0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Романтика космоимперии. Неуловимое счастье » Отрывок из книги «Романтика космоимперии. Неуловимое счастье»

Отрывок из книги «Романтика космоимперии. Неуловимое счастье»

Автор: Бланк Эль

Исключительными правами на произведение «Романтика космоимперии. Неуловимое счастье» обладает автор — Бланк Эль Copyright © Бланк Эль

Эль Бланк

«Неуловимое счастье»

 

О, счастье, мимолётное и вечное,

Порою соткано мечтой беспечною.

Когда не ждёшь, приходит неизбежное,

И начинает бой за сердце нежное...

 

Идя на поводу приятной мелодии, наполняющей комнату, я тихо напеваю себе под нос. Ещё и пританцовываю, насколько это возможно, конечно, с учётом длинного платья в пол и того, чем я занята. А занята я развитием расовых способностей. Пальцы неспешно движутся, выписывая над лиастром причудливые узоры. Тонкие фиолетовые веточки парящего в метре от пола растения, подчиняясь моим желаниям, послушно изгибаются и изящно сплетаются между собой. Бледно-зелёные и совсем тёмные синие листики разворачиваются, формируя эффектную мозаику. Красиво...

Не удерживаюсь и бросаю взгляд в зеркало, отражающее внутреннее убранство классной комнаты, несколько менее яркое и вычурное, нежели другие залы дворца, но, даже несмотря на это, картинка получается прелестная.

Миниатюрная девчушка в бледно-розовом платье на фоне лазурных стен. Фиолетовые кончики белых волос спиралями обрамляют миловидное личико. Сиреневые глаза смотрят весело и лукаво. Это я, ясное дело. А вот парящее рядом со мной растение — это моя работа. И за тем, как я её выполняю, внимательно следит сидящая чуть в стороне пожилая рогранка в строгом, практически чёрном платье. Моя наставница.

Лиричные отзвуки иперианской музыки стихают, сменяясь иным, более динамичным цессянским ритмом, и я перестаю петь. Возвращаюсь взглядом к своему занятию и задумываюсь.

Родившиеся стихи — не пустой набор слов. Это мысли, которые терзают меня вот уже неделю. Почему? Да потому, что всё ближе тот день, когда мне придётся делать выбор. Ведь я — наследница империи. И у меня пятнадцатилетие на носу! То есть встреча с потенциальными женихами. А от того, кого из них я выберу, зависит не только процветание и стабильность Объединённых территорий, но и моё будущее семейное счастье.

И вот вроде всё мне понятно, и морально я к этому готова, и свою ответственность перед империей осознаю в полной мере, но... Но будет ли это счастьем в истинном смысле этого слова? Почувствует ли избранник ко мне ответную симпатию или просто примет неизбежное, потому что им движет всего лишь долг и желание занять пост императора?

Листочки под моими пальцами исчезают, и я неожиданно для самой себя приседаю, чтобы поймать падающий цветок.

Дихол! Разволновалась! Потеряла концентрацию! И перестала следить за тем, что делаю. Хорошо хоть рефлексы сработали — горшок не разбила и цветок пересаживать не придётся. Как всё же удачно иметь столько способностей сразу!

Что случилось? — спохватывается наставница, реагируя на мои суматошные движения.

Я задумалась, — вздыхаю, поднимаясь на ноги. — Дагрена, а что такое счастье? — интересуюсь, устраивая растение на подоконнике. Пусть отдохнёт. Лиастры очень обидчивы и не выносят резких движений, так что этот экземпляр теперь сутки будет привередничать и расти неправильно.

Счастье?.. — теряется наставница, не понимая, почему я вдруг этим заинтересовалась. — Оно бывает очень разным. Я не дам вам точного ответа на этот вопрос.

А кто даст? — не сдаюсь я, разворачиваясь к ней. — Мне очень нужно!

Умоляюще складываю ладони на груди. Знаю, Дагрена не устоит. Она всегда идёт мне навстречу, если я так на неё смотрю.

Ох, Лайлина, вы сами не понимаете, о чём просите... — Рогранка вздыхает и всё же предсказуемо сдаётся: — Давайте мы так поступим. Я подберу и принесу вам записи из императорской библиотеки.

Хроники?

Моё воодушевление стремительно падает. Разве можно что-то узнать о счастье в исторических архивах? Там наверняка только даты и факты.

Нет, — загадочно улыбается наставница. — Я говорю не про мемуары, а про воспоминания очевидцев, можно сказать, обывателей, свидетелей происходивших событий. Их не так много, и качественные записи очень редки, особенно среди старых экземпляров. А они на самом деле разные. Есть датированные едва ли не основанием империи, есть более близкие к нашему времени. Но, я уверена, они для вас сейчас то, что нужно.

Там найдётся ответ? — потребовала я определённости.

Нет, но в них вы непременно отыщете то, что поможет вам самой ответить на свой вопрос.

Искать самой? Хм... Это, разумеется, не так удобно, как получать готовую информацию, но... Но ведь мама не раз мне говорила, что мозг лучше принимает и не отторгает только те выводы, до которых доходит сам. А это значит... Будем их делать! Анализировать! Логически мыслить! Ведь этому-то я научилась?!

Мне теперь настолько не терпится получить обещанное, что я с трудом себя сдерживаю. Однако, когда утром следующего дня на столе в классной комнате обнаруживаю россыпь таблеток-накопителей в герметичных упаковках, теряюсь. Это называется «немного»?! Да я за год столько не пересмотрю!

То ли наставница переоценила мои возможности, то ли недооценила количество имеющегося у меня времени. Впрочем, о последнем я как раз ей не сказала, так что... Так что, вперёд, Лайлина, штурмуй то, что тебе досталось.

Решительно берусь за дело, превращая хаотичную горку в ровный слой, закрывший синий глянец столешницы. Ну и с какого начать? Растерянно скольжу взглядом по шершавым серым поверхностям, различающимся только выбитыми на них символами. Взгляд цепляется за дату на одном из носителей и других уже не видит, потому что...

1500 год! Это же Карнавал в честь основания империи! Самый яркий праздник, так много значащий для каждого жителя Объединённых территорий! Символизирующий мир и единение всех планет! Кстати, до следующего пятисотлетия ещё триста лет...

Любопытно, что же такого необычного было в воспоминаниях неизвестного мне империанина, раз именно эту запись решили сохранить?

Уже не раздумывая подключаю инфонакопитель к вильюреру. Удобнее устраиваюсь в кресле и жду, пока программа сформирует голопроекцию.

 

Ольга Копылова

«Карнавал для фаворитки»

 

«Празднование завершения третьего пятисотлетия образования Империи Объединённых территорий начнётся с небывалой пышностью и размахом! Устроители Карнавала планируют превзойти самих себя и удивить гостей. Вам уже любопытно? Придётся набраться терпения, обо всём узнаете на празднике. А пока программа проведения — сюрприз! Спешите попасть на Лореп, и вы не будете разочарованы!» — бодро вещает голос диктора, комментируя панорамы красочного Лорепа, мелькающие на голоэкране.

Выключаю я назойливую рекламу с раздражением. Легко сказать: «Спешите попасть», письмо, которое я получила только что, говорит об обратном.

«Олита, ты остаёшься на Исгре. Ретим».

Моему возмущению нет предела. Наверняка все гости-мужчины будут со своими жёнами и фаворитками! Почему же меня не берут?! Чем я хуже? На глаза наворачиваются слёзы. Появиться на праздновании я не могу — у меня ни средств на перелёт нет, ни пригласительного. Да и неприлично это!

Совершенно расстроенная, почти не думая, хватаюсь за вильюрер, чтобы написать: «Как ты мог так поступить?! У меня были такие планы! Почему?»

Не успеваю отвернуться, а уже приходит ответ: «Буду занят. Прости».

Прости?! И всё?! Занят он! Чем, спрашивается? Ах, о чём я?! Разумеется, будет присматривать за своей неугомонной сестрой. И, разумеется, одного брата для этого недостаточно! Обязательно второй нужен! А может... Холодок нехорошего предчувствия прошёлся по телу. Может, Ретим решил погулять на стороне и найти неофициальную любовницу? Может, он жалеет, что предложил мне официальный статус фаворитки?

От ужасающих мыслей подгибаются ноги, и я оседаю на пол, размазывая слёзы по щекам. Для меня это невыносимо. Всхлипнув, протягиваю руку к экрану, который снова засветился, показывая мне поступившее письмо: «Олита! Мы едем вместе?»

Подруга. Алеана — та ещё сплетница. Но сплетница везучая, она как раз попадёт на Карнавал. Именно поэтому нельзя, чтобы она видела моё состояние.

«Нет. Он будет один. Я остаюсь на Исгре». — Печатаю быстро, так и не включив видео. Обойдёмся сообщениями.

«Жаль». — Пауза, словно подруга размышляет о причинах моей неразговорчивости. И наконец: — «Я пришлю тебе голографии».

На том и расстаёмся. А я ещё долго мучаюсь в сомнениях, но всё-таки решаю, что глупо оставаться в четырёх стенах и лишать себя праздника. Тем более соответствующий случаю наряд готов и ждёт своего часа. Элегантное платье из атласа традиционного для исгреан коричневого цвета. Вот только, достав его из гардероба, я вновь ударяюсь в слёзы — оно идеально сочеталось бы с мундиром несостоявшегося кавалера!

 

***

Сижу я на полу... не знаю сколько. Совершенно теряю счёт времени. Спохватываюсь, когда понимаю — слёзы закончились. То есть на сегодня всё, и длительная истерика отменяется. В голове теперь крутится весьма провокационная мысль — если одни планы полетели в бездну, значит, нужны другие.

Преисполненная оптимизма, я тем не менее поднимаюсь с жёсткого пола, сопровождая свои действия раздражённым: «Дихол».

Вот надо же было мне упасть там, где нет мягкого ковра! Нет бы на что-то более комфортное, уютное опустилась... Ну хотя бы на небольшой диванчик в гостиной.

Я не только думаю, но и действую, исправляя содеянное моим не слишком разумным организмом, захваченным бурей эмоций. То есть именно туда и перемещаюсь. На диван. А ещё ухитряюсь по пути прихватить с собой вильюрер, небрежно мной брошенный в стрессе. Посмотрим...

Экран вновь оживает. «Внимание! Пропущенное напоминание о событии! Встреча с фиссой Лиграной через час. Отменить? Да? Нет?»

Точно! А я и забыла совсем... Впрочем, чему тут удивляться?!

Скольжу пальцем по символу отмены — меньше всего мне сейчас нужны свидетели. Однако же коварная техника выдаёт новое сообщение: «Ошибка. Отмена невозможна. Срок принятия решения истёк. Новое напоминание. Встреча с фиссой Лиграной через полчаса».

Как это через полчаса? Ой... Я, конечно, хотела привести себя в адекватное состояние, но не настолько же быстро. На кого я сейчас похожа?! Уж точно не на приличную фиссу. Наверняка лицо опухшее и глаза покраснели... Срочно умываться!

Зеркало в ванной комнате подтверждает мои худшие опасения, и я почти всё имеющееся время трачу на контрастный душ лица. Я бы с удовольствием приняла его полностью, но увы. Нет для этого возможностей.

Ну вот, совсем другое дело! Теперь из глубин отражающего слоя, нанесённого на основное покрытие стены, на меня смотрит уверенная в себе, симпатичная девушка. Темноволосая, с чуть заметно вздёрнутым носиком и капризным изгибом губ. Правда, взгляд грустный. Но в остальном я смотрюсь неплохо. А выглядеть ещё лучше мне не позволяет измятое от сидения на полу платье!

Нервным движением пытаюсь разгладить складки и, оставив бессмысленное занятие, бросаю взгляд на вильюрер. Сколько там до прихода гостьи? Десять минут? Успею переодеться. Если потороплюсь, конечно.

В спешке возвращаюсь в комнату, распахиваю дверцы гардероба и сдёргиваю с вешалки первый попавшийся под руку наряд. А потом не менее живо стаскиваю с себя прежний, путаясь в объёмной юбке и лентах. Ух! Пожалуй, я с такой скоростью не собиралась лет пять! С тех самых пор, как Ретим признал за мной официальный статус.

Ну вот. Всё. Я готова к встрече.

 

***

Олита!

Едва я успеваю среагировать на стук и раскрыть проём, раздаётся воодушевлённый голос моей бывшей наставницы. А потом и сама она появляется. Настолько привычная и непосредственная, что я напрочь забываю о том, что полчаса назад никого не хотела видеть. У меня с ней с детства сложились хорошие отношения, и мы до сих пор общаемся, несмотря на то, что я уже давным-давно взрослая и со статусом.

Ты выглядишь расстроенной. — Осторожно обняв за плечи, словно я хрупкая статуэтка, Лиграна рассматривает моё лицо, и её тёмные брови удивлённо ползут вверх. — В чём дело? Случилось что-то? Серьёзное или опять все твои любимые платья не поместились в один контейнер? Учти, за перевес багажа придётся доплачивать, и немало.

Никакого перевеса. На этот раз поместились.

Я невольно улыбаюсь. Кажется, она всегда при каждом удобном случае будет напоминать мне о моей беспечности в юности.

После этих слов фисса заметно успокаивается. Правда, ненадолго. Уже через секунду придирчиво осматривает мой наряд, не предназначенный для путешествия, и восклицает:

А ты сама почему не собралась? Ведь не успеешь в космопорт вовремя. Не стоит испытывать терпение Ретима. Смотри, если опоздаешь, он тебя ждать не станет! Давай я помогу!

Отпустив меня, она решительно шагает в соседнюю комнату, где находится гардеробная, и распахивает дверцы шкафа. Сначала лихорадочно сдвигает наряды, отыскивая нужный, а когда, не обнаружив искомого, опускает взгляд, то замечает брошенное на контейнер с багажом скомканное платье. То самое, в котором я должна была ехать.

Наставница замирает, оборачивается, и в её глазах я вижу столько тревоги и недоумения, что молчать уже не в состоянии.

Меня никто не ждёт.

Как? — потрясённо выдыхает Лиграна, оседая вниз, а я спешно бросаюсь к ней, чтобы поддержать и отвести к дивану.

Вот так, — вздыхаю, когда фисса наконец приходит в себя. — Моя поездка на Лореп не состоится. Ретим проведёт Карнавал без меня.

Он сказал, что хочет от тебя отказаться? — мгновенно нахмуривается наставница. Не нравится ей поведение принца.

Нет. Только то, что едет один.

Ох... — с нескрываемым облегчением выдыхает Лиграна.

Милая, поверь мне, эта проблема несерьёзна. И уж точно не является причиной для переживаний. Что ни делается, всё к лучшему. Слышала такое выражение? Так что не стоит раскисать. Фисса должна выглядеть достойно в любой ситуации. Эх... — Она ласково и одновременно грустно мне улыбается и жалуется: — Мне бы твои проблемы! Дел невпроворот.

Ну да. У неё сейчас аврал на службе. Она ведь уже пять лет как секретарь свадебного сезона на Исгре, а получить эту должность — необычайная удача для любой фиссы. Остальные посты в империи традиционно занимают мужчины.

Представляю, — сочувствую ей. — Да ещё и нынешний сезон совпадает с Карнавалом. Ажиотаж особенно сильный. И на подготовку остались считаные дни.

Олита... — прищуривается Лиграна, закусывая губу и мягко касаясь моей руки. — Знаешь... Раз так сложилось... и ты осталась... — Она запинается, словно не может определиться, делать предложение или нет. В итоге решается: — Может, побудешь в это время моей помощницей?

Её нерешительность я понимаю. Мне, фаворитке исгреанского принца, наследника правящей династии, предлагать работу... помощницы! Это было бы оскорблением. Но не для меня. И не сейчас. Конечно, Карнавал на Лорепе намного интереснее, но лучший способ отвлечься от переживаний — занять себя делом.

С удовольствием! — Я тоже касаюсь пальцами её ладони, хоть этот жест и используется в общении с фертами, а не фиссами, но он ведь ещё означает и высокую степень доверия.

Спасибо. — Наставница определённо рада, что я согласилась. — Тогда завтра придёшь в мой кабинет за инструкциями... Кстати, может, хоть ты мне расскажешь, что за новые пассии появились у сыновей вице-королей? А то ведь одни слухи!

Мы ещё не меньше часа обсуждаем самую любимую всеми во дворце тему — личная жизнь королевской семьи, а когда фисса спохватывается и уходит, я берусь за вильюрер, впечатывая напоминание: «Встреча с фиссой Лиграной». Устанавливаю дату и время, а когда на экране появляется вопрос: «Сохранить?», уверенно выбираю: «Да».

 

***

И это называется «инструкция»?

«О порядке регистрации и систематизации документов в королевской канцелярии Исгре». Дихол! Одно название чего стоит, что уж говорить про текст, который полон бюрократических вывертов.

Однако этот документ не единственный, который мне предстоит изучить. Вот например... Я вытаскиваю из горы информационных накопителей очередную «таблетку» и прикрепляю её к вильюреру. «Сводная ведомость регистрации» — выстреливает в воздух изображение. В ужасе смотрю на бесконечную таблицу, которую должна заполнить. Наверняка мне на это не меньше суток потребуется! И то, если не отвлекаться на еду и сон! Впрочем, о чём я? Разве только во времени дело? Да тут сначала понять надо, что и с чем взаимосвязано! Ведь многие ячейки похожи одна на другую!

Да уж... Конечно, я наслышана от фиссы Лиграны о её работе, но даже не подозревала, насколько много всего требуется для подготовки событий, закрепляющих статус личных отношений. Это я объявление официальных фавориток и организацию традиционных свадебных церемоний, приуроченных к дате образования империи, имею в виду. Именно о них постоянно вещают в трансляциях по головизору.

Кстати, посетив один из таких официальных приёмов в королевском дворце, я и влюбилась в Ретима. Но это так, к слову. Стоп! Не надо мне сейчас об этом вспоминать.

В общем, то, что подобные инструкции существуют, я предполагала. Но этого оказалось недостаточно, чтобы с ними работать. Так что искреннее желание помочь фиссе Лигране обернулось для меня настоящей каторгой.

Но отступать перед трудностями я не привыкла и все оставшиеся до открытия праздника дни провожу в кабинете фиссы Лиграны, терпеливо изучая инструкции и заполняя таблицы. А то, что у меня голова идёт кругом от обилия информации, а мозг отказывается соображать... Это и к лучшему. Я, по крайней мере, не страдаю. Ну... почти. И, кажется, понимаю, почему должность секретаря предоставлена фиссам. Ни один ферт не выдержит столь монотонного занятия.

Стоило только разобраться, и дела пошли намного быстрее. В последний день мне остаётся только заполнить список расселения девушек-империанок, которые прибудут сегодня вечером. Но даже с ним я справляюсь быстро и без особых хлопот, а к назначенному времени, прихватив с собой технику, спускаюсь по лестнице в холл, где меня и ждут участницы свадебного сезона. Их нужно встретить, а затем разместить в апартаментах.

Простая задача? Как бы не так! Желающих принять участие в праздновании Карнавала безумно много. Что совсем не удивительно, ведь с таким размахом он организуется всего лишь раз в пятьсот лет! Остальные годовщины проходят менее грандиозно, можно сказать, отмечают их чисто символически.

Кстати, возможно, что вовсе и не эта причина заставляет девушек столь активно участвовать в конкурсах на своих планетах и соревноваться за право полететь на Исгре, а совсем иная. Имя ей — академия. Лучшее военное учебное заведение в империи! Обучаются в котором не только исгреане, но и империане других рас. Военная элита! Гордость империанского космического флота. Впрочем, и всех остальных военно-охранных структур.

Ясное дело, что фиссы своего шанса встретиться с перспективными кавалерами не упустят. Когда-то я и сама была на их месте, ведь познакомилась с Ретимом именно так. Он тоже курсантом был, а я — мечтательницей, которая верила в любовь с первого взгляда. Глупенькая, наивная девочка, я с отчаянной надеждой шла на приём во дворец, веря в то, что встречу самого прекрасного в империи мужчину, а он ответит мне взаимностью и пригласит на свадебный танец.

В некотором смысле так и получилось. В некотором...

 

Королевский дворец. Официальный приём. Весёлая, шумная толпа девушек, и я, растерянная, волнующаяся, отыскиваю своё место в зале. Принца-исгреанина сразу замечаю среди курсантов, общающихся между собой и с любопытством посматривающих на девушек. Ретима я не раз видела по головизору, и он мне всегда казался просто симпатичным парнем. Высоким, подтянутым, собранным. Но сейчас... У меня дыхание перехватывает, когда мои глаза встречаются с таким притягательным взглядом молодого мужчины.

С этого момента я уже никого не вижу, кроме него, и едва ли не в панику ударяюсь, когда он на других девушек смотрит. Понимаю, у меня не так много шансов — здесь столько конкуренток! Сомнительно, что он выберет именно меня.

Затаив дыхание, с непонятной мне самой ревностью слежу, как Ретим движется по залу. Игнорируя других претенденток, приближается ко мне. Останавливается напротив. Улыбается.

Могу я узнать имя прекрасной фиссы?

Имя? Я не могу поверить! С ощущением нереальности происходящего подаю руку, и его пальцы легко касаются моей ладони. Чувствую, как сердце начинает биться быстро-быстро. Я, кажется, влюбилась.

Ретим весь день проводит со мной, не оставляет ни на минуту. Делает комплименты, рассказывает интересные истории. Я ловлю на себе завистливые взгляды других фисс, но мне они уже безразличны. Моя симпатия оказалась взаимна! Как же я счастлива!

А потом принц приглашает меня на вечернюю прогулку по парку королевского дворца. Становится прохладно, я зябко повожу плечами. Открытое платье всё же не располагает к поздним прогулкам. Ретим замечает это, набрасывает мне на плечи свой китель и обнимает...

 

Ты фисса Олита? — прерывает приятные воспоминания женский голос. Чопорный, хорошо поставленный, высокомерный.

Я невольно вздрагиваю, только сейчас сообразив, что увлеклась, не заметила, как пришла, и теперь стою, окружённая пёстрой толпой. Вионки, лансианки, йитицроанки, томлинки, осторки, шенорианки, цессянки... У меня в глазах рябит от многоцветия их нарядов, глаз и волос!

Так это твоя обязанность прислуживать нам? — вновь врезается в сознание тот же голос. Резкий, наглый и презрительный настолько, что моя гордость моментально берёт верх над растерянностью.

Я приподнимаю брови и нарочито медленно скольжу оценивающим взглядом по стоящей передо мной девушке. Дорожное сиреневое платье в пол, изящные формы, грациозная шея, точёные черты лица, тёмные фиолетовые волосы, собранные в сложную причёску. Милнарианка. Помню такую. Была в списке. И она не из правящей династии.

Раздражающий тон фиссы заставляет меня пренебрежительно поморщиться. Никому не позволю относиться ко мне как к прислуге! Взяв себя в руки, наконец отвечаю собеседнице:

Я — Олита, совершенно верно. Что касается моих обязанностей... — предупреждающе понижаю интонации, — вы требуете особого отношения? Желаете для себя худшие комнаты?

Фисса, гневно сверкнув фиолетовыми глазами, уже собирается что-то сказать в ответ. Я мысленно готовлюсь ко второму раунду обмена неприятными фразами. Однако заносчивую милнарианку толкает локтем в бок и осаживает беловолосая девушка-цессянка:

Хватит задерживать остальных! За время полета надоели твои вопли! Лично я хочу поскорее заселиться и отдохнуть.

Проигнорировав её выпад, милнарианка окидывает толпу возмущённым взглядом.

Молчите? Какие скромницы! Дихол! Дело ваше... А я достойна самого лучшего — отдельной комнаты.

Прошу следовать за мной, фиссы.

Я мило улыбаюсь, рассматривая остальных девушек. Однако мой дружелюбный тон вовсе не означает, что я забыла нанесённое мне оскорбление. Так что заселится надменная милнарианка самой последней, после того как пройдёт вместе со мной по всем этажам, терпеливо ожидая, пока я покажу комнаты другим гостьям. Изначально я наметила для неё уютные апартаменты, рассчитанные на четырёх девушек, но теперь в списке расселения будут изменения. Она хотела одноместный номер? Хм... Есть такой в наличии. Только вот обстановка в нём, мягко говоря, скромная. Полный минимализм. Я всё сомневалась, кого туда поселить. Интерьер всё-таки специфический...

Это наша юная наследница Исгре постаралась. Впечатлилась рассказами матери о военной академии и решила взять с неё пример. Старшая наследница, фисса Евеллина, во время обучения жила в обычной казарме наравне с другими обучающимися, вот Сийола и попросила обустроить во дворце комнату, чтобы тоже пожить «как в академии». Ничего лишнего: кровать, стол-тумба, пара стульев, шкаф для одежды и обуви, небольшая ванная комната.

Энтузиазма Сийолы хватило только на пару дней, затем она не выдержала и вернулась в свои привычные апартаменты. Помещение же оставили на всякий случай, из-за недостатка комнат для империанок вспомнили и о нём, хоть и старались никого туда не селить. А сейчас и подходящая кандидатура сама напросилась.

Впрочем, я уверена, милнарианке это пойдёт на пользу. Впредь будет аккуратней в выражениях и сначала подумает, а потом уже скажет.

За захлопнувшейся дверью звучит раздражённый и недовольный голос: «Это ужасно! Да как ты посмела?! Я буду жаловаться!»

Наивная! Кому она жаловаться будет? Империанки здесь всего лишь временные гостьи, а не полноправные хозяева. Пусть скажет спасибо, что её вообще пригласили и предоставили уникальный шанс устроить личную жизнь.

Всё! Заселение окончено! Я это сделала! Могу отдыхать и наслаждаться праздником! Широко улыбаясь, потягиваюсь, приподнимаясь на носочки, и, удобнее перехватив вильюрер, шагаю по коридору прочь.

 

***

Поворот, второй, лестница, ещё поворот... Ой!

Я замираю в недоумении, потому что обнаруживаю ещё одну милнарианку. Она сидит на ступеньке лестницы, прижавшись к перилам. Вид у девушки расстроенный, голова так низко опущена, что пряди длинных фиолетовых волос практически закрывают лицо. А руки сцеплены в жесте... отчаяния? Не поняла. Это как? То есть кто? Откуда вторая? В списке была только одна представительница этого мира.

Я начинаю нервничать. Неужели я такая невнимательная? Всё же умудрилась кого-то пропустить и неправильно рассчитала количество гостей и комнат?

Спохватываюсь, принимаясь торопливо пролистывать записи, но не успеваю даже сосредоточиться на именах в списке, как милнарианка замечает меня и вскакивает со ступеньки.

Пожалуйста, фисса, не прогоняйте меня. Извините, — испуганно лепечет.

За что? — теряюсь я, опуская технику.

Меня нет в списке. И... очень вас прошу.... — Она замолкает, стараясь не расплакаться, и сдавленно заканчивает: — Не говорите моим родителям.

Вот ведь! Оказывается, я не заметила и размышляла вслух. Но это не так страшно, в большей степени меня настораживает упоминание о родителях. Похоже, она держала свои планы в секрете и ничего им не сообщила? Ничего не скажешь, очень «ответственная» девочка.

По правилам, мне следовало бы сообщить службе безопасности о появлении во дворце посторонней особы. Но милнарианка выглядит совсем юной и опасность вряд ли представляет. Скорее сама нуждается в помощи — очень уж жалкий и несчастный у неё вид.

Решаю, что вызвать охрану я всегда успею. Для начала узнаю причины появления незваной гостьи, а потом буду действовать по обстоятельствам.

Зачем же ты сюда пришла? — уточняю я.

Сбежала к возлюбленному. Хочу встретиться с ним на приёме-знакомстве с курсантами академии, — вздыхает, но признаётся девушка.

И как ты себе это представляешь? На приём допускаются только совершеннолетние фиссы, — строго напоминаю я. Не выглядит она взрослой. Совсем.

Я и есть совершеннолетняя, — лепечет фисса, но, встретившись с моим недоверчивым взглядом, уточняет: — Ну... почти. Мой день рождения будет через три дня.

Где ты живёшь? Кто твои родители? — я продолжаю допрос. Нужно же выяснить, кто недосмотрел за своей почти взрослой дочерью. Пусть поскорее забирают беглянку из дворца.

Милнарианка заметно волнуется и медлит с ответом, но в итоге признаётся:

Здесь, на Исгре.

Какие «подробные» сведения! Почему же она так упорно уходит от расспросов? В общем, сказала ли она мне правду? У меня возникают нехорошие подозрения. Уж не шпионка ли она?

Давай без уверток. Либо ты говоришь мне всю правду, либо я зову охрану. Тогда станешь разговорчивей.

Девушка вздыхает, стирает слёзы, но условия принимает.

В посольстве я живу. Папа недавно получил назначение. Может быть, вы слышали — ферт ти’Зон?

Час от часу не легче. Ещё бы я не слышала! Все новостные ленты вещали о новом после. Я торопливо меняю программу на экране вильюрера, отыскивая официальную информацию по дипмиссиям. Не помешает проверить личность фиссы. Нужная мне голография с подписью: «Семья ферта ти’Зона, посла Милнара на Исгре» находится быстро. И становится ясно, что молоденькая девушка рядом с родителями и моя собеседница — одно и то же лицо.

Силина? — прочитав имя, спрашиваю я и, когда вижу её ответный кивок, продолжаю: — К чему такие сложности? Попасть во дворец можно было и с родителями. А ты к тому же в таком виде... — удивляюсь, только сейчас сообразив, что её внешний облик... слегка неряшлив.

Родители на Лореп улетели, на Карнавал. Меня на Исгре оставили. Сказали, чтобы из дома ни шагу... А у меня день рождения. И любимый... Папа о нём даже слышать не хочет. Встречаться запретил, — всхлипывает милнарианка. — Рион в этом году закончил обучение и после празднования вернётся на Милнар, а я останусь здесь. И этот приём — моя единственная возможность увидеться с ним! Я убежала в надежде затеряться в толпе и вместе с приглашёнными империанками попасть во дворец. Попала, только... Только выходит, всё зря! Гостьи разошлись по своим комнатам, а я осталась одна. А платье... Эти дорады испортили его... Да и какая теперь разница! — Силина сбивчиво заканчивает рассказ, взмахивает ладонью и обречённо ждет своей участи.

Так. Понятно. Только вот что же мне делать? Отдать беглянку родителям в ближайшее время не представляется возможным. Привлекать к решению проблемы службу безопасности — тоже не самый лучший вариант. Пока разбираются, поместят девочку в изолятор. Послу это наверняка не понравится — у его дочки определенно должна быть дипломатическая неприкосновенность. Разумнее в этой ситуации ей помочь, а не провоцировать конфликт с высокопоставленным семейством. Вот только действовать без одобрения фиссы Лиграны я не могу.

Торопливо пишу ей о происшествии с гостьей. Ответ приходит на удивление быстро: «Да, ты права, недопустимо давать её отцу повод для скандала. Оставь девочку у себя в гостевой комнате. Присмотри за ней. Родителям я сообщу».

Распоряжение выполняю неукоснительно. Я не дорада, прекрасно осознаю степень ответственности и... И степень своих недавних заблуждений. Под влиянием эмоций я ведь сильно рассердилась на Ретима за то, что не стал брать меня с собой. Мне казалось, что контроль за Сийолой не мог стать реальным поводом для его занятости. Но теперь, получив аналогичное задание и подопечную, я успокоилась и поняла, что накручивала себя совершенно напрасно. Уследить за его сестрой — дело, в общем-то, непростое. Наследница Исгре — девушка активная, иногда даже слишком. Она не упускает возможности проверить на практике свои способности. Одни левитация с регенерацией чего стоят... Добавим к этому огромное количество разнообразных экстремальных аттракционов на Лорепе... В общем, перспективы у Ретима многообещающие.

Какое счастье, что под моим присмотром оказалась не наследница! Я справлюсь.

***

Утром Силина просыпается раньше меня. Я ещё только глаза открываю, а она уже плещется в ванной. И пока я привожу себя в порядок, подопечная успевает освоить гостевую столовую, совсем крошечную по сравнению с моей, но ведь дело не в размере, а в возможности принимать пищу в комфорте.

Вот только милнарианка и в этом ухитряется найти проблему.

Ой! Фисса Олита, а из чего это приготовлено? — за стеной раздаётся приглушённый, но вполне различимый голос. — У нас дома всё совсем другое! Это вообще можно есть?

Дихол! Конечно другое! Я вчера напрочь забыла изменить настройки автоповара, и он приготовил стандартное исгреанское меню.

Можно заказать привычные тебе блюда. Правда, придётся подождать, — отвечаю я, приоткрыв дверь, но тактично не заглядывая внутрь.

Да нет, спасибо... Наверное, это долго... Я попробую... — слышу неуверенный ответ, а через мгновение радостный возглас: — Как вкусно!

Ничего, кроме улыбки, у меня её реакция не вызывает. Случаи, когда автоповар выдаёт несъедобную и тем более опасную пищу, исключены. Система контроля во дворце жёсткая. Мы, исгреане, конечно, не такие гурманы, как представители Милнара, но наши блюда всегда вкусны и питательны.

В ожидании, когда Силина выйдет из столовой, я сижу на диване, лениво перелистывая новостную ленту вильюрера. Открыв дверь, фисса собирается было отправиться в свою комнату, но замирает, словно почувствовав моё нетерпение. Незаметно вздыхает и подходит ко мне. Впрочем, реакция её совсем неудивительна. Милнариане необычайно чувствительны к чужим эмоциям и вне всяких сомнений используют эту способность в своих интересах. Я вчера не задумалась, а ведь та дерзкая милнарианка, почувствовав мою неуверенность, однозначно пыталась мной манипулировать. Хорошо хоть, я вовремя себя в руки взяла, и результат оказался плачевным не для меня, а для неё. Так что в общении с Силиной надо этот факт учитывать и бдительности не терять. Даже наследница Сийола, у которой способности милнариан вторичны, применяет их по полной программе. Из Делима и Ретима чуть ли не веревки вьёт. Они стараются быть с ней строгими, но незаметно для себя всегда идут навстречу желаниям любимой сестры. Что уж говорить про коренную милнарианку? Однако же я не стану допускать подобного. Буду действовать, исходя из логики и здравого смысла, а не из прихотей моей подопечной.

Садись, Силина. — Я приглашающе хлопаю ладонью по сиденью дивана. Откладываю вильюрер в сторону, настраиваясь на серьёзный разговор. Девушка смотрит насторожённо, но послушно садится. — Остаёшься во дворце под мою ответственность. Ты, конечно, просила не сообщать родителям о твоём поступке, но пойми, эту просьбу выполнить невозможно. Они будут поставлены в известность, как только их космический корабль выйдет из подпространства, — предупреждаю я.

Сообщение они смогут прочитать, когда окажутся совсем близко к Лорепу... Верно? — задумывается Силина. Похоже, она не расстроилась и даже рада, потому как заулыбалась своим мыслям. — Но и после этого не смогут вернуться раньше, чем закончится Карнавал?

Вот рассудительная! Свалилась на мою голову. И ведь надолго свалилась!

Девушка приободрилась, но продолжает смирно сидеть на диване, а я смотрю на её фигурку в длинном белом халате, позаимствованном из ванной комнаты, и вспоминаю обстоятельства нашей вчерашней встречи. Похоже, кроме грязного платья, брошенного в чистку, никакой другой одежды у моей гостьи нет. На всякий случай решаю удостовериться в собственных выводах и уточняю:

Багаж ты не взяла, а послать за ним в посольство не получится. Правильно?

Силина только огорчённо вздыхает в ответ.

Н-да... «Обширный» выбор: халат и единственное платье. Ни то ни другое никуда не годятся. По крайней мере, для выхода в свет. Но не сидеть же мне с ней взаперти, пока остальные будут развлекаться?! Ну уж нет! Досадно потерять возможность развеяться. Будет ходить со мной! Нужно только подобрать ей одежду.

Я решительно поднимаюсь, чтобы открыть для Силины свой гардероб, и... И милнарианка с нескрываемым восхищением останавливает взгляд на нарядах фиолетовых оттенков. Да, чего ещё ожидать, если это любимый цвет на её родной планете! Даже цвет глаз и волос жителей Милнара такой. А я лучше уж пожертвую своими платьями, чем пропущу всё веселье или получу выговор за неподобающий внешний вид подопечной, надевшей пусть чистый, но потрёпанный наряд.

В общем, у Силины был сложный выбор между фиолетовым и... фиолетовым платьем. Однако, когда он благополучно завершился, результат преображения гостьи меня порадовал. Теперь нам можно появиться в приличном обществе.

 

***

Карнавал начинается!

Сейчас на любой планете империи, во всех городах, в каждом доме чувствуется праздничная атмосфера — радостные, нарядные империане гуляют по улицам и поздравляют друг друга. Исгреане не исключение. Обычно строгая коричневая и фиолетовая форма мужчин дополняется яркими вставками, а платья женщин отличаются особой изысканностью и броскостью.

Здания самых причудливых форм и конструкций тоже «принарядились». Трипслат и металл, из которых они построены, с наступлением темноты расцвечиваются яркими всполохами, словно языки удивительного пламени охватывают их основания.

И совсем скоро на больших голоэкранах главных площадей и маленьких, в домах исгреан, начнётся трансляция торжества. Сначала — карнавального шествия на Лорепе, а затем — официального праздника в королевском дворце на Исгре.

Мне повезло. Я вместе с Силиной нахожусь в зале для приёмов и вижу происходящее собственными глазами. Все уже собрались, ждут только прихода вице-королей. Через несколько минут, когда они появляются и усаживаются на тронных диванах вместе со своими жёнами, начинается трансляция с Лорепа. Делегации империан, приземлившихся на эту шикарную планету развлечений, проходят по площади и приветствуют зрителей. Скоро очередь делегации Исгре, и я наконец увижу Ретима. Эх, а ведь я могла быть сейчас с ним...

Фисса Олита, вы чем-то расстроены? Такой яркий праздник! — отвлекает меня от размышлений голос Силины.

Мой любимый на Лорепе. — отвечаю я. — Он сейчас будет на экране... Смотри, видишь пару близнецов?

Так он из императорской семьи? Симпатичный... А который из двоих? — живо интересуется милнарианка.

Слева, — подсказываю я. — Постой, я ещё не успела показать, кто именно, а ты уже сказала, что симпатичный.

Так они же оба одинаковые и симпатичные, — смеётся Сийола. — Как их вообще можно отличить друг от друга!

И совсем не одинаковые! Я-то знаю. Но окружающим часто кажется по-другому. Ретим... При одном только воспоминании о нём щемит сердце, что говорить про изображение... Как он там? Скорее бы возвращался!

Церемония открытия праздника проходит захватывающе. В этом мы с Силиной приходим к единому мнению. Красочные фейерверки озаряют небо. Как эффектно они выглядят через прозрачный куполообразный свод зала приёмов! Просто замечательно! Незабываемо!

 

***

Наступает новый день, которого Силина ждала с большим нетерпением. Ведь встреча незамужних девушек на официальном знакомстве с выпускниками военной академии — одно из самых главных событий праздника на Исгре.

Парадная форма мужчин, изысканные наряды женщин... Всё самых разнообразных фасонов и цветов. Кроме фиолетовых и коричневых красок, можно видеть и необычные для Исгре цвета — синий, красный, жёлтый, зелёный.

Для меня подобное знакомство уже неактуально, я всё-таки официальная фаворитка. Так что здесь нахожусь исключительно из-за Силины. Нужно же выяснить, что сам кавалер думает о влюбившейся в него юной фиссе, которая рискнула явиться во дворец без приглашения.

Как-то подозрительно легко ей удался побег. Даже никаких серьёзных помех не возникло. Испорченное платье не в счёт. И родители так вовремя уехали, оставив дочь одну. Неужели они не предполагали подобного развития событий? Вообще у меня сложилось впечатление, что девушке просто предоставили удобную возможность сбежать. Конечно же, Силина её не упустила. А это значит... Дихол! Они этого и добивалась! Похоже, именно как жених избранник Силины их не устраивал, а кардинально и быстро решить проблему другим способом, кроме как позволить им встретиться, практически невозможно.

Родители, конечно, пошли на риск, но... Всё же встреча не является гарантией того, что мужчина предложит официальный статус жены или фаворитки. Особенно если он не влюблён. А вот вступить в близкие отношения и сбить привязку в этом случае не откажется. И сделает он это с куда большей вероятностью, если ему девушка не нравится. Чтобы не мучить в дальнейшем ни себя, ни её. После этого семья сможет предложить ей брак с более подходящим кандидатом, к которому у девушки возникнут новые чувства...

Фисса Олита, — негромко зовёт меня взбудораженная и раскрасневшаяся Силина. — Рион пришёл!

Оглядываюсь, отыскивая взглядом идущего к нам молодого милнарианина. Судя по его форме — будущий дипломат. Он тоже выглядит счастливым и глаз не сводит с моей подопечной.

Ого! Неужели я ошиблась в своих подозрениях? Их чувства взаимны?

Приветствую вас, фисса Силина. Не могу выразить словами всю радость от нашей встречи. Я уже потерял надежду увидеть вас. На мои послания не отвечали, я не знал, что и думать, — избранник девушки не скрывает своих эмоций, но соблюдает все приличия.

Силина тоже держится с достоинством, подаёт руку в знак хорошего расположения к собеседнику и только после ответного касания начинает разговор.

Приветствую вас, ферт Рион. Я тоже очень рада встрече. Вильюрер я забыла дома, а нахожусь здесь потому, что... Обстоятельства так сложились. Несколько... неожиданно.

По-другому и не скажешь. Парочка пока пообщается под моим наблюдением. Я несу ответственность за подопечную, и проблемы мне ни к чему. Тем более день совершеннолетия у неё только завтра.

Фисса Силина, вижу вы не одна? — продолжает светскую беседу Рион, с интересом поглядывая на меня.

Ах да... Это Олита. Моя... подруга, — смущается девушка, которая от волнения напрочь позабыла о правилах этикета.

Ладно, подруга так подруга. Оно и понятно. «Почти совершеннолетняя» милнарианка не захотела афишировать, что пришла на приём с нянькой.

Очень приятно, фисса Олита. Я — ферт Рион. Мы с вами не были знакомы лично, но мне часто доводилось видеть вас вместе с фертом Ретимом на мероприятиях в академии. Я был бы счастлив провести завтрашний день вместе с Силиной, заглянуть в популярный развлекательный центр, а потом полюбоваться вечерними видами Исгре. Надеюсь, это возможно? — уточняет предусмотрительный кавалер.

Проницательный. Похоже, растерянность и нерешительность девушки заметны не только мне, и ферт сделал определенные выводы из её поведения и моего присутствия рядом.

Предложение приводит Силину в восторг. Я вижу её умоляющий взгляд и понимаю, что просто не могу отнять у девушки возможность быть в день её рождения рядом с возлюбленным.

Подаю руку милнарианину и после ответного касания отвечаю:

Взаимно, ферт Рион. Ваше приглашение приемлемо. Только не будет лишним проводить фиссу Силину вечером обратно во дворец.

Разумеется, фисса Олита. Не стоит беспокоиться, — обещает милнарианин.

 

***

Сегодня в зале королевского дворца День фавориток. Куда более скромный, нежели День свадеб, однако он вызывает у меня самые приятные воспоминания. Пять лет назад, вот в такой же день, Ретим предложил мне стать его фавориткой.

Я была бесконечно счастлива. Конечно, я когда-то мечтала, что он назовёт меня своей женой, но всё же осознавала реальное положение вещей. Наш брак был бы неслыханным мезальянсом для исгреанского общества. Ретим — принц, наследник правящей на Исгре королевской династии, а кто я? Рядовая фисса, которой повезло, что её воспитанием занималась наставница, приближенная ко двору. Быть его любовницей, тем более официальной, — на большее я не могла надеяться. Ведь Ретим мог и этого мне не дать, просто воспользоваться возникшей влюблённостью, а потом отпустить, позволив чувствам угаснуть. Так многие мужчины делают. Но принц поступил иначе. Значит, я ему тоже небезразлична!

Вот только, несмотря на это, сегодня я совсем одна. Мой любимый далеко, а моя подопечная покинула дворец вместе с Рионом. Силина теперь совершеннолетняя и сама хозяйка своей судьбы, к тому же она под присмотром своего кавалера.

Насколько мне одиноко, стараюсь не думать. Я — гостья праздника и с интересом наблюдаю за будущими фаворитками и их спутниками.

Начинается церемония не менее трогательно, чем свадебный ритуал. Фиссы и их избранники держатся за руки и проходят под символической аркой, украшенной тёмно-фиолетовыми побегами гинуры. Мужчины вручают девушкам изящный коричневый цветок оксалиса, приняв который те обретают статус фавориток.

Я искренне радуюсь за каждую пару и с лёгким недоумением слышу возмущённый шёпот: «Неужели трудно было подарить нормальный цветок? Это же какое-то недоразумение!»

С ним соглашается другой женский голос: «И не говори. Решили сэкономить на нас! Вот и выбрали, что попроще!»

Кто это, любопытно? Осматриваюсь. О! Старые знакомые. Милнарианка и цессянка. Их кавалеры отошли к столу регистрации, чтобы соблюсти бюрократические формальности, а девушки остались ждать. Беловолосая представительница Цесса на сей раз во всём солидарна со своей собеседницей. Я даже этому не слишком удивлена. Ведь ни одна исгреанка не будет раздражаться по поводу такого подарка.

Дихол! Они что — совсем дорады? Может, наши местные растения и уступают в красоте и эффектности своим собратьям с других планет империи, но ведь главное — это предложение стать официальной парой, а совсем не внешний антураж. К тому же растения в принципе редки на нашей индустриальной планете. Цветы можно увидеть лишь в специальных оранжереях и королевском парке. А по стоимости цветок оксалиса может сравниться с роскошным ожерельем из кристаллов галлата.

Именно поэтому цветущие растения преподносят фиссам крайне редко и по действительно значимым поводам. И для оксалиса такой повод единственный — закрепление статуса фаворитки. Этим подарком ферт показывает важность фиссы в его жизни и то, что он намерен оберегать избранницу, заботиться о ней, как о нежном цветке. При всём этом каждая фаворитка чётко представляет свои перспективы на будущее.

Выбор, собственно, невелик: делить любимого с женой или получить отказ накануне свадебного танца и расстаться. Сложно сказать, что предпочтительнее в этой ситуации — смириться с присутствием жены и всю жизнь быть «на вторых ролях» или ждать угасания чувств и пытаться заново устроить личное счастье с другим мужчиной.

Не знаю, как на других планетах, а на Исгре хрупкая красота изящных цветов оксалиса непостоянна. Как и статус официальной любовницы. Очень символично. В срезанном виде растение радует глаз буквально пару дней. У нас на Исгре даже есть примета — чем позже завянет цветочек, тем дольше продлится связь любовника и фаворитки. Конечно, это всего лишь суеверие, но многие фиссы после ритуала стабилизируют цветы. Обработка специальным составом продлевает срок жизни подарка на многие годы.

Я не стала исключением. Тоже отдала свой букет на консервацию, хотя Ретим улыбался и называл меня излишне сентиментальной. Но как иначе? Это же память. Официальный статус много значит, что ни говори, однако постоянства партнера, к сожалению, не гарантирует.

 

***

Долго скучать мне не приходится. Фисса Силина снова в гостиной, и этот вечер она проведёт со мной. Забавно, но я уже начала привыкать к обществу юной милнарианки.

Даже не верится! Я завтра стану невестой! — на этот раз девушка довольно улыбается. — Фисса Олита, обязательно приходите на мою свадьбу!

Жених, как и обещал, проводил девушку ко мне во дворец. Теперь снова встретиться они смогут только на церемонии, в торжественный свадебный день.

Силина, не умолкая ни на минуту, делится впечатлениями о своём дне рождения и о том, какой замечательный праздник устроил для неё избранник:

А ещё мы гуляли в звёздных павильонах. Сто двадцать шесть кусочков планет империи! Это чудесно! Непередаваемо! А павильон Милнара самый-самый лучший из всех! Хотя, конечно, с настоящей природой моей планеты не сравнится. Я так не хотела её покидать!

Как я её понимаю. Ни за что бы не променяла родную планету на другую. Одно дело — кратковременный визит, к примеру, на Лореп. И совсем другое — постоянное проживание.

Не хочу вас обидеть, но на Исгре мне не нравится. Здесь всё такое чужое. Дихол! Это ведь из-за назначения папы нам пришлось сюда прилететь. Семью прежнего посла отправили в длительный отпуск, — сетует Силина.

Я понимающе киваю. Ничего не поделаешь, подобная замена действительно необходима. Стоит любому империанину провести вдали от родной планеты более пяти лет, как его расовые способности значительно слабеют, а потом и вовсе исчезают. Единственно возможное решение проблемы для тех, кто работает на чужой планете, — чередовать с отпуском на своей. Причём длительным отпуском.

После свадьбы мы с Рионом вернёмся домой на Милнар. Обучение он закончил, а практику будет проходить на родине. Я так рада! — продолжает щебетать Силина и вдруг спохватывается: — Фисса Олита, как же я могла забыть о свадебной традиции! Я, конечно, придумала подарок, но вдруг вам хочется получить что-то другое?

Не волнуйся. Выбери, что считаешь нужным.

Я улыбаюсь, потому что действительно не представляю, что можно попросить у девушки, с которой едва знакома.

Тогда мой подарок вам подойдет! — успокаивается милнарианка

и тут же находит новый повод для беспокойства: — Ой! А вдруг я перепутаю движения в свадебном танце? Вдруг из-за ошибки влечение закрепится не полностью?

Понятно, переживает. Как говорила наставница Лиграна: «Фиссе глупо упускать личное счастье из-за незнания столь важного танца». Поэтому каждая девушка в империи чуть ли не с юности разучивает свадебный танец, все движения отточены до автоматизма.

Силина ещё не раз за долгий вечер возвращается к проблеме, пока я наконец её не останавливаю и не отправляю в столовую. Заставляю поесть хоть что-то, отдохнуть и ненадолго отвлечься от переживаний. Такой настрой не пойдёт на пользу!

Дихол! Наконец-то она легла спать. Нервная подопечная мне досталась.

 

***

Неясно, чего хотели добиться родители Силины своим невниманием и подчёркнуто равнодушным отношением к её желаниям. Теперь это уже не имеет никакого значения.

Я в очередной раз в зале, среди гостей, только на этот раз наблюдаю за влюблёнными парами невест и женихов. Символично сделать выбор в годовщину третьего пятисотлетия основания империи, и эти семейные союзы наверняка будут счастливыми. Жаль, что мне на месте невесты уже не быть. Увы! И тем не менее я с искренней радостью смотрю на Силину и Риона.

Надо признать, моя подопечная — одна из самых красивых невест. Не зря я так старалась накануне! Сиреневое платье ей невероятно идёт, а изящная прическа удачно подчёркивает черты лица. Но главное — счастливый взгляд.

Самая трогательная часть церемонии — свадебный танец — зрелище поистине завораживающее. Звуки традиционной свадебной мелодии разливаются по огромному залу, пары движутся практически синхронно, окончательно закрепляя свои чувства. А когда расходятся и музыка смолкает, я понимаю, что вторых танцев не планируется. Церемония оказалась необычной: мужчины, имеющие фавориток, танцевать с ними не стали. Значит, у жён уже не будет конкуренток за любовь избранников.

Сложно поверить, но когда-то, на заре жизни империи, это было нормой. Тогда она состояла из малого по нынешним временам числа планет — Зогга, Ипера и Рооотона, а официальных фавориток не существовало. Больше тысячи лет прошло с тех пор, многое изменилось. Сейчас трудно представить личные отношения империан без института фавориток.

Я подхожу к Силине и Риону — поздравить с днём свадьбы, а девушка, сияя улыбкой, вручает мне тонкую, украшенную фиолетовой вязью голографическую пластинку: «Всегда рады

видеть Вас в доме нашей семьи на Милнаре»

Приглашение? Безумно приятно! По имперской традиции каждый гость получает небольшой сюрприз, но подарок, который сделали мне, — знак особого уважения и доверия. На такое могут рассчитывать только самые близкие друзья.

И я обязательно воспользуюсь гостеприимством милнариан. Вот только дождусь возвращения Ретима и скажу ему, что появился отличный повод отдохнуть, провести время вдвоём, и, конечно, навестить молодую семью.

Обычно к приглашению и билеты прилагаются до места назначения. Но Силина и Рион, видимо, решили, что исгреанскому принцу и его фаворитке не составит особого труда самостоятельно добраться до Милнара, а покупка билетов может стать оскорблением для королевской семьи.

 

***

Я, наслушавшись восторженных впечатлений Силины, тоже не упускаю шанса посетить звёздные павильоны. На первый взгляд может показаться, что они созданы исключительно для развлечения гостей праздника, однако это не совсем так. Узнаваемый символ космического лайнера на входе в павильонный комплекс заставляет усомниться в подобном назначении грандиозных построек. Как ни грустно осознавать, это очередная реклама. Несомненно, красивая и эффектная.

Идея павильонов всецело принадлежит компании «Ицейл» — многолетнему имперскому лидеру сферы туристических услуг. Компания нашла новый способ добавить популярности межзвёздным круизам на своих лайнерах разного класса. Более завлекательный, чем традиционные рекламные проспекты. И решила опробовать новшество на Исгре.

На входе администраторы активно копируют в вильюреры посетителей рекомендуемые маршруты по павильонам комплекса. Туда нельзя заходить без схемы-подсказки — немудрено заблудиться. Сто двадцать шесть кусочков планет империи расположены со смыслом. Сначала идут бывшие имперские столицы, затем действующая — наша Исгре. Все остальные разбросаны по комплексу в хаотичном порядке, ведь неизвестно, какая из планет станет следующей столицей.

««Каждый посетитель может погрузиться в атмосферу любой планеты и выбрать себе наиболее комфортный и интересный маршрут для космического путешествия. Здесь в каждом павильоне воссозданы потрясающе реалистичные голографические проекции», — слышится на входе звуковая реклама.

Природа целых планет на сравнительно небольшой территории. Звучит многообещающе!

Удивительный и по-своему прекрасный мир Зогга пугает обилием водного пространства и полным отсутствием суши. Я далеко не зоггианка, и мне становится не по себе от мысли о жизни в подводных городах. А уж спуктумы... Бр-р-р!

В иперианском кусочке империи сделан акцент на оригинальных местных мелодиях, в основе которых лежат ультразвуки. И вправду необычно, даже настроение поднялось. Хотя нельзя не согласиться с другими посетителями, что некоторые фрагменты музыкальных композиций на любителя. Слишком специфичны.

В павильоне Рооотона собираются истинные ценители романтики. Ужин на две персоны в тёмной столовой неизменно пользуется популярностью у влюблённых парочек, остальные же довольствуются переходом вслепую сквозь скальное нагромождение. Ориентироваться в темноте — нереально, и я спотыкаюсь даже на ровных местах. Жутковато. Как же чудесно, что на нашей планете большую часть суток светло.

Павильон леян безумно холодный. Конечно, не минус сорок по стандартной температурной шкале, как, например, на Ийтиц-ро, но достаточно прохладно. Зато голографическая панорама бескрайних ледяных и снежных просторов завораживает. И всё же я здесь не задерживаюсь, зимние виды спорта — это не моё. Мне больше по душе тёплая, комфортная погода. К примеру, безмятежное очарование неглубоких озёр и насыщенно-зелёных степей Цесса. А вот постройки древних цессян не впечатляют. Старые развалины, и только.

Буйство красок флоры фиолетового Милнара, сине-зелёного Виона, бордового Ланса... Ошеломительно! Но... слишкомтмного. Растения будто бы теряют свою индивидуальность наобщем фоне. И ни одно не выглядит особенным, уникальным,как у нас на Исгре.

И, разумеется, я не удерживаюсь от покупки эксклюзивного лансианского парфюма с ароматом миоцы. Сейчас он популярен у всех девушек империи, ведь подобным пользуется фисса Евеллина — мама Ретима и жена императора.

Полная противоположность красочных планет — пустынный Шенор. Зрелище метеоритных дождей с лихвой компенсирует неудобства этой неуютной планеты, как и экскурсия по подземным городам. Тем более после рооотонского павильона слабо освещённые подземные просторы Шенора уже не пугают так сильно.

Томлин не радует изобилием растительности, но привлекает туристов редкими и дорогими кристаллами томлитонита. Я покупаю на память кулон с искусственно выращенными камнями. Настоящие не каждому придутся по карману. К тому же тем, у кого нет необходимости снижать с их помощью уровень радиации, подойдет и имитация.

Экспозиция Торманжа больше не несёт настолько сильного отпечатка траура, как прежде. Гибель целой планеты безусловно печальна, но радостно наблюдать постепенное возрождение расы на Новом Торманже, который теперь называют Ториан. И так отрадно, что обе планеты представлены здесь.

День близится к завершению, и я понимаю, что не успею обойти все павильоны. Приходится ограничиться лишь столичной частью. В павильон Исгре лишь заглядываю. Вся наша планета — как один большой павильон под открытым небом, но компания «Ицейл» не могла обойти вниманием планету - столицу империи и по совместительству место нахождения рекламного комплекса, тем более что многие гости здесь с других звёздных систем.

Мне же теперь безумно хочется сменить голограммы на красоту реального мира. Я до поздней ночи гуляю по нарядным улицам родной планеты, любуясь фейерверками и сожалея лишь о том, что со мной рядом нет моего любимого.

 

***

Несколько дней, оставшихся до завершения Карнавала, пролетают как один миг. Что и говорить, праздник удаётся на славу. Полный веселья и ярких красок, на Исгре он ничуть не хуже официального. Завершает его прямая трансляция церемонии закрытия с Лорепа, которую я досматриваю с большим трудом. Кто бы мог подумать, что можно устать от развлечений! Однако оказывается, что заставляю я себя вовсе не напрасно. И новости, которые озвучивает диктор, потрясают меня до глубины души.

Вот это неожиданность! Ферт Рилас, лорепианский принц, и наша Сийола теперь вместе? Император признал за принцем право на брак с наследницей Исгре? Ничего себе! Стало быть, столица Карнавала в будущем окажется столицей огромной Империи Объединённых территорий? Ух...

Многоликая толпа зрителей буквально гудит от восторга как у нас в королевском дворце, так по ту сторону голоэкрана — на Лорепе. Все империане принимают счастье юной наследницы как своё личное. Слышны поздравления, аплодисменты, пожелания...

Ох, ну надо же, как повернулась судьба! И Ретим, и Делим перед отлётом даже не надеялись, что сестрёнка выберет нормального жениха, который устроит и её саму, и её семью. Как же замечательно, что она повзрослела и выбросила из головы глупости о загадочном «империанине из снов». Перестала гнаться за иллюзией и сумела заинтересоваться тем, кто находился рядом.

Для меня решение Сийолы — ещё один повод радоваться: Ретиму больше не нужно приглядывать за сестрой. Теперь ферт Рилас будет заботиться о будущей невесте, а внимание моего любимого будет всецело принадлежать мне. Замечательная новость становится достойным завершением Карнавала!

 

***

Вильюрер громко пищит, оповещая о новом письме. Я зеваю и с большим трудом открываю глаза. Как же хочется спать! Любопытно, кто устроил мне раннее пробуждение? Любимый пишет?

Эта мысль заставляет меня моментально проснуться, вскочить с кровати и схватить в руки коммуникатор. Дихол! Я невольно морщусь и разочарованно вздыхаю — всего лишь Алеана. Однако суть сообщения заставляет удивлённо поднять брови и задуматься. «Олита, я с тобой не разговариваю».

Это что ещё за новости?! Можно подумать, я давала ей повод. Хотя о чём я? Подобное поведение — норма для подруги. Сама придумала, сама обиделась. А извиняться должны другие.

Вильюрер тем временем присылает мне новое оповещение:

«Изменения в расписании орбитального космопорта “Исгре”».

А вот это уже приятнее! Я вчера запрос оставляла, чтобы обновления приходили. Мне так не терпится узнать, когда возвращается Ретим!

Итак... Пролистываю бесчисленный перечень сообщений о прибытии и отправлении наёмных рейдеров, досадуя, что информация о нужном мне лайнере оказывается в самом конце расписания. Наконец нахожу искомое:

Императорский лайнер «Ичос».

Статус: в подпространстве.

Прибытие: через четыре дня.

Сейчас, сидя в своей теплой постели, я совсем не завидую гостям Карнавала. Если они хотят вернуться на родные планеты быстро, то им придётся приложить массу усилий: терпеливо дождаться своей очереди, выкупить место в наёмном рейдере, ведь их владельцы неохотно продают билеты заранее, и стойко перенести сложности пути.

Преимущество наёмного рейдера — необычайно высокая скорость межпланетных перемещений — нивелируется небольшим, но ощутимым недостатком — низким уровнем комфорта пассажиров. То есть о питании на борту транспортника можно забыть, а о развлечениях тем более. Никаких мест отдыха — пассажиры все восемь-десять часов полёта практически не покидают свои кресла. Особо уставшие могут вздремнуть в таком положении, но если в пути не спится, то вернёшься домой в крайне измотанном состоянии.

Лайнер «Ичос» в этом смысле куда более комфортабельный. А как же иначе? Императорской семье и всей её свите не по статусу летать на наёмных кораблях. Только вот в отличие от быстроходных рейдеров в космопорт Исгре лайнер вернётся намного позже.

Снова писк вильюрера, и ещё одно послание от Алеаны: «И не надейся, что я не захочу посмотреть в твои бессовестные глаза!» О как! Исгреанская сплетница таким своеобразным способом оповещает меня о намерении зайти в гости?

Очевидно, желание подруги поделиться впечатлениями об отдыхе на Лорепе пересиливает мнимую обиду. После её гневного заявления спать мне уже не хочется. Буду приводить себя

впорядок и завтракать.

 

***

Похоже, Алеана примчалась ко мне прямиком из космопорта. Уставшая, в накидке и дорожном платье. Я такой срочности не понимаю. Неужели нельзя было отложить встречу и увидеться позже?

Гостья больше всего напоминает разъярённую сиурву, а не мою подругу детства, и чуть ли не с порога начинает раздражённо меня отчитывать:

Ну, Олита! Подруга называется! Не хотела лететь на Лореп вместе со мной, так бы сразу и сказала! А сама и на Исгре вернулась раньше, и успела отдохнуть с дороги... — Алеана с явным неудовольствием рассматривает мой повседневный наряд.

Ты о чём? Не понимаю... — В полном замешательстве от её поведения, я изумлённо хлопаю ресницами. — Впрочем, прихожая — не самое удобное место для бесед. Давай-ка пройдем в гостиную.

Несмотря на раздражение, она всё же прислушивается к моему совету. Набрасывает накидку на вешалку, проходит в глубь апартаментов, с неописуемым наслаждением опускается на мягкий диван и продолжает:

Не ожидала от тебя... Ещё и притворяешься! Вот я дорада! Жалела — ах, не взяли Олиту на праздник! А что по факту? — Она со вновь народившимся возмущением смотрит на меня и обвиняет: — На закрытии Карнавала я встретила тебя с Ретимом! Что, уже королевой себя возомнила?! На приветствие не ответила, будто в первый раз видишь, отвернулась... Нельзя быть такой высокомерной! Мы же подруги, — теперь в её голосе я чувствую неподдельную обиду.

Алеана, успокойся... Ты, похоже, обозналась. Ошиблась. Воображение разыгралось... Я Исгре не покидала, — пытаюсь «достучаться» до благоразумия подруги.

Да... Её фантазии уже переходят все границы. Это надо до такого додуматься!

Не морочь мне голову, Олита! Это была ты. Думаешь, спряталась под маской и тебя нельзя узнать? Вот — полюбуйся!

Алеана триумфально вытаскивает из сумочки голоальбом и разворачивает изображение, на которое я смотрю и глазам не верю. Действительно, возле Ретима стоит какая-то невероятно похожая на меня девица в полумаске. Это как так? Кто она? От неожиданности я теряю дар речи и лишь потрясённо взираю на картинку.

Попалась!? — не скрывая торжества в голосе, продолжает Алеана. — Ты же как затворница сидела в своих апартаментах, когда нормальные империане веселились. Соизволила появиться только в конце праздника. Твоего Ретима как подменили. Заботливый, внимательный. На закрытии Карнавала ни на шаг от тебя не отходил. Ну же, признавайся! Что ты с ним сделала?

Ничего, — растерянно отвечаю я. — Меня там не было и быть не могло.

Надо же, какая скрытная! Ладно, так и быть, не хочешь — не говори. Но прекращай прикидываться беспамятной. Я ещё в своём уме и галлюцинациями не страдаю, — снисходительно заявляет подруга.

Дихол! Да что происходит?! — Я вновь безуспешно пытаюсь разобраться в ситуации и найти разумное объяснение происходящему. Не получается. Поток возмущений не прекращается, а я по прежнему опыту знаю, что это надолго. Остановить Алеану невозможно.

Хотя... есть один способ. И он срабатывает. Посещение гостевой столовой успокаивает Алеану и приводит в хорошее расположение духа. Никогда не думала, что буду настолько благодарна автоповару за его стряпню. Техника буквально спасла меня, подарив несколько минут тишины, а после вкусного завтрака фисса ведёт себя куда более доброжелательно.

Молодец, подруга! Вижу, времени даром не теряла. Хм... изменения налицо. Всё же ты добилась своего — уважаю. Только вот прекращай врать, Олита!

Она несколько секунд ждёт, надеясь вывести меня на откровенный разговор. В итоге разочарованно вздыхает:

Эх! Ладно. С тобой всё ясно, молчунья. А наша парочка — ферт Рилас и фисса Сийола — каковы! Оказывается, давно были влюблены и только ждали удобного момента. Вот поверь мне, не случайно Карнавал и ритуал признания права принца на брак с наследницей совпали. Что и говорить, вся твоя императорская семейка — любители секретов!

Я слушаю Алеану не перебивая, хотя прекрасно осознаю, что всё это не так. Согласие Сийолы на брак с Риласом точно не было запланированным. Я бы это знала.

А подруга всё говорит и говорит. О том, сколько же было приглашённых, как сложно оказалось попасть в хороший отель, о каком-то странном развлечении, которое устроители Карнавала навязали именитым гостям... В конечном счёте я перестаю вслушиваться в поток информации, мечтая остаться в одиночестве. Общение получилось выматывающим.

Наконец разговорчивая любительница сплетен уходит. Едва в комнате становится тихо, я раскрываю переброшенную на мой вильюрер картинку и всматриваюсь в черты девушки.

Поразительное сходство со мной: фигура, цвет волос, лицо, пусть даже частично скрытое под маской... Будто бы моя сестра-близнец. Только вот никакой сестры у меня нет. Кто же она? Что произошло? Непонятно. Может, подруга подделала голографию? Но зачем? Да и её возмущение не выглядело притворным. Однако и раньше в сплетнях Алеаны иногда выдумки было куда больше, чем правды. И они зачастую не выдерживали никакой критики. Сложно сосчитать, сколько раз из-за этого подруга попадала в неловкие ситуации. Остаётся набраться терпения, решимости и расспросить самого Ретима.

Дихол! Как же ужасно находиться в состоянии неопределённости!

 

***

Я дождалась — императорский лайнер «Ичос» прибыл в космопорт. Включённый голоэкран показывает мне сначала запись, сделанную на орбитальной станции — огромном сооружении из металла и трипслата, с которым стыкуется величественный лайнер. Затем идёт прямая трансляция с наземного космопорта, куда путешественники спускаются в специальных антигравитационных устройствах.

Император и его свита выходят к группе встречающих империан. Здесь и вице-короли, и советники, и министры... Все они приветствуют императорскую семью и будущего императора.

Рилас и Сийола принимают поздравления, улыбаются. Действительно счастливая и очень красивая пара. Но всё равно мой Ретим лучше всех! Даже лучше Делима, хоть они и близнецы...

Кстати, одного из них я вижу, а где второй братишка?

Словно отвечая на мой вопрос, диктор озвучивает ещё одну новость: «Не только фисса Сийола обрела свою пару. Ферт Делим тоже встретил на Карнавале невесту. Молодожёны будут жить на родной планете девушки, с представителями которой император планирует наладить дипломатические отношения».

Ну вот, кажется, свадебный сезон и до Лорепа добрался. Дихол! Это что получается... Получается, в будущем право управления Исгре точно перейдёт к Ретиму, раз уж его брат отправился за пределы империи и не планирует надолго возвращаться. Наверняка будет прилетать, только чтобы «обновить» свои способности, которые у представителей королевских династий и без того в разы сильнее, чем у рядовых империан.

Ретим и Делим, конечно, никогда не конкурировали за власть. Наоборот, всегда говорили, что вдвоём им будет намного легче и проще. А вот теперь получается, что вся ответственность ляжет на одного Ретима. А как же я? Впрочем, что я? Останусь его фавориткой, если он согласится, когда соберётся женится. Я ведь всегда была к этому готова. Мне не нужно большего, главное, чтобы он хотя бы иногда был со мной!

И я жду не дождусь, когда же увижу любимого рядом. Была б моя воля, я бы сейчас не во дворце сидела, а была там же, где и остальные встречающие. Однако он в сообщении, которое прислал мне перед высадкой, высказался однозначно: ждать в наших апартаментах. Вот я и жду, подгоняя время и подпрыгивая на диване от нетерпения. Как девочка, честное слово!

А когда принц наконец появляется в дверях, напрочь забываю о разногласиях, которые были у нас до его отлёта.

Ретим, милый... — шепчу, прижимаясь всем телом к его худощавой, но крепкой фигуре, затянутой в коричневую военную парадную форму, чувствуя, как в душе растёт волна влечения, которая, может, и поугасла немного за это время, но теперь вновь захлёстывает меня с головой. — Как же я соскучилась!

Я тоже, как ни странно, — раздаётся над головой хриплый от волнения голос. — Ты прости, я, наверное, иногда веду себя как законченный эгоист... Подождёшь немного? Я приму душ.

С усилием расцепив пальцы, я его отпускаю и с недоумением слежу, как мой любимый исчезает за дверью в свою комнату. Вот ведь... И как это понимать? Извинился. И сбежал. Может, он волнуется из-за необходимости управлять Исгре в будущем? Или?..

Личность незнакомки с голографии никак не даёт мне покоя.

Ты нашёл мне замену? — спрашиваю, едва он выходит обратно, хоть и безумно боюсь услышать ответ на этот вопрос.

Замену? — искренне удивляется он.

Ретим даже прекращает вытираться, опуская полотенце, а я с трудом подавляю нахлынувшее желание утащить его... в кровать. Потому что в раздетом виде он выглядит ещё более притягательным, чем в одежде.

Вздыхаю и отворачиваюсь, нащупывая лежащий рядом вильюрер. Разворачиваю изображение и жду, опустив глаза в пол. Пусть принц сам скажет мне, что это такое.

Ах вот в чём дело! А я-то думал...

Вместо того чтобы стушеваться, начать оправдываться или же упрекнуть меня в мнительности, Ретим коротко смеётся и опускается на диван рядом со мной. А через мгновение я оказываюсь в совсем ином положении — смущающем, провокационном, неприличном... Тяжёлое тело вдавливает меня в мягкую поверхность дивана, сильные руки гладят волосы, заправляя их за ухо, карие глаза смотрят внимательно и задумчиво, а губы шепчут:

Эта другая форма жизни, которая дала мне возможность заглянуть в моё подсознание. Она — всего лишь образ, проявившийся чтобы показать... — Он на мгновение замолкает, зарываясь носом в мои волосы, и жарко выдыхает: — Как ты нужна мне! Не стоит ревновать к отражению моих чувств. Тебя настоящую не сможет заменить никто.

Подсознание? Чувства? Это значит, что он меня любит по-настоящему? Я не физическое влечение имею в виду, а...

Додумать у меня не получается. Словно специально, мешая мне, Ретим переходит к активным действиям. Его губы находят мои, руки становятся настойчивей, платье под их напором сползает с плеч...

Ну и о чём можно размышлять в таких условиях?

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям