0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Приручить время, или Шанс на любовь » Отрывок из книги «Приручить время, или Шанс на любовь»

Отрывок из книги «Приручить время, или Шанс на любовь»

Автор: Таша Танари

Исключительными правами на произведение «Приручить время, или Шанс на любовь» обладает автор — Таша Танари Copyright © Таша Танари

Таша Танари

Приручить время, или Шанс на любовь

           

Глава 1

Стук моих каблуков гулко разносился по коридору Управления по надзору за магическими экспериментами, привлекая внимание. Я поморщилась и еще выше подняла голову, игнорируя неприязненные взгляды встречных и привычное перешептывание за спиной.

Какой идиот позволил оставить при реставрации гранитный пол, когда уже лет двадцать как используют прорезиненное покрытие с отделкой на любой вкус? Наверное, тот же, кто решил придать старому зданию статус памятника архитектуры и тем самым законсервировать и его, и всех, кто в нем работает, вынуждая мириться с неудобствами далеко не современных интерьеров. Бр-р-р, кругом камень, массивные колонны, старые окна с потемневшими от времени ставнями, все темное, тусклое и холодное.

Не зря управление производит мрачное впечатление на посетителей. Ну а мы, сотрудники, уже привыкли. М-да, ко всему можно привыкнуть… в сколь бы мерзкие условия тебя не ставила жизнь — уж мне ли не знать. Поймала в зеркальной панели отражение своей горькой усмешки и тут же исправила оплошность. Безукоризненная осанка, вздернутый подбородок, непроницаемый взгляд. Изгиб губ тоже не должен сообщать лишнего.

С моего пути поспешно убралась парочка молоденьких ассистенток, судя по белоснежным халатикам куцей длины и затравленному виду. Я усмехнулась и смерила их неприязненным взглядом, они побледнели. Правильно, бойтесь. Страх — отличное средство, чтобы держать людей на расстоянии. В моем тщательно охраняемом мирке нет места посторонним, и никогда не будет. Лишь некоторым позволено узнать еще одну из граней леди Гвиан Старлинг сан Кавалли, но только тем, кого я сама выберу, и только до тех пор, пока буду этого хотеть. Кавалли… за столько лет я срослась с этим именем, и как бы оно не было мне противно, гордо носила его. Заслужила все те привилегии, что оно давало, выстрадала и имею полное право одним своим именем внушать трепет и желание мне угодить.

Остановилась у огромного зеркала в приемной начальника, улыбнулась себе хищно, отталкивающе. То, что нужно! Сейчас поговорим, уважаемый Грей сан Истроу. Игнорируя робкие попытки секретаря меня остановить, уверенно рванула на себя ручку двери и вошла в кабинет, твердо чеканя шаг. В этот момент даже противное цоканье каблуков звучало сообразно моему настроению.

Грей развалился в кресле и с довольным видом жевал какие-то очередные булки. Вечно его рот чем-то занят. Непроизвольно хмыкнула, вспоминая, с чем именно на моей памяти ему доводилось знакомить свой рот. Все в прошлом, а он до сих пор трясется от страха при виде меня. Слабый. Начальник поперхнулся, выпрямился, поспешно смахнул крошки со стола и с мученическим видом дожевал надкушенное. Я заломила бровь и терпеливо ждала — больше не подавился. Молодец, делает успехи.

— Гвиан? Какими судьбами? Я не назначал тебе встречи. — Взгляд Грея беспокойно заметался по мрачному, как и все в этом здании, кабинету.

— Конечно, стал бы ты ее назначать, прекрасно зная о том, какую свинью подложил!

Грей ссутулился и чуть вжал голову в плечи, из пучка черных волос выбилась прядь и упала ему на лицо. Он раздраженно смахнул ее и поднялся на ноги. Я улыбнулась — не поможет.

— Гвиан, я не всесилен! Надо мной, как тебе прекрасно известно, целый совет магистров и Басилевс. Такова воля монарха и, между прочим, я с ним полностью согласен. Твои эксперименты давно вышли за границы допустимого. Прикрывать тебя и дальше я не могу и не хочу. Это опасно, в конце концов! — Голос начальника сорвался, выдавая волнение. Я продолжала стоять и молча улыбаться. — Тебе смешно? А когда тут все взлетит на воздух, тоже будешь веселиться?

— У меня все под контролем, тебе это известно лучше кого бы то ни было. Твои исполнительные ассистенточки исправно докладывают о ходе работ, не так ли?

Грей подавился словами. Ну да, думал, я не знаю, с какой целью он присылает на практику бесконечную череду блондинистых стажерок? Вот только долго они не задерживаются — нервишки слабоваты.

— Хватит! — Истроу вспомнил о занимаемом положении и для убедительности хлопнул ладонью по столу. — Это не обсуждается — указ подписан Басилевсом, заверен советом магистрата и передан главному архивариусу.

Мои глаза недобро сузились. Вот даже как, поспешили сделать все, чтобы я не успела ничего предпринять.

— Предусмотрительно, — процедила сквозь зубы.

— Именно, — продолжил начальствующий гад, — и знаешь, я рад. Каждый день сидели, как на вулкане. Рванет, не рванет? Гвиан, сама ведь понимаешь, игры с силой такого порядка — не шутка. И если благодаря твоей власти, связям и моему попустительству до сих пор удавалось сдерживать излишнее внимание к разработкам со стороны магистрата, то теперь они настроены решительно.

— Игр-р-ры? — взвилась я. — Ты называешь дело всей моей жизни шутовской забавой?

— Не цепляйся к словам. — Истроу устало поскреб заросший щетиной подбородок. — Лучше перенаправь энергию в более безобидное русло. Твои наработки принесут огромную пользу, на их базе можно целое направление открыть и набрать небольшой штат магов для внедрения в реальную жизнь.

Ну все, я дошла до точки кипения.

— Ты понимаешь, о чем вообще говоришь? Я столько лет к этому шла, а теперь, когда остался последний рывок, ты сообщаешь, что лавка прикрыта, всем спасибо, мы разбазарим твои труды на мещанские нужды.

— Узнаю сан Кавалли. Ты кем себя возомнила, а? — Истроу тоже рассвирепел. — У всего есть границы, я тебе сказал — указ подписан! Если что-то не устраивает, ступай напрямую к Басилевсу и качай права там. Меня задрали ваши высокопоставленные разборки, элита — ракшас вас побери.

— Ты вроде как тоже теперь в этой лодке, сан Истроу, — издевательски протянула я, наступая на его больную мозоль.

Совсем недавно Грею литан Истроу была дарована Басилевсова милость за выдающиеся успехи в магической сфере и неоценимый вклад в развитие Фантории. Теперь он по праву мог входить в любые первые дома страны, только никак не привыкнет. Высший свет так просто не принимает, еще прошло слишком мало времени. Самые известные рода Фантории прекрасно осведомлены, что на древе, составляющем узкий круг приближенных к монаршему роду, имя Истроу — всего лишь молодой неокрепший побег, не более.

— Что конкретно ты от меня хочешь? — нервно уточнил Грей.

— Теперь ничего, — холодно ответила я. — В очередной раз убедилась в твоей слабости и неспособности брать на себя серьезную ответственность.

В его глазах вспыхнула злость.

— Убирайся! И не смей больше заявляться ко мне без вызова, поняла? Будешь делать то, что скажут сверху, как милая. Все кончено. Или смирись, или оставляй заявление об уходе секретарю. Не сомневаюсь, все вокруг только с облегчением выдохнут.

Внутри меня клокотало от ярости, ненавижу. Знает прекрасно, что так просто я не могу взять все и бросить. Только не сейчас, когда до цели осталось всего пара шагов. Ничего, еще посмотрим, кто кого! Я вздернула подбородок и ласково улыбнулась, отчего Грея перекосило.

— Простите, что потревожила, больше подобного не повторится.

Он смерил меня недоверчивым взглядом из-под насупленных бровей, вроде бы успокаиваясь.

— Вот и умница, сама все отлично понимаешь. Переводи проект в стадию заморозки и постепенно выводи задействованные артефакты из силового круга.

— Я могу идти?

Ставший теперь колючим взгляд сан Истроу пытался пробиться в мою голову, понять, что я задумала. Не выйдет — мы оба знаем, что силенок маловато.

— Иди. — Грей демонстративно откусил от своей недоеденной булки.

Я не спеша развернулась, нарочито медленно, чтобы не стучать каблуками, прошла до дверей, взялась за ручку.

— Помнишь ту надпись в Дельнаоро на скрижали одного из древних богов? — вкрадчиво осведомилась я, не оборачиваясь.

Конечно помнит, за доступ к этим реликвиям мы чуть ли не сделку с ракшасом заключили. Грей со свистом выдохнул:

— Не смей! Что ты собираешься делать?

— Ми кауро эль детания, норан ту сиалон.

Вопли начальства разбились о закрытую за спиной дверь. Пусть бесится, я от своего не отступлю. К ракшасу запреты, осталось совсем немного.

Я каждый поганый день своей жизни, давно превратившейся в существование в куске льда, доказывала самой себе, что способна на большее, чем тупое дрейфование в потоках светского течения. И пусть окружающие уверены, будто все само падает мне под ноги уже только потому, что я вдова самого могущественного лорда Фантории, наследница несметных богатств и титула. Чужого рода, будь он проклят! Как же мне повезло, завидуйте.

Тряхнула головой, прогоняя непрошеные воспоминания, и устремилась вверх по широкой лестнице, отделанной черным мрамором. Звук каблуков гулко отдавался в ушах. «Все запреты в твоей голове, боги не ставят ограничений» — как верно подмечено. Боги не ставят, и уж подавно меня не интересует мнение какого-то заплесневелого круга магов.

Отточенными движениями я вошла в лабораторию и накинула на плечи халат. Зажгла магические сферы по периметру, подняла рычаг активации установки, запуская мириады слабых, разложенных на составляющие и очищенных от примесей потоков силы. Слабая сила — бред, но именно из этого бреда и рождалась та самая истина. Рождалась на специальных углублениях в монолитном куске невосприимчивого к магии металла, который вращался на бешеной скорости вокруг концентрирующей пирамиды. Поля крошечных чистейших потоков накладывались один на другой и позволяли раздвигать границы реальности. Если я покорю время…

— Гвиан?

От неожиданности я вздрогнула, выныривая из мрачных мыслей. Проклятье, как не вовремя! Что он тут забыл в неурочный час? Сегодня испытаний не планировалось, и лаборатория пустовала. Я смерила одного из младших сотрудников недобрым взглядом.

— Похожа на кого-то другого? — процедила сквозь зубы.

Вихрастый блондин с такими же светлыми, словно выцветшими глазами, кривой ухмылкой на тонких губах и в вечно заляпанном не пойми чем халате отчего-то раздражал меня с самого первого дня нашего знакомства. То ли тем, что никогда нельзя было разобрать, что у него на уме, то ли не сходящей с губ ухмылкой, будто он тут главный, а не я. А может, безукоризненной работой. Сколько ни пыталась найти повод от него избавиться — увы. И сейчас лиен Ниран литан Тривальди вновь так некстати оказался на моем пути, ракшас его побери.

— Просто не ожидал тебя здесь встретить, — спокойно ответил Ниран.

— Взаимно, — выплюнула я и продолжила хладнокровно активировать цепочку артефактов, уложенных в определенной последовательности.

Синий кристалл, фиолетовый, черный... Далее пальцы перешли на теплую палитру — оранжевый, желтый, зеленый.

— Гвиан, что ты задумала? — полюбопытствовал стоящий позади мужчина. Его силуэт в темно-синем халате зловеще отражался в стекле заградительного барьера.

— Хочу проверить одну теорию. Ты мне не понадобишься, ступай, — произнесла ровным голосом, желая поскорее остаться одна.

Ниран бесшумно шагнул ко мне, заглянул через плечо. С его ростом это не проблема. С минуту, пока кристаллы разгорались в полную силу, он что-то обдумывал. Потом решительно протянул руку и деактивировал красный из общей цепочки.

Я зло прошипела:

— Какого?.. Лиен Тривальди, ты забываешься. Я уже сказала, ты мне здесь не нужен.

— Лиена Старлинг сан Кавалли, — все так же невозмутимо откликнулся он, — то, что ты задумала, очень опасно, я не могу этого допустить.

Пришлось обернуться. На краткий миг наши взгляды скрестились, и я разглядела в его холодных светлых глазах нечто, отдаленно напоминающее злость. Как интересно: значит, вывести из себя его все-таки можно. Хоть мы и обращались друг к другу на «ты» по давно сложившимся традициям работы в составе одной команды, это вовсе не означало, что я позволю ему неповиновение. Он всего лишь младший научный сотрудник, мой подчиненный и тень бессловесная. Во всяком случае, должен быть таковой и до сего дня вполне успешно справлялся с этой задачей. Откуда ему вообще известно, что я собираюсь сделать? Это никак не его уровень допуска.

— Еще раз повторяю, покинь помещение! Это приказ, — медленно, выделяя каждое слово, повторила я.

— Еще раз отвечаю: нет.

От подобной наглости я опешила. Оказывается, я совершенно не знаю этого человека, и под бесцветной маской спокойствия, похоже, водятся настоящие… Ход мыслей прервал настойчивый писк на панели кристаллов. Требовалось немедленно действовать, некогда выяснять отношения. Ладно, испортить ему жизнь я еще успею.

— Тогда бери под управление второй и четвертый контуры и держи щит, — приказала я. — Справишься?

Вообще-то, его уровня должно было хватить только-только, но меня мало волновало самочувствие лиена Тривальди. Сам напросился.

Мужчина насмешливо скривил губы:

— Не сомневайся.

Удивляться его самоуверенности не стала — не до того.

— Хорошо, я возьму на себя остальные контуры и управление. Когда дам знак, вводи в верхнее поле графитовые стержни.

— Зачем?

Мысленно зарычала.

— Делай, что велено! — рявкнула я и резко крутанула шестеренки, отвечающие за работу устройства по концентрации силы в вершине пирамиды.

Наконец-то поперечный блондин занялся делом, и на какое-то время мы полностью погрузились каждый в свою задачу. Минуты текли медленно, но одновременно с этим мне казалось, что не успею. Вдруг струшу, передумаю. Ведь и сама понимаю, как рискую, а еще этот тип рядом. Не хватало еще потом расстраиваться из-за его судьбы. Впрочем, если что-то пойдет не так, мне уже будет плевать.

Нет, все будет хорошо. Обязано. Я столько раз просчитывала схему, ничего непредвиденного не произойдет, не в этом случае. Мысли проносились и исчезали, а пальцы уверенно сплетали сеть для четырех оставшихся контуров. Перед внутренним взором представали расчетные формулы.

Вот он, момент истины. Когда последняя нить тягучей, пульсирующей энергии заняла положенное место, мои губы расползлись в предвкушающей улыбке. Из вершины пирамиды в черный матовый щит ударил столб яркой, чистейшей, ничем не замутненной первозданной силы. По принимающей поверхности поползли искрящиеся змейки. Всю установку окутало ровное голубоватое свечение. Отлично!

Как завороженная, я следила за происходящим, и думать забыв о еще одном свидетеле моего триумфа. Сердце билось часто-часто, в груди все дрожало и замирало от томительного ожидания. Ну же!

Внезапно голубой фон окрасили розоватые прожилки. Я нахмурилась, позади выругался Ниран.

— Так вот чего ты добивалась? — заорал он мне на ухо, приблизившись.

Отмахнулась, как от досадливой мошки, судорожно перебирая в уме причины отклонения от нормы. Меня грубо встряхнули, отрывая от размышлений.

— Быстро! Какой коэффициент искривления ты задала в усиливающем контуре?

Я растерянно заморгала, все еще пребывая мыслями в расчетах и одновременно изумляясь его осведомленности. Кто он, ракшас возьми, такой? Меня опять встряхнули, и я озверела.

— Держи щит! И не лезь под руку! Твое дело сводить контуры.

Мужчина приблизил свое лицо к моему. Его всегда почти прозрачные радужки потемнели, превратившись в расплавленное серебро, между бровей залегла сердитая складка.

— Говори коэффициент, — прорычал он, до боли впиваясь мне в предплечье.

Все произошло за доли секунд, но мне чудилось, будто время застыло. Некогда голубая аура вокруг установки уже полностью перекрасилась в тревожный алый цвет. Противным звоном в мозг въедался сигнал тревоги. А несносный выскочка продолжал трясти меня, словно грушу. Я сдалась и выдохнула:

— Ноль пятнадцать.

Ниран оттолкнул меня и занял место у панели с кристаллами, что-то бурча под нос.

— Самонадеянная Гвиан, не ведающая никаких границ, — зло бросил он через минуту.

Если бы не ситуация, я бы напомнила лиену его место, а так пришлось лишь поспешно подхватить крайние контуры, стабилизируя их поля. Ракшас!

Неприятный сухой треск мигом прекратил наше противостояние, мы одновременно посмотрели в зал с установкой. Черная поверхность щита раскололась, на ней, быстро расползаясь, образовалась тонкая сеть трещин.

— Ракшас! — повторил мою последнюю мысль Ниран, обернулся и очень серьезно добавил, глядя на меня в упор: — Беги.

Я не двинулась с места, парализованная осознанием грядущих последствий. В чем же я допустила ошибку? Ее просто не могло быть! Меня схватили за шиворот и поволокли в сторону выхода.

— Гвиан, уноси ноги, — устало приказал мой, как выяснилось, очень и очень странный младший сотрудник. — У тебя не больше десяти минут, потом рванет.

— А ты? — не обращая внимания на перешедшую в вой сирену, спросила я. Во рту пересохло от страха.

Блондин удивленно вскинул бровь, словно и не ожидал от меня подобной заботы.

— Справлюсь, уходи, — в голосе Нирана зазвучала сталь.

Это был приказ, замешанный на ненависти и какой-то болезненной обреченности. Именно это и привело меня в чувство. Я скинула с себя его руки и опрометью бросилась к установке.

— Куда? Стой!

— Мне терять уже нечего, — прошептала я и мертвой хваткой вцепилась в красный кристалл. Уже громче добавила, удивляясь своему отрешенному голосу: — Вместе мы сможем локализовать силу ударной волны. В здании практически никого не осталось, а за его пределами кипит вечерняя жизнь…

Лиен Тривальди зашипел, перебивая меня, ругнулся. Порывисто подошел, смерил яростным взглядом. Я выдержала, не отвела глаза. Неожиданно он усмехнулся, как всегда это делал при виде меня. Снисходительно и до зубовного скрежета раздражающе.

— Хорошо, — подытожил он. И больше не произнося ни слова, встал за моей спиной.

Что он делал, я не видела, равно как и выражение его лица. Мой рот раскрылся от изумления, когда вокруг нас образовался непроницаемый кокон, остро запахло озоном. Перед глазами, быстро сменяя друг друга, замелькали картинки недавних событий: алый цвет ауры вокруг установки превратился в небесно-голубой; вот я один за другим активирую кристаллы; вот оборачиваюсь, встречаясь с бесцветным, как льды Сианура, взглядом; смотрю на кривящееся лицо Грея; ассистентки в коридоре…

Затем все образы вытесняет расплавленное серебро горящих глаз Нирана, они прожигают во мне дыры, заставляют сжиматься и просить пощады. Словно из другого мира до меня доносится его голос:

— Держи щит! Мать твою, Гвиан, держи!

Я вкладываю все силы в этот приказ и растворяюсь в жидком металле. Мне очень больно.

 

Глава 2

 

Было душно и жарко, а еще нестерпимо хотелось пить. С трудом разлепила веки и некоторое время в непривычной прострации изучала обстановку. Темные стены, бордовые плотные шторы, стеллажи с книгами, массивный стол, заваленный бумагами. Рядом со столом на полу валялись обрывки бинтов, лекарской ленты, осколки стекла. Хм-хм, неожиданно. В комнате пахло настойкой пустынника, тишину нарушало ритмичное тиканье часов. Приподнялась на локтях и сразу пожалела об этом, голова закружилась, и я со стоном легла обратно.

— Очнулась? — Голос Нирана прозвучал неожиданно.

Я замерла, потом скосила глаза в ту сторону. В огромном кресле развалился мой младший сотрудник и неприязненно буравил меня взглядом.

— Воды дай, — велела я, игнорируя его настроение. — И где мы? Что с лабораторией?

— Возьми, — ответил Ниран и с явным удовольствием отпил из стакана, который держал в руках. — Графин на столе.

— Ты еще и галантен безмерно, — буркнула, осторожно принимая вертикальное положение.

— Не привык к приказному тону, — невозмутимо пояснил лиен Тривальди. — Как ты можешь видеть, мы не на работе.

Ого, у всегда бессловесного и безропотного мужчины взыграло чувство собственного достоинства? Хотя последние события наглядно продемонстрировали, что я понятия не имею, кто скрывается за образом недотепы-лаборанта.

— Так где мы? — повторила я, медленно и с трудом подбираясь к заветному графину.

— У меня дома.

— Что? — Развернулась и недоверчиво посмотрела на спокойного мужчину. Только теперь разглядела его спутанные белые волосы, покрытые чем-то серо-зеленым, обратила внимание на пятна крови на одежде, перебинтованные кисти и порез на щеке. Непроизвольно коснулась собственного лица — чистое. Отчего же мне так дурно? Ниран словно мысли мои прочитал.

— Магическое истощение, ты полностью выложилась.

Я скривилась: последний раз такое со мной происходило лет двадцать назад. Уже и забыла, каково ощущать себя будто попавшей под табун лошадей.

— Почему мы не в целительской? Тебе, смотрю, тоже досталось.

— Потому, — резко переменившимся тоном заявил он. Я опешила: псих, удачно маскировавшийся под вполне безобидного человека. — Пей и пошли мыться, мне страсть как хочется избавиться от последствий твоей идиотской выходки.

Открыла рот, закрыла и подумала, что у меня горячечный бред. Конечно, вне всяких сомнений, я отлеживаюсь сейчас в целительской. Затем последует допрос с пристрастием какого-нибудь дознавателя от магистрата, а там как сложится. Будет зависеть от того, насколько большой урон я нанесла родному Управлению по надзору за магическими экспериментами. В любом случае ничего смертельного мне не грозит: руки у них коротки, чтобы упрятать за решетку сан Кавалли.

Бред или нет, а пить хотелось весьма реалистично. Пришлось продолжить ковылять до стола под насмешливым взглядом негостеприимного хозяина. Я наполнила стакан и жадно опустошила, облизнула губы. Второй пила медленнее, мелкими глотками. Все так же под прицелом льдистых глаз лиена Тривальди. Морок не рассеивался.

Ладно, допустим, все по-настоящему. Тогда блондинистый выскочка точно головой приложился при взрыве. Иначе с чего бы ему так дерзко себя вести?

— Допила? — бесцеремонно поинтересовался он, прекрасно видя, что еще нет. Поднялся. — Иди за мной.

Мне стало весело. Нервное, наверно.

— Мыться? Собираешься устроить совместные купания?

Мужчина покачал головой, его глаза оставались холодными.

— Иди за мной, — повторил он и, не оборачиваясь, зашагал к выходу.

Я пожелала его спине всяческих благ на непечатном наречии западных варваров.

— Гвиан, вы — леди, помните еще об этом? — издевательски усмехнулся Ниран и застыл в проходе. — И где только понабрались непотребства?

— Учителя встречались добросовестные. Раз уж ты вспомнил о том, что общаешься с леди, смею ли я рассчитывать, что странное приглашение помыться отменяется?

— За дверью постоишь. Все просто.

Мои брови поползли вверх — каждая последующая его фраза оказывалась неожиданнее предыдущей.

— А не пойти ли тебе?..

— Как знаешь, — Ниран пожал плечами, развернулся и вышел.

Стоило закрыться за ним двери, как меня скрутил приступ боли. А-а-а, внутри словно кости выворачивали, или на что это еще может быть похоже? Внезапно, так же резко, как и началось, все прошло. Я осторожно выпрямилась, пытаясь отдышаться, на лбу выступила испарина. Что это было? В дверном проеме снова показалась грязная голова хозяина дома.

— Не передумала? — с кислым выражением на лице уточнил он.

Мне понадобилось еще около полминуты, чтобы сложить очевидное.

— Это ты сделал? Специально?! Ты больной, что ли?

— Лиена сан Кавалли, за последние несколько часов я узнал о вас больше, чем за весь прошлый год. Где же ваша надменность, холодность, выдержка, в конце концов? Должен признаться, ваша манера изъясняться далека от светской.

Я с ненавистью посмотрела на жалкого человечишку, похоже, совсем утратившего связь с действительностью. Почему я вообще все еще нахожусь тут и слушаю его? Не снизойдя до ответа, — хотя на языке вертелись оба варианта: и тот, что от души, и светский, на который он так страстно нарывался, — я вознамерилась покинуть дом. Приблизилась к загородившему выход мужчине.

— Что это вы задумали? — сузив противные рыбьи глаза, уточнил Ниран.

— Не собираюсь терпеть ваше общество ни минуты, дайте пройти.

— К моему величайшему сожалению, сие невозможно. И поверьте, ваше общество меня радует не больше.

Я устало потерла переносицу. Сил дивиться столь разительным переменам в поведении всегда молчаливого и исполнительного лиена уже не оставалось. Между нами повисла напряженная тишина. Я рассматривала носки своих туфель и прикидывала, насколько в состоянии причинить реальный ущерб здоровью мужчины напротив и чем мне это будет грозить впоследствии.

Ниран вздохнул, чуть мягче произнес:

— Гвиан, у нас мало времени. Мне нужно помыться, да и тебе не мешало бы. Хочу успеть на пятичасовой экспресс до Клингона.

Меня разобрал нервный смех от нелепости его сообщения. Блондин уцепился за мой подбородок, заставляя смотреть в свои бездушно-прозрачные глаза.

— Тебе сейчас было больно, потому что я превысил допустимый радиус между нами. Понятно?

Мне совершенно ничего не было понятно! Что за чушь он несет? Видя мое смятение, лиен Тривальди схватился за волосы и мученически простонал:

— Ладно, обещаю объяснить, что смогу, только давай все-таки двинемся в направлении ванной. Я часа три об этом мечтаю, а отойти от тебя не мог, пока ты спала.

Не давая опомниться, Ниран подхватил меня под локоть и потащил куда-то вглубь дома. В нынешнем состоянии я успела заметить только деревянную отделку стен в узком коридоре и скупую обстановку, в голове царил хаос из обрывков воспоминаний, вопросов и возможных перспектив будущего. Он остановился около выкрашенной в белый цвет двери, повертел головой, отыскивая что-то, нырнул в соседний проем с похожей дверью и вернулся со стулом в руках.

— Садись, — велел Ниран, ставя возле меня свою ношу.

Я обессиленно рухнула на предложенное сиденье: безумный день. Мужчина скрылся за первой дверью, послышался звук льющейся воды и счастливое:

— Ну наконец-то! — Некоторое время я бездумно таращилась на лакированный пол, затем донесся ровный голос: — Так что ты хотела знать?

Прикрыла глаза, вдох-выдох. Столько вопросов, нужно собрать мысли в кучу.

— Почему мы у тебя? Точнее, почему я у тебя дома?

— Потому что ты была без сознания, я не мог тебя бросить, тебе требовалась помощь.

Запредельная логика, ладно.

— В таком случае дорога в целительскую была бы самой верной, — сдерживая нотки сарказма, заметила я. — Тебе помощь требовалась не меньше… а может, и больше, — добавила тише, вспоминая пятна крови на его одежде.

— Гвиан, мы чужие друг другу люди, нас бы разделили, а как ты недавно убедилась, это весьма болезненно. Кроме того, не забывай, что после всех учиненных тобой беспорядков обязательно последуют карательные меры. Это тоже не способствует решению нашей проблемы.

Я нахмурилась. Вопросов стало еще больше. Почему он так спокойно рассуждает о случившемся? И почему, в отличие от меня, столь прекрасно осведомлен о результатах провала эксперимента?

— Что там произошло, в лаборатории? — спросила я, когда журчание воды стихло.

Ниран долго молчал, я уже подумала, что он не расслышал, но тут открылась дверь и последовал холодный ответ:

— Ты переоценила свои силы.

Перевела взгляд с пола на наглеца, чтобы возразить — кто тут из нас квалифицированный специалист с двумя дипломами престижнейшей академии страны? Слова застряли в горле. Лиен Тривальди не озаботился одеждой заранее и теперь стоял передо мной в одном полотенце на бедрах. Подтянутое рельефное тело покрывали капли воды, влажные и вновь теперь белоснежные волосы растрепанными прядями придавали ему забавный, несколько подростковый вид, что совершенно не вязалось с обжигающим льдом взглядом. Никогда раньше я не обращала пристального внимания на этого человека. Странно, но сейчас в нем было сложно признать того младшего сотрудника, которого я привыкла видеть. Только цвет волос и глаз, да, пожалуй, так раздражающая и прежде усмешка на тонко очерченных губах оставались прежними. Хорош, как ракшас! Эту мысль я пинком отправила куда подальше, в самые недра сознания, и заставила себя нахмуриться.

— Не тебе рассуждать о моих силах и уровне знаний.

— Неужели? — Ниран насмешливо изогнул бровь. — Прости, ты права. К чему рассуждения, когда с уст жителей столицы не сходит горячая новость: «Громкое происшествие в Управлении НМаЭ». — Гад озорно подмигнул. — Твои поступки красноречивее моих слов, не так ли? Ты просто потрясающе подставила управление. Какая ирония: мало того, что их теперь задолбают проверками, так еще и высмеют.

Я досадливо скрипнула зубами. Отчего-то рядом с лиеном Тривальди моя находчивость и умение поставить на место махали ручкой, паковали чемоданы и отчаливали на солнечные берега лазурного побережья Карниаллы. Причем именно с таким лиеном Тривальди. Раньше ничего подобного между нами не замечалось. Впрочем, раньше мы ведь почти и не разговаривали: я отдавала распоряжения, он выполнял, не оставляя повода придраться.

— Я так и не услышала, что случилось в лаборатории и о каких карательных мерах ты упомянул?

— Давай совместим разговоры с делами. У нас мало времени, я тебе уже говорил об этом. — Он недовольно повел плечами.

Ничего себе, какие мы властные и нетерпеливые. Нелепость ситуации, ее полнейшая абсурдность забавляли. Еще утром все было так просто и понятно. Я знала, какие кому отведены роли, у меня была цель… Сейчас все перевернулось с ног на голову и я, судя по всему, утратила контроль над происходящим. Теперь, пока не выясню нужную для оценки дальнейших действий информацию, придется умерить пыл.

— Гвиан? — вырвал меня из раздумий лиен Тривальди.

Углубившись в собственные мысли, я все это время тупо рассматривала его голый торс. Наши взгляды скрестились, и я смутилась. Да что ж такое! Совершенно на меня не похоже. Встала, чтобы быть хоть чуточку выше. Ниран подавлял и, похоже, прекрасно об этом знал.

— Как ты собираешься совмещать?! — огрызнулась я. — Предлагаешь таскаться за тобой, как на привязи? А может, ты вообще все выдумал про глупую связь?

Блондин скривился и пожал плечами, одаривая неприязненным взглядом.

— Хочешь — проверь сама. И да, предлагаю подняться в мою комнату, я возьму одежду и посмотрю, что можно подобрать тебе.

— Что? — простонала я. — Это еще зачем?

— Полагаю, после ванной ты захочешь переодеться в чистое. Да и в этих пышных тряпках привлекаешь внимание, а я все же хотел бы попасть на пятичасовой экспресс без препятствий.

Спокойствие, Гвиан, только спокойствие! Он — псих, ты полтора года проработала с психом, и вот теперь у него случилось обострение, лучше бы ему не перечить. Кому, как не тебе, знать о тонкостях общения с больными на всю голову. К горлу подкатил ком, я усилием воли взяла себя в руки, выпрямила спину, вздернула подбородок. Ниран привычно усмехнулся, наблюдая за моей реакцией — ракшас с ним.

— Пошли, — с вызовом посмотрела на ухмыляющегося мужчину.

Он перестал лыбиться и задумчиво потер подбородок, задевая нижнюю губу сгибом указательного пальца.

— Следуйте за мной, уважаемая лиена Старлинг. — Не оборачиваясь, он направился в сторону ведущей наверх лестницы.

Меня редко называли первым именем рода. Если быть совсем откровенной, не помню, когда называли в последний раз. Звук собственного имени, оставленного в далеком, некогда счастливом прошлом, да еще из уст откровенно неприятного мне мужчины застал врасплох. Вздрогнула. Хм, он произнес его как-то очень и очень… интимно, что ли. Весьма непредсказуемый человек лиен Ниран литан Тривальди. Стоит ли его опасаться? Наверное, да.

Наперекор собственным выводам, я не сдвинулась с места, собираясь проверить теорию о нашей болезненной связи. Слишком уж самоуверенно он себя ведет. Не знаю, что произошло с прежней рассудительной Гвиан сан Кавалли, кажется, после взрыва в лаборатории она немного повредилась рассудком. Так или иначе, но я стояла и смотрела, как блондин поднимается на второй этаж, и не предпринимала попыток его догнать.

Шаг, еще один. Нестерпимая боль накрыла внезапно, как недавно в его кабинете, хоть я и пыталась к ней подготовиться. Всхлипнула и оперлась руками о стену. Зрение туманилось от жуткой пульсации во всем теле, отстраненно я видела, как напрягся Ниран. Судорожно вцепился в перила, прошипел сквозь зубы что-то неразборчивое. Мужчина медленно — движения давались ему с трудом — спустился на три ступени. Мне стало легче, ощутимо легче. Смогла набрать полную грудь воздуха, по позвоночнику стекал холодный пот.

Остальное расстояние Ниран преодолел уже намного быстрее, грубо закинул меня на плечо и вернулся к лестнице. Быстро он оклемался, я вот не находила в себе сил возмутиться на подобное обращение. С другой стороны, мне было плевать. Внутри поселился настоящий ужас от осознания, что это не глупая шутка, а моя нынешняя действительность. С этой проблемой нужно срочно что-то решать! Я физически привязана к малознакомому человеку. Теперь понятно, чего он так бесится: никто бы не обрадовался такому побочному эффекту. Наша взаимная неприязнь набирала обороты. Отвратительно терять контроль над жизнью. Я чувствовала себя дезориентированной и подавленной.

Меня не слишком любезно скинули на кровать и принялись деловито копаться в ящиках комода. В конечном итоге Ниран выудил оттуда какие-то тряпки и кинул их мне, полез в недра шкафа.

— Злишься? — зачем-то уточнила я очевидное, машинально разглядывая вещи.

Простая черная рубашка, светлые носки, два белоснежных платка — как мило, еле сдержалась, чтобы не фыркнуть.

— Проверила? — зло откликнулся он вопросом на вопрос. Тоже очевидный и не требующий ответа. Обмен любезностями состоялся.

Ниран натянул на себя темно-синюю рубашку, я поспешно отвернулась.

— Но как? Почему? — потрясла головой.

К стопке вещей на кровати прилетели брюки и длинный легкий сюртук.

— Не знаю. Ясно только то, что по твоей милости я оказался втянут в неприятности, и то, что ты упорно мешаешь мне с ними справляться.

— Если помнишь, я велела тебе убираться из лаборатории, — вспылила я.

— Верно, и осталась бы там навечно, а еще прихватила бы с собой полквартала.

— А ты, такой благородный, решил пожертвовать собой?

Он обошел кровать, встал напротив и, снова схватив за подбородок, запрокинул мне голову. Наклонился и прошипел:

— Нет, дорогая. Я ни разу не благородный, но из-за твоей глупости, одержимости, тщеславия и жажды признания могли пострадать ни в чем не повинные люди. У каждого из них своя судьба и свое время. — На мгновение он замолчал, его лицо тронула тень печали, но тут же исчезла, возвращая маску холодного гнева. Ниран продолжил: — Нельзя играть с такими вещами! Поняла? — выпустил меня и коротко бросил: — Идем.

Я подхватила вещи и понуро поплелась за ним, размышляя о словах блондина. Ракшас, стало обидно до слез. Хоть и знала, как выгляжу со стороны и какой меня воспринимают окружающие, сейчас его упрек резанул по живому. Я не играла, и вовсе не тщеславие двигало моими действиями, но не оправдываться же, в самом деле. Да и ответственность за гибель людей… тут он прав. Возможно, моя молчаливая покорность смягчила его или что-то еще, но лиен Тривальди снизошел до пояснений.

— Тебе не о чем терзаться, жертв нет. Мне… то есть нам удалось почти невозможное. Правое крыло здания пострадало несильно, хотя от лаборатории ничего не осталось. Тем не менее, излишки энергии, которые я перенаправил вверх, не позволяя им разойтись радиально, были видны даже на окраинах города. Такого фейерверка жители столицы еще не наблюдали.

Я озадаченно переваривала его слова. Что не так с этим человеком? То, что он — ну да, как будто бы мы — совершил, требует колоссальной силы, знаний и еще чего-то запредельного.

— Как такое возможно? — прошептала я.

Он остановился, развернулся и легонько подтолкнул меня в сторону ванной.

— Сам удивляюсь, просто повезло. Ну и твоя поддержка: даже в полуобморочном состоянии ты умудрилась все выполнить правильно.

Ну да, ну да.

— Что за кокон нас защищал? Мы же находились в эпицентре.

— Не совсем, — уклончиво ответил Ниран, его губы сложились в жесткую линию, словно намекая, что это плохая тема. — Я окружил нас барьером пятого порядка, он своеобразно влияет на восприятие реальности, как тебе известно. Поэтому тебе могли почудиться разные странности.

Обалдеть! Пятый порядок.

— Лиен Тривальди, как так получилось, что ты при всем своем потенциале полтора года занимал низшую ступень в Управлении? — Слова вырвались прежде, чем я их обдумала. Настолько меня изумляло все с ним связанное.

— Я никогда не стремился наверх, — пожал плечами Ниран. Ухмыльнулся одной из самых гадких в своем арсенале улыбочек, добавил: — В отличие от некоторых.

Меня передернуло, он заметил и расплылся еще шире. Захлопнула перед его носом дверь, открыла кран и плеснула себе в лицо холодной воды. Разделась и удовлетворенно отметила, что тело также практически не пострадало. Пара синяков и царапины не в счет. Залезла в ванну и прикрыла глаза, наслаждаясь теплыми струями воды, льющимися из широкой шляпки лейки. Как бы ни раздражал хозяин дома, в одном он был прав: возможность ополоснуться и впрямь оказалась не лишней.

Взбив в ладонях пену, я осторожно намылила волосы, потом принялась за кожу. Что это? Подушечки пальцев скользнули по незнакомой шероховатости, берущей начало в районе подмышки и рельефным рисунком следующей вниз к груди, справа. Вдоль позвоночника пробежал холодок, несмотря на теплую воду. Не нравится мне все это, и сильно.

Наскоро смыла пену и метнулась к зеркалу, придирчиво разглядела нежелательное «украшение». Серебристый орнамент на коже напоминал незавершенную надпись, только буквы разобрать не получалось, слишком витиеватые и незнакомые. Возможно, это и вовсе просто узор. Нахмурилась: что, ракшас побери, происходит?! Внутри поселилось чувство тревоги вперемешку с ненормальным, лихорадочным предвкушением неизвестно чего. Так, нужно успокоиться. Гвиан, соберись! Мужчина за дверью явно не так прост, как ты всегда считала, и знает намного больше, чем говорит. Кажется, у меня крупные неприятности.

Собственное отражение нервно хихикнуло, зеленые глаза той Гвиан нездорово блестели, мокрые волосы беспорядочно облепили светлую кожу. В ней сложно было заподозрить ту сдержанную, уверенную в себе женщину, каковой она и являлась. Или изо всех сил пыталась соответствовать созданному образу… За ним так удобно прятать от мира себя настоящую. Другую, о существовании которой давно забыла. Более того, думала, она уже и не существует.

Стук в дверь вывел меня из оцепенения.

— Ты скоро?

— Да, сейчас.

Вытерлась, натянула предложенные лиеном вещи. Явно не по размеру, зато чистые. С оттенком неудовольствия отметила, что и тут он оказался прав: сейчас я бы и сама себя не узнала. От знатной, одетой по последнему слову фанторийской моды светской дамы ничего не осталось. Затянула ремень на талии, расправила складки на брюках, накинула рубашку и неуверенно позвала:

— Ниран?

— Что? — Он даже не пытался скрыть раздражение в голосе.

До чего противный тип. И мне придется как-то находить с ним общий язык, во всяком случае, пока.

— Зайди… пожалуйста.

 

Глава 3

 

Прошло несколько длинных, томительных минут, пока он что-то обдумывал, не торопясь нарушить мое уединение. Ну и что случилось с чрезмерной самоуверенностью некоторых? Я усмехнулась. Наконец дверь открылась, и лиен Тривальди шагнул в пропитанное влагой помещение. В его взгляде читалось удивление. Я вздохнула и спустила с плеча рубашку, неловко прикрывая грудь. Брови Нирана взметнулись вверх.

— Знаешь, что это может быть? — задала главный вопрос, указывая на серебристый орнамент на коже.

Лицо лиена застыло в подобии маски, больше ни одной эмоции не отражалось на нем. Ниран подошел, развернул меня к свету, провел прохладными пальцами вдоль узора. Я вздрогнула от прикосновения и почувствовала ужасную неловкость, когда его рука скользнула у самой кромки груди. Дыхание пристально разглядывающего меня мужчины щекотало кожу.

— Так знаешь? — отстраняясь и запахивая одежду, уточнила я.

— Ничего такого, о чем стоило бы волноваться, — пробормотал он.

Хм, и почему я не верю?

— Думаю, это наглядная демонстрация той связи, что образовалась между нами после происшествия в лаборатории.

— У тебя тоже появилась такая? — Ниран сдержанно кивнул. — Почему ты не говорил?

— Не знал, что и у тебя есть похожая. Ты готова? У нас осталось чуть меньше двух часов, а еще нужно поесть и купить кое-что в дорогу.

Вот же змей, постоянно ускользает от темы.

— Готова. Только с чего ты взял, что я все брошу и поеду с тобой?

Его глаза сузились, не обещая ничего хорошего. Хотя заговорил лиен Тривальди мягким тоном, слишком мягким.

— Я думал, мы уже прошли стадию уговоров.

Что-то не припомню, чтобы меня уговаривали. Перед фактом поставили, вот это было.

— Мы не можем разделяться, а заинтересованные лица скоро организуют поиски.

— И что? Не вижу повода для игры в прятки. Тем более, с твоих слов, последствия эксперимента не так уж страшны. Да, последует череда неприятных допросов, потаскают по кабинетам, погрозят пальцем, заставят выплатить штраф. Я в состоянии пережить это. И оплатить нанесенный УНМаЭ ущерб — тоже.

Ниран скривился и шумно вздохнул, словно договаривался о чем-то сам с собой, потер переносицу.

— Не все так просто. — Он развернулся и вышел из ванной.

Поспешила за ним. Что несносный блондин опять задумал? Мы пришли в уже знакомый кабинет. Он порылся среди бумаг на столе и вручил мне газету. Пробежала глазами по странице и застыла. Как такое возможно? Что за бред?

Дополнительный выпуск к основному номеру «Ликсанских Вестей» украшал огромный заголовок: «И магистрат не указ!». Буквы заголовка вызывающе подскакивали, привлекая внимание. Надо же, издательство разорилось на подмагичивание текста — стервятники, лишь бы из всего раздуть сенсацию!

«В Управлении по Надзору за Магическими Экспериментами (УНМаЭ) взорвалась экспериментальная установка. К счастью, удалось обойтись без серьезных жертв, но есть пострадавшие. Как выяснилось в ходе расследования, хорошо известная в высших кругах лиена Гвиан Старлинг сан Кавалли нарушила прямой указ Совета магов и своевольно продолжила работу по исследованию временных провалов. Подобные темы всегда волновали ученых магов, но, со слов руководителя департамента “Прикладных разработок” лиена Грея сан Истроу, и магистрат, и само управление тщательно следило за допустимыми границами вмешательства в тонкую материю. Как только достигнутые результаты превысили нормы безопасности, Совет магов запретил дальнейшие разработки, заручившись личной визой Басилевса».

Дальше красовался портрет с кислой физиономией Грея у главного входа в управление. Следующая картинка демонстрировала край обвалившейся стены правого крыла здания. А все из-за статуса памятника архитектуры! Даже защиту нормальную установить нельзя — апофеоз идиотизма. Я прервала неуместные размышления и снова углубилась в текст.

«Успех вскружил голову уважаемой лиене сан Кавалли. Вполне возможно, она рассчитывала прикрыться своей фамилией и связями. Так или иначе, магиана наперекор здравому смыслу продолжила опасные опыты, которые и привели к печальным последствиям. Просто чудо, что тихий летний вечер не превратился в кровавое представление. УНМаЭ отделалось разрушенным верхним этажом и крышей, где и располагался эпицентр взрыва, а жителям Ликсана довелось наблюдать красочный столб вырвавшейся из-под контроля энергии и закат всех цветов радуги.

На данный момент дознаватели пытаются выяснить местоположение вышеозначенной особы, так как на месте происшествия ее тело не обнаружено. По неподтвержденной информации магиана воспользовалась своим положением и похитила из хранилища УНМаЭ очень редкий и дорогостоящий артефакт, благодаря которому ей и удалось спастись. Мы продолжим пристально следить за дальнейшим развитием событий и надеемся, что вседозволенность магов в аристократических кругах не ляжет тяжким и опасным бременем на плечи простых жителей».

Зло отшвырнула газету. Писаки, гниль им болотную в печень.

— Тем более нужно срочно дать опровержение! Да как они посмели?! Какой еще, к ракшасовой бабушке, артефакт? — В приступе бессильной ярости я начала мерить шагами кабинет. — Я им покажу «успех вскружил голову»! Кто там автор сей гнусной статейки?

— Гвиан! — Голос Нирана заставил остановиться и мрачно посмотреть на мужчину. — Ты ничего не поняла?

— Что еще я должна была понять? Что я — последнее исчадие бездны, вознамерившееся погубить полгорода? — До боли сжала кулаки, все мое существо требовало немедленных действий.

— Послушай. — Блондин схватил меня за предплечье, не позволяя вновь начать наматывать круги. — С того момента, как все взлетело на воздух, не прошло и суток. Подумай, сколько времени потребовалось бы издательству на сбор материала, запуск дополнительного приложения, согласование расходов на подмагичивание текста? Этот выпуск принесли к порогу уже утром, делай выводы. О тебе написала не какая-то замшелая газетенка, способная плодить байки, не опасаясь за статус — им никакого доверия. О тебе во всеуслышание заявило главное новостное издательство Ликсана, которое всегда (!) согласовывает подобный материал через Управление Безопасности. Очевидно же, что все это произошло с молчаливого согласия Магистрата. Я бы больше сказал — по заказу. Недаром упомянута и байка о хищении артефакта. Гвиан, они тебе и рта раскрыть не дадут! Разве не видишь, что все обставлено таким образом, чтобы развязать руки дознавателям. Полагаю, у тебя хватает недоброжелателей, и они отлично подготовили почву. Малой кровью ты не отделаешься.

— Глупости, ничего они мне не сделают.

— Неужели? — Ниран издевательски вскинул бровь. — Хочешь проверить?

Его уверенный тон вкупе с отчасти верными замечаниями нашел брешь в моей обороне. Уверенность дала трещину, в душу закрались сомнения. А вдруг блондин прав? Следственный Департамент в составе Управления Магической Безопасности в самом деле контролирует все печатные материалы «Ликсанских Вестей». Ни одно серьезное происшествие не просачивается в широкие массы без их предварительного согласия. Особенно когда это касается знатных родов Фантории или внутренних разборок магов. Зачем Совету магов понадобилось собственноручно пятнать свое доброе имя, пусть и косвенно? Еще и эта нелепица с краденым артефактом…

Я высвободилась из хватки Нирана и без сил опустилась в кресло, схватилась руками за голову. Что-то не сходится, и все так запуталось. Мне бы немного времени, чтобы обдумать, но лиен Тривальди постоянно отвлекает и подгоняет. Вот и сейчас он мгновенно встрепенулся, заметив мою растерянность:

— В любом случае я собираюсь покинуть этот город в ближайшее время. У тебя не особо-то и много вариантов, разделяться нам нельзя. А нас обязательно разделят, как только доберутся до тебя.

— Все это похоже на сон, нелепицу, бред.

— Гвиан, так и бывает. Размеренная жизнь заканчивается всегда внезапно, — глухо произнес Ниран.

Я подняла на него глаза.

— Тебе много об этом известно?

— Если ты готова, то пошли. — Тон блондина снова заледенел.

— Я не видела на тебе никаких узоров, — поднимаясь на ноги, подошла к вопросу с другого бока.

— Наверное, невнимательно смотрела.

Наверное… Меня снова посетило неловкое чувство смущения при воспоминании лиена в одном полотенце.

Спустя полчаса я шагала по мостовой, куталась в безразмерный сюртук Нирана и старалась ни с кем не встречаться взглядом. Хотя вряд ли бы кто-то сумел узнать в несуразно одетой женщине наследницу известнейшего рода. Тихо радуясь длинным полам сюртука, прикрывшим безобразные складки на талии таких же огромных брюк, время от времени погладывала на бесстрастное лицо своего спутника. Кто же ты такой, загадочный лиен литан Тривальди? Уж явно не тот, кем столь долго прикидывался. Вообще, его ли это имя? Теперь я ни в чем не была уверена. Влипла так влипла.

Блондин уверенно продвигался в сторону окраины Ликсана, улицы становились все уже и грязнее. Современная городская застройка, радующая глаз цветными стеклами в отделке и яркими витринами, сменилась облупленными невысокими зданиями, через один умоляющими о капитальном ремонте. Бывать здесь раньше мне не доводилось, все вокруг навевало мысли о нищете и разрухе. Куда он меня тащит?!

Инстинктивно на всякий случай старалась держаться поближе к навязанному сообщнику, зато и перестала опасаться встретить кого-нибудь из знакомых. Что странно: в какой-то момент Ниран как бы между прочим взял меня под руку, притягивая ближе. Жест вышел очень естественный, и я сразу расслабилась. С чего бы вдруг? Мое отношение к нему ничуть не изменилось, но знакомое лицо рядом все же лучше.

— Думала, ты собирался на вокзал, — пробормотала я, перескакивая через масляную лужу.

— Так и есть, но прежде нужно подготовиться.

— Такое ощущение, что ты мастер заметать следы и уходить в туман. — Блондин хмыкнул и ничего не ответил. Выждав минуту, уточнила: — Так куда мы идем?

— Сюда, — резко затормозив, возвестил мой спутник.

Мы стояли напротив обшарпанного деревянного крыльца с тремя узкими ступеньками, одна из которых буквально кричала: «Шагни, и я проломлюсь под тобой». Угол здания ощерился сколами кирпичной кладки. Легкий летний ветерок разносил далеко не аппетитные запахи вперемешку с обрывками чьей-то ругани. Я поежилась. Лиен невозмутимо подтолкнул меня в сторону жуткого входа.

— Ты уверен? — с сомнением покосилась на трещину на окне первого этажа. — Он не развалится?

Ниран впервые на моей памяти улыбнулся, и я, забыв о пакостном окружении, залюбовалась им. Улыбка этому мужчине очень шла, делая глаза теплее и смягчая резковатые черты лица. Надо же, как искреннее проявление светлых эмоций преображает человека. Пожалуй, его можно было бы признать красивым, с поправками на скверный характер и любовь прятать чувства за маской отчуждения.

— Уверен, эта хибара еще нас переживет. — Он плутовато подмигнул: — Лиена Гвиан Старлинг, неужели вы струсили?

Я вспыхнула: опять у него получилось произнести имя отцовского рода так, словно по голове огладил.

— Не дождетесь, лиен Ниран литан Тривальди.

Чувствуя себя попавшейся, как ребенок, на мелкую провокацию, я уверенно шагнула на крыльцо и перепрыгнула через не внушающую доверия ступень.

— Отлично! — хохотнул мне вслед блондинистый подстрекатель и через мгновение присоединился.

Мы оказались внутри небольшой лавки, промышляющей разномастным скарбом. К моему удивлению, в воздухе витали ароматы благовоний, а из круглого цветного окошечка над входом струился мягкий таинственный свет, дополняя атмосферу сказочного жилища какого-нибудь гнома. Над головой, мелодично ударяясь друг о дружку, зазвенели крошечные колокольчики. Пока я разглядывала их, откуда-то из-за занавеси, скрытой в тени, появилась сгорбленная фигура в засаленном пестром халате.

— Чем могу быть полезен? — хрипловатым голосом проговорил «гном», как я его окрестила.

Мой спутник с абсолютно серьезным лицом ответил:

— Нам бы хотелось приобрести пару застиранных до неузнаваемости плащей. Ходят слухи, что грядут дожди.

Хозяин лавки метнул в нас цепкий взгляд, задержавшись на мне. Я оторопело покосилась на Нирана: окончательно спятил?

— Дожди — это хорошо, после них зелень напитывается влагой, — продолжая буравить меня взглядом, произнес «гном».

— Не сомневайтесь, влаги будет достаточно.

Сгорбленный человек в халате довольно зажмурился. Подозрительность в его взгляде исчезла, губы расплылись в псевдоприветливой улыбке.

— Посмотрим, какой гардеробчик у меня остался. — Шаркая ногами, он скрылся за занавеской, отделяющей основной зал от, видимо, хозяйственной части.

— Только не говори, что притащил меня в этот клоповник ради пары занюханных тряпок, — злобно прошипела я.

Блондин одарил меня снисходительным взглядом, отчего немедленно захотелось его прибить. Явственно ощутила зуд в пальцах, как и всегда, когда подстегнутая яркими эмоциями сила рвалась наружу. Вдох-выдох.

— Раз лиена так просит, не скажу. — На губах Нирана расцвела ненавистная ухмылка.

В это время вернулся «гном». Выложил на прилавок два широких шнурка из темной кожи.

— Лучшие в своей категории! Давненько ничего подобного не завозили в наши края. С ними вам никакие дожди не страшны.

Лиен литан Тривальди придирчиво обследовал каждый. Я перестала испепелять его взглядом, тоже переключив внимание на вещицы. В общих чертах картинка его поведения начала складываться, но чтобы убедиться в выводах, мне требовалось подержать шнурки в руках. На глаз они излучали энергии не больше, чем обычный бытовой амулет на удачу.

— Нам это подходит, — наконец вымолвил Ниран.

В руки гномоподобного хозяина лавки перекочевал темный мешочек с деньгами. Судя по звуку, там скрывалась приличная сумма. Вообще-то, весь высший свет уже давно отказался от металлических денег: указом Басилевса активно внедрялся в оборот бумажный эквивалент, что выглядело намного удобнее. Но некоторые консерваторы по-прежнему доверяли только золоту и серебру.

— Благодарю, Грингут. Передавай Алсэа глубочайшее признание от лиена Нирана.

— Рад помочь, — кивнул Грингут. После чего отвесил мне подобие поклона.

Ну ничего себе! Он даже пересчитывать монеты не стал в нашем присутствии, из чего я сделала вывод, что мужчины знакомы, а их последний обмен репликами и вовсе укрепил меня в этой мысли. Так-так-так, нехотя признала, что мой светловолосый спутник все больше вызывает желание его разгадать. Ох, Гвиан, ты точно повредилась рассудком в момент взрыва.

На улице вместо свежести нас по-прежнему ждало сомнительное амбре. Ниран схватил меня за локоть и потащил вверх по улочке, впихнул в ближайшую пустынную подворотню, вручил кожаный шнурок.

— Оберни вокруг лодыжки и завяжи как следует, — велел он.

Повертев артефакт в руках, я восхищенно воззрилась на мужчину.

— Это же… это…

— Да. Только давай скорее, пока никого нет.

Сам он уже стащил с ноги сапог и деловито завязывал шнурок. Редкий артефакт четвертого порядка искажал ауру носителя до неузнаваемости. Мне вспомнился шпионский разговор в лавке о застиранных до неопознанного состояния плащах. Хихикнула.

— Что? — удивился мой спутник, обуваясь.

— Да так, забавные метафоры вы использовали, лиен Таинственность.

Он усмехнулся, но на сей раз я не ощутила раздражения по этому поводу.

— Рад, что позабавил тебя. Старик Грингут помешан на конспирации, и их с братом много лет процветающее дело доказывает, что не напрасно.

Я тоже закончила с маскировкой и довольно прищурилась, рассматривая фальшивую ауру старого-нового знакомого. Великолепно! Ни одна ищейка не опознает. Чтобы понять, в чем причина, нужно дотронуться до шнурка, а сие затруднительно, учитывая его местоположение. И пока не возьмешь в руки, не догадаешься, какая сила в нем скрыта.

— Похоже, ты готовишься основательно и со знанием дела.

Ниран пожал плечами, его лицо снова сковало непроницаемое выражение, глаза — словно льдинки.

— Пока не избавимся от нашей связи, придется быть вдвойне осторожными. От каждого из нас зависит жизнь другого. Пока артефакт меняет ауру, но ближе к вечеру готовься к тому, что он затронет и кое-какие изменения во внешнем облике. У тебя есть оружие? — Он произнес это таким будничным тоном, будто поинтересовался, использую ли я шпильки для волос.

Душу царапнули старые воспоминания. С некоторых пор предпочитаю не иметь дела с оружием.

— Зачем? Всегда обходилась магией, этого хватало, — ответила я, стараясь скрыть беспокойство.

— Магия магией, но хороший клинок или отравленная шпилька могут оказаться гораздо полезнее, а в некоторых случаях и спасут жизнь.

Мои пальцы похолодели: шпилька? Может, он еще и мысли читает? Да нет, это уже смахивает на паранойю.

Ниран как ни в чем не бывало продолжил:

— Что предпочитает лиена?

— Лиена предпочитает не ввязываться в истории, где дело доходит то грязных разборок с применением оружия. Есть иные методы, — осторожно намекнула я.

— О, не сомневаюсь. В плетении интриг вам нет равных?

Смерила наглеца негодующим взглядом, чувствуя, как градус неприязни между нами снова растет.

— А тебе нет равных в расчетливых убийствах?

Он и не подумал смущаться, веско произнес:

— Когда на кону собственная жизнь, не до моральных терзаний, лиена Старлинг сан Кавалли. Запомните это хорошенько. Хочу быть готовым к любому повороту судьбы.

Я фыркнула.

— Хорошо, тогда все-таки остановимся на шпильках, — подытожил блондин и прибавил шагу.

— Куда мы идем? — Мне порядком надоело шататься по самому захолустному району Ликсана.

— Увидишь.

По тону мужчины стало ясно: лиен Таинственность больше не желает со мной разговаривать. Ну и к ракшасу его, все равно деваться некуда. Повторять эксперимент с болевой атакой желание отсутствовало, а потому я семенила следом, спотыкаясь о разбитую мостовую, и мысленно проклинала неадекватного спутника.

К счастью, вскоре мы покинули окраину и снова окунулись в мало-мальскую цивилизацию. Не припомню, когда в последний раз столько ходила пешком. Ноги гудели, тело ныло, что было неудивительно, учитывая недавние события и слабость организма после магического истощения. Только я собралась возмутиться, как лиен Тривальди объявил, что эдак мы точно никуда не успеем, и взмахом руки остановил видавшую виды литягу. Что ж, лучше, чем ничего. Я загрузила свое страдающее тело на заднее сидение транспортного средства, Ниран уселся рядом с ведущим.

— Квартал Карум, пожалуйста, — бросил блондин, и ведущий без лишних слов тронулся в путь.

 

Глава 4

 

Литяга поскрипывала и постанывала всю дорогу, в какой-то момент мне показалось, что она и вовсе развалится. Странный лиен этот литан Тривальди. На маскировку не поскупился, а на комфорте передвижения уже решил сэкономить. Брезгливо отодвинулась от прожженной дырки в сидении, соседствующей с подозрительными бурыми пятнами на светлой обивке. Закатила глаза: куда я влипла? Вместо того чтобы спокойно наслаждаться послеобеденным временем за привычными занятиями или, на худой конец, путешествовать, но в совершенно иного класса литяге, вынуждена трястись с полусумасшедшим мужчиной невесть куда и зачем. Главное, сама во всем виновата, сколько ни злись. Остановились мы в паре кварталов от центра, и я облегченно выдохнула. Хотя бы больше не придется рисковать жизнью и здоровьем, а также морщить нос от сомнительных запахов.

На ясном небе ни облачка, теплый летний ветерок ласкал кожу, ничто вокруг не отождествлялось с моим личным жизненным катаклизмом. Разве что лицо мужчины напротив с почти бесцветными глазами, хмурой складкой между бровей и сжатыми в тонкую линию губами. Да, пожалуй, он-то и смазывал все впечатление от безмятежного состояния природы. Лиен Тривальди одним своим видом, даже не раскрывая рта, прекрасно справлялся с задачей испортить последние крупицы моего хорошего настроения. Может, послать его в бездну? Воспоминание о выворачивающей наизнанку боли мгновенно растерзало в клочья малодушную мыслишку.

Мы свернули с буковой аллеи и вскоре вошли в оружейную лавку. Вдоль стен тянулись витрины с разнообразными ножами, мечами, топорами и прочими травмоопасными предметами. Также имелась выставка метательного оружия, закуток с какими-то мелкими штуковинами, в общем, я не любитель. Никогда особо не интересовалась оружием, а потому совершенно в нем не разбиралась. Но вот стеллаж с боевыми артефактами меня впечатлил, здесь даже присутствовали сравнительно новые наработки смежного с нашим департамента. Они уже прошли испытания и были отправлены в массовое производство. Например, безобидная на вид металлическая полая трубочка, размером не больше моей ладони, обладала неслабым оглушающим противника потенциалом. Только при использовании подобных вещей всегда нужно учитывать, что тот самый противник может оказаться с более сильным уровнем дара, впрочем, при доле везения и удачном выборе момента и такого можно застать врасплох.

— Гвиан? — оторвал меня от созерцания лиен Тривальди. — Посмотри и выбери.

Подошла к нему и поздоровалась с добродушно выглядящим здоровяком. Очевидно, продавцом: на нем был фартук с названием лавки. Мужчина разложил передо мной три предмета: кинжал — это-то я узнала, какую-то полукруглую штуковину с хищными зазубринами по краю и в самом деле изящную шпильку для волос, украшенную на конце крупным сапфиром. Руки сами собой потянулись к последней, над ухом громко хмыкнул Ниран.

— Все с тобой ясно. Пользоваться умеешь?

Я кивнула и уточнила:

— По прямому назначению.

Теперь хмыкнул продавец.

— Лиена, — заговорил он басом, — шпилька внутри полая. Поворачиваете камень и получаете доступ к содержимому. Предполагается, что внутрь заливают яд или иной состав с поражающим организм действием. В обычном состоянии шпилька не представляет опасности, но если потянуть за вот этот шнурок, — я присмотрелась к практически незаметной нити, плотно обмотанной вокруг кристалла: ее конец венчала небольшая темно-синяя бусина, — то из заколки выдвинется игла, через которую и выльется содержимое.

Тут продавец мне подмигнул, чем ввел в замешательство. Как-то я не привыкла к столь панибратскому обращению. Уже открыла рот, чтобы поставить наглеца на место, но вспомнила о своем внешнем виде. Неудивительно, что он решил вести себя так запросто. Стиснула зубы: хор-р-рошо, играем роль до конца.

— Иными словами: подводишь шпильку вплотную к коже, дергаешь за нить, вонзаешь иглу, впрыскиваешь яд. Запомнила? — подытожил, как для совсем отсталых, Ниран.

Смерила его презрительным взглядом, процедила:

— Запомнила.

— Отлично! Ее и возьмем, — игнорируя мою реакцию, распорядился блондин.

Пока он расплачивался, отошла к окну и постаралась совладать с кипевшим внутри негодованием. Какого драного ракшаса этот хлыщ себе позволяет? Втянул меня в авантюру, еще и умничает. Ну ладно, частично я сама позволила себя втянуть, но это не отменяет нашего положения в обществе. И вообще, почему он меня так злит? Не потому ли, что по какой-то необъяснимой причине рядом с ним я чувствую себя слабее, чем есть? Хмуро разглядывая окрестности, я проклинала все на свете, когда заметила знакомое лицо — лиен сан Сарандан, заместитель начальника департамента по Аттестации магических изобретений. Он направлялся сюда в обществе неизвестного мне толстяка с блестящей от пота лысиной. Только не хватало столкнуться с ним нос к носу, особенно в таком нелепом одеянии!

Торопливо вернулась к лиену Тривальди и дернула его за рукав, привлекая внимание. На его вопросительный взгляд поманила пальцем. Когда он склонился, зашептала на ухо, отстраненно подмечая исходящий от мужчины приятный аромат.

— Сюда поднимается хорошо знакомый со мной человек из Управления. Сомневаюсь, что в небольшом помещении с тремя посетителями мы сможем избежать столкновения. Что будем делать?

Ниран нахмурился, быстро оценил обстановку, поблагодарил продавца за покупку и, подхватив сверток, притянул меня к себе ближе. Послышался звук открываемой двери и голоса. Блондин спокойно уточнил:

— Который из?

— В зеленой рубашке.

— Понял.

Прежде чем успела что-либо сообразить, он развернул меня таким образом, чтобы отгородить от вошедших, обхватил талию, прижался всем телом.

— Что ты творишь? — прошипела я.

— Есть идеи получше? — Ниран насмешливо вскинул бровь.

Когда новые посетители поравнялись с нами, толстяк протолкнулся вперед и, указывая на витрину позади меня, позвал:

— Симон, иди сюда, они здесь.

Я вздрогнула, и сразу за этим почувствовала, как крепче стали объятия блондина. Взяв под контроль эмоции, сообразила: речь идет о заинтересовавшем их оружии.

— Точно помню, охотничьи ножи выставлены в этом углу.

Сердце забилось чаще, когда мы вынуждены были посторониться. Краем глаза я заметила лиена сан Сарандана, а в следующее мгновение Ниран спрятал в ладонях мое лицо и поцеловал прямо в губы.

Сосредоточенная лишь на единственной мысли: как не попасться, и совершенно не ожидая ничего подобного, я растерялась настолько, что ответила. Показалось или теперь пришел черед самоуверенного лиена литан Тривальди испытывать замешательство? Но он быстро взял себя в руки и продолжил начатое, осторожно поглаживая меня по спине второй рукой, будто успокаивая. На какое-то время я забыла и о потном толстяке, и о лиене сан Сарандане, и о том, что мы находимся в общественном месте в окружении разнообразного оружия — далеко не подходящее место для романтического проявления чувств. Хотя какие, к ракшасу, чувства, всего лишь вынужденная мера!

Последняя мысль отрезвила, и я прикусила блондину губу, однозначно давая понять, что думаю о его действиях. На секунду он прервался, его глаза вновь стали похожи на расплавленное серебро. Затем коротко усмехнулся и вновь приник к губам, бессовестно углубив поцелуй. Должно быть, все длилось недолго, счет времени я потеряла. Но как только опасная парочка мужчин нас миновала, он отстранился и, продолжая крепко обнимать, потянул меня в сторону выхода. Прислушалась к своим ощущениям: гремучая смесь из чувства опасности, удовольствия, изумления и негодования.

Рядом с этим странным мужчиной я испытывала такие яркие эмоции. Он словно привносил в мою серую, устоявшуюся жизнь глоток ледяного ветра, такого же обжигающего, как и его взгляд. За последние сутки я совершила столько непривычных для себя поступков. И его последняя выходка — чтобы высокородная лиена целовалась у всех на виду, подобно простолюдинке... Однако сейчас во мне ничто не выдавало происхождения, а вести себя безрассудно безумно нравилось. Куда приведет эта игра? В конце концов, теперь в Ликсане меня ничего не держит. Вся моя семья — это я сама. Почему бы на время не поддаться искушению, раз уж за спиной маячат неприятности, а обстоятельства крепко связали с загадочным лиеном Нираном литан Тривальди? Что до его отвратительного характера, так в эту игру могут играть двое.

Рассудив так, я решила не устраивать разнос блондину, а вместо этого прикинулась, что ничего особенного не произошло. На улице я пару раз ловила озадаченный взгляд Нирана, затем он снова превратился в бесстрастное изваяние. В молчании мы поспешили к вокзалу — наручные часы показывали четверть пятого.

Выбираясь из литяги, гораздо более приличной, нежели предыдущая, я ощутила укол смутного беспокойства. Все-таки было во всем происходящем нечто нелогичное. От меня постоянно ускользала какая-то важная мысль, катастрофически не хватало спокойной обстановки, чтобы обстоятельно подумать. Нас сразу поглотил суетливый поток отбывающих-прибывающих пассажиров, громкие крики носильщиков и неповторимый запах вокзалов, манящий приключениями.

Ниран купил два билета на пятичасовой рейс и уверенно повел меня к поблескивающему в вечерних лучах солнца металлическим боком составу, похожему на толстую ленивую гусеницу. На крыше вагонов разгорались кольца с генераторами, преобразующими магическое поле в энергию движения. Состав завис на крошечном расстоянии над намагниченными рельсами, приглушенно замерцали массивные накопители, подпитывающие экспресс в местах с недостаточным магическим фоном по пути следования. Все сообщало о готовности к отбытию.

Я двинулась к началу состава, где находились комфортабельные кабины, Ниран остановил:

— Нам туда, — махнул он в сторону хвоста экспресса.

Заподозрила неладное.

— Но там же…

— А как ты хотела? — и бровью не повел блондин. — Держу пари, кабины повышенной комфортности станут проверять в первую очередь.

— Кажется, кто-то заигрался в шпионские игры, — выдохнула я, озираясь по сторонам.

Поведение блондина нервировало. Да и перспектива трястись неизвестно сколько и без удобств… Кстати!

— Куда хоть мы едем?

— Увидишь, — в свойственной ему манере уведомил Ниран.

Бдительно придерживая меня под локоть, он ловко протискивался сквозь толпу.

— Ну хватит! Или ты сейчас же объясняешь, что и… Эй! А-а, сдурел совсем?!

Меня беспардонно перекинули через плечо. Игнорируя удары кулачков в спину и не сбавляя хода, продолжили путь. Хоть бы запыхался, гаденыш. Как он умудрялся выглядеть таким хилым в своем обляпанном лабораторном халате? Сразу видно, умеет задурить голову, опытный в этих делах. Поди, и пятна были как раз для отвода глаз и смены акцентов внимания. У-у-у, пройдоха!

— А я тебе говорил, чтобы не покупала неудобную обувь! — громко и с невесть откуда взявшимся акцентом укорил меня несносный лиен литан Тривальди. Еще и картавить начал. Что тут, ракшас побери?..

В этот момент меня по-хозяйски приложили ладонью пониже спины, подавилась воздухом от возмущения. Следом за этим блондин кому-то пожаловался:

— Женщины. Уж я говорил своей, обувь должна быть удобной и практичной. Нет, одно свое заладила о красоте и моде. Дуреха, теперь вот носи ее, болезную.

Под одобрительные смешки проводников и будущих попутчиков меня вновь слегка похлопали по заду и сгрузили на жесткую скамью.

— Ты!.. Да ты…

— Закрой рот и оставь все страстные признания до того времени, как мы окажемся наедине, — тихо-тихо и предельно серьезно произнес Ниран.

Что-то было в его взгляде и ледяных интонациях, так не вяжущихся со спектаклем, который он только что разыграл. Невольно я присмирела и украдкой огляделась. Он с невозмутимым видом уселся рядом, отгородив меня от прохода, где свободное пространство постепенно заполнялось разномастными тюками и баулами, какими-то клетками, корзинами и прочим скарбом.

От севшей напротив тетки несло луком и потом, а ее плюгавого вида спутник беззастенчиво исследовал масленым взглядом мою фигуру. И это теперь, в мешковато сидящих вещах с блондинистого плеча! Каково, а? Поежилась и непроизвольно теснее прижалась к ненавистному, но хотя бы в какой-то степени знакомому лиену Тривальди. Не моргнув, он приобнял меня и ласково проворковал:

— Ну как твои мозоли? Др-ругой р-раз будешь слушать стар-ших?

Еле удержалась, чтобы не треснуть паясничающего лиена. В уголках его льдистых глаз притаились смешинки.

— Конечно… м-милый. И что бы я без тебя делала? — стараясь не захлебнуться сарказмом, выдавила из себя.

Ниран наклонился и прошептал мне на ухо:

— Полагаю, объяснялась бы вон с тем усатым здоровяком.

Из головы мгновенно выветрилось все постороннее. Я даже не возмутилась, когда блондин в очередной раз нарушил границы личного пространства и, скользнув губами по виску, коснулся уголка рта. Все мое внимание было приковано к стражу, сосредоточенно всматривающемуся в поток пассажиров. Где-то неподалеку, я точно знала, есть его напарник, проверяющий народ на магическом плане. С одной стороны, дежурные на станциях и вокзалах — это обычная практика. С другой — в слишком сосредоточенном мужчине с усами угадывалась нервозность и повышенное рвение, тогда как дежурные стражи чаще выглядят расслабленно, утомленные рутиной.

Хм, а может, просто сказывается влияние лиена Тривальди? Его постоянное нагнетание ситуации и расшатывание моей психики путем череды выходящих за грани уместного поступков.

На миг показалось, будто страж что-то заподозрил: его взгляд стал цепким, кивок в сторону, надо полагать, напарника. Мое сердце ухнуло вниз, пальцы рук похолодели. Салима-заступница, ведь еще утром я готова была встретиться лицом к лицу с любым безопасником, причем на самом высоком уровне! Куда теперь делись решимость и уверенность? Наверное, что-то такое отразилось на моем лице, из-за чего Ниран наклонился и шепнул:

— Спокойно, на нас лучшая защита, не дергайся.

Сразу следом за этим он возмутительным образом облапил меня, напоследок ощутимо сжав грудь. Всего на мгновение, но… Плюгавый напротив похабно ухмыльнулся. Лиен подмигнул ему и поделился:

— Скоро свадьба у нас, целых полгода эту птичку окучивал. Уж мочи нет ждать.

Мужчинка уважительно кивнул и покосился на свою даму. Та, не обращая ни на кого внимания, рылась в сумке в поисках… Не-е-ет, ну за что мне это все?! Как выяснилось, огромного бутерброда с чесночной колбасой. Подавив удрученный стон, я с ненавистью посмотрела на литан Тривальди. Чтоб ему всю жизнь только с такими женщинами иметь тесные и незамутненные! Ненавижу.

Зато страж после короткой сценки, достойной стен дешевого борделя, и последующего «милого» обсуждения, утратил к нам интерес и покинул вагон. Прикрыла глаза и постаралась отстраниться от происходящего. Заполнивший тесное помещение гвалт и сомнительного разнообразия запахи, а еще вынужденная близость к тому, кого до зуда в пальцах хотелось прибить на месте, очень сильно осложняли эту задачу.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям