0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 3. Путь выбранный (эл. книга) » Отрывок из книги «Четвертая Жрица. Путь выбранный (#3)»

Отрывок из книги «Четвертая Жрица. Путь выбранный (#3)»

Автор: Тюрина Татьяна

Исключительными правами на произведение «Четвертая Жрица. Путь выбранный (#3)» обладает автор — Тюрина Татьяна . Copyright © Тюрина Татьяна

   Аккес зашёл в Белый зал и, обнаружив, что там никого нет, перекинул свою маску за спину. Он по-прежнему носил её, хотя многие уже знали, кто он такой, и в ней не было необходимости. Но в нём, скорее, говорила сила привычки.

   Пройдя через зал, он дошёл до двери, за которой располагался коридор, а в конце него — комната, где находился Дракон. Раз охраны нет, стало быть, с ним Эгрант. Это было хорошо, значит, не придётся его искать. И Аккес не раздумывая направился прямо к Деко.

   Как он и ожидал, Дракон сидел на своём диване, купаясь в лучах света, которые лились через огромное магическое окно на стене. Рядом сидел Эгрант и, задумавшись, смотрел во всё то же окно.

   — Проходи, Аки — сказал хозяин комнаты, улыбаясь гостю. Дракон выглядел значительно лучше с каждым днём, хотя очертания его тела стали вибрировать ещё сильнее. Его фигура словно расслаивалась на глазах. Но в его случае это был хороший признак. Значит, сила к нему возвращается.

   — Ты здесь? — Эгрант тоже, наконец, обернулся к нему.

   — Я знал, что тебе хочется со мной поговорить, потому и пришёл, — сказал Аккес, закрывая за собой дверь. — Только давай сразу разберёмся с нотациями и поучениями.

   Пройдя в комнату, он присел на подлокотник одного из кресел, уперевшись локтем в его спинку, морально готовясь к словесному разносу.

   Эгрант закатил глаза и повернулся к Деко.

   — Следует мне?..

   — Да, так будет вернее.

   Эгрант кивнул и встал, отходя в сторону и оставляя их наедине. Присев в дальнее кресло, он расслабился, устремив пустой взгляд в окно.

   — Это странно каждый раз, — сказал Аккес, наблюдая за ним.

   — Ты желал сказываться со мной, — произнёс Деко, тепло ему улыбаясь.

   — Точнее, я пришёл получить порцию нравоучений сразу, чтобы уже закончить с этим.

   — Отчего ты замыслил, что я буду тебя журить? Из-за девочки?

   Аккес нахмурился, глядя на Деко. От него невозможно ничего скрыть. Не было никаких сомнений, что Дракон знает всё, что произошло или ещё произойдёт...

   Вдруг мысль, словно вспышка, возникла в его голове, и Аккес подозрительно посмотрел на него.

   — Ты знал, не так ли? — сказал он, по-другому переосмысливая все последние события. — С самого начала всё знал!

   Деко не смутился ни на миг.

   — Разумеется. Я осуществил так, дабы это было произошедшим?

   — Ты что?

   Аккес поражённо наблюдал за плывущими чертами Деко. Тот беззаботно улыбался, с нежностью глядя на него.

   — Сделал так, в надежде видеть это правдой. Мои видения.

   Аккес сполз с ручки прямо в кресло, продолжая удивлённо смотреть на того, кто заменил ему отца. Деко всегда старался как можно меньше вмешиваться в дела людей. Эгрант, конечно, исключение, но...

   — Но почему? — спросил он.

   — Я хотел тебе жизнь, мальчик мой. Такую, какую ты сам желал себе. Такую, какую ты определил себе. Но я не хотел, дабы ты губил себя, приняв выбор в период, подталкивающий тебя к самоистязанию. Я хотел дать тебе другой момент для решения. Я старался не давить, но удержать, чтобы ты не упустил его...

   — То есть в этом причина того, что нам вдруг так понадобилась помощь жрицы?

   — Одна из причин. Хотя события воплотились не так, как я определял. Агрессия не предполагалась...

   — Хах... — Аккес нагнулся вперёд, уперевшись локтями в колени, и насмешливо посмотрела на Деко. — Похоже, я в очередной раз смог учудить то, что ты не смог предсказать. У меня явно талант.

   Первородный тепло улыбнулся и, подняв руку, потрепал Аккеса по голове, разметав его распушённые волосы. Рассмеявшись, тот вырвался.

   — Ну, хватит, — сказал он, смешливо и укоризненно посмотрев на Деко. — Я давно уже не маленький.

   — Для таких, как я, сотня лет — что для вас день. Для моего существования, ты ещё младенец.

   — Ну, а для таких, как я, сотня лет — вполне себе почтенный возраст. Так что чуть-чуть уважения, пожалуйста.

   Откинувшись на спинку, Аккес одним движением отбросил длинные волосы назад и сосредоточенно посмотрел на Первородного. Смех в его глазах пропал, но они продолжали светиться задором так, будто он опять стал маленьким мальчиком.

   — Спасибо.

   Дракон, глядя на него, опять расплылся в нежной улыбке и, склонив голову на людской манер, произнёс тёплым, словно солнечный день, голосом:

   — Твоё принятие делает меня счастливым, маленький Аки. И, надеюсь, выбор, что ты сделаешь, будет счастливым и для тебя.

   — Сделаю? — удивился он, но, видя загадочную улыбку, скривился, закатив глаза. — Ну как всегда... Терпеть не могу это в вас. Опять секреты и загадочные предсказания. Уж казалось бы, что ещё скрывать-то?

   — Моих познаний много, и таинств тоже много. Не всё я могу поведывать. Я вещаю только то, что не принесёт вреда. Особенно это затрагивает будущее.

   — Да знаю я... — отмахнулся Аккес. — Ладно. Раз уж никто отчитывать меня не собирается, перейдём к интересному. Пока ты не улетел к своим звёздам, я хочу дослушать историю про войско, выросшее на поле, как пшеница.

   — Легенду или реальные события?

   — А что интересней?

   — И то и другое. По-своему...

   — Ну, тогда начни с той, где в землю сажали зубы.

    

    

   Лекамир напряжённо наблюдал за тем, как его воины тренируются. Кто с учебными манекенами, кто друг с другом. Лязг мечей был слышен из любого уголка двора. Рыцарь отмечал, что многие из его людей улучшили свои навыки. Ошибок стало меньше, а удачных манёвров всё больше.

   Но ничего из этого не радовало его. И он буквально кожей чувствовал, как над его шеей заносился увесистый клинок. С каждой минутой, что протекала мимо, с каждым косым взглядом в его сторону, с каждым вполне невинным вопросом: "А где же жрица?" настроение его становилось всё мрачнее и мрачнее. Поэтому он не был удивлён, когда рядом с ним раздался голос молодого слуги:

   — Сэр Абретис? Его Величество велели Вам явиться к нему в королевский сад.

   Молодой человек удовлетворённо кивнул и пошёл обратно в замок. Лекамир же, провожая его удручённым взглядом, протяжно вздохнул. На сегодняшний день был запланирован большой королевский пикник, поэтому вся знать находилась в садах. То, что король не вызвал его в зал совета, обнадёживало, но всё же не сильно. Его величество наверняка позвал его не для того, чтобы тот присоединился к празднованию.

   Невольно рыцарь уже в сотый раз посмотрел в сторону главных ворот. Шёл уже пятый день, как она уехала. И он нервничал всё больше и больше, боясь самого страшного.

   Неужели этот мерзавец действительно её убил?..

   Мыль об этом холодком прошлась по его телу, и Лекамир бессильно сжал кулаки, хмурясь ещё больше.

   Бросив последний взгляд на своих воинов, рыцарь надел сюртук, который снял перед началом тренировки, и направился на встречу с королём. Он знал, что как бы ни повернулись события, ничем хорошим для него эта встреча не закончится. Но он был готов. По крайней мере, ему удалось сделать всё, чтобы ничто из того, что с ним случится, никак не отразилось на Зике. У неё будет достаточно золота для жизни, такой, какой она сама захочет. Уж что-что, а денег он скопил немало. Учитывая, что сам Лекамир не был прихотлив и мало на тратил.

   Хотя, конечно, он сомневался, что Анаквий решится на какие-то решительные методы, как, например, казнь или темница, но всё же лучше быть готовым к худшему.

   В саду было довольно шумно и весело. Играли музыканты, плясали шуты. Король Анаквий находился, как всегда, в стороне, радуясь, что всё внимание уделено его дочери и её мужу. Когда рыцарь подошёл ближе и склонился в поклоне, король только мельком на него взглянул и продолжил наблюдение за веселящимися придворными. Взгляд его был уставшим и даже несколько раздражённый.

   — Что вам известно про жрицу, Лекамир? — сказал король.

   — Про жрицу, Ваше величество? — рыцарь силился понять, что именно тот имел в виду.

   — Про её исчезновение. — Анаквий вновь глянул на него и нахмурился ещё сильнее. — Насколько я помню, Вам были даны указания всюду её сопровождать. И вот вы здесь, а её уже несколько дней никто не видел.

   — Риана покинула замок в ночь бракосочетания принцессы Олеи. И не разрешила мне её сопровождать, — сказал Лекамир, чувствуя, как каждое слово камнем падает на его плечи.

   К его удивлению, Анаквий не рассердился, более того, он даже в лице не поменялся, только хмыкнул и опять повернулся к толпе веселящийся гостей.

   — Этого стоило ожидать, — проговорил он и подозвал слугу, чтобы тот наполнил кубок в его руках. — Что-нибудь известно о том, куда она поехала?

   Лекамир, который был удивлён поведением короля, нерешительно ответил:

   — На битву с одним из генералов Дракона. Риана дала ему слово — сразиться с ним при полной луне — и намеревалась сдержать обещание. Я хотел её сопровождать, но она не позволила мне.

   Анаквий ещё сильнее поморщился и, отпив из кубка, отдал его обратно слуге.

   — Генерал Аккес, не так ли? Тот, что может одолеть целую армию в одиночку и пожирает внутренности своих врагов, украшая свой дом их черепами?

   Лекамир скривился от такого описания. Хотя ещё совсем недавно он тоже верил всему этому.

   — Я встречался с ним, Ваше Величество. Он отличный воин, но он человек...

   — Как думаешь... — Анаквий развернулся к рыцарю и посмотрел прямо на него. — Кто из них убьёт другого? Жрица, которая стала смертной, или монстр, который породил столько слухов? Не безосновательно, думаю, породил.

   Лекамир сжал челюсти так, что зубы скрипнули. С одной стороны, он верил Риане, с другой, он не доверял Аккесу. Этот варвар никогда никого не слушает и делает только то, что придет в его больную голову.

   — Ты должен был ей просто запретить уезжать, — раздраженно сказал король. — Женщинам можно предоставлять свободу лишь до тех пор, пока она не начинает им угрожать. Жрица или нет, она, прежде всего, молодая девушка. А ты, будучи её женихом, должен о ней заботиться, а не позволять творить всё, что ей вздумается.

   Анаквий, нахмурившись, потёр лоб, сердясь ещё и на самого себя, так как тоже не мог запретить своим дочерям подвергать себя опасности. Только Келина за последние полгода дважды подвергла себя смертельной опасности, а он ещё и собирается её вести в самый центр вражеских сил.

   Лекамир же глубоко вздохнул, понимая, что настал тот самый момент. Наверняка ему вернее было бы молчать, но с другой стороны, лучше сразу признаваться во всём, чем потом ждать и бояться каждую минуту, что правда вылезет наружу.

   — Простите, ваше величество, но Риана отвергла меня, — сказал он прямо, словно рубя с плеча.

   — Что? — Анаквий, забыв про свои размышления, удивлено посмотрел на своего рыцаря.

   — Перед своим отъездом жрица дала мне понять, что не принимает меня своим женихом. Я и раньше видел, что она относится ко мне, скорее, как к брату. И в тот вечер она сказала, что её избранник... другой человек.

   — Ох, Небесный Страж... — вздохнул король, бессильно падая на кресло, которое стояло рядом специально для того, чтобы он мог присесть и отдохнуть, когда пожелает. Анаквий опустил голову на руку и в целом выглядел так, будто разом потерял все свои силы. — И кто это?

   Лекамир закусил губу, думая, что ему делать. Он не знал, имеет ли право выдать секрет Рианы. Даже своему королю. А секрет ли это вообще? Риана обычно ничего не скрывала. С другой стороны, она долго не признавалась даже ему. Значит, эту тайну она хотела сохранить. Но он поклялся в верности королю, выходит, должен сказать. Но что сделает Анаквий, когда узнает, что жрица избрала не просто другого человека, а того, кого они считают своим врагом? Тем более, того самого, который её же и пытается убить...

   Но, к счастью или нет, к ним подбежала взволнованная Келина.

   — Отец, с тобой всё в порядке? — Девушка видела, как её родитель побледнел и упал, словно без сил.

   Принцессе в некотором роде нравилось, когда у них гостило много людей. С некоторыми можно было вести интересные беседы. Но не столько дней подряд. Келина откровенно скучала, в то время как большинство молодых людей продолжали забавляться и флиртовать. Поэтому принцесса то и дело бросала взгляд на отца, ожидая, когда тот утомится и покинет сад. Тогда и она сможет удалиться к себе.

   Потому принцесса сразу заметила, что с Анаквием что-то не так.

   — Скажи, дочка, ты тоже знала это? — вдруг строго посмотрел на неё отец, уже не выглядевший потерявшим силы стариком.

   — Знала? — удивилась Келина, непонимающе моргнув.

   — Про избранника жрицы Рианы.

   — Избранника? — переспросила принцесса и посмотрела на мрачного рыцаря, стоявшего рядом. — Про Лекамира?

   — Значит, и ты не в курсе, — вздохнул Анаквий.

   — Что случилось? — спросила рыцаря Келина на этот раз почти шёпотом.

   — Не я её избранник, принцесса, — сказал Лекамир. — Она мне прямо об этом сказала.

   Табун мыслей пронесся в её голове. И ни одна из них не была радостной. Так же, как и её отец, принцесса испуганно начала перебирать всех других возможных кандидатов. И список этот не был обнадёживающим.

   — Ещё не всё потеряно... ведь так? — с надеждой в голосе сказала она, повернувшись к отцу. — К тому же, есть вероятность заключения мира.

   — Ты хорошо разбираешься в управлении, дочь моя, но тебе не хватает опыта в военном деле, — сказал Анаквий, задумчиво уставившись перед собой. — Мы не можем быть настолько доверчивы. Но, тем не менее, должны сделать вид...

   — О чём ты, отец?

   — Жрица рассказывала, что дала слово доставить амулеты к Осеннему балу. Несмотря на её обещание, я не собираюсь слепо верить этому королю Дракону и намереваюсь отправиться вместе со жрицей в Сэнкину. И ты, Келина, едешь со мной.

   — Я?!! Отец... — Келина в ужасе уставилась на него. — Позволь мне не ехать! Я знаю, я всегда выражала желание сопровождать тебя в дипломатических путешествиях, но...

   — Это не обсуждается, — резко перебил её король. — Мы воспользуемся традицией "визита невесты", что позволит нам взять с собой больше войска.

   — Невесты!

   — Ты забыла, что генерал Альдан просил твоей руки? Я не дал ответ, но мы можем воспользоваться традициями.

   — Я не выйду за него! — вспылила девушка, чувствуя, как нещадно горят её щёки. От одной мысли об этом человеке её сердце начинало биться сильнее, а руки непроизвольно сжались в кулаки.

   — Тебя никто и не заставляет. Пока. Посмотрим, чем там закончится дело.

   — Но отец...

   — Я сказал, что это не обсуждается! — вновь рявкнул король. Видя расстроенное лицо дочери, он чувствовал, как сердце его обливается кровью, но он не мог сейчас поддаться чувствам. Только не сейчас, когда на кону столько жизней. — Будь готова к отъезду. Оба идите.

   Он махнул рукой, позволяя дочери и рыцарю удалиться. Не так он хотел сообщить новость Келине, но что сделано, то сделано. Анаквий внезапно почувствовал себя на десять лет старше. Он любил дочерей больше всего на свете и, если бы не обстоятельства, он был бы очень счастлив тому, что и старшая дочь выйдет замуж. В этот момент он, как никогда, надеялся, что всё закончится миром. Тогда можно было бы со спокойной совестью принять предложение принца Альдана.

   Келина же в этот момент шла, ругая в мыслях своего пока неофициального жениха. Проклиная дни, когда они впервые встретились и когда тот прибыл в Люкению, чтобы просить её руки. И хотя сердце её бешено билось в груди, как и при любом упоминании генерала Альдана, она убеждала себя в том, что это лишь проявление ненависти и презрения к этому человеку.

   Лекамир, идя рядом с принцессой, задумчиво смотрел на неё хмурое лицо.

   — Я прошу прощения, принцесса, — сказал он, чувствуя свою вину в её плохом настроении. — Похоже, моя неудача отразилась и на вас.

   — Что? — встрепенулась Келина и удивлённо посмотрела на рыцаря. — Нет, Лекамир, вы ни в чём не виноваты. Вся вина лежит на этом негодяе. Я могу только молить богов, чтобы земля под ним разверзлась и поглотила его.

   — Я лишь раз встречался с генералом Альданом. Должен признать, что и мне он тоже не понравился, но позвольте спросить, чем он вызвал такое негодование у вас?

   — Тем, что родился, — вздохнула Келина и, остановившись, грустно посмотрела в небо. — Прошу вас, Лекамир, давайте не будем говорить об этом неприятном человеке. — Она перевела взгляд на рыцаря. — Скажите лучше, что случилось с Рианой? Она правда нашла избранника?

   — Так она мне сказала.

   — Мне жаль, Лекамир. Вам, наверно, сейчас нелегко...

   — Вовсе нет.

   Келина удивлённо посмотрела на рыцаря, который не выглядел как человек, которому разбили сердце. Он улыбался и даже выглядел довольным.

   — Не поймите меня неправильно, принцесса, — вдруг спохватился он, — мне очень жаль, что я не смог выполнить свой долг, но меня и Риану связывают только дружеские отношения. Если бы всё обернулось иначе, я бы без сомнений женился на ней, но...

   Келина робко улыбнулась.

   — В таком случае, я рада за Вас, сэр рыцарь. Хоть кто-то из нас избежал нежелательного союза.

   — Прошу прощения за дерзость, принцесса, — сказал Лекамир, — но я буду надеяться, что и ваша свадьба сорвётся.

    Под тихий смешок Келины Лекамир поклонился и, развернувшись, направился к выходу из сада. Он был рад, что заставил принцессу хоть ненадолго улыбнуться. Хотя и понимал, что вёл себя непозволительно дерзко с королевской дочерью. Но оно того стоило.

   Выйдя во двор, рыцарь вздохнул, осознавая, что всё было не так уж и страшно. По крайней мере, его не казнили и не подвергли никакому наказанию. Впрочем, радоваться пока рано. Ему ещё может аукнуться всё это.

   Подхватив из рядом стоящей корзины яблоко, он прислонился к стене летней кухни, возле которой сновали туда-сюда слуги. Из-за большого количества гостей работы им всем прибавилось, так что внутренний двор был похож на муравейник. Но ему это нравилось. Лекамир всегда чувствовал себя лучше среди простого народа, а не среди знатных вельмож. Откусив яблоко, он наблюдал за тем, как кухарки, и поварята суетятся над блюдами, которые скоро подадут гостям.

   И тут он вдруг заметил знакомую фигуру.

   — Тикма? — удивлённо воскликнул он, прежде чем осознал, что открыл рот.

   Светловолосая девушка оглянулась, услышав своё имя, и, заметив Лекамира, напряжённо замерла на месте, прижимая к груди корзину с морковью.

   Сам же рыцарь, понимая неловкость ситуации, решил начать разговор, раз уж позвал её.

   — Как у тебя дела? Давно тебя не видел.

   — Хорошо, сир.

   Она присела в реверансе, и Лекамир опять нахмурился. Он понимал, что она служанка и обязана была обращаться к нему подобающе, но это было так непривычно после того, как они какое-то время называли друг друга просто по именам.

   — Ты стала выглядеть ещё краше, чем я помню, — тепло улыбнулся он.

   — Спасибо, сир, — ответила, не поднимая головы, девушка.

   — Я же просил обращаться ко мне как раньше, — вздохнул Лекамир.

   — Боюсь, я не имею права.

   — Или ты просто вредничаешь, — усмехнулся он и грустно посмотрел на служанку, которая неуверенно приподняла глаза и осмелилась посмотреть на него в ответ. — Ты всё ещё обижаешься на меня?

   — Нет, не обижаюсь, — сказал Тикма, наконец, неуверенно улыбнувшись. — Хотя одно время очень злилась.

   — Ох... — вздохнул Лекамир и отбросил яблоко, потеряв к нему всякий интерес. — Знаю, заслужил.

   — Но сейчас у меня всё хорошо. Я выхожу замуж через месяц.

   — Что? — удивился рыцарь, уставившись на покрасневшую девушку. — Замуж?

   — Да. Роберт, помощник конюха, позвал меня. Он добрый и хорошо ко мне относится. Поэтому я согласилась.

   — Я очень рад за тебя, Тикма — постарался улыбнуться Лекамир, однако на душе у него стало как-то грустно. — Желаю тебе счастья.

   — Спасибо. — Девушка вежливо поклонилась. — Простите, но мне пора бежать.

   — Да-да, конечно... — проговорил Лекамир ей вслед. Он действительно был рад за неё. Тикма всегда была хорошенькой, нет ничего удивительного, что её быстро позвали замуж. А ведь когда-то он сам подумывал о том, чтобы жениться на шустрой служанке. Но потом приказ короля всё перечеркнул.

   Может, всё это и к лучшему. Может, ему и не суждено обзавестись семьёй. Ему достаточно Зики...

   Мысль о ней заставила рыцаря опять вздохнуть. После их путешествия на острова он чувствовал некую неловкость, общаясь с названной сестрой. Он даже не мог уже её так называть. Зика ясно дала ему понять, что относится к нему не как к брату.

   — Надо поскорее выдать её замуж, — сам себе прошептал Лекамир.

   Тогда все глупости выветрятся из её девичьей головки, и он сможет уйти со спокойно совестью. Не брать же молодую девчонку опять в походы. Ей надо заниматься детишками, а не готовить ему похлёбку в лесу на привале.

   Осталось только найти этой упрямице жениха...

   Как же с этими женщинами непросто.

   Вздохнув, Лекамир отправился к своим рыцарям. Тренировки позволяли хоть ненадолго очистить голову от забот.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям