заместитель министра торговли и хозяин заводов по производству металлопласта для строительства, вел переговоры по заключению торгового договора, пытаясь получить как можно больше льгот для соотечественников, заинтересованных в новых рынках.

– Но, вы можете получить пропуск, в том числе и столицу, – заговорил полковник, молчавший все время переговоров, – правда, для этого надо выполнить одно маленькое условие.

– Какое условие? – Айнур постарался не выдать своей радости, что дело, наконец, сдвинулось с мертвой точки.

– Вы должны жениться на одной из женщин конфедерации и прожить в браке с ней не менее пяти лет, – перед ним легла инфокарта, подтверждающая сказанное. – После заключения брака ваши посольские возможности резко расширятся. Вы можете сами выбрать себе невесту, или положиться на наш выбор. Обещаем, что подойдем к этому вопросу с учетом ваших интересов, в том числе.

– Положусь на ваш выбор, – посол сдержал вертевшиеся на языке, но абсолютно далекие от дипломатических, выражения. Впрочем, всего пять лет, тут же успокоил он себя. Кто мешает ему развестись сразу по истечению этого срока. А это время он потерпит. К тому же он будет занят делами, а жену можно будет сдать под опеку начальнику охраны. Или отправить на родину, пусть отец присмотрит.

– Вы уверены? – уточнил адмирал. Дождавшись утвердительного кивка, обернулся к полковнику. – Рошан, прошу вас связаться с соответствующими органами, а потом представите подобранную вами девушку.

– Как прикажете, господин адмирал, – полковник покинул комнату.

Адмирал, довольно улыбаясь чему-то своему, подошел к окну. Некоторое время в комнате царила тишина, нарушаемая лишь пением птиц за окном. Наконец, вернулся полковник.

– Господин Бешами, мы хотим предложить вам одну кандидатуру, – он достал информационный чип и загрузил с него информацию на планшет. – На Айнура Бешами смотрела девушка лет восемнадцати. Большие карие глаза, светлые волосы, хрупкое сложение, чуть вздернутый носик и чувственный рот. Хрупкая фигурка вызывала желание укрыть от всех бед. Но что-то было во взгляде этой девушки, что заставило мужчину невольно вздрогнуть.

– Ясмина Экмеран, – представлял ему возможную невесту полковник. – Двадцать лет. Сирота. Родители убиты при невыясненных обстоятельствах…

***

Бешами внимательно прочитал всю информацию, которую предоставили ему военные. В голову закралась мысль, что он поспешил, подписывая бумаги. Хрупкая девушка обвинялась в двойном убийстве. И не кого-то там, а родителей. И военные подсунули ему убийцу в качестве жены. Мужчина нахмурился. Надо будет запросить материалы дела. Вряд ли ему откажут. Расспрашивать Ясмину он не собирался. Скорее всего, она будет утверждать, что невиновна. А ему на правах мужа хотелось знать и официальную версию.

Дверь комнаты ожидания, наконец, открылась, впуская двух приставов, сопровождавших юную девушку. Айнур поднялся, сделал несколько шагов навстречу. Один из сопровождавших передал ему бумаги. Мужчина, не глядя, расписался. Все равно ее еще раз проверят, на этот раз начальник службы безопасности. Хотя, странным казалось то, что эта девушка смогла расстрелять родителей. Не потому, что такого не могло быть – практика показывала, что бывает и не такое. Скорее возникал вопрос, как она могла удержать в руках оружие. В ее случае уместнее использовать яд, или что-то не такое громоздкое.

Девушка внимательно следила за своим мужем. Создавалось ощущение, что она уже видела его где-то. Не лично, нет. Скорее всего, на новостном портале. Жаль, она не интересовалась новостями. Скорее всего, в это время новости смотрели родители, а она или изучала что-то в своем фоне, или общалась с подружками. Вот лицо в память врезалось, и только.

При мысли о родителях в носу предательски защипало. Ясмина усилием воли заставила себя не заплакать. У нее было много вопросов по поводу произошедшего, но только теперь появился шанс разобраться во всем. Хорошо, если муж поможет докопаться до правды. В противном случае, она обратиться за помощью к тете Ники. Та найдет способы помочь ей. А даже если некому будет помочь, главное, чтобы не мешали. И без того впереди окажется достаточно препятствий. И, если это тот человек, о котором она думает, он не остановится ни перед чем, чтобы получить то, что собирался.

***

Мужчина чуть сдвинул в сторону инфоблок, чтобы официанту было куда поставить чашку кофе и тарелочку с выпечкой. После оглашения итогов нашумевшего процесса было интересно почитать, что об этом думают люди. Понятно, что большинство ни разу не видело в глаза ни убитых, ни их убийцу. В этом отношении можно было не сомневаться, что общество расколется на две части. Одни будут негодовать, что наказания не последовало, другие радоваться за бедную девочку. Куда больше его интересовало отношение к тому, что девушку выдали замуж за человека, представлявшего систему, война с которой закончилась не так давно, многие люди еще не забыли того ужаса, что пришлось пережить. Поэтому он с интересом изучал отзывы на новость.

Как он и предполагал, большинство поддерживало это решение. Одни считали, что так убийце и надо. Другие радовались, что хотя бы таким образом девушке сохранили жизнь. При этом то же большинство высказывалось крайне негативно в адрес мужчины, называя его захватчиком, а то и хуже, припоминая, как флот грайсаров уничтожал обитаемые астероиды и небольшие планеты.

Внимательно изучив все, что писали на основных порталах, мужчина довольно улыбнулся. Свернув инфоблок, убрал его в чехол, после чего принялся отдавать должное творению поваров.

***

Адмирал проследил, как из здания вышли мужчина и молоденькая девушка. После полугода пребывания в тюрьме Ясмина сильно похудела. С расстояния ее можно было принять за высокую девочку. Когда она села в ожидавший их флайт, он обернулся ко второму человеку, находившемуся с ним в помещении.

– Думаешь, мы правильно поступили, отдав эту девочку Бешами?

– Выбора у нас все равно не было, – полковник Картал вздохнул. – Сами понимаете, все было против нее. Сейчас у нас будет время, чтобы найти настоящего убийцу. А за Яси и ее мужем осторожно присмотрят мои люди.

Адмирал Стампорт кивнул. Разумеется, девушку никто не бросит, едва казнь отсрочилась на неопределенный срок. Главное, чтобы не произошло ничего непоправимого, когда они не успею прийти на помощь.

ГЛАВА 1

Флайт остановился перед чуть мерцающим пологом. Пилот поднес к небольшому устройству карточку, пискнул считыватель, после чего силовое поле, перекрывавшее дорогу, пропало. Ясмина равнодушно смотрела, как они влетели в широкий тоннель, освещенный лишь дежурными лампами, миновали пару поворотов, после чего резко взмыли вверх. Только когда аппарат остановился на верхней площадке одного из зданий, она удивленно посмотрела на открывавшуюся панораму.

Посла разместили в квартале не самом престижном с точки зрения местной элиты, но место явно подбирал профессионал. Апартаменты располагались в районе, занимаемом военными. Небольшая площадка для флайтов, предназначенная только для проживавших на верхнем этаже. Окна с видом на залив и горы одновременно. Сам дом – не высоченный небоскреб, где жильцы верхних этажей могут любоваться звездами в любое время суток, но и не маленький домик на пару комнат. Обычный дом, каким отдают предпочтение чиновники, занимавшие не самые высокие должности, финансисты, не привыкшие выставлять свои доходы на показ, некоторые представители творческих профессий, которые предпочитают в частной жизни уют.

Пленка силового поля с тихим жужжанием исчезла, когда Бешами поднес карту к считывателю.

– Проходи, – распорядился Айнур. – Завтра закажу тебе все карты, чтобы не подумали, будто я тебя держу взаперти.

Девушка молча вошла внутрь. Как оказалось, они находились на верхнем этаже отведенных послу апартаментов. Айнур достал из кармана небольшой пульт, нажал несколько кнопок, и металлические жалюзи, прикрывавшие окна от солнца и посторонних, медленно поползли вверх.

– Тара, – произнес он в переговорное устройство, – поднимитесь на верхний уровень. Не задерживайтесь.

Неизвестно, что подразумевалось под этим, поскольку появилась эта самая Тара минут через пять, не меньше. Однако хозяин не стал делать ей замечание. Возможно, она находилась где-то в другом месте и пришла так быстро, как смогла.

– Господин Бешами, – она остановилась в ожидании распоряжений.

– Тара, это моя жена, Ясмина Экмеран. Приготовь ей комнату недалеко от моей.

– Хорошо, господин Бешами. А у вашей жены есть какие-то вещи?

Айнур посмотрел на девушку. Она молча стояла в стороне с небольшой сумкой в руках. Много вещей у нее явно не было. Минимум, что был в тюрьме, и то часть всего придется выбросить. Забрала она их только потому, что плохая примета – оставить что-то в том месте, куда не хочешь возвращаться.

– Мы решим этот вопрос, – выдохнул новоиспеченный муж. – До завтра должно хватить и того, что уже есть.

– Следуйте за мной, пожалуйста, – женщина еще раз изучила новую обитательницу апартаментов, после чего развернулась и пошла вглубь дома.

Ясмина молча последовала за ней. Вот она какая, свобода. Птичке просто нашли новую клетку. Большую, красивую, периодически даже будут выпускать из нее, но все решения будет принимать этот мужчина.

***

Комната, которую служанка отвела новой обитательнице, соответствовала статусу жены посланника другой системы. Просторная, светлая, с красивым видом на море и город. Ясмина сразу поспешила к окну и принялась вглядываться в панораму. Видно было плохо, но она смогла с такого расстояния опознать район, где раньше жила. Это было не сложно, поскольку дома «под старину» с небольшим газончиком, низеньким символическим забором и всеми санитарными строениями с черного хода, стояли только в одной части города. И стоил такой домик едва ли не больше, чем небольшая квартира в элитном районе.

Сейчас дом стоял закрытый, окруженный мощнейшим силовым полем, и попасть туда можно было только при помощи специального пульта, снимавшего защиту. Во время процесса дядя неоднократно пытался проникнуть внутрь, но все его старания оказались безуспешными. После того, как закончили свою работу следователи, там только раз были адвокат девушки и подруга ее матери в сопровождении работников суда. Это оказалось необходимо, чтобы собрать кое-какую одежду. Наблюдатели же требовались, чтобы место преступления оставалось нетронутым до особого распоряжения.

При мысли о том, что ей предстоит вернуться туда, где на полу оставались засохшие лужи крови, а на стенах следы выстрелов, Ясмина всхлипнула. А ей предстоит посетить это место, хотя бы для того, чтобы забрать оставшуюся одежду и какие-то необходимые или памятные вещички. И, судя по настрою мужа, это испытание предстоит пройти уже на следующий день.

Тихо открылась а потом закрылась дверь – служанка, или кто она была, покинула комнаты неразговорчивой новоприбывшей. Девушка осталась одна. Она рассеяно оглядела помещение, потом вздохнула и пошла в ванную. В шкафу нашелся халат. Пусть он был велик, рассчитан на мужчину, вроде ее мужа, но это лучше, чем вещи, в которых она была на суде. Взяв из стопки одно из полотенец, Ясмина подошла к душевой кабине. Модель из новейших, с кучей всяких наворотов. Но пара стандартных клавиш и кранов наличествовала. Она пустила сильный напор воды, сбросила одежду и забралась внутрь. Потом выстирает белье, чтобы быть в чистом. Ночь можно провести и так. А, может, и халат не понадобится, если муж решит стребовать супружеский долг.

Слезы потекли непроизвольно. Ясмина только порадовалась, что герметичная кабина приглушает звуки, поэтому свернулась клубочком внизу, и зарыдала, оплакивая и родителей, и свою судьбу.

Когда слез не осталось, а рыдания превратились в судороги, девушка заставила себя выключить воду, завернуться в полотенца и выползти из ванной. Надо было выстирать вещи, но сил уже не было. Все, что она смогла – взять с собой халат, который натянула до того, как забраться в постель. Пусть этот Айнур Бешами приходит сколько угодно. Пусть делает с ней все, что захочет. Все равно хуже уже не будет. Завернувшись в одеяло, она сжалась в комочек. Знобило. Сказывались усталость и нервное перенапряжение. Девушка открыла глаза и стала смотреть в окно, где можно было различить огни центра города. Вот по одной из высоток побежала яркая надпись. Вот в воздухе замерцала голографическая реклама. А вон тот поток огней – траса флайтов и пассажирских мобилей. И где-то там стоит пустой, затянутый мощным силовым полем, дом, где не так давно она жила с родителями. Совсем недавно. В прошлой жизни.

***

Ясмина проснулась потому, что луч солнца настойчиво блуждал по ее лицу. Она попыталась отвернуться, но запуталась в халате и полотенце. Глаза открывались с трудом. Но вскоре ей удалось это сделать. Не сразу девушка сообразила, что это не тюремная камера, обитательницы которой решили пошутить над самой молодой среди них. События предыдущего дня с трудом расставлялись по местам. А потом пришло осознание, что кроме халата и полотенец ей не в чем больше ходить. Не лучшая одежда для места, где есть мужчина, в постели которого можно с легкостью оказаться. Возможно, желающих найдется немало, но у нее были иные планы. Возможно, когда-нибудь, когда они успеют хорошо узнать друг друга, возникнет привязанность. Или если он решит показать, кто главный. Хотя, может в его планах тоже ничего подобного не числится.

Стук в дверь прервал размышления по поводу скоропалительного заключения брака. Не успела девушка ответить, как дверь с шипением отъехала в сторону, и в комнату вошла Тара.

– Господин Бешами приказал передать вам вещи. Он надеется, что они подойдут по размеру. Завтрак через час. Я приду за вами. Надеюсь, к тому времени вы будете выглядеть достаточно прилично, чтобы спуститься в столовую.

После чего женщина положила пакет на стул возле двери и покинула комнату.

Ясмина проследила, как дверь закрылась, потом встала с постели и подошла к зеркалу. Слова женщины задели ее, но отражение показало правоту служанки. Глаза опухли, покраснели, нос был похож на картофелину, а волосы спутались и представляли собой птичье гнездо. Надо было срочно приводить себя в порядок, пока муж не решил отправить ее туда, откуда получил.

Взяв пакет с принесенными вещами, она поспешила в ванную. Сначала умылась холодной водой, потом принялась распутывать волосы. К концу отведенного времени отражение в зеркале перестало напоминать героя фильмов ужасов. Убедившись, что выглядит если не прилично, то много лучше, чем было, Ясмина принялась доставать вещи из принесенного пакета. Светлое платье свободного покроя, широкий пояс, достаточно скромное нижнее белье. Хотя наличие последнего заставило смутиться. Но выбора не было, пришлось одеваться.

Как ни странно, все подошло, хотя платье и было широковато в талии. Но сам фасон подразумевал или оставить как есть, или использовать пояс. Ясмина подумала и решила обойтись без аксессуаров. С поясом платье выглядело так, будто оно велико ей на пару размеров. Когда она надела свои туфли, вернулась Тара. Оглядев девушку, удовлетворенно кивнула, после чего велела следовать за собой.

Ясмина молча подчинилась. Все-таки тюрьма учит выполнять все сразу и без лишних вопросов. Разумеется, кому-то сходили с рук попытки выделываться. Кому-то, но не ей. Обвиняемой в убийстве родителей довольно быстро показали, что ее может ждать, если она не будет вести себя, как положено. Хотя, она почти не общалась с женщинами в камере. Большей частью лежала на нарах, отвернувшись к стене. Вставала только когда приносили еду или по нужде. Есть почти не хотелось, но после первой же попытки отказаться от еды, последовало внушение. Для начала на словах, но с демонстрацией медицинского кабинета и подробным рассказом, что ее ждет. Девушка подозревала, что на самом деле большая часть сказанного и показанного была элементом запугивания, чтобы добиться покорности, только ставить эксперименты ей не хотелось. Но она больше не в тюрьме. Полгода заключения закончились. И надо начинать бороться с привычками, которые успели выработаться. Иначе она просто не найдет общего языка с прислугой. А на улицу и вовсе выходить не стоит.

Они спустились на два этажа, и вошли в большую столовую. Ясмина отметила, что на жилье для посла бывших врагов явно не экономили. За большим столом можно было разместить не меньше пятидесяти человек. Айнур Бешами уже занял свое место в дальнем конце стола. Девушка подумала, что ей придется сесть с противоположной стороны, но ей накрыли рядом с мужем.

– Доброе утро, – приветствовал ее мужчина. – Надеюсь, вы хорошо отдохнули.

– Спасибо, – девушка заняла свое место, – насколько возможно.

– Я не знаю, что вы предпочитаете, поэтому распорядился сегодня приготовить помимо каши тосты, – мужчина указал на блюдо ближе к девушке, – и печенье.

– Благодарю вас, – Ясмина поняла, что впервые за долгое время улыбается, пусть и не радостно. – Сомневаюсь, что сейчас согласилась бы на кашу, даже если бы ее готовил шеф-повар лучшего ресторана столицы.

Бешами только чуть склонил голову. И так понятно, что собой представляет тюремный завтрак. Поэтому и отдал соответственные распоряжения. Ему не нужно, чтобы жена с первой же совместной трапезы испытывала к нему неприязнь. Его личный начальник отдела безопасности отправил своих подчиненных собирать материал на новую обитательницу их дома, поэтому придется немного подождать. Все-таки его жена – убийца, пока не доказано обратное. Лучше перестраховаться.

– Куда бы вы хотели сегодня съездить? – осведомился муж, после непродолжительной паузы.

– К родителям, – вырвалось прежде, чем Ясмина поняла, что за завтраком такие планы несколько неуместны.

– Хорошо, – мужчина снова чуть заметно кивнул. – Понимаю ваше желание. А после?

– Не знаю, – девушка растерялась. – Все, о чем я мечтала, прийти на могилу родителей, принести цветы, раз меня не пустили на похороны. Это единственное, о чем я могла думать все время. Наверное, это было бы моим последним желанием. Поэтому сейчас я не представляю, чего еще мне бы хотелось.

– В таком случае решайте сами. Вы можете съездить домой, забрать нужные вам вещи, а можете отправиться в магазин, я снабжу вас некоторой суммой для покупок. В любом случае вам нужна одежда. Обычная на первое время. Позднее могут потребоваться наряды на выход. Подумайте об этом заранее.

– Да, конечно, как вы считаете необходимым, – пролепетала Ясмина.

Оставшееся время прошло в молчании. Айнур просматривал какую-то информацию на своем фоне, переведя его в скрытый режим. Оставалось только гадать, что именно его интересует в настоящий момент. Выражение лица мужчины, когда он переключился на дела, изменилось с нейтрально-вежливого на жесткое. Девушка мысленно пожалела себя. Из обычной тюрьмы она попала в иную. У ее мужа нет выбора, он будет использовать ее для достижения своих целей. Но позволит ли он своей жене решать свои проблемы? Хотя, проблема у нее только одна – найти убийцу родителей.

– Значит так, – отложив в сторону фон, решил Айнур, – если мне не удастся решить проблему дистанционно, тебя отвезут к родителям, потом к тебе домой. Я подъеду или на кладбище, или сразу к тебе домой. Если все получится, поеду с тобой. Ты выберешь, что именно из вещей хочешь забрать. Можешь ни в чем себя не ограничивать. Потом мы консервируем дом обратно. Мне туда переезжать нет никакого смысла, а тебя я жить одну не отпущу. Моя жена должна находиться рядом. Потом возвращаешься сюда, а я отправляюсь на важную встречу. Можешь не ждать меня, вернусь я поздно.

– Да, конечно, – а что еще можно сказать на это? Отказаться, заявить о своих планах? Возможно, но потом. Во-первых, потому что предложенное отвечало ее намерениям. Во-вторых, девушка не хотела рисковать с первого дня, пытаясь прогнуть мужчину под себя. Для этого надо сначала восстановить душевное равновесие и собрать информацию. Может, окажется, что лучше бы ее казнили.

***

Айнур свернул записи в фоне. Все, что ему удалось сходу найти по делу его жены, вызывало множество вопросов. В большей части это были статьи о том, как дочь что-то не поделила с родителями и застрелила их. Кто-то высказывал сомнение, что в деле не все гладко, но сомневающимся приводили достаточно весомые аргументы. И оружие использовалось то, что было дома. И обвиняемую взяли с пистолетом в руках на месте преступления. И мотив у нее был – накануне с родителями поссорилась. И много чего еще. Но все это были лишь домыслы и предположения как многочисленных папарацци, которым наконец-то нашлось о чем писать, и еще большей армии любителей сунуть нос хоть куда-то и высказать свое веское мнение.

– Заканчивай завтракать, а мне надо поработать с документами, – он поднялся из-за стола и вышел.

Едва двери закрылись, нажал на фоне две клавиши – сигнал начальнику службы безопасности.

Возле кабинета они оказались одновременно.

– Есть информация? – Айнур приложил ладонь к считывающему устройству. Полоска сканера просветила руку, после чего дверь, запертая впервые за долгое время, с писком открылась.

– Мало. Собственно, босс, ты мне и времени не дал. Так что, сколько успел.

– Не важно, Мансур, не важно. Рассказывай, что удалось выяснить.

– Как скажешь, – мужчина достал свой фон. – Итак, Ясмина Экмеран, двадцать лет. Ну, это все ты и так знаешь. Обвиняется в убийстве родителей – тоже не новость. Пошерстил я разные сети, чаты, где она упоминалась. Так вот, девочка домашняя. Есть профиль на одном сайте, но там больше котики, рукоделие, еще какая-то девчачья фигня. Много фотографий с родителями, причем я бы не сказал, что там была какая-то неприязнь. Мое личное мнение, что в случае ссоры она бы убивать их точно не стала. Убежала бы к себе в комнату, поплакала, потом успокоилась и смирилась. В употреблении запрещенных веществ не замечена. Алкоголь иногда, но в очень умеренных количествах. Не выгоняй Симин, иначе ты окончательно заскучаешь.

– Да я и не собирался, – хмыкнул Айнур. – Симин мне нужна не только для постели. Кто будет готовить все документы. Если я займусь еще и бумагами, то всей миссии быстро настанет конец.

– Не сомневаюсь, – Мансур снова что-то уточнил в своих отметках. – В общем, с девушкой пока все. А теперь самое интересное. Вспомни, кто тебе ее всучил?

– Стампорт и Картал, – мужчина непонимающе посмотрел на своего приятеля.

– Так вот, некие Шадия Экмеран и Николь Картал были хорошими подругами. Совпадение? Я так не думаю.

– Попытка вытащить девчонку любой ценой, – задумчиво произнес дипломат. – Нет, подожду с выводами. Копай дальше.

– Разумеется, – безопасник выключил фон и убрал его в карман. – На этом у меня пока все. Сегодня с тобой группа Харви. Я дальше добывать информацию.

– Давай, – кивнул его начальник. – А мы на кладбище, потом домой к моей жене, а там будет видно. Не очень мне хочется на ту встречу тащиться. Поскольку мое положение изменилось, меня уже не устраивает предложение той группы.

– Все равно выслушать их не помешает, – Мансур поднялся. – Пригодится.

Он вышел из кабинета. Айнур посмотрел на закрывающуюся дверь. Да, пригодится. Во всяком случае, он не обязан принимать их предложение.

***

Ясмина закончила завтрак в одиночестве. Утреннее общение с мужем добавило вопросов, ответы на которые могло дать только время. Или поиски в сети. Вот только у нее не было ни планшета, ни фона. Фон изъяли во время следствия и не вернули, а планшет и база так и остались дома. Поговорить с Айнуром об этом, или подождать? Решить, как лучше, девушка так и не смогла. Так она и сидела, потягивая сок, и думая, что теперь делать. И ожидая, пока за ней придут. Потому что самостоятельно она бы не нашла дорогу до площадки, на которую прибыли вчера. И очень надеялась, что о ней не забыли.

Дверь открылась, впуская еще одну женщину, которую она еще не видела.

– Госпожа Бешами?

– Экмеран, – поправила ее Ясмина.

– Простите, госпожа, – смутилась женщина. – Мое имя Тамила. Господин Бешами сказал, что вы теперь будете жить здесь, и назначил меня вашей помощницей.

 – С-спасибо, – девушка почувствовала себя неуютно. – Но я не думаю, что вам найдется много работы. Я привыкла все делать сама.

– Теперь у вас другое положение, госпожа Экмеран, – возразила служанка. – А в этом доме не те порядки, к которым вы привыкли.

– Да, наверное, – действительно, в этом доме она не может в любой момент заявиться на кухню, сделать себе большой бутерброд и налить стакан газировки. Или взять ведерко мороженого и лопать его под интересный фильм. – Но я не буду беспокоить тебя по пустякам.

– Господин Бешами сказал проводить вас к флайтам. Идите со мной.

Ясмина допила сок и поднялась.

На этот раз она старалась следить, куда они идут. То ли Тара проводила ее наиболее запутанным маршрутом, то ли дорога от столовой до выхода была короче, чем до комнат, но они дошли быстрее. Айнура еще не было, но возле флайтов уже сновали люди. Охрана проверяла, все ли в порядке. Пилоты сидели за пультом управления, готовые отправляться по первому распоряжению.

– Госпожа Экмеран, – подошел к ней один их охранников. – Господин Бешами немного задерживается. Мы можем вылетать сейчас, или хотите подождать его?

– Подожду, – не раздумывая, приняла решение Ясмина. Ей не хотелось в первый раз приходить на могилу родителей одной. Связаться с тетей Ники или Альбиной, ее дочерью, она не могла, а больше никого из знакомых у нее не было. Не осталось. На похороны ее, несмотря на все усилия адвокатов, и, что больше похоже на правду, милостью дяди, ее не пустили даже под усиленной охраной. И теперь девушка надеялась, что присутствие рядом мужа, пусть и чужого ей человека, все равно будет для нее какой никакой поддержкой.

– Прошу прощение за задержку, – Бешами вышел на площадку через малоприметную боковую дверь в сопровождении главы службы безопасности. – Надо было уладить кое-какие вопросы. Ясмина, это тебе, – он передал девушке коробочку с новым фоном. – Мансуру удалось сотворить чудо. Это устройство – продолжение твоего прежнего. Координаты удалось восстановить, их никому не передали. Можешь смело заходить в свой профиль и восстанавливать все данные.

– Спасибо, – девушка с трудом подавила желание поцеловать мужа в знак благодарности. В щеку.

– Разберешься в дороге. Вылетаем.

Они забрались в флайт. Айнур сразу развернул планшет и принялся что-то изучать, а Ясмина достала из коробочки новый фон. Самым большим соблазном было покопаться в сети, узнать, за кого ее выдали замуж, но она смогла его побороть. Потом. Пока надо восстановить номера и связаться с Альбиной.

В какой-то момент девушка задумалась, а так ли надо все восстанавливать? После того, что о ней успели сообщить всему миру, вряд ли кто-то еще захочет иметь с ней дело. Не исключено, что куда лучше будет покинуть планету. Но куда ей податься? В родной системе затеряться будет сложно. Побег же не приведет ни к чему хорошему. Разве что разозлит как мужа, так и власти. И уже никто не будет думать, как спасти ее от смерти. Уехать с Айнуром, когда его миссия здесь закончится? Но как ее примет другой мир.

Грустно, неуютно. С большим трудом она заставляла себя сидеть спокойно. Хотелось забиться в уголок, подтянуть повыше колени и положить на них подбородок. Или с головой забраться под большое теплое одеяло и сидеть там, пока неприятности не закончатся. Спрятаться от всего мира. Увы, такой возможности ей никто не предоставит.

Ясмина заставила себя отмахнуться от грустных мыслей и ввести персональные координаты в фон. Мелькнула мысль, что ее муж вполне может поставить слежение, записывать разговоры, чаты, видеоконференции. Какая разница. Ей нечего скрывать. Больше того, ей хочется, чтобы хоть кто-то, пусть даже используя такие методы, знал, что она не убивала.

Фон пискнул, автоматически устанавливая все программы и приложения, что были в предшественнике. Как только телефонная книжка была обновлена, Ясмина полезла изучать весьма поредевшие контакты. Номера родителей. Понятно, что те не могли удалить их. Альбина, тетя Ники, дядя Рошан. Можно было не сомневаться. Пара магазинов, служба доставки, мобильные флайты. И все. Все остальные поспешили удалить ее контакты. Кто почти сразу после ареста, кто-то в ходе следствия и суда. Кто-то буквально вчера, услышав приговор. Что ж, значит, придется начинать все с нуля.

Пока девушка занималась восстановлением немногочисленных контактов, а после удалением ненужных, флайт приземлился на стоянке рядом с небольшим кладбищем. Айнур выбрался первым, после чего помог жене.

– Пойти с тобой?

– Да, – после короткой заминки решилась девушка.

Они остановились возле маленькой лавки. Ясмина выбрала небольшой сезонный букет из любимых мамой цветов. Пискнул терминал, считывая оплату с фона. Личный счет был благополучно разблокирован, без денег она не останется. Пусть там немного, протянуть до вступления в права наследницы она сможет, тем более из положенных двух кварт оставалось меньше половины.

Пройдя ворота, они остановились. Ясмина понятия не имела, куда идти, а спросить оказалось не у кого. Бешами взял ее за руку и уверенно повел. Да, сам он тоже был тут в первый раз, но времени на то, чтобы все узнать, а после проделать небольшой маршрут в программе, сложности не составило. Когда до нужного им памятника оставались считанные шаги, он остановился.

– Тебе вон туда, – показал он жене.

– Да, я вижу, – выдохнула Ясмина, крепко стискивая руку мужчины. Страшно. Как же страшно преодолеть оставшееся расстояние, увидеть имена родителей на могильном камне. Все это время ей казалось, что это какой-то глупый розыгрыш, что вот-вот откроется дверь камеры, ее выпустят, и организаторы вручат какую-нибудь ерунду, типа решеток на фары звездного катера. Но дверь все не открывалась.

Айнур мысленно сосчитал до десяти, потом выдохнул. Почему-то, когда он подписывал брачный договор, там ни слова не было о том, что он превратиться в няньку для великовозрастного ребенка. Но не стоять же им на одном месте, ожидая, пока его жена соберется с мыслями. У него и свои дела есть. Еще раз сделав глубокий вдох и медленно выдохнув, он повел девушку к могиле ее родителей.

Ясмина смотрела на большой камень, где были высечены портреты родителей, стояли имена и даты жизни. Наверное, если бы не портреты, если бы не два родных лица, улыбающихся ей с черного мрамора, все было бы иначе. Все равно где-то глубоко внутри оставалась бы надежда, что все это обман, и на самом деле они живы. Увы. Девушка положила цветы посередине, провела ладонью по холодному камню. А потом осела на колени и, согнувшись пополам, расплакалась.

Айнур стоял рядом, не вмешиваясь, не спеша утешать. Только один раз бросил взгляд на часы, немного старомодные, какие пользовались популярностью почти столетие назад. Тогда они продавались повсеместно, сейчас же позволить себе такие могли только действительно состоятельные люди. Время еще было. В крайнем случае, можно приказать охране, пусть утаскивают молодую жену.

Где-то внутри Ясмина понимала, что надо встать, вытереть слезы. Айнур утром обозначил планы, сейчас они поедут к ней домой за вещами. Все необходимое было у него, девушка сомневалась, что сможет сама снять с дома консервирующий щит. Действие не сложное, но пальцы должны верно набрать код, а она не была уверена, что у нее это получится. Время уходило, но она не могла остановить слезы, подавить рыдания. Хотя накануне ночью казалось, что выплакала все.

Кто-то тронул ее за плечо. Один из охранников протягивал ей стаканчик воды.

 – Госпожа Экмеран, нам пора, – тихо произнес мужчина.

Ясмина заставила себя медленно выпить воду. Руки дрожали. С помощью мужчины поднялась. Ноги тоже подрагивали.

– Идемте, госпожа, я помогу.

Вдвоем они медленно пошли в сторону выхода. Айнур успел серьезно обогнать их. Только раз он оглянулся, чтобы проверить, идут за ним или нет. После чего оставалось только созерцать его спину.

Во флайт Ясмина забиралась тоже с помощью охранника. Он помог ей пристегнуться, после чего вложил в руки упаковку бумажных платков. Все, на что хватило девушки, это кивнуть в знак признательности. Пальцы стиснули платки. Потом дрожащими руками она с трудом вскрыла упаковку. Айнур не обращал на жену никакого внимания, что-то изучая на планшете. Подавив очередное рыдание, его жена скинула обувь, забралась на сидение с ногами и принялась аккуратно промокать глаза. Начало познабливать – верный признак сильного нервного напряжения. Но она только сильнее стиснула зубы, чтобы они не стучали.

Возможно, мужчина что-то заметил, поскольку оторвался от экрана. Взглянув на Ясмину, взял свой пиджак, аккуратно закутал ее, после чего вернулся к планшету. Все в молчании. Но это только порадовало девушку, потому что говорить ей не хотелось вообще. Да и что скажешь, когда зуб с трудом на зуб попадает. Все, что она смогла – достать свой фон и скачать туда одно из приложений, в которые раньше часто любила играть, но когда надоедали, удаляла. Остаток пути каждый смотрел в свой экран.

***

Дом встретил гудящим силовым полем и табличкой, что проникновение посторонних будет преследоваться законом. За защитным куполом все оставалось как в тот день, когда не стало родителей. Только трава подросла на лужайке, да дождь, против которого силовой купол бессилен, смысл следы крови на том месте, где тела положили в ожидании флайта криминалистов. Ясмина набрала код, переданный ей в суде вместе с бумагами на имущество. Гудение прекратилось.

Айнур прошел по дорожке к двери. Не заперто. Просто притворили, чтобы потом, в случае необходимости, можно было легко войти. Приоткрыв дверь, он заглянул внутрь. Создавалось ощущение, что хозяева ненадолго вышли к соседям или проверить почту, покормить собаку или вынести мусор.

–Ты идешь? – повернулся он к жене.

Ясмина медленно, словно по тонкому льду, подошла к мужу. Заглянула в приоткрытую дверь. В холле порядок, там ничего не было. Лестница наверх, все также сломана одна из балясин. Отец собирался починить, но все никак не получалось. Приоткрытая дверь кабинета…

– Просто не смотри туда, – Бешами проследил за взглядом девушки. – Или закрой глаза, я проведу тебя.

– Хорошо, – выдохнула Ясмина.

Мужчина только усмехнулся. Они вошли внутрь и он, внезапно, подхватил ее на руки. Несколько шагов, ступени лестницы, пинок по двери, закрывавшей вход на второй этаж. Ее ставят на пол. Где твоя комната?

Ясмина открыла глаза, на миг зажмурилась, осторожно открыла снова. Дом. Тот самый, в котором она провела всю свою жизнь. Почти всю. До ареста. Всю прошлую жизнь. Несколько шагов. Она положила руку на ручку двери, ведущей в комнату родителей. Осторожно погладила дерево. Пары закрытых дверей на другой стороне коридора, гостевые комнаты, которые после смерти бабушки почти не использовались. Следующая дверь после родительской – ее комната. Когда она только родилась, между комнатами был проход. Потом, когда девочка подросла, его заделали. Последующий ремонт не оставил и следов от существовавшей некогда двери. Почти не оставил. Ясмина безошибочно могла сказать, где она находилась. Выдохнув, она нажала ручку.

В комнате все оставалось так же, как в то утро, когда она убежала на встречу с подругами. Кровать застелена, на ней все еще валялись топ и юбка, которые она собиралась надеть, но погода в последний момент испортилась. На столе рядом с инфоблоком без блока памяти косметика. Разве что конспекты упали на пол, хотя до этого оставались на подоконнике. Возможно, упали во время обыска.

Айнур остановился на пороге, не торопя, хотя времени у него было не так много. Иногда лучше немного подождать, но обойтись без дополнительной истерики. Ему хватило кладбища и, судя по тому, что сообщили служанки, ночью его жена тоже дала волю чувствам.

Между тем, Ясмина заставила себя собраться с мыслями. Все, что ей надо, это собрать одежду, возможно, какие-то вещи. Конспекты и инфоблок ей точно не пригодятся. Равно как прежние коллекции. Сейчас все это казалось лишним. Открыв шкаф, девушка достала чемодан, сумку и принялась скидывать туда то, что будет необходимо. Что-то оставляла, понимая, что вряд ли ей пригодятся вещи для клуба, вечеринок или форма колледжа. Немного подумав, убрала в сумку рукоделие, будет чем заняться вечерами. И оставленный почему-то планшет. Значит, библиотека и фото уцелели. Убедившись, что ничего нужного не забыто, еще раз осмотрела помещение. Потом подошла к кровати и забрала с нее плюшевую собачку – давний подарок родителей, с которым привыкла засыпать. Пусть вид у нее был потрепанный, оставить пережившую детство игрушку она не могла.

– Я готова, – повернулась она к мужу.

Тот кивнул, потом сделал знак охране.

– Идем. Вниз я тебя не понесу. Или не смотри туда, куда не хочешь, или закрой глаза.

И он первым пошел на выход.

***

– Рошан, вы с адмиралом сошли с ума, – женщина лет тридцати пяти нависла над мужчиной в форме полковника. – Вы кому отдали девочку? Или ты не знаешь, кто такой Бешами? Да он убьет ее, если ему что-то померещится. Если только он подумает, что она может представлять опасность для него или его бизнеса.

– А что я должен был делать? – немного устало произнес мужчина. Мало того, что на службе проблемы, еще и дома вместо отдыха его ждал скандал. – Позволить судье отправить ее в камеру смертников?

– А отдать человеку, именем которого в родной системе пугают взрослых людей из сил планетарной безопасности ты смог, – Николь отошла от мужа и принялась нервно ходить по комнате. – Неужели нельзя было придумать ничего другого?

– Нельзя, Ники, мы и так думали, и этак. Яси взяли над телом родителей, с оружием в окровавленных руках. Утром они ссорились, соседи это подтвердили. А незадолго до смерти Надир связывался с дочерью. Разговор был коротким, но все подтвердили, что после него Яси помчалась домой.

– То есть, ты считаешь, что она могла расстрелять отца и мать? – снова рассвирепела женщина.

– Я не хотел этого сказать, – устало сопротивлялся Рошан, – но со стороны это было похоже именно на это. Все показания свидетелей, все улики, все против нее. Мы с тобой можем только гадать, что на самом деле произошло, но докопаться до правды будет сложно.

– Но почему тогда Бешами? Ведь можно было использовать Яси для решения других ваших проблем.

– Потому что только Бешами сможет защитить ее от убийцы родителей, – вздохнул полковник. – Мы с адмиралом долго думали, прежде чем пришли к этому решению. Поверь, для нас оно оказалось очень трудным. Мы предоставили максимально подробную информацию не только на малышку, но и на ее родню. Чуть ли не прямым текстом перечислили тех, кто еще мог быть заинтересован в смерти Надира и Шадии. Уверен, он уже отдал приказ своей службе безопасности перепроверить информацию и копать дальше. И, если я правильно все рассчитал, Яси ничего не угрожает. Во-первых, она не разбирается в большой политике, вопросах экономики. Во-вторых, условия таковы, что она нужна Бешами живой. В-третьих, – Рошан усмехнулся, – возможно, у них что-то и сложится.

 – Сложится? – военный поспешил вжать голову в плечи. Вовремя. Над ним пролетело полотенце и упало посреди стола. – Сложится? Ты совсем идиот? Если начнутся проблемы, твой Бешами или разведется и сдаст девочку обратно, или по-тихому прибьет ее, и скажет, что это тот же человек, который убил ее родителей. И вы ничего не сможете доказать, как никто не смог доказать его причастность к серии убийств на родине. Да и доказывать ничего не будете – посольская неприкосновенность. В крайнем случае, получите одного из охранников, непосредственного исполнителя.

Николь еще долго ругалась, рассказывая мужу об из с адмиралом Стампортом умственных способностях, о том, что может произойти с дочерью ее лучшей подруги, и просто выпускала пар. Рошан сидел, почти не двигаясь, лишь иногда или втягивал голову в плечи, или пригибался, когда рядом пролетало что-то из кухонной утвари, которую было не жаль. В одном его жене нельзя было отказать – за все годы совместной жизни, какой бы глобальный скандал ни случался, не пострадало ни одной тарелки.

– Ух ты, – раздалось от двери. В кухню вошла девушка лет двадцати. – Мам, я быстро возьму пару йогуртов и печенье, и можете ругаться дальше. Надеюсь, в этот раз все закончится маленькой сестричкой.

– Альбина, – рыкнула женщина на дочь, но уже без тех эмоций, что звучали в адрес мужа. То ли само появление девушки произвело успокаивающий эффект, то ли пар успел выйти, и последние минуты она бушевала по инерции.

– Молчу, молчу, – она быстро сгребла добычу и поспешила ретироваться.

– Ники, – мы присмотрим за Яси, обещаю, – пообещал жене полковник.

– Уж постарайтесь, – рявкнула она, потом уже спокойнее добавила, – иначе все скандалы, включая сегодняшний, покажутся тебе незначительными, а я доберусь до сервиза, что подарила твоя какая-то там тетушка. Должно же найтись применение и этой безвкусице, так почему бы не разбить ее о твою пустую голову.

Рошан предпочел промолчать. Но подумал, что примерно для этого тетя и подарила столь жуткий набор тарелок, чашек и блюдечек, кажется на тридцать персон. Нет, бить их предназначалось не о голову племянника, скорее о пол. Но вариант, предложенный женой, оптимизма не добавлял. Надо будет поговорить с адмиралом, чтобы охрана Ясмины была увеличена. И с Бешами, обрисовать возможные перспективы, если с его женой что-то случится. Кто помешает им выслать посла, якобы за шпионаж. Да еще ультиматум выдвинуть тем, кто его отправил. Чтобы по прибытии отправился господин хороший прямиком в темные и сырые подвалы дворца некогда верховного сенатора, а ныне республиканского парламента.

ГЛАВА 2

Ясмина сидела на подоконнике комнаты. Наверное, это было одно из немногих мест в апартаментах, где она чувствовала себя защищенной. Окна выходили на море, точнее на один из множества заливов, что врезались в берег. Только этот вид давал чувство безопасности. В остальных комнатах она чувствовала себя не так уютно.

Прошло полторы декады, как она поселилась в доме мужа, Айнура Бешами. И уже декаду она старалась как можно реже попадаться ему на глаза после того, как прочитала пару статей на обычных информационных порталах. И решила, что взаимное сосуществование, когда муж почти не видит свою жену, а она еще и не вмешивается в его личную, общественную и какую там еще жизнь, будет для них лучшим вариантом. Судя по всему, муж пришел к такому же решению. Но выбора не было. Последние новости настолько пошатнули мировосприятие девушки, что ей надо было с кем-то посоветоваться. Она попробовала связаться с друзьями родителей, но оба в один голос перенаправили ее за советами к мужу. Дядя Рошан сразу сказал, что в вопросах бизнеса понимает только одно – он заточен на военное дело или не заточен. А его жена тем более в этих вопросах не разбиралась.

А решать надо было всего много и срочно. На связь с Ясминой вышел адвокат ее отца, и сообщил, что при наличии завещания дольше ждать для вступления в права наследства нет необходимости. И обрадовал такими суммами, что первой мыслью у юной наследницы было спрятаться под кроватью и не вылезать оттуда. Вот только решать вопросы таким методом она не собиралась. И надо было думать, как дальше поступать с деньгами, акциями и прочими активами, которых у отца оказалось больше, чем достаточно. А еще с предприятиями, причем не маленькими. Пока шло переоформление на ее имя, время терпело, но после надо было решать, как поступать с внезапно обрушившимся на голову богатством. Всю жизнь она привыкла думать, что они – люди с достатком около среднего. Мама сама готовила, возилась в саду, вместе с отцом они ездили в магазин. Только раз в неделю приходила женщина сделать уборку. Оказалось, что на самом деле они были более чем состоятельными людьми. Вот только расспрашивать о подробностях по фону Ясмина побоялась.

Собственно, причины, по которым отец скрывал от семьи, а, скорее всего, от дочери, что они очень богаты, девушка могла назвать и сама. И среди первых – он надеялся, что так дочери будет проще найти настоящих друзей, людям будет интересна девушка, а не ее кошелек, а мужчины не будут пытаться использовать ее, чтобы получить наследство. Этот же момент предусмотрели и военные, дав им на подпись брачный контракт, согласно которому муж не имел никаких прав на деньги жены. Более того, как рассказал Ясмине дядя Рошан, если с ней что-то случится, то муж также не сможет ни на что претендовать, если иного не будет указано в завещании. Только ее дети или иные родственники, если не будет прямых наследников.

Ясмина задумчиво крутила в руках фон. В воздухе перед ней мерцала созданная ранее проекция письма управляющего. Цифры, суммы. Акции, займы, вклады, золото, серебро, плутоний, иттрий, другие металлы и минералы, заводы, небольшие самостоятельные предприятия. Так много названий девушка никогда в жизни не слышала. С финансовой точки зрения она оказалась достойной женой для Айнура, сына бывшего владельца военных верфей системы Грайсар, ныне посла. Насколько ей удалось выяснить, после поражения в войне семья Бешами потеряла всю свою военную промышленность, и все равно сохранила достаточно средств. Ну и компенсация от правительства поспособствовала стабильности. Новые власти поспешили подружиться с ними, быстро заявив, что семья непосредственного участия в войне не принимала, а все военные заказы были выполнены до нападения. А если что и поставлялось потом, то это уже мелочи. Ну и привлекли старшего сына в качестве посла.

И теперь к этому человеку ей надо обращаться за советом. Ясмина вздохнула. Нечего оттягивать. Надо собираться с духом, выползать из комнаты и скрестись в дверь кабинета. Она уже собралась слезать с подоконника, когда фон завибрировал в ее руке. Координаты вызова были незнакомы.

– На связи, – произнесла девушка. В ответ молчание, только какие-то шорохи на заднем плане. Ясмина попыталась перейти в режим видеосвязи, но безуспешно. Эфир был забит помехами. – Слушаю вас. Говорите.

– Думаешь, легко отделалась? – прохрипели наконец-то. – Не надейся. Ты следующая.

На экране отобразились тела родителей, а потом связь оборвалась.

Ясмина медленно сползла с подоконника на пол, осторожно задернула штору. Только когда убедилась, что снаружи ее никто не увидит, посмотрела на экран фона. Координата, с которой пришел вызов, словно насмехаясь, активировалась еще раз, чтобы сменилась пара цифр. Девушка зажмурилась. Ну вот, теперь не получится установить, откуда пришел сигнал. Такое делалось при помощи обманных программ, чтобы координата постепенно сменила несколько комбинаций и стала неузнаваемой.

А еще этот голос и изображение мертвых родителей. Так, как она нашла их, примчавшись домой от друзей. Тех друзей, которые дали показания, что она внезапно собралась и уехала, не сказав куда. Вроде, и хуже не сделали, но и не помогли. Ну да ладно, вряд ли она с ними еще будет общаться, как раньше. В первую очередь потому, что ей это может не позволить муж. Ну и самой надо думать, как она будет выглядеть в глазах его окружения, участвуя в пляжных или пижамных вечеринках. Тем более что в их компании есть любители устраивать провокации. Были, поправила она себя, были.

Координата мигнула в очередной раз, заставляя вернуться к мыслям о неприятном. Кто, зачем, почему? Можно ли кому-то рассказать, или не стоит? Почему ей угрожают? Что им надо от нее?

Она обхватила себя руками за колени. Спокойствие длилось не долго. Это кто-то, кто виновен в гибели родителей. Но как его вычислить? Надо найти его до того, как он доберется до нее. Но вся проблема в том, что Ясмина не имела ни малейшего понятия, как осуществить все это. Она не следователь, не детектив, даже не писатель, который сочиняет подобные книги. И не факт, что книжные методы сработают. Если эти неизвестные смогли сделать так, что в убийстве родителей обвинили дочь, добраться до дочери им сложности не составит. Наверное, не добрались только потому, что не знали, куда она делась. Теперь же кто им помешает проникнуть в апартаменты посла. Да, это будет сложно, но не невозможно.

Ясмина всхлипнула. Было страшно. Очень страшно. Она хотела жить. Хотела найти убийцу родителей. Но она чувствовала себя слабой и беззащитной. И безумно одинокой. Довериться ей было некому.

Пока она предавалась страхам и жалости, открылась дверь. От неожиданности Ясмина вскрикнула, решив, что убийцы добрались и до нее.

– Ясмина, ты где? – услышала она голос мужа. Потом увидела силуэт, подошедший к кровати. – Здесь нет. Ясмина, ты тут?

– Я здесь, – пропищала она. Голос подвел.

– И что ты там делаешь? – Айнур оценил положение жены: под окном, спрятавшись, словно от снайпера, судя по всему, снова в слезах.

– Боюсь, – выдохнула девушка, а потом решила, почему бы и нет. – Кто-то звонил. Показали изображение родителей. И сказали, что следующая я.

Айнур нахмурился, потом забрал из дрожащих рук жены фон. Ясмина даже не удивилась, что он смог войти под своим паролем. Между тем мужчина посмотрел последние контакты. Противная координата, словно подмигивая, снова сменила последние цифры. Набрав на своем фоне комбинацию, он произнес:

– Мансур, жду в гостиной.

Убрав фон, поднялся, потом протянул девушке руку.

– Идем.

– К-куда? – не поняла она.

– Идем с охраной беседовать.

Девушка вложила пальцы в ладонь мужа. Он рывком поднял ее на ноги.

Когда они спустились, Мансур уже ждал их, что-то изучая по своему планшету. В воздухе мерцали какие-то графики, быстро менялись столбцы цифр. Безопасник то и дело поводил руками, вписывая изменение в голографическую проекцию. Они тут же отражались в остальных данных. Ясмина с удивлением смотрела на это действо.

– Технологии Грайсар, – усмехнулся Айнур, – во многом превзошли технологии вашей системы. Но мы так и не научились строить тяжелые корабли. Точнее, наши прежние власти считали, что победа кроется в скорости. Но ваши власти смогли быстро организовать оборону, существенно ухудшив наше положение. Они сознательно тянули время, пока эскадра адмирала Давона обходила наши основные силы, чтобы ударить с тыла. Да вам, пришлось пожертвовать людьми, техникой, но они сделали то, о чем мы не думали. Теперь мы готовы поделиться с вами некоторыми технологиями. Не всеми, для части необходима определенная техника, которую мы пока не готовы рассекречивать.

– Но даже этой техники не хватает, чтобы установить, откуда выходили на связь в последний раз, – свернув все расчеты, выдохнул Мансур. – Увы, восстановить исходные данные не получилось. Надо знать, где именно мог находиться объект, но он пользовался общим каналом, когда информация идет не на прямую, а через других пользователей. Плюс смена координаты. В остальном, шеф, ваша жена – невинная овечка. Игры, фильмы, музыка, немного статей в журналах, какие-то книжки. Общение только с семьей Картал. Как я успел понять, они дружили семьями. Был контакт с финансовым управляющим одной из крупных компаний, но туда я не смог влезть от слова совсем, у них отличная система безопасности, нашим бы поучиться.

Ее муж нахмурился.

– Я не знала, – Ясмина потупила взгляд. – Папа никогда даже не намекал. Я думала, что у нас обычная семья, мама – домохозяйка, отец занимается каким-то небольшим бизнесом. А оказалось, что у него огромное состояние.

– Хм, – Мансур потер переносицу. – А вот это уже многое объясняет. То-то у меня не сходились данные. А дело вон как, оказывается. Девочка росла обычным ребенком, не спрятанная в закрытом пансионе с ровней себе. А то я думаю, Экмеран, торговый партнер вашего отца, какие-то совместные проекты, стройки в нейтральных территориях, разведка на новых астероидах. Это какие средства должны крутиться. При этом дочка учится в обычном колледже, общается с людьми явно не из ее круга. Значит, родители просто не хотели, чтобы она избаловалась.

– Согласен, – кивнул Бешами. – Во всяком случае, у меня исчезло много вопросов. Ясмина, что ты вообще знала о делах родителей?

– Как я понимаю, ничего, – девушка опустилась на диванчик, скинула туфли и подтянула колени к подбородку. Так ей было уютнее. – Отец никогда не посвящал нас в свои дела. Меня так точно. Мама, возможно, знала. Да нет, она точно должна была знать.

– А другие родственники? – нахмурился безопасник.

– У отца есть старший брат. Тот пытался заниматься какими-то делами, но постоянно терпел неудачи. Он регулярно занимал у папы деньги. Но я один раз случайно подслушала их разговор, когда отец отказал ему. Он сказал, что нет свободных средств. Не знаю, с чем это было связано. А через терцию родителей убили.

– Как раз в это время они покупали новое оборудование, – сверившись со своими данными, сообщил Мансур. – Надо сказать, не дешевое. И планировали реализацию старого. Но не успели. Насколько я знаю, сейчас многие проекты остановились, поскольку требуется решение наследника, а не управляющего. Твое решение, Ясмина.

– Но я ничего в этом не понимаю, – всхлипнула девушка. – Я даже училась на ветеринара.

– Если что, сможет штопать моих людей, – усмехнулся мужчина.

– С делами разберемся, – отмахнулся от этого Бешами. – Раз такое дело, раз это интересы и моей семьи, надо попытаться понять, кому Надир перешел дорогу. Мансур, проверь партнеров и конкурентов. Возможно, кто-то из них решился устранить конкурента. К Ясмине приставить усиленную охрану. Пусть без них даже на площадке для флайтов не показывается. Того, кто угрожает, мы найдем. Пока свяжись с моим отцом, выясни, кто выиграл, а кто проиграл от приостановки проектов.

– Понял, – безопасник сделал пометку в фоне. – Что-то еще.

– Пока все, – Айнур вздохнул. – Мне бы со своим разобраться. Тоже какая-то ерунда твориться, словно крот завелся и копает, а накопанное сливает в неизвестном направлении.

– Я нужен?

– Нет, пока нет.

– Тогда я пошел, – дождавшись кивка, начальник службы безопасности поднялся из кресла и вышел.

– Ты тоже можешь идти, – Бешами перевел взгляд с закрывшейся двери на жену.

– Можно, я немного побуду тут, – попросила девушка. – Я не буду мешать.

– Хорошо, – он вернул ей фон. – Играйся.

– Спасибо, – пролепетала Ясмина, – после чего открыла одно из приложений. Лучше разгадывать такие головоломки, чем трястись и плакать. Все равно сама она мало что может сделать. Лучше довериться мужу и его охранникам. Тем более, у них в этом свой интерес.

***

Прошло две декады. Айнур успел связаться с отцом, выслушать подробную лекцию по поводу совместного бизнеса семейства Бешами и Надира Экмерана. Девушке выслали максимально подробную информацию, чем занимался ее отец. Получив досье, она вновь обратилась к военным, чтобы те провели свою проверку. Ее муж только покачал головой, не вмешиваясь в дела жены. Хватало и своих проблем. Почему-то срывались переговоры, отменилась пара сделок. Мужчина становился все более хмурым. Все, чего он успел добиться, постепенно меркло на фоне последних неудач. Если так пойдет и дальше, его отзовут, и, в лучшем случае, снимут со всех должностей. Для семьи это будет не очень хорошо, но репутационные издержки он выправит. Вот если решат отдать под суд, как бы на месте жены не оказаться.

Сама Ясмина пыталась понять, что ей делать со свалившимся богатством. Помощь военных, несколько независимых консультаций, общение с управляющим приводили к тому, что в конце дня голова начинала болеть. Но от нее требовали что-то делать как можно быстрее. До конца очередной терции она должна была принять какое-то решение. Время неумолимо таяло, а его все не было.

Мансур же разрывался. Ему надо было одновременно и обеспечивать безопасность Бешами и его жене, причем последней, как оказалось, охрана была нужнее, чем мужу. Надо было разобраться, кто копает под Айнура, а теперь еще найти неизвестного, который угрожал Ясмине. После второго вызова с очередной порцией угроз он просто перевел попытки связи с незнакомых координат на свой фон. Новая угроза последовала уже на следующий день. Но даже мгновенно подключенная система поиска и слежения не сработала. Неизвестный или неизвестные умело прятались.

***

Большой букет бордовых роз лег перед статуей, изображавшей обнявшихся мужчину и женщину, поставленной вместо казенного камня. Ясмина присела на корточки, провела рукой по обрамлению могилы. Охрана за ее спиной внимательно осматривалась по сторонам, но никого подозрительного поблизости не наблюдалось.

– Папа, прости, у меня нет выбора. Я догадываюсь, кто за всем стоит. И, если я ничего не предприму, то не будет и меня. Лучше я пожертвую твоим бизнесом, но он не достанется вашему убийце. Надеюсь, вы поймете меня. – Поднявшись, она посмотрела на охранника. – Харви.

Он только кивнул, после чего последовал за ней.

После кладбища девушка отправилась по магазинам. Айнур просил подобрать что-то, чтобы можно было присутствовать на приеме. Да и в целом надо было обновить гардероб. Старая одежда после тюремной диеты оказалась велика. И в салон надо заглянуть, привести в порядок как минимум волосы.

– В салон? – уточнил охранник, когда они были во флайте.

– Нет, сначала в мой дом, – распорядилась Ясмина. – Мне нужно поискать кое-какие документы.

Мужчина только кивнул, передавая распоряжение пилоту. Ясмина отвернулась к окну. Кто бы мог подумать, что ей придется самой войти в дом. И не просто в дом, а в кабинет, где были убиты родители. Но у нее не было выбора. Для того, что она планировала осуществить, ей нужны были документы. Нет, если она их не найдет, можно обойтись, но оформление всех бумаг займет время и будет стоить дороже. Другое дело, военные юристы могут воспользоваться своими каналами и оформить все быстрее гражданских. В любом случае, другим девушка не доверяла. Был велик шанс столкнуться с тем, который заинтересован и в ее устранении.

Флайт приземлился на площадке возле дома. Ясмина собралась деактивировать силовое поле, когда рядом приземлился маленький аппарат.

– Убийца, как всегда, возвращается на место преступления, – услышала она.

– Да, не могу с вами не согласиться, дядя, – улыбка расцвела на ее лице.

Харви напрягся. Сенсоры молчали, у подошедшего к охраняемому объекту мужчины не было оружия, но шестое чувство подсказывало охраннику, что он опасен.

– И что же привело сюда мою дражайшую племянницу? – мужчина отметил, что девушка не одна и держал дистанцию, так что охраннику было слышно все до последнего слова. Хотя, слышно было бы все равно, потому что в фон девушки был встроен чип. Безопасность Айнура оставалась для них на первом месте.

– Да так, – Ясмина заставляла себя держаться непринужденно, – кое-что из вещей забрать. Сами понимаете, какие мы, женщины. Вчера нам ничего не надо, а уже сегодня и юбочку бы, и платьице, да и белье надо и немедленно.

Дядя что-то промямлил в ответ, общий смысл получился в духе, рад был встрече, но опаздываю, за сим откланиваюсь. Ясмина не стала его останавливать. Убедившись, что флайт родственника стартовал, она повернулась к охране.

– Харви, пусть кто-нибудь останется снаружи. Мне не нужны посторонние свидетели. Ты пойдешь со мной.

Едва защитный купол был снят, двое ребят заняли позиции возле обоих выходов. Девушка замялась пред дверью, потом выдохнула и открыла ее.

– Может, мне стоит самому взять ваши вещи, – предложил Харви, заметив ее нерешительность. – Только скажите, какие платья вам нужны.

– Увы, – она покачала головой. – Мне нужны не платья, а документы. Вот только дяде знать об этом не обязательно. Потому что я ему не верю. – Девушка повернулась и пристально посмотрела на охранника. – Я сейчас почти никому не верю. Даже тебе и твоему боссу.

– А господину Бешами? – зачем-то спросил мужчина.

– И ему тоже, – в голосе Ясмины слышался вызов. – Я верю только друзьям родителей. Они единственные из всех помогали мне, не отвернулись. Господин Бешами – моя свобода. Но верить ему… Я прекрасно понимаю, что наш брак вынужденный. И очень сомневаюсь, что кроме взаимного сосуществования у нас выйдет что-то еще. Так что все, что я могу сделать – доставить как можно меньше проблем. А это возможно, только когда получится доказать, что я не убивала родителей.

– Но кто тогда? – неожиданно для самого себя поинтересовался Харви.

– Это мне и самой хотелось бы узнать, – девушка заставила себя войти в дом. – У меня есть некоторые подозрения.

Она огляделась. На этот раз времени, чтобы осмотреть дом у нее было много больше, поскольку с примерной моделью платья успела определиться, пока они летели от кладбища, и даже получить одобрение от мужа. Оставалось только определиться с размером и аксессуарами. Айнур высказал свои пожелания, оставалось подобрать что-то подходящее под требования.

Под пристальным взглядом Харви Ясмина прошла по холлу, поправила кресло, которое сдвинули, вынося тела родителей. Потом медленно подошла к двери в кабинет. Старые двери, деревянные с металлическими ручками. Мама не любила автоматику. Возможно, потому убийца так легко проник внутрь.

Вопреки ожиданиям, никаких явных следов убийства в помещении почти не осталось. Только свернутый в рулон ковер у стены. Но пятен крови видно не было. Кто-то позаботился об этом, знать бы еще кто. Ясмина огляделась. Сейф отца стоял открытым. Дверцу только прикрыли. Там лежало оружие. На столе аккуратные стопки бумаг. Или кто-то что-то искал, или вытащи во время обыска, да так и оставили. Девушка повернулась к противоположной стене. Нет, ничего не тронуто.

– Закройте, пожалуйста, жалюзи, – попросила девушка, включая свет.

Охранник нахмурился, но просьбу выполнил. И остался стоять у окна. На всякий случай. Ясмина подошла к камину с картиной над ним, нажала на одной ей известные завитушки, и часть стены отъехала в сторону.

– Старые фокусы, – пояснила она удивленному телохранителю. – Мама любила фильмы о далеком прошлом, а отец иногда черпал там идеи. Если бы кому-то и захотелось разжиться бумагами отца, ценностями матери или деньгами, то его бы ждало разочарование.

Набрав код, девушка открыла сейф. Немного наличности, имевшейся там, она забрала себе. Украшения мамы предпочла оставить. Сейчас нет времени ими заниматься, опять же, она не домой, а в следующий раз заберет с собой, особо ценные положит в ячейку. А вот документы даже не стала разбирать. Просто сунула все в сумку, порадовавшись, что взяла большую. Потом отдаст юристам, пусть сами решают, что именно им нужно. Собрав все, Ясмина захлопнула дверцу и вернула картину на место.

– Все, на сегодня я здесь закончила, – сообщила она мужчине. Можете открывать окно.

Тот молча кивнул, выполняя и это распоряжение.

– Скажите, а что было нужно убийце? – поинтересовался он.

– Не знаю, – Ясмина вздохнула. – Подозреваю, все. Но он не знал, что именно это все включает, и где искать ценные бумаги. Я и сама ничего не знала. А ведь часто была дома, когда папа с кем-то обсуждал дела. Просто не прислушивалась. Если же речь шла о важном, меня быстро выставляли.

Харви кивнул. Забрав у девушки сумку, вышел из комнаты. Тяжелая. Много бумаг. Как она будет в них разбираться, если не представляет, чем занимались родители? Хотя, не его ума это дело. Просто жена шефа ему нравилась. Открытая, вежливая, никогда не приказывала, всегда вежливо просила, извинялась за беспокойство. Она и со слугами также обращалась. Не привыкла. Жаль будет, если жизнь с Бешами сломает ее.

Ясмина краем глаза отметила сочувствующий взгляд телохранителя. Что ж, логично. Он хорошо знает своего хозяина. И, если тот прикажет, лично свернет голову объекту. Девушка принимала правила игры. Айнуру Бешами просто навязали жену. Вряд ли он собирался подыскивать себе невесту. А если и собирался, скорее всего, это была бы женщина с его планеты. Та, брак с которой оказался бы выгоден его семье. Стало смешно. На фоне того, что она уже успела узнать, и что еще узнает, такая жена, как она, была очень даже выгодна. А после того, что она сделает… Только усилием воли удалось подавить улыбку. Нет, жалеть не стоит. Во всяком случае, сейчас. Гнев мужа она вызывать не собирается. Убийцы охотиться на нее не перестанут. Поэтому она постарается с одной стороны обезопасить себя, с другой – сделать так, чтобы богатства отца не достались тем, кто ей угрожает.

***

– Айнур, я вас поздравляю, – помощник министра, чье имя Ясмина благополучно не запомнила, поцеловал ей руку, после чего переключился на посла. – Вам неимоверно повезло. Такая красавица. Жаль, что я давно женат и вряд ли могу вызвать интерес, иначе я бы приложил все усилия по завоеванию столь редкого цветка.

– Думаю, это была бы не лучшая идея, – холодно заметил Бешами. – Пусть я не в восторге от навязанного брака, но то, что стало моим, моим и останется.

Мурашки пробежали по позвоночнику девушки. Пусть прозвучало это в том смысле, что мужчина никогда не отпустит свою женщину, но между слов читалось, что если его женщина не захочет оставаться рядом, она не достанется больше никому. Тихо убьют, тихо закопают. Законопатят на одном из многочисленных астероидов, оставшихся после войны на месте разрушенных планет.

– Понимаю, – с той же широкой улыбкой, что и прежде, словно не заметив подтекста, заверил его помощник министра. – Понимаю и ни на что не претендую. Все-таки я предпочитаю возвращаться домой к жене, а не в холостяцкую квартиру, где окажусь, едва меня заподозрят в измене.

Айнур хмыкнул. Ясмина посмотрела на мужа. В этот момент он повернулся к ней, их взгляды встретились. И девушка позволила себе чуть заметно улыбнуться, показывая, что понимает, о чем им сказал этот пухленький человечек. Жена благополучно выставит его из дома, из жизни своей и детей, предварительно заполучив все, чем тот располагал. Скорее всего, все имущество записано на нее, чтобы было удобнее скрывать реальные доходы. Доказать, что дома, акции и что там еще приобретено на его средства, этот чиновник не сможет. Или признаваться во взятках, или молча прощаться с нажитым. Или быть паинькой и слушаться жену.

Помощника министра сменил заместитель председателя правления какого-то банка, потом один из представителей палаты промышленников, советник по вопросам диверсификации экономики региона… Ясмина уже не пыталась запомнить ни имена, ни должности. Она просто улыбалась, кивала, смеялась там, где начинали смеяться остальные, иногда старательно поддерживала разговор о погоде с чьей-то женой. Словом, вела себя, как и многочисленные спутницы приглашенных. Ровно до того момента, пока в их хаотичном, хотя девушка успела понять, что хаос был только внешним, блуждании по залу навстречу не попалась одна из женщин, чей муж отошел в сторону переговорить с важным знакомым.

Дама явно скучала, и, скучая, успела немного побаловать себя каким-то напитком. Ощутимо побаловать. Другого объяснения этому не было, потому что, увидев девушку, она замерла, а потом неожиданно громко воскликнула:

– А я думала, мы в приличном месте! А сюда, оказывается, пускают всякую шушеру. Ясмина Экмеран, убийца родителей.

В сторону девушки ткнули бокалом, благо пустым.

Айнур сжал локоть жены, но та и сама не собиралась отвечать на услышанное, оправдываться. Другое дело, что вокруг них троих почти сразу образовалось пустое пространство. Люди с интересом смотрели в их сторону, ожидая продолжения представления. Ожидание затягивалось. Поскольку слов оправдания не следовало, женщина явно не знала, что делать дальше, и только то и дело указывала на девушку.

– Прошу прощения, пропустите, – мужчина лет пятидесяти поспешил пробраться в центр. – Паулина, почему я не удивлен. Господин Бешами, прошу меня простить. Я очень надеялся, что хотя бы сегодня моя жена удержится от спиртного.

– Всего один коктейль, – попыталась оправдаться женщина.

– Угу, а еще пара стаканов виски, – хмыкнул ее муж. – Дома поговорим.

– Ваши извинения приняты, господин Локридж, – Айнур тут же сделал вид, словно ничего не произошло. – А чтобы окончательно уладить ситуацию, разрешите пригласить вас завтра на обед.

– С удовольствием приму ваше приглашение, – мужчина чуть поклонился собеседнику, потом схватил свою жену за руку. – Все, мы уходим.

Та попыталась протестовать, но муж поволок ее к выходу. Ясмина подумала, что из дома ее выставят самое позднее завтра, а там и развод. Вот только ей было ничуть не жаль любительницу горячительных напитков.

– Ты в порядке? – тихо поинтересовался Айнур.

Люди благополучно вновь разошлись по залу, словно ничего и не произошло. В сторону Ясмины никто не поворачивался, не было никаких шепотков. Хотя, девушка не сомневалась, ее узнали давно. Просто соблюдение приличий было для этих людей нормой. Во всяком случае, для большинства, избегающего злоупотреблять напитками.

– Да, если тебе надо переговорить еще с кем-то, не беспокойся. Я не питала иллюзий, что смогу остаться неузнанной, – вздохнула девушка.

– Еще один важный разговор, после чего можно отправиться домой. И ты не поверишь, какая это удача, обменяться парой слов с Локриджем. Я и не надеялся, что смогу подойти к нему сегодня. А уж тот факт, что он принял мое приглашение, удача вдвойне. И это благодаря тебе, пусть обстоятельства и неприятные, ее муж погладил ладонь спутницы и удалился на поиски нужного человека.

Пока Айнур выискивал нужного ему человека, медленно фланируя по залу и раскланиваясь то с одним знакомым, то с другим, Ясмина отошла к окну. Так она привлекала меньше внимания, при этом муж знал, где ее искать.

– Яси, – неожиданно окликнул ее один из гостей.

– Адмирал, – девушка узнала крепко сложенного, из-за возраста немного пополневшего мужчину в форме, хотя в последний раз видела его довольно давно. Отец не часто приглашал военных в свой дом, исключение делалось только для подруги жены и ее мужа. Все остальные встречи проводил в своем офисе или ресторанах. Не хотел лишний раз демонстрировать, насколько у него хорошие отношения с планетарными властями. Тогда девушка не понимала почему, сейчас же все вставало на свои места.

– Как я понимаю, ты здесь для того, чтобы рассеивать внимание тех, с кем нужно пообщаться твоему мужу, – усмехнулся военный.

– Да, примерно так, – смутилась девушка. – Хотя, насколько я начала разбираться в отцовском наследстве, некоторые присутствующие сами бы с удовольствием пообщались со мной.

– Потому я и здесь, – перешел к делу адмирал Стампорт. – Нет, я не буду расспрашивать тебя о контрактах и прочем, я хочу задать один вопрос, ты уверена в своем решении?

– Абсолютно, – Ясмина кивнула в подтверждение своих слов. – Возможно, я сотворю глупость, но таким образом я с одной стороны привяжу Бешами к нашей системе, с другой, помогу ему в работе.

– С третьей, все имущество твоего отца не достанется его брату, – закончил за нее мужчина, – ведь других родственников у тебя нет, а он, несомненно, поспешит заявить о правах, если с тобой что-нибудь случиться.

– Адмирал, я уверена, это он убил родителей. И это с его подачи неизвестные угрожают мне, – зло произнесла девушка. Благо рядом с ними в этот момент никого не оказалось, а ближайшие мужчины были увлечены своей беседой.

– Мы проверяли его в первую очередь, Яси, – покачал головой военный. – Алиби железное. Он прибыл к вам домой после того, как настоящий убийца скрылся, а ты нашла родителей. Даже если он и нанял человека, найти его не получилось.

– Думаю, никого и не искали, поскольку у следствия уже была я.

– Искали, – возразил Стампорт. – Мы искали. Но военная разведка и следствие – это разное. Возможно, наши люди что-то упустили. Что-то такое, о чем им не известно, поскольку это иная специфика. У нас нет доступа к базам криминалистов и следователей, мы не можем проверить отпечатки пальцев, ДНК, иные идентификаторы. Нам никто не намекнет ни на что в ответ на расспросы. У нас нет нужных людей в судебной системе, как-то не было необходимости. Скорее, наши люди могут убрать ненужного человека, чем вычислять убийцу.

– Я понимаю, и не обвиняю вас, – девушка покачала головой. – С вашей стороны было сделано все. И за Бешами вы схватились, как за последнюю возможность, даже понимая, что он может сам убить меня, если сочтет опасной, и ему ничего за это не будет.

– Мы надеялись на твое благоразумие, – признался адмирал. – И не ошиблись.

– Я стараюсь, но ничего не могу обещать, – Ясмина только вздохнула. – Кто знает, может, и этот наш разговор могут счесть опасным.

– Разговоры нет, – услышали они голос Айнура. – Я, конечно, параноик, но не на столько, чтобы запрещать своей фиктивной жене общаться со старыми знакомыми. Но если она будет вести с ними какие-то дела, мне бы хотелось знать, какие именно.

– Думаю, никаких, – она не стала уточнять, что вообще не планирует заниматься бизнесом ни сама, ни через управляющего.

– Прощу прощения, адмирал, что похищаю вашу собеседницу, но я обещал, что мы отправимся домой, как только представится такая возможность, – мужчина взял девушку под руку. – Поскольку я уже переговорил со всеми людьми, которым в иных случаях удается от меня улизнуть, не вижу смысла задерживаться здесь дольше.

– Время – деньги, – покивал Стамопрт. – Если вам что-то понадобится от нас, обещаю, что не буду прятаться.

– Ловлю вас на слове.

– Ловите. Айнур. Яси, ты знаешь, как меня найти.

Ясмина успела поймать удивленный взгляд мужа. Что поделать, адмирал сам придумал, как сократить ее имя. И наотрез отказывался называть иначе. А за ним оно прижилось и у родителей, и у их друзей.

– Значит, Яси, – уже во флайте задумчиво произнес Айнур. – А оно идет тебе больше, чем Ясмина.

– Адмирал тоже так решил когда-то, – девушка задумчиво крутила в руках фон.

Повисло молчание. Для девушки это уже давно было нормой при общении с мужем. Она не представляла, о чем с ним можно поговорить. О своих делах? Так у нее почти и нет их, не о том же, как она прошла очередной уровень в игрушке. О его – может счесть, что она пытается что-то разнюхать. О войне? Вот уж о чем говорить точно не хотелось. А больше не о чем. Если он что-то спрашивал, она отвечала. Но о чем она могла спросить его? Не о любовницах же, в самом деле. Понятно, что у него есть женщина. А то и не одна. Потому что в ее спальне он не появился ни разу, а сегодня окончательно обозначил ее статус фиктивной жены.

Флайт опустился на площадке перед входом в апартаменты. Айнур выбрался сам, предложил руку Ясмине. Девушка покорно вложила свои пальцы в его ладонь, принимая помощь. Будь она в кроссовках, о таком жесте не было бы и речи, но на приеме она была в туфлях на каблуках. Так что помощь мужа не была чем-то выходящим за рамки. Он проводил ее до лестницы.

– Спокойной ночи, Ясмина.

– Спокойной, – эхом отозвалась она. Потом скинула туфли, взяла их в одну руку, другой приподняла подол и быстро спустилась вниз.

Девушка не видела, как мужчина проводил ее взглядом, после чего вышел на успевшую опустеть площадку.

Подняв голову к небу, Айнур долго смотрел на звезды. То ли пытался увидеть родную планету, или хотя бы светило, то ли что-то старательно обдумывал. Охранник, увидевший босса, сделал, было, шаг в его сторону, но потом передумал, и снова принялся следить за приборами. Слишком хорошо он знал, что может быть, когда Бешами в таком настроении. Рисковать жизнью не хотелось.

Вопреки ожиданиям, или опасениям мужчина также молча развернулся и ушел к себе.

ГЛАВА 3

Ясмина поставила последнюю подпись на документах и устало помахала рукой. Кто бы мог подумать, что ей придется подписать всего столько. Но вот юрист проставил все печати, внес последний акт в реестр и передал девушке заключение, по всем правилам распечатанное на ставшей редкой в использовании бумаге, прошитое, с пломбой. Она еще раз проверила, все ли правильно, только после этого расплатилась.

– Не жалеете, госпожа Экмеран? – поинтересовался юрист. – Такое состояние, и вот так отдать чужому человеку.

– Ничуть, – покачала головой Ясмина. – Семейство Бешами куда лучше распорядится всем этим. Думаю, отец согласился бы со мной. И, если со мной что-то случится, то на оставшиеся деньги и дом никто не сможет претендовать.

– У вас есть какие-то подозрения? – подобрался мужчина.

– Есть, но доказать ничего не получается. Что ж, не буду больше вас задерживать. Мне пора возвращаться.

Она поднялась со стула, забрала сумочку, бумаги. В последний момент юрист положил их в папку, поскольку убрать их девушке оказалось некуда.

Харви ждал в коридоре. Едва дверь начала открываться, он отлепился от стены.

– Куда теперь?

– Домой, – Ясмина устало потерла переносицу. – Домой. И я надеюсь, меня никто не убьет после того, что я только что сделала.

Телохранитель напрягся, но благоразумно не стал спрашивать. Прежде всего, потому, что по коридорам то и дело проходили люди, как в форме, так и без нее. Да и не было у него привычки лезть в дела хозяев. Поставили задачу охранять, он и охраняет. А интересоваться делами, мало ли где случайно проговориться можно. Да и работодатель долго такого телохранителя держать не станет, выгонит и будет прав. С чего это он интересоваться стал тем, что ему знать не положено? Не иначе сливает кому информацию. Поэтому он спокойно последовал за Ясминой.

Девушка прошла по широким коридорам военного управления, спустилась по большой лестнице вниз и вышла на стоянку флайтов. Все как всегда, словно не было заключения, и они с родителями приезжали к дяде Рошану. Вот только на этот раз встречалась она не с другом отца, а с юристом. И благополучно рассталась почти со всем, что оставили ей родители, не переоформив на мужа только два счета и пакет акций. Но и эти малости должны были достаться ему по завещанию, копия которого была среди бумаг Ясмины. И больше всего она боялась реакции Айнура на ее самодеятельность.

– Домой, – повторила Ясмина распоряжение пилоту, пока Харви закрывал ее дверцу и шел на свое место.

Тот только кивнул. Девушка не следила за реакцией мужчин. Достав фон, она отправила сообщение подруге.

«Все, Аля, я больше не миллиардер, так немного на шпильки оставила».

«Зато дядюшке шиш без масла», – пришел ответ. А следом забавная рожица.

Ясмина улыбнулась, потом тоже отправила рожицу. Так они и перекидывались всякими котиками, собачками и енотами, пока пилот не сообщил о прибытии. Девушка отправила последнюю зверушку, прощающуюся с собеседником, после чего отключилась.

Выдохнув, выбралась из флайта и пошла в дом. Больше всего она боялась, как на новости отреагирует Айнур. У него и так были какие-то проблемы, как успела понять Ясмина, а тут еще она со своим подарочком. Но выбора не было. Девушка старалась ровно дышать, пока спускалась вниз, но у двери кабинета замерла. Изнутри доносился голос мужа. Его она различала четко. А вот с кем он говорил – понятно не было. Скорее всего, общался по закрытой связи. Девушка тихонько постучалась в дверь, после чего отошла в сторону. О себе она предупредила, если что, а подслушивать не собиралась.

Вопреки ожиданиям, дверь открылась почти сразу. Айнур с удивлением смотрел на жену, заметив бумаги в ее руках.

– Только не убивай меня сразу, – немного нерешительно произнесла Ясмина, проходя внутрь.

– И что такого ты успела сотворить, что я должен тебя убить? – нахмурился Бешами. Такие заявления напрягали. Мало ему было проблем, еще и секретарь начала предъявлять странные требования.

– Ты помнишь, что мы с тобой подписывали брачный договор, согласно которому никто не имеет прав претендовать на имущество другого ни в настоящем, ни при расставании, ни в случае смерти одного из супругов, если у умершего есть дети или иные родственники?

– Да, помню, – мужчина быстро пытался понять, что от него может потребоваться жене. Деньги на карманные расходы – не проблема. Он уже заказал ей кредитку, чтобы она могла пользоваться частью его счета. Отдельное жилье – возможно, но сомнительно в условиях угроз со стороны неизвестных. Собственный флайт, дорогие украшения? На нее не похоже.

– В общем, это все теперь твое, – Ясмина протянула ему документы. – Я оставила себе кое-что, чтобы не дергать тебя каждый раз, когда решу посидеть с Альбиной в кафе или пройтись по магазинам. Но я не хочу, чтобы все то, что смог создать папа, было профукано дядей за пару лет. Как я успела понять, он был знаком с твоим отцом, не исключено, что лично, у них есть общие дела. Будет лучше, если все это останется в вашей семье.

– Ты уверена? – жена умудрилась удивить его. Допустим, он не представляет, что делать с нежданно прилетевшим состоянием, но это не страшно, можно оформить доверенность на отца, а в тех вопросах, где он не сможет помочь, обратиться к Стампорту. Мужик хоть и солдафон, но примерно знает, кому можно доверять в серьезных вопросах, а с кем дел иметь не стоит.

– Абсолютно, – Ясмина кивнула, подкрепляя свои слова жестом. – Я слишком хорошо знаю своего дядю. Едва в его руки попадают деньги, как он тут же пытается вкладывать их куда-то, что-то покупать, продавать. Возможно, сразу он все не уничтожит, но начнет вносить изменения в то, что хорошо работает. До сих пор ни один из его проектов не принес миллионов. Большей частью они просто прогорали. Единственное, за счет чего он до сих пор живет – наследство отца, счета, с которых он может брать только проценты. В противном случае дражайший дядюшка, – эти два слова девушка буквально выплюнула, – давно бы остался ни с чем.

– Если только ты передумаешь, я оформлю все обратно на тебя, – пообещал мужчина.

– Давай сначала разберемся с нашими текущими проблемами, – предложила ему жена. – Я хочу найти убийцу или убийц, доказать, что невиновна. У тебя тоже есть какие-то трудности, как я понимаю.

– Знаешь, – Бешами быстро просматривал бумаги, уточняя, что именно досталось ему, милостью девушки, – кажется, несколько сложностей уже благополучно ликвидированы. Мне было необходимо какое-то имущество, зарегистрированное в этой системе, причем вне сектора. Благодаря тебе, я получил его. Сегодня же оформлю запрос, с учетом этих предприятий.

– А крот? – напомнила Ясмина.

– Найдем. И у меня к тебе будет просьба, не сообщай никому, что ты сегодня сделала. Нет, своим воякам можешь рассказать, думаю, они и так в курсе. А вот тем, кто работает в доме, об этом лучше не знать.

– Но охрана знает, что я была у нотариуса, – нахмурилась девушка. – И слуги видели у меня бумаги.

– Может, ты просто оформила завещание, – пожал плечами ее муж.

– Кстати, его я тоже оформила, – сообщила девушка, – последняя бумага. Там акции и вклады, как уже имеющиеся, так и те, что я могу открыть в будущем, равно как и прочее мое имущество.

– И когда ты собралась умирать?

– Не знаю, – она встала и подошла к окну. С высоты открывался шикарный вид на залив и парк. – Мне угрожают. Мансур так и не смог понять, кто и почему. Военные пытаются пробить по своим каналам, но и у них получается не лучше. Я предпочитаю подстраховаться.

– Ты так не любишь своего дядю, – усмехнулся Бешами.

– Мне не за что любить его, – отрезала Ясмина.

Айнур не стал выяснять подробности. Просто еще раз внимательно просмотрел все бумаги, после чего убрал их в сейф.

– Если все-таки передумаешь, дай знать.

– Пока тебе мое состояние нужнее, – усмехнулась Ясмина. – Считай это моим приданым.

– Даже по меркам Грайсара оно слишком щедрое, – мужчина подошел к девушке. – Если бы не необходимость решить ряд проблем, я бы не принял этого.

– Вернешь, когда прекратятся угрозы, – пожала плечами девушка.

Бешами внимательно посмотрел на нее и промолчал. Что он мог сказать? Что охрана успела за короткий срок предотвратить три попытки покушения или похищения? Что выяснить имя заказчика у них не получилось, потому что наемники умерли до того, как успели произнести хотя бы слово? Харви уже успел сломать голову, как найти заказчика, а Мансур настолько надоел военным, что те пригрозили выслать его на родину, но они так и не продвинулись в расследовании.

Айнур видел, как Ясмина стремится найти настоящего убийцу, в результате чего начал собственное расследование. Пока оно показало одно – девушка родителей не убивала. Она просто не успевала доехать из клуба до дома. Значит, убил кто-то другой. Но кто – оставалось огромным вопросом. Было очень интересно, почему никто не обратил внимания на это расхождение.

Мужчина собирался сказать, что поможет ей доказать невиновность, но не успел. На фон поступил сигнал.

– Я пойду, – Ясмина поднялась и прежде, чем муж успел ей что-то сказать, вышла из кабинета. Бешами посмотрел на закрывающуюся дверь, после чего перестал стискивать аппарат и принял вызов.

Покинув кабинет мужа, девушка связалась с Мансуром.

– Не отвлекаю? – поинтересовалась она и, услышав ответ, продолжила. – Можешь снова вернуть на мой фон вызовы с угрозами? Да, уверена. Так надо.

Выслушав все, что начальник службы безопасности думает о ее умственных способностях, девушка снова повторила, что ей так надо и отключилась. Смысл слушать, как Мансур витиевато ругается в ее адрес? Если за полторы декады он так и не смог вычислить звонивших, надежды нет. Пусть лучше сосредоточит внимание на делах Айнура. Ему помощь будет куда нужнее.

***

– Слушай, я не понимаю, что ты с ней нянчишься? – Мансур потер переносицу, потом свернул все расчеты, что висели над столом. – Отправь ее к отцу, и все дела.

– Надо бы, – Айнур достал из ящика бутылку, – будешь для успокоения нервов, или куда-то надо ехать?

– Давай, – безопасник выключил фон и убрал в карман. – Ты мне подкинул работы, так подкинул. Мало мне твоих проблем, еще твоя жена нервы треплет.

– А она что? – удивился Бешами.

– Попросила, чтобы снова разблокировал контакты с незанесенных в память координат. Как будто ей больше нечего делать, кроме как выслушивать угрозы неизвестных.

– Пусть слушает, – после размышлений ответил Айнур. – Если она считает это нужным, кто мы такие, чтобы решать за нее.

– Настолько все равно? – прищурился Мансур.

– Скорее, настолько все достало, – мужчина залпом опорожнил свой бокал, налил еще. – У меня и без того хватает сложностей в отношениях с местными властями и представителями сектора. Плюс все эти мелкие сложности локального характера. Еще и Симин фокусничает. Вот уж кого надо отправить домой. Думаю, если я секретарем Ясмину сделаю, толку больше будет.

– Это какого? – безопасник скривился. – Ее научить всему надо, стеснительность из нее выбить, чтобы могла в приемной адмирала бучу устроить при необходимости, а не в конце очереди с ноги на ногу переминаться. Ну и посвятить в такие тонкости, после которых ее придется или забирать с собой, или по-тихому прикапывать под взлетными плитами космодрома.

– Вот как раз в кабинет адмирала Ясмина войдет без всякой очереди, без бучи, просто поздоровавшись с его секретарем и уточнив, нет ли там кого, – хмыкнул Айнур. – Кстати, свяжись с военными. То, что ты ничего не смог сделать с этими сообщениями, не означает, что они тоже не смогут. Все-таки они местную связь куда лучше знают. Если и не вычислят тех, кто шлет угрозы, так может район определят.

– Они меня в очередной раз пошлют куда подальше, – Мансуру не улыбалось общаться с людьми из местной разведки. Мало ли обнаружат, что он уже успел натворить, куда залезть, и на чем чуть не попался, в самый последний момент просто разломав устройство и выбросив обломки в канализацию. – Или того хуже, начнут копать уже против нас самих. Мало ли мы убрали делового партнера твоего отца и его жену по приказу с Грайсара. Мне как-то не улыбается отвечать на вопросы контрразведки.

– Можешь не опасаться. Связываешься с Карталом, говоришь, что это от меня по поводу Ясмины. Обрисовываешь ситуацию. Дальше вы общаетесь исключительно по делу. Остальное их волновать не будет.

– Попробую, – мужчина вздохнул. – Все равно с этим надо что-то делать. Угрозы продолжают поступать, причем тем, кто их отправляет, было все равно, что отвечал другой человек. Готовая запись. Или вовсе монтаж. Если получится установить локализацию, пусть даже примерно, остальное будет ерундой.

– Хм, – Айнур задумался. – Слушай, как ты думаешь, у Экмеранов в доме ведь были камеры. Должно же было сохраниться хоть что-то, как подлетел посторонний флайт. Как неизвестные идут к дому. Или просто люди, которых в этом районе никогда не видели. Ну, хоть что-то.

– В том и беда, что нет камер, – вздохнул Мансур. – Я и дело изучил досконально, и ребята наши поверяли все от и до, пока Ясмина там ходила. Нигде нет. Ни в доме, ни во дворе. Ребята с соседями поговорили, те считают, что скрывать им нечего было. Они ни от кого не прятались, отношения со всеми ровные были.

– Плохо, – Бешами устало потер лицо ладонями. – Ладно, открывай ей эти звонки. Если что-то пойдет не так, мы всегда успеем воспользоваться дипломатическим кораблем. Увы, Ясмина нужна мне. Нужна здесь. С ее появлением у меня большой прогресс в нашей миссии. Знакомство ее отца с военными оказалось удачным. Хотя, мне и не нравится идея навязанного брака.

– Наше дело требует жертв, – с тоской посмотрел на него безопасник. – Иначе и нам будет грустно по возвращении, и система останется без необходимых для населения ресурсов. Ладно, с твоей женой разобрались. А теперь у меня для тебя новости неприятные. Это касается нашего крота. Гад действует чисто, следов практически нет, но кое-что узнать удалось. Это кто-то из наших. Подключений с внешних ресурсов к нашим устройствам нет.

– Хочешь сказать, что этот человек знает все пароли? – нахмурился Айнур.

– Хочу сказать, что он знает даже то, что мы не сообщаем. Части слитой информации была закрытого использования.

– Понятно, – мужчина покосился на бумаги, которые принесла ему Ясмина. – Мне нужен сейф в спальне.

– Что-то совсем секретное?

– Извини, но в подробности вдаваться я не хочу. Не потому, что тебе не доверяю, скорее не доверяю остальным.

– Все под подозрением?

– Будешь смеяться, все, кроме жены. Она завелась после того, как все это началось.

Мансур в самом деле рассмеялся.

– Да, умеешь ты слова подбирать. Завелась. Заводятся домашние животные. Люди появляются.

– У животных тоже есть талант появляться, – парировал Айнур.

– Есть, – не стал спорить безопасник. – Но все появившиеся остались на Грайсаре.

– Мы тут еще не так долго, – хмыкнул его начальник. Не удивлюсь, если кто-нибудь заведется в обозримом будущем.

Возражать охранник не стал. Животные у него на самом деле откуда-то появлялись, причем он так и не понял, откуда. Наверное, здесь такого не случилось лишь потому, что некогда было выбраться в город просто погулять. Постоянно работа.

– Ладно, проехали. Появляются, заводятся, какая разница. В общем, с меня новый железный ящик для твоих документов и полное молчание, для чего он тебе вообще сдался. Может, ты туда печенье прячешь или алкоголь, – усмехнулся Мансур. – Я об этом ничего не знаю.

– Да, как вариант, – Айнур кивнул. – Все равно в спальню я никого никогда не водил, а прислуге нечего совать свой нос, куда не просят.

На этом разговор сошел на нет. Молча выпили еще, после чего один отправился по делам, а второй остался в кабинете рассматривать бумаги, оставить которые в столе или сейфе, куда открыт доступ секретарю и паре помощников, было опасно. Надо было подумать, как лучше отправить запрос с учетом появления нового имущества. Обычно этим занималась Симин и один из помощников. Но именно сейчас дипломат сомневался, стоит ли посвящать посторонних.

В результате он быстро составил запрос по шаблону, представленному в администрации министерства, на своем фоне, после чего нажал на кнопку отправить и быстро зачистил историю. Если вдруг будут какие-то ошибки, ответ придет на его личные координаты, доступа к которым больше ни у кого нет.

Почти сразу после этого пришлось сообщение от Мансура: «Железка на месте». Бешами улыбнулся, собрал все бумаги и отправился в спальню. Там установил на сейф новый код и спокойно убрал документы.

***

– Айнур? – молодая эффектная брюнетка пристально смотрела на мужчину, – скажи, а что это за девушку я встретила сегодня? Для прислуги она вела себя слишком нагло. Сидела в холле с журналом. И где ее форма?

– Это моя жена, – холодно произнес Бешами.

– Эта… – было видно, что женщина пытается подобрать слово, чтобы звучало прилично, но обидно. – Эта…

– Эта девушка будет жить в этом доме, – голосом Айнура можно было бы резать металл, но на брюнетку действовало плохо. – И если я услышу еще хоть одно негативное слово в ее адрес, хотя бы намек на оскорбление, Симин, ты отправишься на Грайсар в тот же день.

– И с чего это ей такая честь? – последнее предупреждение заставило немного угомониться. – Во всяком случае, из голоса исчезли истеричные нотки.

– С того, что она дочь делового партнера моего отца, – отрезал Айнур. – Больше я не намерен возвращаться к этому разговору. Надеюсь, ты все запомнила?

– Все, – выдохнула Симин, но что-то подсказывало мужчине, что она на этом не успокоится. Просто действовать станет более изощренно. Надо будет установить за ней дополнительное наблюдение. Жаль, не получится всех людей поставить под полный контроль. Это сразу решило бы много проблем.

– Хорошо, тогда перейдем к нашим делам. Что у нас с министерством торговли?

Симин принялась рассказывать, вот только Айнур почти не слушал ее. И так понятно, что там, министр думает. Эту песню он слышал уже несколько недель и не сомневался, что ответ, который получила секретарша, будет все тем же. Надо рассмотреть, обдумать, обсудить, убедиться, что другая сторона не откажется от взятых на себя обязательств и так далее, и тому подобное. Ничего нового он не узнает. Точнее, новое придет уже на его фон, после того, как сотрудники получат последние данные. Накануне он не успел отправить свежие запросы, в которых уже представлялся заинтересованным в соблюдении гарантий лицом, поэтому ждать придется несколько дней. Ничего, на общем фоне всей тягомотины не такой большой срок.

Бешами прибыл на Эдвату больше двух кварт тому назад. Сначала переговоры проходили достаточно бодро, удалось достигнуть определенных соглашений, но потом начались сложности. Сначала поступали требования все новых и новых документов, гарантий, залогов, потом шли длительные рассмотрения, что-то подтверждалось, но большинство моментов отклонялось. Все бы хорошо, но это были самые необходимые для системы Грайсар вещи: медикаменты, минеральное сырье, оборудование для добычи ресурсов в космосе.

В свое время Грайсар совершил большую ошибку, напав на соседнюю систему. Власти посчитали, что соседи станут легкой добычей. Да, у них есть тяжелые корабли, но к тому моменту, как они смогут вступить в бой, останутся без баз дозаправки. Увы, власти Грайсара просчитались. Мало того, что войска противника смогли быстро собраться и оказать сопротивление, скорость эскадры тяжелых крейсеров оказалась больше, к тому же они успели перейти на новый вид топлива, и уже через полтора года адмирал Девон утюжил астероиды, базы и планеты нападавших. А на планетах люди выступали против властей, вовлекших их в войну.

Когда же все закончилось, выяснилось, что были уничтожены почти все ориентированные на военное производство предприятия. Это не было бы катастрофой, если бы там не производились и многие лекарства. Добыча многих ресурсов также была разрушена или уничтожена. Что-то восстанавливалось, но все это было не в тех объемах. Поэтому задача, поставленная перед Бешами, была ясной, понятной и почти невыполнимой – договориться о поставках сырья и готовой продукции в больших объемах. Ясно, что не бесплатно, но с деньгами у новых властей, после того, как потрясли несогласную с новыми порядками верхушку, проблем не было. Частично Айнур сумел с этой задачей справиться. Уже отправился первый корабль с некоторыми медикаментами. Но большинство сырья относилось к товарам двойного назначения, их можно было использовать как в медицине, так и для военных нужд. Желающих восстанавливать военную промышленность бывшего агрессора не было. Равно как было мало желающих помочь с восстановлением добычи минералов и руды.

В свое время отец Ясмины успел понять, чем для него могли обернуться вложения в экономику Грайсара. Совместные инвестиции с одной из принявших новую власть и добровольно передавшую часть имущества, чтобы не потерять все, в фонд восстановления системы, семьей принесли ему огромное состояние. И теперь Айнур сам хотел выяснить, кто мог так поступить с этим человеком и его женой. Да и дочь не миновала бы та же участь, если бы она была дома. Хотя, попытка подставить девушку под смертный приговор почти удалась. Почти, потому что у нее достаточно влиятельные знакомые, знающие законы, умеющие использовать их в своих интересах. И не в своих тоже.

– Айнур, – услышал он голос Симин, – да ты меня вообще не слушаешь.

Брюнетка только что не топнула ногой от досады.

– Извини, задумался, что еще мы можем предложить этим торговцам, в качестве доказательств. Я уже и так отдал им все, что позволило мне правительство, залез в ресурсы семьи, но все гарантии неубедительны.

– Может, стоит доложить наверх, что старые бараны отказываются сотрудничать, – предложила женщина.

– Симин, – посол только покачал головой. Увы, за то время, что он работал с ней, секретарша так и не научилась придерживать свой язык. Видимо, стоит отправить ее домой. Вот так ляпнет где-то что-то случайно, и все, чего удалось достичь, будет уничтожено. Или уже ляпнула, а кто-то услышал и донес. Или у них тут стоят жучки не только от военных. Часть Мансур убрал, а несколько оставил. Якобы не нашли. Просто в тех помещениях не вели действительно серьезных разговоров. В любом случае, надо будет попросить его еще раз проверить все, особенно кабинет. Мало ли какие сюрпризы успели появиться.

– Ну а что? – она только похлопала глазами. – Это же с тебя спрашивают за успех переговоров. Вот и надо доложить, что мы перед ними только что не ковриками расстелились, а в ответ одна и та же фраза про дополнительные гарантии, давать которые ты не уполномочен.

– И откуда же такая осведомленность о моих полномочиях? – нахмурился Айнур. – Насколько я помню, во время беседы с исполняющим обязанности премьер-министра, тебя в помещении не было и быть не могло.

– Ну, я просто предположила… – взмах длинных, явно наращивала, ресниц.

Раньше все эти приемы действовали на Бешами определенным образом, чем Симин регулярно пользовалась. Но не в этот раз. Айнур с удивлением отметил, что не испытывает никакого желания. Поэтому он просто сделал вид, что не обратил на попытки соблазнить ни малейшего внимания.

– Ладно. Не будем об этом. Вопросом с торговым министерством я дальше буду заниматься сам. Что с ушедшими товарами?

– С Грайсара сообщили, что первые корабли уже разгружаются в порту столицы, но это мало. Все-таки частные приграничные компании не могут в полной мере удовлетворить наши потребности, а доступа к крупным фирмам…

– Я знаю, Симин, – холодно произнес мужчина. – Можешь не рассказывать очевидное. Знаю и работаю над этим.

– Прости, Айнур, – проворковала секретарша, – просто я переживаю, что у нас не получается выбраться за пределы внешнего кольца.

– А ты меньше переживай и больше делай, – отрезал он. На лице женщины проступило удивление. Так далеко их разговоры еще не заходили. Обычно на диванчики они перемещались раньше.

– Я стараюсь… – пролепетала Симин, явно удивленная происходящим, – что мне надо делать?

– Мне надо, чтобы ты отвезла эти документы в министерство юстиции, – протянул ей пакет Бешами. – Там на них должны поставить печати, после чего вернуть мне мои копии. Отправляйся.

Секретарша взяла документы и вышла из кабинета, ожидая, что ее вот-вот позовут обратно, а в министерство отправится один из охранников. Но она успела подняться на площадку флайтов, а Айнур так и не позвал ее к себе. Его жену она тоже не встретила. Один из охранников помог ей забраться в аппарат, после чего сам устроился за штурвалом.

***

Ясмина видела, как незнакомая ей женщина покидает апартаменты и отправляется куда-то. Судя по всему, это была та самая секретарь, Симин. И, если судить по тому, как она налетела на нее, женщина явно не знала, что ее начальник скоропостижно женился, а если и слышала, то явно не думала встретить его жену так быстро. Хотя странно, что они до сих пор не встретились. Видимо, у Айнура получалось разводить их. Или она сама в это время находилась в своей комнате. Что поделать. Сама девушка тоже была не в восторге от этой встречи. Оставалось надеяться, что в следующий раз та просто пройдет мимо, сделав вид, что не заметила, а не будет выяснять, отчего это человек сидит себе на диване. Могла и лежать, да еще и ноги на спинку задрать, имеет полное право.

Хотя, если судить по поведению этой Симин, она рассчитывала в обозримом будущем сменить фамилию и лежать на диване, задрав ноги на спинку, а не бегать с поручениями. Насколько успешным был путь по достижению поставленной цели – оставалось вопросом. То, как она посматривала на окна, когда подходила к флайту, наталкивало на мысль, что обычно все происходило немного не так. Если ее и отправляли по делам, то не с такой скоростью, а после некоторого совместного времяпровождения, далекого от обсуждения дел. Обычно, но не в этот раз. Что именно пошло не так, Ясмине было любопытно, но не настолько, чтобы искать Айнура и задавать вопросы.

Любопытство улетучилось, едва на фон пришел вызов с незнакомой координаты. Девушка сделала глубокий вдох, потом медленно выдохнула и нажала на ответ.

Все тот же механический голос, изображение убитых родителей, очередная порция угроз. Вот только на этот раз Ясмина знала, что ей надо. Вместо того чтобы вздрагивать, сбрасывать контакт или плакать, она быстро записывала исходные цифры координаты. Если повезет, если очень-очень повезет, по исходным данным Мансур или люди Стампорта смогут установить примерный район, откуда неизвестные выходили на связь. Во всяком случае, девушка надеялась именно на это.

Когда она говорила, что никому не доверят, то почти не обманывала. Она, в самом деле, доверяла только семье Карталов, которые сделали для нее все, что было возможно при ее положении и их влиянии. Только благодаря военным ее перевели из камеры с матерыми уголовницами, к впервые оступившимися, тоже растерянными, ожидающими суда женщинами. Они передавали ей фрукты, чай, сладости, книги, регулярно писали ободряющие письма. Наверное, только поэтому ей удалось дождаться суда и выслушать приговор. Который оказался несколько не таким, как ожидалось большинством, но единственно возможным, чтобы вытащить ее из тюрьмы. Приговор, который оказался не таким страшным, если понять, как жить и что делать. Хотя, что делать, Ясмина для себя уже поняла. Пока она не докажет, что невиновна, ей лучше избегать людных мест. И без того на кладбище, а потом в магазинах на нее смотрели с неприязнью.

Об учебе и говорить не стоит, ее исключили, когда прокурор передал материалы в суд. Забрать бы документы, но это вопрос решаемый. Свяжется с нужным отделом и выяснит, как лучше получить все обратно. Жаль, что недостаточно данных, которые хранятся на информационном чипе. Слишком часто их подделывали, в отличие от хитроумных степеней защиты учебных заведений, которые выдавали специальные бланки. С этим мошенники справиться так и не смогли – слишком богатой была фантазия у тех, кто делал эту защиту, не всегда можно было угадать, какая часть диплома изменилась, а какая осталась прежней.

Изображение на фоне давно погасло, координата весело помаргивала, меняя значения. Ясмина сбросила вызов, после чего печально посмотрела на экран. Лезть в игру настроения не было. Хотелось или отправится на прогулку, чтобы хоть немного развеяться, или занять мозг чем-то еще, чтобы не думать о грустном. Хотя нет, не думать не получится, а вот сделать так, чтобы мысли не вызвали очередную истерику, можно. Оставалось вспомнить, куда она засунула привезенное в одну из поездок домой рукоделие. Наконец, искомое было найдено. Девушка запустила на фоне музыку и устроилась в кресле возле окна. Подумать действительно есть над чем. Всегда сложно строить планы на будущее после того, как они один раз рухнули. Надо учитывать многое, слишком многое. Пока известно было одно – она должна найти настоящего убийцу. Что потом, думать не хотелось, но надо. Нельзя жить только местью. Когда она свершится, жить станет незачем, а хочется. Да, надо будет получить образование, но какое? Что лучше. Пока иголка проскальзывала в отверстия на канве, чтобы там со временем появилась картина, мысли в голове пытались рисовать иное полотно.

***

– Это что? – Мансур смотрел на список цифр, которые представила ему Ясмина. – Место, где закопан клад или номера лотерейных билетов, которые в ближайшем будущем выиграют джек-пот?

– Координаты, с которых поступал вызов до того, как цифры начинают меняться, – произнесла Ясмина. – Можно по ним определить район, откуда шли вызовы?

– Хм… – безопасник задумался. – Думаю, можно, но с этим тебе лучше обратиться к своим военным. Если можно вычислить район, то это могут сделать они. У нас просто нет доступа к таким базам. Хотя, я никогда не слышал о таком способе.

– А человека?

– Ну, знаешь ли, – мужчина развел руками, – такое подвластно только высшим силам. Только я не уверен, что ты сможешь до них докричаться. Но, если получится, они и без координат тебе все расскажут.

– Я серьезно, а тебе лишь бы шутить, – нахмурилась девушка.

– Не обижайся. Просто задачи, которые ты ставишь, в самом деле не решить имея только незначительную часть информации. Если бы координата была статичной, у нас была бы возможность попытаться вычислить владельца фона. Если, конечно, он не перепродавался несколько раз, с предварительной зачисткой всей информации. В таком случае первоначальный владелец, на которого все оформлено, скорее всего, мертв.

Ясмина вздохнула. Она надеялась, что ее поиски помогут найти тех, кто угрожал. Увы, все напрасно. Хотя, Мансур же не сказал, что сделать нельзя ничего. Это он не может, а вот военные.

– Ладно, спасибо за совет, – девушка поднялась, забрала листок. – Скажи Харви, что завтра он будет мне нужен. Наведаюсь в военный департамент.

– Ты бы прогулялась, – посоветовал безопасник. – А то сидишь постоянно дома, дальше взлетной площадки не выбираешься.

– Я прогуляюсь, но только после того, как убийца родителей предстанет перед судом, – пообещала девушка. – А сейчас не слишком приятно ловить косые взгляды окружающих. А то и слышать шепотки за спиной.

Безопасник только кивнул. Да, люди еще вспоминали эту историю. Ясмине, в самом деле, не стоило лишний раз появляться в людных местах без достойного сопровождения. То есть без Айнура. Надо будет намекнуть ему, хоть иногда выводить жену в город, вместо того, чтобы запираться в кабинете с Симин. Успеют еще накувыркаться.

***

– Начальная координата, – Рошан задумался. – Знаешь, Яси, можно попробовать поработать с ними, но я не уверен, что это даст нам хоть что-то. Тот, кто отправляет тебе эти сообщения, мог просто проезжать по одной из дорог, и не обязательно на своем транспорте. Это мог быть и арендованный флайт, и мобильный, причем сомневаюсь, что пилот интересовался, что делал пассажир, или вообще мобиль, и тогда вычислить отправителя будет невозможно, сама знаешь, сколько там пассажиров.

– Знаю, но можно попытаться, – девушка умоляюще посмотрела на друга отца. – Вдруг это какое-то такое место, куда можно будет отправить людей с проверкой.

Мужчина покачал головой. Ясмина и раньше отличалась упрямством, если хотела добиться чего-то. Сейчас же она готова была идти по головам. Понятно, что ей хотелось отомстить. Но Рошан видел и второе стремление – ходить по улицам без опасения, что кто-то обвинит ее в убийстве, а не прятаться в одном из самых защищенных зданий города, или выбираться куда-то в сопровождении телохранителей. Она не привыкла к такой жизни, и не хотела привыкать.

– Мы посмотрим, что можно сделать, – пообещал он. – Если можно будет провести проверку, мы ее проведем. Причины придумаем, это не самое сложное. Но только в том случае, если это строение, а не многополосная магистраль, по которой движутся не только по ширине, но и по высоте.

Ясмина вздохнула. Да, если это окажется одним из крупных проспектов, по которым перемещаются на трех уровнях высоты, ее задумка потерпит крах. Но можно же надеяться, что это какой-то дом, или маленький бар, или еще что-то, где просто используются динамичные адреса.

***

Мужчина задумчиво просмотрел запись еще раз. Вроде бы достаточно. Если он все правильно рассчитал, девушка уже должна была дойти до того состояния, когда достаточно небольшого толчка, и она начнет творить глупости. Значит, пора переходить к следующей части плана. Если повезет, то еще немного, и цель будет достигнута.

Он достал фон и отправил кому-то новое сообщение. Через пару минут пришел ответ. Прочитав его, мужчина нахмурился. Военная проверка не несла ничего хорошего. Хорошо, что техника спрятана надежно. Кто будет думать, что рассылка идет из маленькой будочки на мосту, по которому и над которым ежедневно движутся десятки тысяч флайтов. Но все равно надо подстраховаться, перенести прибор на другое место. Одно такое давно было у него на примете. Мимо тоже проходило и проезжало много людей. Немного подумав, мужчина набрал новое сообщение. На этот раз ответ пришлось ждать дольше. Но вот он пришел. Мужчина что-то тихо прошипел. Да, проблемы, кругом одни проблемы. Кто бы мог подумать, что у этих Экмеранов окажутся настолько тесные связи с военными. Причем не только родители, но и их дочь сможет наведываться в военное управление без предварительной записи, и ее будут принимать, заставив ждать многих видных промышленников внешнего сектора.

Задача оказалась немного сложнее. Но отказываться от своих намерений мужчина не собирался. Слишком много всего было поставлено на карту. Если сейчас он передумает, придется расплачиваться с помощниками из своего кармана. Поэтому придется доводить задуманное до конца. Прикинув, как лучше действовать дальше, он отправил своему человеку еще одно сообщение. На этот раз ответ пришел очень быстро. Он был коротким. Таким, какой и хотелось видеть. Улыбнувшись своим мыслям, мужчина отключил фон. Осталось немного, и с Ясминой Экмеран будет покончено. То, что не сделало правосудие, совершит он. Убийца должна получить то, что заслужила. Думать о том, что, если все раскроется, у него могут возникнуть проблемы не только с властями сектора, но и с мужем девчонки, мужчина не хотел. Он был абсолютно уверен, что его план идеален. Главное, не спешить, и все получится.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям