0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Путь единственной » Отрывок из книги «Путь единственной»

Отрывок из книги «Путь единственной»

Автор: Хант Диана

Исключительными правами на произведение «Путь единственной» обладает автор — Хант Диана Copyright © Хант Диана

Глава 1

В квартире было тихо. Непривычно тихо. Такой бывает тишина только когда дом пуст. Если в нём есть хоть кто-то, пусть даже в настоящий момент он тих, как падающий снег, энергетическая чувствительность демона уловит чьё-то присутствие.

И сейчас его не было.

Как когда-то, в другой жизни, когда он ещё не встретил Мишель и не знал, что жизнь может быть не одним лишь голодом. Что она способна сиять, переливаться, искрить…

Эрам замер в тёмной прихожей, закрыв глаза, всего на миг, предоставив полный контроль демонической сущности.

Нет, не слышно. Тянущаяся, липкая пустота и тишина квартиры была куда хуже, чем в той, прошлой жизни.

Потому что по еле уловимым запахам, следам ауры, даже отголоскам звуков было ясно, что Мишель была здесь. Совсем недавно была.

Вот она ходила из комнаты в комнату. На диване вмятина от её тела… и лёгкий, сводящий с ума аромат продолжает щекотать ноздри, продолжает сводить с ума. На столике — недопитая чашка чая. Надкусанное печенье.

Что заставило его девочку перестать нервно ходить по комнатам, отставить недопитую чашку и покинуть дом даже толком не собравшись?

Эрам чуть не зарычал с досады.

Он знал, что это было.

Не надо было оставлять её одну после рассказа профессора, не надо было! Какой же он, Эрам де Вуд, дурак! Неужели думал, что его девочка, его вкусная конфетка Мими с большим доверчивым сердцем допустит такое?!

Конечно, она ушла сама. В том, в чём была. Не взяла ничего из его подарков, тем более денег, что ему удалось всучить ей под предлогом «обустройства его холостяцкой берлоги»…

В следующую секунду пришла злость.

Глупая девчонка! Наверняка умотала в своё общежитие, как мёдом ей там намазано! Даже не подумала, что это может быть опасно для неё! Его детективы сбились с ног, пытаясь выяснить, кто пытался подставить её! Следователь и охранники, впустившие к ней тогда фурий, с позором изгнанные со службы, упорно молчат. Эрам очень хорошо знает эти выражения лиц: так смотрят те, кому очень хорошо заплатили, и кому, в сущности, всё равно, что будет дальше со службой. Они-то уже в шоколаде. Демон собирался побеседовать с ними по-другому... Не успел.

Рыжее счастье было слишком неожиданным, слишком стремительным… Он, правда, не привык к такому. И сейчас чувствовал себя последним дураком.

Рыжую надо вернуть сию секунду!

Ожидаемо, её линкофон не отвечал на позывные.

Набирая позывные её подружки, русалки, Эрам торопливо направлялся к выходу.

— Эрам? — Заури на том конце линии зевнула. — Всё в порядке?

— Нет, — прорычал демон. — Не всё в порядке! Но будет, когда твоя подружка-марафонщица вернётся домой. Займи её и не говори, что я звонил. Она ведь не думает даже, что ей опасно находится там, где её так подставили!

— Эрам, — голос русалки дрогнул. — Что с Мишель? Вы поссорились? Где…

— А разве она тебе не рассказала? — перебил русалку демон.

— Нет, её здесь нет…

— Если ты так говоришь, только чтобы прикрыть её маленькую задницу, — прорычал демон, но при этом знал: ундина говорит правду.

Он запнулся, словно поперхнулся. Пару секунд хватал ртом воздух.

— Эрам, — тихо позвала Заури. — Эрам, не пугай меня… почему ты молчишь? Что с Мишель?

— С Мишель всё в порядке, — тихим от ярости голосом проговорил инкуб. — А вот кому-то не поздоровится. Я перезвоню.

Русалка продолжала что-то говорить, но демон оборвал связь.

Тяжело перевёл дыхание, а затем медленно приблизился к зеркалу.

Также медленно, словно двигался под водой, подцепил пальцами тонкую цепочку, на которой закачался огненно-жёлтый осколок.

Мишель не взяла его с собой.

Если бы она решила уйти, никогда бы не оставила память о матери.

Значит, она и не думала приносить себя в жертву.

Эта мысль отозвалась тупой болью в сердце, заставила облегчённо, рвано выдохнуть.

Но если это не глупость и не самоуправство рыжей… остаётся одно.

Она покинула квартиру не по своей воле.

Её похитили.

Воздух со свистом ворвался в лёгкие. Эрам рывком надел на шею осколок Мими.

В следующую секунду уже нёсся по лестнице, не в силах дождаться лифта.

С трудом удерживаясь от боевой трансформации, поднял химеру в воздух.

Вот, значит, почему Харлей так быстро отступил, изображая из себя любящего брата!

Сначала вёл себя, как последний болван, при родителях поклялся, что не отступится от Мими, и стоит их контракту закончиться, заберёт её… А стоило узнать, что рыжая девчонка оказалась суккубом, парой высшего демона инкуба, сначала мастерски изображал изумление, а затем… Сердце инкуба! Эрам ему поверил! Пообещал, что не встанет между ними!

Правда, после обещания, что брат прекратит, наконец, цирк с этим кровным контрактом и сделает свою конкубину женой…

Суккубы так редки, встретить одну из них сродни чуду… Было бы подло вставать между братом и его единственной, так сказал Харлей.

Сказал! Да этот демонов ублюдок сказал бы всё, что угодно, ясно, как Ночь Лилит, что Харлей просто заговаривал ему зубы, в то время, как кто-то… Кто-то посмел прийти в его квартиру, пока его нет и увести его девочку! Судя по тому, что все вещи на своих местах, Мишель застали врасплох, она даже не сопротивлялась!

Мысль о том, как Мими бежит по квартире, пытается вызвать его, но пальчики не слушаются, сердечко в груди колотится, как у птички, попавшей в западню… а потом чьи-то грязные лапы касаются её, затыкают рот, забирают линкофон… сажают в мобиль и увозят, была невыносима.

Её похитили из его дома!

Он, Эрам де Вуд, высший демон-инкуб не смог защитить свою женщину!

И так поступил с ним собственный брат!

Он убьёт его.

Осознание этого было ясным, как вспышка. И в то же время спокойным, отрезвляющим.

Он должен убить Харлея, и теперь он точно знает, что сделает это.

Пальцы демона, сжимающего полукруг руля, побледнели. Кожа медленно темнела, из-под неё начинали проглядывать щитки, за спиной то и дело норовили распахнуться огненные крылья.

***

Харлей открыл сразу, хоть Эрам и не думал звонить.

Просто, как всегда, почувствовал приближение брата.

В тот момент, когда распахнул дверь навстречу Эраму, оказался сбитым с ног ударом в челюсть. От неожиданности не устоял на ногах. Оторвавшись от пола, пролетел по коридору и врезался в стену.

С пола рывком поднялся уже огненный демон.

Два черных чудовища, с кожей, испещрённой огненными бороздками, словно потрескавшаяся почва Огненных Земель, с диким, страшным рёвом сошлись в смертоносной схватке.

Гул от ударов, сотрясание стен, содрогание пола…

Еле слышные в эпицентре сражения крики людей и нелюдей, топот десятков ног, бегущих вниз по лестнице.

— Демоны! Демоны! — истошные вопли, пронизанные ужасом.

— Спасайтесь кто может!

— Инкубы!

— Огненные чего-то не поделили!

Эрам бился на какой-то странной границе ярости и хладнокровности. Исступления и отрешённости. Именно в эти мгновения он не чувствовал больше ненависти к брату.

Демон не ненавидел.

Он убивал.

Харлей не защищался.

Он отчаянно цеплялся за жизнь. Еще несколько минут назад ему казалось, что жизнь кончена, и вот, когда смерть, которую он так нахально призывал со дна бокала, пришла за ним, понял, что ошибался. Харлей хотел жить.

К вспышкам ярости, затмевающим всё остальное прибавились вспышки зумов.

Чудовище, что ещё недавно было Эрамом де Вудом, остановилось. Замер и другой демон.

Медленно, как в кошмарном сне (или так показалось ушлому папарацци, у которого на радостях ум за разум зашёл: ещё бы! застать такое! битву демонов! инкубов! братьев де Вуд!!!) огненное чудовище обернулось.

Раздался истошный вопль инферна, в проломленную стену полетел новенький, последней модели зум, а с лестницы раздались торопливые шаги. В воздухе запахло мочой и оба демона поморщились.

Эрам обернулся к брату, недоумевая, почему тот не ударил в спину.

Мими стоит того, чтобы бить за неё в спину.

Харлей стоял, опустив руки, и просто смотрел на него.

В глазах — боль… и смирение?

У высшего демона… смирение в глазах?!

— Где она?! — проревел Эрам.

Харлей не стал оправдываться, запираться, проявлять агрессию. Если вы делили утробу матери, ты всегда знаешь, когда твой близнец врёт.

— Что с ней?! — рёв Харлея звучал столь же внушительно, как у брата.

***

В секунды боевая ипостась сменилась обычной, а дверь в квартиру заперта.

— Что с Мишель? — на Харлея было жалко смотреть. Бледный, на лице ни кровинки. В глазах такая тоска, что представить страшно. Эрам подозревал, что сам выглядит не лучше. — Что с ней?

— Она… пропала? — продолжал допытываться Харлей.

— Не пропала, — выдохнул Эрам. — Её похитили. Украли.

Харлей думал пару секунд, не больше.

— Ты уверен, что не она сама? Она суккуб…

— Уверен!! — рявкнул Эрам.

Пальцы демона сжались на осколке.

— Вот! — протянул он его Харлею. — Она оставила это дома, — отвечая на немой вопрос в глазах брата, пояснил: — Эта вещь досталась ей от матери. Мими очень ей дорожит. Она никогда бы не забыла её, не оставила бы, если бы не собиралась возвращаться.

Последние слова он проговорил в спину брату.

Переступая через обломки мебели и разрушенных стен, Харлей устремился вглубь квартиры. Эрам последовал за братом. Через минуту в него запустили стопкой одежды, прямо с вешалками со сломанными крючками.

Только тогда Эрам заметил, что пока они дрались, внутренний демонический огонь оставил обоих без шмоток.

По дороге к мобилю братья успели поднять на ноги все детективные конторы Вилскувера. Федералов решили не привлекать. Если это похищение с целью выкупа, похитители свяжутся с хозяином пропажи сами. И, конечно, в этом случае, придавать делу огласку — не самая лучшая идея.

Впрочем, Эрам понимал, что идея с похищением ради выкупа настолько дурацкая, что не выдерживает и малейшей критики. За Мишель он отдал бы всё, что у него есть. Но… Объект похищения слишком бесценен, чтобы исчислять его цену в деньгах. Если похитителям известна природа Мими…

У Эрама защипало в глазах.

С каждой минутой шанс найти и вернуть назад свою девочку, таял, как снег по весне.

Через пару часов Эрам ходил по офису брата, как дикий зверь в клетке.

Лучшие детективы — два оборотня, джинна и наги получили задания и щедрые авансы, — и растворились среди огней ночного Вилскувера.

— С кем ты всё пытаешься связаться? — раздражённо спросил Эрам, видя, что Харлей упорно набирает на панели один и тот же номер.

Когда Харлей назвал имя лучшего сыщика Слитсберга, инкуб застыл, как вкопанный.

Как он, Эрам, мог про него забыть? Ведь это именно с его демоновой помощью ушлый братец нашёл Мими в прошлый раз.

— Не отвечает, — Харлей побарабанил пальцами по поверхности стола. — Наведаемся к нему в гостиницу?

Эрам уже шёл к выходу.

Уже в грифоне он спросил:

— Я думал, ты рассчитал его после того, как тот нашёл Мими…

Харлей неопределённо пожал плечами.

— Ты не отпустил его? Почему?

Харлей пробурчал что-то невразумительное, мол, не до того было. Сам же покосился на бардачок мобиля.

Там хранилось главное сокровище демона. И, собственно причина, по которой он до сих пор не отпустил сыщика.

Фотографии. Обычные, глянцевые, на которые удобно смотреть в то время, как трахаешь очередную шлюху. И пространственные, трехмерные. Ими можно любоваться наедине с собой.

Каждую он знает наперечёт. Мишель спускается с крыльца Галдур Магинен, отбрасывает волосы назад, машет русалке. Смеётся, запрокинув рыжую головку, и выбившиеся из причёски локоны задорно скачут по плечам.

А вот она дует на малиновый сбитень, чтобы немного остудить согревающий нутро напиток. Высокий бокал обвязан крохотным шерстяным шарфиком, а ещё из него торчит трубочка и зонтик. Зелёный, как глаза Мишель.

Мишель сидит в информатории, склонившись над панелью… Брови нахмурены, вид серьёзный, полное погружение в учебный процесс… А в следующую секунду оглядывается по сторонам и закусывает губу. Пространственные фото передают слабый, еле заметный отпечаток ауры… И по лицу Мишель, и по огненным пятнам в её радужном ореоле понятно, кто только что написал её на линкофон…

Мишель распахивает над головой зонтик, Мишель кормит с руки воробьёв, Мишель расчёсывает волосы… Мишель смеётся, Мишель грустит… Мишель в центре мира, самое важное, самое прекрасное, что вообще могло случиться с этой проклятой планетой, и с ним, Харлеем де Вудом, сыном проклятой расы… Это чёртово наваждение!!!

Но это единственное, что есть у него, Харлея, и он не расстанется с этим… Ни за что не расстанется.

Сегодня, несколько часов назад, в родительском доме, после того, как пришёл в себя после известия, что принёс брат, Харлей сказал:

— Я не встану между тобой и твоим сердцем, брат. Прости. Я не знал, что она суккуб. Но это всё объясняет. И меняет. Всё.

Только ему известно, чего стоили для него эти слова.

Злые боги подразнили его возможностью обрести сердце, дали попробовать счастье на вкус… И забрали назад. Оставив совсем рядом, в объятиях брата, что было верхом жестокости.

Но никто не отберёт у него мыслей о вкусной рыжей Мишель.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям