0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Сказки странного города » Отрывок из книги «Сказки странного города»

Отрывок из книги «Сказки странного города»

Автор: Богатикова Ольга

Исключительными правами на произведение «Сказки странного города» обладает автор — Богатикова Ольга Copyright © Богатикова Ольга

СКАЗОЧНИК

 

У каждого месяца есть свой запах. Май пахнет сиренью, июнь – земляникой, июль – луговыми травами, август – яблоками, сентябрь – хризантемами, октябрь – дымом костра, в котором сжигают опавшие листья. А еще тыквенным пирогом – умеренно сладким, с тонким ароматом корицы, который много лет назад готовила мама.

Это кафе понравилось мне именно из-за тыквенного пирога – на вкус и на запах он был почти таким же, как у нее. А еще из-за того, что, располагаясь на окраине, оно сумело сохранить приличный вид и не скатиться до уровня забегаловки.

Я пью здесь кофе с пирогом каждую осень перед тем, как отправиться в свое ежегодное путешествие. Это что-то вроде ритуала: уютная клетчатая скатерть, деревянный стул с высокой спинкой, волшебный запах корицы, золотые кроны деревьев перед окном, и восхитительное ожидание встречи, которая вот-вот настанет после долгой разлуки…

- Добрый день. Здесь свободно?

Оторвала взгляд от позолоченных кленов, обернулась. Рядом со мной стоял незнакомый парень лет двадцати пяти. У него были волнистые каштановые волосы, большие карие глаза с пушистыми ресницами, россыпь мелких веснушек и очаровательная улыбка.

Я огляделась по сторонам. Свободных мест было полно, кроме моего столика оказался занят еще один, находившийся в другом конце зала.

- Хочется кофе и компании, - объяснил парень. – Я присяду? Меня зовут Алекс.

- Присядь, - разрешила я. – Привет, Алекс.

- Привет, - кивнул он. – А ты, стало быть, леди Осень?

- Леди Осень?..

- Ну да. У тебя волосы рыжие, как листва, а глаза голубые и прозрачные, будто октябрьское небо.

- Да ты поэт, Алекс, - засмеялась я.

Он пожал плечами.

- Знаешь, а ведь я тебя уже видел. Дважды.

- В самом деле? И где же?

- Здесь. В первый раз позапрошлой осенью, а второй – в прошлом октябре. Ты сидела за этим столиком и точно так же пила кофе с пирогом.

Еще и наблюдательный, ага.

- Я захожу в это кафе перед отъездом. Перед наступлением холодов я обычно уезжаю из города.

- Далеко уезжаешь?

- Очень. Почти на край света.

- Зачем?

- Меня там ждут.

- Если ждут там, для чего ты возвращаешься обратно? 

- Здесь я тоже бываю нужна, поэтому приходится каждые полгода путешествовать. А ты любишь путешествовать, Алекс?

- Люблю, - кивнул он. – Но дома мне все же нравится больше, чем в чужих краях. Знаешь, я обожаю этот город. Его улицы, скверы, мосты. Здесь здорово, Осень. Вроде все знакомо, однако каждый день появляется что-то новенькое. Например, вчера я обнаружил  в соседнем дворе красное дерево. Все деревья желтые, а оно – как костер. Горит всеми оттенками красного, глаз не оторвать. Десять лет через тот двор ходил, а этой красоты не видел, представляешь? А на прошлой неделе я повстречал человека, который придумывает перья для птиц.

Я удивленно подняла бровь.

- Ты видела птиц, которые гуляют по нашим улицам, Осень? Галок, голубей, воробьев?

- Видела, конечно.  

- А обратила внимание, что они не такие, как в других городах? У воробьев розовые грудки, галки на свету отливают зеленым, а голуби пестрые, как павлины. Местным жителям они так примелькались, что их необычное оперение никто не замечает. Зато приезжим оно сразу бросается в глаза.

- Ты сказал, что оперение придумывает человек.

- Да! Я заметил его в Старом парке в прошлую субботу. Смешной такой парнишка. В красной кепке и оранжевых ботинках. Сидел на скамейке и что-то рисовал на картонках акриловыми красками. Я заглянул ему через плечо и увидел фиолетовую галку и серо-желтого голубя. А потом точно такие птицы появились на соседней аллее.

Я хихикнула. Нет, он не поэт. Он – сказочник. Или сумасшедший. Лично я предпочла бы первое.

- А сегодня я встретил тебя, - продолжал парень. – По радио сказали, что с сегодняшнего дня в городе начнутся дожди, однако за окном солнечно и сухо. Думаю, леди Осень, хорошая погода держится потому, что вы все еще здесь.

- Погода испортится сегодня вечером.

Лицо Алекса стало серьезным.

- Из-за того что ты уедешь?

Я кивнула.

- Жаль. Октябрь в этом году так прекрасен… Может, задержишься еще хотя бы на недельку?

- Нет, - покачала головой в ответ. – Я и так пропустила все сроки. Дольше мне оставаться тут нельзя.

Я посмотрела в окно. На улице возле золотых кленов стоял темноволосый мужчина в сером наглухо застегнутом пальто.

- Это за тобой? – спросил Алекс, выглядывая в окно вслед за мной.

- Да.

- О… Тогда поторопись. Похоже, этот господин не любит ждать.

- Он ждал меня полгода, - сказала, вынимая из кошелька купюру, чтобы заплатить за кофе и пирог. – Тут у любого закончится терпение. Но прежде, чем я уйду, скажи-ка мне, Алекс, чем пахнет зима?

- Хвоей, - улыбнулся сказочник. – И мандаринами. А еще бадьяном и карамелью.

Я улыбнулась и встала из-за стола.

- До свидания, Осень, - махнул рукой парень. – Возвращайся в следующем году.

- Непременно вернусь, - серьезно ответила ему. – Только я не Осень, Алекс. Я – Весна.

 

Мы шли через перелесок по тропинке, усыпанной опавшей листвой. Дорожка была такой узкой, что шагать приходилось, тесно прижавшись друг к другу. Впереди ждал путь домой, однако мне очень хотелось хотя бы ненадолго продлить этот солнечный день, свежесть октябрьского воздуха, терпкий запах чьего-то костра и нашу тихую прогулку – бесценную драгоценность в череде нескончаемых дел.

- Персефона, что за юноша сидел вместе с тобой в кафе? – спросил у меня муж.

- Местный сказочник, - улыбнулась я. – Забавный наблюдательный мальчик. Молодой, но очень способный. Замечает то, чего не видят другие. Представляешь, он решил, будто я – Осень.

- Ты – золото, - муж пропустил сквозь пальцы прядь моих волос, а потом наклонился и вдохнул их аромат. – Легко перепутать.

 

 

ДРЕССИРОВЩИК

 

- Говорю тебе, это дядька не так прост, как кажется. С виду-то он обычный – лысоватый, круглолицый, ходит вразвалочку, как мой сосед из шестнадцатой квартиры. Однако ж с ним что-то не так. И собаки у него чудные.

Алекс сделал глоток из высокого запотевшего стакана, а потом с громким стуком поставил стакан на стол.

- Рита! Ты меня не слушаешь?

Его собеседница, с интересом рассматривавшая что-то в мобильном телефоне, вздрогнула и подняла на парня глаза. Их взгляд был невинен, как у ребенка.

- Я слушаю, - честно сказала она. – А… О чем ты сейчас рассказывал?

Алекс покачал головой.

- Говорю: встретил сегодня в Старом парке странного мужичка с двумя йорками.

- С кем?..

- С йоркширскими терьерами. Собаки такие – маленькие, мохнатые, похожие на мягкие игрушки.

- А, йорки! – Рита хлопнула себя по лбу. – Извини, я сегодня жутко рассеянная.

- Это заметно, - фыркнул парень. – Знаешь, тот дядька выглядел очень забавно. Весь такой серьезный, брутальный, а рядом эти крошки с разноцветными бантиками.

- Ну да, забавно. А что странного-то?

- Я эту компанию видел не только сегодня, но и вчера, и на прошлой неделе. Сначала не обращал на нее внимания, в парке собачников пруд пруди. У них там что-то вроде клуба по интересам: встречаются, корма обсуждают, советами делятся, а песики в это время между деревьями бегают. А мужичок с йорками  всегда сам по себе. Явится в парк и сразу в самую глубь уходит, подальше от прочих собаководов. Мохнатики же бегут вслед за ним, ни на шаг не отстают. Казалось бы, что в этом такого? А только мне в этот раз с ним по пути было – я по соседней аллее в нашу контору топал. Вижу – привел дядька своих йорков на круглую площадку. Она в дальнем углу парка находится, там еще полуразвалившийся фонтан стоит, а на газонах куча бурелома валяется. Так вот. Пришли эти трое к фонтану, и дядька начал собачек дрессировать: палки в кусты кидать, чтобы те их обратно приносили, еще велел на задних лапах прыгать и каштаны на лету ловить. Йорки его слушались беспрекословно, а команды выполняли так ловко, что я залюбовался.

- Здорово.

- Ага. Любуюсь я ими и вдруг понимаю: происходит что-то необычное. Уж очень высоко йорки прыгают, лапами едва ли не до макушки хозяина достают. Разве могут маленькие собачки подскочить так высоко? А потом гляжу: одна из крошек корягу здоровенную тащит. Честное слово, я сам поднял бы эту громадину с большим трудом, а кроха несет так легко, будто она ничего не весит. И главное, непонятно, как йорк этот кусок дерева ухватил. Пасть-то у него маленькая, зубки крошечные. Чтобы такой сук поднять, нужны челюсти посерьезнее – как у волкодава.

Рита хмыкнула.

- Может, эти собаки – цирковые, - предположила она. – А твой загадочный дядька – цирковой дрессировщик. Поэтому песики и прыгают высоко. Коряги же у них не настоящие, а сделанные… м-м… из папье-маше, например.

- Точно, - кивнул Алекс. – Из папье-маше. И другой бурелом, который поленились убрать коммунальщики, тоже. Нет, Ритуля, коряга была настоящая. А мужичок – дрессировщик, да. Только ему бы не йорков дрессировать, а тех самых волкодавов. Кстати, забыл рассказать: пока я на мохнатиков любовался, у фонтана появился парень, тоже собаковод. Вел на поводке огромного ротвейлера. Йорки, увидев этого четвероногого монстра, бросили свои дела, застыли на месте и вперились в него такими взглядами, будто раздумывали, кинуться на него или нет. А ротвейлер сжался и за хозяина спрятался. Представляешь? Большой мощный пес испугался мелюзгу в разноцветных бантиках!

- Ну и что? – пожала плечами Рита. – То, что собака большая, вовсе не означает, что она смелая. Есть такие псы, которые боятся кошек и даже мышей.

- Хозяин ротвейлера очень удивился поведению своего питомца, - заметил Алекс. – Начал дергать его за поводок, чтобы дальше идти, а пес ни в какую. Прячется за него и скулит. Так они и топтались на месте, пока дядька своих малышей не отозвал. Причем, не просто отозвал, а громким командным голосом, будто они у него служебно-розыскные.

- Служебно-розыскные йорки, - хихикнула девушка. – Смешно.

- Смешно, - согласился Алекс. – Только, знаешь, сдается мне, это были не йорки.

- А кто?

- Не знаю. Можешь надо мной смеяться, но комнатные собачки так себя не ведут. Им природой назначено громко лаять и бояться любого шороха, а они вместо этого молчат и ротвейлеров пугают. Создается впечатление, будто это другие звери, которые почему-то выглядят, как йоркширские терьеры. Помнишь анекдот про крокодила, которому сделали пластическую операцию, и он стал похож на таксу?

- Вот загнул, - покачала головой Рита. – Ты, Алекс, фантазер.

- Хорошо, что не псих, - усмехнулся парень. – Ладно. До конца перерыва осталось пять минут. Пора возвращаться на рабочее место.

- Иди, - кивнула девушка. – Если увидишь Ника, передавай ему привет.

Когда Алекс вышел из кафе на улицу, Рита снова достала смартфон. Пробежавшись по списку телефонной книги, набрала номер.

- Алло, Марк? Здравствуй, это Марго.

- Привет, ведьма, - голос, раздавшийся в трубке, был, как всегда, серьезен. – Рад тебя слышать.

- Ты снова в городе, верно?

- Да, приехал неделю назад. Извини, что не отзвонился. Был занят.

- Чудовищ своих тренировал? – насмешливо поинтересовалась девушка.

- В том числе. Что поделать – они звери крупные, активные, без тренировок им нельзя.

- И тебе непременно нужно было заниматься этим в Старом парке?

- Уже донесли? – усмехнулся Марк. – Не волнуйся, ведьма, мы там никому не мешаем. Нарочно уходим в безлюдное место, а чтобы не привлекать внимания, я на своих девочек отворот накладываю, и еще иллюзию – все, кто на них смотрят, видят не адских волкодавов, а маленьких лохматых терьерчиков.

- А кем ты оборачиваешь своих  соколов, охотник? Воробьями? Или попугаями?

- Соколов я не оборачиваю. Они у меня в деревне живут. Собак же я туда отвезти не могу. Им особые вольеры нужны, а их пока не достроили.

- Долго вы пробудете в городе?

- Недели две, не меньше. К началу волчьего сезона уедем. А что?

- Я десять минут назад разговаривала с одним парнем. Он рассказал мне удивительную историю о серьезном мужчине, который гуляет в парке с двумя йорками, способными подпрыгнуть вверх на два метра и принести в зубах половину древесного ствола.

- Что за парень? – в голосе мужчины послышалось напряжение.

- Местный сказочник.

В трубке раздался глубокий вздох.

- Умеешь ты напугать, Маргарита, - усмехнулся Марк. – Сказочники – это не страшно. Они ребята свои, от них прятаться нет никакого смысла.

- Наш сказочник молодой. Живет как обычный горожанин. Знакомствами уже оброс, но секретов, что хранят его приятели, пока не знает.

- В самом деле? Отчего же вы их ему не расскажете?

- Время еще не пришло. Пусть немного повзрослеет.

- Баловство все это, - фыркнул охотник. – Своими тайнами вы парня до сумасшествия доведете. Он ведь на чудеса смотрит и думает, что они существуют лишь у него в голове. Как хоть его зовут?

- Алекс.

- Запомню. Если завтра в парке увижу, подойду и познакомлюсь.

- Увидишь. Он через его аллеи каждый день на работу ходит. Но узнаешь ли ты его среди других людей?

- Конечно, узнаю. Это ж как с дичью - если мне известно, что она где-то поблизости, я ее непременно разгляжу.

- Зачем он тебе нужен, Марк?

- За тем же, что и тебе, и остальным. Пока существует сказочник, существуем и мы. Верно, Марго?

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям