0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 2. Путь друг к другу (эл. книга) » Отрывок из книги «Четвертая Жрица. Путь друг к другу (#2)»

Отрывок из книги «Четвертая Жрица. Путь друг к другу (#2)»

Автор: Тюрина Татьяна

Исключительными правами на произведение «Четвертая Жрица. Путь друг к другу (#2)» обладает автор — Тюрина Татьяна . Copyright © Тюрина Татьяна

Глава 15 (Привязанности)

 

Белый Дельфин скользил по волнам, которые облизывали его борта. Попутный ветер раздувал паруса, словно подталкивая к цели. Очередной спокойный, ровный и скучный день. Хотя на море этому надо радоваться. Больше шансов прибыть к месту назначения невредимыми. И Аккес радовался, желая быстрее сойти с этой качающейся лодки. К счастью, его не одолевала морская болезнь, как многих других, кто регулярно бегал к борту опустошать свой желудок.

Его же донимала совсем другая проблема — люди.

Маленькое пространство корабля исключало возможность скрыться куда-либо и увеличивало шанс наткнуться на того, кого видеть совсем не хотелось. А Аккесу не хотелось видеть любого из тех, кто находился поблизости. Даже Эгрант в последнее время стал невыносим со своим желанием поговорить и обсудить происходящее.

И единственное, что ему оставалось — это забраться на любую из мачт повыше и смотреть на горизонт в надежде, что там скоро покажется суша. Иногда он, правда, смотрел и вниз. Пользуясь своей незаметностью для других, он наблюдал за теми, кто выходил "погулять".

Он часто видел ту самую девушку, только вот её всегда сопровождал этот вояка в железе, который постоянно осматривался по сторонам. Аккеса забавляло то, что он ни разу не додумался посмотреть вверх и не догадывался, что тот, кого он опасался на самом деле, замечает каждый их шаг.

Иногда выходил Эгрант, но тот всегда был в курсе, где искать Аккеса. Уж кто-кто, а он прекрасно знал его привычки. Хорошо хоть не пытался его согнать вниз и, перекинувшись несколькими словами, уходил.

Но чаще всего на палубу выходила жрица. С каждым её появлением он напряжённо наблюдал за ней. Она то подойдёт к борту, часами наблюдая за волнами, то начнёт гулять по кораблю, рассматривая каждую щепку, то станет тренироваться со своими мечами.

Иногда к ней присоединялся этот неповоротливый кусок металла. Сражался он неплохо. Но это неплохо не могло сравниться с мастерством жрицы. А она была великолепна. Это он признавал. И скрипел зубами от злости, что даже в тренировках с этим рыцарем она не стеснялась нападать, а в сражениях с ним самим только оборонялась.

Однако он не мог постоянно находиться наверху. От постоянного сидения на одном месте банально затекало тело. Потому иногда он всё же спускался, но выбирал те часы, когда вероятность кого-то встретить была меньше всего. В те моменты, когда солнце садилось и корабль, освещаясь лишь луной, опускался в полумрак, он доставал свои собственные мечи и тоже начинал отрабатывать движения. Аккес вспоминал технику боя жрицы. Сама того не подозревая, она рассказала ему о своих сильных и слабых сторонах. И когда они, наконец, скрестят клинки по-настоящему, он будет готов.

Очередной раз, спустившись потренироваться, Аккес, взмахнув руками, перекрутил в кисти клинок так, что тот засвистел, рассекая воздух.

И тут вдруг раздались шаги. Обернувшись, он приготовился быстро надеть маску, но увидел рыцаря и... её.

Лекамир заметив, что посередине палубы стоит Аккес с оружием в руках, моментально остановился, преградив путь Зике.

— Что такое? — спросила девушка и тут же увидела то, что заставило рыцаря замереть. — О!

— Пожалуй, нам стоит прогуляться в другой раз, — не отрывая взгляда от генерала Дракона, проговорил Лекамир.

— Но я не могу больше сидеть в запертой каюте, — жалобно проговорила Зика, украдкой рассматривая Аккеса.

Сам же Аккес опустил руку, так и не надев маску. Ему не хотелось её пугать. И это было первый раз в его жизни после всего случившегося с ним в детстве. Первый раз он действительно не хотел кого-то напугать.

Отвернувшись в сторону, он вложил оружие в ножны.

— Можете продолжать свою прогулку, — сказал он, вновь посмотрев в их сторону. — Меня вам опасаться нечего.

— Вот уж не обессудь, но я тебе ни на миг не верю.

— Ей опасаться нечего, — поправился Аккес, сверкнув взглядом в сторону дуболома. — Тебя же, металлическое чучело, я готов убить хоть сейчас.

Сказав так, он тут же пожалел о несдержанности, потому что девушка испуганно ойкнула и ещё сильнее прижалась к своему защитнику. Мысленно скривившись, он развернулся и прошёл в противоположную сторону, к носу корабля. Может, повезёт, и она не сочтёт его угрозу серьёзной.

Устроившись там так, чтобы со стороны его не было видно, он старался на них не смотреть, но боковым зрением чётко фиксировал их местонахождение. Впрочем, они недолго были на воздухе и вскоре вернулись в комнаты.

В течение нескольких оставшихся дней путешествия Аккес ещё несколько раз натыкался на них, и каждый раз рыцарь буквально излучал враждебность. Аккес мог понять этот инстинкт защитника и стал даже немного уважать шлемоголового. Хотя в целом это его геройское поведение только раздражало. Сама же девушка больше не смотрела на него со страхом, только с тщательно скрываемым любопытством. Но всё так же она, вцепившись в плащ верзилы, прижималась к его спине, словно это самое защищённое место на земле.

Это почти заставляло его улыбнуться.

Пожалуй, не считая угрюмой физиономии мяса в железе, встречи с этой парочкой были самыми приятными моментами во всём путешествии. А также было особенно приятно, что на жрицу он почти не натыкался. Похоже, божественную посланницу неслабо так укачивало.

Когда они, наконец, доплыли, все без исключения вздохнули от облегчения. Всё-таки находиться в ограниченном пространстве, в то время как между некоторыми пассажирами воздух трещит от напряжения, — удовольствие далеко не из приятных.

Риана, когда сошла на землю, пошатнулась и едва не упала. Её штормило так, словно сам остров качался на волнах. Первые дни путешествия она чувствовала себя вполне нормально, могла даже тренироваться, но последние были настоящим ужасом. И ей придётся набраться немалой смелости, прежде чем она опять решится на ещё одно плавание.

Немного придя в себя, жрица, наконец, оглянулась и с удивлением обнаружила, что они высадились вовсе не в глуши, как она ожидала. Здесь был небольшой портик с пристанью, и недалеко даже виднелся посёлок.

— Это Горный, — сказал Лекамир, стоявший рядом.

Риана посмотрела на рыцаря.

— Горный что?

— Просто "Горный". Называется так. Здесь большие залежи золота и серебра, а также драгоценных камней. Не так много конечно, как в горах герцога Зеленовского, но вполне достаточно, чтобы снаряжать корабли и строить посёлки. Местным жителям это не совсем нравится, и первое время были стычки... — начал рассказ Лекамир и, подхватив что-то из вещей, пошёл куда-то вперёд. Риана, заслушавшись, последовала за ним. — Но потом, в конце концов, договорились мирно. Люди равнины не трогают их, а они не нападают на посёлки и разрешают добывать дары гор. Самих островитян не прельщают ни золото, ни камни.

— И что же, они так запросто разрешают на их земле хозяйничать другим?

— Они "отдали" только прибрежные горы, запретив углубляться в леса. Не скажу, что попыток не было. Но об этом они не спешат рассказывать...

— Но ты откуда-то знаешь? — усмехнулась Риана.

— Не забывай, что я тут был лет семь назад. — Лекамир серьёзно глянул на неё. — И об этом мне рассказали сами местные. Хотя они поначалу вообще подумали, что я очередной разведчик, который хочет посягнуть на их территорию. Мне многого стоило заверить их, что я всего лишь путешественник. Но, конечно, окончательно убедило их доверять мне то, что я одолел того зверюгу, который поедал местных жителей.

— Это ты о том подвиге, за который тебе Зику подарили.

Лекамир нахмурился.

— Мне не нравится слово "подарили", но да. После того случая она осталась со мной. Семь лет прошло... Ну надо же...

Риана улыбнулась и, оглядевшись, заметила его сестру, которая нервно оглядывалась по сторонам и, казалось, была совсем не рада тому, что вернулась в родные земли. Её нервозность была жрице не очень понятна.

— Здесь есть какая-нибудь таверна? — спросил Эгрант, когда рыцарь со жрицей поравнялись с ним.

— Это не город и даже не деревушка, — сказал Лекамир, — а рабочий посёлок. Здесь только бараки. Хотя я не знаю, может, и изменилось что за эти годы.

— Лекамир, я не хочу опять идти туда, — тихо прошептала Зика и испуганно глянула в сторону посёлка.

— Не волнуйся Зика, мы разобьём небольшой лагерь рядышком.

— Что-то не так? — спросила Риана.

— Ну, скажем, — замялся Лекамир, — когда мы здесь останавливались в прошлый раз, был один неприятный случай. Горняки здешние совсем одичали, изголодались по женской ласке и отвыкли общаться с порядочными людьми. Потому, любую женщину принимают за шлюху и ведут себя соответствующим образом. В общем, была потасовка, кое-кому пришлось кулаками объяснять, что не стоит хватать девочку и тащить куда-то, куда она не хочет.

Зика во время рассказа задрожала от возникших ужасных воспоминаний. Лекамир погладил её по голове, успокаивая, но продолжал смотреть на Риану.

— Так что мы не пойдём в посёлок, и тебе, Риана, лучше остаться с нами. Как я говорил, женщинам там опасно.

— Ты же знаешь, уж кто-кто, а я могу за себя постоять. — Она улыбнулась. — Но я, пожалуй, соглашусь с тобой. К тому же, в незнакомом месте лучше держаться рядом.

Она повернулась к их союзнику.

— Эгрант?

— Конечно, почему нет. Я с вами.

Лекамир вдруг напрягся.

— А где этот помешанный?

— Аккес ушёл самым первым. — Эгрант махнул куда-то в сторону леса. — Решил разведать территорию. Позже он нас найдёт.

— Может, нам повезёт, и его пристрелят островитяне? — пробубнил Лекамир и, подхватив несколько дорожных мешков, направился к посёлку.

— Я бы не стал на это рассчитывать, — сказал с улыбкой Эгрант, который, конечно, всё расслышал. — Я бы даже поставил на то, что островитяне его даже не заметят.

Небольшой лагерь они разбили достаточно далеко от посёлка, чтобы никто к ним не наведывался, и достаточно близко, чтобы можно было самим, в случае необходимости, туда добраться. После чего перед Лекамиром встала тяжёлая дилемма. К горнякам необходимо было сходить хотя бы для того, чтобы запастись провизией в дорогу, но он не мог взять с собой Зику, так как та категорически отказывалась идти, и оставить он её не мог, учитывая, что Аккес мог появиться в любую минуту. Что бы там кто ни говорил, а рыцарь ему не доверял и никогда доверять не будет. И только после того, как Риана многократно пообещала постоянно находиться рядом с Зикой, он всё же решился и пошёл один.

В самом же посёлке ничего особенно не поменялось. Все те же постройки, только более потрёпанные временем. Большая крытая кухня, в которой стряпухи неизменно что-то готовили. Народу почти не было, но это не удивительно. Половина на работах, другая половина отсыпается. Хотя можно было заметить пару фигур бегущих по своим делам.

Но ему не было ни до кого дела и потому он, зайдя на кухню, без труда закупил провизии и почти бегом вернулся обратно, так как всё то время, что он отсутствовал, сердце его было не на месте. К его возвращению уже был разведён костёр и даже приготовлены места для ночёвки.

Вскоре в их маленьком лагере появился и Аккес, неся за плечом две тушки зайцев, которые стараниями Зики быстро стали ужином.

Это была первая совместная ночь на открытом воздухе. Атмосфера в лагере была несколько напряжённой. Центром этого, конечно же, был Лекамир, который не спускал глаз с генералов Дракона. Хотя тем, казалось, не было до этого никакого дела. Эгрант по-прежнему лишь улыбался и легко беседовал с Рианой, а Аккес сразу после еды опять ушёл в лес, что было ещё хуже, так как рыцарь теперь и вовсе не знал, с какой стороны ожидать опасности. Он по-прежнему отказывался верить, что они полноправные союзники и ожидал подвоха в любой момент.

Зика тоже никак не могла уснуть. Вся зажатая она неподвижно лежала на месте и смотрела перед собой, напрягаясь ещё сильнее от каждого постороннего звука.

Риана до глубокой ночи сидела с упрямым Лекамиром, который отказывался идти спать. Но, в конце концов, прилегла рядом с девушкой, надеясь, что её компания ту немного успокоит.

— Что тебя так тревожит, Зика? — спросила жрица, когда она в очередной раз прижалась к ней. — Никто здесь не причинит тебе вреда и не позволит, чтобы кто-то другой причинил.

— Я знаю... — тихо прошептала она.

— Тебя пугают те рабочие из посёлка?

Зика лежала и молчала. Ей не хотелось вспоминать, как в прошлый раз грязные потные мужики тянули к ней руки, пытаясь ухватить за ещё едва появившуюся грудь. Как от них смердело не только потом, но и испражнениями, вперемешку с перегаром от выпивки. Её чуть не вырвало тогда. Да и сейчас от одного воспоминания замутило.

— Я боялась, что он оставит меня там... — тихо сказала она.

— Кто? Лекамир? — удивилась Риана. Зика словно маленькая девочка лежала, уткнувшись ей в плечо, и говорила так тихо, словно боялась сама себя услышать.

— Я ведь видела, что он не хотел меня. Я была обузой. А тут вдруг я кому-то понадобилась... я боялась, что он просто уйдёт...

Она заплакала ещё сильнее, прижавшись к Риане, а та, словно чувствуя её боль, обняла девушку, пытаясь успокоить.

— Мне тогда оставалось бы только умереть.

— А вернуться? Может, ты могла бы тогда вернуться обратно к своим?

— Не могла. Они бы меня сами высекли и убили. Никто бы не поверил, что Лекамир просто так оставил меня. Получить ассану, пусть даже такую, как я, всегда честь и большая награда. Количество ассан — это богатство. Никто добровольно от них не отказывается.

— Что значит "ассана"?

— Тот, кто лишается воли, и тот, у кого единственный смысл жизни — следовать за волей другого.

— Как же ты стала такой ассаной? Это наказание какое-то?

— Чаще всего именно так. Но ассанами становятся и те, кто не может самостоятельно выжить. Все должны делать что-то для племени, чтобы заслужить право свободной воли. Дети этого не могут, поэтому о них заботятся родители, пока те не вырастают. Мои родители погибли от Ашшарта, когда мне было пять лет. Потом пришёл Лекамир и победил Ашшарта. И тогда было решено подарить ему меня.

— И только потому, что погибли родители, тебя сделали рабыней? Неужели у вас никто не мог позаботиться о сироте?

— Не рабыней, ассаной. Конечно, поначалу о нас заботились, но я была бесполезной, в отличие от моего брата. Отец успел научить его охотиться, и он стал добывать мясо на пропитание. Его приняли, и он стал членом племени. А я ничего не умела, была даже мала для того, чтобы согревать чью-то постель.

— Подожди. У тебя есть брат?

— Да. Его зовут Ошшур. Он на пять лет старше меня.

— И он что, не мог о тебе позаботиться? О родной сестре?

— Он заботился. Первое время он делился со мной мясом. Но потом всё реже и реже. Мне едва удавалось найти какую-нибудь еду. Иногда меня звали помогать и кормили. Но чаще всего никому не было до меня дела. А Ошшур и вовсе перестал меня замечать. В конце концов, стать ассаной — не такая плохая участь. Хотя бы с голоду не дадут умереть.

— Нелегко тебе было, — грустно вздохнула Риана, поглаживая девушку по голове.

— Но потом пришёл Лекамир, и меня подарили ему. Племя, конечно, было радо от меня избавиться, ведь даже как ассана я не приносила много пользы. И я даже была немного рада уйти оттуда. Но когда мы пришли сюда, и я вдруг подумала, что Лекамир бросит меня...

Риана крепче прижала девушку к себе.

— Тихо-тихо. Всё обошлось, он тебя не бросил. Посмотри на него сейчас: Лекамир тебя охраняет так, будто ты действительно его настоящая сестра.

Зика кивнула и расплакалась.

— Не бойся. Никто больше не причинит тебе боли. Теперь у тебя есть Лекамир. А ещё я.

Так они обе, обнявшись, и заснули. А Лекамир позже прикрыл их своим тёплым плащом. Он сидел недалеко и невольно слышал их разговор. Историю Зики он и до этого знал, разве что не в таких подробностях. Она не любила вспоминать свою жизнь на островах. Но он не знал, что у неё есть живой брат, который так запросто отказался от родной крови. Он ещё тогда заметил, что в племени девочек значительно больше мальчиков, во многом из-за того, что мужчины старались одолеть того самого монстра, которого местные называла Ашшарт. А ему просто навязали одну из девочек, чтобы не заботиться ещё и о ней. Он только потом узнал, что Зика сирота.

Рыцарь, посмотрев на небо, глубоко вздохнул.

У всех свои правила и законы. Бывали и более страшные обычаи, где таких, как Зика — маленьких, беспомощных и бесполезных, — просто убивали. Без жалости и сожалений. Однако всё равно, слышать все это было противно.

Он, конечно, не мог позволить ей остаться в бараках в качестве подстилки горнякам, какой бы обузой она ни была. Но всё же был момент, когда Лекамир хотел оставить девочку в одной из деревень. Думал, что ей там будет лучше, чем бродить с ним испытывая удачу. Рыцарь рассказывал Риане об этом случае, о том, как Зика бежала за ним вся зарёванная, но он умолчал о том, чего до сих пор стыдится. О том, какое облегчение испытал, оставив её, и какое раздражение, когда пришлось опять взять её с собой. Теперь он понимал, что маленькая девочка боялась, что вся история повторится... Возможно, ей действительно было бы лучше с теми простыми людьми, чем с ним, но теперь Лекамир был даже рад, что Зика осталась рядом. Ведь она с тех пор стала самым близким ему человеком. И рыцарь был готов любого, кто посмеет её обидеть, разорвать на куски.

И всё-таки зря он взял её с собой в это путешествие. А ведь думал, что ей будет приятно побывать в родных местах...

 

 

Утро было на удивление лёгким. Лекамир хоть почти и не спал, не считая лёгкой дремоты время от времени, чувствовал себя вполне бодрым. Зика после ночной исповеди даже повеселела и хлопотала над завтраком с неизменной улыбкой на лице. Даже Аккес вернулся в лагерь и сел немного в стороне в поле зрения и выглядел вполне безопасным.

— Не знаю, насколько точны мои карты, — говорил Эгрант, показывая Риане какой-то свиток, — но по моим подсчётам, талисман находится где-то в центре острова.

— С чего такая уверенность? — спросила Риана, рассматривая эти схематичные рисунки.

— Уверенности нет. Только предположение. Этот амулет, как и многие другие, был перенесён со своего исконного места. Так что у нас не самая лёгкая задача. Думаю, лучше всего отправиться в леса к ближайшим жителям и расспросить о нём.

— И как же вы собирались искать самостоятельно, если даже понятия не имеете, где он? — не удержался от вопроса Лекамир.

— Ну, начать в любом случае лучше с расспросов. — Эгрант посмотрел на него.

— Вы ведь в курсе, что на островах изъясняются совсем по-другому? Вместо слов у них странные звуки, похожие на слова, но совершенно не понятные. У них всё звучит совершенно не так.

— Да, мы в курсе. Это называется "другой язык". Это как иметь всему своё собственное название.

— И на что же вы рассчитывали? На пальцах объяснять? Сомневаюсь, что вы знаете "их собственные названия".

— Я знаю, — послышался тихий, но чёткий голос со стороны.

Все повернулись к Аккесу, который продолжал всё так же отчуждённо строгать какую-то палку.

— Он знает, — запросто повторил Эгрант, как будто это было само собой разумеющимся.

— О, неужели, — съязвил Лекамир. — Откуда же, мне интересно? Или это тоже от самого беспощадного и всесильного короля Дракона?

— Вообще-то, ты не единственный, кто был на этих островах, — сказал Аккес и повернулся к нему.

— Только не говори, дикарь, что ты тут уже бывал.

— Я — нет. Но встречал того, кто бывал. И научился языку от него. Возможно, я не так уж хорошо его знаю, но для начала хватит.

— У Аккеса талант к языкам, хотя, конечно, в этом мире, где их всего три, этот талант бесполезен, — усмехнулся Эгрант, продолжая копаться в своих свитках. — Он вообще быстро всему учится. Ну... почти всему.

— Только не начинай, — нахмурился Аккес, скосившись в его сторону.

— О чём вы? — удивилась Риана, поглядывая то на одного, то на другого.

— Я о том, что магия ему никак не поддаётся.

— Вот ещё магии тут не хватало, — пробубнил себе под нос Лекамир. Мысль о том, что этот кровожадный монстр вдобавок умел бы колдовать, холодком прошлась по его спине.

— Может, хватит уже причитать о моей бездарности в магии?

— Но истинная магия...

— Я сказал — хватит!

 Аккес пронзил друга недовольным взглядом, который вполне можно было принять за враждебный, если бы не Эгрант, который просто улыбался ему в ответ.

— Всё-всё, замолкаю. — Он приподнял руки.

Риана, не замечая этого странного переглядывания, задумчиво спросила:

— Я не очень хорошо в этом разбираюсь, но разве магией не может овладеть любой, кто хочет?

— Только не классической, — тут же подхватил Эгрант. — Здесь нужен дар, поэтому магов так мало. Ты же должна знать, что каждый вид магии имеет своё отличие и особенность. В мирах элементальной магии надо найти источник и впитать силу стихии. В шаманизме нужно знать все тонкости обрядов. А с магией мысли просто иметь сильную волю, которую в свою очередь может развить любой.

— А в нашем мире, значит, первая, которая классическая, и тут нужно родиться магом, так? — спросил Лекамир. Хотя эти два генерала ему не нравились, он признавал, что каким-то образом они знали гораздо больше даже старцев-мудрецов.

— Да. Так принято считать. Но сейчас у нас нет времени на длинные объяснения, — уклончиво ответил Эгрант, убирая в сумки свои свитки. — Я думаю, мы пока пойдём в сторону первого отмеченного поселения местных жителей.

— Давайте завтракать, — послышался звонкий голос Зики, и Эгрант, отложив сумку, поспешил к огню, где уже чувствовался аппетитный запах еды.

Все разговоры были отложены. Каждый, даже Риана, с удовольствием наслаждался похлёбкой с копчёностями, которую приготовила Зика. Лекамир не без гордости смотрел на неё. За время их походов ей удавалось соорудить чудесный ужин буквально из ничего. И, похоже, её навыки не пропали за то время, что она отсиживалась в замке.

После завтрака все стали быстро собирать вещи, готовясь к долгому и наверняка сложному пути.

Эгрант подошёл к Аккесу, который стоял неподалёку и тревожно всматривался в заросли.

— Ты что-нибудь полезное разузнал, пока бродил по лесу? — спросил Эгрант.

— Поблизости минимум две группы местных. Я несколько раз натыкался то на одних, то на других. А сегодня утром увидел сражение, — сказал тот, не отводя своих внимательных глаз от теней среди деревьев.

— Здесь поблизости два племени, и они действительно не дружат между собой, — сказал Лекамир, слыша их разговор.

Аккес окинул его небрежным взглядом и опять отвернулся к лесу.

Риана, которая рядом проверяла своё оружие, прикрепляя ножны на пояс, задумчиво спросила у рыцаря:

— Кто-нибудь из них может нам помочь?

— Не думаю, — сказал тот, оборачиваясь. — Эй, Зика, подойди, будь добра.

Девушка удивлённо вскинула голову и, отложив плед, который складывала в дорожную сумку, пошла к нему.

— Расскажи про близнецовые племена. Ты о них больше знаешь.

— О! — Она со смущением заметила, как все внимательно на неё посмотрели. Было видно, что даже Аккес прислушивается, хотя и стоял, отвернувшись к лесу. — Это два племени Ацоодис и Оллушон. Они живут на краю леса и охраняют наши края от посторонних людей. Ацоодис находится там, ближе к горам. — Она указала к шахтёрским посёлкам, но чуть в сторону. — Они следят за тем, чтобы люди, которые там живут, не заходили глубже положенного. А Оллушон находится ближе к берегам и следит за остальной территорией. Наверняка их разведчики нас уже обнаружили. Оба эти племени очень агрессивны и враждебны. Нередко нападают друг на друга, но серьёзных войн не было... По крайней мере, пока я не уехала. Что было в последние несколько лет, я не знаю.

— Возможно ли как-нибудь с ними договориться?

— Сомневаюсь в этом, — сказал Лекамир, покрутив головой. — Мне в прошлый раз пришлось сидеть у шахтёров почти три месяца, прежде чем удалось найти способ попасть вглубь леса. Один плюс, я хоть научился немного понимать их тарабарщину.

— И как же тебе удалось пройти? — спросила Риана.

— Я воспользовался моментом. Когда эти дикари в очередной раз начали свою войну между племенами, то настолько увлеклись этим, что перестали наблюдать за лесом. Этим я и воспользовался, пройдя по краю леса незамеченным. Обратно этот трюк уже не сработал. Нас с Зикой спасло только то, что мы покидали лес. Думаю, они больше не повторят той ошибки. Тем более, как я понял, времени у нас не особо много.

— Это верно. Что же нам делать теперь?

— Прорываться, — решительно сказал Аккес.

— Нельзя их убивать! — воскликнула Зика, после чего, испугавшись собственного крика, зажала рот. Когда же всё внимание обратилось к ней, девушка, заикаясь и краснея, продолжила: — Они наши защитники... если они умрут... некому будет охранять.

Зика замялась и нахмурилась. Осознание того, что она до сих пор считает себя частью островных племён, не очень ей понравилось. А ведь она даже возвращаться сюда не хотела.

— Не обязательно ведь их убивать, — задумалась Риана. — Можно попробовать пройти мирно. Теперь-то мы сможем сразу им объяснить, что пришли на время.

— Они не будут слушать. — Рыцарь нахмурился. — Нападут тут же. Даже то, что ты жрица, не поможет. Сомневаюсь, что они тут вообще слышали о жрицах. Надо найти способ пройти так, чтобы они нас не заметили.

— Возле гор идти не стоит, поэтому мы можем отправиться этим путём, ближе к берегу, — сказал Аккес. — Местность в тех местах холмистая, а деревья густые. Есть хороший шанс затеряться.

— Но именно там и находится племя Олужон. — Лекамир покосился на него.

— Как раз поэтому нам лучше идти именно там. Я наблюдал за их разведчиками. Они, в основном, расположены у края леса и в центре. Видимо, стерегут и границу между племенами. Именно там я и видел их стычку. Поэтому нам надо пойти достаточно близко к поселению, чтобы не было необходимости отправлять туда разведчиков, но достаточно далеко, чтобы остальные жители нас не заметили.

— Нас заметят в любом случае.

— Не заметят. Я буду их отвлекать.

— Каким это образом? — недоверчиво спросил, скривившись, Лекамир. — Не буду говорить, что меня это как-либо расстроит, но тебя убьют прежде, чем ты что-то заметишь. Всё твоё хвалёное мастерство тебе не поможет, если тебе пустят дротик в глаз.

Аккес медленно повернулся к рыцарю.

— Лес — не то место, где меня можно застать врасплох, — произнёс он с каменным лицом, что только больше разозлило Лекамира. — Я родился и вырос в лесах.

— Оно и видно. Дикий варвар.

— Ты, дубоголовый, как будто специально добиваешься... — Аккес холодно посмотрел ему прямо в глаза.

Лекамир, даже будучи первым рыцарем королевства, почувствовал некое неудобство от этого пронзительного взгляда, но уступать не собирался. Нахмурившись, он с вызовом спросил:

— Чего добиваюсь?

— Чтобы я тебя поскорее убил.

Аккес продолжал спокойно, даже равнодушно, смотреть, но было видно, что он не шутит. Неприятное предчувствие пробежало у рыцаря холодком по спине. В очередной раз он убедился, что с этим дикарём надо быть настороже. Тем не менее, он постарался беззаботно улыбнуться и вести себя непринуждённо.

— Никто и не сомневался, что ты кровожадный монстр. Да покажите мне хоть одного, кого ты не хочешь или не пытался убить.

— Вспоминай об этом почаще. Тем более, когда опять захочешь что-то мне сказать, железяка.

И, развернувшись, он отошёл в сторону и занялся своим снаряжением.

Лекамир проводил его тяжёлым взглядом, а потом раздражённо повернулся к Эгранту:

— И как вы только с ним уживаетесь?

На что Эгрант поднял руку и большим пальцем ткнул себе в грудь. Заметив непонимающий взгляд рыцаря, он улыбнулся и пояснил:

— Ты просил показать. Я показал.

Закатив глаза, Лекамир взял Зику за руку и отвёл подальше в сторону, решив не спускать с неё глаз. Эти двое хоть и разные, как день и ночь, похоже, отлично спелись, а значит, ничего хорошего от них обоих ожидать не стоит.

Риана старательно прятала улыбку, наблюдая всю эту сцену. Но когда она вновь повернулась к Аккесу, то заметила, что он снимает ножны со своими клинками и сворачивает их вместе с оружием в какую-то ткань, убирая в сумку. После чего начал откреплять наплечник, также убирая его прочь.

— Что он делает? — спросила она Эгранта.

Глянув на друга, он пояснил:

— Убирает оружие, как видишь. Ему так проще, особенно если нужно много двигаться или скрываться, — после чего насупился. — А значит, его мечи придётся тащить мне.

Эгрант грустно выдохнул, похоже, расстроившись, что придётся нести дополнительный груз. Риана же осторожно подошла к самому Аккесу. Она ещё немного опасалась того, что он может напасть, хотя в последнее время, как ей казалось, даже внимания на неё не обращает.

— Ты собираешься идти туда без оружия? — спросила жрица, глядя на то, как Аккес пристёгивает кожаный ремень к правой ноге чуть выше колена.

Аккес медленно выпрямился и посмотрел на девушку. На её лице он увидел удивление и даже некоторое беспокойство, что его даже немного позабавило.

Риана, стараясь не замечать его каменное лицо и пристальный взгляд, от которого внутри всё похолодело, сосредоточилась на своих словах.

— Ты же собираешься отвлекать местных жителей и должен понимать, как это опасно. Ведь они будут вооружены и наверняка попытаются тебя убить. А ты снял всю броню и оружие. Как ты будешь себя защищать теперь?

Она укоризненно кивнула на дорожный мешок, куда он складывал свои вещи.

Его же лицо оставалось совершенно бесстрастным, безо всякого намёка на какую-либо эмоцию. Ничего не отразилось на нём даже тогда, когда в его руке непонятно откуда появился кинжал длинной в локоть. Аккес демонстративно перекрутил клинок между пальцами, привлекая к нему внимание, после этого засунул его в ножны, которыми и оказались кожаные ремешки на ноге.

Видя её искреннее, почти детское изумление, он всё же не удержался от небольшой усмешки. Однако, так ничего и не сказав, развернулся и стремительно побежал прямо к лесу. И всего за пару мгновений он полностью затерялся в густой растительности.

Риана только растерянно смотрела ему вслед. Она по-прежнему считала, что Аккес поступает глупо, идя на враждебную территорию с одним единственным кинжалом. Но жрица верила, что он знает, что делает.

— Я хочу тебя поблагодарить, — услышала она голос Эгранта, который подошёл к ней. Он нагнулся и поднял оставленную сумку, вешая её себе на плечо.

— За что? — удивилась она.

— За него, — ответил Эгрант, кивая в сторону леса. — Ты ведь заметила, что он не надевал маску с тех пор, как мы начали путешествие на корабле. И даже сейчас не взял её с собой. Хотя её устрашающие свойства ему бы пригодились.

— А я тут причём? — всё ещё не понимала Риана.

Эгрант усмехнулся, покачивая головой, как бы поражаясь её недогадливости.

— А из-за кого он её снял там на дороге? Пусть и против воли.

— Он что, до этого её не снимал? — удивилась она.

— Не при посторонних. Это ведь не просто боевая маска. Ты должна это понимать. — Он пытливо посмотрел на неё. — Он считает её оружием, но на самом деле это щит.

— Щит? — удивилась она, но потом осознала: — Он пытается скрыть свои отличительные черты, то есть происхождение?

— Отчасти так. — Эгрант задумчиво кивнул. — Но дело не только во внешности. Он прячется от самого себя, от настоящего себя...

Эгрант посмотрел на Риану, которая внимательно его слушала, и улыбнулся.

— Когда человек осмеливается взглянуть в лицо самому себе и своим страхам... Именно тогда он становится по-настоящему сильным. Я благодарю тебя за то влияние, которое ты волей или неволей оказала. Этот дуралей продолжает злиться, ещё не понимая всего этого, — вздохнул Эгрант. — Ох... вроде умный, способный... Для этого мира — так вообще на редкость образованный. Знаешь, ведь я не шутил, когда говорил о его способности к языкам. Он может говорить на девяти, а писать на четырёх.

— Ох, ничего себе, — удивилась Риана.

— Вот и я о чём. Мозги варят, а ведёт себя иногда как... Ох...

Он удручёно опустил голову.

— Не притворяйся разочарованным, — улыбнулась Риана, наблюдая за тем, как на лице Эгранта появляется хитрая улыбка. — Я же вижу, насколько вы к нему привязаны. И ты конкретно.

— И всё равно он дуралей, — сказал Эгрант, широко улыбнувшись.

Смех Рианы прервал оклик Лекамира:

— Эй, нам пора выдвигаться.

Обернувшись, оба заметили, что сумки собраны, упакованы и самые большие из них уже взвалил себе на плечи сам рыцарь.

— Ох, я помогу, — тут же воскликнула Риана и, подбегая, схватила связку одеял и котелок, а подумав, подхватила ещё и одну из сумок с продуктами. В этот момент она даже немного позавидовала Аккесу, который, в отличие от них, будет двигаться налегке. Но выбора не было. У них и так старались многого не брать.

— Итак, — начал Лекамир, когда все были полностью готовы двигаться в путь. — Несмотря на старания нашего "друга"... которого, уж не обижайтесь, я бы предпочёл увидеть мёртвым за первым же холмом, нас всё ещё может ожидать опасность. Следовательно, я иду первым, чтобы...

— Может, давай лучшее я? — тут же перебила его Риана. — У меня меньше вещей. И мне проще будет сражаться, да и...

— Нет, Риана. — Лекамир непреклонно посмотрел на неё. — Первым пойду я. Я, конечно, не наделён божественной силой, но тоже вполне способен сражаться. К тому же, кроме Зики, только я бывал в этих местах, а её я первой не пущу ни при каких обстоятельствах. После меня пойдёт Эгрант, потом Зика, а ты замыкающая. И если уж на нас нападут со спины, ты будешь очень кстати.

— Я понимаю, — слегка расстроилась жрица.

— А вы, сэр рыцарь, настоящий командир и лидер. — Эгрант улыбнулся, поправляя на своём плече дорожный мешок.

— В моём подчинении целый полк воинов, поневоле таким станешь, — отмахнулся Лекамир и двинулся к лесу.

— Ну, это как посмотреть, — себе под нос сказал Эгрант и последовал за ним.

— Что вы хотите этим сказать? — тихо переспросила Зика, которая шла за ним и потому его услышала.

Эгрант улыбнулся девушке и так же тихо прошептал в ответ:

— Только то, что тебе повезло с ним.

Глаза Зики засияли от гордости и немного от смущения. Хотя ей и не требовались никакие подтверждения того, что Лекамир — лучшее, что она встречала в своей жизни. Она и так ради него была готова на всё.

 

 

Когда все четверо зашли в лес, то начали осторожно продвигаться в том направлении, о котором условились. Хотя Лекамир не раз повторял, что они все сошли с ума, решившись на такой рискованный план.

Продираясь через заросли, он то и дело останавливался, чтобы как следует осмотреться. И дело не только в возможной засаде и враждебных островитянах. Леса сами по себе были местом полным опасностей. Ядовитые растения, дикие животные, ямы и обрывы, в которых легко поломать ноги. Лекамиру приходилось высматривать и обходить опасные места стороной, хотя даже такие предосторожности не всегда помогали. Например, Риана, хоть и шла замыкающей, зазевавшись, всё-таки умудрилась свалиться в обрыв.

— И как тебя угораздило? — раздражённо спросил рыцарь, вытаскивая девушку наверх.

— Засмотрелась на бабочку, — хихикнула жрица, стараясь скрыть своё смущение. — Такая большая и красивая...

— Я буду тебе благодарен, Риана, если ты будешь любоваться бабочками в другое время. Не тогда, когда мы пытаемся скрыться от опасных дикарей, — сказал хмуро Лекамир и, убедившись, что она цела, продолжил путь.

И жрица грустно вдохнула и тоже заняла своё место в конце группы. Она понимала, что Лекамир прав. Разглядывать окрестности и придаваться мечтам сейчас не самое лучшее время.

Это было удивительно, но пока они пробирались сквозь лес, им не повстречалось ни одно животное или человек. Сколько бы Лекамир ни старался, ему не удавалось разглядеть хоть кого-то.

— Лес как будто вымер, — сказал он, в очередной раз, рассматривая открывшуюся им поляну.

— Или всё проще, — улыбнулся Эгрант, — кое-кто старается расчистить нам дорогу.

Лекамир недовольно нахмурился, ему не хотелось оставаться в долгу перед этим варваром. Эгрант же просто шёл и улыбался сам себе. Он точно знал, что Аккес где-то поблизости. Уж кто-кто, а он понимал, что вполне может пройти рядом с этим "дитём леса" на расстоянии вытянутой руки и не заметить его. У Аккеса были свои таланты и один из них в способности настолько слиться с природой, что найти его становилось практически невозможно. И если те же языки давались ему легко, эту способность он упорно тренировал годами.

Всего полдня пути — и они вымотались так, что едва передвигали ноги. Даже Риана, которая с каждым днём всё больше ощущала своё смертное тело, тихо шла в конце, экономя силы. Только Лекамир, не обращая внимания на ноющие мышцы, чувствовал прилив счастья.

Поход, природа и приключения. Он так скучал по всему этому. И хотя он уже не был зелёным юнцом, который мог бы за пару часов преодолеть весь этот путь, на который они потратили в разы больше времени, он всё равно был воодушевлён. Он всё больше и больше склонялся к мысли, что когда всё это закончится, он сделает всё, чтобы избавиться от службы во дворце, и вновь отправиться в путешествие. К тому же, Риана не раз повторяла, что как жрица чувствует потребность много путешествовать по миру. И это и отличный повод, и возможность наконец вернуться к тому, к чему он всегда стремился.

Его радостные предвкушения прервались, когда, преодолев очередной холм, они заметили следы, говорящие о присутствии человека. Сломанная ветка, примятая трава, сложенные прутья, а где-то обобранные кусты ягод. Какое-то время назад здесь были люди.

— Мы уже близко, — тихо сказал Лекамир, — старайтесь не шуметь.

Стремясь обойти те места, где было больше всего следов, Лекамир тихо шагал, нервно придерживая меч. Он ещё с прошлого своего путешествия помнил, насколько агрессивными могут быть местные жители.

Но даже он, хоть и старался быть внимательным, весьма удивился, когда неожиданно из кустов, прямо ему навстречу, вынырнул мальчишка лет восьми. Чумазый и с запачканным чем-то красновато-синим лицом. Мальчишка испугался не меньше его и замер, пока из тех же кустов к нему не вылезла девочка чуть постарше. Скорее всего, сестра. В руках она сжимала плетёную корзину, полную ягод. Девчонка тоже уставилась во все глаза на рыцаря.

Несколько секунд прошли в гробовом молчании. И когда из-за его спины выглянул Эгрант, чтобы понять, что так затормозило рыцаря, девчонка словно вышла из оцепенения и заверещала на весь лес.

Лекамир от неожиданности отшатнулся, чуть не сбив Эгранта с ног. Девчонка же, кинув корзину, схватила брата за руку и бросилась бежать.

— Явись мне Многоликий, — выругался Лекамир. — Быстро! Все бежим, пока сюда не нагрянули воины.

Четвёрка вместе с Зикой и Рианой, которые толком не поняли, что произошло, резко побежали вперёд. Даже усталость забылась и неожиданно открылось второе дыхание. Только вот ненадолго. Всё-таки тяжёлые вещи на плечах и незнакомая местность только мешали.

Первой не выдержала Зика. Споткнувшись, она упала прямо на землю, оцарапав руку до крови.

Сдерживая рыдания, она пыталась подняться. Риана мгновенно подхватила её, помогая встать на ноги.

Лекамир, заметив заминку, тоже остановился. И, прислушавшись, услышал вдалеке шум, треск веток и крики от преследователей. Стараясь двигаться быстрее, они только оставляли множество следов, которые не заметит только слепой.

— Что у вас там? — спросил он со сбившимся дыханием.

— Зика упала.

— Я в порядке. Нельзя задерживаться! — Девушка старалась не шевелить рукой в надежде, что рана не опасная. — Они быстрые.

— Там впереди какой-то каньон, нам не пройти, — сказал Эгрант, который пользуясь временной остановкой, постарался осмотреться. Надо выбрать, куда свернуть.

— Двинемся к нему, — задумавшись на секунду, ответил Лекамир. — Если он небольшой, может, удастся пересечь его или спрятаться.

Ещё не договорив, рыцарь подтолкнул девушек, чтобы они шли вперёд. Теперь он шёл последним, постоянно оглядываясь, чтобы понять, насколько преследователи успели их догнать. К его сожалению, те двигались так, словно бежали по прямой, не встречая никаких препятствий. Они едва успели достигнуть края каньона, как первое копьё воткнулось в землю позади них.

Резко развернувшись, Лекамир скинул ношу, готовясь принять бой. Бежать уже не было смысла. Спрятаться они не успеют, а если будут спускаться вниз, то их закидают насмерть. Если они вообще выживут после такого спуска. Мельком глянув вниз, он заметил, что каньон слишком глубокий, а дно прикрывали кроны деревьев. Так что ещё неясно, где именно безопасней.

Заметив, что рыцарь остановился, Эгрант вопросительно на него посмотрел.

— Уходите, — крикнул Лекамир. — Я задержу их.

— Нет! — тут же воскликнула Зика. — Я не уйду без тебя.

Однако Эгрант, моментально оценив ситуацию, схватил девушку и потащил вдоль обрыва.

— Я остаюсь, — сказала Риана, подходя к другу.

— Нет! — тут же вскрикнул Лекамир, доставая меч. — Ты иди с ними.

— Я сказала, что остаюсь. — Жрица решительно посмотрела на него. — Обычно я готова соглашаться с твоими командами и решениями, но не проси оставить тебя умирать в одиночестве.

— Лекамир! — кричала Зика, выбиваясь из рук Эгранта, но тот крепко её держал.

Рыцарь нахмурился и старался не оборачиваться на душераздирающий крик. Он знал, что если обернётся, она точно не уйдёт, и тогда обязательно погибнет. Пусть Лекамир и намеревался обойтись без убийств, всё же надеялся, что она простит его, раз он будет спасать свою жизнь. Да и жизнь остальных тоже.

 Первый воин в шкурах с разъярённым лицом тут же появился из-за холма. Он на бегу замахнулся огромной палкой, к которой был прикреплён острый камень.

Лекамир зло наотмашь ударил островитянина так, что тот отлетел в сторону. Со стороны уже показались ещё двое. Риана выхватила свои мечи и опытным взглядом осмотрела поле боя и противников, которые прибывали целой толпой. Пока они с Лекамиром пытались отбиться от первой пятёрки, к ним подоспели ещё пара десятков.

— Да чтоб вас Многоликий заметил, — выругался Лекамир. — Откуда вас столько?

Он был особо сильно зол ещё и потому, что Эгранту с Зикой не удалось уйти, и сейчас они притихли где-то сзади. Ну, хоть не высовываются — и то хорошо.

Риана же ни о чём не думала, она уже вошла в боевое состояние и только старалась не наносить смертельные раны без лишней необходимости. О каких-то разговорах уже не могло быть и речи. Тут её никто уже не будет слушать и всё, что ей оставалось это попытаться переубедить этих людей своим оружием и пролитой кровью...

Потому порхая среди них словно бабочка, она наносила резкие, но не глубоки ранения, которые выводили противников из строя, но враги всё прибывали и прибывали, словно всё поселение бросилось им вдогонку. Хорошо было уже то, что они перестали метать в них копья и стрелы, опасаясь попасть в своих. И хорошо, что не додумались расстрелять ещё на подходе, видимо, решили, что справятся с двумя воинами, один из которых женщина. Лекамир и Риана, хоть и с трудом, давали отпор, не позволяя никому подобраться к товарищам, которые прятались за их спинами.

Риана, полоснув по груди бегущему к ней мужчине, ударила его рукояткой прямо в нос, на время обезвреживая ещё одного. Всё-таки было бы намного проще, если бы они сразу убивали противников. Впрочем, убитые тоже были, но только двое.

Замахиваясь Кереном на очередного нападающего, Риана с удивлением заметила, как в его плечо попало грубо обтёсанное древко стрелы. Зарычав, он пытался её выдрать, но жрица оглушила дикаря, прежде чем тот успел что-то сделать. После чего оглянулась и как раз успела заметить, как прямо с дерева на ближайшего воина прыгнула чёрная тень, сшибая того с ног.

— Как раз вовремя, — пробубнил Лекамир, недовольно скривившись.

Аккес метнулся к следующему мужчине, делая подножку и сбивая того с ног ударом по голове. Риана с удивлением заметила, что он тоже старался без необходимости не убивать. Он носился по полю боя, как тень, с самодельным луком за спиной и с выпачканным в чём-то чёрном лицом.

Отвлекаясь на своих противников, Риана на некоторое время потеряла его из виду. Враги начали пробиваться к краю каньона, где скрывались Зика с Эгрантом. Те, достав оружие, тоже пытались обороняться. Эгрант, закрыв девушку своей спиной, пытался её защитить, как мог, но и Зика, выглядывая из-за него, вполне решительно держала оружие в руках, хотя ещё утром просила не убивать её соплеменников.

Через какое-то время, совершенно непонятно как, Аккес оказался рядом с ними. В этой мешанине было сложно уследить за всем, и когда он попытался оттащить от Эгранта замахнувшегося на него варвара, другой с разбегу и со всей силой врезался в него, повалив на землю. Пытаясь отделаться от него, Аккес сделал кувырок в сторону, но враг не сдавался.

В конце концов, в процессе борьбы оба подкатились слишком близко к обрыву.

— Осторожно! — крикнула Зика, с ужасом наблюдая за всем этим.

Эгрант, который как раз добил того, кто на них нападал, повернулся в сторону обрыва и только успел заметить, как оба, сорвавшись, полетели вниз.

— Нет! — выкрикнул он и побежал туда. Но когда подошёл к краю, то уже никого не было видно. — Нет... нет... нет...

Он упал на колени, всё ещё стараясь рассмотреть хоть что-то сквозь крону деревьев, которые росли на дне каньона.

— Что произошло? — спросил Лекамир, подходя ближе. Они успели перебить или обезвредить почти всех. Остальные же предпочли отступить.

— Нет, — всё ещё поражённо повторял Эгрант.

Зика с широко распахнутыми от недоумения глазами сказала:

— Он упал... туда, — дрожащей рукой она показала в сторону обрыва.

— Аккес? — переспросил Лекамир и посмотрел на Эгранта, который всё ещё сидел у края. — Вот же... Многоликий.

Его мучили угрызения совести из-за того, что когда-то он желал ему смерти. Парень ведь отлично справился со своей задачей, обеспечивая им безопасный путь. Это они опростоволосились. Да и на выручку вовремя пришёл.

— Он же выжил? Так? — дрожащим голосом произнесла Риана, и, взглянув на неё, Лекамир заметил, как побледнело её лицо и задрожали губы.

— Не знаю... — медленно произнёс он, не решаясь сказать прямо, что это почти невозможно.

— Он точно выжил! — вдруг уверенно произнёс Эгрант, поднимаясь. — Я впервые так сильно испугался, что голова отключилась. — Он немного растерянно улыбнулся. — Он не может умереть, иначе Первый сказал бы мне. Он не умер... не умер...

— Ну, раз так, то давайте не будем его здесь ждать и уйдём до того, как местные решатся на очередную атаку.

Лекамиру не очень хотелось сейчас спорить или тем более разрушать чьи-то надежды. Он прекрасно понимал Эгранта, который никак не мог смириться с тем, что потерял друга. Рыцарь и сам не раз в битвах терял хороших людей. Девушки были не менее поражены случившимся, и он решил воспользоваться временным воодушевлением своих спутников и поскорее покинуть это место.

Двигаться теперь придётся с большей осторожностью, ведь никакой поддержки больше не будет, так как Аккес, скорее всего, мёртв. А грустить по этому поводу или радоваться, он решит потом, когда они будут в безопасности.

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям