0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Ректор вам в сад или дракон в ягодах » Отрывок из книги «Ректор вам в сад или дракон в ягодах»

Отрывок из книги «Ректор вам в сад или дракон в ягодах»

Автор: Сапфир Ясмина

Исключительными правами на произведение «Ректор вам в сад или дракон в ягодах» обладает автор — Сапфир Ясмина Copyright © Сапфир Ясмина

Ректор тебе в сад или дракон в ягодах

 

Ясмина Сапфир

 

Нашла голого мужика в своем малиннике? Готовься! Тебя ждут невероятные приключения с драконами, нагами и магией. Что на родной Земле, что в другом измерении. Тут главное, что? Не растеряться, освоить магию и… приручить ректора, который, по совместительству, огненный дракон.

 

 

Глава 1

 

Алена

 

– Да уж… Кто-то находит детей в капусте, кто-то маньяков в лесу, а вот я нашла голого мужика в малине. Даже не знаю, к добру ли… – ворчала я, разглядывая свой «клад».

Рыжий, глазищи синие-синие, как будто линзы контактные. Красивый. Спортивно сложенный, крепкий, лицо чуть вытянутое, губы немного слишком уж чувственные. Такие, что засматриваешься и даже немного теряешься… Но красивый, гад. И кожа гладкая, светлая. Даже веснушек, и тех нет.

Как он тут оказался? Такие мужики либо в кино снимаются, либо в женских журналах красуются. Никак не в чужой малине, где колючек полно, которые впиваются в самые… эм… неожиданные места.

Ну и что мне с ним делать?

Я еще раз обошла куст, посреди которого развалился незнакомец. И главное, даже не поймешь – спит или без сознания. Может, ему скорую вызвать? Но откуда он, черт возьми, взялся?

Я оглядела забор. Целый. Сосна? Тоже целая, ветки не сломаны. Непохоже, что с нее спускались. Да и как с другой стороны забора могли залезть на сосну? Оградка у меня хоть и кирпичная, достаточно прочная, но ведь гладкая. Это надо, как минимум, ботинки для альпинизма с шипами.

А этот босой! Я на всякий случай высунулась из-за калитки.

Да нет. Никакой лестницы. Никаких табуреток. Ничего такого, что позволило бы этому альфа-самцу перебраться на мой участок. Ну, серьезно! Что за черт? Он из воздуха вывалился, что ли?

Внезапно за спиной послышался хруст, затем треск, а потом, и вовсе, ругательства. Причем, ругался мужчина на незнакомом мне языке, но я все понимала! Да что за ерунда! Какой еще «Зед»? Он явственно ругнулся «Зедово пламя!».

Я оглянулась и увидела незнакомца, можно сказать, во всей красе. Он отряхивался от листьев малины, ягод и осматривал себя так, словно боялся чего-то недосчитаться. Причем царапины на теле мужчины почему-то заживали прямо на глазах! Вот уж, воистину Зедово пламя! Что бы это ни означало!

Убедившись, что все у него на месте, и даже не думая ничего из этого «всего» прикрывать, незнакомец ринулся ко мне и, схватив за руку, потянул в дом. Ого! Оригинально он в гости напрашивается! Сам меня приглашает в мой же собственный дом! Причем резво так! Напористо!

…Очухалась я уже на кухне, когда найденный в малине нахал закрыл все жалюзи и замер, скрестив руки на… груди. Явно не там, где скрещивает их нормальный голый индивид мужского пола.

Какое-то время мы изучали друг друга: мужчина – меня, а я – мужчину, стараясь не смотреть на него ниже груди. Хотя посмотреть там было на что. Любительницы романов 18+ слюной бы захлебнулись от вида этого красавца. И все у него было как надо. Ну прямо лучше не придумаешь.

Мужчина хмурился, будто что-то вспоминал или пытался сообразить. Затем просто смотрел на меня, и уголки его губ даже чуть приподнялись. Потом он вдруг сделал пару широких шагов навстречу и сообщил мне с видом ученого, который только что совершил открытие века:

– А-а-а! Ну теперь все понятно!

После этого мужчина странно сверкнул глазами и облизал губы, словно на меня облизывался. Ну правда… Выглядел он сейчас как ребенок, который угодил в лавку с мороженым.

И поскольку я уже своим-то наблюдениям и ощущениям не верила, незнакомцу я совершенно не собиралась доверять. Он находился на другом конце шкалы.

И тем не менее, я никак не могла сообразить – что же теперь предпринять в нынешней ситуации. Вызывать полицию? И как это будет выглядеть?

«Алло! Полиция? Я тут нашла в малине голого мужика. Он схватил меня, втащил в дом, закрыл жалюзи и… стоит и ничего не делает».

Представляю ответ наших остроумных полицейских.

«Женщина, если голый мужчина ничего с вами не делает даже с закрытыми жалюзи, мы уже тут бессильны. Маленький совет. Попробуйте тоже раздеться, мотивировать его… Станцуйте танец живота». 

Позвонить в психушку?

Да нет! Я не хочу повторить всю сегодняшнюю сценку с этим ненормальным на бис для санитаров желтого дома. Я вообще на бис не выступаю. Это знает даже мой бывший муж. Когда он закричал в нашу последнюю ссору: «Ну давай! На бис потребуй, чтобы я ушел!» я вместо этого просто выбросила на улицу то, чем муж дорожил больше всего на свете… Его старую драную кожаную куртку, из которой благоверный много лет вырезал себе стельки. Муж бросился за курткой, как лев за антилопой. Я швырнула им для компании чемодан с остальными вещами благоверного. Дабы ни куртка, ни драгоценный супруг не соскучились. И… все сложилось.

Может, его набрать? Впрочем, если я скажу, что у меня в гостиной голый мужик с неясными намерениями, муж, скорее всего, решит, что я хвастаюсь… Решила позлить его напоследок. Нет уж… Спасибо… Он хоть и гад редкостный, почище любых нагов будет, но лопатой огреть вполне может. А зачем мне два полудохлых покалеченных мужика? Один голый, другой одетый? Чтобы соседи решили, что я завела любовника, а муж нас застукал?

Ладно…

Я по стеночке отошла подальше от индивида, который пялился сверкающим взглядом и улыбался. Нет, ну правда! Если вы оказались на кухне у незнакомой женщины, да еще и хозяйничаете с ее жалюзи, улыбаться, будто вам принадлежит вся Вселенная, решительно не стоит. Плохая идея. Женщина может не выдержать накала страстей. Я и не выдержала, схватила сковородку с плиты и пригрозила:

– Тронешь – огрею!

Мужчина так удивился, словно я предложила ему прямо так, голым, сыграть в покер на раздевание.

Незнакомец поднял руки вверх и почти ласково произнес:

– Все хорошо. Не волнуйтесь. Я вас не трону. Я никогда не причиню вам вред.

Он говорил задушевно, почти нежно. Наверное, именно это меня и насторожило. Мы, русские женщины, привыкли ко многому. К тому, что приходится таскать мешки с картошкой, ибо благоверный потянул палец, ковыряя им в носу ежевечерне. К тому, что нужно сто раз отмерить – сколько купили ковролина и зафиксировать все на видео. А потом отрезать кое-что строителям, которые стырили кусок ковролина для ремонта на другом объекте и упорно не сознаются в преступлении. К тому, что пленить мужика своей неземной красотой куда проще, нежели потом прокормить этого зверя в неволе…

Однако к ласковым и нежным словам русские женщины совсем не привыкли. Поэтому я замахнулась сковородкой и пригрозила:

– Если вы немедленно мне все не объясните, огрею!

В тот момент я не думала о том, что мужчина сильнее меня и, захоти он, уже скрутил бы меня в бараний рог. О том, что «немедленно» и «все» в плане объяснений не всегда сочетаются. Тут как с ремонтом – либо дорого и быстро, либо дешево и некачественно, либо долго и качественно. Быстро, качественно и дешево сочетаются только в рекламных буклетах.

Незнакомец еще раз поднял руки вверх – повыше, по-прежнему не пытаясь прикрыть ничего из того, что положено прикрывать порядочному голому мужику на чужой кухне и произнес:

– Я очень постараюсь!

И вот тут бы мне окончательно насторожиться! Потому что на обещание огреть сковородкой, ласково и нежно реагируют только мужики в романтическом фэнтези. Они просто жители других миров, у них культура и воспитание другие.

Однако пока все это оцифровывалось в моей голове, туда полились другие слова, реплики каких-то других мужчин. Отчего мне срочно захотелось самолично сдаться без боя санитарам из психушки.

– Рун… Ты где? Мы тебя ищем.

– По-моему, меня забросило на Землю.

– Так. А поточнее?

– Проверь аурный след, думаю, увидишь.

– Я думал, тот камикадзе собирался тебя отправить в какой-то другой мир нашего измерения.

– Пытался. Но в зевве взорвалась силовая бомба.

– Знакомая ситуация.

– Я почему-то голый. Ты же говорил, что, если одежда сделана без помощи магии, она сохраняется.

– Значит, она у тебя из материалов, которых нет на Земле. Была.

– Этого я не знаю. Но девушка, к которой я угодил, так странно смотрит. У местных мужчин что-то не так?

– Нормально все. На меня Альва также глазела. Они голых мужчин редко видят, наверное…

– Но ты все же прикройся хоть чем-то.

– Чем? Столом? Холодильником? Микроволновкой?

Нет. То, что незнакомец знал название нашей техники, меня радовало. А вот его предложение – не особенно.

– Так. Погоди. Я сейчас попрошу Альву и Аду. Они сделают магический мостик. Сможешь добыть себе одежду и даже показать, кто ты такой.

Ой…

Я только глазами хлопнула…

Рыжий незнакомец встряхнулся и внезапно превратился в… дракона. Огромный ящер с золотистой чешуей и голубыми глазищами занял почти всю мою гостиную с кухней в придачу.

– Да уберите свой хвост! Вы мне духовку сломаете! – возмутилась я, когда один из шипов на хвосте монстра застрял в ручке духовки.

– И крылья притяните к телу. Вы мне обои царапаете! После вас всю комнату ремонтировать придется!

Дракон, по-моему, хихикнул, и я предупредила:

– Пыхнете огнем, и я не посмотрю, что в вас несколько тонн весу и прочего. Найду что отрезать и куда засунуть. У меня нет огнетушителя. Зато есть огнедушитель. Запасной резиновый шланг, которым можно задушить любого огнедышащего…

В следующую минуту дракон дернулся, видимо, защищал «то самое», что я так резво пообещала отчекрыжить.

Послышался звон, и я подскочила к сушилке для тарелок и чашек. Успела поймать блюдце, буквально на полдороги к раковине и обезвредить половник, который собирался приземлиться аккуратно на грязную кружку в раковине. Ишь, какой шустрый! А вот фигушки! У меня чашек и так мало осталось… после решительной и роковой ссоры с мужем.

– Разобьете мне посуду, и мы не подружимся! Настолько, что и я вам что-нибудь разобью! – пригрозила я, теперь уже половником.

Дракон опять издал звук, похожий на смешок, и снова стал рыжим мужиком с шелковой рубашкой и брюками в руках. Вот так прямо и сразу.

– А вы всегда такая гостеприимная, или это мне повезло? – уточнил он, вскинув бровь, и многозначительно кивнул на сковородку с половником, которые я все еще держала в руках, словно щит и меч.

– Вам повезло! – возмутилась я, глядя, как незнакомец быстро одевается. – Потому что вы умудрились удивить меня сильнее, чем разозлить. Драконы сюда еще не вваливались. Пьяный мужик, который думал, что пришел к себе домой – да. Его я огрела доской. Соседка с претензиями, что я собрала ее малину – было дело. Ее я успокоила, ткнув носом в осыпавшиеся ягоды. Они просто с кусов упали… А вот драконы ко мне еще не забегали. И почему я так спокойно все воспринимаю? Почему не упала в обморок? Почему не вызываю скорую? Вы, что, настоящий?

Мужчина поправил одежду, кивнул и представился:

– Торрун Райден де Ворл. Глава магической Академии оборотней – сокращенно АО. Я оборотень, вельмер – огненный дракон. А воспринимаете вы все так спокойно, потому что сами ведьма. Просто на Земле магия неактивна, поэтому и силы ваши не могут проявляться. Только немного, в лучшем случае. Но меня связали с двумя мощными земными ведьмами. Они способны передать чары сквозь измерения. Поэтому сейчас в вашем доме у нас магия есть. И вы ее ощущаете.

Я тряхнула головой, остановилась, опустив руку со сковородкой – устала уже держать ее наготове, и переваривала услышанное. Ну правда… Я понимала этого Руна, Торруна, хотя он явно говорил на другом языке. Он только что превращался в дракона и общался по телепатической связи с кем-то еще.

Либо у меня совсем плохо с головой, либо все это правда.

На первое я не согласна. На счет второго стоит подумать. Ибо мужик из другого измерения, который в любой момент способен креативно «отредактировать» мою гостиную шипами и хвостом… тоже такое себе удовольствие.

Рун наблюдал за мной яркими голубыми глазами.

– Эмм… Альва и Ада… – растерянно произнесла я. – Ведьмы с Земли, но живут в другом измерении?

– Да! – подтвердил Рун. – Они замужем за моими друзьями – императорами нагов.

– Так… – Я потерла виски и тряхнула головой. – Наги – это такие мужчины, у которых большой… толстый… массивный… э-э-э, хвост?

 

 

***

 

Рун

 

Последнее, о чем мог подумать Рун де Ворл, спасаясь от магических ловушек в родной Академии, так это о том, что ему предстоит встреча с парой. Повезло еще, что, благодаря Альве и Аде, вельмер смог получать магию через измерения. Так что продемонстрировать себя во всей красе землянке труда не составило. И она не испугалась! Не начала визжать или пытаться слиться со стенами.

Рун ликовал! Внутри разливалось такое удалое, хмельное веселье, словно он уже и не он. Хотелось закричать от радости, как идиот. Взмахнуть крыльями-парусами и взвиться в небо, как делал, когда впервые научился обращаться и освоил полет. Хотелось нестись наперекор ветру, разгонять облака и пугать птичьи стаи… Кому скажи, что вельмер, которому перевалило за три тысячи лет, сейчас ощущал себя как подросток… Не поверят. Смеяться начнут. Впрочем, потешаться над Руном де Ворлом – себе дороже. Он – один из самых мощных оборотней своего измерения. Так что смех над ним очень быстро может превратиться в стоны о пощаде…

Но именно это испытывал Рун возле землянки. Ему нравилось находиться с ней рядом. Нравилось разговаривать, даже шутками, даже о том, как она может огреть его сковородкой. И она ему безудержно нравилась… Так, что в паху наливался тяжелый, тугой спазм… и хотелось схватить землянку, обнять, поцеловать… так чтобы самому потеряться в этих ощущениях. Потом уложить ее на диван… и…

Она была красива той особенной, нежной красотой, какой обладали только ведьмы с этой планеты. Тонкие черты лица, чуть вздернутый носик, который хотелось без конца целовать. Мягкие, аккуратные, но при этом пухлые губки. Большие широко распахнутые глаза цвета темного янтаря обрамляли длинные черные ресницы. Густые каштановые волосы были заплетены в тугую толстую косу.

Вельмеру нравилось обводить взглядом ее фигурку: точеные бедра, круглые, как яблочки; подниматься к перешейку между ними и пышными грудями – тонкой талии. И зависать, заглядываясь на упругие полушария выше.

Тонкие домашние лосины и темно-синяя туника ничего не скрывали, включая мускулистые стройные ноги…

А еще Руну очень нравилось, какая она бойкая, уверенная, смекалистая и уравновешенная. У другой в подобной ситуации, наверняка, случилась бы истерика. А эта язвила, угрожала то половником, то сковородкой. И совершенно не терялась.

...Диверсия в Академии была лишь вопросом времени. По сути АО оставалась не только лакомым кусочком для многих, но и гарантом равновесия между расами. Захвати АО любая держава – она сразу стала бы доминировать и другим диктовать собственные условия. Мало того, пришел бы конец господству нагов и вельмеров, по сути главных основателей Академии магии.

Рун не знал, какова главная цель тех, кто на него покушался. Пытались ли они прикарманить ВУЗ, или же хотели избавиться от власти нагов и вельмеров. Да и это не особенно волновало. Сейчас самым главным было вычислить предателя и разобраться с ним раз и навсегда.

Поначалу Рун собирался сразу же рвануть в Академию, забрав землянку с собой под любым благовидным предлогом. В конце концов – просто похитить ее. В тот момент вельмер не думал, что устроит ему эта независимая гордая женщина после подобного вероломства. Самым главным казалось – не расставаться с ней, не отдавать ее уже никому.

Это наги далеко не всегда сразу чувствовали истинную пару. Вельмеры понимали все в минуту знакомства. И отказаться от истинной уже не могли. Как сказочные чудовища стремились схватить ее и забрать с собой. Не зря же в земных сказках драконы воровали принцесс и уносили в свое логово…

Люди ничего не придумывали. Им приходила информация из общего поля измерений. Все эти книги фэнтези, легенды… Их приносило землянам из миров, где обитали настоящие оборотни.

Однако, немного придя в себя, поразмыслив, пока землянка заваривала чай и похоже пыталась переварить все, что выяснила, Рун решил, что спешить домой пока нет резона.

Никто, кроме него и тех, с кем еще связаны Альва и Ада, не получат магию в этом измерении. А значит, никто другой не в силах выяснить – какая судьба постигла ректора АО. Предатели могут подумать, что он пропал без вести, ранен или даже погиб, и выдать себя. Тогда их получится схватить и обезвредить малой кровью…

План сложился в голове Руна почти мгновенно. Он посмотрел на землянку, которая разливала по чашкам крепкий чай с какими-то травами. С этим напитком вельмер познакомился благодаря земным попаданкам. И чай даже начали выращивать в измерении Руна.

– Ты не представилась, – напомнил задумчивой землянке вельмер.

– А у нас нет строгого этикета на подобную тему, – усмехнулась она. – И потом, откуда ты знаешь? Может, я огрела тебя сковородкой, представилась, а ты и не помнишь?

Вельмер усмехнулся. Какая же она! Какая… Глаза сверкают, как драгоценные камни, на щеках легкий румянец, и он так ей шел… Рун сглотнул, сам себе усмехнулся. Вот же, Зедово пламя! Ему бы сейчас распутывать интриги в Академии, а все мысли устремляются в одно русло. Да и инстинкты туда же. Аж сидеть неудобно. Рун поерзал на кухонном диванчике, пытаясь принять более удобную позу и думая о том, что штаны можно было выбрать и посвободней.

– Значит, свое имя не скажешь, о, великая и ужасная повелительница сковородок? – уточнил он. – Тогда так и буду тебя называть. Великая и ужасная повелительница сковородок… Мне нравится.

Землянка прыснула смехом. Поставила чашки с чаем на стол и покачала головой.

– Представляю, как отреагируют соседи, если позовешь меня в дом таким образом… Боюсь, они не поймут высокого слога и решат, что у меня филиал дурдома на выезде. Если честно, я и сама не уверена, что это не так. Время от времени мысли посещают. Можно сказать, даже – наведываются.

– Тоже неплохо. Насколько я понял, не всякие соседи в вашем мире одинаково полезны!

Землянка снова хихикнула и все-таки представилась:

– Алена. Алена Данилова-Мифтахова.

– Кхм… Две фамилии, и ни одного отчества? – приподнял бровь вельмер. – Это что-то новенькое…

– Первая фамилия от бывшего мужа. Хотела поставить первой свою. Но в Татарстане негоже, чтобы фамилия мужа стояла после фамилии жены. Непорядок! Даже если муж в очереди за полезными и выдающимися качествами, когда те раздавали в небесной канцелярии, стоял намного человек позади жены… Должен же он хотя бы на фамилии отыграться!

Из всего этого юморного монолога землянки Рун выудил для себя только самое важное – то, от чего кулаки его вмиг сжались, и на лице, кажется, появился оскал.

– Мужа? Бывшего? – быстро уточнил вельмер.

– Мы развелись. У нас есть ребенок двенадцати лет. Но он сейчас гостит у друзей на даче. Хотя тебя это не касается. У нас на Земле не принято окунать ящеров в свою личную жизнь. Мы их окунаем в аквариумы с инфракрасными лампами. Хотя на тебя никакого аквариума не хватит.

Руну было плевать, что Алена потешается над его расой. От нее он и не такое был готов слушать. Причем, часами и без малейшего негатива. Он порадовался, что муж был да сплыл, как выражалась Ада.

– Послушай… – Вельмер глотнул терпкого чаю и ощутил, как тот согревает внутренности. Как же хорошо… На секунду, глядя в бездонные глаза Алены и глотая приятный напиток, Рун даже забыл, что собирался сказать и вообще предпринять дальше. Настолько ему стало здорово… Что все проблемы враз куда-то улетучились. Вельмер прочистил горло.

– Послушай, мне нужно собрать у тебя совет. Небольшой. Всего несколько моих близких друзей и мои беты. Они тоже оборотни. Но даю слово, они станут вести себя прилично.

– В смысле? Не писать на коврик в прихожей и не есть с пола, как положено неприличной домашней живности? Или они мне в тапки не нагадят? – уточнила землянка. Рун усмехнулся. Какая же она, все-таки… Вельмер расплылся в довольной улыбке и с трудом вернулся к своему насущному вопросу.

– Меня пытались убить. И нужно придумать план, чтобы предатели себя выдали, – без обходных маневров сообщил вельмер. Землянка покачала головой.

– Судя по фэнтези и тому, что я сейчас услышала, вы, иномирцы-маги, воспринимаете Землю как эдакое политическое убежище. Типа такой Мексики. Прибыл на Землю и отсиживаешься себе, пока враги тебя ищут. Если что – просишь защиты у местных. Тут главное – не признаваться, что ты сам оборотень или маг, или еще что. У нас этих существ не все любят. В средних веках крестьяне с вилами, наверное, вашего брата и встречали. Зато вот врагов из другого измерения вполне можно на эти вилы… Главное – и эффектно, и ты, вроде как, ни причем. Кто ж виноват, что на Земле такие неуравновешенные аборигены. Не понимают ничего в волшебных тварях. Сразу норовят либо вилами ткнуть, либо сдать в лабораторию на опыты. Причем вторые систематически завидуют первым. Ну и долго эта ваша… хм… засада будет у меня? Как говорится в одном замечательном старом фильме «Место встречи изменить нельзя». Засада, потому что заседание всяких там змеев и ящеров – это настоящая засада для человека с Земли.

– Надеюсь, что все продлится недолго, – Рун искренне признался в том, что понятия не имеет – насколько затянется его совет с друзьями. Алена поняла, сразу смекнула.

– «Надеюсь, что все продлится недолго», повторили незваные гости через месяц с момента триумфального заселения. Если что, у меня тут не олинклюзив. Уборка, шведский стол и прочие прелести не включены! Мини-бутерброды – это максимум, чего может ожидать от меня орава малознакомых оборотней, за которыми, к тому же, охотятся в их родном измерении. И то, исключительно за доставленное удовольствие лицезреть невиданных зверушек.

– Мы сами все организуем! – уверенно заявил Рун, в расчете на то, что друзья не оставят его без помощи. Да и еду принесут с собой.

В конце концов, в свое время вельмер помогал приятелям с их истинными. И еще как помогал! Так что наги перед ним в неоплатном долгу. А беты Руна – Тельвен Сол и Ленгель Хан – в принципе за него горой… Тем более, Тельвен потерял истинную – она выбрала другого мужчину. Та самая Альва, что стала женой одного из правителей нагов. Так что Тельвен лучше всех понимал, что такое пара для оборотня…

– У нас свой олинклюзив! – бодро заявил Рун. – Это когда к визиту иномирца прилагается еда и прочие вещи. Так сказать, бонусами. И немного магии – в качестве пробника…

Землянка оценила – усмехнулась и отпила чаю.

И вельмер даже пожалел, что сейчас куча важных и неотложных дел. Так было хорошо с ней на кухне. Так здорово, так будоражаще… Еще бы найти выход страсти… Ласкать ее, нежить, целовать и…

Рун тряхнул головой, будто пытался вытряхнуть из нее такие ненужные сейчас мысли. И без того вся кровь утекла куда не следовало бы. Хорошо, что стол отлично скрывал нижнюю часть тела Руна. Мало ли, что еще подумает Алена, начитавшись земного фэнтези.

Например, что вельмер набросится, заставит хотеть себя, как выражаются в этих книгах. То есть, механически стимулирует женское лоно, чтобы оно, в целях самосохранения от варварских вторжений, выделило смазку…

Фу… Руна аж самого передернуло от того насколько «синтетическим» выглядело подобное «добровольно согласие». И насколько мерзкими представлялись ему эти «альфа-самцы», которых не то чтобы другие – собственные инстинкты «попирали ногами».

 

***

 

Алена

 

 

Знаете это ощущение, когда на твоих глазах творится невообразимое?

Например, взял талон на время, пришел в районную поликлинику, а там нет очереди к участковому. И не потому, что он заболел, не вышел на смену или уволился! Вас приняли точно по талону. Никто не дрался с вами за право зайти первым, потому что пришел раньше, хотя назначено ему через час. Никто не обзывал вас наглой, потому что хотите зайти к врачу хотя бы через час после назначенного времени, а не сидеть еще часа два, пока примут всех, кто явился пораньше и планирует прорваться без очереди...

Шок. Разрыв шаблона. Заворот мозга…

Или заглянул в ЖЭУ, чтобы выяснить, через сколько еще лет вставят лампочку у вас в подъезде, а тебя встретила улыбчивая женщина. Рассказала, где и как тебя обсчитали по квартплате. Извинилась, вернула деньги и отправила с тобой вместе электрика, чтобы поменять лампочку. Причем, электрик оказался трезвым, адекватным и вежливым.

Ступор. Кризис реальности. Загиб больших полушарий.

Внезапно обнаружил, что зарплату реально индексировали согласно курсу валюты! И даже курс взяли настоящий! А не из фантастических романов наших экономистов на тему «Укрепление российской валюты путем закрепления рубля клеем на обоях».

Тут уже заворот мозга, загиб больших полушарий и растяжение одновременно.

Вот нечто подобное я сейчас и испытывала.

В моем доме собрались наги и вельмеры, дабы обсудить положение в Академии магии. При этом до сегодняшнего дня я считала себя самой обычной женщиной с Земли. И самое большое волшебство, с которым я сталкивалась по жизни – когда пришла в паспортный стол получить документ, его, как обычно, не сделали, но все-таки выдали в тот же день, а не через неделю-другую.

«Гости» появлялись у меня феерично. И тут слово «незваные» уже казалось слишком слабым. Можно сказать – немощным перед серьезным кризисом реальности.

Окрестить вновь прибывших незваными было все равно, что окрестить викинга милордом. Причем, для обоих участников процесса.

Пять крупных мужчин выскочили из воздуха прямо в моем доме один за другим.

Причем, каждый зачем-то демонстрировал мне свою вторую ипостась. То ли это была дань уважения к хозяйке дома, то ли – напротив – предупреждение, что с такими лучше не связываться.

Наги и вельмеры выглядели достаточно привлекательно. Два брюнета-змея обладали зелеными, как весенняя трава, глазами, блондин – ярко-изумрудными. У всех трех вельмеров глаза были синих оттенков, а волосы ярко-рыжие, даже чуть красноватые. Правда, у Руна они казались почти огненными, по-настоящему похожими на пламя. У остальных же оттенком, скорее, напоминали медь.

После знакомства с Руном, другие вельмеры казались мне мелковатыми, что в звериной, что в человеческой ипостаси. Они даже не пытались протолкнуть мой потолок повыше и оторвать хвостами ручки от духовки. Да и тарелки в сушилке крыльями не пересчитывали.

Оттенок чешуи у подданных Руна отличался от тона чешуи их предводителя так же, как разнились волосы ящеров.

Наги носили доспехи – нагрудные и наплечные пластины, наручи и набедренные повязки. Вельмеры одевались примерно так же, как и мой первый гость. В рубашки и брюки из шелковистой материи.

При этом каждого появившегося Рун представлял мне так, словно мы на большом императорском приеме, не меньше.

– Император Гардавии – государства нагов – генерал Эманор дель Марх, – махнул он в сторону блондина-змея.

– Второй император Гардавии – Ненталь дель Марх, – представил он самого высокого брюнета-змея.

– Третий император Гардавии – Рельгор тель Ррах, – указал Рун на самого крепкого, накачанного змея.

– А это мои беты или помощники в правлении Эльмерией – государством вельмеров – и Академией Оборотней. Тельвен Сол и Ленгель Хан. Первый помогает править страной, второй отвечает за военные дела и армию.

– Э-э-э… Я поняла. Премьер-министр и министр обороны. Ясное дело, если у них хвосты и крылья, то и названия должны быть соответствующие. А почему у нагов три императора? – слегка растерялась я от оказанной «чести». В самом деле, не всякому выпадает удача встретить сразу трех императоров одной страны. Многим для этого требуется, как минимум – машина времени, как максимум – машина скорой помощи, которая везет во всем известное место, где императоров, повелителей, властелинов – как грязи. Там еще стены желтые и таблеточки всем выдают специальные.

– В Гардавии правят втроем. Сами императоры решили поделить власть.

Наги кивнули мне в знак приветствия. И я сделала то же самое. Подумала было «раскошелиться» до реверанса. Но потом решила все же придерживаться традиционных для земных женщин способов встречи иномирцев. Сковородка уже была, теперь вопрос за застольем.

В общем, насмотревшись на все это безобразие, я разместилась с мужчинами за столом и подумала, что у нас получилась вполне обычная рядовая палата дурдома. Осталось только вызвать санитаров, чтобы они сами себя упаковали в смирительные рубашки после увиденного.

Причем Рун уселся рядом со мной и время от времени словно случайно задевал меня бедром или плечом и… не знаю, что происходило, но теплая волна вдруг накрывала меня с головой, рассыпаясь мурашками по коже. Кажется, я с юности ничего похожего не испытывала. В такие минуты Рун замирал и начинал дышать так, словно только что вынырнул из глубины.

Тельвен принялся ловко расставлять на столе еду. И я почему-то вспомнила Задорнова, пока перечислялся список блюд.

Выступления нашего знаменитого сатирика о том, как любят наши люди называть еду непонятными даже для них самих терминами. Типа «холодец Цунами». Страшно даже представить, что творится с организмом после подобного лакомства. Или, к примеру – бифштекс Вулкан. Как-то даже пробовать опасливо.

Вот где работники «бистро», «ресторанов», «кофеен», расположенных где-нибудь в деревне «Большое выдрино», открыли бы для себя целую вселенную названий кулинарных шедевров.

Сарку очень напоминало спагетти с морепродуктами. Да и на вкус было очень даже недурственно. Прямо находка для «итальянской харчевни» «Мать твоя крестная».

Холет походил на шашлык с овощами. То, что нужно для «турецкой пельменной» «В Анталию за талией». А макти – такие небольшие кусочки рыбы, завернутые в какие-то злаки из другого измерения и водоросли – очень подошли бы для «японской хачапурной» «Харя Кири» (Кирилл, владелец хачапурной, просто не знал, что слово “харакири” не имеет к нему отношения и никак не призвано прославить его имя в веках).

Так думала я, пока блюда появлялись на столе, а Рун, как заправский хозяин дома, наливал всем чай в мои чашки. Я решила не мешать. Если мужчины накрывают на стол, лучше не сбивать у них эту чудесную программу. Даже если эти мужчины хозяйничают с вашей посудой и приборами, как со своими.

Наконец все расселились, и Рун заботливо положил мне всех блюд на пробу, после чего обратился к Тельвену.

– А кто остался руководить Академией?

– Мендрас, кто ж еще? – Бета покосился на меня и добавил: – Это оборотень-лев. У него не забалуешь.

– Хорошо. Что обо мне слышно? – продолжил расспросы Рун.

– Слухов много, и все они очень разные. Кто-то судачит, что вас убили и тело спрятали, чтобы не вызывать панику. Кто-то, что вы пропали без вести, но еще вполне можете вернуться. А кто-то…

Рун поднял руку, и Тельвен замолк, словно его поставили на кнопку «стоп». Вот теперь я видела, что мой гость – не просто зверюга, способная разгромить всю гостиную, но еще и почитаемый сородичами оборотень. Тот самый, из фэнтези, с тегом «ну, очень властный герой». Тем временем, «властный» решил высказаться:

– Надо направить слухи в стратегически правильное русло. Дескать, возможно, я еще жив. Но тяжело ранен. Поэтому и скрываюсь. Пытаюсь залатать дыры, восстановиться, чтобы вернуться. Пусть те, кто на меня покушался, занервничают и попытаются меня найти.

– Хорошая мысль! – усмехнулся Эманор.

– Думаю, да, неплохая, – более сдержанно высказался Ненталь.

Рельгор хмыкнул и покачал головой:

– Ловля на живца всегда была самым эффективным методом.

– Э-э-э! – Сама не заметила, что подняла руку, как школьница, которая торопится ответить хорошо вызубренный урок. Наги и вельмеры тоже удивились. Ненталь и Рельгор выпрямились и уставились на меня. Эманор издал потрясенный возглас. Тельвен хлопнул глазами, а Ленгель прищурился. Вот могу потрясти иномирцев до основания. Мало того, что могу – умею и практикую!

Тем не менее, все замолкли, давая мне высказаться. Чем я, конечно же, сразу воспользовалась. Мало ли? Еще передумают. Все-таки хвостатые императоры, крылатые министры и я… где-то на другом конце шкалы удивительных тварей.

 – Получается, это у меня вы скрываетесь раненый? Так?

Рун кивнул.

– Как бы это сказать… У меня здесь не пансионат для того, чтобы ректоры из магических измерений поправляли подорванное здоровье. Да и армии у меня нет. Так что вряд ли я смогу отбить вас у подлых предателей. И, честно говоря, не очень хочется, чтобы к императорам и бетам из других измерений в моем доме присоединились еще и киллеры-иномирцы. Мне кажется, это слишком для моего скромного жилища. Чересчур большая честь, я бы сказала. Можно как-то уменьшить ее до такой степени, чтобы и я, и мой дом остались в целости и сохранности?

Наги и Рун хохотнули. Беты подхватили. Когда все вдоволь насмеялись, глава вельмеров снова взял слово.

– Никто не узнает, что я здесь. На Земле магия есть только у нас с императорами Гардавии. Благодаря их уникальным женам-попаданкам. Я уже говорил об этом.

– Я помню, – с сомнением в голосе подтвердила я.

– Так что отследить меня тут никто не в силах.

– И все равно мне как-то не спокойно. Если намереваетесь устроиться тут на временное проживание, я требую соответствующую охрану и обеспечение. А то вон вы сколько едите! – указала я на опустевшую тарелку Руна. – Я все понимаю – дракон-то немаленький, всего нужно напитать силой. Но я к свадебному застолью не готовилась! Да и вообще – быстро купить столько продуктов не получится. Затратно, опять же возникнут вопросы. Почему это ко мне, одинокой женщине, вдруг приезжают фуры с мясом. Сложно будет объяснить соседям, что я просто на высокобелковой диете…

Рельгор толкнул Руна в ребра локтем.

– Что-то мне это напоминает…

– Помню-помню! Твоя жена-попаданка так же говорила, когда ты со стражниками ввалился в ее дом, – усмехнулся вельмер.

– Мы все обеспечим! И еду из других измерений, чтобы фуры соседям глаза не мозолили. И охрану! – бодро сообщил Ленгель.

– Тогда у меня еще вопрос! – не унималась я. Ну, на самом деле, вначале моему жилищу грозило превращение в убежище для беглых ректоров, а теперь так и вовсе – в военную базу иного измерения. – Где будут дежурить ваши вояки? То есть, я бы не хотела принимать у себя в гостях табун крепких солдат, которые, перекидываясь в драконов, элегантно превращают мое скромное жилище в роскошные развалины. Я не готова к подобным реконструкциям дома.

– А на Земле все женщины такие язвы? – вдруг вклинился в разговор Ненталь. – Мне просто интересно. У меня жена такая же. Недавно вернулся с совета императоров позже обычного. А она… «Прости, любимый. Кот, которого я помыла и расчесала против шерсти, сбежал. А то я готовила его для встречи всяких там “гуляющих сами по себе” допоздна нагов. Коты, как гуляющие сами по себе, таких мужиков принимают за своих… соперников и царапают до одури».

Я усмехнулась. Ну да, русская школа женского выживания. Либо мужик тебя… превратит в босую, беременную и на кухне, либо ты превратишь его в… ласкового котика. Жена Ненталя популярно объяснила, что делают русские женщины с гуляющими сами по себе «котярами». Даже если те, вместо шерсти, при обращении покрываются чешуей. Ситуации это вообще никак не меняет. Притом, женщины даже рук не пачкают – все исключительно чужими лапками.

Рун посмотрел на меня так, словно я – на самом деле, лучшее, что он видел за всю свою жизнь. А если учесть, что еще недавно вельмер уверял, будто живет не одну тысячу лет… Мда… Похоже, русские женщины самые прекрасные не только на Земле.

И мне стало так… не по себе и одновременно приятно, легко… Что-то забытое в быстротечных годах молодости вдруг мелькнуло внутри, озарило светом, наполнило силами. Я словно заново родилась от этого взгляда мужчины, исполненного искренним, неподдельным восхищением. А еще почему-то ласки и нежности… Таких, что даже сердце замирало, и тепло разливалось в груди.

И меня настолько вынесло, проняло, уж не знаю, какой тут ближе глагол… Однако даже здравые мысли о том, что этого мужчину я едва знаю, к тому же он даже не человек!!! выветрились из головы махом.

С минуту на кухне повисла тишина. Такая… я бы сказала, приятная, нежащая слух. Без этого тонкого звона в ушах от того, насколько накалена атмосфера.

А потом Ненталь сказал:

– Все с тобой ясно, Рун. Я понял.

Вельмер развел руками. Рельгор кивнул: мол, да, я тоже все осознал. Эманор улыбнулся. А беты Руна молчаливо кивнули. Причем, почему-то мне, а не своему повелителю.

Мда… Вот это пантомима в стиле «догадайся, мол, сама». Это они слишком долго земных женщин познавали, кажется. Даже песни наши на свой лад переиначили.

В воцарившейся тишине я наконец-то громко поставила чашку с чаем на стол и уточнила:

– Вы все же не ответили! Я не возьму на постой роту иномирных солдат! В любом случае и без оговорок! Что бы там ни означали эти ваши понимающие друг друга взгляды и «все с тобой ясно, Рун». Я, конечно, могу объяснить соседям, что у меня внезапный лагерь ролевиков. И те играют по миру какой-нибудь там Ясмины Сапфир из цикла «попаданки и повелители змей». Но это уже как-то слишком.

– Мы все организуем. Не волнуйся, – с пониманием пообещал Рун и посмотрел так, что мне не хватило сил на очередную язвительную реплику.

Мда. Теряю запал, мощь и квалификацию. А многие читатели фэнтези убеждены, что наших женщин иномирцы берут силой, снова силой и, конечно же, брутальностью. Взял без согласия, похитил, заставил выйти замуж – и все, от его альфа-самцовости у женщины буквально слюнки текут, как у Собаки Павлова после звоночка. Да нет, как раз к такому повороту событий большинство русских женщин готовы. И даже получше, чем думают. Прицельный залп скалкой по темечку, пулеметная очередь сковородкой по чувствительным местам и – контрольным выстрелом – кастрюля на голову – любого альфа-самца убедят, что он пришел не по адресу. Для начала надо было узнать адрес ближайшего травмпункта. Желательно – еще и больницы скорой медпомощи.

А вот против нежности, уважения, ласки, к которой наши женщины не привыкли… нам нечего противопоставить… Кроме удивленного хлопанья ресницами и приоткрытого рта.

– Не будут мои охранники сидеть у тебя в доме, – добавил, между тем, Рун, пользуясь моим замешательством. – Они засядут у выходов в зеввы и там начнут нести вахту. Соответственно – и питаться сухим пайком там же. Здесь останусь только я. И то, ненадолго.

– И сколько же времени вы будете у меня в засаде? – почти цитируя всем известный советский шедевр кинематографа, уточнила я.

Ответил Рун так, словно тоже смотрел этот фильм. Хотя я бы не удивилась, учитывая количество земных попаданок на квадратный метр магического измерения.

– Пока предатели не проявятся.

Я нервно хихикнула и вельмер заботливо подлил мне чаю. Протянул руку, словно хотел погладить то ли по плечу, то ли по голове. Но я так остекленела, наблюдая за его жестом, что Рун медленно убрал руку и залпом выпил свою кружку напитка, словно это нечто покрепче.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям