0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Приключения маленькой птички » Отрывок из книги «Приключения маленькой птички»

Отрывок из книги «Приключения маленькой птички»

Автор: Осетина Эльвира

Исключительными правами на произведение «Приключения маленькой птички» обладает автор — Осетина Эльвира Copyright © Осетина Эльвира

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

 

ГЛАВА 1

 

Ирлинг придавил меня своими крыльями к скале и прижался всем телом, обхватив руками. Я пыталась вырываться кричать, ругаться биться и даже пинаться, но он молчал, а его руки на талии сдавливали меня все сильнее и сильнее, словно стальные канаты дерева Охта. Когда-то в далеком детстве я чуть не попалась этому хищнику-дереву на обед. Благо Сторан – старший брат был рядом и услышал мои крики, но где он сейчас, когда так нужен!?

Я все продолжала биться, но понимала, что все мои усилия тщетны. И мужчина уже зацепил одно мое крыло своим, вбив коготь в одну из расщелин в камне, и принялся за второе.

И тут до меня стало доходить, что он собирается делать! И сознание затопило паникой. Я забилась еще сильнее, но когда поняла, что уже не в состоянии с ним бороться, решила попытаться с ним поговорить:

 - Пожалуйста, не делайте этого, я здесь случайно, у меня же еще период фертильности не наступил, ну неужели вы не чувствуете? Мне же всего пятьдесят лет, пожалуйста, умоляю!

Я уже выдохлась и сил на сопротивление не хватало.

- Тише детка, сейчас и проверим….

Во мне затеплилась надежда.

- Вы проверите и отпустите, да?

Он издал какой-то странный смешок.

- Нет, милая, отпускать я уже тебя в любом случае не намерен.

Он вбил мой коготь на втором крыле в еще одну расщелину, и я в прямом смысле этого слова была распята на скале, а сзади меня прижимал здоровенный ирлинг. Он и правда был какой-то огромный, даже выше и больше моего отца. А он считается самым сильным и большим в нашем гроте. О, великий Цирбис! Как я буду отцепляться?

- Зачем вы прицепили меня?

- Солнышко, ты и правда не понимаешь или дурочкой прикидываешься?

Я сглотнула.

- Я же вам сказала, что мне еще пятьдесят лет расти, пока я буду готова к спариванию. Вы ошиблись, отпустите меня, а?

- Упрись коленками в стену, и держись покрепче руками.

Я осторожно, подтянулась и уперлась коленками в  мягкий мох на скале. Руками же продолжала цепляться за камни, на одних крыльях будет очень больно держаться. Хоть он и прижимал меня сзади, однако вниз не тянул, посмотрела вверх, а он оказывается поверх моих крыльев и сам зацепился за камни своими когтями. Ощущения были странными. Нет, мы в детстве с сестрой касались крыльями друг друга, но было скорее щекотно, сейчас же я ощущала тепло и что-то не понятное, даже сложно было назвать это чувство. Почему-то внизу живота, что-то затрепетало.

- Вот умничка, а теперь расслабься.

И он начал стягивать с меня шорты.

- Что?! Что вы делаете?!

Я тут же запаниковала и одной рукой попыталась придержать их.

- Эй, малышка, ты что хочешь, чтобы мы оборвали крылья, упали и разбились? А ну держись!

И мне пришлось вернуть руку на место. О Цирбис, ну когда же это закончится? Зачем я полетела за сестрой? Мое проклятое любопытство увенчалось успехом? Теперь я похоже на себе прочувствую, что это такое – спаривание? А хотела просто подсмотреть…

Пока я занималась самобичеванием, он полностью снял мои шорты, и положил их в углубление в скале, а я осталась в одной майке. И тут же почувствовала его пальцы на своих потаённых местечках. Я задрожала от этих ощущений.

- Пожалуйста…

- Тсс… тише, я не сделаю тебе больно, успокойся, – прошептал он мне в ушко и лизнул его.

От чего у меня по спине поползли мурашки.

Я ощутила его пальцы на моих складочках. И низ живота начал наливаться странной тяжестью.

Меня бросило в жар.

- Ну-ну все хорошо, малышка, ты такая нежная, и уже вся течешь, какая чувственная, а говоришь маленькая…

Зашептал он мне на ушко, а сам трогал меня… там, а второй рукой, начал задирать мою майку.

- Нет!

Я опять отцепила руку, и попыталась его остановить.

- Малыш, руку верни на место!

В его голосе я услышала такие властные нотки, что мне мгновенно захотелось, поджать хвостик и исполнять все его приказы.

О Цирбис! А где мой хвост!? Я ощутила, как мой предатель хвост, зачем-то обвил его ногу, и начала осторожно его убирать.

- Солнышко, что же ты творишь, я же тебя сейчас съем…. - зашептал он мне в шею и начал выводить на ней языком безумные узоры, и словно круги на воде от всплеска, я ощутила жар, распространяющийся постепенно от основания позвоночника и до кончиков пальцев на ногах. Я забыла о своем предателе-хвосте и застонала.

Его руки, были везде - на моей груди, сосках! Боже, он добрался до них, и начал один сосок осторожно пальцами крутить и сжимать. Мне показалось, что я сейчас описаюсь, низ живота потеплел, и я сжала ноги.

- Ноги разжала! - опять приказ властным тоном,  которого боишься ослушаться.

И я послушно раздвигаю ноги. А в голове уже пустота, и только и хочется слушать его приказы. Ощущать его прикосновения.

Его пальцы осторожно скользнули внутрь. Я задохнулась от ощущений.

- Да… и правда, еще маленькая,… но такая сладкая….

Он повернул мою голову и посмотрел мне в глаза.

- Как твое имя птичка.

- Олирания Сепфия, – с готовностью ответила я, рассматривая грубые черты его лица, и фиолетовые глаза, а ведь это что-то значит?

В голове щелкнуло -  о, Цирбис, если его глаза фиолетовые, это значит он, он…

- Что-то ни так, Оли?

Он сократил мое имя? О… как это мило….

Я расплылась в глупой улыбки, забыв обо всем на свете.

- Оли? – опять властный голос, ослушаться которого невозможно.

- У в-вас фиолетовые глаза.

И я прикрыла свои, потому как его пальцы опять запорхали по моей нежной плоти, не давая мне сосредоточиться.

- И что, это плохо?

Во рту все пересохло, его пальцы… о, Цирбис! Что он делал со мной? Внутри моего живота бушевало торнадо. Я дрожала, и не могла понять и даже вспомнить, о чем мы сейчас говорили.

- Оли… ты просто чудо…

Опять я услышала его голос, и он впился в мои губы с поцелуем. Я приоткрыла рот и ощутила его язык, который ворвался в меня и начал исследовать, даже не так завоевывать все пространство. Он держал меня за волосы, стягивая их почти до боли, и я не могла отвернуться.

А его хвост уже скользил по моим бедрам, раздвигая их все сильнее и сильнее.

Я держалась за камни из последних сил. Воздуха уже стало не хватать, и он отпустил мои истерзанные губы.

- Ты моя, Оли, только моя… Я сделал свой выбор! - зашептал он мне в затылок и укусил.

Я вскрикнула от легкой боли и почувствовала, как его пальцы перешли на мою вторую дырочку.

Мои глаза расширились от удивления.

- Нет! - вырвалось у меня, когда я поняла, что он уже размазывает смазку, по-моему анусу.

- Оли, не шевелись, я возьму тебя, чего бы это ни стоило. Твоя девственная плева, еще слишком толстая, надрезать ножом я ее не буду,  я не собираюсь причинять тебе такую боль, так что расслабься, тебе понравится.

Из моих глаз потекли слезы, мне стало холодно и страшно, о Цирбис, если он сделает то, что говорит…

- Пожалуйста, не надо, умоляю вас, мне еще пятьдесят лет ждать дня выбора, мои родители откажутся от меня, если вы сделаете это…

- Тшш, все хорошо, они в любом случае от тебя уже откажутся, потому что ты теперь ровайя, моя…

Я не ослышалась?

- В-вы хотите сказать, что вы…

- Да детка, я древний сурд.

- Но я не видела вас в нашем гроте?

- Я с южного склона. Я два тысячелетия искал свою ровайя, и я не собираюсь тебя отпускать, чтобы дожидаться твоего фертильного периода.

- Но мои родители они не сурды, они коваки… и они не позволят…

- Глупая, твои родители получат большой откуп, и у них не будет выбора, иначе я заберу тебя силой, а ваш грот прикажу уничтожить. Ты этого хочешь?

Я зажмурилась и представила, что все мои знакомые и близкие родные могут погибнуть из-за меня, и мне стало страшно.

- Н-нет, конечно нет…

- Тогда молчи и подчиняйся!

И опять его властный тон, который что-то делает со мной, что мне хочется его слушать и больше ни о чем не думать.

И я расслабилась, он переместил вторую руку и положил пальцы на мои мокрые от возбуждения складочки, а другой рукой продолжал исследовать мою вторую дырочку, нежными движениями. А его язык все танцевал на моем позвоночнике, иногда сменяясь его клыками, царапающими кожу.

И я не поняла когда он скользнул во внутрь, и начал двигать пальцем, растягивая узкие мышцы изнутри. Я застонала от непривычных ощущений. А утихший было торнадо в моем животе, вновь набирал силу. И вот уже два пальца, все расширяют и растягивают мою попку, три…. Я закусила губу, и хотела сдвинуть колени. Но его хвост так обвил мои бедра, что я не смогла ими пошевелить.

Он осторожно вытащил свои пальцы, и я почувствовала, как что-то уперлось мне в попку, что-то толстое и начало медленно продвигаться легкими толчками.

- Ммм….Девственная попка… Сладкая девочка, и вся моя, я везде побываю, твоя попка будет принимать только меня, хочу твой ротик, Оли…, но это не сейчас, позже, в моем сэрти…

Ооо, у него собственный сэрти?  Но эта мысль, мелькнула в моей голове на одно мгновение, потому что дальше,  там опять образовался вакуум…

Он переместил одну руку на мои соски и начал их крутить и сжимать по очереди до боли, что я не могла сконцентрироваться на ощущениях. А его член уже входил почти полностью, почти до конца, все глубже и глубже медленными толчками. А пальцы второй руки порхали по моим влажным складочкам. Я ощутила легкую боль и застонала, когда он вошел полностью и замер.

- Да, моя хорошая, стони, для меня, давай, я хочу слушать твой сладкий голосок.

И он толкнулся, и еще, и еще.

А  торнадо начал разрастаться уже во всем моем теле. Меня затрясло, и я сама подмахнула попкой.

- О, детка, не торопись.

И он убрал пальцы с моих складочек, и переложил их на второй сосок, от чего торнадо немного стих. А мужчина вновь толкнулся и у меня опять вырвался стон.

- Да, вот так, ты вся раскрылась, для меня, да Оли, подмахивай своей попкой, давай сладкая.

Глубже и глубже он входил в меня и уже не так медленно, а я инстинктивно толкалась ему на встречу. Это ощущение наполненности, мои тугие мышцы обхватывали его член полностью, и когда он начинал выходить не желали его отпускать, а он толкался и толкался. И я расслаблялась все сильнее и сильнее, и слышала уже шлепки и чувствовала его удары о мои ягодицы.

Скорость и глубина и напор… Меня трясло, но я не могла разрядиться. Я застонала и зашептала.

- Пожалуйста, пожалуйста, умоляю…

- Архус, мое имя Архус!

- Умоляю…. – просила его я…

- Имя! – зарычал он мне в шею, продолжая ее покусывать и зализывать места укусов.

- Архус, умоляю, пожалуйста….

И он вернул свои пальцы на мою влажную плоть, а волна удовольствия начала затапливать меня. Его яростные толчки и нежные движения пальцами. Я зажмурилась, меня всю затрясло, и я ощутила невероятный взрыв в животе, и мы оба закричали или зарычали, какая разница, мне было уже все равно…

****************************************************************

[1] Ирлинги – Люди-птицы.

[1] Цирбис – Бог создавший ирлингов.

[1] Грот – Общины в которых проживают ирлинги. Чаще всего там живут ирлинги из одной касты.

[1] День выбора – День, когда у самки Ирлинга начинается фертильный период и она готова к спариванию и зачатию. В это день самки летят на скалы грота привлекая самцов своим запахом, и тот, кто сможет ее догнать и овладеть ей, станет отцом ее ребенка, но не обязательно мужем. Самка может вернуться назад в свой дом беременная, но без мужа, если самец ей не понравится и сам отпустит ее. Беременную самку принимают назад в семью с удовольствием, ведь чем больше в семье членов, тем она сильнее и мощнее. Поэтому если самец, не желает отпускать самку, то он обязан дать семье за нее выкуп, и если глава семьи согласится, то самку отпускают, при рождении первенца, самец еще раз делает выкуп, а если нет, то малыша могут забрать в бывшую семью самки. Дальнейшее потомство уже не выкупается и остается в семье самца. Если самец возьмет самку до дня выбора, то она автоматически переходит в его владения. Поэтому самок, никогда не пускают на скалы без сопровождения самцов семьи, если они не фертильны.

[1] Ровайя – Единственная, пара, от которой может зачать высший ирлинг - сурд. Другие самки ему не подходят.

[1] Сурд – каста высших ирлингов. Правители ирлингов, самые сильные, в основном воины или правители всех каст.

[1] Коваки – каста из среднего сословия ирлингов. Инженеры или творческие личности, редко бывают правителями, если только в своих гротах. Никогда не воюют, занимаются строительством и изобретениями. Ученые, художники, музыканты, творцы, созидатели.

[1] Сэрти – дома высших ирлингов, на собственный сэрти имеют право лишь правители или советники. Воины обычно живут в чужих сэрти и эти дома не имеют права назвать своими.

 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям